<<
>>

3.3 Правоотношения, связанные с обеспечением содержания детей

В подразделе 3.2 данного диссертационного исследования рассматрива-лись обязательственные правоотношения в семье. Безусловно, и право-отношения, связанные с содержанием детей, носят обязательственный характер. При этом мы не согласны с О.Ю. Косовой, которая, утверждая, что алиментные обязательства, обладая правовыми качествами, присущими и другим обязательственным правоотношениям, в то же время считает, что они не могут быть включены в систему гражданско-правовых обязательственных правоотношений.

Как указывает данный автор, существует ряд обязательств, связанных с предоставленим содержания [92, с. 13, 16]. На наш взгляд, алиментные обязательства, принадлежат к указанной группе обязательств и сохраняют многие отличительные признаки гражданско-правового обязательства по передаче имущества (в первую очередь - денег) в собственность кредитора – лица, имеющего право на получение алиментов.

Существуют особенности оснований возникновения алиментных обязательств. В этом качестве, на наш взгляд, в отличие от оснований возникновения ряда других обязательств выступает сложный юридический состав, в силу которого возникает алиментное обязательство. В первую очередь это наличие правового статуса лиц: обязанных предоставлять содержание (родители, усыновители (удочерители), близкие родственники); имеющих право на получение содержания (в частности, несовершенолетние дети, состоящие с указанными лицами в соответствующих родственных отношениях). Во-вторых, наличие договора либо акта суда, в соответствии с которыми должны уплачиваться алименты.

Рассматривая данный вопрос, в первую очередь мы должны обратить внимание на нормы ЗоБС Республики Казахстан. Практически все основные нормы, касающиеся содержания детей, предусмотрены именно в данном законодательном акте.

Обратим внимание на значение термина «содержание». В правовой литературе укоренилось мнение, что термины «алименты» и «содержание» являются как бы синонимами. В то же время они различаются тем, что понятие «содержание» шире понятия «алименты» [53, с. 260]. Такой подход представляется не совсем верным. Непосредственно понятием, отражающим существование имущественной обязанности родителей по отношению к детям, является «содержание». Алименты являются правовой формой, обеспечивающей содержание ребенка принудительно, когда указанная обязанность не выполняется добровольно.

Также можно обратить внимание на то, что в современном праве алименты - это денежная сумма, которая затем обращается на содержание ребенка либо иного лица, имеющего право на содержание. В этой связи лишь отчасти можно согласиться с Ю.Ф. Беспаловым, который пишет: «Содержание включает в себя как алименты, так и все другие виды материальной помощи, создающие благоприятные условия для развития ребенка. Алименты лишь частично покрывают необходимые потребности ребенка, а содержание может выходить за рамки необходимых видов помощи и потребностей (обеспечение пищей, одеждой, учебными принадлежностями и т.п.).

Содержание - это расходы на дополнительные занятия по дисциплинам общеобразовательньих учреждений, обучение в специализированных школах, расходы на отдых, лечение и на приобретение аудио-, видеотехники, литературы и др. Кроме того, как справедливо отмечал Д.И. Мейер, «родители дозволяют детям пользоваться своим имуществом» [97, с. 166]. Алименты действительно имеют отношение к содержанию ребенка, в то же время это не само содержание, а лишь способ (форма) содержания.

Само же содержание включает в себя набор имущественных благ, необходимых для удовлетворения всех нужд ребенка.

В ЗоБС Республики Казахстан обращает внимание некоторая непоследовательность норм, касающаяся содержания детей. В соответствии с п. 1 ст.58 ЗоБС Республики Казахстан: «Ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и размерах, которые установлены разделом 5 настоящего Закона». Сразу идет ссылка на нормы семейного законодательства, которые предусматривают обязанности по содержанию ребенка при нарушении его прав на получение содержания от родителей и других лиц.

Необходимо учитывать, что обязательства по содержанию ребенка существуют в трех формах. Первая форма - обязательства, которые реализуются родителями, иными лицами, ответственными за содержание ребенка добровольно.

Вторая форма – обязательства, которые реализуются при наличии спора между родителями путем достижения ими соглашения об условиях содержания.

Наконец, третья форма - это обязательства, которые официально закрепляются путем судебного приказа или решения, при невыполнении добровольно родителями (иными лицами) своих обязанностей по содержанию детей. Именно в третьем случае мы говорим об алиментных обязательствах.

«Семейно-правовая обязанность предоставлять материаль­ное содержание может осуществляться и добровольно, и принудительно. Выплата алиментов выступает как принудительное (по суду) выполнение указанной обязанности. Следовательно, алименты — это материальное содержание, предоставляемое принудительно» [157, с. 62, 63].

Различие этих форм, в первую очередь заключается в определении обязанностей лиц, которые должны содержать ребенка. Кроме того, различие заключается также в степени императивности норм, определяющих содержание упомянутых обязательств. Законодательство сохраняет «оперативный простор» для добросовестных родителей. Они могут как угодно улучшать материальное положение ребенка, если это не будет наносить ущерба его нравственному развитию. Например, ребенку выделяются излишние карманные деньги. Он постепенно начинает увлекаться компьютерными играми, покупает фильмы, пропагандирующие культ насилия, сексуальную свободу, покупает сигареты, спиртные напитки. Такая «доброта» родителей не должна находить одобрения.

В нормальном, ненарушенном состоянии права и обязанности сторон в обязательстве по содержанию ребенка будут определяться по усмотрению родителей. Конечно, свобода родителей по определению критериев содержания ребенка далеко не абсолютна. Более того, пора обратить внимание на то, каким должно быть содержание, предоставляемое родителями ребенку.

Поэтому определенные требования, касающиеся содержания, должны быть заложены уже в нормах семейного законодательства, определяющих обязанности родителей в целом, а не только алиментные обязанности. Если же мы обратим внимание на содержание норм главы 10 ЗоБС Республики Казахстан, «Права и обязанности родителей», то без труда выявим отсутствие норм, напрямую предусматривающих обязанность родителей содержать своих детей.

Косвенное значение имеет норма п.2 ст. 62 ЗоБС Республики Казахстан, согласно которой «родители, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для его физического, психического, нравственного и духовного развития».

Приведенная норма, на наш взгляд, закладывает в некоторой степени ошибочные подходы к определению обязанностей родителей по содержанию детей.

Независимо от того, каковы финансовые возможности родителей, следует признать, что существует необходимый минимум потребностей детей. При этом законодательство не содержит научно обоснованных методик определения того, какие же потребности существуют у детей до достижения ими совершеннолетия.

Отметим, что именно в годы получения среднего образования у детей существует масса потребностей, которые официальная статистика не учитывает. Наше законодательство идет по пути механического расчета. В нем учитываются лишь усредненные особенности различных возрастных групп. Единственным достижением является то, что заложены максимальные потребности в продуктах питания для возрастной группы 14-17 лет [158].

Учет этого выглядит естественным, поскольку объективно существуют потребности растущего организма. Однако размер (в том числе пропорциональное соотношение к доходу плательщика алиментов) алиментных платежей, по общему правилу, неизменяем с того момента, когда алименты назначены, и до того момента, когда обязательство по уплате алиментов прекращается. Применение статьи 159 ЗоБС Республики Казахстан не решает проблемы. В соответствии с ней индексация алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, производится администрацией организации по месту удержания алиментов пропорционально увеличению установленного законом месячного расчетного показателя.

Согласно данным Агентства Республики Казахстан по статистике, в 2002 году прожиточный минимум официально составлял 6003 тенге [159].

Возможность прожить на указанную сумму, даже в то время, вызывает обоснованные сомнения. Заниженным является размер прожиточного минимума и на сегодняшний день. Поэтому иногда на практике суды, отталкиваясь от размера прожиточного минимума, корректируют сумму взыскиваемых алимен-тов с учетом обеспечения интересов ребенка.

В судебной практике имеют место упущения, которые отчасти вызваны несовершенством законодательства. Например, в резолютивной части решения Жетысуского районного суда г. Алматы от 11.01. 2002 г. было указано: «Взыскать с Молдакалыкова А.Ш. в пользу Молдакалыковой (Каргабаевой) Б.К. алименты на содержание детей: Аскара, 08.06. 1992 г.р. и Асета, 01.08. 1995 г.р. в твердой денежной сумме в размере 10000 тенге ежемесячно».

Суд, взыскивая алименты с А.Ш. Молдакалыкова на содержание несовершеннолетних детей в твердой денежной форме, свой вывод ничем не мотивировал. Как видно из представленной А.Ш. Молдакалыковым справки, он работает в Налоговом комитете по Медеускому району г. Алматы в должности налогового инспектора с окладом 5313 тенге.

При таких обстоятельствах размер взысканных алиментов с А.Ш. Молдакалыкова за содержание несовершеннолетних детей в сумме 10000 тенге ежемесячно коллегия считает явно завышенным, постановленным судом без учета его материального положения, и оно является результатом ненадлежащей подготовки дела к судебном разбирательству, поскольку в деле отсутствует даже справка о заработной плате ответчика.

Кроме того, как усматривается из надзорной жалобы и выступления адвоката Н.И. Бданова, старший сын истицы: Аскар, 08.06. 1992 г.р. проживает с ответчиком, на что не было обращено внимание суда. Вследствие указанных нарушений решение Жетысуского районного суда г. Алматы было отменено [160].

Поразительно то, что в государственном учреждении ответчик получал заработную плату ниже размера прожиточного минимума. Естественно, что с учетом действующего законодательства взыскание суммы 10000 тенге было формально необоснованным, в несколько раз превышены нормативы допустимого взыскания с заработной платы ответчика. В то же время, согласно закону, на ребенка ответчика было положено всего лишь 1328 тенге алиментов, что более чем в четыре раза меньше прожиточного минимума.

Ответчик-работник государственного органа, где зарплата определяется в соответствии с утвержденными окладами по каждой должности и вследствие этого намеренное занижение заработной платы не могло иметь места. Считать такую ситуацию нормальной нельзя. Качественных положительных изменений в практике взыскания алиментов и в законодательном обеспечении этого процесса не произошло и по нынешний день. Согласно сложившейся практике, суды, назначая алименты в твердой денежной сумме, лишь иногда исходят из величины прожиточного минимума. Между тем учитывать его следует всегда, однако законодательство напрямую не позволяет сделать этого. В приводимом примере из судебной практики районный суд пытался руководствоваться здравым смыслом, но допустил ошибки. Недочеты законодательства привели к формальной незаконности вынесенного им решения.

В соответствии с Законом Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2007 год» от 8 декабря 2006 года на протяжении всех 12 месяцев 2007 года месячный расчетный показатель составлял 1092 тенге [161].

Согласно Закону Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2008 год» от 6 декабря 2007 года, в 2008 году месячный расчетный показатель составляет 1168 тенге [162]. Увеличение месячного расчетного показателя составляет всего около 7%.

В связи с планированием бюджета предполагалось, что в течение 2009-2011 годов размер месячного расчетного показателя будет неизменным и составит 1273 тенге [163]. Таким образом и размер алиментов все три года не менялся бы, за исключением случаев, когда увеличился размер доходов плательщика алиментов.

В соответствии с п.п. 4 ст. 9 Закона РК «О республиканском бюджете на 2010-2012 годы» «с 1 января 2010 года месячный расчетный показатель для исчисления пособий и иных социальных выплат, а также для применения штрафных санкций, налогов и других платежей в соответствии с законодательством Республики Казахстан - 1 413 тенге» [164].

За два прошедших года произошло также незначительное увеличение размера месячного расчетного показателя.

Еще одним недостатком действующего законодательства является небольшой размер величины официально установленного прожиточного минимума. На него ориентируются суды, назначая алименты в твердой сумме.

Согласно официальным данным Агентства Республики Казахстан по статистике величина прожиточного минимума в среднем на душу населения по Республики Казахстан в январе 2008 года составила 11292 тенге [159]. Указанный орган, определяя величину прожиточного минимума пытается дифференцировать её исходя из возрастных групп и половых различий.

Однако научная обоснованность применяемой дифференциации вызывает большие сомнения. В частности, согласно вышеприведенным официальным данным, для детей до 13 лет включительно величина прожиточного минимума определяется без деления их по половому признаку в сумме 9034 тенге. Для подростков в возрасте от 14 до 17 лет (лиц мужского пола) увеличение размера прожиточного минимума составляет сразу 5193 тенге (в процентном отношении увеличение составляет более 57%), т.е. примерно одинаковые потребности несовершеннолетних в возрасте скажем 13 и 14 лет, с точки зрения статистики, имеют значительное различие. Непонятно почему для девочек в возрасте от 14 до 17 лет величина прожиточного минимума составляет всего 10900 тенге. Можно отчасти согласиться с тем, что девочки меньше потребляют продукты питания. Однако официальная статистика считает, что они также должны потреблять меньше непродовольственных товаров и платных услуг. Это не соответствует действительности.

Положение с определением прожиточного минимума сейчас не изменилось в лучшую сторону. Непонятным является то, что в условиях, когда имеет место перманентный рост потребительских цен, постоянно происходит инфляция, Правительство снижает размер суммы потребительского минимума.

«В Казахстане в декабре 2009 года величина прожиточного минимума составила 11983 тенге. Данный показатель уменьшился по сравнению с декабрем 2008 года на 1,6%, с ноябрем 2009 года - вырос на 0,5%.

По данным статистиков, в декабре в общем показателе величины прожиточного минимума доля продовольственных товаров составила 7190 тенге, непродовольственных товаров и платных услуг - 4793 тенге.

Доля расходов на приобретение мяса и рыбы в структуре прожиточного минимума занимала в прошедшем месяце 20,5%, молочных, масложировых изделий и яиц - 16,9%, фруктов и овощей - 9,9%, хлебопродуктов - 9,8%, сахара, чая и специй - 2,9%.

Согласно сообщению статведомства, величина прожиточного минимума в прошлом месяце у детей до 13 лет составила 9502 тенге, у юношей 14-17 лет - 15156 тенге, у девушек этого возраста - 11612 тенге, у трудоспособных мужчин - 14288 тенге, женщин - 11344, у пенсионеров и пожилых людей - 11220 тенге» [165].

Важным моментом в совершенствовании практики взыскания алиментов является определение размера жизненно необходимого содержания для ребенка, исходя из совокупности всех продуктов питания, непродовольственных товаров надлежащего качества.

Это стали понимать и государственные органы. В своем докладе на «правительственном часе» в Парламенте Республики Казахстан Министр образования и науки Республики Казахстан Ж. Туймебаев отметил: «Сохраняет свою актуальность проблема обеспечения для всех детей равного доступа к качественным социальным, медицинским, образовательным, информационным услугам» [166].

Также должны быть определены платные услуги, которые должны быть оказаны ребенку соответствующего возраста. Методику взыскания алиментов в суммарном выражении должен разработать специально созданный орган по защите прав ребенка, о необходимости которого в работе писалось ранее.

При взыскании алиментов неизменными величинами должны являться количества продовольственных и непродовольственных товаров, услуг, необходимых для ребенка. Также суд в соответствии с рекомендациями уполномоченного органа по защите прав ребенка должен решить, как должен корректироваться размер содержания ребенка в том или ином возрасте. Денежное выражение содержания должно зависеть от изменения стоимости товаров. Иначе серьезно будут нарушаться права ребенка, интересам детей будет причинен ущерб.

Требуемое по закону увеличение алиментов составляет 7% за период равный двум годам. Тогда как рост цен значительно превышает этот показатель. Например, даже в соответствии с официальными данными Агентства Республики Казахстан по статистике за 12 месяцев 2007 года произошел большой рост цен. Реально цены у нас вырастают еще больше, это является общеизвестным фактом, не требующим доказывания.

Таким образом, по данным Агентства Республики Казахстан по статистике, индекс потребительских цен в декабре 2007 года составил 118,8%. Цены на продовольственные товары увеличились на 26,6%, непродовольственные - на 10,5%, на платные услуги - на 15,4% [167]. Только за один месяц - (январь 2008 года) также произошел значительный рост цен.

На рынке продовольственных товаров отмечен прирост цен на молочные продукты на 3,5%, яйца – на 2,5%, рыбу – на 1,6%, мясо и мясопродукты – на 1,5%. Цены на хлебопродукты и крупяные изделия увеличились на 0,8%, а на макароны – на 1,9%, крупы – на 1% и муку – на 0,5%. Уровень цен на овощи стал выше на 5,7%, на фрукты – на 3,1%, на масла и жиры – на 0,4%, а на сахар - ниже на 1,5%.

В группе непродовольственных товаров цены на дизельное и твердое топливо выросли по 2,8%, бензин – на 0,6%. Прирост цен на одежду и обувь составил 0,9%, моющие средства - 0,8%, предметы домашнего обихода и товары личной гигиены – по 0,7%.

Услуги здравоохранения стали дороже на 1,8%, связи – на 1,4%, культуры – на 0,7%, образования – на 0,5%, пассажирского транспорта – на 0,4%. Цены на услуги парикмахерских увеличились на 2,3%, ресторанов и гостиниц – на 1,3%. Цены и тарифы на жилищно-коммунальные услуги повысились на 0,3% [168].

Рост цен продолжается с указанного периода. С начала 2009 года, по данным Нацбанка, рост потребительских цен составил 5,6%. За год – относительно ноября 2008 года – рост составил 5,8% [169].

Важной проблемой является целевое использование средств, выделяемых ребенку. Хотя внешне это звучит неприятно, но мы считаем, что в интересах ребенка государство не должно допускать бесконтрольного расходования получаемых алиментов только одним из родителей, с которым остается ребенок. Специально созданный орган должен контролировать, как и в каком объеме расходуются средства. Тратятся ли они на содержание самого ребенка или нет. Механизм этого также должен быть тщательно продуман.

Судебная практика по взысканию алиментов крайне неустойчивая. Несмотря на законодательные установления, суды не всегда правильно определяются с тем, какой способ взыскания алиментов применять. Крайне неравномерен размер устанавливаемого содержания. Приведем пример из судебной практики, который, несмотря на то, что речь идет о взыскании алиментов на содержание супруги, очень нагляден для демонстрации изъянов системы взыскания алиментов.

Истица Э.С. Усипбаева обратилась с заявлением о взыскании алиментов на содержание супруга в размере 50-ти месячных расчетных показателей, ежемесячно до достижения ребенком трех лет.

В основу своего требования Э.С. Усипбаева указала, что 18.05. 2002 года она вступила в брак с В.В. Шваровым, который зарегистрирован в отделе ЗАГС Медеуского района г. Алматы, актовая запись № 214. От данного брака имеют детей: Шваров Рустам Васильевич, 20.12. 2001 года рождения, Шварова Юлия Васильевна, 08.01. 2004 года рождения.

Совместная жизнь с ответчиком не сложилась. Ответчик материальную помощь на содержание своих детей не выделяет, в связи с чем она вынуждена была обратиться в суд с заявлением о взыскании алиментов на детей. Так как в данный момент она находится дома по уходу за ребенком, дочери исполнилось 2 года, материально она и ее дети нуждаются, поскольку источников дохода не имеют. Ответчик обладает достаточными средствами и может предоставить ей содержание.

В судебном заседании нашло подтверждение, что истица Э.С. Усипбаева состоит с ответчиком В.В. Шваровым в юридическом браке и имеют двух совместных малолетних детей.

Ответчик В.В. Шваров работает, однако справку о заработной плате суду не представил, какие-либо удержания в пользу третьих лиц не производятся, на иждивении кого-либо не имеет. Таким образом, ответчик в состоянии оказывать материальную помощь своей супруге. Суд считает возможным взыскать алименты с ответчика В.В. Шварова на содержание супруги Э.С. Усипбаевой. в 50-кратном отношении к месячному расчетному показателю, действующему на момент выплаты алиментов, что составляет 51500 тенге (50?1030) ежемесячно до достижения ребенком трехлетнего возраста [170].

В приводимом решении можно найти подтверждение некоторым нашим доводам. Во-первых, не всегда второй родитель (который остается с детьми), может служить гарантией обеспечения прав детей. Истица указывает, что в алиментах нуждаются она и дети. Однако этот момент остается вне поля зрения суда, и взыскиваются алименты лишь на ее содержание. В большинстве случаев, матери, конечно, не будут причинять ущерб своим детям и выделят необходимые суммы на их содержание. Однако, как следует из решения буквально, алименты взысканы именно на ее содержание. В нем указано, что каких-либо удержаний в пользу третьих лиц не производится.

Это формально-юридический момент, но его нельзя игнорировать. В праве требуется точность принимаемых решений, алименты должны быть взысканы также на самих детей.

Законность вынесенного решения вызывает большие сомнения с точки зрения его обоснованности. Нет никаких сведений о доказанности платеже-способности должника. Не исключено, что взысканная сумма составляла боль-шую часть дохода ответчика. Тогда взыскание алиментов будет заведомо неис-полнимым. Средняя заработная плата в 2006 году в Казахстане составляла 39312 тенге [171]. Прожиточный минимум в 2006 году составлял 8410 тенге [159]. Судом в данном случае взысканы алименты, более чем в 6 раз превышающие размер прожиточного минимума. Это можно оценить и как «успех» отечественной Фемиды. В то же время решение суда вызывает и недоумение, и чувство того, что надо исправить диссонанс в размере алиментов в различных ситуациях.

Потребности всех детей, если речь идет действительно о необходимых вещах, равные. Уже потом можно принимать во внимание, каким был уровень прежнего содержания, и в каком объеме его можно сохранить с учетом интересов детей и имущественного положения родителя (родителей).

Отрицательным моментом является то, что суды механически берут в расчет цифры, указываемые органом по статистике. Причем речи не идет о дифференциации размера содержания по возрастным группам, учете динамики потребностей детей. В общем-то нет и единообразной практики.

«Согласно законодательству, если должник нигде не работает или нет документов о его доходах, то задолженность определяется из расчета средней ежемесячной зарплаты по стране, – комментируют судебные исполнители по Медеускому району Алматы. – К примеру, господин Еремин задолжал своим детям уже свыше 180 000 тенге. Мы много раз уже вручали ему уведомления о добровольном исполнении судебного решения, неоднократно осуществляли привод с помощью полиции. Но все бесполезно: он нигде не работает, не получает пенсии или же других выплат, на нем не числится никакого имущества. С него просто нечего взять. И такие случаи довольно часты» [172].

В связи с вышесказанным мы считаем, что необходимость изменения норм семейного права, которые позволили бы определять размер содержания ребенка, не вызывает сомнения. В расчет должны быть взяты научно обоснованные потребности ребенка во всех группах товаров (вещей, работ, услуг). Стоимость товаров, которые необходимы для получения ребенком образования, удовлетворения духовных, эстетических и других нематериаль-ных потребностей значительно превышает те суммы, которые обычно взыски-ваются по исполнительным листам.

В этом отношении можно назвать положительным опыт ФРГ. «Родитель, с которым проживает ребенок, вправе потребовать от другого родителя предоставления ему содержания на ребенка в виде процентов от суммы, установленной на основании постановления о суммах выплат на содержание (§ 1612а (1) Гражданского уложения Германии)». Сумма выплат зависит от того, к какой возрастной группе относится ребенок и, соответственно, какой заработок имеет родитель, предоставляющий содержание. В отношении несовершеннолетних детей принято выделять три возрастные группы: 1) от рождения до пяти лет включительно; 2) с шести до 11 лет; 3) с 12 до 17 лет. Например, если родитель, предоставляющий содержание, имеет заработок 2 тыс. евро, то сумма содержания будет зависеть от того, к какой возрастной группе относится ребенок: если к первой – 262 евро, если ко второй – 317 евро, к третьей – 373 евро» [173, с.220].

Применительно к условиям Республики Казахстан, мы не поддерживаем того, что размер алиментов ставится в строгую зависимость от размера дохода родителей ребенка. В ФРГ в любом случае более высокий уровень средних доходов населения, чем в Республике Казахстан. Причем интересы детей в ФРГ обеспечиваются более действенной системой пособий на детей. Поэтому в Германии даже учитывают пособия в составе содержания, выплачиваемого ребенку. Сумма содержания, предоставляемого ребенку одним из родителей может меняться, если родителям выплачивается пособие на ребенка [173, с.220].

Поэтому при содержании ребенка без взыскания алиментов родители также должны исходить из минимума потребностей ребенка. Органы, которые занимаются защитой прав детей, также должны отслеживать: получает ли ребенок в семье минимальное содержание. Если ребенок оказывается без зимней одежды, если он недоедает, у него нет канцелярских принадлежностей, учебников и т.д. - это не должно оставаться без внимания государственных органов. В условиях рыночной экономики все изъяны законодательства проявились явственнее.

Например, в Семипалатинске, по сравнению с 2006 годом, в 2007 году в среднем на 20% возросло число должников, которые уклоняются от уплаты алиментов. В связи с этим в регионе решено было провести месячник. «Мы его уже проводили в сентябре, это дало очень хорошие результаты, поэтому было решено продлить (акцию - прим. агентства) до конца октября», - пояснила Л. Аукишева.

По ее данным, на начало сентября задолженность по алиментам составляла 7 млн. тенге. На сегодня осталось лишь более 600 тыс. тенге. "Причина, почему мужчины отказываются платить алименты, - это безработица и низкая заработная плата. Но порой они намеренно устраиваются на низкооплачиваемую работу, чтобы заплатить меньше средств на содержание своих детей", - добавила Л. Аукишева [174].

О том, что действующая система алиментных платежей имеет существен-ные недостатки, отметили еще в 1993 году российские авторы Л.П. Короткова и А.П. Вихров: «При переходе России к рыночной экономике актуальным стано-вится вопрос о дальнейшем совершенствовании норм алиментного законода-тельства республики, в частности, о размере алиментов на содержание несовер-шеннолетних детей».

Размер алиментов, подлежащих взысканию с родителей на содержание их несовершеннолетних детей, регулируется императивными нормами и определяется в долевом отношении к заработку, доходу родителей, а также зависит от количества детей. Так, согласно п. 1 ст. 125 ЗоБС Республики Казахстан, алименты на несовершеннолетних детей с их родителей взыскиваются в размере: на одного ребенка — одной четверти, на двух детей — одной трети, на трех и более детей — половины заработка (дохода) родителей.

Такое соотношение алиментов к заработку было установлено более семидесяти лет назад Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года. Оно было полностью перенесено в ст. 22 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье, принятых 27 июня 1968 г., а затем воспро-изведено в КоБС РСФСР и семейных кодексах других бывших союзных республик, поскольку какая-либо инициатива или самостоятельность их в данном вопросе исключались, что особо оговаривалось в ст. 8 Закона СССР об утверждении Основ: «Поручить Верховным Советам союзных республик при-вести законодательство союзных республик в соответствие с Основами законо-дательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье».

Эти старые нормы и сейчас регламентируют материальное обеспечение большинства детей, многие из которых не получают должного содержания. Например, к 1991 г. по стране «гуляло» 7 млн. исполнительных листов о принудительном удержании алиментов» [175, с. 90].

В данной цитируемой работе также отмечается, что уже в 70-х годах прошлого столетия высказывались суждения о необходимости совершенство-вания действующего законодательства, регламентирующего взыскание али-ментов на детей [175, с. 90]. Вызывает интерес тот факт, что в условиях плановой экономики, когда степень усредненности размера заработной платы была значительно выше, чем сейчас, возникали серьезные проблемы со взыска-нием алиментов. Сейчас в условиях рыночной экономики степень различий в оплате труда очень большая. Нельзя сбрасывать со счетов то, что многие граждане, которые уклоняются от уплаты алиментов занижают свои доходы. Например, в Павлодаре проходил рейд по взысканию алиментов. К участию в нем были привлечены журналисты. Журналист И. Адылканова подготовила репортаж, в котором отразила наиболее «примечательные» ситуации.

Публицистический стиль изложения авторов, подготовивших такие репортажи, связан с желанием дать представление о бытующем в обществе уровне правового нигилизма, о полном игнорировании гражданами прав своих детей. Сейчас нужны радикальные меры по преодолению недостатков семей-ного законодательства, обеспечивающего взыскание содержания на детей.

«Хозяин солидной квартиры встретил нас холодно, но вежливо. С улыбкой подал квитанции, в которых с точностью до тенге указывалась сумма, соответствующая одной четвертой от минимальной заработной платы, – чуть более двух тысяч тенге. И справку, подтверждающую размер дохода, приложил. Рассказал, что трудится на фирме, зарегистрированной на его же родителей. Все гладко и гадко, но формально претензии предъявить ему нельзя. На вопрос: “Неужели родители вам платят такую низкую зарплату?”, незамедлительно следует ответ: “А что, разве это противоречит закону?”

Уходим, пообещав, что проверкой бухгалтерии фирмы в скором времени займется налоговая. В ответ лишь пожелание успеха в нашем нелегком труде. Жаль, что этому папаше никакие проверяющие не в силах будут объяснить простую вещь – несмотря на все уловки и успешные попытки уйти от обязательств, он все равно останется в должниках. В самом широком смысле этого слова» [176].

Со времени распада СССР в семейно-правовой науке Казахстана не появи-лось достаточного количества исследований, которые касались бы природы обязательства по содержанию детей родителями, рекомендовали бы эффектив-ные методики их взыскания. В печати время от времени появляются публи-кации, которые в основном указывают на проблемы взыскания алиментов. Проблемы касаются, как уже отмечалось, в занижении сумм получаемых доходов. Лица, обязанные платить алименты, также скрывают свое место жительства.

«В Астане растет число злостных неплательщиков алиментов. Парадоксально, но количество матерей-одиночек, брошенных мужьями без всяких средств к существованию скоро может побить все рекорды. Сегодня в производстве столичного Администратора судов находится свыше семи тысяч исполнительных документов. Из них порядка тысячи исполнительных произ-водств касаются злостных неплательщиков. Задолженность по некоторым из них тянется с середины девяностых годов прошлого столетия и достигает миллионных значений! Такую неутешительную статистику нам сообщили в группе по взысканию алиментных платежей, созданной в Администраторе судов в 2005 году. За два года штат «алиментного» подразделения вырос с пяти до семи человек. О трудностях, с которыми судисполнители ежедневно сталки-ваются в своей работе, нам рассказал старший судебный исполнитель Нурбол Урисбаев. Озвученные им факты ярко демонстрируют, что отцы всеми спосо-бами уклоняются от добровольного перечисления своим детям части кровно заработанных денег» [177].

Весьма укоренившимся в семейно-правовой науке, правоприменительной практике является представление о некотором «преимуществе» взыскания алиментов пропорционально степени дохода. Оно основывается на тех положениях, которые до сих пор сохранились в законодательстве Республики Казахстан.

Согласно п.1 ст. 125 ЗоБС Республики Казахстан, если отсутствует соглашение об уплате алиментов, алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенка - одной четверти, на двух детей - одной трети, на трех и более детей - половины заработка и (или) иного дохода родителей. Далее говорится о возможности увеличения или уменьшения указанных долей. Обратим внимание на то, что употребляется выражение «родителей».

То есть речь идет о заработке (доходе) обоих родителей. Одновременно можно обратить внимание на некий «обвинительный» уклон публикации о взыскании алиментов. Речь всегда идет о «нерадивых папашах». Наше сознание так и не сумело отойти от представлений советского периода, именно в период существования которого была выстроена абсурдная по сути система, где независимо от уровня доходов должником в обязательстве по содержанию ребенка всегда был отец. Сейчас активно пропагандируется равенство полов, но в области семейных правоотношений по отношению к детям мужчина и женщина заведомо ставятся в неравноправное положение. Касается это двух вопросов - передачи детей на воспитание отцу и соответственно удержания алиментов с матерей. Это является наследием прежней правовой системы.

В СССР существовала «рекомендация» Верховного Суда для судов низших инстанций о предпочтительности передачи детей под опеку матери после развода. Впоследствии она была отменена, но традиции правоприменительной практики сохранились. Передача детей отцу была возможной только, если мать вела антисоциальный образ жизни, употребляла наркотики (страдала от алкоголизма или являлась психически нездоровой).

Для этого необходимо было в судебном порядке лишить мать родительских прав. Такая возможность имелась лишь тогда, когда мужчина и женщина состояли в браке. Если отец сожительствовал с матерью ребенка, речь о получении им прав на своих детей практически не шла. Аналогичный односторонний подход имел место касательно решения вопроса о том, будут дети или нет. Если мать ещё не родившегося ребёнка хотела сделать аборт, мужчина, в правовом аспекте, был не в силах на неё повлиять [178].

«Не оттого ли во всём мире стремительно растёт число детей, рождённых вне брака? Вот данные за 2001 год. В Болгарии этот показатель равен 25,8% , в Австрии на полпроцента выше, в Великобритании – 33,6%. Лидирует Швеция. Там каждый второй ребёнок рождается у незамужней женщины. Конечно, в высокоразвитых европейских странах дела обстоят лучше, чем в той же России. В том смысле, что там существует принцип совместного воспитания (совместной опеки) детей обоими разведёнными родителями. Но – только для разведённых супругов, гражданские браки лишены даже такого права» [178].

В публикации, на которую делается ссылка, говорится о том, что непродуманные подходы к решению вопроса о воспитании детей приводят к сохранению выраженного неравенства отцов и матерей по отношению к ребенку. «Семейный кодекс Республики Беларусь декларирует принцип равенства супругов, в том числе и принцип равенства прав и обязанностей в отношении детей. Оставив в стороне обязанности, посмотрим на права. Как показывает практика, в случае развода единственного в семье ребёнка оставляют матери почти в 95 случаях из 100» [178].

Безусловно, матери могут злоупотреблять имеющимися у них возмож-ностями, пытаясь получить с отцов максимально возможное. У нас отсутствует контроль за целевым использованием средств, получаемых на содержание ребенка. Такие злоупотребления возможны и со стороны отцов, если они получат ребенка на воспитание. Мы не презюмируем нарушения, а говорим об их потенциальной возможности. Относительно положительным фактом можно рассматривать тенденцию увеличения процента передачи детей на воспитание отцам [179]. Определение указанной тенденции как относительно положи-тельной, связано с тем, что передача ребенка на воспитание именно отцу также не всегда решает всех проблем ребенка, равно как и передача его матери.

Недобросовестный отец, не желая платить алименты, может приложить максимум усилий для того чтобы ребенка передали ему. Увы, это не единственная причина. По словам Владимира Нелюбина, после развода вслед за дележом вилок и ложек бывшие супруги нередко начинают делить детей. «Ребенок в этом случае часто используется как определенный аргумент в решении недетских проблем, – сетует Уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексей Головань» [179]. Скорее всего и у нас в ближайшем будущем такие проблемы обозначатся весьма остро.

В связи с вышесказанным можно обратить внимание еще на один аспект. Независимо от того, выплачиваются алименты или нет и кем из родителей они выплачиваются, предоставление содержания на ребенка должен предоставлять и другой родитель.

Обязательство по содержанию ребенка (детей) - это обязательство обоих родителей. Оба они находятся в равноправном положении. Задача состоит в том, чтобы определить, каково натуральное имущественное наполнение потребностей ребенка. Денежная оценка потребностей ребенка является вторичной. Она позволяет определить объем обязательства на тот или иной момент. Ребенку в общем-то нет разницы в том: о каком денежном содержании идет речь, главное, чтобы он получал нормальное питание, был одет, имел жилье, имел необходимый минимум тех вещей, которые необходимы для его обучения и полноценного духовного развития.

Конструкция, которая максимально применима к обязательствам родителей по содержанию детей – это солидарные обязательства. Однако в чистом виде и она не применима. В каждом конректном случае следует знать, что должен предоставить каждый из родителей. То есть визуально обязательства роди-телей выглядят как вполне самостоятельные. Родитель предоставляет то, что необходимо для ребенка. В целом, как представляется, следует усилить роль социальных служб (специального органа, обеспечивающего защи-ту прав детей, если он будет создан).

Лишь в период, когда один из родителей занят уходом за ребенком, не достигшим возраста трех лет, можно полностью возложить бремя содержания на другого родителя. Оправданно и взыскание алиментов и на содержание самого родителя, который осуществляет уход за ребенком до достижения трех лет. Если ребенок является инвалидом, больным и один из родителей должен осуществлять присмотр за ним и после трех лет, то тогда тоже можно ставить вопрос о несении обязанности по содержанию только другим родителем. С момента, когда родитель по закону может не осуществлять уход за детьми, он должен становиться полноценным должником в рамках обязательства по содержанию ребенка. Вопросы, связанные с этим, должны решаться в судебном решении заранее.

Не всегда мать является именно тем родителем, который будет проявлять максимальную заботу о ребенке, осуществлять его надлежащее воспитание. Думается, что в Казахстане еще не осознали проблему. Между тем у близкого соседа - Российской Федерации - постепенно нарастает проблема по взысканию алиментов с женщин.

«В Красноярском крае растет число женщин-алиментщиц. За прошедшие месяцы 2007 года в регионе было возбуждено 24343 исполнительных производства по взысканию алиментной задолженности. В результате 15708 неплательщиков получили по месту работы постановления на удержание алиментов из заработной платы. В службе судебных приставов отмечают, что среди неплательщиков много женщин.

Как правило, это матери, ведущие асоциальный образ жизни, лишенные родительских прав. К неплательщикам алиментов помимо традиционных мер воздействия (еженедельные рейды по квартирам) применяется практика ограничения права выезда родителя за пределы РФ. За летние месяцы девяти алиментщикам было отказано в выезде за границу, что привело к немедленной оплате имеющейся задолженности» [180].

При возникновении судебных процедур с участием родителей ребенка происходит абсурдная ситуация. В процессе участвуют два равноправных законных представителя ребенка. Презюмировать недобросовестность кого-либо из них нельзя. То есть доводы, излагаемые ими должны восприниматься судом как равноценные доказательства. К этому можно добавить минимум иной доказательственной базы. Либо в судебный процесс будут вовлечены лица, «аффилированные» с одной из сторон процесса. Поэтому правосудие в таких ситуациях будет весьма условным.

Суды начали положительно относиться к отстаиванию прав отцов, не только закон, но и практика признает равенство прав отцов с правами матери. «Правозащитники говорят, что ничего плохого здесь нет – во всем мире суды стали более лояльно относиться к отцам. Но предупреждают: из-за того, что родители теперь на равных борются за малыша, судебные процессы становятся более длительными и опасными для детской психики» [179].

Если оба из родителей достойны воспитания ребенка, принципиального значения не имеет с кем из них останется ребенок. При этом безусловно должна обеспечиваться реализация прав обоих родителей по отношению к ребенку. Они равноправные родители.

Принципиальное значение будет иметь то, какое содержание будет получать ребенок. Его он должен получать от обоих родителей. Иски, связанные с получением содержания от родителей детьми, должен в этой связи инициировать не один из родителей, а нейтральный субъект - орган по защите прав детей. Если один из родителей подает иск, то впоследствии должен решаться вопрос о содержании, которое будет обеспечиваться вторым родите-лем.

Не очень эффективными выглядят нормы действующего гражданского процессуального законодательства, которые предусматривают взыскание алиментов на детей в порядке приказного производства. Связано это с тем, что алиментные обязательства рассматриваются как элементарные [181, с. 90]. Однако, если учитывать вышесказанное, то с таким подходом трудно согласиться. Необходимо в условиях состязательного процесса полноценно доказывать: в чем именно нуждается ребенок и кто из родителей обязан выделять то или иное содержание. Для эффективности взыскания алиментов требуется в первую очередь не быстрое, а реальное взыскание алиментов. Процессуальное законодательство в этой связи можно совершенствовать.

Существуют проблемы в исполнительном производстве. Например, только в Администратор судов г. Алматы ежегодно поступает около 2000 исполни-тельных документов по взысканию алиментов. Процент добровольного исполнения невелик. При этом также остается низким уровень принуди-тельного исполнения решений по взысканию алиментов. Причина этого заключается не только в безработице должников и низком уровне их доходов. Несовершенен также механизм взыскания алиментов. Одна лишь некомпе-тентность судебных исполнителей, проявляющаяся при определении места жительства и места работы должников, приводит к приостановлению ряда исполнительных производств, возникают проблемы при определении имущест-ва и размера доходов должников [182].

В статье 126 ЗоБС Республики Казахстан определяются виды заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. В п.1 указанной статьи говорится о том, что виды заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в пропорциональном отношении к заработку (доходу), определяются Правительством Республики Казахстан.

Согласно п.1 Постановления Правительства Республики Казахстан от 15 июля 2002 года № 776 «Об утверждении перечня видов заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей»: «Удержание алиментов на содержание несовершеннолетних детей производится со всех видов заработной платы (денежного вознаграждения, содержания) и иного дохода, которые получают родители в денежной (национальной и (или) иностранной) валюте…». Изъятия от удержаний предусмотрены в п. 2 этого постановления [183].

Мы считаем, что законодательством заложен неверный подход к решению проблемы взыскания алиментов. Полностью согласны в этой части с мнением Л.П. Коротковой и А.П. Вихрова, которые пишут: «В современных условиях, когда укрепляются рыночная экономика, предпринимательство, индивидуаль-ная трудовая деятельность, подход к исчислению алиментов на детей в процентах становится архаичным. К тому же он даст возможность недобросовестным плательщикам алиментов обойти закон, порождает у них стремление уменьшить реальное наполнение «процента» и беспрепятственно ухудшить таким образом материальное положение ребенка (оформление фиктивных разводов со вторым супругом и получение алиментов на общих с ним детей, переход на нижеоплачиваемую работу, сокрытие работы по совместительству, по договорам подряда и т. д.). Подобная позиция законодателя часто сдерживает творческую деятельность лиц, обязанных уплачивать алименты.

В настоящее время сама жизнь подсказывает необходимость совершенствования алиментного законодательства. Пора в семейном законо-дательстве России изменить порядок определения судом размера алиментов на детей и назначать его в твердой денежной сумме, исходя из материального положения сторон» [175, с. 90].

Взыскание алиментов пропорционально доходам родителей противоречит принципу раздельности имущества родителей и детей, заложенному в семейном праве. О раздельности имущества родителей и детей в работе ранее уже говорилось. Особенно ярко это будет проявляться, если родители, платящие алименты, осуществляют предпринимательскую деятельность, получают боль-шие гонорары за использование созданных ими объектов интеллектуальной собственности.

Естественно, в ситуациях, аналогичных указанным, ребенок может получать и несоразмерно большие по сравнению с его реально существующими потребностями суммы. Это может сформировать у ребенка иждивенческие настроения и нанести вред подготовке его к будущей самостоятельной жизни.

В Казахстане еще не сформировалась обширная практика исполнительного производства по взысканию алиментов со всех доходов плательщика алиментов. Связано это с несовершенством исполнительного производства, о котором говорилось выше. Большинство наших предпринимателей «умело» укрывют свои доходы как от налогообложения, так и от взыскания по различным исполнительным листам.

Однако тенденция может возникнуть, этому могут способствовать и недобросовестные бывшие супруги, которые, не ограничиваясь разделом имущества, могут «манипулировать ребенком». Взыскание алиментов со всех доходов должника будет способствовать этому. Закон есть закон и судебное решение, каким бы нелогичным оно не было по сути, должно исполняться.

Приведем пример из судебной практики, косвенно иллюстрирующий проблемы, которые могут иметь место и заодно позволят обратить внимание на другие недостатки механизма по взысканию алиментов. «Янчишен Виталий Владимирович обратился в суд с иском о взыскании дополнительных расходов на учебу, обосновав свои требования тем, что Янчишен Владимир Викторович является его отцом, который работает в ТОО "Конкрит Продактс". Отец добровольно ему материальную помощь не оказывает, он является студентом 2-го курса очного - коммерческого отделения КазАТК, стипендию не получает, а также доходов не имеет. Его мать умерла в августе 2000 года, он воспитывается и проживает у бабушки и дедушки по материнской линии. Оплату за первый курс обучения произвел дедушка, в данное время он тяжело болен и не может ему оказать материальную помощь. Стоимость обучения за год в КазАТК составляет 84 700 тенге. Просит суд взыскать с ответчика стоимость обучения за три года.

Решением суда Алмалинского района г. Алматы от 3 октября 2002 года исковые требования Янчишена В.В. удовлетворены частично, взыскано с Янчишена В.В. на дополнительные расходы на содержание Янчишена Виталия в размере 5-кратного месячного расчетного показателя до изменения материального положения Янчишена В.В.»

При этом истец Янчишен Виталий 1981 года рождения, т.е. является совершеннолетним. С 1997 по 2000 год он обучался и окончил профессиональный лицей N 1 г. Алматы, получил профессию коммерсант по туризму.

Затем он, не работая по полученной профессии, поступил на платное отделение Казахской академии транспорта и коммуникации им. М. Тынышпаева. На момент рассмотрения дела в суде являлся студентом 2 курса.

«Как видно из содержания ч. 1 ст. 129 Закона Республики Казахстан "О браке и семье" родители обязаны содержать своих нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи. А по данному делу истец Янчишен В.В. является совершеннолетним, имеющим уже специальную профессию, трудоспособен, доказательство того, что он нетрудоспособен в суде не установлено, наоборот, в суде установлено, что он не желает учиться на заочном отделении, потому что не желает служить в рядах Вооруженных сил Республики Казахстан. Также в суде не установлены исключительные обстоятельства, т.е. тяжелой болезни истца и другие обстоятельства, предусмотренные ч.1 ст. 130 Закона Республики Казахстан "О браке и семье", при котором суд мог обязать родителей участвовать в несении дополнительных расходов, вызванных исключительными обстоятельствами.

При изложенных обстоятельствах, коллегия считает, судом первой инстанции при рассмотрении данного дела нарушены нормы материального и процессуального закона, т.е. ч. 1 ст. 129 и ч. 1 ст. 130 и необходимым принять новое решение, поскольку не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены.

Руководствуясь подпунктом 3) ст. 358 ГПК Республики Казахстан, коллегия постановила:

Решение суда Алмалинского района г. Алматы от 3 октября 2002 года отменить, вынести новое решение: в иске Янчишена Виталия Владимировича к Янчишену Владимиру Викторовичу о взыскании алиментов отказать, апелляционную жалобу Янчишена В.В. – удовлетворить» [184].

В проекте Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» (п.2 ст. 138) предусмотрено, что взыскание алиментов на детей в возрасте до 21 года, обучающихся по дневной форме (в специальных учебных заведениях), производится при отсутствии соглашения об уплате алиментов, в денежной форме [16]. Это тенденция последних лет (которая рассматривается в аспекте усиления защиты прав детей) и скорее всего она утвердится в форме законодательных решений. В указанной статье говорится о необходимости также сохранения прежнего уровня содержания ребенка.

Принимая во внимание вероятность предстать антигуманистами, все же обратимся к некоторым моментам. Во-первых, о ребенке и защите его прав в соответствии с действующим законодательством мы можем говорить до дос-тижения им возраста 18 лет. При этом у родителей есть обязанность содержать своих несовершеннолетних нетрудосопособных детей, а также совершеннолет-них нетрудоспособных детей (ст.ст. 124, 129 ЗоБС Республики Казахстан).

Во-вторых, Конституция Республики Казахстан предусматривает лишь гарантии получения среднего образования (ст. 30 Конституции Республики Казахстан). Именно его реализацию, безусловно, должны обеспечить родители. Если речь идет о высшем образовании есть альтернатива в качестве заочного обучения.

Если вести речь о взыскании алиментов на содержание совершеннолетних детей, то будет возникать масса вопросов, касающихся того, какие суммы будет обязан выплачивать родитель в качестве алиментов. Будет ли включать содержание оплату за обучение ребенка? Будет ли обязан оплачивать расходы, связанные с обеспечением студента учебниками, другими необходимыми предметами, которые требуются для процесса обучения? Что понимать под прежним уровнем содержания ребенка? Ведь потребности школьника и студента как физиологические, так и социальные не будут совпадать. Необходимо усовершенствовать механизм взыскания алиментов таким образом, чтобы именно в период развития ребенок до совершеннолетия получал полноценное содержание. В семье зачастую имеются еще дети, люди, которым также требуется помощь, поэтому полноценное взыскание алиментов на трудоспособных детей может ущемлять также права других членов семьи.

Считаем, что статьи 125 и 127 ЗоБС Республики Казахстан должны быть объединены и введен единый порядок взыскания алиментов на детей в сумме, исчисляемой исходя из потребностей ребенка. В новых нормах семейного права, касающихся определения размера алиментов, взыскиваемых на детей, должны быть заложены следующие подходы.

При наличии соглашения об уплате алиментов и при взыскании алиментов в судебном порядке должно обеспечиваться содержание, покрывающее минимальные потребности детей во всех группах товаров (включая необходимые работы и услуги).

Должен быть решен вопрос об обеспечении ребенка жильем. Поэтому, если родитель обеспечивает ребенка жильем за счет арендованного им или принадлежащего ему на праве собственности жилья, это должно также расцениваться как вклад в содержание ребенка. Если вопрос с жильем не решен, то обязанность по предоставлению жилища может быть возложена на обоих родителей либо одного из них.

Размер денежной суммы должен определяться судом, исходя из максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспе-чения. Каждый из детей имеет собственные потребности и они должны удов-летворяться.

Главное - юридически определить и закрепить размер обязательства. Обязательство по содержанию ребенка, естественно, будет прекращаться только в случаях, строго указанных в законе. Не будет иметь значения виновно или безвиновно не исполняет лицо обязательство по выплате содержания. Вполне можно применить законодательно установленную неустойку в соответ-ствии со ст. 353 ГК Республики Казахстан.

Причины, по которым не выполняется обязательство по обеспечению ребенка, необоснованно не учитываются в практике правоприменения в Республики Казахстан. Имеет место тенденция излишней криминализации ситуации с неуплатой алиментов. Суды, судебные исполнители как бы стремятся поставить очередную «галочку», которая будет свидетельствовать о «победе» над неуплатой алиментов. В то же время подобная ретивость не решает проблем со взысканием алиментов. Необходимо лишь совершенствовать само испол-нительное производство. Приведем пример из судебной практики по уголов-ным делам, который, к сожалению, является до сих пор типичным для нашей правовой системы.

«12 апреля 2002 года вступило в законную силу решение Жетысуского районного суда г.Алматы о взыскании с Аметова А. 1/3 части со всех видов заработка ежемесячно в пользу Супиевой Г.З. на содержание несовершеннолетних сына Бахтияра, 1989 года рождения и дочь Мадины, 1990 года рождения, родителем которых он является. 15 апреля 2002 года и 20 сентября 2002 года Аметов А. был предупрежден судебным исполнителем о необходимости трудоустройства для выплаты средств на содержание несовершеннолетних детей. Однако Аметов А. соответствующих мер для нахождения работы не предпринимал, а продолжал злостно уклоняться от уплаты алиментов более трех месяцев на содержание несовершеннолетних детей. Согласно расчету по алиментам, задолженность Аметова А. перед Супиевой Г. составляет 56000 тенге.

Предъявленное обвинение в совершении преступления подсудимый Аметов А. признал полностью и суду пояснил, что постановлением Жетысуского районного суда г.Алматы от 12 апреля 2002 года с него взысканы алименты в твердой денежной сумме на содержание несовершеннолетних детей - Бахтияра, 1989 года рождения, и Мадины, 1990 года рождения. С 1991 года он с Супиевой Г. стал проживать раздельно. Решением Жетысуского районного суда г.Алматы от 13 мая 2002 года брак между ним и Супиевой Г. был расторгнут. До 1996 года он работал и выплачивал денежные средства на содержание детей, однако, потом он попал под сокращение и не работал. В настоящее время постоянной работы не имеет, заработанные деньги хватают лишь на свое содержание. По возможности помогал потерпевшей, в настоящее время находится в тяжелом материальном положении. Просит строго не наказывать» [185].

О каком признании вины в совершении преступления, предусмотренного статьей 136 УК Республики Казахстан, может идти речь. В соответствии с ч.1 ст. 136 УК Республики Казахстан: «Злостное уклонение более трех месяцев родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, -

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо привлечением к общественным работам на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет» [61].

Судом грубо игнорируется то, что состав данного преступления предусмат-ривает такую форму вины, как умысел. В приводимом примере, очевидно, что умысла в неуплате алиментов нет. Поэтому то, что суд опирается на «призна-ние вины», представляется как отголосок репрессивной практики сталинского периода СССР.

Мы не преследуем цели разбора уголовно-правовых аспектов неуплаты алиментов. В то же время хочется отметить, что суды создают необоснованную конкуренцию частных и публичных интересов. Частные интересы, конечно же, должны стоять выше, особенно, если речь идет о нуждах и потребностях ребенка. Судебные исполнители, скорее всего, будут в первую очередь взыскивать суммы причитающихся штрафов в бюджет. При этом будет ухудшаться имущественное положение и без того неплатежеспособного человека.

Иное дело, если человек имущественно состоятелен и действительно уклоняется от уплаты алиментов. Есть примеры и подобного рода.

К уголовной ответственности был привлечен злостный неплательщик алиментов. Со слов старшего помощника прокурора Каркаралинского района (Карагандинской области - прим. Б.Д.) Манарбека Карима, в течение последних двух лет судебные исполнители неоднократно предупреждали должника об уголовной и административной ответственности в случае неуплаты алиментов на содержание двух малолетних детей, но он ссылался на то, что не работает и не имеет средств. «Прокуроры поразились, когда при проверке должника выяснилось, что у него есть несколько голов скота, благоустроенное жилье и дорогой автомобиль. Надзорному органу не оставалось ничего другого, как возбудить против человека, отказывающегося содержать родных детей, уголовное дело по статье 136 Уголовного кодекса - «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей». Испугался должник не совести, которой у него, по-видимому, не осталось, а судимости, маячившей на горизонте. К началу судебных разбирательств он полностью уплатил задолженность на сумму около 200 тысяч тенге. Тем не менее суд признал его виновным в уклонении от уплаты алиментов, но в связи с полной выплатой долга не стал наказывать лишением свободы» [186].

Согласно п.3 ст.127 ЗоБС Республики Казахстан: «Если при каждом из родителей остаются дети, размер алиментов с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного, определяется в твердой денежной сумме, взыскиваемой ежемесячно и определяемой судом…» [7].

С учетом наших доводов, приводимая норма должна получить другую формулировку. Необходимо предусмотреть, что содержание должно быть определено с указанием обязанностей обоих родителей в пропорции, определенной судом на каждого ребенка.

В целом система взыскания содержания (алиментов) выстроена неверно. В целях усиления контроля за целевым использованием денежных средств следу-ет алиментные платежи зачислять на специальные счета.

Следует отказаться от законодательного употребления выражения «взыскание алиментов в пользу родителя, с которым остается ребенок». Однозначно должно укорениться, что алименты взыскиваются в пользу каждого конкретного ребенка. В соответствии с п. 2 ст. 22 ГК Республики Казахстан: «Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией, иными доходами и созданными ими объектами права интеллектуальной собственности, а также совершать мелкие бытовые сделки» [30].

С учетом сказанного, содержание (алиментные выплаты) следует рассмат-ривать как собственный доход несовершеннолетнего, и можно допустить само-стоятельное распоряжение алиментами детей.

В то же время необходимо контролировать такие ситуации и, безусловно, применять норму п.3 ст. 22 ГК Республики Казахстан. В соответствии с ней, если имеются достаточные основания, орган опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельного распоряжения своим заработком, стипендией, иными доходами. Речь идет о случаях, когда несовершеннолетний распоряжается своими доходами в ущерб себе.

Еще одной возможностью совершенствования семейного законодательства в аспекте обеспечения родителями своих детей является назначение содержания в натурально-денежной форме. То есть основную часть содержания несовер-шеннолетний может получать в виде тех вещей, которые необходимы для удовлетворения его потребностей.

Учитывая, что несовершеннолетний является потребителем услуг, расходов, которые могут возникнуть, меньшая часть содержания должна выплачиваться деньгами.

Порядок взыскания содержания должен быть един, независимо от того, содержится ли ребенок на попечении одного из родителей либо он остался без попечения родителей. В этой связи утрачивают значение некоторые нормы ст. 128 ЗоБС Республики Казахстан, предусматривающие взыскание и использование алиментов на детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно им, на детей, оставшихся без попечения родителей, алименты выплачиваются опекуну (попечителю) детей или их патронатным воспитателям.

Сразу можно обратить внимание на то, что законодательство подходит к ситуациям, связанным с воспитанием детей, оставшихся без попечения родите-лей, без должной дифференциации. Речь идет об аспекте имущественных отно-шений, соблюдения их имущественных прав, включая содержание таких детей. Например, на патронатном воспитании могут находиться дети, в пользу которых взыскиваются алименты, и дети, на которых алименты не взыскиваются.

В обоих случаях из бюджета выплачиваются деньги на содержание детей. Поэтому дети, которые получают алименты, находятся несколько в более лучшем положении, чем те, которые алименты не получают. Мы не говорим о том, что это плохо, наоборот, считаем, что это хорошо. Этот фактор можно использовать на пользу ребенка и направлять часть сумм, через банковские счета строго на содержание ребенка.

В этой связи отчасти верно решение, предлагаемое п. 2 ст.128 ЗоБС РК, которая предусматривает, что алименты, взыскиваемые с родителей на детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся в воспитательных, лечебных и других учреждениях, зачисляются на счета этих учреждений, где учитываются отдельно по каждому ребенку.

В то же время необходимо обусловить нахождение на банковских счетах и распоряжение деньгами детей строгим контролем со стороны органа опеки и попечительства, а в перспективе - специализированного органа по защите прав детей. Сейчас, когда возможно внедрить разноообразные информационные технологии, не представляет труда осуществлять контроль средств.

Возможно предусмотреть, что конролирующему органу будет периодически поступать информация о состоянии денег на счете и текущая информация об операциях. Возможно установить определенный лимит по сумме и частоте совершаемых транзакций без согласования с органом по защите детей.

Положительно оцениваем норму семейного законодательства, согласно которой лишь пятьдесят процентов дохода от обращения поступивших сумм алиментов используется на содержание детей в указанных учреждениях. Однако счет с самого начала должен быть открыт на имя ребенка с учетом вышеуказанных предложений.

Положения о взыскании содержания во всех остальных случаях могут базироваться на положениях о взыскании содержания для несовершеннолетних детей. Речь в этих случаях идет о наиболее полном содержании, которое может быть принудительно взыскано. Если будет взыскиваться содержание на иных членов семьи, то должны быть приняты во внимание критерии разумности, справедливости, достаточности определяемого содержания.

Взыскивая содержание суд не должен останавливаться только на субъекте, к которому предъявлен иск. Обязательство по уплате алиментов (обеспечению нуждающегося члена семьи) является сложным по своему составу. Для обязательства по содержанию члена семьи в данном случае определяющим должно быть не долевое обязательство в равных долях, а долевое обязательство, определенное в дифференцированных долях.

Например, требуется назначить содержание несовершеннолетнему ребенку. У ребенка имеются родители, которые являются имущественно несостоя-тельными. Также могут быть дедушка, бабушка с хорошим имущественным положе-нием. Суд может назначить содержание, определив долевое обязательство тех членов семьи, которые могут быть привлечены к содержанию ребенка. Однако дедушка, бабушка должны иметь возможность регрессного взыскания со своих детей.

Может различаться размер обязательства, который определяется для того или иного родственника в связи с обеспечением содержания ребенка. Другие лица, за исключением родителей, как правило, должны привлекаться к несению лишь незначительной части обязательства по содержанию ребенка.

Речь может идти о своеобразной «первой и второй очередях» при назначении алиментов, с той разницей, что алименты будут взыскиваться одновременно с обоих категорий лиц. Конечно, основную часть содержания ребенка должны обеспечивать сами родители. Однако интересы ребенка важнее, поэтому в крайних случаях платить и содержать ребенка должен любой состоятельный член семьи или близкий родственник. Право регресса при этом должно работать безусловно.

Статья 129 ЗоБС Республики Казахстан регламентирует ситуации, связанные с реализацией права на получение алиментов нетрудоспособными совершеннолетними детьми. Согласно п.2 указанной статьи, если отсутствует соглашение об уплате алиментов, размер их на нетрудоспособных совершеннолетних детей определяется судом в кратном отношении к месячному расчетному показателю, действующему на момент выплаты алиментов, исходя из материального и семейного положения и других, заслуживающих внимания, интересов сторон.

Эту норму также следует корректировать исходя из того, что нетрудоспособное совершеннолетнее лицо, рожденное от определенного родителя, должно получать необходимое содержание, но, при этом существующая система социального обеспечения в Республике Казахстан также обеспечивает содержание нетрудоспособных-взрослых граждан. Поэтому размер содержания, взыскиваемого от родителя вкупе с суммой социальных выплат должен обеспечивать удовлетворение насущных нужд лица, нуждающегося в содержании.

Практически лишена (в действующей редакции) смысла нормы статьи 130 ЗоБС Республики Казахстан, предусматривающая участие родителей в дополнительных расходах на содержание детей. Содержание детей охватывает все стороны их жизни. Амплитуда расходов на содержание детей может колебаться. Суд должен учитывать, что в определенных случаях размер расходов на содержание детей должен отличаться от того содержания, которое платится в повседневных ситуациях. Поэтому естественным выглядит то, что родители будут оплачивать расходы на лечение, посторонний уход при болезни своих детей.

В отличие от действующего законодательства необходимо всегда предусматривать несение родителями так называемых дополнительных обязанностей на момент вынесения первого решения о взыскании содержания ребенка.

Неверен порядок определения участия родителей в несении дополни-тельных расходов. Сейчас размер этих расходов определяется судом исходя из материального и семейного положения родителей и детей и других, заслужи-вающих внимания, интересов сторон, в кратном отношении месячному расчетному показателю. То есть речь идет о некоей разовой «добавке» к алиментам, устанавливаемой на момент их выплаты, подлежащей уплате ежемесячно, но уплачиваемой по факту.

Эта практика неверна. Расходы, связанные с лечением ребенка, приобре-тением ему вещей на разовой основе изначально должны быть предусмотрены с определением участия каждого из родителей в несении дополнительных расхо-дов в пропорции к размеру требуемых затрат.

Исходить же надо из размера затрат, которые определяются на момент возникновения потребности в лечении или несения других затрат. Стоимость лечения, лекарств, операций зачастую составляет большую сумму и здесь не обойтись расчетными показателями, определяемыми судом.

Только таким образом можно обеспечить действие п.3 ст. 130 ЗоБС Республики Казахстан, в соответствии с которым суд вправе обязать родителей принять участие как в фактически понесенных дополнительных расходах, так и в дополнительных расходах, которые необходимо произвести в будущем на содержание детей [7].

В заключение можно сказать, что главным при назначении и взыскании содержания ребенка является комплексное, разностороннее обеспечение его имущественых прав и интересов.

Не имеет значения добровольно исполняется обязанность родителями, находят ли родители компромисс и заключают соглашение об уплате алимен-тов (содержании ребенка), взыскивается ли содержание принудительно. При-ветствовать можно только улучшение положения ребенка по сравнению с четко определенными стандартами содержания ребенка.

Сейчас определенными гарантиями прав ребенка при заключении соглаше-ния об уплате алиментов являются нормы ст.ст. 146, 147 ЗоБС Республики Казахстан. В то же время следует признать, что они ориентированы на действующий порядок взыскания алиментов, который очень несовершенен.

Практически все нормы семейного законодательства, которые касаются определения содержания членов семьи, требуют переработки и приведения в соответствие со здравым смыслом.

<< | >>
Источник: ДЖАНДАРБЕК БАУРЖАН АБЫЛҚАСЫМҰЛЫ. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в Республике Казахстан. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Республика Казахстан Алматы, 2010. 2010

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.3 Правоотношения, связанные с обеспечением содержания детей:

  1. Содержание договора суррогатного материнства. Ответственность сторон
  2. Наследственные правоотношения, возникающие при использовании суррогатного материнства
  3. Проблемы познания содержания оценочных понятии в интерпретационной деятельности
  4. § 3. Структура теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  5. § 2.3. Совершенствование административно-правового регулирования информационного обеспечения паспортно-визовой деятельности МВД России в сфере миграции
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. 2.4 Содержание брачно-семейных отношений в контексте особенностей субъектного состава
  8. 3.1 Вещные брачно-семейные правоотношения.
  9. 3.3 Правоотношения, связанные с обеспечением содержания детей
  10. 4. 3 Реализация прав детей в семье
  11. 4. 4 Правоотношения в рамках иных форм воспитания детей
  12. 2.1.2. Договоры о предоставлении содержания между субъектами семейного права
  13. § 2. Судебные акты Европейского Суда по правам человека, индивидуально регулирующие отношения, связанные с дискриминацией в сфере труда