<<
>>

3.1 Ответственность за неправомерные действия, наносящие вред окружающей среде радиационным загрязнением в РК, РФ, США

Современное состояние окружающей среды характеризуется крупномасштабным загрязнением атмосферного воздуха, почв, поверхностных и подземных вод. Загрязнение и деградация окружающей среды с каждым годом все больше влияет на здоровье людей. Отмечается устойчивая корреляция комплексного загрязнения окружающей среды и общей смертности с такими причинами, как болезни крови и кроветворных органов, психические расстройства, онкологические заболевания, болезни органов пищеварения и дыхания. И в этом процессе важное место занимает радиационное загрязнение.

Борьба с радиационным загрязнением возможна только при эффективном использовании всего спектра инструментов предупреждения и профилактики утечки радиактивных элементов. Помимо технических, такой инструментарии содержит большой спектр административных способов, среди которых серьезный арсенал контрольно-надзорных и иных средств защиты. Все они в той или иной мере регулируются правовыми нормами, иначе говоря, правовыми средствами.

По мнению Батуриной Ю.Б. термин "правовые средства" следует трактовать как «Правовое средство - это деятельностно-институциональное образование, показывающее функционально-динамическую сторону правовых явлений и права в целом. Деятельностным правовое средство делает его инструментальная природа, так как оно - всегда определенный инструмент, которым пользуются субъекты для осуществления юридической деятельности. Правовое средство - институциональное образование, так как всегда является всегда неотъемлемой частью права в целом. Причем, правовые средства - это не новые правовые явления, а уже известные, но показывающие их функционально-динамическую сторону [125, с. 6].

В теории права выделяют следующие признаки правовых средств:

1) они выражают собой все обобщающие юридические способы обеспечения интересов субъектов права, достижения поставленных целей (в этом проявляется социальная ценность данных образований и в целом права);

2) отражают - информационно-энергетические качества и ресурсы права, что придает им особую юридическую силу, направленную на то, чтобы преодолеть препятствия, стоящие на пути удовлетворения интересов участников правоотношений;

3) сочетаясь определенным образом, выступают основными работающими частями (элементами) действия права, механизма правового регулирования, правовых режимов (т. е. функциональной стороны права);

4) приводят к юридическим последствиям, конкретным результатам, той или иной степени эффективности либо дефектности правового регулирования;

5) обеспечиваются государством [70, с. 156].

В системе таких правовых средств важное место отводится мерам принуждения и если быть более точным - мерам юридической ответственности. Они призваны обеспечить соблюдение законности и порядка, в том числе и в сфере радиационной безопасности.

Данная сфера не менее других подвержена нарушениям, хотя и имеет свою специфику.

Возникшие в современном мире новые виды человеческой деятельности намного увеличили вероятность наступления событий, вследствие которых может быть причинен непоправимый материальный ущерб. Суть проблемы заключается в том, что в ходе осуществления такой деятельности происходят события, приводящие к не желаемому и непредвиденному материальному ущербу на территории другого государства.

Развитие понятия ответственности в международном праве не будет и не должно иметь то же содержание, что и во внутреннем праве.

Однако понятие ответственности во внутреннем праве достаточно хорошо разработано, и при использовании его в международном праве нельзя не учитывать тот опыт, который накоплен во внутреннем праве. Ссылки на внутреннее право в отношении ответственности служат необходимым руководством для понимания института ответственности и его развития.

Ковалева Р.Р. раскрывая специфику ответственности за нарушения радиациоционного законодательства описывает ее ососбенность как:

«Безопасность обеспечивается посредством защиты объектов системы обеспечения безопасности особо опасных объектов от потенциальных угроз. В комплексную систему должны входить: система физической защиты, системы учета и контроля ядерных материалов, радиоактивных веществ и отходов; система мер ядерной и радиационной безопасности; система противопожарной защиты; другие системы, обеспечивающие реализацию мер безопасного функционирования ядерных объектов. Необходимым условием обеспечения экологической и радиационной безопасности является использование

государством механизмов и мер экономического, административного и нормативно-правового характера» [126, с. 12].

Если рассматривать институт юридической ответственности анализируемых стран, то следует отметить сходство институтов уголовной и административной ответственности Республики Казахстан и Российской Федерации. Что было обусловлено исторической общностью и общностью теоретических и практических подходов к институту юридической ответственности и правововой системы в целом.

Если рассматривать непосредственно национальное законодательство, то ответственность за радиационное загрязнение предусмотрено и уголовным и административным законодательством.

Необходимым условияем привлечения к юридической ответственности за нарушение правил радиационной безопасности является причинение ущерба окружающей природной среде, что может выражаться в осуществлении любого деяния, которое причиняет вред человеческому здоровью, условиям жизни человека и любому объекту окружающей природной среды.

В самом общем виде, под ущербом окружающей природной среде в результате осуществления правомерной деятельности может пониматься людой вред здоровью и условиям жизни людей, природным ресурсам и экосистемам, возникший в результате любого правомерного прямого или косвенного воздействия человека на окружающую природную среду.

Ущерб, окружающей природной среде, в результате деятельности, осуществляемой за пределами территориальной юрисдикции или контроля государства, осуществляющего деятельность, может быть разделен по степени тяжести на три категории.

К первой категории относится ущерб, который рассматривается как незначительный и предполагается, что он является терпимым для государств без выплаты компенсаций.

Ущерб второй категории рассматривается как нетерпимый, если только в отношении него не было, получено согласие потерпевшего государства, или не была выплачена компенсация.

Третья категория включает ущерб, который имеет катастрофический характер и рассматривается как совершенно нетерпимый.

Определение границ этих трех категорий ущерба окружающей природной среде, является чрезвычайно трудным. Легче определить виды деятельности, в результате осуществления которых может быть причинен ущерб третьей категории. Как правило, такие виды деятельности запрещаются [127, С. 68].

В зависимости от уровня причиненного ущерба применяются либо уголовные либо административные меры взыскания, предусмотренные действующим законодательством страны.

Согласно действующему Уголовному Кодексу РК в нем содержиться целый ряд составов преступлении в диспозициях которых присутствует термин «радиационные вещества». А именно, такие преступления содержаться в двух разделах УК РК, а именно в Главе 9 «Преступления против общественного безопасности и общественного порядка» и в Главе 11 «Экологические преступления» [128].

Если обратиться к Главе 9 «Преступления против общественного безопасности и общественного порядка», то следует указать следующие составы преступлений: ст. 244. Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики; ст. 247. Незаконное обращение с радиоактивными материалами; ст. 248. Хищение либо вымогательство радиоактивных материалов; ст. 249. Нарушение правил обращения с радиоактивными материалами и ст. 250.

Контрабанда изъятых из обращения предметов или предметов, обращение которых ограничено [128].

Отнесение этих составов в раздел преступлений против общественной безопасности вполне обоснован, так как их последствия причиняют вред безопасности общества, посредство возниковения опасности радиоактивного заражения природной среде, гибели людей или создающие угрозу их безопасносной жизнедеятельности и здоровью. Что вполне соответствует понятию общественной безопасности предусмотренной Законом РК «О национальной безопасности» от 6 января 2012 года № 527-IV З РК определенное как «состояние защищенности жизни, здоровья и благополучия граждан, духовно-нравственных ценностей казахстанского общества и системы социального обеспечения от реальных и потенциальных угроз, при котором обеспечивается целостность общества и его стабильность» [32].

При общности объекта таких составов, существенно различается объективная сторона. Так, в ст. 244. Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики объективной стороной выступают «действия, связанные с нарушением правил безопасности на объектах атомной энергетики, при размещении, проектировании, ремонте или эксплуатации, если это могло повлечь смерть человека или радиоактивное заражение окружающей среды» [129]. Тогда как незаконное обращение с радиоактивными материалами характеризуется рядом альтернативных действий, таких как: незаконные приобретение, хранение, транспортировка, использование, разрушение или захоронение радиоактивных материалов.

Также различна субъективная сторона этих преступлений. Если в одних составах преступлений она характеризуется прямым умыслом (незаконное обращение с радиоактивными материалами; хищение либо вымогательство радиоактивных материалов и контрабанда изъятых из обращения предметов или предметов, обращение которых ограничено), то в других она может классифицироватся умышленной формой вины в виде косвенного умысла либо неосторожной формой вины в виде самонадеянности или небрежности (нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики и нарушение правил обращения с радиоактивными материалами).

Спецификой субъективной стороны преступлений, связанных с радиактивными материалами заключается в том, что люди вовлеченные в них «должны осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность наступления указанных последствий, не желать, но сознательно допускать наступление этих последствий, либо относится к ним безразлично, или же без достаточных к тому оснований легкомысленно рассчитывать на предотвращение указанных в диспозиции последствий. Лицо может не предвидеть возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при должной внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия» [129].

Эти преступления теснейшим образом связаны с экологическими преступлениями. Они представляют собой систему уголовно-правовых норм, призванных обеспечить всестороннюю защиту окружающей среды от наиболее опасных посягательств.

Видовым объектом этого рода преступлений являются общественные отношений, обеспечивающие экологическую безопасность и экологический порядок.

Экологическая безопасность это состояние защищенности природной среды и жизненно важных интересов человека от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, и иних последствий. В числе объектов экологических преступлений называют стабильность окружающей среды, природо-ресурсвого потенциала, а также право на благоприятную окружающую среду, которая гарантированна Конституцией РК.

Ст. 278 УК РК предусматривает ответственность за нарушение экологических требований при производстве, транспортировке, хранении, захоронении, использовании или ином обращении с экологически потенциально опасными химическими, радиоактивными и биологическими веществами, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде.

Объединение химических, биологических и радиационных веществ и отесение их к разряду потенциально опасных является совершенно правильным, что и объясняет отнесение определенных деяний в Уголовный Кодекс РК.

Факультативным объектом такого рода преступления являются экологические требования, предусмотренные Экологическим Кодексом РК и иными нормативно-правовыми актами и нормативно-техническими стандартами. Установление таких нормативов, требований и стандартов позволяет обеспечить границы безопасности использования таких потенцильно опасных веществ.

Обязательным условием состава преступления является наличие связи между нарушением экологических требований и наступившими общественно опасными последствиями. Общественно опасными последствиями может быть как загрязнение и отравление окружающей среды, причинение вреда здоровью, массовой гибели животного и растительного мира, а также возникновению чрезвычайной экологической ситуации.

Под загрязнением окружающей среды согласно п. 3 ст. 1 Экологического Кодекса РК понимает: «поступление в окружающую среду загрязненных веществ, радиоактивных материалов, отходов производства и потребления, а также влияние на окружающую среду шума, вибраций, магнитных полей и иных вредных физических воздействий». Тогда как отечественное экологическое законодательство не дает понятия чрезвычайной экологической ситуации, тогда как ст. 58 Закона РСФСР от декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» определяет ее как устойчивые отрицательные изменения в окружающей среде, угрожающие здоровью населения, состоянию естественных экологических систем, генетических фондов растений и животных.

И.Ш. Борчашвили к числу субъектов такого рода преступлений признается лицо, достигшее 16-ти лет и наделенное соответствующими нормативноправовыми актами обязанностями за совершение операций с химическими, радиоактивными и биологическим веществами [129].

Нормативное постановление Верховного суда РК от 18 июня 2004 г. «О применении судами законодательства об ответственности за некоторые экологические преступления» детализируя круг субъектов экологических преступлений относит «любые физические лица, в том числе лица, уполномоченные на выполнение государственных функций и приравненные к ним лица, должностные лица, а также лица, занимающие ответственную государственную должность и лица, выполняющие управленческие функции в государственных и негосударственных, коммерческих и некоммерческих организациях» [130].

Субъективная сторона ст. 278 УК РК определена виной в форме умысла. Виновный должен сознавать, что нарушает экологические требования при производстве, транспортировке, хранении, захоронении, использовании или ином обращении с экологически потенциально опасными химическими,

радиоактивными и биологическими веществами. Волевой момент умысла заключается в сознательном допущении возникновения угрозы или безразличном отношении к этому.

Во многих случаях экологические преступления общего характера причиняют вред и одельным компонентам природы, например, порчу земли, загрязнение вод и атмосферного воздуха, гибель растительного и животного мира.

Изменение радиационного фона, вызванное несоблюдением экологических требований и правил использования радиактивных материалов не может не повлечь за собой загрязнения всего комплекса природных объектов: почвы, вод, атмосферы и пр. Соответственно, нарушение законодательства в сфере

использования радиактивных материалов влечет за собой привлечение по нескольким составам преступлений.

Так, ст. 285 УК РК предусматривет ответственность за «Отравление, загрязнение или иная порча земли вредными продуктами хозяйственной или иной деятельности вследствие нарушения правил обращения с ядохимикатами, удобрениями, стимуляторами роста растений и иными опасными химическими, радиоактивными или биологическими веществами при их хранении, использовании, транспортировке или захоронении, повлекшие причинение вреда здоровью человека или окружающей среде, ухудшение природных свойств земли» [128]. Ст. 282 Загрязнение атмосферы, ст. 281. Загрязнение, засорение и истощение вод, ст. 283 Загрязнение морской среды предусматривают уголовную ответственность за порсу и загрязнение объектов окружающей среды, в том числе и посредством использования радиактивных веществ.

Вместе с тем, следует отметить, что в отечественной практике не зафиксировано ни одного случая привлечения к уголовной ответственности за выше указанные преступления. И это не обозначает, что таких преступлений не было.

Для преступлений, связанных с оборотом ядерных материалов и радиоактивных веществ, а также нарушением радиационного законодательства уровень общественной опасности является необходимым признаком. Кроме того, такие правонарушения специфичны тяжестью вреда причиняемом людям и природе.

В действующей отечественной практике более применяется административное законодательство, которое также предусматривает ответственность за нарушение радиационного законодательства.

Кодекс об административных правонарушениях устанавливает ответственность за деяния связанные с нарушением экологического и радиационного законодательства не несущие признаков уголовно наказуемого деяния, за общественно вредные деяния. То есть, «административная ответственность применяется за правонарушения, которые не представляют собой высокую степень общественной опасности. Исходя из этого данные противоправные деяния именуются, как административные проступки (правонарушения)» [131, с. 227].

Действующий Кодекс РК об административной ответственности также регулирует ответственность за нарушение в области атомного законодательства. В Главе 17 содержаться составы административных правонарушений объединенные одним общим объектов - «Административные правонарушения в области промышленности, использования тепловой, электрической и атомной энергии».

Так, ст. 220 КоАП РК устанавливает ответственность за «Нарушение правил производства, хранения, захоронения, уничтожения, использования, утилизации, транспортировки или иного обращения взрывчатых материалов, пиротехнических веществ, радиоактивных, бактериологических, химических и иных экологически опасных веществ и отходов в отраслях промышленности и на объектах, подконтрольных органам надзора при отсутствии признаков преступления» [132].

Статья 222 КоАП РК, устанавливающей ответственность за «Нарушение установленных норм и правил ядерной, радиационной и технической безопасности при обращении с ядерными материалами, радиоактивными веществами и источниками ионизирующего излучения, источниками ионизирующего излучения; несоблюдение требований размещения объектов использования атомной энергии, приемки в эксплуатацию объекта использования атомной энергии без введения в действие всех сооружений, предусмотренных в проекте этого объекта; нарушение установленных требований поставки, монтажа, испытаний, ввода в эксплуатацию, а также снятия с эксплуатации оборудования и объектов использования атомной энергии, если эти деяния не повлекли смерть человека или радиоактивное заражение окружающей среды» [132] также предусматривает состав правонарушения, объектом которого является нарушение радиационного законодательства.

Эти нормы очень близки с нормами, предусматривающими ответственность за нарушение экологического законодательства, посредством выброса радиактивных веществ и продуктов. Так, ст. 315 КоАП РК определяет ответственность за необоснованный или преднамеренный выброс радиоактивных веществ в атмосферу, водную среду и недра в количествах, превышающих уровни, установленные уполномоченными государственными органами; вовлечение в хозяйственный оборот в целях использования и потребления населением продукции и материалов, подвергшихся облучению или содержащих радиоактивные вещества, без разрешения на то уполномоченных государственных органов; допуск к работе на объекте использования атомной энергии лиц, не прошедших соответствующую подготовку либо не имеющих документа, удостоверяющего их квалификацию, а также лиц, не достигших восемнадцати лет или имеющих медицинские противопоказания; нарушение требований по обеспечению учета и контроля радиоактивных веществ и источников ионизирующего излучения, если эти действия не имеют признаков уголовно наказуемого деяния [132].

Такой же подход законодатель определил и при установлении административной ответственности за иные экологические правонарушения, связанные с нарушением радиационного законодательства. Так, п.2 ст. 250 Порча земли предусматривает ответственность за «Отравление, загрязнение или иная порча земли вредными продуктами хозяйственной или иной деятельности вследствие нарушения правил обращения с ядохимикатами, удобрениями, стимуляторами роста растений и иными опасными химическими, биологическими и радиоактивными веществами при их хранении, использовании или транспортировке, а равно заражение бактериально-паразитическими или характерными вредными организмами, но не повлекшие причинение вреда здоровью человека или окружающей среде». То есть, привлечение к административной ответственности возможно только при отсутствии признаков уголовного преступления предусмотренного ст. 285 УК РК.

Данный подход является, на наш взгляд, логичным. Но, следует учитывать специфику радиационного отравления, а именно ее последствиями - опасностью гибели людей и окружающей среды. То, что радиация может не повлечь вреда здоровью человека и окружающей среде довольно спорно.

Определение степени опасности отнесено к ведению государственных структур, также как и обеспечение безопасности объектов использования радиактивных веществ. Вероятно, этим зачастую и объясняется отсутствие возбужденных уголовных дел по реальным делам о радиактивном загрязнении. Также как и тот факт, что общее количество административных дел по таким составам также не велико. В общей сложности, было возбуждено 28 административных дел по радиактивному отравлению природных объектов радиактивными веществами [133]. Что не дает общей картины состояния радиационной безопасности в стране.

Проводя анализ мер государственного реагирования на охрану окружающей среды от радиактивного загрязнения необходимо остановиться на ст. 241 КоАП РК Уклонение от проведения мер по ликвидации последствий экологического загрязнения. При этом КоАП устанавливает ответственность в виде штрафа на физических лиц в размере двадцати пяти, на должностных лиц, индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, являющихся субъектами малого или среднего предпринимательства, - в размере ста, на юридических лиц, являющихся субъектами крупного предпринимательства, - в размере двухсот месячных расчетных показателей. Такая сумма штрафа по сравнению с теми затратами которые необходимо будет претерпеть более выгодна, тем и объясняется отказ ответственных должностных лиц ликвидировать последствия радиактивного загрязнения.

Так, по отчету Министерства сельского хозяйства, проводящего анализ состояния окружающей среды на территориях СИЯП происходит следующее:

Законом Республики Казахстан «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском

испытательном ядерном полигоне» от 18 декабря 1992 г. были определены территории, подвергшиеся воздействию ядерных испытаний: Глубоковский, Шемонаихинский, Уланский, Зайсанский, Зыряновский, Тарбагатайский районы, г. Усть-Каменогорск, Риддер, а также населенные пункты бывшего Таврического, Самарского, Серебрянского районов ВКО; Баянаульский, Майский, Лебяжинский районы Павлодарской области; Каркаралинский район (в пределах границ населенных пунктов бывшего Егиндыбулакского района) Карагандинской области. К зоне чрезвычайного радиационного риска отнесены населенные пункты бывшего Саржалского сельсовета Абайского района, Долонского и Боденелинского сельсоветов Бескарагайского района, сел Сарапан и Иса бывшего Жанасемейского района бывшей Семипалатинской области [134]. К зоне максимального радиационного риска отнесены населенные пункты Абайского, Бескарагайского районов, населенные пункты бывшего Абралинского и Жанасемейского районов бывшей Семипалатинской области, Акжарского и Малдарского сельсоветов Майского района Павлодарской области.

Вместе с тем, по информации Министерства сельского хозяйства на сегодняшний день:

- вблизи, и на территории бывшего ядерного полигона, входящей в состав Восточно-Казахстанской области, расположены 57 крестьянских хозяйств, с общей площадью землепользования 51,7 тыс. га (Абралинский, Жанасемейский районы). В данных хозяйствах содержится 13,0 тыс. голов овец, 600 голов лошадей и 2,5 тыс. голов крупного рогатого скота;

- в Павлодарской области на территории полигона находятся отгонные участки двух хозяйствующих субъектов Майского района (племенное крестьянское хозяйство «Май» и ТОО «Акжар вндіріс»), общая площадь земель, используемых ими составляет - 15802 га. По состоянию на 1 мая 2005 года в указанных хозяйствующих субъектах имеется 8,0 тыс. голов овец и 1200 голов лошадей. Всего произведено в текущем году 145 тонн мяса;

- на территории СИЯП растениеводством занимаются 8 крестьянских хозяйств. Всего используется 3938,2 га посевных площадей. Ежегодно на данной площади производится в среднем 2796 тонн зерна, 130,0 тонн картофеля, 70,0 тонн овощей, 230,0 тонн маслосемян подсолнечника, заготавливается 25,0 тыс. тонн сена.

Практически у всех землепользователей (взявших земельные участки во временное землепользование) отсутствует заключение обязательной государственной экологической экспертизы Министерства охраны окружающей среды Республики Казахстан» [135].

Вместе с тем, в соответствии с ст. 143. Земельного кодекса РК от 20 июня 2003 года № 442-II: «Земельные участки, подвергшиеся сверхнормативному радиоактивному загрязнению или иным образом представляющие угрозу жизни и здоровью населения, не могут передаваться в собственность, постоянное или временное землепользование. Земельные участки, подвергшиеся радиоактивному загрязнению, на которых не обеспечивается получение продукции,

соответствующей установленным законодательством Республики Казахстан санитарным требованиям и нормативам, исключаются из сельскохозяйственного оборота и подлежат консервации. Производство сельскохозяйственной продукции на этих землях и ее реализация запрещаются» [33].

Результаты проведенных проверок показывают, что использование земель бывшего полигона, и прилегающих к нему участков в хозяйственных целях производится в нарушение земельного законодательства. Так акимами ВосточноКазахстанской и Павлодарской областей в нарушение требований

законодательства Республики Казахстан по землепользованию, были выданы разрешения на пользование землями СИЯП. Правом на выдачу разрешения на землепользование на землях СИЯП уполномочено Правительство Республики Казахстан, при наличие положительного заключении государственной экологической экспертизы даже крупнейшие земле - и недропользователи, такие как угольный разрез Каражыра, до сих пор работали на полигоне без обязательной лицензии Комитета по атомной энергетике.

На сегодняшний день на территории СИЯП ведется сельскохозяйственная, горнодобывающая и геологоразведочная деятельность. Территория полигона не огорожена и не обозначена на местности, нет никаких знаков, предупреждающих об опасности.

Население имеет свободный доступ на территорию бывшего полигона, включая особо опасные с радиологической точки зрения участки- эпицентры ядерных взрывов на испытательных площадках полигона. Министерства и ведомства, ответственные за территорию бывшего СИЯП, не располагают данными о пригодности к использованию земель полигона. Государственные органы, проводящие радиоэкологические исследования на СИЯП, никогда не предоставляли исполнительным органам и населению информацию о расположении непригодных к использованию загрязненных территорий полигона.

Это право граждан никак не реализуется. Отсутствуют точные данные по территории границ участков полигона, бывших испытательных площадок опасных для населения. То есть, нет общедоступных карт с обозначением границ полигона, расположения бывших испытательных площадок, достоверно известных загрязненных участков и опасных объектов на территории СИЯП. Не проводятся специальные обучающие программы по обеспечению безопасности проживания населения вблизи бывшего СИЯП.

Данные примеры ярко свидетельствуют о нарушениях в этой сфере.

Вместе с тем, такая ситуация существует и не решается по настоящий момент. Тогда как о состоянии территории бывшего СИЯП докладывалось на заседании Правительства.

Такого рода должностная халатность ведет к тому, что практически незащищенными остаются жизнь и здоровье граждан, проживающих на этих территориях. Обязанность обеспечения прав и свобод граждан, в том числе и в сфере охраны здоровья, регулирование земельных и водных правоотношений, а также обеспечение безопасности граждан отнесено к полномочию местных исполнительных и представительных органов власти. Они призваны «обеспечивать проведение государственной политики на соответствующей территории, согласованное функционирование всех территориальных подразделений центральных государственных органов Республики Казахстан, руководство исполнительными органами, финансируемыми из соответствующего бюджета, наделенный полномочиями местного государственного управления и функциями самоуправления в соответствии с законодательством Республики Казахстан, ответственны за состояние социально-экономического развития соответствующей территории» [136].

Приведенный анализ норм законодательства РК показывает, что им разностороне определен круг объектов защиты, установлены составы нарушений радиационного законодательства, а также меры негативного государственного реагирования.

Вместе с тем, следует отметить, что государство предпочитает использовать принцип оплаты за нанесения ущерба окружающей среде. Принцип «загрязнитель платит», конечно является международным принипом природоохранной деятельности, который предусматривает, что «загрязнитель, нанесший ущерб окружающей среде, обязан выплачивать компенсацию и покрывать расходы, связанные с ликвидацией этого ущерба. С помощью этого принципа наиболее эффективно распределяются расходы, связанные с принятием мер по предотвращению загрязнения и борьбе с ним, т. е. он служит экономическим критерием [137, С. 48].

Но, те штрафы, которые устанавливает государство (по уголовным составам от до и по административным от до) не перекрывают реального ущерба. Кроме того, судьба этих штрафов неизвестна после того как они поступят в государственный бюджет. То есть, государство не гарантирует их использование на защиту окружающей среды.

Не существует реального механизма возмещения причиненного ущерба, что принципиально снижает действенность системы охраны окружающей среды.

Такая же ситуация сложилась и в других странах. Так, например в Российской Федерации, нормы Уголовного Кодекса и КоАП РФ предусматривают практически все те же составы правонарушений, что и отечественные нормативные акты.

Федеральный закон «Об охране окружающей среды закрепляет принцип ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды в числе базовых и устанавливает следующие виды юридической ответственности: имущественную; дисциплинарную; административную и уголовную. И это вполне объяснимо с учетом того, что «применительно к Российской Федерации, примерно одна шестая часть территории страны, где проживает более 60 млн. человек, является экологически неблагополучной» [138, с. 8]. Так, если обратиться к статистике, то в результате аварий на ПО «Маяк» в зону радиактивного следа покали Курганская, Свердловская и Челябинская области. «Ожидаемые потери лет жизни населения на пострадавших территориях Курганской, Свердловской и Челябинской областей, рассчитанные методом «доза- эффект» составили 51650 лет (Курганская область - 600 лет, Свердловская - 9150 лет, Челябинская - 41900 лет). Связанный с ними экономически ущерб составил $ 250,7 млн., в том числе для Курганской области $ 2,8 млн., Свердловской области - $ 44,4 млн. и Челябинской области - $ 203,5 млн.» [139, с. 15].

Перечень и характеристика этих преступлений даются в отдельной главе УК РФ - гл. 26 «Экологические преступления», где предусматривается 17 составов общественно опасных деяний. Условно их можно классифицировать по нескольким группам - соответственно объектам охраны окружающей среды. Преступления общего характера - против охраны окружающей среды. Это - нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ, нарушение правил обращения с экологически опасными веществами и отходами, нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами или токсинами, нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 246-248, 262). Посягательства на общественные отношения в области рационального использования и сбережения земли и ее недр. Это - порча земли, нарушение правил охраны и использования недр (ст. 254, 255). Охрана водных отношений. Это - загрязнение вод, загрязнение морской среды, нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации (ст. 250, 252, 253). Защита растительного мира (флоры). Это - незаконная порубка деревьев и кустарников, уничтожение или повреждение лесов, нарушение установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений правил, незаконная добыча водных растений (ст. 249, 256, 260, 261). Наконец, преступления, посягающие на общественные отношения в области охраны животного мира и атмосферного воздуха. Это незаконная добыча водных животных, нарушение правил охраны рыбных запасов, незаконная охота, нарушение ветеринарных правил, нарушение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу РФ, загрязнение атмосферы (ст. 249, 251, 256-259).

Наряду с гл. 26 составы общественно опасных деяний, связанных с охраной окружающей среды, находятся и в других главах УК РФ, и это вторая часть экологических преступлений. В гл. 24 «Преступления против общественной безопасности» предусматриваются, нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, при ведении горных, строительных и иных работ, на взрывоопасных работах (ст. 215-217), нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219), незаконное обращение с радиоактивными материалами (ст. 220-221). В частности радиоактивное загрязнение окружающей среды признается в УК РФ тяжким последствием. В гл. 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» предусматриваются, нарушение санитарноэпидемиологических правил, сокрытие информации о создающих опасность для жизни и здоровья людей обстоятельствах (здесь могут быть сокрытие или искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для окружающей среды, совершенные лицом, обязанным обеспечивать население такой информацией), уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (к ним могут относиться и природные комплексы), жестокое обращение с животными (ст. 236, 237,243, 245). В гл., 34 «Преступления против мира и безопасности человечества» предусматривается совершенно новая для российского уголовного права ст. 358 «Экоцид», согласно которой массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу, наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет. Это максимальное наказание за экологическое преступление.

В американской правовой системе важное место занимает ответственность за причинение ущерба. Достаточно показательным в этом смысле - то ответственность за причинение радиационного загрязнения. Действует принцип - «Лицо, деятельность которого наносит ущерб, признается ответственным в отношении неизбежных последствий проведения опасной деятельности».

Если в отечественной и российской системах, возмещение вреда возлагается на государство, которое обеспечивает: а) ликвидацию последствии и б) обеспечивает предоставления компенсаций и льгот в соответствии с нормами специальных актов, действие которых ограничено по кругу лиц, на которых они распространяются. То, в американской системе, возмещение вреда налагается не только на гсоударство, но и на предпринятия и корпорации, виновные в радиационном загрязнении.

В доктринальной кодификации Американского института права "American Restatement of the Law of Torts", составленном Американским институтом, принят принцип решения по делу «Rylands v. Fletcher», однако сфера его применения была ограничена особо опасными видами деятельности ответчика. В сборнике перечислены факторы, которые следует принимать во внимание при определении того, характеризуется ли та или иная деятельность повышенной опасностью:

1) наличие высокой степени опасности нанесения ущерба какому-либо лицу, земельному участку или движимому имуществу других лиц;

2) вероятность того, что причиненный в результате этого ущерб будет значительным;

3) невозможность устранить риск путем принятия разумных мер предосторожности;

4) в какой степени данная деятельность не является общим достоянием;

5) несоответствие данной деятельности тому месту, где осуществляется;

6) насколько сопряженная с ней опасность перевешивает ее ценность для общества.

Сущность понятия строгой ответственности состоит в необходимости возлагать ответственность за те виды деятельности, которые являются законными, «непредосудительными», но влекут за собой экстраординарный риск причинения ущерба другим в силу серьезности или повторяемости возможного нанесения вреда» [140, с. 53].

Ущерб, возникший в результате правомерных или неправлмерных действий, состоит в возмещении ущерба. Обязанность, которая возникает в результате ответственности за ущерб, возникший в результате правомерной деятельности, не сопровождается лишениями нематериального характера, а носит компенсационный характер, в то время как целью ответственности за правонарушения, является не только компенсация ущерба, но и применение международно-правовых принудительных мер.

Особыми формами ответственности за ущерб, возникший в результате правомерных действий, могут быть - денежная компенсация, услуги, техническая помощь и предоставление различного рода материальных ценностей взамен поврежденного или уничтоженного имущества, природных ресурсов и т.д.

В последнее время, все чаще становиться вопрос об ответственности государства за саму возможность радиационного загрязнения и не только в США, но и зарубежом. Так, Соединённые Штаты имеют на сегодняшний день 27 действующих соглашений о сотрудничестве в сфере мирного атома, которые достаточно активно реализуются.

В январе 1993 года комиссия по ядерному регулированию (NRC) подготовила документ по поводу ВОУ, вывезенного из Соединённых Штатов в рамках соглашений о сотрудничестве. Регуляторы на тот момент смогли подтвердить местонахождение только 1160 кг ВОУ из общего количества 17500 кг, ушедшего на экспорт. Данные 1993 года и по сей день остаются единственными доступными, так как попыток подготовить новые редакции документа не предпринималось. Аудиторы сообщают, что по трём из государств, где находится американский ВОУ, есть вопросы в связи с обеспечением физической безопасности - а именно, американцы не имеют никакой информации о состоянии физической безопасности и не посещали места хранения на протяжении десятилетий. Аудиторы не называют эти государства, однако добавляют, что поставки американского ВОУ производились туда до 1978 года. В докладе GAO приводится информация, полученная от представителей американской программы GTRI, реализующейся под эгидой министерства энергетики. Согласно ей, из 17500 кг американского ВОУ примерно 12400 кг не могут быть сейчас возвращены в Соединённые Штаты. Примерно 10000 кг попадают в список «невозвращения» [141].

Как важнейшая фигура политической жизни Соединенные Штаты в поддержку идеи ядерного разоружения, для продвижения задач ликвидации ядерного оружия в декабре 2008 г. приняли международную инициативу «Глобальный ноль» (Global Zero) [142].

Данная программа предполагает «поэтапный демонтаж и верифицируемое уничтожение всех ядерных взрывных устройств, находящихся в арсеналах официальных и неофициальных членов ядерного клуба. В настоящий момент кампания «Глобальный ноль» работает на создание международного консенсуса среди лидеров государств и мировой общественности для инициации процесса полной ликвидации ядерного оружия» [143, С. 42-43].

Данные иницативы находят свое распространение по всему миру и находят свое отражение в международных нормах.

3.2

<< | >>
Источник: ИЗБАСАРОВА АЙГУЛЬ. Проблемы правовой охраны окружающей среды от радиационного загрязнения на примере Республики Казахстан, Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки. Диссертация на соискание ученой степени доктора философии (PhD). Алматы, 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.1 Ответственность за неправомерные действия, наносящие вред окружающей среде радиационным загрязнением в РК, РФ, США:

  1. 3.1 Ответственность за неправомерные действия, наносящие вред окружающей среде радиационным загрязнением в РК, РФ, США