<<
>>

§ 1. Понятие взаимного признания профессиональных квалификаций в праве Европейского Союза

Право как нормативный регулятор общественных отношений имеет в своей основе принципы, определяемые в общей теории государства и права, как основополагающие идеи, закрепленные в официальных источниках права или получившие признание в юридической практике и отражающие закономерности развития общественных отношений .

Н.И. Матузов отмечает, что принципы могут быть прямо сформулированы в законе либо выведены из его смысла (в том числе судом): «это отправные пункты, показывающие вектор правового

13

регулирования» .

В отечественной правовой доктрине можно также встретить позицию, определяющую принципы как источник права[12] [13] [14]. К.А. Бекяшев отмечает, что общие принципы права составляют основу любой отрасли права, при этом источниками международного права являются лишь такие общие принципы, которые являются общими как для национальных правовых систем, так и для системы международного права[15]. С. В. Черниченко пишет, что принципы международного права - это общепризнанные нормы международного права наиболее общего характера[16] [17].

Ст. 38 Статута Международного Суда гласит, что к числу применяемых судом источников относятся: «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями» . Основные (общие) принципы международного права сформулированы в Уставе Организации Объединенных Наций и Декларации о принципах международного права 1970 г.

Р. Л. Бобров также подчеркивал, что «нельзя толковать принципы права как категории, отвлеченные от нормы, категории, выражающие только руководящие идеи и качественные особенности системы международного права» .

Л. П. Ануфриева относит к «основным началам (принципам) международного частного права»: международную вежливость (comitas gentium, comity), национальный режим, режим наибольшего благоприятствования,

19

взаимность и реторсии .

Жан-Луи Бержель отмечает, что юридические правила могут быть сформулированы и развиваться только с оглядкой на общие принципы права; правила должны согласовываться с общими принципами, хотя иногда могут от них отступать[18] [19] [20] [21] [22] [23].

В зависимости от сферы применения и распространения принципов отечественные правоведы выделяют общеправовые, межотраслевые и отраслевые принципы. Общеправовые принципы действуют во всех без исключения отраслях права. Принципы, действующие в рамках только одной отрасли права,

называются отраслевыми . Так, Н.А. Соколова выделяет в качестве одного из

22

принципов международного экологического права принцип предосторожности .

А. Х. Абашидзе отмечает, что праву международных организаций присущи как общепризнанные принципы международного права, так и специальные отраслевые принципы, такие как принцип ответственности международных организаций за правонарушения, принцип добровольности членства в

23

международных организациях .

Общие принципы права Европейского Союза закреплены в его учредительных договорах и прецедентном праве Суда ЕС. Они могут быть системными — лежащими в основе правопорядка ЕС и связанными с соблюдением прав личности. Место взаимного признания в правовой системе ЕС неодинаково определено доктринальными источниками и актами права ЕС.

Голландский исследователь В. Баллегой определяет взаимное признание как общий принцип права ЕС, что подтверждается, по его мнению, прецедентным правом Суда ЕС (в частности решениями в области свободы передвижения товаров)[24].

Немецкий исследователь C. Шмидт считает, что взаимное признание можно рассматривать как общий принцип права ЕС, с одной стороны, и как конкретное, реализованное посредством актов гармонизации признание, с другой[25].

Британские профессора П. Крейг и Г. де Бурка также поддерживают идею рассмотрения взаимного признания через призму источников права ЕС и говорят о взаимном признании в аспекте: судебного признания, признания посредством иных актов правового регулирования, а также признание в отсутствие какого- либо правового инструмента и признание на основании актов вторичного права[26].

Сходной позиции придерживается и профессор колледжа Европы (Брюгге, Бельгия) В. Хатсопулос. По его мнению, взаимное признание следует рассматривать с учётом инструмента его реализации. Однако этот инструмент не ограничивается только нормативными положениями, профессор добавляет сюда институциональный механизм. Он выявил несколько случаев реализации взаимного признания:

первый случай, когда не действуют никакие правовые положения (признание в чистом виде);

второй случай, когда признание осуществляется посредством систем обмена информацией и систем координации или в рамках административного сотрудничества национальных властей,

третий случай, когда признание предусмотрено актами вторичного права ЕС, но не является автоматическим и полным (общие системы признания дипломов);

четвертый случай, когда признание является следствием предварительной

27

гармонизации и имеет квазиавтоматическое действие .

Профессор Международного центра высшего образования У. Тейхлер отмечает, что термин «признание» имеет четыре разных значения:

признание в качестве главного принципа: готовность принять или признать;

признание как набор механизмов: правила и процессы для реализации такого принятия;

признание в качестве утверждения, факта;

28

признание как сертификация этого утверждения .

В отечественной доктрине взаимное признание также рассматривается как принцип права ЕС, реализованный в определенных областях европейской интеграции через источники права ЕС. А.О. Четвериков рассматривает взаимное признание в качестве одного из принципов либерализации трансграничных отношений. По его мнению, система общих принципов либерализации трансграничных отношений включает: принцип недискриминации по принципу национального гражданства, принцип взаимного признания, принцип устранения двойного налогообложения . Он отмечает, что принцип взаимного признания является основой существования пространства свободы безопасности и правосудия и пространства без внутренних границ, где обеспечивается свобода передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов - внутреннего рынка. Эти области являются ключевыми сферами европейской интеграции, сферами, где ЕС наделен правом издавать акты, гармонизирующие законодательство его государств- членов. [27] [28] [29]

Необходимость принципа взаимного признания для экономической интеграции подчёркивается в рекомендательных документах ЕС. В своем сообщении 1999 г. «Взаимное признание в контексте осуществления плана действий по становлению внутреннего рынка» Еврокомиссия проанализировала принцип взаимного признания и отметила его необходимость для интеграции в экономическом секторе.

Что касается пространства свободы, безопасности и правосудия, то на заседании Европейского совета в Тампере 15 и 16 октября 1999 г. было отмечено, что «взаимное признание судебных решений и сближение законодательства (гармонизация) будут способствовать сотрудничеству между властями в судебной защите индивидуальных прав», принцип взаимного признания должен стать «краеугольным камнем судебного сотрудничества как по гражданским, так и по уголовным делам в рамках Союза» . Таким образом, взаимное признание провозглашается инструментом создания «европейского правового пространства», а гармонизация эффективным условием его реализации.

Е.В. Постникова также считает, что в основе права внутреннего рынка лежат «принципы либерализации», одним из которых является взаимное признание. Она определяет принцип взаимного признания как общий принцип права внутреннего рынка ЕС и выделяет следующие формы его реализации: признание лицензий и стандартов, признание профессиональных квалификаций и

32

документов, их подтверждающих .

Что касается общего определения взаимного признания, то его можно найти в энциклопедии международного публичного права, где под признанием (англ. recognition) понимается принятие иностранного акта государства без рассмотрения лежащего в основе его применения иностранного права, т.е. признание правовой позиции, созданной этим актом. Признание часто бывает обоюдным (анлг. reciprocal) или взаимным (англ. mutual), так как государства, [30] [31] [32] облегчающие принятие претензий со стороны других государств, рано или поздно оказываются в ситуации, когда им нужно другое государство, чтобы облегчить принятие их требований[33].

В данном контексте речь не идёт о сопоставимости того, что подлежит признанию. Из этого определения следует, что сущность признания заключается в принятии определенных правовых аспектов с учётом их неодинаковости по отношению к собственным правилам. Отсутствие эквивалентности между правовыми системами в отношении того, что подлежит признанию, порождает недоверие к правовым системам друг друга, что препятствует признанию. В этой связи акты институтов ЕС уделяют большое внимание взаимосвязи взаимного признания с другими принципами права ЕС, в частности взаимному доверию, а также способам их реализации в отдельной области общественных отношений.

По мнению Еврокомиссии: «доверие всех граждан Евросоюза и национальных властей к функционированию и верховенству права имеет особо важное значение для дальнейшего развития ЕС в области пространства свободы безопасности и правосудия» [34].

В решении по делу Wereld[35] Суд ЕС установил, что на основе принципа взаимного признания и в свете высокой степени доверия (п. 57) и солидарности между государствами-членами, категории преступлений (определённые в Рамочном решении 2002/584/ПВД от 3 июня 2002 г. о Европейском ордере на арест и процедурах передачи между государствами-членами[36]) оправдывают отказ от двойной квалификации (исп. tipificacion).

Взаимное доверие является системным принципом права ЕС, отражающим особенности его правовой системы. Неслучайно Суд ЕС в своём заключении о присоединение Европейского Союза к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод отмечает: «Поскольку Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) будет требовать, чтобы ЕС и государства-члены считались Договаривающимися сторонами не только в их отношениях с Договаривающимися сторонами, не являющимися государствами-членами ЕС, но и в их отношениях друг с другом, в том числе в тех случаях, когда такие отношения регулируются законодательством ЕС, требуется, чтобы государствочлен проверило, что другое государство-член соблюдает фундаментальные права, даже если законодательство ЕС налагает обязательство по взаимному доверию между этими государствами-членами. Таким образом, присоединение может нарушить баланс внутри ЕС и подорвать автономию законодательства ЕС» . Таким образом, отступление от принципа взаимного доверия подрывает правовую систему ЕС, как особую самостоятельную правовую систему. Иными словами, данный принцип квалифицирован Судом как системообразующий.

Суд ЕС усилил свои позицию в данном направлении в одном из своих последних решений по делу Achmea BV. В п. 34 этого решения Суд подчеркнул, что законодательство ЕС основывается на основополагающей предпосылке: «Каждое государство-член ЕС признает, что оно разделяет совокупность общих ценностей, на которых основан ЕС» (эти ценности указаны в ст. 2 Договора о Европейском Союзе (далее - ДЕС)). «Эта предпосылка подразумевает и оправдывает существование взаимного доверия между государствами-членами, что эти ценности будут признаны, и поэтому соблюдается закон ЕС». Именно в этом контексте государства-члены обязаны, в частности, принципом искреннего сотрудничества (англ. sincere cooperation), изложенным в ст. 4 ДЕС, обеспечить на своих территориях применение и уважение права ЕС .

Что касается взаимосвязи взаимного признания и взаимного доверия, то в ряде нормативных актов взаимное доверие упоминается как основа принципа [37] [38] [39] взаимного признания. Регламент (ЕС) 1215/2012 Европейского парламента и Совета от 12 декабря 2012 г. о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам[40] в п. 26 преамбулы закрепляет следующее положение: взаимное доверие применительно к отправлению правосудия в ЕС оправдывает принцип, согласно которому решения, принятые в одном государстве-члене, должны быть признаны во всех других государствах- членах без необходимости какой-либо специальной процедуры (с принятием последствий таких решений). В результате, решение, вынесенное судами какого - либо государства-члена, должно рассматриваться так, как если бы оно было принято в адресованном государстве-члене.

Регламент Совета (ЕС) 2201/2003 от 27 ноября 2003 г. о юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по семейным делам и делам об обязанностях родителей[41] устанавливает, что признание и исполнение судебных решений, должно основываться на принципе взаимного доверия, а основания для непризнания должны быть сведены к минимуму (п. 21 преамбулы).

В Зелёной книге Еврокомиссии о сближении, взаимном признании и о правилах применения уголовных санкций в Европейском Союзе установлено, что сближение норм уголовного права в области штрафов помогает обеспечить взаимное признание судебных решений, поскольку усиливает взаимное доверие[42] [43]. Это два взаимодополняющих механизма для достижения европейской сферы правосудия.

Сообщение Комиссии «О взаимном признании окончательных решений по

43

уголовным делам» содержит положение о том, что, хотя другое государство не может иметь дело с определенным вопросом, аналогичным или похожим собственным, оно принимает его как эквивалент собственным. Взаимное доверие является важным элементом взаимного признания, это не только доверие к адекватности правил своих партнеров, но также и доверие к правильному применению этих правил.

Основываясь на идее эквивалентности и доверии, результаты, достигнутые другим государством, могут вступить в силу в юрисдикции принимающего государства. Исходя из этого, решение, принятое в одном государстве, может быть принято как таковое в другом государстве, хотя сопоставимый орган может даже не существовать в этом государстве или не может принимать такие решения или принял бы совершенно иное решение в сопоставимом случае. Признание иностранного решения по уголовным делам можно понимать как предоставление ему эффекта за пределами государства, в котором оно было вынесено.

В п. 3 Зеленой книги Еврокомиссии «Об укреплении взаимного доверия в

44

европейском пространстве правосудия» отмечается, что принцип взаимного признания основывается на идее взаимного доверия между государствами- членами. Судебные решения должны быть признаны эквивалентными и исполняться по всему Союзу независимо от того, где было принято решение. Это основано на презумпции того, что системы уголовного правосудия в рамках Европейского Союза хотя и не одинаковы, но, по меньшей мере, эквивалентны. Таким образом, эквивалентность систем есть основа взаимного доверия.

В этом контексте М. Ортино выражает мнение о том, что эквивалентность между принимающим государством и государством происхождения — это необходимое условие применения принципа взаимного признания[44] [45]. В этой связи некоторые авторы говорят о некорректности наименования принципа взаимного признания. Так, Д. Вайлер заявил, что принцип, зародившийся в решении Суда

ЕС Cassis de Dijone[46] [47] [48], должен быть выражен наименованием функционального

47

параллелизма .

Эквивалентность может быть полной и неполной. Так, Директива 2005/36/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 7 сентября 2005 г. о признании профессиональных квалификаций (далее - Директива 2005/36/ЕС) с поправками, внесенными Директивой 2013/55/ЕС Европейского Парламента и Совета от 20 ноября 2013[49] (далее - Директива 2013/55/ЕС) устанавливает возможность частичного признания (ст. 4f «Частичный доступ»). В данном аспекте речь идёт о том, что если квалификация является не полностью эквивалентной, её признание все же возможно в соответствующей требованиям части.

Поскольку взаимное доверие есть уверенность в эквивалентности, правильности правопорядка другого государства и условия его применения, концепция взаимного признания идет рука об руку с определенной степенью стандартизации[50], приведением к единым минимальным стандартам. Гарантия единого минимума способствует эквивалентности и повышает взаимное доверие, что способствует признанию. Стандартизация в ЕС осуществляется через гармонизацию. Гармонизация положений в рамках ЕС есть повышение доверия через установление эквивалентности в случае неабсолютности такого доверия. Таким образом, встает вопрос о признании, предусмотренном актами вторичного права ЕС, актами гармонизации.

Европейские исследователи К. Николалидиса и Г. Шаффера отмечают, что для того, чтобы обеспечить осуществление принципа взаимного признания, правительства государств принимают взаимное признание в качестве договорной нормы, в соответствии с которой органы принимающей стороны согласны со стороной происхождения в отношении их продуктов, лиц, сервиса, или фирмы, при условии соблюдения определенной договоренности, режима. На основании этой нормы идёт управление процессами в определенной области, например, в области трудовой миграции лиц. Режимы взаимного признания предусматривают условия, регулирующие признание, действительность иностранных законов, правил, стандартов и процедур сертификации[51]. Именно режим определяет условия, соблюдение которых приведет к исполнению нормы о признании и взаимному доверию.

По мнению К. Николалидис и Г. Шаффер понятие «режимы взаимного признания» может быть использовано в качестве синонима к термину «соглашения о взаимном признании». В таких соглашениях стороны применяют принцип взаимного признания в отдельных секторах экономики[52] [53]. Данные соглашения устанавливают условия, правила, стандарты и процедуру признания. Соглашения о взаимном признании можно отнести к форме выражения, установления признания, к источнику его закрепления.

В праве ЕС режим взаимного признания определяется его источниками разных уровней: учредительными договорами, устанавливающими правовые базы, актами вторичного права и прецедентным правом Суда ЕС. С. Шмидт пишет, что в нормативных актах ЕС предусмотрено несколько режимов взаимного признания, отличающихся степенью гармонизации положений в

53

регулируемой области .

Тем не менее, наличие актов гармонизации не является обязательным условием взаимного признания. По мнению Е. В. Постниковой, если в результате

гармонизации не принимается в расчет законодательство государства происхождения, то признание не может быть взаимным по определению и

54

возникает вопрос о правильности реализации данного принципа .

В судебной практике Суда ЕС можно отметить случаи, предусматривающие возможность признания вне актов гармонизации[54] [55]. В этой связи В. Хатцопулос выделяет «активное признание» - ситуация, когда власти принимающего государства должны сами оценивать эквивалентность документов, выданных в других государствах, и «пассивное признание» - признание, осуществляемое властями принимающего государства посредством применения системы взаимного признания, принятой на уровне ЕС[56]. В таком случае признание приравнивается к принятию отличной правовой системы, т.е. безоценочному подтверждению, согласию. Еще во времена древнего Рима провозглашалось уважение тождества и разнообразия покоренных народов. Римская модель была основана на принципе «единства, но не единообразия»[57], который прокладывает путь принципа взаимного признания в общем его понимании (вне актов гармонизации). В дальнейшем серия постановлений под названием «Capitularies», принятых Карлом Великим, не заменяла нормы и правила, которые уже исполнялись в завоеванных странах, но приспосабливала к ним в свете местных традиций и практики. Это был так называемый «Каролингов принцип взаимного

признания»[58].

Если вопрос не отнесен к компетенции ЕС, то взаимное признание также не может быть реализовано в рамках гармонизации. Ст. 165 «Деятельность Союза в

области образования» Договора о функционировании Европейского Союза[59] (далее - ДФЕС) устанавливает, что Союз способствует развитию качественного образования, поощряя сотрудничество государств-членов и, если необходимо, поддерживая и дополняя их деятельность. «Деятельность Союза направлена на создание благоприятных условий для мобильности студентов и преподавателей, в том числе на поощрение академического признания дипломов и периодов обучения»[60]. Эта позиция позволяет рассматривать признание само по себе вне актов гармонизации ЕС.

Несмотря на возможность признания вне актов ЕС, устанавливающих соответствующий режим, прецедентное право Суда ЕС подчёркивает необходимость эквивалентности (полной или частичной) объекта, подлежащего признанию. В решении по делу Heylens Суд ЕС установил, что диплом государства-члена может быть признан, если он подтверждает, что его владелец обладает знаниями и квалификацией, которые, если не идентичны, то по крайней мере, эквивалентны тем, которые сертифицированы национальным дипломом. «Оценка эквивалентности иностранного диплома должна осуществляться исключительно в свете уровня знаний и квалификации»[61].

Голландский исследователь В. Баллегой говорит о двойственной природе принципа взаимного признания и интерпретировал его как взаимное признание: за пределами гармонизации и взаимное признание в рамках гармонизации. В его понимании принципа взаимного признания вне гармонизации недостаточно для функционирования отдельных областей, более того, даже когда существующие разногласия улажены, всегда будут существовать исключения, связанные с напряженностью в области публичного интереса[62]. Исследователь подчёркивает, что в области права внутреннего рынка взаимное признание не влечет автоматического доступа на рынок на основании соответствия материальных и процессуальных норм положениям принимающего государства. Автор мотивирует это тем, что во время принятия Единого Европейского Акта[63] (далее - ЕЕА) государствами-членами была отклонена попытка Еврокомиссии о достижении автоматического признания национальных стандартов. Более того, после Лиссабона (в данном контексте речь идёт о принятии Лиссабонского договора[64]) концепция взаимного признания рассматривается в совокупности с экономическими правами и общественным интересом. Таким образом, публичный интерес может ограничить свободное передвижение в той мере, в какой не установлен общий уровень его защиты.

Румынский правовед Л. Дзабирова отмечает, что взаимное признание в его истинном значении не требует сравнения, но предполагает, что государства- члены имеют одинаковый уровень защиты и контроля. Если это не так, то это является основанием для действий по сокращению различий, которые помогают в укреплении взаимного доверия[65]. Стандарты государств-членов ЕС должны удовлетворять его требованиям, что подстегивается директивами, принимаемыми институтами ЕС. В этой связи взаимное признание напоминает lex generalis, пока lex specialis (меры гармонизации) вариативно не организует процесс признания для конкретной области.

Теперь рассмотрим реализацию взаимного признания в области свободы безопасности и правосудия и права внутреннего рынка. Обращаясь к источникам первичного права ЕС, т.е. к его учредительным договорам, подписанным и ратифицированным государствами-членами, следует отметить, что в них закреплен конкретный вид признания, а именно: признание судебных и внесудебных решений, признание дипломов, сертификатов и иных документов, подтверждающих профессиональную квалификацию, признание дипломов и периодов обучения. В учредительных документах речь не идёт об общем принципе взаимного признания, а устанавливается, что конкретно подлежит признанию.

Рассмотрим взаимное признание судебных решений, обеспечивающее пространство свободы безопасности и правосудия. Ст. 82 ДФЕС закрепляет, что судебное сотрудничество по уголовным делам основано на принципе взаимного признания приговоров и судебных решений и включает в себя сближение законодательных и регламентарных положений с целью обеспечения признания приговоров и судебных решений. Здесь речь идет о признании действия решений, принятых в одном из государств-членов, в другом государстве-члене и о признании судебных и внесудебных решений. Признание судебных решений по уголовным делам включает принятие процедур расследования одного государства-члена в другом, для упрощения этого принятия в настоящее время в ЕС создан Европейский следственный ордер и Европейский ордер на арест.

Европейский следственный ордер (англ. European Investigation Order) является новым инструментом, помогающим европейским властям бороться с преступностью и терроризмом, упрощая работу судебных органов, когда они запрашивают доказательства, находящиеся в другом государстве - члене ЕС. Например, если французские судебные власти следят за террористами, скрывающимися в Бельгии, они могут потребовать у своих бельгийских коллег допросить свидетелей или провести обыск от их имени. Такой инструмент основан на принципе взаимного признания, а это означает, что каждая страна ЕС обязана признать и выполнять запрос другой страны, как если бы это было сделано с решением, исходящим от его собственных властей. Европейский следственный ордер заменяет существующую фрагментированную правовую основу для получения доказательств и охватывает весь процесс сбора доказательств[66].

Европейский ордер на арест (англ. European Arrest Warrant), в свою очередь, заменяет длительные процедуры выдачи в территориальной юрисдикции ЕС. Он улучшает и упрощает судебные процедуры, способствует проведению уголовного преследования, или исполнения приговора и заключения под стражу. Европейский ордер на арест - это судебное решение, принятое государством- членом с целью ареста и передачи другим государством-членом запрашиваемого лица в целях проведения уголовного преследования или исполнения приговора о лишении свободы или заключения под стражу (ст. 1 «Европейский ордер на расследование и обязательства по его выполнению»).

Г осударства-члены исполняют любой европейский ордер на арест на основе принципа взаимного признания и в соответствии с положениями Рамочного решения Совета от 13 июня 2002 г. о Европейском ордере на арест и процедурах выдачи между государствами-членами[67]. В Сообщении Еврокомиссии

Европейскому парламенту и Совету о взаимном признании судебных решений по уголовным делам и укреплении взаимного доверия между государствами- членами[68] отмечается, что последствия применения принципа взаимного признания заключаются в том, чтобы оставить расследование и принятие решений в ходе этого расследования государствам-эмитентам, поскольку это решение не может быть принято в исполняющем государстве-члене.

П.Н. Бирюков в качестве механизма унификации правил передачи доказательств в ЕС рассматривал также Европейский доказательственный ордер[69], установленный Рамочным решением Совета 2008/978/ ПВД от 18 декабря 2008 г. о Европейском доказательственном ордере на предоставление доказательств в целях получения предметов, документов и информации для использования в уголовном преследовании[70]. В настоящее время этот нормативный акт утратил силу в связи с принятием Рамочного решения о Европейском следственном ордене.

Что касается признания решений по гражданским делам, то ст. 81 ДФЕС устанавливает: «Союз развивает судебное сотрудничество по гражданским делам с трансграничными последствиями, которое основано на принципе взаимного признания судебных и внесудебных решений». В этой связи Регламент Совета (ЕС) 44/2001 от 22 декабря 2000 г. о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам в ст. 33 устанавливал, что решение, принятое в государстве-члене, признается в других государствах- членах без какой-либо специальной процедуры[71] [72] [73]. Такое же положение закрепил и заменивший его Регламент (ЕС) № 1215/2012 от 12 декабря 2012 г. о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам . Регламент (ЕС) № 1215/2012 устанавливает, что различия между национальными правилами, регулирующими юрисдикцию и признание решений, препятствуют функционированию единого пространства свободы безопасности и правосудия и закрепляет правила, регулирующие юрисдикцию, признание и исполнение судебных решений на уровне ЕС. В данном случае для эквивалентности правовых систем государств, участвующих в признании, предусмотрены единые положения о юрисдикции и формах документов, а также об органах, участвующих в процессе признания решений.

Регламент Совета (ЕС) № 2201/2003 от 27 ноября 2003 г. о юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по семейным делам и вопросам родительской ответственности, отменяющий Регламент (ЕС) 1347/2000 , устанавливает правила в отношении юрисдикции, признания и исполнения судебных решений по семейным делам и вопросам родительской ответственности. Помимо признания решений Регламент предусматривает признание документов и соглашений, подлежащих исполнению между сторонами.

Итак, в области свободы безопасности и правосудия единое пространство обеспечивается принципом взаимного признания приговоров и судебных решений, реализованного через акты гармонизации ЕС. Проанализированные акты не дают определения принципа взаимного признания, в ДФЕС и актах вторичного права речь идёт о конкретном виде признания - признании приговоров и судебных решений.

Что касается единого внутреннего рынка ЕС, то взаимное признание обеспечивает функционирование его свобод. Внутренний рынок (англ. internal market) в соответствии с § 2 ст. 26 ДФЕС представляет собой пространство без внутренних границ, где обеспечивается свобода передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов . Единый рынок, как отмечает, М. Л. Энтин, является одним из наиболее эффективно работающих в рамках ЕС компонентов .

Профессор М. М. Бирюков отмечает, что внутренний рынок является одной из тех целей, для которых нужен Союз, целью, для которой объединились его государства-члены[74] [75] [76]. Создание и обеспечение его деятельности относится к совместной компетенции ЕС в соответствии со ст. 4 ДФЕС. ЕС и государства- члены могут законодательствовать и принимать юридически обязательные акты в данной сфере, а государства-члены осуществляют свою компетенцию в той мере, в какой ЕС не воспользоваться своей.

Идея общего рынка (понятия внутренний, единый и общий рынок, отражающие историческое понимание интеграции в данном секторе, рассматриваются как синонимы[77]) как системы устранения препятствий трансграничной торговле между государствами-членами в целях слияния их национальных рынков в единый рынок, условия которого должны быть

максимально приближены к реальному внутреннему рынку, была чётко

по

сформулирована Судом ЕС в решении по делу Gaston Schul .

Ю.М. Юмашев выделяет три основных элемента внутреннего рынка: 1) четыре основные свободы; 2) общие политики Сообщества (ныне Союза - Т.З.), которые, в свою очередь, обеспечивают реализацию этих свобод; 3) таможенный союз. Становление общего рынка, по его мнению, заключалось в устранении препятствий обмену товарами, лицами, капиталами и услугами между государствами-членами, что отвечало экономическим и политическим интересам ЕС . С. Шмидт считает, что в рамках права внутреннего рынка взаимное признание позволяет интегрировать отдельные рынки, образованные специальными правилами в отношении товаров, услуг или профессий .

К свободам внутреннего рынка относятся: свобода передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов. Их содержание составляет запрет ограничений свободного движения товаров, лиц, услуг и капиталов на всей территории ЕС. Принцип взаимного признания, вытекающий из учредительных договоров и прецедентного права Суда ЕС, является одним из средств обеспечения свободного перемещения товаров, лиц и услуг на внутреннем рынке.

Применительно к свободе передвижения товаров принцип взаимного признания технических регламентов и стандартов является ключевым механизмом, обеспечивающим свободное перемещение товаров на внутреннем рынке ЕС. Регламент (ЕС) 764/2008 Европейского парламента и Совета от 9 июля 2008 г., устанавливающий процедуры, касающиеся применения некоторых национальных технических правил к продуктам, законно продаваемым в другом государстве-члене[78] [79] [80] [81], содержит правила и процедуры, которым должны следовать компетентные органы государства-члена при принятии или намерении принять решение, которое будет препятствовать свободному перемещению продукта, на

законных основаниях продаваемых в другом государстве-члене (п. 2-3

преамбулы).

Государство-член не может запрещать продажу на своей территории продуктов, которые законно продаются в другом государстве-члене, даже если эти продукты были изготовлены в соответствии с техническими правилами, отличными от тех, на которые распространяется отечественная продукция. Единственными исключениями из этого принципа являются ограничения, которые оправданы по основаниям, указанным в ст. 36 ДФЕС. В условиях единого рынка соответствие товаров и услуг административному регулированию страны происхождения является вполне достаточным для принятия этих товаров и услуг на рынках других государств-членов, а товар, законно произведенный в одном государстве-члене, может быть допущен на рынок другого государства- члена, если он удовлетворяет требованиям контроля принимающей стороны .

Свобода передвижения лиц, учреждения и свобода предоставления услуг также являются фундаментальными свободами внутреннего рынка. Они предоставляют физическим и юридическим лицам право организовывать и вести бизнес в любом месте в ЕС. Взаимное признание профессиональных квалификаций в ЕС является ключевым механизмом, облегчающим реализацию этих свобод, оно позволяет квалифицированным специалистам пересекать границы и осуществлять свою работу в другом государстве-члене. Взаимное признание профессиональных квалификаций устраняет необходимость переквалификации в другом государстве-члене. Система такого признания, постепенно сложившаяся в ЕС, является важным элементом эффективной работы основополагающих свобод внутреннего рынка ЕС. Отсутствие такой системы являлось бы препятствием реализации прав граждан ЕС на экономическую мобильность. Без взаимного признания профессиональных квалификаций невозможно функционирование единого экономического пространства.

В Сообщении Комиссии «Взаимное признание в рамках реализации плана действий по становлению внутреннего рынка» 1999 г. подчёркивается, что «для [82] надлежащего функционирования внутреннего рынка: необходимо сочетать гармонизирующее законодательство, инструменты, позволяющие проверять соответствие или эквивалентность документов, подтверждающих профессиональные квалификации и взаимное признание» .

Признание профессиональных квалификаций является одним из видов

84

взаимного признания наряду с признанием лицензий и стандартов . В делах Choquet , Van Wesemael и Webb речь идёт о признании документов по вождению, Суд ЕС установил запрет на обременение двойным экзаменом и обязал государства - члены сравнивать и, при необходимости, принимать во внимание испытания, принятые в другом государстве-члене. Директива 2006/126/ EC Европейского парламента и Совета от 20 декабря 2006 г. о водительских удостоверениях в ст. 2 предусматривает положения об обязательности признания водительских удостоверений, выданных государствами-членами ЕС[83] [84] [85] [86] [87] [88] [89]. Принцип взаимного признания водительских удостоверений влечет за собой полное признание всех прав, предоставленных держателю лицензии в соответствии с

89

национальными положениями .

М. Мёстл указывает, что в контексте внутреннего рынка принцип взаимного признания вытекает из учредительных договоров ЕС и поэтому непосредственно применим, то есть лицо может ссылаться на него, и государства-члены должны оправдывать отклонения от него без какой-либо необходимости. В рамках пространства свободы безопасности и правосудия сам принцип нуждается в обосновании, и не может быть обязанности взаимного признания, вытекающей непосредственно из основного закона. Акты первичного права излагают цель осуществления взаимного признания посредством вторичного законодательства (ст. 67, 81, 82 ДФЕС). Любое применение принципа расширяет государственные полномочия за пределами их территориальных границ за счет прав и свобод людей, что всегда требует, чтобы принцип был официально введен в действие специальным вторичным законодательством, что придаёт ему четкую правовую

90

основу .

В рамках пространства свободы безопасности и правосудия для принципа взаимного признания нет большой необходимости балансировать между обеспечением трансграничной свободы и уважением общественного интереса. Если для внутреннего рынка гармонизация - это необходимый элемент баланса (приведение стандартов государств к необходимому минимуму, дабы разница в стандартах не навредила общественным интересам), то в рамках пространства свободы безопасности и правосудия это необходимый инструмент, без которого затруднительна имплементация принципа. Иными словами, в рамках свободы безопасности и правосудия невозможно установление взаимного призвания вне гармонизации.

В рамках внутреннего рынка обязанность взаимного признания вытекает из основных свобод граждан ЕС, что неизбежно представляет собой некоторую потерю нормативной автономии для государств-членов ЕС. Отказ от взаимного признания может быть оправдан при определенных в ДФЕС условиях. Государство-член может только ссылаться на эти основания и не свободно в определении общественных интересов. Более того, когда речь идёт о взаимном признании профессиональных квалификаций для реализации свободы передвижения лица в рамках внутреннего рынка, в случае невозможности признания квалификации в рамках вторичного права ЕС, признание осуществляется исходя из соответствующих базовых положений актов первичного права ЕС по национальным нормам принимающего государства- [90] члена. В решении по делу Commission v Italy[91] [92] [93] Суд ЕС установил, что положения ДФЕС «отражают обязательство соблюдать принципы недискриминации и взаимного признания стандартов». В решениях по делам Bobadilla и Hocsman Суд ЕС также установил, что принцип взаимного признания профессиональных квалификаций не ограничивается режимом признания, установленным актами вторичного права ЕС. И хотя Суд ЕС указал, что взаимное признание - это принцип, он не раскрыл его формулировку, акцентируя внимание на полномочиях институтов ЕС по изданию законодательных актов[94]. Е.В. Постникова также отмечает, что взаимное признание было фактически признано Судом ЕС в качестве принципа[95] в решениях по делам Hedley Lomas[96] [97] [98], Commission of the European Communities v Kingdom of Belgium и Commission of the European Communities v Hellenic Republic .

Подводя итог настоящему параграфу, целесообразно резюмировать, что в доктрине и источниках права ЕС отсутствует легального определение взаимного признания. Исследованные акты закрепляют конкретные виды взаимного признания (лицензий, судебных решений, квалификаций и др.) и определяют, что оно реализуется в совокупности с принципом взаимного доверия, предполагающего предварительную гармонизацию среди государств - членов ЕС для обеспечения полной или частичной эквивалентности признаваемых объектов. В этой связи учредительные документы ЕС устанавливают полномочия ЕС по изданию актов гармонизации для реализации принципа взаимного признания в конкретной области.

На основании изложенного целесообразно определить взаимное признание профессиональных квалификаций (кратко - профессиональное признание) как обязанность каждого государства-члена рассматривать иностранную профессиональную квалификацию, в качестве полного или частичного эквивалента национальной квалификации, с предоставлением её обладателю соответствующих прав на осуществление экономической деятельности на своей территории.

Взаимное признание играет ключевую роль в европейской интеграции, согласуясь с основными принципами права ЕС (такими как взаимное доверие), оно может реализовываться прямо или через акты гармонизации ЕС. В последнем случае устанавливается режим реализации взаимного признания. Режимы могут варьироваться в рамках одной области признания (например, автоматический и неавтоматический для профессионального признания).

Профессиональное признание, в свою очередь, является ключевым механизмом интеграции в области свободы передвижения лиц (одной из свобод внутреннего рынка), без него невозможно полностью реализовать право на такую свободу.

<< | >>
Источник: Заплатина Татьяна Сергеевна. Правовое регулирование взаимного признания профессиональных квалификаций государствами-членами Европейского Союза. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Понятие взаимного признания профессиональных квалификаций в праве Европейского Союза:

  1. 2.2.1. Регулирование торговли услугами в рамках Европейского Союза
  2. §2. Элементы предприятия как имущественного комплекса.
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. I. 3. Правовые основы деятельности региональных интеграционных образований и их компетенция в сфере правовой охраны изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. § 1. Понятие взаимного признания профессиональных квалификаций в праве Европейского Союза
  8. § 2. Эволюция законодательства Европейского Союза о взаимном признании профессиональных квалификаций
  9. § 1. Понятие профессиональных квалификаций как объекта взаимного признания на едином внутреннем рынке Европейского Союза
  10. 2.2. Специальные режимы взаимного признания для отдельных профессий
  11. Библиография
  12. ПРИЛОЖЕНИЯ
  13. 1.1.3.Страсбургская конвенция
  14. § 2.1. Проведение проверок сообщений о преступлении и производство по уголовным делам должностными лицами и органами представляемого государства
  15. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  16. §1. Понятие трансграничного инвестиционного фонда
  17. §1. Особенности регулирования международных контрактов с участием трансграничных инвестиционных фондов