<<
>>

1.2.2. Дочерние и зависимые общества.

В статьях 105 и 106 ГК РФ закрепляются отдельные понятия дочерних и зависимых обществ, которые, по сути, являются частным проявлением аффилированных лиц. Мы можем предположить, что отдельное закрепление такой формы обусловлено различиями в целях регулирования.

Какую же цель преследует законодатель, вводя категорию дочерних и зависимых обществ?

Создание дочерних и зависимых обществ даст основному (преобладающему) обществу возможность расширить свою предпринимательскую деятельность, в том числе в результате активною влияния па деятельность создаваемых структур и принимаемых ими решений, чю и является основным критерием определения аффилированных лиц. При этом законодательное закрепление указанных понятий сводится к выявлению определенных связей между хозяйствующими субз.ектами, н которых одно юридически самостоятельное лицо фактически теряет свою самостоятельность и вынуждено согласовывать свою деятельность с другим. Так законодатель стремится выяви ть отношения экономической зависимости.

Наиболее распространенным вариантом, при котором складывается зависимость обществ по принципу «ссновлое-доче/глеел», является преобладающее участие основного общества в капитале дочернею. Однако ни ГК РФ, ни Закон об АО нс устанавливают тот минимум участия в

капитале, который является обязательным для соответству о щи х отношений. Более того, закон допускает указанную зависимость и но другим основаниям (при отсутствии у основного общества контрольного пакета акций дочернего)[65]. Например, в силу договора, дающего основному обществу возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые дочерним. В частности, одно общество передает другому право на использование новой технологии, но с условием, что в течение согласованного сторонами периода общество, получившее это право, будет реализовывать выпускаемую с применением этой технологии продукцию только но согласованию с первым обществом.

Подобны)! договор устанавливает между обществами отношения основного и дочернего обществ[66].

Закон об АО воспроизводит нормы ст. 105 и 106 ГК РФ, нс закрепляя особенностей взаимоотношений основного п дочернего акционерных обществ. Как свидетельствует практика, взаимоотношения основного и дочернего обществ не освобождены от административного давления первых в отношении вторых. Например, основное общество может диктовать цены на продукцию, изготавливаемую ею дочерним обществом.

Дочернее общество, являясь самостоятельным юридическим лицом с собственным обособленным имуществом, не отвечает по долгам основного. Однако основное общество может нести ответственность по долгам дочернего, а также ио искам акционеров дочернего общества в случаях и порядке, определяемых Законом об АО. Например, основное общество, которое имеет право давать дочернему обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным

последним во исполнение таких указаний. Данная норма нс противоречит общим принципам самостоятельной ответственности юридических лиц, поскольку солидарная ответственность основного общества по сделкам, заключенным дочерним, наступает лишь в случае, сели сии совершены во исполнение его указании. Основное общество признается, таким образом, ответе!венным за правильность своих указании. По другим сделкам, совершенным дочерним обществом самостоятельно, основное общество ответственности не несет'. При этом взаимоотношения между солидарными должниками в случае удовлетворения т ребований одним из них регулируется ст. 325 "Исполнение солидарной обязанности одним из должников" ГК РФ. В соответствии с данной статьей исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору.

В п. 3 ст. 6 Закона об АО определены условия, при которых основное общество вправе давать дочернему обязательные указания. Такое право должно быть предусмотрено либо в договоре, заключенном между основным и дочерним обществами, либо в уставе последнего.

Исходя из нріікеденіїоіі нормы, в иных случаях нет оснований пи для дачи обязательных указаний, ни для привлечения основного общества к солидарной ответе тленности вместе с дочерним по заключенным им сделкам. Однако на практике всіречаются ситуации, когда основное общество владеет контрольным пакетом акций дочернего и в силу этою, без каких-либо указаний в уставе или договоре, может влиять на принимаемые им решения. При таких условиях необходимо оценивать реальное положение дел и решать вопрос о возможном привлечении основного общества к ответственности по обязательствам дочернего исходя из (фактической его роли в их возникновении и неисполнении.

В случае признания дочернего общества несостоятельным (банкротом) по вине основного это общество песет субсидиарную ответственность по

долгам дочернего, т. с. обязано участвовать в погашении его долгов в той части, в которой требования кредиторов не могул- быть удовлетворены за счет имеющегося у дочернего общества имущества. Субсидиарная (дополнительная) ответственность применяется по правилам ст. 399 ГК РФ.

Основное общество может быть признано виновным в наступлении несостоятельности (банкротства) дочернего общества тогда, когда оно использовало имеющееся у него право и возможность давать дочернему обществу обязательные указания в целях совершения им гаких действий, которые заведомо должны были привести дочернее общество к несостоятельности (банкротству). Такое положение закрещено в ст. 6 Закона об АО. Другими словами, вина основною общества в наступлении несостоятельности (банкротства) дочернего общества - это умышленное доведение до его банкротства путем злоупотребления своим правом давать дочернему обществу обязательные указания. Если банкротство дочернего общества тем или иным образом связано с неосторожными действиями основного общества либо вообще не связано с ними, то последнее нс может быть привлечено к о'гветственности по долгам дочернего. При определении вины необходимо использовать критерии, содержащиеся в ст.

401 ГК РФ.

Между нормами Гражданского кодекса и Закона об АО возникает коллизия[67]. На наш взгляд, необходимо применять более широкое толкование норм и использовать копсірукцию как прямого, так и косвенного умысла, по і ому что только гак можно наиболее полным образом защитить интересы как акционеров, гак и кон трагентов зависимого общества.

Вопросы ответственности основного общества за убытки, причиненные по его вине дочернему общее дву, более разверну го реіулируются в Законе об АО. В частности, закон определяет, когда убытки считаются причиненными по вине основного общества. Они признаются причиненными по его вине

только тогда, когда основное общество использовало имеющиеся у него в отношении дочернего общества право и (или) возможность, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки. В этом случае основное общество может быть привлечено к ответственное 111 лишь при наличии в его действиях (указаниях) умысла. При этом опять возникаем вопрос о том, какой должен быть умысел, прямой или косвенный? На наш взгляд, конструкция умышленного деяния более адекватна в правовом регулировании, так как убытки возникают именно вследствие использования основным обществом полномочия по управлению зависимым (использования воли последнего для достижения своих целей). При этом основное общество должно отвечать за все виновные деяния, то есть нельзя отделять прямой умысел от косвенного.

Но почему основное общество должно отвечать го обязательствам дочернего солидарно, если у дочернего достаточно своих средств и возможностей? Это, несомненно, может привести к злоупотреблению правом со стороны контрагентов. Логичным представляется закрепление нормы в Гражданском кодексе, согласно которой основное общество всегда несет ответственность но обязательствам дочернего, но всегда субсидиарную[68]. 1'акая формулировка позволит с одной стороны дать дополнительные гарантии кредиторам и инвесторам, с другой стороны заставит основное общество следить за деятельностью дочернего.

При этом у кредиторов и инвесторов не возникнет желание воспользоваться правом требования к основному обществу по обязательствам дочернего, если у последнего есть ресурсы для погашения обязательства самостоятельно.

Помимо дочерних организаций Гражданский кодеке вводит понятие зависимых организаций. Общество признается зависимым, если другое (преобладающее) общество владеет более чем 20 % его голосующих акций. Преобладающее общество не имеет ио отношению к зависимому тех прав, которыми располагает основное в отношении дочернего, а потому и не несег ответственности по долгам (убыткам) зависимого общества. Его возможности определяются тем, что оно является владельцем значительного пакета акций и, обладая соответствующим числом голосов, может влиять па принятие решений зависимым обществом, но не вправе давать ему обяза тельные указания. В этой связи ответственность (риск) преобладающего общества ограничивается стоимостью принадлежащих ему акций.

В настоящее время проектом концепции развития законодательства о юридических лицах'1'' предусматривается полный отказ от понятия "зависимое хозяйственное общество", так как оно используются в основном в налоговых правоотношениях, при этом наполняется новым содержанием. На наш взгляд, отказ от данной конструкции является обоснованным и необходимым. В данном случае владение определенным крупным пакетом акций является фактом, подтверждающим возможность влиять на решения зависимой организации, по не указывает па подчиненность одного общества другому.

Ранее приобретение одним обществом крупного пакета акций другого (более 20 %) привлекало внимание с точки зрения контроля за соблюдением антимонопольного законодательства. Закон о конкуренции на товарных рынках устанавливал, что приобретение акции в таком количестве допускается с предварительного согласия федерального антимонопольного органа (ст. 18). Закон обязывал также общество, которое приобрело более 20 % голосующих акций другого общества, незамедлительно опубликовать об этом сведения в порядке, определяемом Федеральной комиссией по рынку

U1

www.privbw.ru

ценных бумаг и Министерством РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.

В действующем законодательстве аналогичной нормы отражена в статье 28 Закона о конкуренции, при атом изменены количественные показатели ее применения.

Если рассматривать отношения с участием обществ с ограниченной ответственностью, то усматриваются правовые последствия, обусловленные зашитой частных и публичных интересов. Так, согласно и. 3 ст. 6 Закона об ООО основное хозяйственное общество, которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для нею указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основною последнее несет при недостаточности имущества дочернего общества субсидиарную (дополнительную) ответственность по его долгам. Правило о субсидиарной ответственности распространяется и на других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом определяют сто действия и которые виновны в банкротстве общества. Кроме тою, участники дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу.

В отношении зависимых обществ нужно отметить следующее. Общество, владеющее более 20% голосующих акций акциснсрного общества или более 20 % уставного капитала другою общества с ограниченной ответственностью, обязано незамедлительно придать публичный характер сведениям об э том в порядке, предусмотренном в ц. 2 ст. 106 ГК РФ и п. 4 ет. 6 Закона об ООО. Аналогичные нормы содержит и Закон об АО. Указанные правовые последствия введены с целью защиты частных интересов участников дочерних (зависимых) обществ и кредиторов. Но установление такой обязанности не подкрепляется нормами по процедурам раскрытия

информации и ответственности за несоблюдение згой обязанности. Поэтому, данная норма не может быть признана эффективной.

Проанализировав вышесказанное, можно предположить, что закрепление понятия «дочерние и зависимые общества» направлено на регулирование непосредственно экономической зависимости между хозяйствующими субъектами, то есть на регулирование отношений между сторонами таких отношений. При этом, это же регулирование при закреплении вопросов ответственности направлено па защиту кредиторов и инвесторов.

Использование понятия «аффилированные лица» в основном направлено иа ретуширование отношений этого сложиогэ субъекта вовне. Так, например, большинство норм об аффилированных липах в Законе об АО сформулированы следующим образом: «...общество и етс аффилированные лица...». То есть. Закон об АО рассматривает аффилированных лиц как лиц, зависимых от общества и являющихся его логическим продолжением, а соответственно и рассматривает вступление общества и его аффилированных лиц в какие-либо правоотношения как единого субъекта.

По при процедурах одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью понятие «аффилированные лица» урегулирует отношения и внутри э того сложною субъект.

Отсюда можно сделать вывод, что в рамках законодательства о хозяйственных обществах обе категории (аффилированные лица и дочерние и зависимые общества) служат одной цели: выявлению отношений экономической зависимости. То есть использование одного или другого понятия больше привязано к конкретному правовому механизму. В связи с чем становится очевидной возможность унификации двух этих понятий. По необходимо учесть, что понятие аффилированные лица значительно шире, чем дочерние и зависимые.

Прежде чем мы предпримем попытку унификации, необходимо рассмотреть те механизмы, с которыми связаны рассматриваемые понятия.

<< | >>
Источник: Анисимов Алексей Владимирович. Сравнительно-правовой анализ форм зависимости хозяйствующих субъектов в Российской Федерации и Федеративной Республике Германия. Диссертация па соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2010. 2010

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2.2. Дочерние и зависимые общества.:

  1. § 2. Структура транснациональной корпорации
  2. §3. «Основные подходы к определениюпонятия ТНК в различных национальных системах, семьях права и на международно-правовом уровне»
  3. 2. Историческое развитие законодательства о формах зависимости.
  4. § /./. Формы зависимости в немецком акционерном законодательстве.
  5. 1.2. Формы зависимости в российском законодательстве о хозяйственных обществах.
  6. 1.2.2. Дочерние и зависимые общества.
  7. 1.2.3. Последствия установления статуса аффилированных лиц, дочерних и зависимых обществ.
  8. 3. Формы зависимости в налоговом законодательстве.
  9. 1. Понятие «связанные лица».
  10. Нормативно-правовые акты.
  11. §1. Поля те и признаки общего блага