<<
>>

Международно-правовые основы защиты прав человека в Организации Американских Государств

Акцентируя внимание на Декларации 1948 г. и Конвенции 1969 г., не следует забывать о договорах и декларациях о правах человека, принятых в рамках ОАГ для обеспечения конкретных прав и свобод человека или прав и свобод отдельных категорий населения.

Применительно к настоящему исследованию представляется целесообразным рассмотреть договоры по правам человека ОАГ по дате принятия с обозначением особенностей каждого документа.

Каждой конвенции ОАГ по правам человека присущи свои особенности.

Вместе с тем некоторые общие отличительные черты присущи всем конвенциям по правам человека ОАГ. Эти особенности обусловлены спецификой региона.

Так, каждая конвенция по правам человека включает понятийный аппарат, а некоторые и категориальный аппарат. Например, в Межамериканской конвенции о предупреждении пыток и наказанию за них 1985 г.[103] содержится определение понятия «пытка» и перечень видов жестокого обращения, которые квалифицируются как «пытка». В Межамериканской конвенции о насильственном исчезновении людей 1994 г.[104] содержится определение понятия «насильственного исчезновения». Практика включения в текст договора определений ключевых понятий имеет как позитивные черты, так и негативные. С одной стороны, включение в текст договора определений соответствующих понятий способствует их единообразному понимаю государствами. С другой стороны, с течением времени соответствующие определения могут потребовать корректировки.

В отличие от Европейской системы защиты прав человека, на нарушение положений ряда межамериканских конвенций можно подать жалобу в Межамериканский суд, несмотря на наличие специального контрольного механизма, созданного на основании этих конвенции. Например, в рамках Межамериканской конвенции о ликвидации расизма, расовой дискриминации и связанной с ней нетерпимостью 2013 г.[105] был создан Межамериканский комитет по предупреждению и ликвидации расизма, расовой дискриминация и всех форм дискриминации и нетерпимости для мониторинга выполнения государствами обязательств, однако в ст. 15 Конвенции также указывается, что «любое лицо или группа лиц или неправительственная организация» могут представлять жалобы о нарушении положений настоящей Конвенции государством в МКПЧ[106].

Еще одной исключительной особенностью некоторых конвенций в рамках ОАГ является включение в текст Конвенции положений об экстрадиции лиц, виновных в нарушении положений Конвенции, например, в Межамериканской конвенции о насильственном исчезновении людей 1994 г.[107] говорится о том, что «каждое государство-участник, которое обусловливает экстрадицию наличием договора, может, если оно получает просьбу об экстрадиции от другого государства-участника, с которым оно не имеет договора об экстрадиции, рассматривать настоящую Конвенцию в качестве правового основания для выдачи в связи с преступлением пыток»[108].

Преимуществом МСЗПЧ по сравнению, например, с Европейской системой защиты прав человека, является то, что отсутствует проблема с толкованием договора, так как Межамериканский суд полномочен толковать любой договор в рамках ОАГ.

Остановимся более подробно на документах, принятых в рамках ОАГ.

■ Межамериканская конвенция о предупреждении пыток и наказанию за них была подписана в 1985 г. и вступила в силу 28 февраля 1987 г.[109]. Согласно ст.

2 Конвенции 1985г., пытка - это «любое действие, которым лицу умышленно причиняется физическая или психическая боль или страдание в достижении целей уголовного расследования, в качестве средства запугивания, личного наказания, в качестве превентивной меры, в качестве наказания или для любых других целей»[110]. Пыткой также признается применение к лицу методов воздействия, направленных на уничтожение личности жертвы или умаление его физических или умственных способностей, даже если при этом не причиняется физическая боль или психические страдания. При этом особо оговаривается, что понятие пытки не включает в себя физическую или психическую боль или страдания, являющиеся результатом или исключительным следствием применения законных мер при условии, что они не включают в себя выполнение действий или использования методов, указанных в статье.

Конвенция 1987 г. уточняет смысл и содержание ст. 5 Конвенции 1969 г., которая также запрещает пытки и бесчеловечное обращение. В соответствии со ст. 8 Конвенции 1987 г., «после того как все внутренние правовые процедуры соответствующего государства и соответствующие инстанции были исчерпаны, дело может быть передано в международный судебный орган»[111] - это может быть Межамериканская комиссия или Межамериканский суд по правам человека для тех государств, которые приняли его юрисдикции по спорам.

Данная система была усилена назначением Специального докладчика Межамериканской комиссии по вопросу защиты прав лиц, лишенных свободы, в 2004 г.

Его мандат включает в себя, в частности:

- сбор и получение информации об условиях содержания под стражей лиц, лишенных свободы в государствах-членах ОАГ;

- проведение (в том числе заранее необъявленных) посещений мест содержания под стражей и мест лишения свободы несовершеннолетних и проведение встреч один на один с задержанными, а также с сотрудниками этих мест содержания под стражей и соответствующих органов власти;

- подготовка отчетов и выработка рекомендаций для Межамериканской комиссии на основе этих визитов;

- выработка рекомендаций для государств-членов относительно условий содержания под стражей;

- содействие принятию законодательных мер, гарантирующих права лиц, лишенных свободы;

- координация проверок и последующей деятельности омбудсменов и национальных правозащитных организаций в связи с условиями содержания под стражей[112].

Интересным аспектом деятельности Специального докладчика является то, что во время своих визитов он также проверяет выполнение временных мер, вынесенных Межамериканской комиссией в соответствии со ст. 25 Правил процедуры Комиссии и Межамериканского суда в соответствии со ст. 63 Американской конвенции по правам человека в отношении вопросов, связанных с условиями содержания под стражей. Например, в сентябре 2006 г., Специальный докладчик посетил следственный изолятор для несовершеннолетних в Бразилии для проверки выполнения предварительных мер, вынесенных Судом в ноябре 2005 г. Хотя Специальный докладчик посетил следственный изолятор для несовершеннолетних в 2005 г. и Межамериканский суд рассмотрел принятие этих меры частично на основе доклада, опубликованного на основе визита в июле 2005 г.[113].

В сентябре 2008 г. Специальный докладчик посетил психоневрологический госпиталь в Парагвае для проверки предупредительных мер, принятых в июле 2008 г. Межамериканской комиссией по защите жизни и физической неприкосновенности пациентов больницы, чтобы предотвратить дальнейшие акты физического насилия и сексуальных надругательств внутри больницы[114].

■ Межамериканская конвенция о насильственном исчезновении лиц была принята в 1994 г. и вступила в силу 28 марта 1996 г.[115]. Статья 2 Конвенции 1994 г. определяет насильственное исчезновение как «акт лишения лица или лиц его или их свободы любым способом, совершенное представителями государства или же лицами или группами лиц, действующими с разрешения, при поддержке или с согласия Государства...». Государства-участники не могут практиковать, позволять или допускать насильственные исчезновения и должны наказать лиц, которые совершают или пытаются совершать насильственные исчезновения, а также их пособников. Государства должны сотрудничать друг с другом, принимать необходимые меры по предотвращению, наказанию и искоренению этой практики. Государства-участники Конвенции 1994 г. принимают на себя обязательство выдавать или осуществлять судебное преследование лиц, совершивших такие преступления, Межамериканской комиссии и Межамериканскому суду, которые приняли его юрисдикцию.

■ Межамериканская конвенция по предупреждению, пресечению и искоренению насилия против женщин была принята в 1994 г. и вступила в силу 5 марта 1995 г.[116]. Согласно договору, под насилием в отношении женщин понимается «любой акт или поведение, основанное на признаке пола, вызывающее смерть или причиняющее физический, сексуальный, психологический вред или страдания женщине как в общественной, так и в частной сфере»[117]. Государства-участники должны осудить все формы насилия в отношении женщин и проводить политику по предупреждению, наказанию и искоренению такого насилия, а также предпринимать конкретные действия, предусмотренные ст. 7 Конвенции 1994 г., например, «применять должную осмотрительность в целях предотвращения, расследования и наказания за насилие в отношении жен- щин»[118]. Государства-участники должны включать в свои национальные доклады, представляемые Межамериканской комиссии по делам женщин, специализированной организации ОАГ, созданной в 1928 г., информацию, касающуюся реализации и соблюдения обязательств по Конвенции 1994 г. Кроме того, в соответствии со ст. 12 договора, любое лицо или группа лиц, а также любая неправительственная организация, законно признанная в одном или нескольких государствах-членах ОАГ, может подать петицию в Межамериканскую комиссию по правам человека на нарушение государством-участником своих обязательств по Конвенции 1994 г.[119]. Межамериканский суд по правам человека также вовлечен в противодействие применению насилия в отношении женщин: МКПЧ может потребовать, чтобы МСПЧ предоставил консультативное заключение - толкование соответствующих норм Конвенции 1969 г.

■ Межамериканская конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении инвалидов, принятая в 1999 г. и вступившая в силу 14 сентября 2001 г.[120]. Конвенция 1999 г. направлена на предотвращение и ликвидацию всех форм дискриминации в отношении инвалидов и содействие их полной интеграции в общество. Г осударства-участники обязуются принять конкретные меры, указанные в ст. 3-5 Конвенции 1999 г. во исполнение принятых обязательств. В соответствии со ст. 1 Конвенции, инвалидом является лицо, имеющее «физический или психический дефект на постоянной или временной основе, что ограничивает возможности для выполнения одного или нескольких основных мероприятий повседневной жизни и которые могут быть вызваны или усугубляются экономической и социальной средой»[121]. Дискриминация в отношении людей с ограниченными возможностями означает «любое различие, исключение или ограничение на основе инвалидности, записи об инвалидности, состояния в результате предыдущей инвалидности или восприятие инвалидности в настоящем или прошлом, которое имеет целью умаление или отрицание признания, пользования или осуществления инвалидом своих прав и основных свобод»[122]. В целях обеспечения контроля над исполнением обязательств государствами-участниками Конвенции 1999 г. на основании этого договора был учрежден Комитет по ликвидации всех форм дискриминации в отношении инвалидов, в компетенцию которого, в частности, входит оценка докладов, которые государства должны направлять в Комитет каждые 4 года после представления первичного доклада.

■ Межамериканская конвенция о ликвидации всех форм дискриминации и нетерпимости и Межамериканская конвенция о ликвидации расизма, расовой дискриминации и связанной с ней нетерпимостью - две новые конвенции, принятые в 2013 г., в которых есть потенциал, чтобы предложить более надежную защиту уязвимых групп населения, в том числе вынужденных переселенцев в Северной и Южной Америке.

6 июня 2013 г. Генеральная Ассамблея Организации американских государств одобрила два новых международно-правовых документа: Межамериканскую конвенцию о ликвидации расизма, расовой дискриминации и связанной с ними нетерпимости (Конвенцию по борьбе с расизмом)[123] и Межамериканскую конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации и нетерпимости (Конвенцию о борьбе с дискриминацией). Последняя предоставляет более всеобъемлющую и комплексную защиту уязвимых групп и вынужденных переселенцев в Америке.

Проблема расизма и расовой дискриминации является давнишней и увеличивающейся проблемой в отношении вынужденных переселенцев в Северной и Южной Америке. Это было задокументировано в течение последних двух десятилетий в многочисленных докладах Специальных докладчиков ОАГ, представителей Генерального секретаря ООН по внутренне перемещенным лицам Фрэнсиса Денга и Вальтера Келина и Human Rights Watch, а также на таких конференциях, как, например, «Регионального семинара по проблемам внутренне перемещенных лиц в Северной и Южной Америке» в 2004 г.[124].

В соответствии с новой Конвенцией о борьбе с дискриминацией, «дискриминация означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение в любой области общественной или частной жизни, имеющие целью или следствием свести на нет или ограничить равное признание, использование или осуществление одного или нескольких прав человека и основных свобод, закрепленных в международных документах, применимых к государствам-участ- никам. Дискриминация может быть основана на национальности, возрасте, поле, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и самовыражении; языке; религии; культурной самобытности; политических взглядах или мнениях любого рода; социальном происхождении; социально-экономическом статусе; уровне образования; статусе мигранта, беженца, репатрианта, лица без гражданства и внутренне перемещенного лица; инвалидности; генетических особенностях; состоянии психического или физического здоровья, в том числе инфекционно-заразного состояния и психологического состояния, или на основании любого другого условия»[125].

Ни один другой договор в международном праве не имеет более широкого определения принципа недискриминации, чем тот, который представлен в настоящей Конвенции. В то время как другие договоры по правам человека были вынуждены полагаться на определении принципа недискриминации, которые уже существуют, чтобы охватить защиту определенных групп, в этой Конвенции были собраны воедино доктринальные и уже юридически закрепленные достижения, тем самым в Конвенции было предложено свое собственное определение.

Вынужденные переселенцы в настоящее время включены в число категорий лиц, наиболее уязвимых к дискриминации. Государственные обязательства, изложенные в Конвенции, включают себя методы профилактики, ликвидации и наказания всех видов дискриминационной практики до принятии специального законодательства и реализации государственной политики равного обращения и возможностей. Права на доступ к жилью, занятости, участию в профессиональных организациях, образованию, обучению, социальной защите, экономической деятельности и общественной жизни не могут подвергаться какой-либо форме ограничения или умаления прав на основе дискриминации и нетерпимости.

Конвенция о борьбе с дискриминацией предусматривает судебный надзор со стороны Межамериканского суда по правам человека.

Конвенция может также служить в качестве важного инструмента для долгосрочного решения внутренних кризисов перемещения в регионе. Например, даже после добровольного возвращения вынужденно переселенные лица могут по-прежнему сталкиваться с дискриминацией в следующем: ограничении на доступ к государственным услугам и сокращении или умалении прав, связанных с занятостью, средствами к существованию и участием в политической жизни[126] [127]. Все эти формы дискриминации запрещены Конвенцией. Конвенция также может помочь в ситуациях дискриминации в отношении вынужденных переселенцев, которые принадлежат к другим уязвимым группам, например, если они ВИЧ-инфицированы.

В 2011 г. официальная Рабочая группа по подготовке проекта Межамериканской конвенции по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимостью решила разделить проект на две разные конвенции, одна из которых будет ориентирована на борьбу с расизмом, а другая - на ликвидацию всех других форм дискриминации и нетерпимости. Это решение было изначально вызвано тем, что некоторые государства могут столкнуться с трудностями из-за их внутренней правовой позиции по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Впоследствии, однако, Рабочая группа решила сделать антидискриминационную Конвенции первопроходцем и признать явный всплеск преступлений на почве ненависти по признаку сексуальной ориентации и запретить дискриминацию по этим признакам.

■ Картахенская декларация о беженцах 1984 г}12, принятая представителями правительств, видными учеными и юристами Центральноамериканского региона после кризисов с беженцами, возникших здесь в 1980-х гг. из-за гражданских войн. Как и Конвенция ОАЕ о беженцах, Декларация содержит определение беженца, приведенное в Конвенции 1951 г., и дополняет его более полным определением беженца. Содержащееся в ней определение беженца охватывает «...тех лиц, которые бежали из страны, поскольку их жизни, безопасности или свободе угрожали всеобщее насилие, иностранная агрессия, внутренние конфликты, массовые нарушения прав человека или другие обстоятельства, приведшие к серьезному нарушению общественного порядка» (п. 3 разд. III). Она также содержит рекомендации, касающиеся обеспечения гуманного обращения и долговременных решений для беженцев. Хотя Декларация не является юридически обязательной, латиноамериканские государства и страны Центральной Америки неоднократно ее поддерживали. Содержащееся в ней широкое определение беженца было включено в законодательство всех стран Центральной Америки и Карибского бассейна, кроме одной, а также в законодательство ряда латиноамериканских стран. Значение Декларации как регионального инструмента для защиты беженцев было признано многочисленными резолюциями Г енеральной Ассамблеи ООН и Организации американских государств.

■ Американская декларация прав коренных народов[128], одобренная Межамериканской комиссией по правам человека 26 февраля 1997 г., дает определение термину «коренные народы» и провозглашает, что эти народы имеют все права человека, включая право принадлежать коренному сообществу и свободу от ассимиляции и дискриминации. Коренным народам также были предоставлено право на культурную целостность, включая возможность выбирать свои собственные философии, религии и языки. Государство обязуется позволять коренным народам самообучаться, однако от государства требуется обеспечить, чтобы коренные народы в обязательном порядке получали обучение; государство также должно защищать окружающую среду территории коренных народов. Коренным народам предоставляются многие политические права, включая право собраний и право на объединение, свободу мысли и самовыражения, право на самоуправление. Коренным народам предоставлено право владеть территорией и развивать ее, а также право на интеллектуальную собственность и право на труд.

■ Межамериканская демократическая хартия (далее - Межамериканская хартия, Демократическая хартия или Хартия), принятая Г енеральной ассамблей ОАГ 11 сентября 2001 г. в столице Перу, Лиме[129].

Демократическая хартия предусматривает меры, которые будут приняты в случае неконституционной смены демократического порядка или неконституционного изменения конституционного строя, который серьезно ухудшает демократический режим в государстве-члене. Значимость Демократической хартии для защиты прав человека в регионе подчеркивается тем, что в Уставе ОАГ содержится прямое указание на взаимосвязь демократии и прав человека. Демократическая хартия была принята в развитие положений Устава ОАГ 1948 г.

Статья 1 Хартии гласит: «Народы Южной и Северной Америки имеют право на демократию, а их правительства обязаны ее поощрять и защищать». В ней также говорится, что «демократия имеет важно значение для социального, политического и экономического развития народов Северной и Южной Америки»[130].

Как справедливо отмечает К.К. Кожевников, Межамериканская демократическая хартия является первым международно-правовым документом регионального уровня, провозгласившим демократию и распространение демократических практик основной целью ОАГ[131].

Демократическая хартия определяет основные элементы представительной демократии в очень специфических условиях, в том числе уважение прав человека и основных свобод; проведение свободных и справедливых выборов; плюралистическая система политических партий и организаций; разделение властей; независимость ветвей власти; свобода выражения мнений и печати, и конституционное подчинение всех государственных учреждений на законных основаниях гражданской власти.

В случае, если один из членов ОАГ непременно должным образом не реализует основные элементы демократической жизни, Демократическая хартия позволяет государству-члену или Генеральному секретарю запросить немедленного созыва Постоянного совета для рассмотрения ситуации и применения политических мер, в том числе посредничества. Если есть явное нарушение демократического порядка или если недемократическая обстановка в государстве не устраняется, документ позволяет Генеральной Ассамблее, помимо прочих мер, приостановить членство государства в Межамериканской системе. За такое решение должны проголосовать 2/3 государств-членов.

Основываясь на предыдущих достижениях в Америке (Резолюция 1080[132], Вашингтонский протокол[133], Декларация, принятая на саммите в Квебеке[134]) и в целях устранения угроз демократии в 2005 г. Г енеральной Ассамблеей в развитие темы демократии в Северной и Южной Америке были приняты Декларация Флориды: преимущества демократии[135] и Резолюция 2154[136], которые разрешили пол- номочия и дали Г енеральному секретарю новый мандат на разработку инициатив регионального сотрудничества в целях укрепления реализации Демократической хартии для активного противостояния угрозам демократии в Америке. Этот мандат был подтвержден в последующих заседаниях Г енеральной Ассамблеи ОАГ.

В последние годы ОАГ несколько раз обращалась к Резолюции 1080, Вашингтонскому протоколу, а также Межамериканской демократической хартии, чтобы поддержать представительную демократию в ситуациях, когда демократические инструменты или учреждения были поставлены под сомнение в государствах-членах ОАГ. С каждым новым кризисом ОАГ работал над тем, чтобы найти мирные конституционные решения ключевых политических кризисов в Западном полушарии.

Межамериканская демократическая хартии первый раз была официально применена в апреле 2002 г. по случаю попытки государственного переворота в Венесуэле, где временно был смещен с поста президента Уго Чавес 11 апреля 2002 г. Главы 19 государств группы Рио выпустили совместное заявление 12 апреля 2002 г., осуждая попытку захвата и призвав к специальной сессии Г е- неральной Ассамблеи ОАГ[137]. Однако до того, как собралась специальная сессия Генеральной Ассамблеи ОАГ, Уго Чавес был возвращен к власти.

Это был второй случай, когда на основании Хартии созывалась специальная сессия Генеральной Ассамблеи ОАГ и на основании Демократической хартии были вынесены решения (первым случаем была ситуация в Г ондурасе в 2009 г.)[138]. Хотя Организация американских государств де-факто не смогла восстановить власть законного президента Мануэля Селайя после осуществленного государственного переворота 28 июня 2009 г. Роберто Мичелетти, международные усилия по защите демократии в Гондурасе помогли создать важные прецеденты в плане использования Межамериканской демократической хартии.

После того, как режим Селайя пал, министры иностранных дел собрались на специальной Г енеральной Ассамблее ОАГ, чтобы оформить ультиматум, который дал правительству Мичелетти 72 часа для отказа от власти и восстановления режима Селайя, демократии и верховенства закона. Когда это не произошло, Генеральная Ассамблея, единогласно ссылаясь на ст. 21 Демократической хартии, впервые приостановила членство Г ондураса в ОАГ. Наряду с переворотом в Гаити против президента Аристида в 1991 г., ОАГ и международная реакция на переворот в Г ондурасе была самой мощной с точки зрения степени международного осуждения, изоляции и санкций в отношении нового правительства. Как заявил Г енеральный секретарь ОАГ Х.М. Инсульса, «наши действия в отношении Г ондураса создали важный прецедент: атака на демократию в регионе влечет за собой серьезные политические, экономические и дипломатические санкции»[139].

В развитие принципов, закрепленных в Демократической хартии, в 2006 г. был создан Секретариат ОАГ по политическим вопросам. Секретариат состоит из Департамента сотрудничества и наблюдения за выборами, Департамента развития устойчивой демократии и специальных миссий и Департамента государственной модернизации и управления. Секретариат по политическим вопросам координирует наблюдательные миссии ОАГ, отвечающие за выборы, разрабатывает проекты по консолидации демократического управления, совместной работе с законодательными собраниями и правительствами, политическими партиями, организациями гражданского развития и гражданского общества. Секретариат по политическим вопросам также предоставляет консультации и помощь в модернизации избирательного законодательства. Наконец, Секретариат по политическим вопросам занимается вопросами предупреждения кризисов, мироустройства, урегулирования кризисов и программы постконфликтного восстановления в масштабах полушария стран, в том числе переговоров по территориальным спорам.

Наблюдение за выборами является ключевым элементом в усилиях ОАГ по укреплению демократии в Западном полушарии. ОАГ имеет репутацию беспристрастной и компетентной организации по наблюдению за выборами.

Демократия и защита прав человека начинаются с честных и прозрачных выборов. ОАГ сегодня рассматривается во всем мире как надежная сила для обеспечения демократии, и наблюдение за выборами является одной из основных частей его деятельности. ОАГ стала ведущей организацией по наблюдению за выборами в Западном полушарии с момента своей первой миссии в Никарагуа в 1990 г.[140]. ОАГ участвовала как наблюдатель на президентских, законодательных, региональных и специальные выборах на всей территории Западного полушария.

Эти наблюдательные миссии, однако, не всегда проходят гладко и создают серьезные проблемы для ОАГ. Некоторые из ключевых проблем, с которыми сталкивается ОАГ сегодня, - это нецелостность информации для избирателей, коррумпированные реестры, политизация избирательных органов, угрозы для средств массовой информации, гражданского общества и демократических институтов в некоторых странах и слабых политических партий.

Важно отметить, что ОАГ старается продвигать демократию и защиту прав человека не только в Америке, но в других регионах. Африканский союз (далее - АС) и Организация американских государств закрепили общую приверженность к демократии в двух ключевых документах: Межамериканской демократической хартии и Африканской хартии о демократии, выборах и управлении. Обе региональные организации пытаются проводить единую региональную политику, учитывая опыт друг друга и консолидируя полученные знания и опыт: «Организация Американских государств - Африканский союз - Мост демократии»[141].

ОАГ начала эту работу в июле 2007 г., когда состоялся первый Форум «Организация Американских государств - Африканский союз - Мост демократии» в Вашингтоне, чтобы поделиться опытом, передовой практикой и уроками, извлеченными из работы механизмов и инициатив, направленных на укрепление и защиту демократии и прав человека. Секретариаты ОАГ и АС подписали «Заявление о намерениях сотрудничества» как итог этого Форума.

В июне 2008 г. Генеральная ассамблея ОАГ в Резолюции 2419[142] выразила дополнительную поддержку углублению сотрудничества между Африканским союзом и ОАГ в виде решения «для улучшения сотрудничества между ОАГ и региональными организациями поощрять принятие и поддержку реализации мер там, где они существуют, совместные инициативы и укрепление потенциала региональных организаций путем обмена передовым опытом»[143]. Инициатива сотрудничества была одобрена на последующих заседаниях Генеральной Ассамблеи ОАГ.

Развивая тему демократии, которой ОАГ уделает особое внимание, важно отметить, что Генеральной Ассамблеей ОАГ в 1999 г. был создан Комитет по участию гражданского общества в разработке механизмов аккредитации представителей гражданского общества и неправительственных организаций в мероприятиях под эгидой ОАГ. Комитет подготовил набор руководящих принципов участия, который был утвержден в декабре 1999 г. В настоящее время более 200 организаций зарегистрировались для участия и участвуют в деятельнос- ти ОАГ. ОАГ имеет долгую историю сотрудничества с организациями гражданского общества. Данное сотрудничество постоянно расширяется, например, на «Саммите Америк»[144] и соответствующих встречах ОАГ на высшем уровне. Как результат, Организации гражданского общества внесли значительный вклад в работу Межамериканской комиссии по правам человека, ОАГ и Межамериканского совета по комплексному развитию.

Миссия ОАГ в поддержку мирного процесса в Колумбии (Миссия де Apoyo аль Proceso де Пас)[145] участвует в процессе разоружения Объединенных сил самообороны Колумбии (AUC) (ультраправых военизированных формирований, которые принимали участие в гражданской войне в Колумбии и впоследствии были признаны террористической организацией) и их реинтеграции в гражданскую жизнь в Колумбии.

Основными задачами миссии ОАГ в поддержку мирного процесса в Колумбии являются проверка и консультативная поддержка Колумбии в процессе демобилизации и реинтеграции незаконных вооруженных групп, а также поддерживания мирных усилий, предпринимаемых колумбийскими учреждениями и общинами.

В соответствии со своим мандатом, МАПП/OEA поддерживает колумбийских людей в их стремлении к миру и играет ключевую роль в улучшении жизни жертв насилия и пострадавших общин путем содействия мирному сосуществованию, признания прав жертв, а также создания пространства, способствующих примирению.

При поддержке международного сообщества и за счет усилий ОАГ и Миссии ОАГ в поддержку мирного процесса в Колумбии удалось достичь значительного успех в продвижении в Колумбии демократии. Успех опирается на достижения, достигнутые в рамках «Плана Колумбия» и последующих программ по снижению бедности, укреплению верховенства закона. Также это позволило значительно снизить уровень насилия в Колумбии и нарушений прав человека.

Ключевые элементы по отношению к мирному процессу в Колумбии - это процесс демобилизации и содействие диалогу между договаривающимися сторонами. Мандат Миссии ОАГ в поддержку мирного процесса в Колумбии закреплен в Резолюции 859 (1397/04) Постоянного совета ОАГ[146], в которой Совет заявил свою безоговорочную поддержку усилиям правительства Колумбии по поиску прочного и длительного мира в этой стране и выразил готовность и желание Организации Американских Г осударств для мониторинга этих усилий. Для миссии ОАГ в поддержку мирного процесса в Колумбии фундаментальной основой мирного процесса являются общины, которые должны быть в центре внимания на этапе пост-демобилизации и которые решают две главные задачи по защите населения и восстановлению общин, пострадавших от гражданской войны.

■ Декларация о принципах свободы слова 2000 г.[147]. В соответствии со своим мандатом Канцелярия Специального докладчика по свободе выражения мнения разработала в 2000 г. Декларацию о принципах свободы слова.

Идея разработки Декларации о принципах свободы слова возникла из признания необходимости создать правовую базу для регулирования защиты свободы слова в Западном полушарии, которая будет включать в себя основные доктрины, изложенные в различных международных документах. После широкого обсуждения среди различных организаций, а также получив поддержку Канцелярии Специального докладчика по свободе слова, Межамериканская комиссия по правам человека одобрила Декларация о принципах свободы слова на своей 108-й очередной сессии в октябре 2000 г. Эта декларация представляет собой основной документ для толкования ст. 13 Американской конвенции о правах человека. Ее принятие не только служит подтверждением важности защиты свободы слова в Америке, но также включает в себя международные стандарты в Межамериканскую систему для усиления защиты этого права. Как отметил в своем консультативном заключении Межамериканский суд, «свобода слова является краеугольным камнем, на котором основывается само существование демократического общества»[148].

Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке. Во время своей 131-й очередной сессии, состоявшейся в марте 2008 г., Межамериканская комиссия по правам человека приняла «Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке»[149] (далее - Принципы). По мнению Специального докладчика по защите прав лиц, лишенных свободы Межамериканской комиссией, цель принципов заключается в расширении существующей нормативно-правовой базы и, таким образом, установлении точных норм, касающихся условий содержания под стражей лиц, лишенных свободы, а также тех, кто подвергается пыткам и другим жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство видам обращения[150]. Как средство достижения этой цели «Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке» среди прочего предусматривают использование независимых институтов и организаций для проведения визитов и инспекций в места, где содержатся лица, лишенные свободы. Это похоже на подход, который лежит в основе Факультативного протокола к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в рамках которого предлагается создать двустороннюю систему визитов в места, где содержатся лица, лишенные свободы. Учитывая общие цели и задачи «Принципов и рекомендаций по защите лиц, лишенных свободы в Америке» и Факультативного протокола к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания[151], а также общие средства, предусмотренные для их достижения посредством регулярных посещений независимыми органами, необходимо изучить взаимосвязь между различными элементами, найденными в обоих документах, и установить, как они могут быть усовершенствованы.

Преамбула «Принципов и рекомендаций по защите лиц, лишенных свободы в Америке» признает право всех лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение, на уважение их достоинства, а также их права на жизнь и физической, психической и моральной неприкосновенности. В преамбуле также говорится о более чем 30 международных и региональных договорах по правам человека и международного гуманитарного права и международно-правовых документах «мягкого» права, которые имеют непосредственное отношение к данному воп-росу.

«Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке» включают в себя:

- принципы I—VII, которые носят общий характер и повторяют общие принципы в области прав человека, касающиеся, в частности, защиты лиц, лишенных свободы, защиты от пыток и бесчеловечного обращения, а также содержат принцип недискриминации, право на личную свободу, принцип законности, надлежащей правовой процедуры и судебного контроля и надзора за наказанием;

— принципы VIII—XX, относящиеся к условиям лишения свободы, подтверждающие важность аспектов и имеющие отношение к задержанию и содержанию лиц, которые могут быть лишены свободы. В них говорится о таких аспектах, как здравоохранение, включая доступ к медицинской помощи, питанию, проживанию, образованию, свободе слова и совести, мерам против переполненности, контактам с внешним миром и разделению категорий заключенных;

- принципы XX-XXIV, связанные с вопросами, регулирующими текущую деятельность мест содержания под стражей, включая вопросы, касающиеся персонала, инспекций со стороны властей, дисциплинарного режима и мер по борьбе с насилием.

«Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке» не являются юридически обязательными, но отражают существующие правовые концепции международного права прав человека, которые относятся к условиям содержания под стражей. Как уже отмечалось, в преамбуле «Принципов и рекомендаций по защите лиц, лишенных свободы в Америке» говорится о Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания[152] и Факультативном протоколе к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания как о двух документах, которые содержат принципы, имеющие отношение к защите лиц, лишенных свободы. Однако принципы не содержат никакой дополнительной прямой ссылки на Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Таким образом, основная цель принципов направлена на то, чтобы государства-члены ОАГ проводили политику, направленную на реформирование или реструктуризацию их системы отправления правосудия, а также улучшение условий содержания, обучения и воспитания сотрудников, работающих в местах содержания под стражей, и содействие проведению регулярных проверок независимыми органами в целях усиления защиты лиц, лишенных свободы. Это, можно сказать, составляет суть предупреждения пыток и других форм жестокого обращения как системные изменения, достигнутые в рамках комп-лексного подхода.

Принцип XXIV по проведению посещений, возможно, воплощает некоторые из основных аспектов превентивного подхода Факультативного протокола, а именно - использование международных и национальных органов, чтобы посещать места содержания под стражей с целью предупреждения пыток и других форм жестокого обращения, как это предусмотрено в ст. 4 Факультативного протокола к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Этот принцип говорит о том, что каждое государство-участник разрешает посещения в соответствии с требованиями Факультативного протокола. Это также дает возможность для других международных органов, таких как Специальный докладчик Совета по правам человека ООН по вопросам пыток или Рабочей группе по произвольным задержаниям, и других национальных органов, таких как национальные институты по правам человека или организации гражданского общества, которые не являются частью системы Факультативного протокола к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания для проведения таких посещений. Это имеет большое значение для тех стран, которые еще не ратифицировали Факультативный протокол.

Есть несколько вариантов, как можно было бы усилить «Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке» и расширить понятие превенции без внесения изменений в сам текст Принципов, что может оттолкнуть государства-члены ОАГ. Для расширения понятия превенции, как это сделано в Факультативном протоколе, например, без внесения изменений в «Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке», Межамериканская комиссии по правам человека может дать рекомендации государствам, как это предусмотрено ст. 18 (б) Статута Комиссии[153]. Усилить «Принципы и рекомендации по защите лиц, лишенных свободы в Америке» можно, сославшись непосредственно к тексту Факультативного протокола к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

<< | >>
Источник: Завгородний Вячеслав Станиславович. КОНТРОЛЬНЫЙ механизм АМЕРИКАНСКОЙ КОНВЕНЦИИ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Международно-правовые основы защиты прав человека в Организации Американских Государств:

  1. §1. Социалыные права в системе конституционных прав человека и гражданина
  2. §2. Вопросы непосредственного применения государствами международных норм о правах человека.
  3. §2. Функции и полномочия международных органов по защите прав человека (система Организации Объединенных Наций и органы, созданные на основе многосторонних конвенций).
  4. Эволюция норм международной защиты прав человека4*
  5. Региональные институты защиты прав человека163
  6. 3.1. Имплементация международного права прав человека во внутригосударственном правеιsft
  7. § 2. Основные международно-правовые принципы европейского сотрудничества
  8. § 2. Международные стандарты избирательных прав как элемент гарантирования избирательных прав граждан в Российской Федерации
  9. § 2. Значение деятельности полиции в контексте обеспечения конституционных прав человека
  10. История развития сотрудничества американских государств в области прав человека
  11. Международно-правовые основы защиты прав человека в Организации Американских Государств
  12. Процесс укрепления Межамериканской системы защиты прав человека
  13. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
  14. Правовые основы либерализации международного рынка услуг: региональный аспект
  15. § 2. Судебные акты Европейского Суда по правам человека, индивидуально регулирующие отношения, связанные с дискриминацией в сфере труда
  16. Правовые основы общественного контроля в области охраны окружающей среды при радиационном загрязнении на территории РК, РФ, США.
  17. 1. Особенности функционирования института компенсации мораль­ного вреда в системе международно-правовой защиты прав человека и гра­жданина от дискриминации
  18. § 1.1. Проблемы соотношения права, закона и прав человека