<<
>>

III. 2. Изобретения, полезные модели и промышленные образцы как объекты правовой охраны в региональных интеграционных организациях классического типа

Договор НАФТА, касаясь патентной формы охраны, придерживается «взвешенного» подхода в силу того, что одновременно распространяя патентную форму охраны на ряд объектов промышленной собственности, сокращает возможность патентования.255 К примеру, статья 1709 не разрешает патентование технологий, но уже в ст.1710 разрешается патентование топологий интегральных микросхем.

256

В сфере интеллектуальной собственности же страны-участники договора НАФТА на протяжении длительного времени стороны не могли прийти к соглашению. Камнем преткновения для обеих сторон являлось система принудительного патентования Канады в отношении фармацевтических препаратов. Эта система, впоследствии отмененная Парламентом, фактически давала Канадским компаниям право заставлять фирмы США лицензировать фармацевтические препараты для того, чтобы производить препараты запатентованные фирмами США. Фирма в Канаде, в свою очередь, выплачивала законодательно установленный максимум роялти в размере 4%. Невозможность в одностороннем порядке урегулировать многие вопросы правовой охраны интеллектуальной собственности, между странами Северной Америки в том числе, вывело необходимость создания такого регионального соглашения, как НАФТА. Возражения Канады в отношении прав интеллектуальной собственности были преодолены в рамках переговоров по НАФТА. Таким образом, НАФТА на тот период являлась наиболее влиятельной площадкой в плане унификации и гармонизации прав на интеллектуальную собственность. К примеру, Канада, по мнению И. Хуссейна, реформировала свое патентное законодательство в большей

255 Hussain I. Reevaluating NAFTA: Theory and Practice. – Palgrave Macmillan, 2012. С.86

256 Ibid. С. 86

139

степени (согласно ст.1709 и ст.1710), чем, в свою очередь, Мексика и США.257 К примеру, Канада приняла поправки в патентный закон, чем реформировала свое законодательство в сфере принудительного лицензирования лекарственных средств.258 В то же время НАФТА создает определенный механизм, используя который государства-участники вправе рассчитывать на создание адекватной и эффективной защиты прав на интеллектуальную собственность.

К примеру, в сфере промышленного дизайна НАФТА предусматривает 10-летний период правовой охраны для созданного независимого, нового и оригинального промышленного образца. Как указывается в соглашении, промышленный образец является не новым и не оригинальным в случае, если он не имеет существенного отличия от известного на данный период дизайна или особенностей дизайна. Правовая охрана не распространяется на тот дизайн, что является таковым лишь в силу технических или функциональных особенностей. Соглашение дает специфическую защиту для текстильного дизайна и требует от стран не умалять ее защиту согласно таким характеристикам, как цена, экспертиза или публикации. Страны-участники НАФТА должны способствовать всяческой защите промышленного образца. Правовая охрана промышленного образца со стороны НАФТА внесла существенное изменение в силу того, что ввела в объекты правовой охраны такие объекты интеллектуальной собственности, как текстиль.259

Глава 17 договора НАФТА, касающаяся непосредственно интеллектуальной собственности, был sui generis среди международных торговых договоров. По сути, это был всесторонний договор, непосредственно затрагивающий сферу применения, рамки, минимальные стандарты и правоприменение в отношении прав интеллектуальной собственности. Хотя

257 Ibid. С.86

258 Harrison C. S. Protection of Pharmaceuticals as Foreign Policy: The Canada-US Trade Agreement and Bill C-22 Versus the North American Free Trade Agreement and Bill C-91 //NCJ Int'l L. & Com. Reg. – 2001. – Т. 26. – С. 457-799.

259 D'Amato A. A. International intellectual property law. – Kluwer Law Intl, 1997. С. 285

140

справедливо было бы заметить, что создатели НАФТА не создавали правовые конструкции с чистого листа, т.к. в то же время завершился Уругвайский Раунд переговоров, ознаменовавшийся созданием проекта договора ТРИПС, в свою очередь выбранного в качестве примера для правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках НАФТА. Как справедливо утверждает Кевин К.

Кеннеди, даже «беглый анализ обоих текстов открывает то, как в значительной степени Глава 17 договора НАФТА заимствована из проекта договора ТРИПС».260

До заключения договора НАФТА США высказывала множество претензий относительно недостаточности правовой охраны объектов интеллектуальной собственности в Мексике. Канада и США обладали развитой системой охраны интеллектуальной собственности, в то время как Мексика не обладала таковой. К примеру, Бернская конвенция так и не была подписана Мексикой на тот момент. В июне 1991 года Мексиканский конгресс совершил ряд шагов в отношении исправления данной ситуации через принятие нового закона о промышленной собственности, который бы обеспечил правовой охраной фармацевтические препараты, продукты химии и некоторые биотехнологические изобретения. Через Мексиканский конгресс в то же время прошел ряд законопроектов, касающихся правовой охраны авторского права и охраны программного обеспечения.

Раздел НАФТА, касающийся Интеллектуальной Собственности, - часть большого процесса по имплементации и приведения в соответствие внутреннего законодательства в соответствие с международными стандартами. В основе регулирования интеллектуальной собственности со стороны НАФТА лежит одна из редакций ТРИПС, поэтому регулирование со стороны НАФТА в отношении интеллектуальной собственности практически идентично таковому со стороны конечной редакции ТРИПС. Оба текста НАФТА и ТРИПС устанавливают основные стандарты для правовой охраны

260 Kennedy K.C. North American Free Trade Agreement (NAFTA). : Kluwer Law International, 2011.

141

патентов, торговых марок, авторских и смежных прав, промышленного образца, топологий интегральных микросхем, торговых секретов и географических обозначений. Оба текста предусматривают создание эффективных гражданских и уголовных правоприменительных механизмов.261

Мексика за несколько лет до подписания договора НАФТА начала масштабную реформу своего внутреннего законодательства с целью привести в соответствие со стандартами ТРИПС, а также таких государств с развитой правовой охраной интеллектуальной собственности как Канада и США.262В то же время не следует утверждать, что изменения в правовых системах США и Канады менее значительны, т.к.

при реформировании законодательств государств в отношении правовой охраны изобретений и промышленных образцов масштабы развития НИОКР в Канаде и США были несопоставимы с таковыми в Мексике. Законодательство США претерпело значительные изменения в сфере приоритета изобретения т.к. договор НАФТА также послужил причиной перехода американской системы регистрации патентов с принципа «Первого изобретателя» на принцип «первого заявителя».

Влияние договора НАФТА на вопросы охраны интеллектуальной собственности невозможно воспринимать без заключенного в то же время договора ТРИПС. Канада и США, являющиеся промышленно развитыми странами, имеют разные экономические стратегии в области интеллектуальной собственности. Канада – заинтересована в импорте технологий и является импортером технологий из США. США же преимущественно экспортер технологий не только в отношениях с Канадой, но и с остальным миром.

Все это непосредственно повлияло на процесс принятия договора НАФТА и заключения договора ТРИПС. До принятия договора НАФТА и

261 Frederick M. Abbott Law and Policy of Regional integration: The NAFTA and Western Hemispheric Integration in the World Trade Organization System С.93

262 Corbett R. J. T. Impact of NAFTA and TRIPS on Intellectual Property Rights Protections in Canada and the United States //NAFTA: Law & Bus. Rev. Am. – 2000. – Т. 6. – C.593

142

ТРИПС Канада уже принимала соглашение о свободной торговле с США в 1988 году. Важным для США пунктом при заключении договоров НАФТА и ТРИПС была защита прав интеллектуальной собственности, что вполне характерно для правовой политики США в отношении подавляющего числа соглашений. Оба договора ТРИПС и НАФТА устанавливали единые нормы охраны Интеллектуальной собственности, но введение в национальное законодательство положений обоих договоров было естественной прерогативой национальных государств. Можно проанализировать различия в принятии тех или иных положений на примере законодательств США и Канады

Каждая сторона должна сделать «патентную форму охраны возможной для каждого изобретения, неважно продукт это или процесс, в любом виде технологии…»263. Патентоспособность означает, прежде всего, то, что изобретение является новым, полученным в результате применения изобретательского уровня (иначе синоним неочевидности) и возможном в промышленном производстве (синоним полезности).264 В договоре НАФТА предусмотрены недискриминационные меры в отношении правовой охраны патентных прав: «патенты должны быть доступны, и права, связанные с осуществление патента, должны соблюдаться без какой-либо дискриминации, связанной с видом технологии, территорией сторон, где изобретение было сделано, или продукт был импортирован или же произведен.265

В договоре также есть исключения, связанные с «нуждой в защите публичного порядка или морали и включающие в себя защиту человеческой, животной или растительной жизни или здоровья или во избежание серьезного ущерба природе или окружающей среде»266. Исключения не могут быть применены в единичном случае, а именно: «Сторона запрещает коммерческую

263 Договор НАФТА статья 1709(1)

264 Договор НАФТА статья 1709(1)

265 Договор НАФТА статья 1709(7)

266 Договор НАФТА статья 1709(2)

143

эксплуатацию…на основе предмета патентования».267 В то же время в договоре указан ряд исключений в отношении некоторых объектов патентования, которые могут подлежать или же не подлежать патентованию на основе решений самих государств, например, терапевтические методы, живые организмы, биологические процессы по воспроизводству растений и животных.

Данные исключения противоречат подходу США в вопросах патентования, т.к. США всячески поощряет защиту своей биотехнологической промышленности. К тому же понятие публичный порядок и мораль являются спорными во всех правовых системах мира, и поэтому упоминание этих юридических конструкции оставляет широкий простор для интерпретаций каждой из сторон. Канада и Мексика являются сторонниками того, чтобы исключать из объектов патентования higher life forms на основаниях требования морали.

ТРИПС устанавливает тот же круг критериев патентоспособности, что и договор НАФТА, прямо указывая в примечании к договору, что выражения "изобретательский уровень" и "являются промышленно применимыми" есть синонимы выражений "неочевидный" и "полезный". Подобные договору НАФТА, вводятся критерии недискриминации. В то же время упоминаются «публичный порядок и мораль» как критерии, на основе которых можно отказать в патентной форме охраны. Договор проводит четкую демаркационную линию и не принимает отказа в патентной форме охраны исходя из того, « что подобное исключение не делается только в силу того, что использование запрещено их законодательством».

Никаких изменения в законодательстве в отношении критериев патентоспособности под влиянием договоров НАФТА и ТРИПС не произошло. К примеру, в главе 35 U.S.C. п.п.101(1994 указано, что

267 Договор НАФТА 1709(2)

144

патентоспособное изобретение «любой…процесс, машина, изделие,…композиция, или… улучшение этого…»

Судебная практика также затрагивает данные вопросы. В деле Diamond против Chakrabarty268 Верховный суд США подтвердили патентоспособность трансгенной бактерии, которая содержала в себе гены, внедренные от бактерии другого вида.269 Данные гены отвечали за выделение энзимов, которые разрушают компоненты сырой нефти. Суд интерпретировал раздел 101 в том духе, что Конгресс учитывал широкий спектр патентоспособных объектов, включающих в себя и предполагаемые объекты патентования, такие как живые организмы,270 хотя наличие особого мнения в решении и указывало на то, что принятый конгрессом Plant Patenting Act и Plant variety Protection Act не предоставляет права на патентование живых форм.271 Особое мнение не было учтено, т.к., согласно мнению большинства, оба акта ограничивали патентование селекционных достижений, а в деле Diamond против Chakrabarty суд имеет дело с «качественно новыми характеристиками, которые могли бы быть найдены в природе… и потенциально могут быть полезны ».

Опираясь на решения суда по делу Diamond против Chakrabarty и Ex parte Allen272, Апелляционный совет по делам Патентов и Конфликтов заявок (Board of Patent appeals and interferences) решил, что многоклеточные организмы, такие как устрицы, могут быть запатентованы в качестве объектов промышленной собственности согласно разделу 101. Основной причиной такого решения была формулировка о том, что в природе таких объектов не существует. USPTO поддержал данное решение, распространив патентную форму охраны на такие объекты интеллектуальной собственности, как

268 Diamond, Commissioner of Patents and Trademarks v. Chakrabarty United States Supreme Court June 16, 1980 447 U.S. 303, 206 USPQ 193

269 447 U.S. 303, 318 (1980)

270 447 U.S. at 308-10

271 447 U.S. at 320

272 2 U.S.P.Q.2d 1427 (1987) Ex Parte Allen

145

нечеловеческого происхождения многоклеточные организмы, включающие в себя животных и человеческие ткани, модифицированные человеком. Онкомышь (onco-mouse) и ее потомство были запатентованы в 1988 USPTO.

Законодательство Канады также не испытало на себе изменения в формулировках относительно объектов патентования под воздействием как договора ТРИПС, так и договора НАФТА. Согласно законодательству Канады, изобретение есть «любой новый и полезный art, процесс, механизм, способ производства или composition of matter или новое и полезное усовершенствование в any art , процессе, механизме, способе производства или composition of matters» 273.

Идентично с США, ряд решений 1980-ых годов установило, что живые формы как таковые не запрещены к патентованию. В деле Re Application of Abitibi Co. апелляционный суд по патентам культуры дрожжей указал, что дрожжи могут быть запатентованы вследствие того, что они обладали едиными свойствами, которые могут быть легко воспроизведены.274 В своем решении Суд указал, что в законодательстве не существует запрета на патентование комплексных живых форм, если они будут представлять собой изобретение, являющееся новым, оригинальным и полезным.275 Но в деле Pioneer Hi-Bred против Канады Верховный суд Канады установил, что новый тип сорта соевых бобов, произведенный через искусственное скрещивание, не патентоспособное ввиду неадекватности патентной формы охраны для такого открытия, 276 хотя изобретение и содержало оригинальное решение, которое состояло из набора определенных процедур по скрещиванию для улучшения урожайности конечного продукта, и «кто-либо не смог бы даже при соответствующем знании достичь данного результата». Суд согласился без пояснения решения Апелляционного суда, что Патентный закон Канады не исключает патентование живых организмов.

273 Patent act, R.S.C., ch. P-4, параграф 2 (1985)

274 Re Application of Abitibi Co. [1982] 62 C.P.R. (2d) 81,91 (P.A.B.)

275 Re Application of Abitibi Co. [1982] 62 C.P.R. (2d) 90 (P.A.B.)

276 [1989] 25 C.P.R. (3d) 257,272 (S.C.C.).

146

Решение в отношении компании Pioneer Hi-Bred было принято для образца в знаменитом деле Harvard College против Канады277, что вызвало ожесточенные споры вокруг подходов США и Канады в патентовании. В конечном счете Верховный суд Канады сформулировал свою позицию так, что разрешил патентование низших форм жизни, например микро-организмов, человеческих генов, протеинов, клеток, последовательностей ДНК, и не позволил патентовать высокие формы жизни вследствие несоответствии такого открытия понятию «изобретение», упоминаемому в Патентном законе Канады (Canadian patent act).278 Если дословно, заявки на получении патента в отношении млекопитающих, чьи гены были изменены с целью сделать их более восприимчивыми к раковым опухолям, не является патентоспособными. В то же время заявки, имеющие основой метод создания трансгенного млекопитающего с использованием модифицированного гена и клеточного материала, составляющего (making up such mammal) такое животное, могут быть запатентованы совершенно свободно.

Договор НАФТА предусматривает распространение правовой охраны на такой объект, как полупроводники. В частности, НАФТА предусматривает незаконным субъекту правоотношений импортировать, продавать и заниматься дистербьютерством с коммерческой целью (с целью получения прибыли) без получения разрешения обладателя прав на (1) охраняемую топологию (protected layout design), (2) микросхемы (an integrated circuit) содержащие охраняемую топологию, (3) изделие, содержащее микросхему с охраняемой топологией.279 К слову, субъект подлежит ответственности за нарушение охраняемого права на топологию в случае, если он сознательно использует охраняемый дизайн. Принудительное лицензирование для топологий интегральных микросхем также не допускается.

277 Harvard College v. Canada (Commissioner of Patents), [2002] 4 S.C.R. 45, 2002 SCC 76

278 Patent Act (R.S.C., 1985, c. P-4)

279 Ron J. Corbott С.287

147

В тех странах, где требуется регистрация для получения правовой охраны, срок распространения предусматривается 10 лет с момента заполнения заявки или с даты первой «коммерческой эксплуатации».

Одним из наиболее интересных опытов можно считать зарождение правовой охраны изобретений, полезных моделей и промышленных образцов в рамках регионального интеграционного образования стран Азии – Ассоциация стран юго-восточной Азии.

На седьмой консультационной встрече, прошедшей в мае 2001 г., обсуждалось использование интеллектуальной собственности как средства развития и монетизации экономического потенциала в свете интеграционных процессов на пространстве АСЕАН в тесном сотрудничестве с ВОИС и организациями развитых стран, ответственными за правовую охрану интеллектуальной собственности.

Осуществляя гармонизацию правовых режимов охраны интеллектуальной собственности и их приведение в соответствие с требованиями международных стандартов, в странах АСЕАН был принят ряд мер. В их число можно включить вхождение в ВТО, имплементация ТРИПС и подписание рамочного соглашения о кооперации в сфере интеллектуальной собственности280 и Ханойский план о действиях саммита АСЕАН в 1998 году281. Все эти соглашения прямо или косвенно способствовали гармонизации и унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках стран АСЕАН. 282

Соглашение ТРИПС требовало предоставления минимальных норм охраны. Страны Азии еще до вступления в силу соглашения ТРИПС 1 января 1995 года и в период отсрочки до 31 декабря 1999 года де-факто привели свои

280 Association of Southeast Asian Nations: Framework Agreement on Intellectual Property Cooperation And Framework Agreement On Services // International Legal Materials. 1996. Т. 35. № 4. С. 1072–1080.

281 Hanoi Plan of Action // ASEAN Economic Bulletin. 1999. Т. 16. № 1. С. 106–118.

282 Blakeney M., Heath C. (ed.). Intellectual property Harmonisation within ASEAN and APEC. – Kluwer Law International, 2004. – Т. 10. С.206

148

национальные законодательства к стандартам, установленным ТРИПС. Ведущую роль в реформировании законодательств различных стран АСЕАН и приведении их к нормативам ТРИПС сыграла ВОИС. Сторонние региональные организации также оказали серьезное влияние. К примеру, ЕПО и ЕС оказывают помощь в пределах соглашения АСЕАН-ЕС о кооперации в сфере интеллектуальной собственности283. Активное сотрудничество АСЕАН происходит и с национальными ведомствами государств, не являющимися членами АСЕАН. В частности, с Японской Патентной Организацией в сфере автоматизации баз данных товарный знаков и патентов, с США в области правоприменительной практики и отдельно в рамках каждой из государств-членов.

В сентябре 1994 года в городе Чангмаи, Таиланд( Ciangmai (Thailand)) в рамках встречи уполномоченных представителей государств по экономике была создана специальная рабочая группа. Инициатором же по созданию специальной рабочей группы являлась Ассоциация музыкальной индустрии АСЕАН. Так как организатор запроса был непосредственно вовлечен в существующую проблему, то Ассоциация возглавила рабочую группу. Члены рабочей группы решили, что было бы неправильно решать задачи отдельных институтов интеллектуальной собственности. Более приемлемым подходом было признано комплексное регулирование вопросов интеллектуальной собственности в рамках АСЕАН. Рабочая группа сошлась во мнении, что должно быть создано рамочное соглашение стран АСЕАН, концентрирующееся на вопросах принципов, объектов, направлений и методов кооперации в сфере интеллектуальной собственности, что и было одобрено вышестоящими органами АСЕАН. Таиланд попросили подготовить первое соглашение, чем и было положено начало процессу работы над общим соглашением. Период подготовки завершился подписанием Рамочного

283 European Union (EU) – ASEAN cooperation programme in the field of Intellectual Property III [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://ecap3.org/ (Дата обращения 28.11.13)

149

соглашения АСЕАН о кооперации в сфере интеллектуальной собственности Министрами Экономики стран АСЕАН 15 декабря 1995 года.

Все эти шаги заложили основы дальнейшей кооперации в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности. В частности, в статье 1.4 говорится, что «государства-участники должны исследовать возможность создания патентной системы АСЕАН, включающий в себя Патентную организацию АСЕАН, и, если это осуществимо, поддержать правовую охрану патентов во всем регионе, подразумевая региональную и международную защиту». Такие же меры предусмотрены статьей 1.5, но уже в отношении Организации, занимающейся товарный знаками. Обе формулы одинаково способны удовлетворить страны, рассчитывающие на более тесное сотрудничество, и страны, скептически относящиеся к данной инициативе. (Расписать постатейно)

Вследствие того, что базу для дальнейших инициатив заложило именно Соглашение в отношении интеллектуальной собственности от 1995 года, то генезис системы правовой охраны определяется в дальнейшем именно под влиянием этого документа.

Таким образом, после завершения работы специальной группы, страны АСЕАН создал Рабочую Группу по сотрудничеству в сфере Интеллектуальной собственности (РГКИС)284. РГКИС создала план действий с целью кооперации в пределах, установленных Рамочным Соглашением. Результатом работы РГИКС стало создание Экспертной группы АСЕАН по товарным знакам и Экспертной группы АСЕАН по Патентам в 1997.

План концепции о создании организаций, одна из которых занимается регистрацией прав на патенты, а другая - на товарный знаки, был подписан всеми министрами экономики и министерствами экономики непосредственно и обсужден на саммите АСЕАН в Ханое. Главы правительств инкорпорировали в декабре 1998 г. этот план в Ханойский план действий,

284 WGIPC – working group on intellectual property

150

концентрирующийся на создании к концу 1999 г. региональной системы заполнения заявок на патенты и товарный знаки. Хотя с того момента прошло достаточно продолжительное время, данная цель так и не была реализована в рамках АСЕАН.

Самой идее системы охраны в отношении промышленной собственности был дан новый толчок в 1997 году, когда был принята декларация«ASEAN Vision 2020», которая установила основные цели для организации в целом и общее видение для всех государств участников АСЕАН. К примеру, основной целью, установленной в данном документе, является быть « соглашением Юго-Восточных стран, открытых миру, живущих в мире, стабильности и достатке, соединенных вместе в партнерстве, динамическом развитии в сообществе заботливых обществ (community of caring societies)». Именно с целью реализации «ASEAN Vision 2020» был принят Ханойский план действий на период с 1999 по 2004 год. 285

В ноябре 2004 г. был принят Вьентья?нский план действий286 как следующий за Ханойским планом действий, т.к. срок действия последнего к тому времени истек. Вьентья?нский план должен был продолжить тот процесс гармонизации, унификации права и сотрудничества между государствами членами АСЕАН, которые были приняты в рамках «Видения АСЕАН 2020».287

В отношении интеллектуальной собственности Вьентья?нский план говорил следующее:

Статья 2.3.6 Интеллектуальная собственность

285 «ASEAN Vision 2020» adopted on 15 December 1997 in Kuala Lumpur, Malaysia by the Heads of State/Government [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://cil.nus.edu.sg/rp/pdf/1997%20ASEAN%20Vision%202020-pdf.pdf (Дата обращения 02.12.12)

286 Vientiane Action Program 2004-2010 signed on 29 November 2004 in Vientiane, Laos by the Heads of State/Government [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://cil.nus.edu.sg/rp/pdf/2004%20Vientiane%20Action%20Programme%202004-2010-pdf.pdf (Дата обращения 02.12.12)

287 Ng-Loy Wee Loon /Law of intellectual property of Singapore/ Singapore; Sweet & Maxwell Asia 2008 С. 30

151

Развитие сотрудничества и кооперации в сфере интеллектуальной собственности в АСЕАН более высокой плоскости для достижения культуры обучения, инновации и креативности через опору на различные сильные стороны членов АСЕАН в креативности и инновациях;

формирование региональной идентичности и создание единого стандарта в гармонизации, коммерциализации, защите, применении права, понимании интеллектуальной собственности и т.п.;

оптимизация пользы для бизнеса от прав интеллектуальной собственности путем поощрения трансграничного взаимодействия и организации сети для распространения и углубления науки, технологической базы, исследовательской и творческой деятельности, коммерциализации их результатов и продукции в АСЕАН. Как указано, все эти цели должны быть воплощены в рамках имплементации Плана АСЕАН в отношении права интеллектуальной собственности для 2004–2010 годов. План АСЕАН в отношении права интеллектуальной собственности для 2004–2010 гг. фокусируется в отношении интеллектуальной собственности АСЕАН в четырех сферах:

1. Содействие созданию активов интеллектуальной собственности АСЕАН;

2. Развитие рамок для упрощения, гармонизации, регистрации и охраны прав интеллектуальной собственности;

3. Увеличение знаний и увеличение потенциала интеллектуальной собственности;

4. Повышение кооперации в сфере бизнеса через национальные организации АСЕАН.288

Впервые о региональной системе промышленного образца было сказано именно в плане АСЕАН в отношении право интеллектуальной собственности для 2004 – 2010 гг. Данная инициатива не более чем возможность изучить

288 Ibid. С. 33-34

152

соответствующие вопросы в качестве «первого шага в рассмотрении возможности существования система промышленного образца АСЕАН». Все это означает, что основная повестка в отношении единой системы регистрации в отношении Патентов и торговых марок АСЕАН, впервые появившаяся в 1995 году в тексте Рамочного соглашении АСЕАН о кооперации в сфере интеллектуальной собственности, изменилась. В Плане АСЕАН 2004-2010 года нет упоминания каких-либо шагов в отношении региональной патентной системы. Что же касается предыдущих планов в отношении товарных знаков, основная деятельность, согласно плану 2004 – 2010 гг., направлена на «обсуждение пригодности региональной системы в сравнении с членством в международной системе».

В конечном счете государства АСЕАН достигли согласия в сфере:

- оформление заполняемой формы для товарных знаков и создание общей формы АСЕАН для национального этапа подачи заявки на товарные знаки;

- создание классификатора АСЕАН для этнических товаров и сервисов;

- состав утвержденных агентов по товарным знакам и патентам АСЕАН;

- состав правоприменяющих органов АСЕАН;

- перечень членов АСЕАН соблюдающих договор ТРИПС.

В 2007 г. План АСЕАН 2004-2010 гг. рассматривается в Проекте Экономического совета АСЕАН, разработанного в ходе 13-го Саммита АСЕАН, проходившего в Сингапуре с 18 по 22 ноября 2007 года. Проект рекомендовал полную имплементацию Плана АСЕАН 2004-2010, утверждение формы заявок для промышленных образцов и стимулирование создания регионального сотрудничества в сфере Традиционных знаний, Генетических ресурсов и Культурного достояния.

Следующий этап в реформировании правового режима АСЕАН ознаменовался именно принятием Плана действия АСЕАН в отношении интеллектуальной собственности 2011 – 2015 гг. (далее – План действий 2011-

153

2015).289 План действий 2011 – 2015 сосредоточивался на создании в рамках АСЕАН «инновационного и конкурентоспособного региона» с иными подходами к гармонизации и унификации права. В отличие от ранее поставленных целей, единое правовое регулирование с одинаковыми законами в сфере интеллектуальной собственности, новые предлагаемые меры отличаются большей реалистичностью и направлены на интенсификацию кооперации согласно совместным программам с определенными конечными результатами в различных сферах. Указаны пять стратегических целей, каждая из которых отдана под руководство одной из стран АСЕАН.

Первой целью АСЕАН является развитие сбалансированной системы интеллектуальной собственности, которая бы, учитывая разный уровень развития государств-членов АСЕАН, создавала бы определенный режим предоставления услуг по сопровождению правовой охраны промышленной собственности (товарных знаков и патентов). В сфере правовой охраны изобретений данная цель может быть достигнута имплементацией программы АСЕАН по сотрудничеству при проведении патентной экспертизы (далее – АСПЕК), руководство которой осуществляет Сингапур.290

Второй целью является усовершенствование «инфраструктуры интеллектуальной собственности», понимаемой как развитие национальных и региональных правовых режимов через подписание международных соглашений. В сфере правовой охраны изобретений и промышленных образцов к таковым относятся Гаагское соглашение о международной

289 ASEAN Secretariat, ASEAN IPR Action Plan 2011-2015 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.asean.org/archive/documents/ASEAN%20IPR%20Action%20Plan%202011-2015.pdf Дата обращения (28.11.2013)

290 От аббревиатуры ASPEC (ASEAN Patent Search and Examination Cooperation) [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.ipos.gov.sg/Portals/0/Patents/ASPECNoticeProcedures30Apr2013.pdf Дата обращения (05.12.2013)

154

регистрации промышленных образцов291 и Договор о патентной кооперации292.

Третья цель – способствование созданию интеллектуальной собственности, осведомлению о ней и ее использовании. Данная цель, с точки зрения государств-членов АСЕАН, может быть достигнута через распространение знаний и обеспечение трансфера технологий. Для реализации данной цели страны АСЕАН под эгидой Филиппин обязуются создать не менее двадцати региональных патентных библиотек (информационных и поисковых центров) к 2015 г. Также планируется разработка «Портала интеллектуальной собственности АСЕАН» под руководством Таиланда и Сингапура.

Четвертая цель в рамках Плана АСЕАН 2011 - 2015 заявляется как укрепление позиций участия региона АСЕАН в качестве равного партнера в международном механизме правовой охраны интеллектуальной собственности, а также углубление отношений между партнерам АСЕАН и различными институтами. Данная цель сопровождается радом мероприятий под эгидой секретариата АСЕАН: реализация сотрудничества с ВОИС на региональном уровне и расширенное сотрудничество в с партнерами АСЕАН. Партнеры АСЕАН определяются в силу соглашений между АСЕАН и иными субъектами в контексте соглашения о свободной торговле АСЕАН – Австралия – Новая Зеландия (далее ААНЗФТА)293, программы сотрудничества ЕС –АСЕАН в сфере права интеллектуальной собственности (ЕКАП III), Меморандума о Взаимопонимании АСЕАН – Китай.

Пятая цель – интенсификация сотрудничества между членами АСЕАН в контексте повышения отдачи со стороны институтов и человеческих ресурсов.

291 "Женевский акт Гаагского соглашения о международной регистрации промышленных образцов"// Публикация ВОИС N 229(R).- Женева: Всемирная организация интеллектуальной собственности, 1999. С. 5 - 83

292 Договор о патентной кооперации (Подписан в г. Вашингтоне 19.06.1970) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXIV.- М., 1980. С. 55 - 89

293 ASEAN – Australia – New Zealand Free Trade Agreement (AANZFTA)

155

Инициативы предусматривают качественный профессиональный рост патентных экспертов под руководством Малайзии и Сингапура и экспертов по промышленным образцам под руководством Филиппин. Перед Вьетнамом с Филиппинами поставлена задача модернизации инфраструктуры организаций, занимающихся интеллектуальной собственностью.

В ходе выполнений обозначенных целей на сегодняшний день реальностью стала программа АСПЕК, начавшая функционирование с 15 июня 2009 года и направленная на упрощение разделения труда при проведении поиска и патентной экспертизы между участвующими в программе ведомствами по интеллектуальной собственности, в которой на сегодняшний день задействовано девять ведомств по интеллектуальной собственности (Бруней-Даруссалам, Комбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Тайланд и Вьетнам).294 Согласно программе, патентный поиск и результаты экспертизы могут быть использованы участвующими в АСПЕК ведомствами в ходе их собственных изысканий, т.е. должна происходить передача готовых результатов поиска и экспертизы от одного ведомства государства-члена программы к иному. Данная программа, помимо ускорения времени рассмотрения заявок ведомствами, должна способствовать качественному повышению услуг патентными ведомствами, т.к. более развитые страны АСЕАН, в силу зависимости от развития страны и соответствующего этому рассмотрению патентных заявок и качества институтов, обладают более обширной базой данных. Немаловажным плюсом такой системы становится то, что избегается дублирование работы при проведении поиска и экспертизы и существования подобных друг другу патентов в границах АСЕАН. В рамках программы также подразумевается, что по мере активизации использования баз данных АСПЕК будут преоставляться услуги более высокого качества. Кроме того, для сопровождения субъектов права наиболее точной и достоверной информацией

294 Ng E. S. K. ASEAN IP Harmonization: Striking The Delicate Balance //Pace Int'l L. Rev. – 2013. – Т. 25. –С.150

156

относительно национальных правовых режимов предусмотрена система АСЕАН АйПи Директ.295

Согласно статье 1 Асунсьонского договора, государства-члены обязуются гармонизировать свои законы в различных сферах для укрепления интеграционного взаимодействия, что приведет к созданию «общего рынка».296 Существенным условием такого рынка является свободное обращение товаров и услуг на пространстве МЕРКОСУР. Все это с необходимостью требовало создания такого правового регулирования, в котором изобретения, полезные модели и промышленные образцы регулируются гармонизированным и унифицированным законодательством.297 Латиноамериканские юристы уделяют особое внимание вопросам интеллектуальной собственности, т.к. она может быть классифицирована как объект частного права и способна являться предметом односторонних ограничений.298 Поясняя свое внимание к этому вопросу, Мартинез Медрано и Соукассе говорят: «В каждом Государстве–члене МЕРКОСУР существует право собственности, торговых марок, патентов, промышленного дизайна, в котором, согласно национальным законам, превалирует принцип территориальности. То есть при существовании общего рынка, с точки зрения права промышленной собственности, национальные границы продолжат существовать. Право промышленной собственности тем самым может стать препятствием или барьером для торговли и свободного передвижения товаров».299

Гармонизация и унификация законодательства тех или иных стран МЕРКОСУР происходит, с одной стороны, под влиянием ТРИПС и, с другой

295 Пер. с англ. - ASEAN IP Direct

296 Treaty of Asuncion [eng] // The law of MERCOSUR / Oxford and Portland, Oregon 2010 С.427

297 G.Martinez Medrano and G.Soucasse «Armonizacion de la propedad industrial en el MERCOSUR»// «The law of MERCOSUR» / Oxford and Portland, Oregon 2010 С.317

298 Carlos Alberto Ghersi, Eduardo Barbier / «Mercosur: Perspectivas desde el derecho privado parte segunda»// Editorial Universidad, Buenos Aires 1996 С. 94

299 G Martinez Medrano and G Soucasse «Armonizacion de la propedad industrial en el MERCOSUR»// The law of MERCOSUR / Oxford and Portland, Oregon С.326

157

- под влиянием протоколов и решений в отношении интеллектуальной собственности, являющихся плодом правотворчества в рамках самого интеграционного образования. К данной группе можно отнести следующие нормативные акты: Протокол о гармонизации прав интеллектуальной собственности в МЕРКОСУР, связанных с товарными знаками, фирменными наименованиями и наименованиями места происхождения товара (Асунсьон, 5 августа 1995 г., решение CCM № 08/95; далее – Протокол о гармонизации прав в отношении товарных знаков)300; Протокол о гармонизации стандартов в области промышленных образцов, (Рио-де-Жанейро, 10 декабря 1998 г., решение CCM № 16/98; далее – Протокол о гармонизации стандартов)301.

Несмотря на то, что предметом рассмотрения в рамках данной работы является правовая охрана промышленного образца, нельзя обойти вниманием также и нормативный документ, относящийся к сфере правовой охраны товарных знаков (ССМ №08/95). Ведь подход, принятый Протоколом о гармонизации стандартов, отражает ту же юридическую структуру в отношении интеллектуальной собственности, что и предыдущий документ. Данное обстоятельство раскрывает эволюцию системы правовой охраны промышленных образцов в частности и интеллектуальной собственности в целом.

Впервые обязательства по поводу кооперации и гармонизации в законодательной сфере правовой охраны промышленной собственности были установлены еще в Протоколе о гармонизации прав в отношении торговых марок. В тексте документа было прямо установлено положение о дальнейшем развитии мер по правовой охране промышленной собственности, что и было

300 Protocolo de armonizacion de normas sobre propiedad intelectual en el mercosur, en materia de marcas indicaciones de procedencia y denominaciones de origen Decision CCM 008/1995 // Mercosur : Resoluciones y decisiones 1991-1995/ Buenos Aires : Camara de Comercio Argentino-Brasileña 1996 C.923

301 Protocolo de armonizacion de normas en materia de diseños industrials Decision CCM 016/1998 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.mercosur.int/msweb/Normas/normas_web/Decisiones/ES/Dec_016_098_Prot-Armonizaci%C3%B3n_Normas_Mat-Dise%C3%B1os_Indust_Acta%202_98.PDF (Дата обращения 16.11.2012)

158

осуществлено в рамках принятия ССМ в декабре 1998 г. в Рио-де-Жанейро протокола о гармонизации стандартов.

Как и в протоколе от 5 августа 1995 г., второй протокол был принят с формулировкой: для «снижения искажений и препятствий для торговли, передвижения товаров и услуг на территории государств – членов Асунсьонского договора» и «установления эффективной и адекватной защиты прав на интеллектуальную собственность с уважением к правам на промышленные образцы и с гарантией, что осуществление данных прав не будет представлять собой барьер для законной торговли».

Так, статья 1 обеспечивает минимальные стандарты, которые государства-участники должны принять, но оставляет пространство для маневра, для более строгой охраны, конечно, если это не противоречит принципам, установленным протоколом. В статье 2 о международных договорах, содержащихся в Парижской конвенции и ТРИПС, говорится в том же ключе. Статья 3 содержит клаузулу о национальном режиме. Статья 4 содержит нормы, регулирующие отказ от закона, и касается перевода «документов, находящихся в производстве…».

В заключительном положении договора, помимо традиционных требований, касающихся вступления его в силу и выполнения его условий, используется тот же подход, что и в протоколе от 1995 года. Все это свидетельствует о выработке устойчивого «юридического языка» в рамках МЕРКОСУР. Относительно урегулирования споров, Протокол 1998 г. устанавливает необходимость «сделать попытку по достижению консенсуса в пределах двух лет в отношении дополнительного протокола для гармонизации процедур и удобства подачи заявок, как того требует Промышленный образец».

Дополнительно статьей 5 предусматривается, что «промышленный образец », который подлежит защите, представляет собой оригинальное творение, состоящее из лепных форм, или же представляет собой особый

159

внешний вид, присущий промышленному продукту и придающий ему орнаментальную форму.

Статья 9.2 исключает из объектов правовой охраны «промышленные образцы, чткоторые представляют собой чисто предмет искусства или тот, который не может быть использован для промышленного производства». Как справедливо указали в своей работе латиноамериканские ученые Мартинес Медрано и Соукассе, «…это дополнение включает в законодательство элементы теории, которая противоречит содержанию, принятому Протоколом, и делает это в разделе исключений. Мы понимаем, что эти условия относятся к требованиям к вступлению в законную силу или промышленной заявке, но это исключение сделано в Статье 8 параграфе 2 как условие обеспечения правовой охраны…».302

В частности, статья 8 Протокола о гармонизации стандартов устанавливает два требования для распространения правовой охраны на промышленный образец: оригинальность и промышленная применимость. Причем «оригинальность» понимается в качестве «значительно отличающегося от известного промышленного образца ». Далее в статье 8 уточняется, что промышленный образец не должен быть признан оригинальным, если он был публично использован или был свободно представлен общественности в МЕРКОСУР или иной другой стране каким-либо образом прежде даты подачи заявки или приоритета, который был законно истребован.

Также указывается, что промышленный образец не будет признан известным, если он был опубликован в пределах шести месяцев, предшествующих дате заполнения заявки или приоритета, согласно следующим условиям:

302 G.Martinez Medrano and G.Soucasse «Armonizacion de la propedad industrial en el MERCOSUR»// «The law of MERCOSUR» / Oxford and Portland, Oregon 2010 С.327

160

– такое раскрытие есть результат прямого или непрямого законодательного предписания, которое исполнили автор или правопреемник, или нарушения контракта, или другого незаконного действия;

– такое раскрытие есть результат ошибочной или незаконной публикации, или запроса со стороны Организации Промышленной собственности.

Статья 14 предусматривает, что регистрация прав на промышленный образец ведет к тому, что правовая охрана «будет длиться в течение 10 лет с момента подачи заявки». Хотя протокол о гармонизации стандартов не налагает на государства жестких обязательств, но призывает их внести изменения в национальные законодательства с целью гармонизации и унификации правового материала между странами в течение пяти лет. Статья 16 рассматривает вопросы ограничения регистрации права на промышленный образец, а статья 17 – обновление регистрации.

Права на промышленный образец признаются таковыми в силу регистрации. Согласно статье 12, данные права не закрепляется законодательно, если используются с целью «приватного или некоммерческого использования» (при этом предусматривается, что в результате этого не будут ущемлены экономические интересы обладателя) или исключительно с экспериментальной, учебной или исследовательской целью. Статья 13 предусматривает условия недействительности прав: «Правовая охрана промышленных образцов одной из сторон-государств не должна препятствовать свободному передвижению товаров, содержащих в себе или включающих в себя дизайн после того, как они были введены в свободный оборот любой из сторон-государств МЕРКОСУР, обладателем права или с его согласия».

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день активно развивается правовое регулирование в сфере права «промышленной собственности» в рамках МЕРКОСУР по аналогии с

161

таковым регулированием в Европейском союзе.303 Основной проблемой является то, что на протяжении уже более 14 лет ни один из Членов МЕРКОСУР не ратифицировал протокол CCM № 16/98 о промышленном образце, в отличие от протокола в отношении торговых марок, фирменных наименований и наименований места расположения товаров, который вступил в силу 6 августа 2000 года.304 Несмотря на это, опыт МЕРКОСУР в отношении промышленного образца является весьма интересным и необходимым для изучения, а тот факт, что в этом региональном объединении государств затрагиваются такие сложные вопросы, как правовое регулирование промышленного образца, позволяет говорить нам о высокой степени кооперации среди членов МЕРКОСУР. Опыт же МЕРКОСУР, создающий отличную от ЕС систему нормативных установлений в форме протоколов и позволяющих гармонизировать и унифицировать право государств-членов без использования инструментов прямого действия на внутренний рынок, является показательным.

В плане же практической реализации равноправной, в отличие от неравноправной в рамках НАФТА, унификации и гармонизации можно однозначно сказать, что взамен единому унифицированному регулированию на всем пространстве АСЕАН на повестке дня стоит выстраивание такой гармонизированной системы, которая позволила бы преодолеть разрыв между странами АСЕАН в отношении качества институтов и инфраструктуры, сопровождающей правовую охрану изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Подход к правовой охране изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, используемый на территории АСЕАН, логически и эмпирически обоснован в контексте транзакционной теории – снижение издержек менее развитых стран за счет совместного использования результатов труда более развитых государств-членов. Использование опыта

303 Trevor Cook «EU intellectual property law» / Oxford university press 2010 C.465

304 Marcilio Toscana Franca Filho, Lucas Lixinski, Maria Belen Olmos Giu pponi «The law of MERCOSUR» / Oxford and Portland, Oregon 2010 С.326

162

АСЕАН ценно также тем, что в АСЕАН, наряду со странами с высокоразвитой экономикой и сильными институтами (Сингапур), соседствуют страны с развивающиеся экономикой и слабыми институтами. Имплементирование такой формы сотрудничества между странами ЕврАзЭС не составила бы больших затрат, т.к., по сути, программа АСПЕК копирует для регионального применения существующую программу Ускоренного патентного рассмотрения (РРН), в которой у Роспатента и ЕАПВ имеется опыт участия.305 Следует учесть опыт стран АСЕАН и при имплементации опыта ЕС и создать рабочие группы по интеллектуальной собственности для выработки общих подходов к проблеме гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности.

305 Patent prosecution Highway

163

<< | >>
Источник: ГАЛИАКБЕРОВ АДЕЛЬ СИРЕНЬЕВИЧ. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИЗОБРЕТЕНИЙ, ПОЛЕЗНЫХ МОДЕЛЕЙ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗЦОВ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме III. 2. Изобретения, полезные модели и промышленные образцы как объекты правовой охраны в региональных интеграционных организациях классического типа:

  1. Оглавление
  2. III. 1. Изобретения, полезные модели и промышленные образцы как объекты правовой охраны в региональных интеграционных объединениях, стремящихся к установлению наднациональности
  3. III. 2. Изобретения, полезные модели и промышленные образцы как объекты правовой охраны в региональных интеграционных организациях классического типа