<<
>>

§ I. Юридическая ответственность как система

Предпринимаемая в работе попытка подойти с новых позиций к выяснению содержания и определению понятия юридической ответ­ственности в плане ее осуществления требует обращения к вопро­сам методологии правовых исследований^.

В основе любого научного исследования должен лежать марк­систский метод диалектического материализма. Диалектика К.Марк- са, - подчеркивалось В.И.Лениным, - является последним словом

научно-эволюционного метода, призванного служить в качестве уни 9

версальной методологии познания природы, общества и мышления .

Говоря о материалистической диалектике как едином и єдинет венно научном методе познания (в противовес, например, идеа­листическому или метафизическому методам, также претендующим на всеобщность), мы имеем в виду методологию в широком смысле слова, то есть "философское учение о методах познания и преоб­разования действительности, применении принципов мировоззре- ния к процессу познания". Этоглу не противоречит иное определе-

Настоятельная потребность в уточнении и разработке ряда методологических вопросов для выработки общего и общепризнанно­го понятия юридической ответственности подчеркивалась и ранее (см.: Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981, с. 119).

9

См.: Ленин В.И. Крах П Интернационала. - Поли. собр. соч., т. 26, с. 241.

о

Шабалин В.А. Методологические вопросы правоведения. Саратов, 1972, с. 13-14.

ние методологии - в узком смысле - как совокупности познаватель­ных средств, разработанных на основе принципов всеобщей методо­логии и имеющих методологическом значение применительно к кон­кретной области знания и практики^. Дело в том, -что "как общее проявляется всегда через отдельное, так и всеобщий метод конкре­тизируется в других методах, не являющихся всеобщими: общих,

о

частно-научных" . Каждый из этих частных методов является не просто формой проявления - "маленькой, плохонькой модификацией

о

диалектики"0, но творческим развитием, обогащением отдельных ее сторон, положений применительно к различным объектам познания.

Причем, специфика объекта накладывает свой отпечаток, "отражает­ся" в особенностях тех методов, при помощи которых он исследу­ется и применение которых в наибольшей мере способствует обна­ружению его природы и свойств.

Так, для познания сложных динамических объектов, представ­ляющих собой системы, весьма успешно в последнее время применя­ется системно-структурный метод. Будучи методом широкого профи­ля, не имеющим "привязки" к конкретной науке, он, несомненно, относится к общенаучным методам, что ставит его в близкую связь с философией. Однако их различие (и методологическая значимость) безусловно и решающе. Системно-структурный метод не ставит перед собой мировоззренческих задач и изучает типологически огра

т

См.: Шабалин В.А. Методологические вопросы правоведения.

Саратов, 1972, с. 13-14. о

Вадько Т.Н. Методологические вопросы познания функ­ций права. Волгоград, 1974, с. 53.

о

Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974, с. 524.

- 17 -

ниченные объекты, причем не вообще, а под определенным углом зрения (в определенной форме), используя конкретные способы и средства подучения знания о них. По сути дела он представляет собой конкретизацию и развитие таких положений материалистичес­кой диалектики, как требование полноты, всесторонности и дина­мичности (принцип историзма) научного познания, сформулирован­ных в свое время В.И.Лениным: "Чтобы действительно знать пред­мет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и опос­редствования... Это во-первых. Во-вторых, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, "самодвижении" ...» изменении"^. Таким образом, базируясь на философии диалектичес­кого материализма, данный метод способствует обогащению и конк­ретизации ее методологического потенциала в тех разделах, ко­торые связаны с философско-методологическими характеристиками

сложно-организованных объектов действительности - систем и 2

структур .

Отдельные (причем - весьма удачные) попытки обосновать не­обходимость и целесообразность данного подхода к исследованию государственно-правовых явлений и применить его на практике име­ли место и в юридической науке.

Так, комплексному системно-струк­турному исследованию подвергались политическая система развито-

! Ленин В.И. Еще раз о профсоюзах. - Поли. собр. соч., т. 42, с. 290.

2 Подробнее об этом см.: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Станов­ление и сущность системного подхода. М., 1973, с. 99; Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978, с. 4; Сырых В.М. Метод правовой науки (основные элементы, структура). М., 1980, с. I5I-I56 и др.

го социализма, системы органов и функций социалистического го­сударства , система советского законодательства, система катего­рий теории права и т.дЛ Тем не менее, логика и методика систем­ного анализа вообще, государственно-правовых явлений в частнос­ти, нуждаются в дальнейшей разработке и совершенствовании. Вмес­те с тем, задачи исследователя, как подчеркивали классики марк­сизма-ленинизма, не ограничиваются тем, чтобы применить готовые принципы познания к объекту, внести их в него извне, но состоят прежде всего в том, чтобы отыскать и вывести их из самого объек­та, то есть "из собственных форм существующей действительности

о

развить истинную действительность как ее долженствование" . При­чем, категориальный аппарат системного анализа может дать лишь общую схему исследования, тогда как содержательную его сторону будет дополнять специфика познаваемого объекта и конкретно ре­шаемой задачи. Следовательно, уже в самой природе объекта должны быть заложены те объективные свойства, которые делают наиболее

т

См.: Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975; его же. Советское право как система: методологические принципы исследования. - Советское государство и право, 1974, № 7; Василь­ев А.М. Правовые категории. М., 1976; Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1976; Политико-правовые проблемы развитого социализма. М., 1984; Самощенко И.С. Системно-структурный подход и система советского законодательства. - Вопросы философии, 1979,

№ 2, и др.

2 См.: Марко К. Пиоьма из •Zbutsd'-Frcazoslsche.

J'hrbiJier. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. I, с. 380; Энгельс Ф. Предисло­вие к трем изданиям "Анти-Дюринга". - Маркс К. и Энгельс Ф.

Соч., т. 20, с. 12.

адекватным способом его изучения системно-структурный подход.

В настоящее время многие авторы, исследующие юридическую ответственность, приходят к выводу о том, что по сложности и многогранности воздействия на окружающую среду она принадлежит именно к системным объектам^.

Аввлиз юридической ответственности как системы возможен на нескольких уровнях (в философской литературе в таких случаях употребляется термин ’’срез системного объекта”). Так, в литера­туре уже предпринимались попытки рассмотреть юридическую ответ­ственность как суммативную систему, элементами которой выступа- ют отраслевые виды (подсистемы) ответственности . Это было соеди­нение в известную целостность относительно обособленных элемен­тов, взаимосвязь которых не приводит к качественно новым свойст­вам системы. Такой подход, достаточно устоявшийся и традиционный в юридической науке, позволил выявить объем (сферу распростране­ния) данного явления, его внешние признаки и проявления. Систем­ность в данном случае служила количественной характеристикой юридической ответственности, то есть это было, так сказать, ис­следование ответственности "вширь". Однако представления о со­держании, внутренней структуре, генезисе и временных границах существования юридической ответственности субъекта такое иссле-

* См., напр.: Щербак А.И. Правовая ответственность должност­ных лиц аппарата государственного управления. Киев, 1980, с. 22; Петелин А.И. Проблемы правовой ответственности в социалистическом обществе. Омск, 1976, с. 36-59 и др. Со своей стороны добавим,что именно отсутствие системности в подходе к анализу ответственнос­ти привело к противоречивым высказываниям по поводу ее природы.

о

См., напр.: Петелин А.И. Указ, работа, с. 36-59.

дование не дает. Чтобы получить ответы на эти и другие спорные вопросы теории юридической ответственности, необходимо предпри­нять ее анализ как органической системы - комплекса, элементы которого образуют качественно новое явление - "саморазвивающееся" целое (то есть, как бы ’’исследование вглубь” юридической ответ­ственности).

Решающее значение в определении качественной специфики сис- т

темы, ее особенностей, свойств принадлежит внутренней структуре . Различают два основных типа структур: I) "вещная" структура как способ пространственного объединения элементов (частей) относи­тельно устойчивых предметов (характерна для статических объектов, в частности, суммативной системы отраслевых видов юридической ответственности); 2) "процессная" структура как порядок времен­ной последовательности фаз процесса (характерна для динамических систем, параметры которых изменяются с течением времени). Юриди­ческая ответственность, рассматриваемая в качестве органической системы, принадлежит ко вторым. Ее структура есть организация данного процесса во времени, поэтому ее компонентный состав ("субстанция") складывается из ряда стадий, опосредствующих про­цесс генетического развития, "самодвижения" и функционирования

данной системы. Наиболее адекватным для исследования подобной 9

структуры является метод генетического расчленения , при помощи которого в едином непрерывном процессе осуществления ответствен­ности выделяется ряд последовательных, обособленных друг от друга

т

См.: Современные проблемы теории познания диалектическо­го материализма. T.I. РЛатерия и отражение. М., 1970, с. 212-213.

2

О методе генетического расчленения см.: Сырых В.М. Указ, работа, с. 132.

этапов, стадий, данный метод дает возможность исследовать меха­низм перехода от одной стадии к .другой и их качественное отличие, то есть раскрыть закономерности развития системы юридической от­ветственности. Движущей силой такого развития являются внутрен­ние противоречия ответственности как социальной правовой систе­мы, которые разрешаются в результате практической деятельности

т

людей . "Именно противоречия делают внутренне необходимым после­довательное развертывание предмета в понятиях, именно они "ве­дут вперед" разумное мышление в строгом соответствии с логикой предмета и служат побудительной силой раскрытия все новых и но­вых его аспектов. Это они, будучи воспроизведены мышлением, прев­ращают логику саморазвития предмета в логику "саморазвития" зна- ния о предмете и даруют жизнь теоретическому построению" . Поэ­тому вскрытие противоречий как внутренних "пружин" системы юри­дической ответственности выступает важнейшим методологическим требованием в исследовании диалектики ее развития.

Можно выявить несколько групп противоречий в системе юриди­ческой ответственности (как и в любой другой правовой системе). Это, как верно замечено В.А.Шабалиным, противоречия между эле­ментами системы, противоречия между отдельными элементами и сис-

о

темой как целым, противоречия внутри элементов и др. Однако осо-

т

х В.А.П&балин совершенно прав, полагая, что решающую роль

в разрешении правовых противоречий играет субъективный фактор.

(См.: ПЬбалин В.А. Указ, работа, с. 159). о

Ильенков Э.В. Проблема диалектического противоречия в "Капитале". - В кн.: "Капитал" Маркса. Философия и современ­ность. М,, 1968, с. 241.

з

См.: ИЬбалин В.А. Указ, работа, с. 158.

бую роль в познании генезиса системы юридической ответственнос­ти имеет выделение основного, фундаментального противоречия, свойственного этому явлению. Таким основным для юридической от­ветственности противоречием, на наш взгляд, является противоре­чие между устанавливаемой правовой нормой подответственностью субъекта, виновно нарушившего ее требования, и фактической без­ответственностью последнего (то есть между состоянием юридичес­кой ответственности и фактической безответственности правонару­шителя). В ходе осуществления юридической ответственности, ее перехода от одной стадии к другой и происходит разрешение этого противоречия - привлечение "безответственного" лица к ответст­венности. Причем, "продолжительность развертывания действия это­го противоречия и есть не что иное, как продолжительность суще­ствования данного предмета"I, а основные этапы ответственности являются посредующими звеньями в его разрешении.

Так как моментом возникновения любой системы, в том числе системы юридической ответственности, является момент проявления ее основного противоречия, то им, безусловно, следует считать факт совершения противоправного деяния, ибо именно в этот момент "вступает в строй" правовая норма, рассчитанная на данный случай правонарушения и появляется субъект, к которому ее следует приме нить. До этого санкция нормы оказывает лишь превентивное влияние на поведение субъектов. Акт правонарушения является тем юриди­ческим фактом, с которым закон связывает ее непосредственное вступление в действие. Выраженное в норме государственно-власт­ное веление, согласно которому правонарушитель обязан подлежать

Кохановский В.П. Историзм как принцип диалектической логики. Ростов-на-Дону, 1978, с. 104.

ответственности, вступает в противоречие со стремлением послед­него уйти от нее, избежать ответственности, скрыть факт правона­рушения. Разрешение данного противоречия относится государством к компетенции соответствующих органов и должностных лиц.

Момент возникновения юридической ответственности очень ва­жен для построения ее системы (как отправной пункт), ибо "с че­го начинается история, с того же должен начинаться и ход мыслей"^ То есть начало явления и его теоретическое воспроизведение долж­ны совпадать - этим определяется истинность теории. Но правиль­ное определение данного момента имеет не только теоретическое, а прежде всего большое практическое значение - от него зависит решение вопроса: о времени возникновения и объеме взаимных прав и обязанностей государства (в лице его органов) и правонаруши­теля, правовом статусе последнего и характере обеспечения его гарантий. Между тем нужно заметить, что вопрос этот - один из самых спорных в теории юридической ответственности. И это не удивительно, ибо "..понимание возникновения предмета зависит от того, как понимается сам предмет, его специфика, его качест­венная определенность, то есть познание происхождения предмета

о

возможно только с точки зрения развитой его теории” . А посколь­ку в качестве содержания юридической ответственности разные ав­торы указывают разные ее стороны, то неминуем и разнобой в тол­ковании момента возникновения этого содержания. Так, для авто­ров концепции "ответственность-обязанность” начальным моментом будет факт правонарушения, для сторонников же "ответственности-

1 Энгельс Ф. Карл Маркс. К критике политической экономии. - Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 497.

9

Кохановский В.П. Указ, работа, с. 66-67.

- 24 -

наказания" - факт вынесения правоприменительного акта наруши­телю и начало применения к нему принудительных мер. Лишь подход к ответственности как к системе, определяющий место каждого из этих проявлений содержания в качестве этапа общего процесса осу­ществления ответственности (развертывание содержания в генезисе системы ответственности), позволяет примирить столь полярные мнения и дать однозначное решение вопроса о моменте ее возник­новения (факт противоправного деяния лица).

Конечно, юридическая ответственность, как и всякое другое явление в природе, обществе и мышлении, не появляется "ниоткуда", не развивается из ничего, а возникает на основе определенных предпосылок, причем только тогда, когда все условия ее появле­ния на свет имеются налицо. Такими необходимыми и достаточными условиями для возникновения ответственности деликтоспособного субъекта являются наличие правовых норм, указывающих в резуль­тате чего и в каком порядке может наступить ответственность^

(в литературе известно как юридическое основание ответственности) и правонарушение, объясняющее за что данный субъект должен нести ответственность (фактическое основание ответственности). Эти две предпосылки являются ступенями в "вызревании" возможности возникновения ответственности, в связи с их наличием и соверша­ется переход ее в действительность. Поскольку "предпосылки пред-

Эти нормы, по мнению некоторых авторов, представляют собой системное образование - институт юридической ответственности.

Тем самым подтверждается философское положение о том, что "источ­ником существования одних систем являются другие системы" (Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность.

М., 1976, с. 124).

- 25 -

мета не им самим установлены и не являются его собственным про­дуктом, а ... существуют до него и независимо от него"^, то, следовательно, было бы неверным относить к их числу (применитель­но к юридической ответственности) получение заинтересованным ор­ганом информации о совершенном правонарушении, а тем более - его деятельность по обнаружению в реальной действительности таких фактов. Напротив, именно существованием возникшей из правонаруше­ния юридической ответственности субъекта порождена необходимость и обусловлена целесообразность такой деятельности, направленной (в конечном счете) на разрешение основного противоречия ответ­ственности.

Возникнув как целое из своих предпосылок, юридическая ответ­ственность "не отбрасывает их, но употребляет как материал для

о

своего построения". Содержание правовых норм ответственности воспроизводится в субъективной ответственности правонарушителя, переходя лишь от абстрактного к конкретному, из сферы должного в сферу сущего, из возможности в действительность, причем в той мере, которая обусловлена характером фактического основания - ак­та противоправного поведения. Так, если основным содержанием норм уголовной ответственности являются абстрактная возможность госу­дарства наказать потенциального преступника и обязанность послед­него претерпеть это наказание, то сущностью первого этапа (ста­дии) возникшей системы ответственности будут уже индивидуализиро­ванные по субъектам двусторонние связи: между государством, полу­чившим реальное право на наказание персонифицированного субъек­та (нарушителя уголовным норм) и последним, обязанным претерпеть

Ї См.: Кохановский В.П. Указ, работа, с. 53. 2 Там же, с. 54-55.

его в пределах санкции соответствующей правовой нормы. Поскольку каждая опосредствованная правом связь субъектов есть правоотно­шение, то можно сказать, что на первом этапе своего бытия юриди­ческая ответственность выступает как правоотношение, в котором по управомоченным и обязанным лицам конкретизируется масштаб по- ведения, закрепленный соответствующей правовой нормой . В этом смысле правовые нормы ответственности являются устойчивой моделью будущего правоотношения ответственности.

Правоотношение - генетически первый и внутренне противоречи­вый элемент системы юридической ответственности^ В нем заключе­ны единство и борьба двух противоположностей - субъективного права и юридической обязанности. Специфика единства прав и обя­занностей обусловлена общностью их реального аналога - нормы права (а еще глубже - государственной воли господствующего клас­са). Но будучи качественно тождественными явлениями, одно из ко­торых необходимо предполагает, дополняет другое, они, в то же время, находятся на разных "полюсах", являются выражением проти­воположностей данной правовой формы (противоречие возможности

о

и необходимости как правовых категорий) . Данное противоречие внутри первого элемента юридической ответственности и составля-

т

Вывод о том, что система юридической ответственности бе­рет свое начало с возникновения правоотношения ответственности как нельзя лучше подтверждается мнением философов о том, что "система считается возникшей тогда, когда между элементарными носителями новой формы движения образуется взаимосвязь"

(Аверьянов А.Н. Указ, работа, с. 108).

2

См.: Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе соци­альных связей. М., 1976, с. 57-58.

ет основу "внутренней работы" правовой формы, является источни­ком дальнейшего развития системы, обеспечивает движение содер­жания юридической ответственности к следующему его проявлению.

Противники теории "ответственность -обязанность в правоот­ношении" вполне обоснованно замечают, что обязанность подвергнуть ся наказанию - далеко не то же самое, что само наказание. Безус­ловно, это так. Правоотношение ответственности - это, конечно же, не вся ответственность, но лишь ее часть, точнее - первый элемент (стадия) системы юридической ответственности. На этой начальной стадии (правоотношения) юридическая ответственность еще не завершена, не развернула всех своих свойств и моментов.

"В этом смысле, - указывает А.Н.Аверьянов, - новая система нахо­дится где-то на грани перехода возможности в действительность"^.

И дело не только в том, что одна (или даже обе) стороны могут не знать о существовании ответственности - это субъективный мо­мент и он не главный, ибо сама возникшая связь объективна по своей природе. Важнее то, что правоотношение ответственности, просуществовав некоторое время, может исчезнуть (истекли сроки давности привлечения к ответственности, не обнаружен виновный субъект и т.д.). Поэтому не следует ни смешивать возникновение юридической ответственности с ее осуществлением, ни ограничивать ее содержание стадией прав и обязанностей субъектов правоотно­шения ответственности.

Будучи объективной на всем своем протяжении, ответствен­ность становится "совершенной действительностью", воплощаясь в конкретных действиях субъектов правоотношения по реализации име­ющихся у них прав и обязанностей. Эти действия представляют со-

т

Аверьянов А.Н. Указ, работа, с. 108.

бой "материализацию” отношения ответственности, делают его "ося­заемым", "видимым". Таким образом, фактические действия субъек­тов правоотношения ответственности - второй элемент (стадия) в развитии генезиса системы юридической ответственности. Следо­вательно, помимо противоречия внутри первого элемента ответст­венности, существует противоречие между первым и вторым ее эле­ментами. Это противоречие между идеальным (правоотношение) и материальным (фактическая деятельность людей). Оно разрешается в результате целенаправленной деятельности компетентных государ­ственных органов, носящей познавательный характер и проходящей в форме правоприменения. В ходе этой деятельности объективно возникшие из правонарушения отношения юридической ответственнос­ти отражаются в сознании познающего субъекта (осознаются им).

В идеале здесь достигается тождество предмета знанию о нем: юри­дическая ответственность из "вещи в себе" становится "вещью для нас"}’.

Выяснив наличие в реальной действительности правоотношения ответственности и посредством квалификации - его содержание, обусловленное санкцией нарушенной юридической нормы, государст­венный орган реализует на практике заложенную в них модель, "программу", проведения. Он совершает (в пределах возникшего у него права) конкретные действия по применению к нарушителю госу­дарственно-властных мер, мер юридической ответственности за со­вершенное им правонарушение. Противоположная же сторона - право-

I Надо сказать, что в рамках этого противоречия юридичес­кой ответственности существует и ряд более частных. Напр., проти воречие между применяемым материальным и процессуальным правом (о чем будет разговор в последующем) и др.

нарушитель, - в пределах возникшей у него обязанности претерпе­вает применяемые к нему принудительные меры, сообразуя с ними свое поведение. Таким образом, основное противоречие юридической ответственности исчерпывается, "безответственное” лицо привле­кается к ответственности. Момент окончания развертывания основно­го противоречия юридической ответственности (то есть его разре­шение в действиях сторон) и следует считать концом юридической ответственности.

Нетрудно заметить, что после своего возникновения юридичес­кая ответственность хотя и изменяется, постепенно преобразовыва­ясь от стадии к стадии в процессе осуществления, основные чер­ты ее содержания сохраняются неизменными. Главные закономерности, наиболее существенные стороны, связи, то есть-основная конструк­ция юридической ответственности (краткой формулой которой являет­ся отношение "причинение - претерпевание") не меняется на всем протяжении ее существования.

Итогом анализа противоречий развития системы юридической ответственности является вывод о структуре и границах содержа­ния данного явления. Оно, как мы видели, складывается из совокуп­ности элементов - стадий ответственности и их взаимодействий друг с другом. Иначе говоря, содержание юридической ответствен­ности совпадает с ее пределами и включает в себя: I) правоотно­шение ответственности (то есть право государства подвергнуть пра­вонарушителя определенным принудительным мерам и обязанность по­следнего претерпеть их); 2) фактические действия субъектов данно­го правоотношения по реализации имеющихся у них субъективных прав и юридических обязанностей.

Элементы ответственности, как видим, находятся на разных уровнях правореализации;"развитие предполагает различные уровни

зо

генетических связей-"^. Поэтому наряду с отношениями координации внутри каждого из элементов ответственности (соответствие прав и обязанностей, фактического поведения сторон), существуют от­ношения субординации, связывающие отдельные элементы системы между собой. Субординация элементов ответственности видится, в частности, в том, что наличие возникших из нарушения прав и обязанностей сторон является единственным законным основанием деятельности, направленной на причинение правонарушителю небла­гоприятных последствий и поведения последнего по их претерпева­нию. Причем, содержание этих действий сторон всецело предопре­деляется и не может выйти за рамки модели, указанной соответст­вующим правоотношением ответственности.

Именно наличие связей субординации между элементами ответст­венности как органической системы отличает ее от суммативной системы видов ответственности (все элементы которой находятся на одном уровне, связываясь отношениями координации). В то же время, включение в конструкцию ответственности фактической дея­тельности сторон позволяет не только проследить механизм воздей­ствия права на социальную жизнь, но и определить органическую систему ответственности как систему-комплекс (т.е. взятые в ди­намике и взаимодействии юридический аппарат ответственности плюс правовая деятельность людей).

При изложенном выше понимании юридической ответственности теряет свой смысл вопрос, служивший "водоразделом” при выделе­нии сторонников различных точек зрения на понятие ответственнос­ти: что есть юридическая ответственность - "обязанность претерпе-

1 Фельдман Д.И., Курдюков Г.И., Лазарев В.В. Теоретические проблемы методологии исследования государства и права. Казань, 1975, с. 17.

ЗІ

вания" в рамках правоотношения ответственности или же сам "факт претерпевания?" Она есть и то и другое, в зависимости от стадии, на которой мы ее рассматриваем. Эти две стороны одного явления, последовательно выступающие на первый план в разных стадиях осу­ществления ответственности, не могут быть противопоставляемы друг другу.

Однако преодоление имеющихся разногласий во взглядах на природу юридической ответственности и их объединение на общей философской платформе, упорядочение и уточнение ее правовых по­нятий в единой системе связей не является для нас самоцелью.

Оно есть средство (теоретическая основа) для выработки обосно­ванной, а следовательно, и практически полезной правовой конст­рукции ответственности. Абстрагируясь от особенностей конкрет­ных видов систем юридической ответственности, на основе выделе­ния ее постоянного компонентного состава мы получили возмож­ность сконструировать теоретическую модель юридической ответст­венности^- в Биде двухступенчатого поступательного процесса, от­ражающего ее содержание. Выработка модели юридической ответст­венности обусловлена прежде всего потребностями науки общей тео­рии права. Она не только дает наиболее целостное представление об этом правовом феномене, но и обладает значительными эвристи­ческими возможностями. Выражая существенное, необходимое и зако­номерное, модель позволяет устанавливать тенденции в познании

о

юридической ответственности, обнаруживать пробелы в ее теории .

т

Под моделью в праве "следует понимать мысленное воспроиз­ведение моделируемого конкретного общественного процесса" (Кази-

мирчук В.П. Право и методы его изучения. М., I9S5, с. 159). о

Ее изучение в качестве необходимой ступени выполняет методологи­ческую функцию при разработке конкретных проблем осуществления отраслевых видов ответственности.

Системное изучение юридической ответственности и на его основе - моделирование этого явления, - открывает также путь к практическому совершенствованию как отдельных ее элементов, так и системы в целом, выступает научной основой для повышения эффек­тивности их действия. Это, в свою очередь, призвано способство­вать более полному, всестороннему и быстрому решению стоящих перед ответственностью социальных и юридических задач, дальней­шему укреплению социалистической законности и упрочению твердо­го правопорядка в столь важной области правореализации.

х х

х

Системное исследование юридической ответственности позволя­ет определить ее как сложную, органически целостную, динамичес­кую (с поступательным характером движения) систему-комплекс, то есть такое структурное образование, которое обладает интегратив- ностью. Интегративность данной системы видится в том, что лишь она в целом, а не какой-либо ее элемент, реализует назначение юридической ответственности полностью, то есть в ее функциональ­ности. Развитие и функционирование системы юридической ответст­венности предопределены ее социальной ролью в жизни нашего об­щества. Нельзя не согласиться с мнением о том, что ни социалис­тическое государство, ни общество не только не заинтересованы в возникновении и закреплении отношений юридической ответствен­ности, но всемерно стремятся к их полной ликвидации^. Вместе

т

См., напр.: Загородников Н.И. О содержании уголовно-право­вых отношений. - Советское государство и право, 1983, № II, с. 85;

с тем, до тех пор, пока имеют место правонарушения, являющиеся проявлением противоречии между волей государства, зафиксирован­ной им в правовых нормах, и индивидуальной волей некоторых субъ­ектов, выражаемой ими в актах противоправного поведения, сохра­няется необходимость в юридической ответственности, призванной разрешать данное противоречие.

Дело в том, что как всякая социальная система, юридическая ответственность является открытой, то есть способна не только быть чувствительной к изменениям условий внешней среды ("вход" системы), но и оказывать на нее обратное воздействие ("выход" системы). Такое воздействие носит целенаправленный, планомер­ный характер и стремится к достижению определенного результата. Именно это обстоятельство и предопределяет социальное и юридичес­кое назначение ответственности как одного из важнейших средств борьбы с правовыми эксцессами. К особенностям юридического воз­действия ответственности, ее месту и роли в арсенале правовых средств борьбы с нарушениями социалистической законности в об­ществе мы и переходим в следующем параграфе.

<< | >>
Источник: ЗАДНЕПРОВСКАЯ Марина Валентиновна. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЗАКОННОСТЬ. Диссертация на соискание ученой степени, кандидата юридических наук. Москва - 1984. 1984

Скачать оригинал источника

Еще по теме § I. Юридическая ответственность как система:

  1. § I. Юридическая ответственность как система
  2. § 2. Роль и место ответственности в правовом регулиро­вании социалистических общественных отношений
  3. § I. Связь и взаимодействие законности и юридической ответственности в социалистическом обществе
  4. § 2. Требования социалистической законности при осуществлении юридической ответственности
  5. § 1. Методология исследования юридической ответственности
  6. § 2. Понятие и особенности системной модели юридической ответственности
  7. § 2. Юридическая ответственность как элемент правовой системы
  8. § 3. Взаимодействие юридической ответственности с иными правовыми явлениями
  9. § 1. Функциональная природа юридической ответственности в системе правового регулирования
  10. § 3. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования
  11. § 2. Основные подходы к пониманию негативной (ретроспективной) юридической ответственности
  12. § 2. Место института административной ответственности в обеспечении законности в сфере таможенного дела Российской Федерации.
  13. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  14. § 2. Позитивная и ретроспективная юридическая ответственность в изложении представителей политико-правовой мысли эпох Средних веков и Возрождения
  15. § 3. Позитивная ответственность как составляющая часть естественно-правовой доктрины
  16. § 4. Статутная юридическая ответственность как основа взаимо­отношений личности, общества и государства в либеральной и позити­вистских доктринах второй половины XVIII - XIX вв.