<<
>>

Культурный релятивизм и права человека272

Освещение современного положения в области прав человека будет неполным, если мы не коснемся еще одного среза этой проблемы - культурного релятивизма, одной из важнейших и в то же время противоречивых концепций, так или иначе влияющих на теорию и практику прав человека.

Поэтому цель этого параграфа заключается в

том, чтобы показать реальный международно-правовой контекст, в котором формируются и существуют права человека.

В международных документах не раз подчеркивалось, что права человека носят неотъемлемый и универсальный характер, однако во многих странах такая формулировка ставится под сомнение. В самом деле насколько права человека представляют собой универсальное явление? Некоторые страны, например, государства Азиатско-Тихоокеанского региона, считают, что их желание сохранить традиционную культуру своих народов вполне оправдано, но не всегда признается правительствами и неправительственными организациями Запада. Страны Латинской Америки и Карибского бассейна тоже не раз высказывали мнение, что концепция универсальности прав человека может подвергнуть их страны неприемлемому уровню иностранного вмешательства, поэтому решительно высказывались против идеи зависимости между соблюдением прав человека и объемом оказываемой странам экономической помощи.273

Остановимся подробнее на позиции некоторых стран Ближнего Востока, отражающих взгляды всего развивающегося мира на проблему прав человека. При этом будем цитировать только неправительственные и нс носящие религиозную окраску источники, чтобы показать, что в этом регионе, как это ни парадоксально, существует достаточно мощное движение за права человека, имеющее свою специфику. В прошлом эта специфика традиционно ассоциировалась с борьбой за освобождение

См.. Лвміиенко Г.М. Указ, выше работа. С.24-40; Human Rights in Cross Cultural Perspective. Λ Quest for Consensus.

Ed. by Abdullahi Λhtned Λn-Na*lm. University of Pennsylvania Press. Philadelphia. 1992; International Human Rights... P. 166-255;

∙'n Human rights; Cultural or Universal? Antislavery Newsletter. Issue No. 22. June 1993. Интересно, что эта старейшая правота шитая организация высказывается за то. что некоторые обычаи и обряды можно ‘видеть" через призму культурного релятивизма, отмечая, в частности, что рабство никогда и ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться как относительное, культурно -детерминированное понятие. Многие специалисты в области прав человека ориентируются на следующую классификацию прав человеки: абсолютные и относительные. Абсолютные - это те. которые нс могу т быть сокращены, например, право на жизнь, а относительные * те. которые могут быть сокращены в результате чрезвычайной ситуации или даже каких-либо других причин например, таких как право свободного передвижения.

Палестины. В настоящее время борьба получила развитие и в других направлениях. По словам бывшего редактора газеты “Джордан Таймс” - известного писателя и телевизионного комментатора Рами Кхури, “права человека генерировали все возрастающее признание в арабско-исламском мире как средство борьбы с местными автократическими режимами, региональными гегемонами и иностранными сверхдержавами. Причем борьба за права человека на Ближнем Востоке оказалась даже шире сфокусированности Запада на индивидуальных правах, что вызвало определенные трения с последним.”274

Формально движение за права человека на Ближнем Востоке зародилось в середине 80-х годов с учреждением Арабской организации в защиту прав человека. Вслед за этим последовало развертывание ряда национальных органов по правам человека и представительств' организации “Международная Амнистия” в Иордании, Египте, Марокко, Тунисе, Ливане. Параллельно с этим многочисленные группы арабо- исламских активистов в течение длительного времени боролись и борются - впрочем без особого успеха - против нарушений прав человека Израилем на арабских территориях, оккупированных им в 1967 году.

Безоговорочная поддержка Израиля со стороны США позволяет ему, по существу, игнорировать резолюции ООН, осуждающие Израиль за нарушение прав человека на этих территориях.275

Западные державы повсюду используют идею защиты прав человека как средство для вмешательства во внутренние дела более слабых стран, но восприятие прав человека на Ближнем Востоке сильно отличается от американского или европейского. “Такое восприятие, - пишет Рами

171 Khoυri, Rami. Human rights Take On New Dimension in Arabflslamic World. Opinion and Analysis Pacific News Service. 1993.

in В зтой евши интересна деятельность Комитета ООН по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа (United Nations Committee on the Exercise of the Inalienable Rights of the Palestinian People) - вспомогательного органа Генеральной /Чссамблеи ООН, созданного βt975r. в соответствии с резолюцией Г/\ ООН 3376 (XXX). Комитетом был выработан ряд рекомендаций, рассмотренных и поддержанных в резолюциях Генеральной Ассамблеи, однако не утвержденных Советом Безопасности ООН из-за упорной обструкции США.

Кхури, - особенно укрепилось после Персидского кризиса, когда ведомый США западный мир продемонстрировал, что он использует стандарты прав человека, резолюции ООН и другие гуманитарные критерии только тогда, когда это выгодно для него. Такой селективный подход защищает права человека, когда это в интересах Запада, но игнорирует их, когда затронуты интересы третьего мира.””6 В доказательство своего тезиса Рами Кхури приводит убедительные факты открытого вмешательства и поддержки курдов в Ираке, как часть общей стратегии подрыва режима Саддама Хуссейна, и наоборот - непонятная медлительность Запада при разрешении конфликта в бывшей Югославии.

Отторжение народами Ближнего Востока заподноевропейского и американского понимания прав человека, с его акцентом на политические и гражданские индивидуальные права, объясняется тем, что западный генезис прав человека в качестве защиты индивида против тирании государства лишь частично имеет свою актуальность в третьем мире.

Большинство развивающихся стран подчеркивают, что хотя они страдают от нарушения прав человека, но основной источник их угнетения и эксплуатации видится ими в структуре международных отношений, монополизированных западными державами, диктующими правила игры. Акцентируется и тот момент, что страны, которые рьяно пропагандируют права человека, в недавнем прошлом открыто и безжалостно эксплуатировали народы своих бывших колоний.

Поэтому неудивительно, что, например, арабские организации Ближнего Востока рассматривают права человека в более широком контексте, чем это делается в Европе или Америке. Они считают, что права человека должны включать уважение суверенитета, право народов на экономическое развитие и уничтожение бедности, защиту от иностранной оккупации, этнических чисток и политики апартеида. Они

полагают, что права человека в исламе и арабских социальных традициях также имеют многовековую историю, но в контексте семьи, клана, племени или современного государства. Понимая в таком свете права человека, они видят главную причину разрушения семьи, пугающего роста преступности и серьезных социальных аномалий в чрезмерной сфокусированности Запада на индивидуальных правах.

Суммируя сказанное выше, можно констатировать на Ближнем Востоке наличие следующих основных тенденций в области прав человека: стремление расширить концепцию прав человека путем включения в нее коллективных, коммунальных и национальных интересов, стремление к устранению двойного стандарта в применении норм в области прав человека ко всем народам без субъективизма и дискриминации, усиление жестких методов мониторинга и механизмов имплементации, свободных от манипуляций сверхдержав.277

Некоторые активисты борьбы за права человека в развивающихся странах ссылаются на то, что США и другие западные страны оказывают слишком большое влияние на ООН. Крупный малазийский политолог- международник Чандра Музаффар отмечает, что несмотря на наличие интегрированного подхода, заложенного в Международном билле о правах, он практически не реализуется.278 Комиссия по правам человека и Центр по правам человека ООН, по его мнению ограничили концепцию прав человека правами политическими, гражданскими и отчасти культурными.

В то же время они никогда не проводили расследования нарушений таких экономических прав как право на убежище и право на достойное питание или отказ в некоторых социальных правах, например, праве на работу.279 Частично такая ситуация сложилась благодаря тому,

2” Ibid.

r* Muza (Tar, Chandra. Human Rights and The New World Order Just World Trust. Penang. Malaysia. 1994: V; Чандра Музаффар - один из сторонников холистского, интегрированного подхода х правам человека, стремящийся показать, что новый мировой порядок не обеспечиваег защиту прав человека для большинства людей на нашей планете.

Ibid. Р. 164.

что восприятие прав человека в ООН происходит через призму эволюции этого понятия в западном обществе. Чандра Музаффар усматривает в этом прямую выгоду для таких стран как США. Это позволяет использовать идеологию прав человека в негативном для Юга свете: вынесение смертных приговоров, пытки политических заключенных, незаконные задержания. В то же время Чандра Музаффар подчеркивает, что игнорируются определенные достижения в области прав человека в некоторых странах, например в Китае, где обеспечено одно из основных прав - право на пищу более чем для миллиарда людей нашей планеты. Все это позволяет нарушать баланс прав человека, закрепленный ООН в основных документах и тем самым разрушать универсальную концепцию прав человека, сохранив систему, при которой политическая, экономическая, технологическая мощь узурпирована развитыми странами.280

Таким образом, можно сформулировать следующие четыре особенности в подходе к правам человека со стороны развивающихся стран:

1. Выдвижение принципа единства прав и обязанностей, а также ответственности перед другими индивидами при реализации прав человека. Индивидуальные права должны быть дополнены коллективными правами народов.

2. Право народов на развитие - ключевое право во всей концепции прав человека. Это особенно важно, так как при нынешней системе защиты индивидуальных прав человека все экономические, политические и культурные преимущества находятся на стороне Запада.

3. Существование структурного неравенства основное нарушение прав человека. Оно является источником большинства проблем стран “третьего мира”.

4. Права человека - это западная конструкция, которая путем спекуляции индивидуальными правами, обеспечивает господство Севера над Югом. Необходимо обеспечить невмешательство во внутренние дела развивающихся стран, уважение к культурам их народов на основе теории культурного релятивизма и концепции национального суверенитета.

В какой-то мере странам “третьего мира”, игравшим в прошлом на противоречиях капиталистического и социалистического мира, удалось (не без помощи последнего) закрепить некоторые из этих подходов и требований в принятых ООН конвенциях и декларациях.281 Переход этих требований в юридические нормы углубило и расширило концепцию прав человека. В то же время, придание им относительного характера не способствовало выработке единых подходов среди государств-членов ООН, блокировало принятие новых норм и решений в области прав человека, снижало потенциал эффективности прав человека как правовых конструкций.

На международном уровне заметно выделяются две основные тенденции в реализации устремлений развивающихся стран. Первая - это структурно-организационная реформа ООН, попытка перераспределить влияние и контроль в Организации Объединенных Наций в пользу развивающихся стран. Нельзя отрицать, что для этого есть неплохие шансы в условиях многополярной системы мира. Реформа позволит сместить акценты на реализацию устремлений развивающихся стран с целью ректификации существующего мирового порядка. Это также позволит в какой-то мере создать механизмы имплементации социальных и экономических прав, закрепленных пока в основном лишь на бумаге. Вторая, заметно выделяющаяся тенденция, направлена на создание

2,1 См., например. Декларацию о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств (Резолюция 36/XXXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря I98lr.). Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965т , Конвенцию о преступлении апартеида и наказания за него от 30 ноября 1973т , Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам 1960г.. Декларацию о принципах

региональных режимов защиты прав человека. Она приблизит нормы в области прав человека к существующим условиям международно­правовой среды тех или иных регионов, объединенных общностью историко-культурных, этнопсихологических, политических и конфессиональных корней. Пока наиболее существенный прогресс в этой области сделан только в Европе, в рамках Европейской конвенции по правам человека, но намечается формирование таких режимов и в других регионах мира.

Происходит как бы de facto региональная фрагментация концепции прав человека, ее укоренение в разных регионах мира. Наметился переход от абстрактных статичных универсальных положений к процессу прав человека, выраженному в практике, т.е. в наполнении абстрактных положений реальным содержанием. Оценка таких изменений достаточно сложна при условии, что мы будем по-прежнему смотреть на права человека как на закрытую, лишенную динамизма и противоречий конструкцию. В силу непосредственного обращения к человеку она. как никакая другая правовая конструкция, имеет переменный, относительно- бытийный характер, лишающий ее многих традиционных свойсгв правовой нормы.

Размывание концепции прав человека путем включения не только политических и гражданских прав, ограничивающихся в основном воздержанием со стороны государства от каких-либо действий в отношении индивида, но и таких позитивных требований - действий со стороны государства, как обеспечение прав на образование или на развитие, существенно изменили понимание концепции, добавили новые стгснкн в сложную картину зашиті.! прав человека. Впрочем, по нашему мнению, это здоровый процесс эволюции прав человека, позволяющий добиться появления важного компонента международно-правовой

действительности - плюрализма.2*2 В этом отношении в известной мере прав Б. Г. Соколов, предупреждающий о необходимости “удерживать и сохранять иной строй мышления, государственного устройства, иное отношение к богу (религии), так как любой вид центризма, даже если он имеет вид демократических, всеобщих, общечеловеческих требований (курсив наш. Д.Н.), с интеллектуальной точки зрения ущербен.”2*3 По мнению Б. Г. Соколова, любые “всеобщие ценности” все равно оказываются ценностями определенной исторической ситуации и, быть может, нет большей тоталитарности, чем навязывание “демократического порядка.”2*4 С такими положениями можно соглашаться или не соглашаться, но на современном этапе эволюции прав человека они стали не только правовым элементом международно-правовой действительности, но политической и даже философской проблемой, чего не было никогда прежде за всю историю существования прав человека в качестве политико-правового института.

Краткие выводы. Анализ перспектив международной системы защиты прав человека, проведенный в данной главе, показал углубляющееся взаимодействие международного и конституционного права. Более того, в целом ряде государств наблюдается тенденция к

2,2 Отметим, что при видимом противоречии того, что размывание концепции прав человека снижает эффективность деятельности ООН в области прав человека (о чем мы писали выше) и нашем понимании такою явления как “здорового процесса,0 противоречия как раз -таки не существует. Важно выделить два уровня в этой проблеме: первый - имеет дело с идеологией прав человека и политической спекуляцией, ассоциируемых с политической организацией и перераспределением контроля над миром вообще. Второй уровень • это региональная организация стран, объединяемая обычно общей политической ориентацией, что позволяет избежать влияния спекулятивной риторики на правовые нормы. В этом случае нормы права становятся как бы более “чистыми,0 что отражается на повышении качества их содержания и эффектииносги применения. Они становятся больше правом нежели политикой. Хорошим примером является относительно свободная от международно-политической ситуации Европейская система защиты прав человека. Можно предположить, что такая система способна ослабить или даже разложить всемирную систему защиты прав человека, но это не так, ибо региональные системы взаимодействуют и дополняют всемирный режим пран человека, переводя сю в эволюционное, естественное русло. При этом определенные стандарты формируются на бате реально существующих институтов и практики, а не наоборот, когда права человека используются в политических целях и для этого наделяются формой права, но без соответствующего содержания, как это нередко происходите резолюциями, декларациями и конвенциями ООН.

λjCokoλob Б.Г. Тождество и различие философских культур, систем и учений как исходные понятия философской компаративистики Z/ История современной зарубежной философии. Компаративистский подход Санкт-Петербург. 1997. С.22.

34 Там же..

укреплению примата международного права над внутригосударственным. Однако говорить о том. что такая тенденция становится определяющей, еще слишком рано. В большинстве стран Конституции, хотя и гарантируют права и свободы человека и гражданина, тем нс менее ограничивают их. обеспечивая приоритет внутренних законов по сравнению с международными нормами.

Преодоление дуалистического противоречия между конституционным и международным правом возможно на путях обеспечения международно-правовой правосубъектности индивида. Заключая международные соглашения по правам человека и тем самым добровольно отказываясь от части своих суверенных прав, государства невольно прокладывают путь к расширению объема прав и свобод своих граждан. Это вынуждены признать даже самые упорные противники международно-правовой правосубъектности индивида.

Исторический процесс свидетельствует о том, что в наше время нарождается новая правовая цивилизация, в основе которой лежат интересы людей, их права и свободы. Процесс этот идет медленно и трудно, поскольку существуют большие различия в условиях международно-правовой среды разных регионов мира, разное понимание основных задач в области прав человека. Однако в условиях глобальных перемен, каждодневно происходящих в современном мире, не считаться с переориентацией парадигмы права на права человека невозможно.

<< | >>
Источник: НУРУМОВ ДМИТРИЙ ИГОРЕВИЧ. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Республика Казахстан Алматы, 2000. 2000

Скачать оригинал источника

Еще по теме Культурный релятивизм и права человека272:

  1. Культурный релятивизм и права человека272