<<
>>

Ответственность за терроризм

1.7.1. Ответственность государств

Вопросы ответственное! и за терроризм, осуществляемый в форме террора, насаждаемого государством, реіулируются, в основном, внутригосударственным нравом.

Тем нс менее, международное право также может применяться, поскольку затрагиваются вопросы прав человека. Если нарушения носят достаточно серьезный характер, то такие действия государств следует рассматривать как международное преступление. Поскольку обязательства в области прав человека являются обязательствами erga omnes, то нарушение этих обязательств должно рассматриваться как нарушение в отношении международного сообщества в целом.

Ответственность государства, совершившего международное преступление, может быть реализована либо на основе добровольного признания им своей ответственности, либо в результате применения к такому государству международным сообществом мер принуждения[152].

Что касается терроризма, направляемого государством, то очевидно, что в тех случаях, когда такой терроризм осуществляется должностными лицами государства, то государство должно нести ответственность. Если же терроризм осуществляется частными агентами или группами ио заданию государства, то в таких случаях для возложения ответственности на государство необходимо установись связь между этими субъектами и государством. Согласно ст. 8 проекта статен оо ответственности государств за международно-противоправные деяния «поведение лица или группы лиц рассматривается как деяние государства по международному нраву, если это лицо или группа лиц фактически действует ио указаниям либо под руководством или контролем этого государства при осуществлении такого поведения». Таким образом, если связь с государством проявляется в любой из указанных трех форм, то на государство должна быть возложена ответственность. Статьи об ответственности государств за международно-противоправные деяния пока что являются проектом.

Тем ис менее, они основываются на разработанных в доктрине положениях и большинство содержащихся в них норм, по-видимому, отражают нормы международного обычного нрава.

Следует, однако, отмстить, что общая поддержка каких-либо групп каким- либо государством сама по себе нс дает оснований для рассмотрения этих групп как действующих от имени государства, а, соответственно, и для возложения международной ответственности на государство за действия этих групп, поскольку не все действия таких групп осуществляются по указанию соответствующего государства. Для возложения ответственности на государство необходимо установить не только тот факт, что государство оказывает общую поддержку группе, совершившей противоправные действия, ио также доказать, что противоправные действия были совершены именно по указанию государства. Такой вывод следует из п. 109 решения Международного Суда но делу Никарагуа против США. где Международный Суд исследовал вопрос о возможности приравнять для правовых целей контрас к какому-либо органу правительства США или признать их действующими от имени этого правительства. В решении указывается на то, что материальная и иная поддержка контрас со стороны США не является явным доказательством в пользу того, чго США действительно осуществляли над ними всеобъемлющий коїгтроль в такой степени, чтобы считать контрас действующими от имени США[153]. В решении (и. 115) также указывается, чло общий контроль со стороны США нал указанной силой, даже при высокой степени ее зависимости, сам по себе, при отсутствии дополнительных доказательств, нс означает того, что США давали указания совершать действия.

нарушающие право прав человека и іуманитарнос право, поскольку ко і пр ас могли совершать эти действия по собственной инициативе16’.

В некоторых случаях па государства может быть возложена ответственность нс только за государственный терроризм, но и за негосударственный терроризм. Как указывает К.К. Куфа, такая ответственность основывается на доктрине должной осмотрительности, в соответствии с которой государства должны обеспечить всем лицам, находящимся под их юрисдикцией, защиту от поведения негосударственных субъектов.

Международно-правовые документы, рсіулируюіцие вопросы прав человека, предусматривают широкий круг обязательств, которые требуют, чтобы государства действовали с должной осмотрительностью для предупреждения нарушений. Так, на государства возлагается позитивная обязанность регулировать и контролировать определенные действия негосударственных субъектов с целью недопущения нарушений прав человека, включая террористические акты, а также предотвращать такие нарушения и обеспечивать защит)' от них, а неспособность государства выполнить эту задачу становится актом упущения[154]. При этом государства несут ответственность именно за такое упущение, а нс за противоправные действия негосударственного субъекга.

1.7.2. Ответственность физических лиц

Ответственность физических лиц, причастных к терроризму, наступает на основании норм внутригосударственного права соответствующего государства. Однако, поскольку терроризм часто бывает связан с несколькими государствами, зачастую большое значение приобретает международное сотрудничество в борьбе с терроризмом. Поэтому в этом случае центральными являются вопросы юрисдикции. Следуют также иметь в виду, что международное право запрещает предоставление убежища лицам, причастным к терроризму.

В доктрине существует пять критериев, на основании которых государства могут распространять свою юрисдикцию в отношении тех или иных лиц и событий:

1) Территориальный критерий — юрисдикция государства в отношении лиц и событии на собственной территории.

2) Личный (национальный) критерий позволяет установить юрисдикцию государства в отношении его іраждан. находящихся за пределами его территории.

3) Охранительный критерий позволяет установить юрисдикцию в отношении действий, совершаемых за пределами территории государства, лицами, нс являющимися его гражданами, когда такие действия направлены против безопасности государства или негативные последствия которых имеют место на его территории.

4) Пассивный личный (национальный) критерий (passive personality principle) позволяет государствам установить свою юрисдикцию в отношении деяний, совершенных за пределами его территории, лицом, не являющимся его гражданином, в случаях, когда потерпевшим является гражданин этого государства[155].

5) Критерий универсальности позволяет в некоторых случаях государствам устанавливать свою юрисдикцию в отношении лиц, которые совершают действия за пределами этого государства, и которые нс затрагивают каким-либо образом ни это государство, ни его граждан.

Не вызывает сомнения возможность применения при борьбе с терроризмом первых трех критериев. Более дискуссионными являются четвертый и пятый критерии. Что касается пассивного личного критерия, то норма, допускающая использование этого критерия содержится в проекте всеобъемлющей конвенции но международному терроризму. Кроме того, некоторые государства, в частности США и Франция, установили в своем внутреннем праве юрисдикцию в отношении лиц, причиняющих вред их гражданам посредством террористических актов[156]. По- видимому, в международном праве не содержится запрета на применение этого критерия в отношении преступлений, связанных с терроризмом.

Что же касается критерия универсальности, то анализ международно­правовых документов в области борьбы с терроризмом показывает, что критерий универсальности нс действует в отношении актов терроризма и лиц, причастных к ним. Критерий универсальности нс предусмотрен и в проекте всеобъемлющей конвенции но международному терроризму.

Согласно ст. 6 проекта всеобъемлющей конвенции ио международному терроризму государства обязаны установить свою юрисдикцию в отношении актов терроризма в следующих случаях[157]:

■ преступление совершено на территории государства;

■ преступление совершено на борту судна, плавающего под флагом этого государства или летательного аппарата, зарегистрированного согласно законам этого государства;

■ преступление совершено гражданином государства.

Кроме того, они могут установить свою юрисдикцию в следующих случаях:

■ преступление совершено лицом без гражданства, имеющим свое обычное место жительства на территории государства;

■ преступление совершено полностью или частично за пределами территории государства, однако его последствия или желаемые последствия распространяются на территорию государства;

• преступление совершено против гражданина данного государства;

■ преступление совершено против государственного или правительственного объекта государства за границей, включая посольство или иное дипломатическое или консульское помещение;

■ преступление совершено с целью принудить государство совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения:

■ преступление совершено на борту' летательного аппарата, эксплуатируемого правительством государства.

Международное право (резолюция Совета Безопасности 1373 (2001)) запрещает предоставлять убежище лицам, причастным к терроризму, поэтому в отношении них должен действовать принцип aul judicare aut dedere.

Поскольку терроризм часто бывасг связан с несколькими государствами, то вполне возможно, что юрисдикция в отношении одного и того же деяния будет установлена внутригосударственным правом нескольких государств. Если предполагаемый преступник находится на территории (в пределах исполнительной юрисдикции) государства, право которого устанавливает юрисдикцию этого государства в отношении инкриминируемого данному лицу деяния, то вопрос о выдаче нс стоит даже в том случае, если внутреннее право какого-либо другого государства устанавливает юрисдикцию в отношении этого деяния. В таком случае дело этого лица должно быть рассмотрено но существу в том государстве, где это лицо находится, в соответствии с его правом.

Если же лицо оказывается иа территории государства, внутригосударственным правом которого нс установлена юрисдикция в отношении инкриминируемого ему деяния, то, поскольку международное право запрещает предоставление убежища лицам, причастным к терроризму, государство обязано принять меры для экстрадиции лица в государство, право которого устанавливает юрисдикцию в отношении инкриминируемого лицу деяния. Если же юрисдикция в отношении этого деяния установления несколькими государствами, то предполагаемый преступник должен быть выдай в одно из этих государств. Международное право не устанавливает, какая нз юрисдикций в этом случае имеет приоритет, поэтому этот вопрос должен решаться в соответствии с внутренним нравом того государства, из которого лицо экстрадируется.

После исполнения наказания лицо, причастное к терроризму, в соответствии с принципом non bis in indem, не может быть подвергнуто наказанию за то же деяние в другом государстве.

1.8.

<< | >>
Источник: Криволапов Павел Сергеевич. Новые тенденции международного сотрудничества в области прав человека. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме Ответственность за терроризм:

  1. Уголовно-правовые подходы к терроризму
  2. Криминогенные и виктимогеныые факторы, способствующие терроризму
  3. Криминологическая характеристика личности террориста
  4. Социально-правовые меры предупреждения терроризма
  5. Организационно-тактические аспекты деятельности ОВД по предупрежде­нию терроризма
  6. Международный опыт борьбы с терроризмом и его использование в Россий­ской Федерации
  7. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  8. ПРИЛОЖЕНИЕ Состояние терроризма на обслуживаемой территории (на момент проведения опроса)
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. Действия ООН в отношении терроризма