<<
>>

А) Выводы противной стороны.

Денежный интересъ вѣрителя, говоритъ въ своемъ мнѣніи Гейслеръ, составляетъ существенное требованіе для обязательства не только въ римскомъ правѣ, но оно вызывается цѣлью самого обязательства. Въ предлежащемъ дѣлѣ нѣтъ такого интереса, по­тому что комитетъ гэйской желѣзной дороги (междукантональный приготовительный комитетъ гэйской желѣзной дороги), какъ тако­вой, не имѣетъ никакого интереса, потому что онъ не сущест­вуетъ въ смыслѣ юридическомъ, какъ единство, т.

е., какт. лицо юридическое. Это есть слабо сплоченный союзъ, товарищество съ цѣлью составленія опредѣленнаго проекта, въ данномъ случаѣ проек­та для устройства въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ желѣзныхъ дорога. Вошедшія въ составъ комитета гэйской желѣзной дороги лица вы­разили лично интересъ въ пользу этого проекта, пони соединились вмѣстѣ, чтобы силой взаимной дѣятельности еще болѣе оттѣнить свой личный интересъ. Отъ этого юридическое положеніе вещей пе измѣнилось: все такт, же теперь, какъ и презде. одинъ только лич­ный интересъ отдѣльныхъ членові, принимается во вниманіе, и онъ должен), имѣть, чтобы пользоваться защитой права, имущественное значеніе.

Подобный денежный интересъ комитета гэйской ‘желѣзной до­роги тогда су шествовал ъ-бы. когда самі, комитетъ прннялъ-бы на себя предъ третьими лицами обязательство, обезпеченное договорной

32

неустойкой, о сооруженіи обѣихъ желѣзнодорожныхъ линій (вассср- фаленской желѣзной дороги и дороги отъ Солотурна въ Шонбюль) и затѣмъ заключилъ-бы съ центральной желѣзной дорогой дого­норъ о сооруженіи дорогъ.

Послѣдняя была-бы несомнѣнно обязана въ случаѣ неиспол­ненія договора уплатить договорную неустойку, падающую на комитетъ. Ссылка на интересъ отдѣльныхъ мѣстностей, содѣйствую­щихъ сооруженію желѣзной дороги, ие можетъ въ достаточной мѣ­рѣ замѣнить недостатокъ собственнаго интереса комитета, потому что это есть интересъ посторонній, и, какъ таковой, ие нрпиарав- ливается къ защитѣ комитетомъ въ формѣ правовой (in Form Rech- tens); мало того, можетъ быть поставленъ такой вопросъ: не дѣй­ствуетъ-.! и комитетъ подъ вліяніемъ другихъ, прямо противопо­ложныхъ разсчетовъ. Какого-бы, впрочемъ, одобренія пи заслужи­вало стремленіе доставить извѣстной мѣстности желѣзную дорогу, но оно не имѣетъ никакого имущественнаго значенія для комитета гэйской желѣзной дороги, а вмѣстѣ съ тѣмъ и относящійся сюда договоръ не имѣетъ имущественнаго значенія.

Гейслеръ не скрываетъ отъ себя то возраженіе, которое мо­жетъ' бытъ выставлено противъ его вывода. «Такъ, спрашиваетъ онъ, развѣ данное слово, формально заключенный договоръ, формально переданное обязательство не должны болѣе имѣть никакого юри­дическаго значенія?» Онъ на это даетъ отвѣтъ: «конечно, опи долж­ны его имѣть, но ие далѣе того, на сколько существуетъ интересъ, нуждающійся н заслуживающій защиту въ нравѣ. ‘) Безчисленное множество заключается договорові, и дается обѣщаній, которыхъ право къ себѣ не относитъ. Комитетъ гэйской желѣзной дороги не можетъ жаловаться на то, что оііъ лишенъ принадлежащаго ему нрава, ибо онъ сначала уже не имѣлъ никакого нрава.

Въ распо­ряженіи комитета гэйской желѣзной дороги было одно вѣрное сред­ство наложить на центральную желѣзную дорогу юридическое обя­зательство, стоило только условиться о неустойкѣ на случай отка­за центральной желѣзной дороги отъ сооруженія названныхъ же- лѣзныхъ’Дорогъ; договорная неустойка есть именно надлежащее средство для оказанія давленія на другую договаривающуюся сто-

*) Это есть то самое опредѣленіе, которое я далъ нраву въ своемъ сочиненіи «Духъ римскаго нрава (часть 111, отдѣлъ 1 § 61).

33

репу, если первоначальное обязательство не исковое. Изъ того, что комитетъ по настаивалъ па договорной неустойкѣ, должненъ быть сдѣ­ланъ прямо тотъ вывод')., что от. нисколько нс заблуждался въ шаткости своего положенія, какъ стороны въ правѣ (Reclits partei) по настоящему дѣлу: онъ долженъ былъ сказать себѣ, что не го­дится ему выговаривать неустойку въ свою пользу, потому что онъ дѣйствуетъ ие изъ мѣстнаго патріотизма (Sackpatriotismus), по на пользу болѣе широкихъ круговъ, н поэтому не долженъ уже при самомъ началѣ разсчитывать на возможную для себя выгоду».

Устранивъ такимъ образомъ юридическую возможность пред­ставительства общихъ или общественныхъ интересовъ (allgcmeinen oder offentiicheii Interessen) при сооруженіи комитетомъ обѣихъ желѣзныхъ дорогі., Гейслеръ ставитъ вопросъ, неимѣющій никако­го значенія для настоящаго процесса, именно—не въ иравѣ-лп отдѣльные члены комитета заявлять свой частный личный инте­ресъ относительно сооруженія желѣзной дороги. Мы вполнѣ съ нимъ соглашаемся въ томъ, что подобный вопросъ долженъ быть рѣшенъ отрицательно, ибо, какъ онъ справедливо замѣчаетъ, эти интересы не были въ виду при заключеніи договора; мало того, ко­митетъ гэнской желѣзной дороги преслѣдовалъ не личныя, но общест­венныя цѣли. Этотъ пунктъ совершенно устраняется изъ нашего юридическаго изслѣдованія, такъ какъ предъявленный со стороны комитета пекъ вовсе нс относитъ эти индивидуальные интересы от­дѣльныхъ членовъ къ предмету требованія.

Сомнѣніе, выставленное Гейслеромъ противъ иска, состоитъ, говоря короче, въ слѣдующемъ: интересы, на защиту которыхъ комитетъ призываетъ судъ, ие суть собственные, но посторонніе, а именно обіціе, общественные, затерянные въ неопредѣленности. Слѣдовательно, для Гейслера не будетъ въ дѣлѣ никакой разни­цы, если-бы вмѣсто комитета договоръ былъ заключенъ отдѣль­нымъ физическимъ лицомъ.

Въ мнѣніи Репо выставлены слѣдующія соображенія противъ требованія истца:

Истецъ требуетъ окончанія желѣзнодорожныхъ линій, кото­рыя прнпадлежали-бы отвѣтчику н на которыхъ онъ долженъ-бы содержать движеніе на собственный счетъ, слѣдовательно, долж­никъ доллсенъ исполнить обязательственное дѣйствіе (facere) въ пользу должника же. Рѣшая вопросъ: есть-лн здѣсь содержаніе для

34

юридически дѣйствительнаго права требованія, должно исходить изъ того, что «право требованія есть право на будущее дѣйствіе лица посторонняго, имѣющее имущественную стоимость, что, слѣдователь­но, обязательства, идущія иа оказаніе услугъ въ особенности (obligatio faciendi), представляются правомъ иа такую услугу (facere) долж­ника, которая имѣетъ для вѣрителя гімуіцсственную стоимость».

Все это признается римскимъ правомъ въ многочисленныхъ положеніяхъ, которыя мы ниже подвергнемъ ближайшему разсмот­рѣнію, изъ которыхъ слѣдуетъ, что отмѣна въ современномъ про­цессѣ рѣшеній, выраженныхъ но римскому праву въ денежной стоимости, не внесла здѣсь никакихъ перемѣнъ, такъ какъ этотъ порядокъ является слѣдствіемъ, а не основаніемъ вышеприведен­ныхъ началъ.

Если римское право признавало но исключенію обязательства безъ имущественно нравоваго интереса на сторонѣ вѣрителя, осно­ванныя на привязанности, ex affectus ratione, то это были единич­ные случаи, какъ напр., искъ па основаніи обѣщанія отпустить иа волю раба; а такъ какъ подобные случаи пе допускаютъ расшире­нія ио аналогіи, то они и не имѣютъ никакого практическаго зна­ченія въ современномъ правѣ.

Новѣйшія законодательныя работы согласно съ этимъ исхо­дятъ изъ того положенія, что къ существу права требованія при­надлежитъ такое дѣяніе, которое имѣетъ имущественную стоимость, и что преимущественно въ обязательствахъ личныхъ—obligationes laciendi, услуга—facere—должна имѣть денежное значеніе для вѣ­рителя. Въ особенности это ученіе проводится во французскомъ гражданскомъ кодексѣ, а также въ кодексахъ кантоновъ Солотурнъ и Бернъ. • '

Поэтому если къ существу обязательства принадлежитъ та­кое дѣйствіе, которое имѣетъ для вѣрителя денежную стоимость, то принятое обѣщаніе относительно услуги—facere,—не имѣющей для вѣрителя никакой стоимости, пе производитъ юридическаго обя­зательства. Въ настоящем!» дѣлѣ вопросъ касается того только, имѣетъ-лн для между кантональнаго комитета денежное . значеніе данное центральной желѣзной дорогой обѣщаніе о сооруженіи уста­новленныхъ линій и о содержаніи на нихъ движенія.

Но такъ какъ комитетъ, какъ таковой, не имѣетъ имущест­венной правоспособности, то не имѣетъ онъ пн денежнаго ннтере-

са въ данномъ дѣяніи, ни права требовать вознагражденія в'ь слу­чаѣ неисполненія. Не комитетъ будетъ указанъ въ искѣ, какъ заинтересованный относительно сооруженія желѣзныхъ дорогъ, но тѣ мѣстности, общины, кантонъ Солотурнъ, которые чрезъ посред­ство исковаго требованія достигнутъ желѣзнодорожнаго сообщенія. Но относительно всѣхъ этихъ третьихт. лицъ центральная желѣз­ная дорога не намѣрена была принимать обязательствъ по заклю­ченному между ней и комитетомъ, какъ договаривающейся сторо­ной (als Mitpaciscenten), соглашенію, не допуская никакого здѣсь посторонняго участія. Трудно объяснить, на какомъ основаніи, да­лѣе, комитетъ или составляющіе его члены будутъ имѣть право представлять интересы отдѣльныхъ мѣстностей, а также отдѣль­наго кантона, такъ какъ оиъ не призванъ къ этому пн на осно­ваніи закона, ни въ силу данной довѣренности. Если-бы комитет!, состоялъ отчасти изъ представителей отъ правительства кантона Солотурнъ и отъ извѣстнаго числа общинъ, то такая откомапди- ровка (Abordnung) имѣла-бы значеніе нѣкотораго интереса, прини­маемаго комитетомъ, но не составляла-бы уполномочія ин па за­ключеніе имъ договоровъ, ни па веденіе имъ процессовъ для кан­тона и для подлежащихъ общинъ. Нигдѣ въ искѣ не говорится объ имущественномъ интересѣ членовъ междукантональнаго коми­тета въ сооруженіи желѣзной дороги и въ содержаніи на ней дви­женія; такой интересъ нигдѣ пе указывается, ни разу не сдѣлано на него намека, такъ что врядъ-ли мы ошибемся, допустивъ, что подобный интересъ вовсе не существуетъ. Комитетъ сначала уже ’выступилъ не какъ союзъ съ самостоятельными цѣлями, по какъ органъ другаго товарищества.

Поэтому комитетъ, допуская даже его процессуальную способ­ность, оттого пе имѣетъ права на искъ, что ему не достаетъ необхо­димаго въ лицѣ вѣрителя денежнаго участія вч,. обѣщанномъ дѣяніи....

Къ до сихъ поръ изложеннымъ основаніямъ мнѣніе Броше при­бавляетъ еще слѣдующее. Общественные интересы пе могутъ быть предметомъ требованія со стороны частнаго лица; частное лицо мо­жетъ заключать договоръ только для себя въ своемъ исключитель­но личномъ интересѣ. Но такъ какъ междукантональный комитетъ не имѣетъ никакихъ основаній требовать признанія за нимъ ка­чествъ публичнаго лица, то и общественные интересы не могутъ" быть предметомъ его договорныхъ соглашеній.

36

Повѣренный отвѣтчика сводилъ всѣ свои доводы къ слѣдую­щимъ положеніямъ:

S) 1) Каждое обязательство предполагаетъ для своей дѣйстви­тельности наличность денежнаго интереса на сторонѣ вѣрителя.

2) Въ настоящемъ дѣлѣ нѣтъ такого интереса.

3) Недостающій для установленія обязательства денежный интересъ не можетъ быть замѣненъ:

а) ни посредствомъ общеполезной цѣли,

б) нн ссылкой на участіе третьихъ лицъ, ни, наконецъ,

в) ссылкой на мнимый общественный интересъ.

4) Настоящія положенія имѣютъ значеніе не только положе­

ній римскаго права (des gemeinen Rechts), правильность которыхъ признана наукой, ио они папіли примѣненіе во всѣхъ новѣйшихъ законодательствахъ, также въ гражданскомъ уложеніи Солотурна и Берна. . .

Только но пункту третьему отвѣтчикъ приводитъ болѣе ши­рокое объясненіе, содержаніе котораго мы изложимъ вкратцѣ. Оно исходитъ изъ того положенія, что для защиты общественной поль­зы призваны особые органы, а не произвольные союзы часауыхъ лицъ. Привлеченіе представителей отъ отдѣльныхъ общинъ и двухъ кантональныхъ правительствъ не могло сообщить между кантона.! ино­му комитету значенія государственно-нравнаго и связаннаго съ этимъ нрава на защиту общественныхъ интересовъ. Представители при­нимаютъ участіе въ комитетѣ не въ силу своего званія, но какъ владѣльцы акцій. Въ какой степени мнимая общая польза можетъ возбуждать затрудненія, выясняется изъ настоящаго дѣла, гдѣ со­оруженіе желѣзной дороги повлекло-бы за собой разореніе акціо­неровъ центральной желѣзной дорргн, причинивъ несравненно бо­лѣе потерь, нежели содѣйствія интересамъ. Со времени изданія закона о сооруженіи желѣзныхъ дорогъ и о содержаніи на нихъ движенія одни только правительственныя учрежденія (Behorden) союза должны быть признаваемы за представителей общественнаго интереса въ желѣзнодорожномъ дѣлѣ. Послѣ уступки центральной желѣзной дорогѣ концессіи на сооруженіе гэйской и вассерфален­ской желѣзной дороги и послѣдовавшаго утвержденія со стороны союза, на союзѣ лежитъ равно право и обязанность охранять обще­ственный интересъ передъ центральной желѣзной дорогой. Коми­тетъ можетъ ходатайствовать объ участіи союза, примѣняя отно-

сительно центральной желѣзной дороги такія косвенныя мѣры при­нужденія, которыя по закону допускаются относительно концес­сіонера .

<< | >>
Источник: Рудольфъ фонъ Іерингъ и Феликсъ Данъ. Изъ современнаго правовѣдѣнія. Печатано по опредѣленію Совѣта Демидовскаго Юри­дическаго Лицея, 10-го февраля 1880. 1880

Еще по теме А) Выводы противной стороны.:

  1. § 2. Понятие законного участника вооруженного конфликта
  2. § 3. Виды законных участников вооруженных конфликтов
  3. § 2. Уголовная ответственность комбатантов за нарушение норм международного гуманитарного права
  4. § 2. Объективная сторона лжепредпринимательства
  5. Понятие законности в уголовном процессе
  6. Справедливость судебного разбирательства
  7. Выводы
  8. А) Выводы противной стороны.
  9. §4. Административная юстиция во Франции.
  10. Деятельность кредитных организаций как объект банковского надзора
  11. § 1. Вооруженные конфликты международного характера
  12. § 1. Статус персонала ООН
  13. § 2.2. Частные случаи применения экстраординарных правовых средств непосредственного действия
  14. Деяние в преступлении отмывания
  15. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  16. Деяние в преступлении отмывания