<<
>>

§ 2. Институциональный механизм обеспечения экологической безопасности

Эффективное функционирование международного режима экологической безопасности должно обеспечиваться использованием международных организаций.

В настоящее время в международных организациях, целью которых является обеспечение международной безопасности, существуют органы, деятельность которых может впоследствии привести к созданию единой системы обеспечения экологической безопасности. Однако перспективы единой системы экологической безопасности, равно как и деятельности самих органов, нельзя рассматривать в отрыве от самостоятельной и скоординированной деятельности таких организаций.

Вид режима экологической безопасности будет зависеть от взаимодействия таких организаций.

В настоящее время в практике международных и региональных организаций по обеспечению безопасности формируется особый подход к экологической безопасности. Такой подход является интегрированным. Он включает в себя: деятельность по предотвращению и ликвидации последствий катастроф; использование собранной для осуществления главных целей этих организаций информации и человеческих аналитических ресурсов для решения экологических проблем; учреждения специальных комитетов и должностей, занимающихся проблемами экологического кризиса; включение экологической составляющей в стратегические разработки и планы; признание причинной связи между экологическим стрессом и возможной эскалацией конфликта, с одной стороны, и отрицательным последствиями вооруженного конфликта для качества окружающей среды - с другой.

Здесь особо следует отметить, что такие организации могут участвовать в операциях по поддержанию мира и международной безопасности и сами являться причиной экологического стресса. Одним из примеров тому может служить проведенная в 1998 году операция НАТО в ФРЮ. При рассмотрении концепции экологической безопасности важно анализировать те экологические последствия, к которым привела операция НАТО. Справедливо также отметить, что не вызывающая сомнений с точки зрения международного права деятельность вооруженных сил ООН также являлась фактором, приведшим к экологическому стрессу, хотя экологические последствия были не такие серьезные, как в случае бомбардировок НАТО.

Создание глобального международного режима защиты окружающей среды, казалось бы, могло происходить, в рамках системы ООН. В связи с этим Н. С. Иванченко отмечал, что именно ООН, в силу своей универсальности, может обеспечить формирование соответствующих механизмов для решения таких глобальных проблем, какими являются проблемы экологии. По его мнению, ООН не только самая важная, универсальная организация современного мира, но и центральное звено в цепи международных межправительственных организаций, созданных для решения глобальных проблем.

Фонд изучения общественного мнения им. Гэллопа провел в 1993 году опрос по всему миру по поводу роли СЮН в решении экологических проблем. Результаты исследования показали: за ключевую роль ООН в преодолении экологического кризиса высказались 94 % опрошенных на Филиппинах, 87 % - в Нигерии и 66 % - в США.

Остановимся на анализе участия системы ООН в обеспечении экологической безопасности в настоящее время и в будущем.

Необходимо отметить, что с того времени, когда была создана ООН (1945 г.), в мире произошли кардинальные изменения. Создатели Устава

ООН разделяли милитаристское понимание концепции безопасности, что было естественным после второй мировой войны.

Такие проблемы, как экологический стресс, не осознавались тогда столь серьезно, чтобы быть введенными в структуру системы международной безопасности. И сейчас, много лет спустя, ведутся дебаты о реорганизации системы ООН с тем, чтобы она была в состоянии обеспечить экологическую безопасность в новой обстановке[LXXXVIII].

Конечно, защита окружающей среды составляет один из видов деятельности ООН. Экологическую деятельность ООН можно разделить на три составляющие.

Во-первых, ООН способствует заключению договоров в области защиты окружающей среды.

Во-вторых, под эгидой ООН проводится большое количество международных конференций. Они не только являются форумом для обсуждения экологических проблем (таких, как деградация почв, недостаток пресной воды и так далее) на глобальном уровне, но и катализируют дискуссию на национальном и локальном уровнях. А это представляется серьезным результатом для защиты окружающей среды.

В-третьих, с защитой окружающей среды связаны отдельные учреждения системы ООН. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) является единственным органом, отвечающим за природоохранную деятельность. Она была создана в 1972 году, когда декабрьская сессия ГА ООН приняла решение об ее учреждении. Создание ЮНЕП являлось одним из результатов Конференции ООН, проведенной в Стокгольме в мае 1972г. Помимо ЮНЕП, в системе ООН существуют также другие учреждения, которые играют важную роль при защите окружающей среды. Среди них - Комиссия по устойчивому развитию (КРУ), которая была создана в результате конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де

Жанейро в июне 1992 г.; Глобальный экологический фонд, который действует в сотрудничестве с Всемирным банком; Программа ООН по развитию (ПРООН), и Всемирный банк, который в 1994 г., например, потратил 2 биллиона американских долларов на осуществление проірамм по защите окружающей среды.

Однако непонятно, какое учреждение системы ООН могло бы заниматься проблемами экологической безопасности.

Несмотря на важную роль учреждений системы ООН в решении экологических проблем, следует все же отмстить, что в системе ООН в настоящее время отсутствует хорошо организованная структура, которая бы эффективно противодействовала экологическим вызовам на глобальном уровне. Сейчас в системе ООН есть учреждения, функции которых достаточно расплывчаты, и их деятельность подчас дублирует друг друга.

Несмотря на то, что это ЮНЕП является центральным в структуре всей экологической деятельности ООН, у него имеется ряд серьезных недостатков. Один из таких недостатков - расположение штаб-квартиры ЮНЕП в Найроби. ЮНЕП, по замыслу учредителей, должна была быть скорее, координировать деятельность других агенств, чем осуществлять свои собственные проекты и программы. И поэтому ее отдаленность от всех учреждений и программ, действия которых она должна координировать, вызывает определенные трудности в работе. Во-вторых, бюджет ЮНЕП - около 100 миллионов американских долларов в год - должен быть пересмотрен. Для сравнения: бюджет ЮНИСЕФ - 1,8 биллионов долларов, бюджет ВОЗ - 1,3 биллиона долларов в год. Учитывая значимость экологических проблем, бюджет ЮНЕП ей не соответствует.

Требуют особого рассмотрения и функции Комиссии ООН по устойчивому развитию. Необходимо провести различие между терминами “устойчивое развитие1' и “экологический кризис ”. Принято считать, что устойчивое развитие предполагает интегрирование экологических требований в экономическую деятельность. Термин “устойчивое развитие” стал частью лексики дипломатов, юристов, политиков и получил широкое признание после Конференции в Рио-де-Жанейро.

Однако немногие сохранили “экологический” подтекст этого термина. Одним из первоначальных его определений было следующее: способ развития, при котором не истощается природно-ресурсная база, от которой зависят будущие поколения людей. На наш взгляд, нс существует однозначной трактовки термина, и используется он сейчас слишком широко. Таким образом, в этом смысле экологическая миссия Комиссии по устойчивому развитию не достаточно ясна. Должна ли она заменить ЮНЕП в экологической деятельности, дополнить ЮНЕП или же эти две организации должны быть объединены?

КРУ является политической организацией, комиссией правительств, которые собираются один раз в год. Конечно, роль ЮНЕП и КРУ различна, однако некоторые справедливо полагают, что организационные обязанности между ними распределены нечетко. Положительным в деятельности Комиссии по устойчивому развитию является обстоятельство, что она в то же время является политическим форумом для многих неправительственных организации со всего мира. Участие подобных организаций в обеспечении безопасности в рамках системы ООН представляется чрезвычайно важным элементом для эффективности международного режима обеспечения безопасности. Совет Земли как международный институт макро- неправительственной организации, нс вполне отвечает этим целям.

В сентябре 1988 года Министр иностранных дел СССР на 43-й сессии Генеральной Ассамблее ООН выдвинул идею о создании Совета экологической безопасности ООН. Политический форум такого высокого ранга мог бы привлечь необходимое внимание к возникающим экологическим угрозам безопасности и выработать международный отклик, необходимый для временных акций. Однако вопрос о правомерности вмешательства во внутренние дела государства в связи с угрозой международной экологической безопасности остается открытым. На наш взгляд, данное вмешательство может быть реализовано в самых исключительных случаях, таких как авария на Чернобыльской АЭС. Необходима тщательная разработка механизма такого вмешательства, прежде всего международно-правовых норм, регулирующих данный вопрос.

М. Стронг предложил преобразовать Совет по опеке ООН, возложив на него функции опекуна над пространствами и ресурсами, составляющими общее достояние человечества. Совет по Опеке, по его мнению, “должен быть возрожден к жизни ... в качестве форума, в рамках которого государства осуществляли бы опеку в целях обеспечения целостности как планетарной системы, от которой зависит наша безопасность и выживание, так и глобальных природных объектов общего пользования”[LXXXIX].

Можно, однако, говорить и о разработке оперативного учреждения, которое в действительности осуществляло бы программы в целях обеспечения экологической безопасности. Это актуально, поскольку отсутствующим звеном в организационной природоохранной деятельности ООН является именно отсутствие оперативного учреждения, имеющего “полевые” миссии по всему миру и людей на локальном уровне, работающих над осуществлением экологических программ.

Может быть, в этой связи экологические проблемы должны рассматриваться ПРООН? ПРООН - основной претендент на то, чтобы стать центральным агентством в системе ООН, ответственным за экологические проблемы. ПРООН была вовлечена в несколько больших экологических проектов. Группа экспертов высказалась за объединение ЮНЕП и ПРООН в одну организацию, то есть за создание специальной Комиссии ООН по

защите окружающей среды и устойчивому развитию1. Приветствуя консолидацию деятельности по развитию и защите окружающей среды, мы, однако, полагаем, что для экологических проблем в системе ООН должно быть свое собственное учреждение.

Существует также мнение о создании при ООН Центра срочной экологической помощи, целью которого было бы налаживание международного сотрудничества в кризисных экологических ситуациях. Он мог бы оперативно направлять в районы резкого ухудшения экологической обстановки международные группы специалистов для анализа обстановки, подготовки рекомендации по ограничению и ликвидации негативных последствий. В функции Центра также входило бы рассмотрение правовых проблем, которые могут возникнуть в результате экологических катастроф с экологическими последствиями. В Центре можно было бы создать банк данных о соответствующих ученых и специалистах-практиках для выезда в срочном порядке в районы экологических катастроф[XC] [XCI].

Представляется, что в системе ООН необходимо иметь признанное международное экологическое агентство - более значимое, чем ныне существующее. Располагаться оно должно в Нью-Йорке или Женеве, иметь соответствующий бюджет для осуществления оперативной, а не только координирующей деятельности.

Нужно ли создавать новую организацию или реорганизовать ЮНЕП? По нашему мнению, в системе ООН необходимо создать совершенно новое, отличное от ЮНЕП, агентство по обеспечению экологической безопасности. Разумеется, организация подобной структуры связана с большими финансовыми затратами и наличием твердой политической воли. И вес же реализация этой идеи очень важна и, на наш взгляд, осуществима. Если государства будут рассматривать экологические проблем как угрозу своей безопасности, то у них (прежде всего элит) появится мотив найти средства на создание данной организации. Ликвидация последствий экологических катастроф требует куда больше затрат, чем проведение превентивных мероприятий. Необходимо критиковать официальную политику США в данном вопросе.

В тоже время существуют и другие мнения. Так, Дж. Макгинесс, заместитель директора бюро международных организаций по экономическим и социальным вопросам Государственного департамента США, считает, что необходимо усовершенствовать сотрудничество в рамках уже существующих учреждений ООН.

В наши дни активно дискутируется вопрос о перспективе обеспечения экологической безопасности в рамках структур ООН по поддержанию международной безопасности или агентств, занятых охраной окружающей среды и развитием. ООН - единственная международная организация глобального масштаба, на которую могут быть возложены функции обеспечения экологической безопасности, однако эффективность ее деятельности в этом вопросе зависит, прежде всего, от политической воли входящих в нес государств, прежде всего индустриально развитых. Предложенная Генеральным Секретарем К. Аннаном реформа этой организации и соответствующее се финансирование должно сопровождаться, на наш взгляд, организацией оперативного учреждения, занимающегося обеспечением экологической безопасности в глобальном масштабе. Его функциями могли бы стать: мониторинг, контроль и оценка состояния окружающей среды, включая выявление дестабилизирующих факторов или непосредственных экологических угроз; правотворческая и регулятивная функция; реагирование на чрезвычайные обстоятельства, кризисные ситуации через соответствующие механизмы и процедуры; контроль за выполнением международных обязательств и согласованных мер. Такая организация должна работать в непосредственном взаимодействии с аналогичными региональными и международными организациями.

Одной из таких организаций является Организация Североатлантического договора. Основанная в результате подписания 4 апреля 1949 года в Вашингтоне Североатлантического договора, составляющего правовую основу функционирования организации, НАТО приступила к реформированию в начале 90-х годов вследствие изменившейся международной обстановки в связи с “окончанием холодной войны”. Как сказал бывший Генеральный секретарь НАТО д-р Хавьер Солана, для поддержания жизнеспособности и востребованности организации НАТО к изменяющемся условиям “руки должны заниматься современными проблемами безопасности, а глаза всматриваться в потребности будущего”1.

В июле 1990 года на встрече на высшем уровне была принята “Лондонская декларация о преобразовании Североатлантического союза”, в которой говорилось о необходимости изменения подхода НАТО к проблеме безопасности. В 1991 году на встрече на высшем уровне в Риме были обнародованы новая стратегическая концепция и Декларация о мире и сотрудничестве. В стратегической концепции были выражены ключевые функции Североатлантического союза, а также признавалось, что безопасность основана на политических, военных, экологических и социальных факторах. Таким образом, в концепции закреплено смещение акцента НАТО на невоенные аспекты безопасности. В частности, в пункте 25 Стратегической концепции 1991 года утверждается, что “...в связи с коренным изменением обстановки в области безопасности Североатлантический союз никогда не располагал столь широкими возможностями достижения своих целей политическими средствами. Теперь

' NATO Handbook. - Brussels: NATO, 1999. - P. 5.

можно определить все последствия того факта, что безопасность и стабильность включают в себя политические, экономические, социальные и экологические элементы, а также оборонительный аспект, носящий обязательный характер”1.

Среди видов деятельности, проводимой НАТО, для обеспечения экологической безопасности, имеет значение чрезвычайное гражданское планирование. В соответствии с терминологией НАТО, оно представляет собой разработку коллективных планов по систематическому и эффективному использованию гражданских ресурсов Североатлантического союза на национальном уровне и уровне НАТО в поддержку стратегии союза[XCII] [XCIII]. Тем самым планирование действий по ликвидации последствий чрезвычайных гражданских ситуаций и гражданские ресурсы остаются под национальным управлением, а в рамках созданного в этой связи Главного комитета по чрезвычайному іражданскому планированию (ГКГЧП) осуществляется координация планов и постановка общей цели.

В настоящее время деятельность по чрезвычайному гражданскому планированию сосредоточена на урегулировании кризисных ситуаций, военно-гражданском сотрудничестве, защите населения, деятельности по программе “Партнерство ради мира” (ПРМ). В рамках ПРМ чрезвычайное гражданское планирование является одним из самых активных направлений невоенного сотрудничества. Министры иностранных дел стран НАТО в Министерской директиве по чрезвычайному гражданскому планированию определили следующие приоритетные направления: законодательство и урегулирование кризисных ситуаций, военно-гражданское сотрудничество, предотвращение стихийных бедствий и катастроф и гуманитарная помощь.

С начала 1994 г. в проводимых мероприятиях приняли участие более 7000 гражданских и военных представителей из местных, региональных и национальных государственных органов, а также неправительственных организаций, Совет Европы, Международное агентство по атомной энергии, Европейский союз, Международная федерация обществ Красного Креста и Красного полумесяца. Бюро по координации гуманитарных вопросов ООН, ЮНЕСКО, Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев и ЗЕС. Мероприятия посвящались таким проблемам, как авиационные катастрофы, лавины, химические аварии, землетрясения, наводнения, ядерные аварии и перевозки опасных грузов.

Сотрудничество в области чрезвычайного гражданского планирования между Россией и НАТО началось в декабре 1991 года. Подразделения НАТО по чрезвычайному гражданскому планированию и МЧС России 20 марта 1996 года подписали “Меморандум о договоренности по чрезвычайному гражданскому планированию и готовности к стихийным бедствиям". Стороны взяли на себя обязательства “активизировать свои усилия и поддержку практическому сотрудничеству и взаимопомощи в деле готовности к стихийным бедствиям и к реагированию на них”1. Об успешности сотрудничества говорит тот факт, что 22-23 апреля 1997 года в МЧС России в рамках программы ПРМ прошел симпозиум по гражданскому чрезвычайному планированию - первый симпозиум ГКГЧП, проведенный в стране, не входящей в НАТО. Это мероприятие состоялось в связи с пленарным заседанием ГКГЧП с участием партнеров по сотрудничеству в Москве 24-25 апреля.

После подписания в Париже 27 мая 1997 года Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между НАТО и РФ и создания постоянного совета НАТО - Россия была создана экспертная группа по готовности к чрезвычайным гражданским ситуациям и оказанию помощи при ликвидации последствий стихийных бедствий. По мнению Ю.П.

Давыдова, “органическое взаимодействие России с альянсом приобретает для нее все большее значение в условиях трансформирующейся НАТО"[XCIV] [XCV].

В июне 1998 года в Брюсселе был создан Евро-Атлантический координационный центр реагирования на стихийные бедствия и катастрофы (ЕАКЦРСБК). Франческо Пальмсри, Директор Управления Чрезвычайного гражданского планирования и Председатель Главного комитета по Чрезвычайному гражданскому планированию, считает, что его создание “представляет собой поистине “коперниковскую революцию" в Североатлантическом союзе"2.

Европейский механизм реагирования на стихийные бедствия и катастрофы учитывает опыт НАТО в области чрезвычайного гражданского планирования и расширяет возможности международного сообщества реагировать на стихийные бедствия и катастрофы на всей территории Евро- Атлантического региона.

По справедливому мнению Ф. Пальмери, наибольшую выгоду от этого международного сотрудничества получают страны, подверженные стихийным бедствиям и катастрофам, поскольку устранение последствий значительно превосходит их возможности по реагированию на подобные явления. Основным получателем вклада, вносимого этим механизмом, является управление ООН по координации гуманитарной помощи. Цель ЕАКЦРСБК состоит в координации сил и средств реагирования 44 стран- участниц Совета Евро-Атлантического партнерства (СЕАП) с целью обеспечения быстрого и эффективного предложения ООН помощи по ликвидации последствий стихийных бедствий и катастроф. Таким образом, “ЕАКЦРСБК является институонализацией третьего звена между НАТО и

ООН", дополняющего уже имеющиеся два рабочих звена в политической области и области безопасности [XCVI].

Евро-Атлантический механизм реагирования на стихийные бедствия и катастрофы состоит из двух основных компонентов:

1. Евро-Атлантического подразделения по реагированию на стихийные бедствия и катастрофы, специального комплекса национальных элементов, которые включают в себя спасательные, медицинские, транспортные и прочие средства, на добровольных началах предоставляемые странами СЕАП (ЕАПРСБК может быть развернуто в районе крупномасштабного стихийного бедствия по просьбе пострадавшей страны-члена СЕАП);

2. Евро-Атлантического координационного центра реагирования на стихийные бедствия и катастрофы (ЕАКЦРСБК) в штаб-квартире НАТО, состоящего из сотрудников Международного секретариата НАТО и сотрудников из стран-союзников и стран-партнеров НАТО.

Деятельность ЕАКЦРСКБК заключается в определении в сотрудничестве с национальными структурами и координатором ООН потребностей в международной помощи по ликвидациям последствий, координации с ООН предложений международной помощи, поступивших от входящих в СЕАП стран, разработка планов с учетом национальной оценки риска, существующих много- и двусторонних соглашений, сил и средств реагирования.

Потенциал Североатлантического союза давно используется для решения экологических проблем. Этот факт находит отражение, во-первых, в деятельности Научного комитета НАТО, который давно и с каждым годом все активнее финансирует совместные проекты между учеными стран- союзников и стран-партнеров НАТО в области обеспечения экологической безопасности; и, во-вторых, в создании в 1969 году Комитета НАТО по проблемам современного общества (КПСО).

Под эгидой КПСО, прежде всего, осуществлялись проекты, направленные на решение экологических проблем, связанных с оборонной деятельностью. В качестве примера здесь можно назвать “Ожидания в области военной экологии”, которые легли в основу принципов, принятых Североатлантическим советом. Однако время внесло свои коррективы и поставило в повестку дня исследование таких вопросов, как проблемы городов, энергетика, здоровье человека, качество жизни, борьба с загрязнением окружающей среды и шумом.

При проведении КПСО исследований над какой-либо темой всегда оговаривается, что они должны приводить к принятию конкретных мер; результаты исследований должны быть доступны для международных организаций и государств; одно государство или группа государств возьмут на себя ведущую роль в его осуществлении.

Формирование направление политики НАТО происходит не в отрыве от других структур в сфере обеспечения безопасности, а на широкой основе международного сотрудничества в этой сфере. Институциональная основа обеспечения безопасности в Европе была сформулирована в Римской декларации 1991 года. В ней говорится, что задачи, стоящие перед новой Европой, не могут быть всесторонне решены силами лишь одной организации. “Для этого требуется система усиливающих друг друга институтов, сводящая вместе усилия стран Европы и Северной Америки в систему взаимосвязанных и поддерживающих друг друга структур”[XCVII].

Новая архитектура европейской безопасности, по замыслу стратегов из НАТО, будет предполагать взаимную дополняемость задач НАТО, ОБСЕ, Европейского союза, Западноевропейского союза и Совета Европы. НАТО подчеркивает свою первостепенную роль в этом процессе: “Североатлантический союз является важной структурой для проведения консультаций между его членами и совещаний для достижения согласия и осуществления направлений политики, связанных с их обязательствами по Североатлантическому договору в области безопасности и обороны”1.

В стратегической концепции, принятой в апреле 1999 года, подчеркивается необходимость учета союзом глобального контекста безопасности. В соответствии с этим еще раз подтверждается важность договоренностей о проведении консультаций между союзниками в соответствии со статьей 4 Вашингтонского договора и координация их усилий по противодействию широкомасштабным потенциальным угрозам. Утверждается, что всеобъемлющий подход к безопасности является основой политики союза в сфере безопасности, при этом подчеркивается повышение в современных условиях возможности достижения этой цели политическими, а не военными средствами.

Современная политика НАТО в области безопасности, по мнению создателей концепции, основана “на трех усиливающих друг друга элементах: диалоге, сотрудничестве и на поддержании потенциала коллективной обороны”.

Неотъемлемой частью адаптации политических и военных структур НАТО стало укрепление европейской составляющей в области безопасности и обороны (ЕСОБО). ЕСОБО также представляет собой важный элемент развития ЕС и ЗЕС. Оба эти процесса основаны на Маастрихтском (1991 г.) и Амстердамском (1997 г.) договорах ЕС, соответствующих декларациях ЗЕС и решениях НАТО, принятых на ряде совещаний на высшем уровне в Лондоне в 1990 г., в Брюсселе - в 1994 г. и в Мадриде - в 1997 г.

Структурообразующая роль НАТО в складывающейся архитектуре безопасности у ряда исследователей и политиков вызывает опасения. Некоторые из них предлагают строить архитектуру европейской безопасности на координации действий таких европейских международных организаций, как ОБСЕ, НАТО, ЕС, ЗЕС, Совет Европы и др. Под “координацией[XCVIII]’ чаще всего понимается выполнение военными структурами НАТО или ЗЕС миссий, возложенных на них наиболее представительными форумами. Российская дипломатия, в свою очередь, настаивает на определяющей роли ОБСЕ среди институтов европейской безопасности.

Однако, по мнению А, С. Кортунова и МА. Троицкого1, “в действительности такого рода иерархия имеет мало перспектив”. Мы разделяем их точку зрения. Действительно, проблема здесь заключается в различии формальных и неформальных механизмов принятия решений в упомянутых организациях - достичь соглашения между этими организациями о более или менее автоматическом исполнении НАТО или ЗЕС решений ОБСЕ крайне затруднительно. Залогом отлаженного функционирования военно-политических механизмов НАТО является единство стратегии стран-союзников на международной арене, общность культурных ценностей, богатые традиции нахождения компромисса. ОБСЕ же является форумом, где консенсус всегда будет труднодостижим, а равновесие - шатким. В таких условиях невероятно, чтобы страны-союзники осуществили подчинение механизмов НАТО политическим решениям ОБСЕ.

Идея “Совета безопасности ОБСЕ”, выдвигаемая российской дипломатией, не осуществима в реальности по следующим причинам. Она противоречит духу консенсусной дипломатии, свойственной ОБСЕ и ставит проблему включения в данный орган избранного числа государств.

Структура ОБСЕ организована по принципу формального равенства. Программы сотрудничества НАТО, например ПРМ, отражают принцип “ведущий - ведомый”, который может оказаться одним из основных в архитектуре безопасности.

Однако, несмотря на особенности функционирования ОБСЕ, которые становятся неприемлемым фактором при определении институционального каркаса архитектуры безопасности, важно подчеркнуть, что именно эти особенности обуславливают значительную роль, которую ОБСЕ призвана выполнять в сфере обеспечения безопасности. На саммите в Лиссабоне вице- президент США А. Гор так охарактеризовал место ОБСЕ в структуре европейской безопасности: “ОБСЕ продолжает являться местом, где проблемы, которые могут оказать влияние на судьбу Европы, могут быть обсуждены всеми государствами по принципу равенства. В этом отношении ОБСЕ - уникальна. Но ОБСЕ превратилась в нечто большее, чем великий форум наций. Она превратилась для государств в способ сотрудничества, чтобы решать практические проблемы и вызовы тем принципам, которые составляют основу этого органа”.

Отличительными особенностями ОБСЕ является культурная и географическая диверсификация се участников; равенство участия государств; отсутствие жесткой юридической структуры, что позволяет ОБСЕ достаточно гибко и быстро реагировать на различные политические события. Мириам Шапиро, специалист государственного департамента США по вопросам европейской безопасности, считает, что консенсусная основа принятия решений ОБСЕ может выразиться в принятии “слишком компромиссных решений”. В тоже время поиск приемлемого для всех государств решения повышает имплементацию принятых решений. Для того чтобы отвечать на различные угрозы безопасности, ОБСЕ выработала эффективные инструменты для предотвращения конфликта, управления кризисами и пост-конфликтной реабилитации.

При создании системы обеспечения международной экологической безопасности должны быть полностью реализованы все методы и механизмы обеспечения безопасности, выработанные в рамках рассмотренных выше организаций. Следует подчеркнуть, что, помимо чисто функциональной пригодности, система обеспечения экологической безопасности на международном уровне должна обладать большим запасом политической прочности и авторитетом, следовательно, ее основные элементы должны находится в составе структурообразующей организации в сфере обеспечения безопасности.

Вопросы создания и функционирования такой системы экологической безопасности требуют правового урегулирования. Причем представляется целесообразным выработка и принятие основного международно-правового документа, в котором будут оговорены принципиальные аспекты создания системы экологической безопасности.

<< | >>
Источник: Галяметдинова Анна Юрьевна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2000. 2000

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Институциональный механизм обеспечения экологической безопасности:

  1. Участие России в международно-правовом регулировани международной торговли услугами в рамках Таможенного союза, Евразийского экономического сообщества, Организации региональной интеграции.
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 3 Экологические аспекты в международно-правовых актах права международной безопасности
  5. § 1. Концепция экологической безопасности и международное право
  6. § 2. Институциональный механизм обеспечения экологической безопасности
  7. Библиографический список
  8. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  9. 1.2. Теоретико-методологические и концептуальные аспекты системы международной безопасности
  10. 2.4. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе как региональный механизм в системе европейской безопасности
  11. § 1. Понятие взаимного признания профессиональных квалификаций в праве Европейского Союза
  12. Принципы правовой охраны окружающей среды от радиактивного загрязнения в национальном и междунардном праве
  13. 3.1 Ответственность за неправомерные действия, наносящие вред окружающей среде радиационным загрязнением в РК, РФ, США
  14. § 1.1. Понятие северных территорий и их значение для социально - экономического развития Российской Федерации
  15. 3. Взаимоотношения участников европейского интеграционного процесса и Суда ЕС