<<
>>

Заключение

Современная цивилизация находится в постоянном развитии. Меняются идеи государственного строительства, в соответствии с которыми предпринимаются попытки совершенствования государства и права.

Закономерности этого процесса становятся очевидней. Одна из них видится в том, что власть государства над формами права ограничивается законодательством. Многомерность мира права и скромное место в этой системе нормативных актов должны настроить государство на толерантность. Оно должно отказаться от позитивистских амбиций. Ни время, ни факты не дают никаких оснований для поддержания этатических идей. Другая закономерность состоит в том, что развитие законодательства не влечет прекращения других форм права, возникших вне государственных институтов.

Имеется закономерность противодействия нормативным правовым актам со стороны других форм права. Многие правовые формы оказывают непрямое воздействие на нормативные акты, чем изменяют его понимание и применение. Поводом для такого сочетания форм права выступают недостатки законодательства: неопределенность, противоречивость, пробельность.

Предпосылки для устройства и взаимных связей в системе форм права ведут свое начало от возникновения права. Изучение истории формирования этого явления важно для выявления перспектив и адекватного восприятия современного состояния форм права.

Методологической основой современного учения о форме права выступает понимание соотношения между формой и содержанием как философскими категориями и вытекающими: отсюда соотношением формы и содержания как юридическими понятиями. Требования соответствия формы и

содержания абсолютно необходимо в юриспруденции. Преломление философской категории формы права к правовым явлениям делает актуальной задачу обеспечения формализма права. Правила человеческого общежития, выступающие содержанием права, необходимо должны быть формализованы для выполнения ими регулятивных свойств и обеспечения порядка общественных отношений.

Формализм права достигается путем объективирования его содержания в специальные формы. Такой подход требует абсолютизации практики в ее широком смысле. Именно общественная практика, выступая источником права, аккумулирует модели полезного или необходимого поведения. Типизация какого-либо варианта поведения представляет собой начальный этап формализации права.

Переход единичных, разрозненных случаев в определенную поведенческую линию свидетельствует о возникновении определенной практики. В этом варианте возникновения правовых форм участие государства, столь настойчиво навязываемое позитивистами, не предусматривается. Возникновение правовых норм носит общественных характер. Именно общество, его развитие, взаимодействие между субъектами выступают поставщиком содержания права. В этой плоскости находится вопрос об источниках права, которыми выступают общественные отношения во всем их многообразии: материальные, финансовые, идеологические, производственные. Материальным источником права выступает общественная практика, в которой вызревает потребность в правилах, формулируется будущая востребованность правовых предписаний. В теории права высказывалось достаточно много мнений относительно наименований неформального источника права. Их называют не только материальными, но и идеальными, легитимационными. Это

382 разнообразие наименований представляется излишним, так как оно не влияет на суть вопроса о связи формального права с его предшественниками и в этом смысле источниками, с его содержанием и в этом смысле также источником.

Разделение источника права в материальном и формальном смыслах является важнейшим положением учения о форме права. Принципиальность этого тезиса состоит в том, что он выступает гарантией от волюнтаризма правотворчества, в том числе с участием государства. Требование отражения в форме права его материальных источников служит целям создания правовых форм на основе общественной практики путем его формализации. Этот подход выступает попыткой соединения естественной доктрины права с социологическим подходом к праву.

Формализм права проводится при помощи целого ряда процедур, которые все служат цели объективирования правил общественно практики для целей их хранения, передачи, реализации и защиты. Именно этой цели служит требование о внешней оболочке воплощения права. Первобытное общество владело ранними формами права, которые воплощались в поступках, выступающих образцом соответствующего поведения. Обучение навыкам социального поведения или социализация индивида представляла собой, в том числе, способ передачи правовых знаний.

Практика представляет собой универсальный источник права, однако функции права непосредственно она выполнять не может в силу отсутствия формализации. Поиск оптимальной формы перманентно осуществляется в диапазоне от практики до доктрины. В этом цикле просматривается определенная замкнутость. Она состоит в том, что доктрина представляет собой

383 отточенные до совершенства идеи о праве, воспринятые практикой. В этой связи очевидна необходимость доктринального освоения действительности.

Выполнение доктриной системообразующей роли видится через ее взаимодействие со всеми формами права, включающее ее упорядочивающее влияние на их систему. Понимать это влияние как идеологическое воздействие тоталитарного государства нельзя, это упрощает проблему, переводит ее из плоскости права в разряд государственных институтов. Тем не менее, нельзя не затронуть этот этатический вариант влияния в связи с соответствующим отечественным опытом и современными нормативно-законодательными попытками задействовать доктрину. Сращивание государства с идеологией, провозглашение доктриной лишь тех идей, которые властные органы одобрили, а лучше и создали, издание государственных документов директивно- - направляющего характера под названием доктрина (концепция) представляет собой использование фасада в виде формы. Ничего общего с сущностью доктрины эти произведения официозного творчества не имеют. Скорее они свидетельствуют о намерении государства еще более расширить способы своего влияния на общество, выйти за пределы государственного права - регулирования только тех общественных отношений, которые в данных социально-политических отношениях, не могут нормально функционировать без государственно-властной их организации.

Доказательством этих намерений является расширение практики издания актов по форме нормативно-правовых, а по содержанию - нравственно-этических.

Вредность и бесперспективность монополизации государством всего права имеет массу исторических свидетельств. Важнейшая опасность видится в исключении гражданского общества из процесса формализации. Необходима

связь между правом и обществом, которая поддерживается идеями и формами негосударственного происхождения. В тени каждой формы права, официально допускаемой к регулированию общественных отношений имеются ее неточные копии, выполняющие вспомогательные, но очень важные функции. Например, правовой обычай немыслим без традиций, обрядов, заведенных порядков, обыкновений. Признание судебного (административного) прецедента формой права не исключает, а даже подразумевает наличие таких правовых явлений как судебная практика, прецедент толкования, аналогии, конкретизация законодательства в процессе его применения. Свести участие судебных органов в формировании права к наличию прецедента недопустимо.

Сказанное не представляет собой попытки полностью растворить учение о формах права во всем разнообразии юридических явлений. Скорее напротив, предлагается комплексное восприятие признанной формы в связи с ее источниками, способами воздействия на другие формы права. Именно не признаваемые формой права родственные явления служат связующим звеном между формами права. Ставить вопрос о законности такого взаимодействия, как и о правомерности такого рода явлений нет необходимости. Истории известны и незаконные (в смысле запрещенные) и нелегальные (в смысле неразрешенные) формы права. Другое дело, что такие проявления должны служить сигналом об угрозе устойчивости системы основных форм права.

Наиболее известными своей спорной репутацией явлениями в связи с учением о формах права являются: 1) роль судебной практики в отечественной правовой системе и 2) дерогация как форма бытия нелегитимного обычая. Высказанное в работе предложение о наличии этих явлений в качестве не форм, а способов влияния на формирование права позволяет считать традиционные

споры беспредметными хотя бы в пределах учения о формах современного российского права.

Достаточно расхожим способом решить все спорные вопросы современной морфологии права считается принятие качественного, подробного и эффективного закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации». Нет оснований преувеличивать роль такого, по-своему необходимого, правотворческого решения, не следует также абсолютизировать его возможности, так как они весьма ограничены. Этому документу под силу, и то в лимитированных масштабах, решить вопросы упорядочении лишь одной формы права: нормативного правового акта;

Более важные и значимые задачи решаются в стадии, предшествующей созданию государственных форм. Во-первых, кто и откуда должен черпать идеи нормотворчества. Во-вторых, как ограничить этот процесс, превратив правотворчество в путь от источника к форме права. В-третьих, как обеспечить естественное вхождение нормативных актов в систему уже существующих форм права. Решение этих задач законодательным путем невозможно, так как они уходят своими корнями в социально-психологическую плоскость. Вопросы правового просвещения и воспитания никогда не решались просто и ко всеобщему одобрению. Научные знания, доктринальные идеи, традиции юридического мировоззрения должны служить решению указанных задач.

Как и в самом учении о формах права, так и в форме права глубокое методологическое освоение действительности на основе естественно-правовых концепций должно стать основой справедливого права во всех его формах.

В результате проведенного исследования выработаны рекомендации по обеспечению системности форм права.

1. Учение о системе форм права в своем становлении прошло несколько этапов. Возникнув как разрозненные представления об отдельных формах права, оно ведет свой отсчет от возникновения юриспруденции как науки о праве. Глубокая проработка отдельных форм иди форм конкретного государства в определенных исторических условиях составляет следующий этап в становлении науки. Первым двум стадиям присущ комментаторский характер, заслугой является сбор и обобщение эмпирических сведений о формах права.

Переход к третьей - методологической по содержанию и прогностической по функциям - стадии морфологии представляет собой качественный скачек от эмпирического к теоретическому. Роль учения о формах права системе юриспруденции, государстве и праве на'разных этапах различна, но очевидной она может становиться в пределах третьей стадии.

2. Основу развития учения о формах права правового демократического государства составляются естественно-правовые концепции, обогащенные социологическим подходом к праву. Правовая государственность строится на отражении в формах права, создаваемых государством, материальных и идеальных источников права.

3. Универсальным источником права выступает общественная практика и, в первую очередь, такая ее разновидность как юридическая практика. Для надлежащего выполнения юридической практикой функции источника права она должна быть структурирована в определенные формы ее выражения. Для судебной практики таковыми формами выступают постановления пленумов, письма, обобщения и обзоры практики, судебные обыкновения.

4. Общественная практика граждан путем формализации объективируется в правовые обычаи. Ранние формы обычного права, существовавшие как

387 модели убеждений и поступков, воспроизведенные самими участниками общественных отношений, за время своего действия существенно развились. Правовые обычаи как форма права самостоятельны, несмотря на наличие обычаев, вступивших во взаимодействие с другими формами права: судебные обыкновения; обычаи, санкционированные законами.

5. Нормативный договор как одна из ранних форм права, пройдя длительную эволюцию, приобрел современный вид. Сфера применения этой формы постоянно расширяется как во внутригосударственных, так и в международных отношениях. Условие эффективности данной формы права видится в добровольности волеизъявления его сторон. Попытки слить воедино две правовые формы: нормативный акт в форме закона и нормативный договор вредят чистоте этой формы, искажают его сущность, препятствуют его применению в практике сторон.

6. Судебный прецедент как форма права не свойствен государствам романо-германской правовой системы и никогда не был функционирующей формой отечественного права. В имеющихся юридико-психологических условиях заимствование прецедентной модели правовой системы не представляется возможным. На законодателя возлагается обязанность воздерживаться от создания возможностей для условно-легитимной творческой ■ роли судов. Эта задача в определенной степени может решаться надлежащим выполнением требований законодательной техники. Решающая роль принадлежит определенности, точности и полноте норм законодательства.

7. Юридическая доктрина представляет собой универсальное правовое явление, которое, с одной стороны, выполняет роль источника для всех других форм права, с другой - при определенных условиях становится формой права.

Современное право во всех его формах должно отражать доктринальные положения.

8. Система современных форм российского права обедняется в связи с позитивистскими установками и волюнтаризмом законодателя. Этатизм и пробельное правовое сознание выступают основанием для претензий нормативных правовых актов на самодостаточность. Бесперспективность некорректного отождествления формы и содержания видится именно в связи Ь актами государственного происхождения, так как в них не право облекается в форму закона, а закон (в случае выполнения формально-процедурных правил) требует признания его правом.

9. Обеспечение устойчивого правопорядка в современных исторических условиях невозможно без создания форм права государством. Совершенствование порядка формирования органов власти, уточнение способов взаимных связей в системе общество - государство, повышение правовой культуры правотворческих структур могут способствовать занятию нормативными правовыми актами важного места в системе форм современного права.

10. Исторические попытки юриспруденции занять место формы права не привели к определенному устойчивому результату. Тем не менее, юридическая наука оказывает определенное воздействие на систему форм права. Способом увеличения этого влияния выступает повышение качества и прогностического характера научных работ, с одной стороны, и увеличение восприимчивости общества и государства к результатам научных исследований, с другой. Из всех способов улучшения научных работ важнейшим для учения о формах права

является связь науки с практикой. Наука, черпая эмпирические знания из практики, должна вырабатывать рекомендации по ее совершенствованию.

11. Выявленная тенденция роста'количества нормативных правовых актов в сочетании с непроработанностью вопросов системы и терминологии препятствует нормативности данной формы права и создает угрозу ее эффективности. Механическое установление пределов как в количественном, так и качественном отношениях не может решить этой проблемы. Развитие учения о нормативном правовом акте современной правотворческой практике должно осуществляться на основе преемственности признаков нормативного правового акта.

12. Обобщение развития науки морфологии права и характеристика его связи с законодательством позволяет констатировать наличие определенных циклов. Наука переживает взлеты под влиянием изменения степени и востребованности ее результатов практикой. Принципиальное реформирование государственно-правовых отношений, революционные перемены, кодификации являются основанйем для повышения роли доктрины, науки в целом и в частности юридической морфологии. Становление новой российской государственности, затронувшее основы правовой системы, вошло в стадию кодификации. Потребности процесса систематизации права создают объективные условия для развития современной морфологии.

<< | >>
Источник: БОШНО Светлана Владимировна. Форма права: теоретико-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2005. 2005

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключения
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. 73. Порядок заключения договора поставки. Урегулирование разногласий при заключении поставки. Периоды и порядок поставки товаров. Исчисление убытков при расторжении договора.
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
  11. Заключение
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -