<<
>>

§2. Компетенция Международного трибунала по морскому праву а) общие положения относительно МТМП в Конвенции ООН по морскому праву

Международный трибунал по морскому праву – новое судебное учреждение, предложенное участниками Третьей конференции по морскому праву44 и ставшее частью системы средств мирного разрешения международных споров, связанных с деятельностью в Мировом океане.

Можно выделить две группы норм Конвенции, относящихся к Трибуналу. Это разд. 2 ч. XV и Приложение45VI– Статут Международного трибунала по морскому праву. В разд. 2 содержатся положения, относящиеся ко всем судебным и арбитражным органам, упомянутым в ч. XV Конвенции. Статут регулирует детали деятельности Трибунала. Поэтому С.Г. Коваленко совершенно обоснованно квалифицирует соотношение между этими двумя группами норм как общие нормы (положения ч. XV) и специальные нормы (положения Статута). Такой вывод он делает из того, что в положениях ч. XV устанавливается компетенция не только Трибунала, но и иных судебных учреждений, таких как споров: Международный суд арбитраж и специальный арбитраж (ст. 286–299), тогда как Статут Трибунала специально определяет компетенцию этого органа применительно к условиям его функционирования.

В соответствии со ст. 16 Статута Международный трибунал разработал свой Регламент, который был принят 28 октября 1997 г.46 В тот же день Трибунал принял вспомогательный документ под названием «Руководящие указания

44 Анализ обстоятельств созыва и особенностей работы Третьей конференции по морскому праву, а также процесс формирования современного международного морского права проведен в пятитомнике «Мировой океан и международное право», написанном учеными Советского Союза и социалистических стран см.: Мировой океан и международное право. М., Наука, 1986–1991. 45ВсеприложениясоставляютнеотъемлемуючастьКонвенцииивходятвнее. 46Rules of the Tribunal (adopted 27 April 2005) // International Tribunal for the Law of the Sea. BasicTexts. (MartinusNijh off Leiden 2005). P. 15.

26

относительно подготовки и представления дел в Трибунал».

В соответствии со ст. 40 Регламента 31 октября 1997 г. Трибунал по морскому праву принял Резолюцию «О внутренней судебной практике Трибунала»47. Согласно ст. 1 Статута Трибунала, его штаб-квартира находится в «свободном ганзейском городе» Гамбурге (Федеративная Республика Германия), но Трибунал вправе проводить заседания и исполнять свои функции там, где сочтет нужным.

Составителями Конвенции в ходе их работы был активно использован опыт существования других международных судов, особенно Международного суда ООН. Это в полной мере отразилось на нормах, определяющих организацию Трибунала. Как гласит ст. 2 Статута, Трибунал состоит из коллегии в составе 21 независимого члена (судьи), избираемых тайным голосованием государствами – участниками Конвенции ООН по морскому праву из числа лиц, пользующихся самой высокой репутацией беспристрастности и справедливости и являющихся признанными авторитетами в области морского права. И далее там же сказано, что в составе Трибунала в целом должно быть обеспечено представительство основных правовых систем мира и справедливое географическое распределение. Кроме того, согласно п. 2 ст. 3 Статута, в составе Трибунала должно быть не менее трех членов от каждой географической группы, установленной Генеральной Ассамблеей ООН. Относительно последнего положения уточнение внесено в 1996 г. пятым совещанием государств–участников Конвенции в 1996г., и с тех пор в ходе выборов судей это уточнение не подвергается сомнению. Оно предусматривает избрание: пяти судей от Азии; пяти судей от Африки; четверых судей от Латинской Америки и Карибского бассейна; четверых – от Западной Европы и других стран; трех – от Восточной Европы.

47Resolution on the Internal Judicial Practice of the Tribunal‘ (adopted 27 April 2005) // International Tribunal for the Law of the Sea.Basic Texts (MartinusNijh off Leiden 2005). P. 71.

27

Статья 4 Статута устанавливает, что избранными в Трибунал считаются кандидаты, получившие наибольшее число голосов, но не менее двух трети голосов присутствующих и участвующих в голосовании государств-участников при условии, что такое большинство включает большинство государств-участников.

В ст. 5 предусмотрено, что члены Трибунала избираются на срок девять лет и могут быть переизбраны. Срок полномочий семи членов из числа членов первого состава истекает через три года, а срок полномочий еще семи членов истекает через шесть лет. Судьи должны исполнять свои полномочия до тех пор, пока не произойдет замещение; но и в случае замещения они заканчивают любое разбирательство, начатое ими до даты их замещения, как предусмотрено в ст. 5. Первая встреча избранных судей состоялась 1 октября 1996 г., через две недели произошла официальная инаугурация Трибунала. С целью обеспечить независимое исполнение правосудия в ст. 7 сказано, что ни один член Трибунала не может исполнять каких-либо политических или административных обязанностей и должен воздерживаться от участия в «несовместимой деятельности». Кроме того, ст. 8 запрещает членам Трибунала участвовать в решении какого-либо дела, в котором он ранее участвовал в качестве либо представителя, поверенного или адвоката одной из сторон, либо в качестве члена Национального или Международного суда, либо в ином качестве. Независимость самих судей обеспечивается несколькими способами. Ни один судья не может быть отстранен от должности иначе как если он «по единогласному мнению других членов Трибунала» перестает удовлетворять предъявляемым требованиям (ст. 9). Оклады, надбавки и вознаграждения членов Трибунала устанавливаются время от времени на совещаниях государств – участников Конвенции с учетом рабочей нагрузки Трибунала и не могут быть уменьшены в течение срока службы (ст. 18).

28

При исполнении обязанностей в Трибунале его члены, как сказано в ст. 10, пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами. Эти привилегии и иммунитеты были подробно определены в Соглашении о привилегиях и иммунитетах Трибунала, принятом 23 мая 1997 г. в ходе седьмого совещания государств – участников Конвенции. Соглашение вступило в силу 30 декабря 2001 г.48 Привилегии судей и Трибунала на территории Германии также определены в Соглашении об условиях пребывания штаб-квартиры Международного трибунала, заключенном между Трибуналом и ФРГ 14 декабря 2004 г.

По ст. 11 Статута каждый член Трибунала до вступления в должность обязан сделать на открытом заседании торжественное заявление, что он будет отправлять свою должность беспристрастно и добросовестно.

Расходы Трибунала несут государства-участники, иОрган по морскому дну49на условиях и в порядке, определяемых на совещаниях государств-участниковв случаях (ст. 19). Если стороной в споре, представляемом Трибуналу, является субъект, не являющийся государством, или Органом по морскому дну, Трибунал определяет сумму, которую данная сторона должна внести на покрытие расходов Трибунала.

Концептуально организационная структура Трибунала построена так же, как структура Международного суда: Международный трибунал по морскому праву состоит из председателя, заместителя председателя, других судей Трибунала, камер, секретаря, его заместителя и других должностных лиц Трибунала. Председатель и заместитель председателя избираются Трибуналом на три года и могут быть переизбраны. Председатель играет центральную роль в том, что касается работы Трибунала и его управления. Председательнаправляетэтуработу,

48Agreement on the Privileges and Immunities of the International Tribunal for the Law of the Sea (adopted 23 May 1997) // International Tribunal for the Law of the Sea (ed) Basic Texts (MartinusNijh off Leiden 2005). P. 82 49Международная организация, созданная для реализации идеи «Общего наследия человечества» применительно к глубоководному дну Мирового океана.

29

контролирует администрацию и председательствует на всех заседаниях Трибунала. В соответствии с правилом 12 Регламента он также исполняет некоторые полномочия Трибунала в его отсутствие. В Статуте предусмотрен также порядок назначения судей adhoc. Если в составе Трибунала при рассмотрении любого спора находится член, состоящий в гражданстве одной стороны, любая другая сторона в споре может избрать какое-либо лицо для участия в качестве члена Трибунала. Если в составе Трибунала при рассмотрении какого-либо спора нет ни одного члена, состоящего в гражданстве сторон, то каждая из этих сторон может избрать какое-либо лицо для участия в качестве члена Трибунала.

Если у нескольких сторон имеется общий интерес, то они для целей назначения судьи adhocрассматриваются как одна сторона. При этом судьи adhocдолжны соответствовать требованиям, изложенным в ст. 2, 8 и 11 Статута. Они участвуют в принятии решения на условиях полного равенства с коллегами. Одно из отличий в организации Трибунала от других международных судов состоит в порядке привлечения технических специалистов или других экспертов по естественно-научным вопросам. Если какой-либо спор затрагивает специальные вопросы и их решение может повлиять на исход спора, Трибунал вправе по просьбе сторон или по собственной инициативе привлечь не менее двух экспертов; для этого может быть использован список, предусмотренный приложением VIII (регулирующий создание и деятельность так называемого специального арбитража), но использование этого списка факультативно. Эксперты, привлеченные к работе Трибунала, не имеют права голоса (ст. 289 Конвенции и ст. 42 Регламента). Кроме того, в судебном разбирательстве могут участвовать для дачи показаний лица, приглашаемые сторонами в качестве специалистов в тех или иных вопросах (ст. 72 и 77 Регламента).

Секретарь Трибунала и его заместитель назначаются Трибуналом на срок

30

пять лет из кандидатов, предложенных его членами (ст. 32 и 33 Регламента). Секретарь возглавляет секретариат и в исполнении своих функций несет ответственность только перед Трибуналом. Его функции регулируются положениями ст. 36 Регламента. Важной частью Трибунала являются камеры. Самое значительное явление – это создание Камеры по спорам, касающимся морского дна. Она имеет статус постоянно действующего подразделения Трибунала с собственной компетенцией, о чем подробнее будет идти речь в гл. III. Нормативной основой деятельности этой камеры является ч. XI р. 5 Конвенции и ст. 14 Статута Трибунала. Предусмотрен также целый ряд так называемых специальных камер, которые могут функционировать в рамках Трибунала (ст. 15 Статута). Эти камеры строятся по образцу камер, предусмотренных Статутом Международного суда.

В рамках Трибунала по морскому праву могут быть сформированы камеры трех категорий: для рассмотрения определенных категорий споров, для рассмотрения конкретного спора, для рассмотрения споров в порядке упрощенного судопроизводства. Две камеры первой категории были сформированы в 1997 г.: для споров о рыболовстве и для споров об охране морской среды. В эти камеры Трибуналом назначаются судьи на срок не более трех лет. Камера упрощенного судопроизводства в составе пяти судей создается ежегодно. По должности в данную камеру входят председатель и заместитель председателя. Эта камера может рассматривать и разрешать споры в порядке упрощенного производства. Если стороны не просят о рассмотрении дела камерой, оно слушается полным составом Трибунала. Решение, принятое любой из камер, считается вынесенным самим Трибуналом.

Таким образом, общие положения формирования и деятельности Трибунала фактически совпадают с тем, что выработано практикой других международных

31

судов; б) компетенция МТМП Основные особенности Трибунала заключаются в его компетенции. Общие положения, касающиеся деятельности Трибунала, в целях анализа следует разделить на две части: те, которые сближают его с другими международными судебными учреждениями, или, точнее сказать, являются такими же, как относящиеся к другим судам и положения, придающие Трибуналу по морскому праву специфические черты, которых нет у других судов, упомянутых в Конвенции. Трибунал сближается с другими судами в силу следующих характеристик. Трибунал по морскому праву открыт для государств – участников Конвенции ООН по морскому праву, а также некоторых государств, специально определенных в ст. 305 Конвенции (это Намибия и самоуправляющиеся ассоциированные государства). Возможно также признание юрисдикции Трибунала по соглашению между сторонами какого-либо определенного спора (ст. 291 Конвенции и ст. 20 Статута). Трибунал обладает компетенцией на рассмотрение любого спора относительно толкования или применения Конвенции ООН по морскому праву, представленного ему в соответствии с ч. XV Конвенции, а также в отношении любого спора относительно толкования или применения международного соглашения, связанного с целями Конвенции ООН по морскому праву. В любом случае сомнения относительно наличия компетенции у Трибунала разрешаются самим Трибуналом. В качестве применимого права Трибунал использует Конвенцию ООН по морскому праву и другие нормы международного права, не являющиеся несовместимыми с Конвенцией. Трибунал вправе также решать дело exaequoetbono,если стороны с этим согласны (ст. 293 Конвенции).

32

Некоторые инновационные положения введены в Конвенцию с целью предотвратить злоупотребление судебным процессом. По ст. 294 Конвенции Трибунал по просьбе одной из сторон в споре или по собственной инициативе уполномочен определять, не представляет ли обращение в Трибунал со спором, предусмотренным в ст. 297 Конвенции, «злоупотребление судебной или арбитражной процедурой или оно является prima facieвполне обоснованным». Если Трибунал определяет, что такое требование представляет собой злоупотребление судебной или арбитражной процедурой или является prima facieнеобоснованным, он не предпринимает никаких дальнейших действий по данному делу. Однако в той же статье специально оговаривается, что ничто не затрагивает право сторон в споре выдвигать предварительные возражения в соответствии с применимыми правилами процедуры. Развитие положений о предварительных возражениях содержится в ст. 96 Регламента. Предварительное возражение против юрисдикции Трибунала или против приемлемости обращения либо любое иное возражение, по которому требуется решение до перехода к рассмотрению дела по существу, должно быть выдвинуто в течение 90 дней с момента начала процесса рассмотрения (ст. 97 Регламента). Если возражение выдвинуто, рассмотрение спора по существу приостанавливается. Сторонам предоставлено право выдвигать предварительное возражение и требование о проведении предварительного рассмотрения одновременно. В компетенцию Трибунала входит толкование или пересмотр его собственных решений (ст. 126–129 Регламента). Важной частью компетенции Трибунала является его право допускать к участию в деле третью сторону. Статут предусматривает возможность вступления в дело третьей стороны в двух формах (ст. 31 и 32) в целом примерно так же, как это сделано в Статуте Международного суда:

– по просьбе о вступлении в дело со стороны государства – участника Конвенции,

33

которое полагает, что его интерес правового характера может потерпеть ущерб решением того или иного спора; – в случае возникновения вопроса о толковании или применении Конвенции, когда на вступление в дело может претендовать любое государство – участник Конвенции. Интересно, что, согласно ст. 31 Статута, третья сторона может быть допущена к участию в разбирательстве независимо от выбора процедуры, сделанного этой стороной по ст. 287 Конвенции. В Конвенции нет положений, прямо уполномочивающих Трибунал давать консультативные заключения; однако в ст. 21 Статута сказано, что Трибунал вправе это делать, если это специально предусмотрено международным соглашением, связанным с целями Конвенции, а сам запрос о консультативном заключении передается Трибуналу любым органом, уполномоченным на то посредством соглашения (ст. 138 Регламента). в) особое место МТМП среди других судов и арбитражей Особое место Международного трибунала по морскому праву среди других обязательных средств разрешения споров по Конвенции определяется некоторыми особенностями его юрисдикции, о чем упоминалось выше. Прежде всего отметим некоторые процессуальные особенности рассмотрения споров в Трибунале. После обращения спорящих сторон в Трибунал возникает два вида взаимоотношений: взаимоотношения между Трибуналом и сторонами и взаимоотношения между самими сторонами; а) устное производство

Устное производство, представляющее собой неформальные переговоры между сторонами, трудно оценить по достоинству, и Трибунал даже в рамках общепринятой в международном праве практики не всегда квалифицирует его

34

одинаково. Это нашло отражение в деле «Хошинмару»50. Трибунал постановил, что протокол заседания российско-японской комиссии по рыболовству может определять права и обязанности сторон, но отметил при этом, что, хотя он и отражает согласованную позицию сторон, Трибунал не может найти в нем юридической договоренности по рассматриваемому вопросу, а именно – по критериям определения размера залога. Трибунал также добавил, что концепция молчаливого согласия в случае устного производства неприменима, поскольку Япония не обязана как-либо реагировать на запросы.

В другом же случае, касающемся спора по поводу делимитации морской границы между Бангладеш и Мьянмой в Бенгальском заливе51, Трибунал постановил, что протокол, составленный неуполномоченными представителями делегаций двух стран, является всего лишь записью условного взаимопонимания, не создающей никаких правовых обязательств; b) прекращение дела

Дело «ЧайсириРифер2»52 было инициировано Панамой для незамедлительного освобождения судна, его команды и груза, задержанных властями Йемена. 13 июля 2001 г. Панама и Йемен заключили соглашение, и после освобождения судна, его груза и команды дело было исключено из реестра дел Трибунала. В данном случае заключение внесудебной договоренности стало возможным благодаря средствам защиты, предоставляемым Трибуналом.

В деле «ЧаисириРифер 2» имелось ходатайство о незамедлительном освобождении судна, поданное в соответствии со ст. 292 Конвенции по морскому праву ООН. После назначения даты слушаний стороны уведомили Трибунал, что

50The «Hoshinmaru» Case(Japan v. Russian Federation), Prompt Release. Judgment of 6 August 2007. ITLOS Reports. 2005–2007. P. 18. 51 Dispute concerning delimitation of the maritime boundary between Bangladesh and Myanmar in the Bay of Bengal (Bangladesh v. Myanmar).Judgment of 14 March 2012. 52 The «Chaisiri Reefer 2» Case (Panama v. Yemen) (Prompt Release). Order of July 13. 2001. 5 Int'l Trib. L. of the Sea Rep. of Judgments Advisory Opinons and Orders 82–84 (2001). Available at http://www.itlos.org/start2_en.html.

35

достигли договоренности, и дело было исключено из реестра в соответствии с положениями ст. 105 (2) и (3) Регламента Трибунала. По всей видимости, возможность удовлетворения требований заявителя способствовала внесудебному урегулированию спора. Прекращение дела часто называют чисто процедурным или административным вопросом: соответствующие положения правил рассматривают только вопросы «как», а не «почему» применительно к обстоятельствам. c)молчаливое согласие

Трибунал также уделил внимание важному вопросу молчаливого согласия, хотя в решении не приводится соответствующих разъяснений. Спорящие стороны не могли договориться об участии государства Сент-Винсент и Гренадины53 в процессе в качестве государства флага, поскольку на момент ареста судно не было законно зарегистрировано в Сент-Винсенте. В решении Трибунала говорится, что Трибунал и стороны фактически относились к Сент-Винсенту как к государству флага. И все же, с точки зрения автора, Трибунал отдал приоритет целесообразности, заявив, что в данном случае интересы правосудия не были соблюдены, если бы он отказался рассматривать обстоятельства дела. В двух очень важных для морской деятельности областях Международный трибунал наделен исключительной компетенцией. Это незамедлительное освобождение задержанных судов и экипажей рыболовных судов по ст. 292 Конвенции ООН по морскому праву, а также предписание временных мер правовой защиты по ст. 290 (5), поскольку эти вопросы не терпят отлагательства и должны рассматриваться без задержки. Из 22 дел, представленных Трибуналу, 20 были возбуждены на основании такой обязательной компетенции.

Вопрос о незамедлительном освобождении судна и экипажа встает в том

53 M/V «Saiga» (No. 2) Case, Order on Provisional Measures (St. Vincent v. Guinea), 37 I.L.M. 1202 (Int'l Trib. L. Sea, Mar. 11, 1998).

36

случае, когда власти одного государства – участника Конвенции задерживают судно под флагом другого государства-участника на том основании, что считают его нарушающим законодательство задерживающего государства, основанное на положениях Конвенции. Если уполномоченное лицо готово предоставить разумный залог или иное финансовое обеспечение с тем, чтобы судно покинуло порт, где его поставили на стоянку, и ушло в плавание, не дожидаясь судебного расследования самого события, из-за которого произошло задержание, но задерживающее государство не отпускает судно, то вопрос об этом может быть передан:

 любому суду или арбитражу по соглашению сторон;

 суду или арбитражу, признанному задерживающим государством;

 Международному трибуналу по морскому праву уже независимо от согласия или несогласия задерживающего государства.

Это уникальное положение: как только государство становится участником Конвенции, для него становится обязательной юрисдикция Трибунала в вопросах освобождения судов. В основе данного положения лежат чисто практические соображения: простой судна в порту приносит значительные убытки, и освобождение под залог судна, вина которого не доказана, – это своеобразное выражение презумпции невиновности; в то же время никакой другой суд или арбитраж просто не способен обязать задерживающее государство освободить судно54. Таким образом, Международному трибуналу приданы неоспоримые и в значительной мере не зависящие от согласия спорящих сторон полномочия. При этом норма императивна: в п. 4 ст. 292 выделено обязательство задерживающего государства незамедлительно выполнить решение суда или арбитража об освобождении судна или его экипажа после предоставления залога или иного

54Treves T. The Proceedings Concerning Prompt Release of Vessels and Crews // International Courts for the Twenty-First Century. L. 1996. Р. 179, 186.

37

финансового обеспечения.

Положение о незамедлительном освобождении судов и их экипажей – новация в международном праве: никакой другой договор не содержит подобных положений, хотя, как правильно указывает Р. Черчилль, это, по сути, форма дипломатической защиты55, поскольку обращение в Трибунал или иной суд возможно только от имени государства флага судна, так что это государство берет на себя защиту своего юридического лица от вредоносных действий другого государства. Правда, в отличие от общепринятых правил дипломатической защиты, в процедуре незамедлительного освобождения не требуется предварительное исчерпание внутренних средств правовой защиты56.

Что касается временных средств правовой защиты, это общий принцип судебного процесса, обязывающий признавать права и обязанности спорящих сторон такими, какими они были на момент начала судебного разбирательства57. Постоянная палата международного правосудия в решении по делу ElectricityCompanyзаявила, что существует принцип, признанный международными судами, а также закрепленный во многих договорах, согласно которому стороны в споре должны воздерживаться от любых действий, способных создать негативные условия для осуществления будущего решения, и в целом не должны делать такие шаги, которые могут затруднить ситуацию и повести к разрастанию спора58.

Необходимо отметить, что полномочия на принятие постановления о временных мерах предписываются не приложением VI, которое содержит Статут МТМП, а одной из статей Конвенции, а именно – ст. 290, определяющей

55Robin C. Hurchill. Trends in Dispute Settlement n the Law of the Sea: Towards the Increasing Availability of Compulsory Means // International Law and Dispute Settlement. New Problems and Techniques. Edited by Duncan French Matthew Saul and Nigel D. White. 2010. P. 153. 56См.: Комиссия международного права. Проект статей о дипломатической защите // Ежегодник Комиссии международного права. 2006. С. 16. 57 Rosenne Sh. Provisional Measures in Interbational Law.OUP, 2005. P. 3. 58 Electricity Company of Sofia and Bulgaria (Interim Measures) case, PCIJ, Series a/b 79, 1939. P. 199.

38

полномочия любого суда или арбитража, которому передается спор с участием государства – участника Конвенции. Однако, согласно п. 5 ст. 290, если стороны в споре в течение двух недель не смогли договориться о суде или арбитраже, к которому собираются обращаться за предписанием временных мер, или формирование такого суда или арбитража затягивается по времени, предписание временных мер находится в компетенции МТМП. Ограничительное условие здесь – сам Трибунал или арбитраж, который должен рассматривать спор по существу, должен prima facieобладать юрисдикцией.

Содержание ст. 290, как верно подчеркивает Ш.Розенн59, – это фактически обобщение опыта Международного суда в области предписания временных мер. Однако есть одно весьма важное отличие: п. 6 ст. 290 обязывает стороны в споре исполнять предписание о временных мерах: «Стороны в споре незамедлительно выполняют любые временные меры, предписанные на основании настоящей статьи». Еще одна инновация по сравнению с Международным судом состоит в целях предписания временных мер. В Статуте Международного суда цель чисто процессуальная и состоит в обеспечении прав спорящих сторон. В ст. 290 Конвенции по морскому праву такие меры могут быть также предписаны для предотвращения причинения серьезного ущерба морской среде. Особое место МТМП определяется также признанием этого суда со стороны государств – участников Конвенции.

В процессе переговоров в ходе Третьей конференции о введении в будущую Конвенцию обязательных средств разрешения споров со стороны многих делегаций высказывалось предпочтение арбитражу, на том основании, что при передаче спора этому учреждению стороны в споре не так сильно отделены от

59 Rosenne Sh. Op. cit. P. 46.

39

порядка его формирования и деятельности60. Эти позиции государств нашли отражение в Конвенции: государство, не сделавшее выбора судебного или арбитражного средства разрешения споров с его участием, считается согласившимся на арбитраж по приложению VII61. В российской науке обращалось на это внимание. Например, Т.Г. Саксина из этого факта делает в своей диссертации вывод о том, что «арбитраж как средство урегулирования межгосударственных морских споров занимает особое место среди других обязательных процедур такого урегулирования, предусмотренных Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.»62. Т.Г.Саксина, кроме того, указывает на факты: ко времени написания ее диссертации «только 35 государств из 152 государств – участников Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. сделали выбор в пользу какого-либо из средств разрешения споров, предусмотренных ст. 287 данной Конвенции, поэтому в силу этой статьи более 100 государств-участников, не охватываемых заявлением о выборе обязательной процедуры, считаются согласившимися на арбитраж»63. Формально это правильный вывод, однако в его основе лежит принцип «отсутствие возражения означает согласие». Но при всей его формальной правильности нельзя не признать, что отсутствие возражения – это не совсем то же, что явно выраженное согласие.

М.Р. Хубиева в определенной степени также не вполне признает отсутствие выбора согласием на арбитраж64. Она отмечает, что большинство из тех, кто сделал выбор, – это развитые государства, в частности, члены Европейского союза, и очень немного развивающихся государств. Поеемнению, этоозначает, что 60 Saxena J.N. Limits of compulsory jurisdiction in respect of the law of the sea disputes // Law of the sea.Caracas and beyond / Ed. by R. P. Anand. The Hague; Boston; L., 1980. 61 Декларациигосударствовыборесудаилиарбитражасм: Division for Ocean Affairs and the Law of the Sea, U.N. Office of Legal Affairs, Settlement of Disputes Mechanism: Choice of Procedure by States Parties Under Article 287 of the Convention. 62Саксина Т.Г. Арбитражное урегулирование межгосударственных морских споров: Автореферат дисс. ... к.ю.н. М., 2007. С. 7. 63Там же. 64 Хубиева М.Р. Практика международных судов и арбитражей, предусмотренных в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.: Дисс. к.ю.н. М., 2012. С. 28–29.

40

развивающиеся государства не вполне доверяют судебным и арбитражным средствам разрешения споров, очевидно опасаясь, что такие средства при принятии решений могут не всегда руководствоваться чисто правовыми соображениями. М.Р. Хубиева ссылается на множественность правовых систем в нашем мире и указывает на то, что «формализованные, чисто юридические средства улаживания разногласий имеют очень разную степень развития внутри государств, относящихся к разным группам. Так, в Китае и в большинстве стран Африки преимуществом пользуются суды, соединяющие в себе третейскую и согласительную процедуры; в мусульманских государствах имеют значение шариатские суды. Вполне естественно, что такие страны могут испытывать недоверие к международным судам и арбитражам, формирующимся и действующим по образцу западноевропейских судов»65.

М.Р. Хубиева приводит таблицу, составленную Р. Черчиллем66, содержащую статистический анализ случаев выбора, произведенного государствами, где показано, что только примерно 25% участников Конвенции произвели выбор. Из приводимой таблицы видно, что типовой выбор составляет не одно, а несколько средств, среди которых почти всегда присутствует Трибунал по морскому праву. М.Р. Хубиева пишет: «Некоторые государства, делая выбор в пользу нескольких средств, указали приоритет; арбитраж приоритетного места не занимает ни в одной декларации»67. Таким образом, выбор, сделанный государствами – участниками Конвенции, не показывает предпочтения арбитражу.

Таким образом, Международный трибунал по морскому праву наделен широкой компетенцией в области разрешения международных споров. Темне

65 ХубиеваМ.Р. Указ. соч. С. 30. 66 Churchill R. Some Reflections on the Operation of the Dispute Settlement System of the UN Convention on the Law of the Sea During its First Decade // The Law of the Sea.Progress and Prospects.Freestone D., Barnes R., Ong D. (eds). 2006. P. 294. 67 ХубиеваМ.Р. Указ. соч. С. 29.

41

менее эта компетенция подчиняется тем же ограничениям и исключениям, которые распространяются на другие суды и арбитражи, предусмотренные в Конвенции. Международный трибунал по морскому праву сначала задумывался как специальный Международный суд для разрешения споров относительно исследования и использования глубоководного дна Мирового океана, которое в ходе Третьей конференции по морскому праву получило статус общего наследия человечества. Однако в Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. Трибунал вошел как суд, наделенный компетенцией на разрешение любых споров о толковании и применении Конвенции, а для споров относительно «общего наследия человечества» была предусмотрена специальная Камера по морскому дну, которая, являясь частью Трибунала, обладает особой исключительной компетенцией, что делает ее фактически «Трибуналом в Трибунале». Положения, регулирующие вопросы создания и деятельности Трибунала, сформулированы с учетом опыта целой сети существующих ныне международных судов и арбитражей, особенно Международного суда, однако в силу своей специфики Трибунал обладает целым рядом особенностей. Так, Трибуналу даны довольно широкие полномочия для привлечения технических экспертов и других специалистов для сбора сведений и выяснения специальных вопросов; тем самым расширяются и его возможности в сфере информации и доказательств. В отличие от других судов и арбитражей, предусмотренных в Конвенции, Трибунал наделен исключительной компетенцией на рассмотрение дел о незамедлительном освобождении задержанных судов и на предписание временных мер правовой защиты. Первая категория его исключительной компетенции – новация в международном праве; вторая категория, хотя и известна из практики Международного суда, получила некоторые новые характеристики, на которые указывалось выше.

42

<< | >>
Источник: АБГАРЯН ДЖУЛЬЕТТА РУБЕНОВНА. ПРАКТИКА МЕЖДУНАРОДНОГО ТРИБУНАЛА ПО МОРСКОМУ ПРАВУ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме §2. Компетенция Международного трибунала по морскому праву а) общие положения относительно МТМП в Конвенции ООН по морскому праву:

  1. §2. Функции и полномочия международных органов по защите прав человека (система Организации Объединенных Наций и органы, созданные на основе многосторонних конвенций).
  2. Возможные коллизии исламской концепции прав человека с международными документами в области прав человека
  3. Часть II. Новые вызовы в сфере международного сотрудничества в области прав человека
  4. Часть III. Пути повышения эффективности международного сотрудничества в области прав человека
  5. Глава 3. Международно-правовые проблемы реализации права на охрану здоровья в современных условиях
  6. § 3.1. Международные внесудебные процедуры имплементации права на охрану здоровья
  7. § 3.1.2. Процедуры подачи индивидуальных жалоб в международные ор­ганы по правам человека
  8. § 2. Уголовная ответственность комбатантов за нарушение норм международного гуманитарного права
  9. ГЛАВА VII. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА.
  10. АБГАРЯН ДЖУЛЬЕТТА РУБЕНОВНА. ПРАКТИКА МЕЖДУНАРОДНОГО ТРИБУНАЛА ПО МОРСКОМУ ПРАВУ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. Глава I. Международный трибунал по морскому праву в системе органов разрешения международных морских споров