<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В настоящее время органы криминальной полиции Министерства внутренних дел Российской Федерации, занимая доминирующее место в системе правоохранительного ведомства, функционируют в условиях довольно сложной оперативной обстановки, обусловленной ростом преступности, миграционными процессами, социально­экономическими факторами.

Для достижения стабилизации положения, реального прогресса в сфере борьбы с преступностью и взятия ситуации под контроль, необходимо дальнейшее совершенствование оперативно-розыскной деятельности, поиски новых путей повышения эффективности использования ее непроцессуальных форм и негласных методов, разработка и внедрение новейших методик регистрации преступников на основе достижений фундаментальной и прикладной науки, оптимизация структуры и кадрового состава субъектов оперативно-розыскной деятельности, в первую очередь МВД, включая и профессиональную подготовку сотрудников уголовного розыска, корректура основ взаимодействия с другими правоохранительными органами и спецслужбами России, а также иностранными коллегами в системе международного партнерства.

Успешное разрешение этих задач предполагает, в том числе, и кропотливый анализ исторического опыта организационно-правовых основ деятельности сыскной полиции Российской империи в целом и их специфики в некоторых регионах, с исторически сложившимися геополитическими, социально-экономическими и этническими особенностями в частности. Изучение практики функционирования сыскной полиции в «казачьих» регионах, к каковым относится и Кубань, имеет сегодня не только теоретическую, но и практическую значимость в свете привлечения администрацией Краснодарского края к участию в охране общественного порядка, профилактике и пресечению преступлений особо на то уполномоченных подразделений Кубанского казачьего войска.

В этой связи, обращение к истории организационно-правового строительства органов уголовного сыска в России и их особенностям на Кубани, изучение и объективная оценка их деятельности приобретает особую актуальность, научную и общественную значимость.

Хронологические рамки исследования определены периодом с 1866 по 1917 гг. Выбор начальной даты исследования связан с учреждением Петербургской сыскной полиции как первого специализированного органа уголовного сыска. Конечная дата явилась моментом крушения монархии в России и расформированием уголовно-сыскных структур «старого» режима.

Объектом исследования является государственная политика в сфере уголовного сыска в Российской империи.

Предмет исследования составляют органы полиции Кубани, занимающиеся уголовным сыском и соответствующая нормативная база, регламентирующая структуру и деятельность органов сыскной полиции по предотвращению, пресечению и раскрытию уголовных преступлений, процесс их формирования, становления и развития.

Методологической основой исследования являются различные методы изучения государственно-правовых явлений и процессов. В диссертации используется принцип историзма, предусматривающий логически последова­тельный и всесторонний анализ исторических событий в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Комплекс методов научных познаний, используемых в диссертации, включает: диалектический, системный, статистический, логический и формально-юридический. Помимо этого, автор привержен принципу объективности, избавленного от идеологических догм и конъюнктуры.

Источниковую базу исследования составили опубликованные и неопубликованные источники. Среди открытых публикаций следует выделить, прежде всего, корпус правовых документов: Полное собрание законов Российской империи, Собрание узаконений и распоряжений Правительства, положения, инструкции, правила, отчеты и другие внутриведомственные

документы, а также опубликованные в дореволюционное и постсоветское время, материалы, систематизированные в специальных тематических сборниках[1]. Нельзя обойти вниманием статистические сборники и такие источники, как еженедельник «Вестник полиции», а также газеты«Кубанский край», «Кубанский курьер», «Кубанские областные ведомости». Определенный интерес представляют мемуары, записки современников, в первую очередь тех, чья служебная деятельность была связана со структурами сыскной полиции.

Основу неопубликованной источниковой базы составили архивные мате­риалы фондов Государственного архива Российской Федерации(Ф. 102. «Департамент полиции Министерства внутренних дел. 1880-1917»; Ф. 117. «Русский народный союз имени Михаила Архангела. 1908-1917»), Российского государственного исторического архива (Ф. 1276. «Совет Министров. 1905­1917»), Государственного архива Краснодарского края (Ф. 249.«Канцелярия наказного атамана Кубанского казачьего войска (бывшая канцелярия кошевых и войсковых атаманов Черноморского казачьего войска). 1783 - 1870»; Ф. 318. «1-е и 2-е казачьи отделения Кубанского казачьего войска. 1820-1917»; Ф. 449. «Кубанское областное правление. 1870-1917»; Ф. 454. «Канцелярия начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска. 1870­1917»; Ф. 468. «Канцелярия Черноморского губернатора. 1896-1917»; Ф.

583. «Кубанское областное жандармское управление. 1880-1917»; Ф.

584. «Канцелярия помощника начальника Кубанского областного жандармского управления. 1881-1917»; Ф. 585.«Екатеринодарское отделение жандармско- полицейского управления Владикавказской железной дороги. 1904-1917»; Ф. 586.«Екатеринодарский охранный пункт. 1907-1914»; Ф. 723.«Пристав Таманского полуострова. 1872-1887»; Ф. Р-1547. «Коллекция документальных материалов по истории Кубани, собранная П.В. Мироновым»; Ф. Р­1700.«Управление по делам архивов Краснодарского края и ГУКК

«Государственный архив Краснодарского края») и Новороссийского филиала Государственного архива Краснодарского края (Ф. 2.«Новороссийская городская управа. 1893-1920»).

Цель исследования состоят в том, чтобы на основе изучения нормативных актов, архивных материалов и документов, теоретических под­ходов и выводов историко-правовой науки проанализировать процесс становления и развития уголовного сыска на Кубани, рассмотреть организационно-правовые основы деятельности сыскной полиции по предотвращению, пресечению и раскрытию уголовных преступлений.

Сформированная цель может быть конкретизирована и реализована в сле­дующих задачах:

1) осуществить анализ общего состояния системы уголовного сыска в Российской Империи, исследовать общие вопросы формирования и функционирования органов сыскной полиции в исследуемый период;

2) рассмотреть процесс организации деятельности полиции Кубани по борьбе с уголовной преступностью;

3) выявить особенности осуществления правовых и административно­полицейских мер по борьбе с преступностью в условиях обострения криминогенной обстановки на примере Армавира;

4) проанализировать предпосылки для создания в Кубанской области сыскной полиции, ее финансовое и кадровое обеспечение;

5) рассмотреть особенности оперативно-розыскной деятельности Екатеринодарского сыскного отделения и его взаимодействия с административно-полицейскими органами на местах в сфере уголовного розыска;

6) выявить роль администраций Кубанской области и Кавказского наместничества по оптимизации борьбы с преступностью и раскрытию преступлений.

Степень научной разработанности проблемы. Историко-правовая и историческая науки уделяли определенное внимание проблемам уголовного

сыска России. Помимо корпуса нормативных актов и архивных фондов, информация о них содержится в различного рода открытых источниках, которые условно можно разделить на дореволюционный, советский и постсоветский периоды.

В дореволюционной историографии специальных исследований, посвященных историко-правовому анализу органов уголовного сыска, нами не выявлено, поскольку общегосударственная система органов сыскной полиции была сформирована только в 1908 г. В этой связи отдельные аспекты сыскной деятельности были отражены в различного рода служебных сборниках и справочниках, предназначенных для чинов полиции[2],и в работах, в контексте исследований по истории полиции России второй половиныХ1Х -началаХХвв.[3]В ряде публикаций, связанных с анализом эффективности судебно­полицейских реформ 1860-х гг., раскрывались вопросы о месте и роли пореформенных органов уголовного сыска[4].

Особо следует выделить мемуары видных руководителей сыскной полиции: Петербурга - И.Д. Путилина[5], Москвы - А.Ф. Кошко[6], Харькова и Одессы - В.В. фон Ланге[7]. Небезынтересны и воспоминания чинов полицейского и судебного ведомств, в которых содержатся сведения об уголовном сыске второй половины XIX века[8]. Заметим, что в Советском Союзе

указанные мемуары сыщиков не издавались; только в новейшей истории России и Украины им была возвращена вторая жизнь, и они неоднократно переиздавались[9].

Советский период историографии сыскной полиции крайне беден: вплоть до 1960-х годов труды по данной проблематике отсутствовали. Новый подход к освещению истории полиции и структур, ее составляющих, происходит в1960- 1980-х годах, когда впервые публикуются труды по истории государственных учреждений дореволюционной России, включая общую полицию, в которых затрагиваются отдельные стороны становления и развития уголовного сыска[10]. Однако крайне незначительное количество привлеченных архивных источников и ранее опубликованных нормативно-правовых материалов, с использованием, главным образом, основных законов и подзаконных актов, регулирующих организацию и деятельность сыскной полиции, приводило к недостаточному объему и узости содержания работ. Так, в работе Д.И. Шинджикашвили, состоящей из пяти глав и с «говорящим» за себя названием, только одна глава непосредственно посвящена истории органов уголовного сыска[11]. Аналогичный подход прослеживается и в работе И.Ф. Крылова и А.И.

Быстрова, где лишь в одном параграфе раскрывается история российской сыскной полиции XIX-начала ХХ веков[12].

Следует подчеркнуть, что фактически во всей советской историографии сыскная полиция, ровно как и все государственные институты самодержавной России в целом, рассматривалась с крайне негативной стороны, с акцентом на ее «классовый, антинародный характер» и «реакционную сущность», в рамках установленных идеологических догм, что, в конечном счете, выразилось в утрате объективности и искажении истины[13].

Постсоветский период историографии характеризуется практически полным отказом от жестко установленных идеологических установок, что позитивно повлекло за собой как новый вектор в развитии исторической и историко-правовой наук в целом, так и объективное освещение рассматриваемой проблемы в частности. В этот период публикуются работы, в которых хотя и фрагментарно, но затрагиваются проблемы сыскной полиции России в историческом и историко-правовом аспектах, с учетом нового концептуального подхода[14]. В сфере исследования деятельности органов уголовного сыска значительный вклад был привнесен Р.С. Мулукаевым, в работах которого на новом уровне был исследован институт уголовного сыска с момента его возникновения до упразднения в 1917 г. и рассмотрены организационно-правовые основы деятельности органов уголовного сыска в контексте функционирования и реформирования общей полиции[15]. Дальнейшее развитие эта проблема получила в работе В.И. Власова и Н.Ф. Гончарова,

которые расширили круг использованных источников и разнообразили ее вновь установленными фактами из области использования оперативно­розыскных методик из арсенала сыскной полиции[16]. Такую же оценку вполне заслуживает и исследование В.И. Елинского[17].

В постсоветский период впервые в историографии появляются публикации, посвященные деятельности руководителей сыскной полиции России - И.Д. Путилина[18], А.Ф. Кошко[19], В.В. фон Ланге[20], а также В.Г. Филиппова и А.А. Кирпичникова[21], возглавлявших Петроградское сыскное отделение.

Представляет интерес и три сборника «Полиция Российской империи», «Русская полиция» и «Полиция России», посвященные 175-летию И.Д. Путилина и 140-летию учреждения сыскной полиции Петербурга, в которые вошли воспоминания, документы и статьи по истории Петербургской и российской полиции, в том числе и сыскной, второй половины XIX - начала ХХ веков, ранее опубликованные в различных дореволюционных

периодических изданиях, включая официальный еженедельник МВД «Вестник полиции»[22].

Небезынтересны и работы в историко-публицистическом жанре, основанные на архивных материалах, и освещающие, главным образом, уголовный сыск Петербурга и Москвы[23].

Современный этап постсоветского периода историографии знаменуется появлением достаточно разноплановых направлений в исследованиях деятельности сыскной полиции. Так, например, ряд авторов анализируют источники по истории создания и функционирования полиции, в том числе и сыскной: С.Н. Токарева классифицирует и характеризует различные группы источников - от фондов ГАРФ до региональных госархивов Центрального Черноземья[24], а М.В. Тушемилов раскрывает структуру и деятельность полиции на основе нормативно-правовых актов, опубликованных в ПСЗРИ[25].Другие авторы рассматривают историю уголовного сыска России в целом[26].Третьи - дают анализ организационно-правовым основам деятельности сыскной полиции[27].

Помимо общих вопросов, затрагивались и более узкие темы: проблемы подготовки полицейских кадров[28], финансирования сыскной полиции и использование секретной агентуры[29], применения полицейской фотографии при регистрации и розыске преступников[30]; взаимодействия сыскных отделений с другими правоохранительными органами[31], нарушения законности при исполнении функциональных обязанностей[32].

Отдельно выделим публикации, рассматривающие деятельность сыскных отделений: Петербургского[33], Московского[34], Киевского[35], Владимирского[36], Пензенского[37], Псковского[38], Самарского[39], Тамбовского[40], Уфимского[41], органов уголовного сыска, дислоцировавшихся на Урале и в Сибири[42], а также на Дальнем Востоке[43].

Из последних значительных работ особо отметим монографии Т.Л. Матиенко «Российский сыск в IX - первой половине XIX века. Генезис и становление» (М., 2010), А.Ю. Шаламова «Российский «фараон»: Сыскная полиция Российской империи во второй половине XIX - начале ХХ в.» (М., 2013) и Р.С. Мулукаева, А.В. Борисова и А.Я. Малыгина «Полиция Российской империи» (М., 2013). Первый из авторов - Т.Л. Матиенко - обозревает особенности развития и методы уголовно-сыскной деятельности в IX - первой половине XIX вв. На основе анализа широкого круга нормативно-правовых актов, архивных материалов и других источников она рассматривает природу и

сущность сыска как вида правоохранительной деятельности, выявляет организационно-правовые принципы розыскной деятельности в различных исторических условиях. В свою очередь, А.Ю. Шаламов привлекает ранее неизвестные архивные материалы, на основе которых анализирует отдельные аспекты повседневной деятельности чинов сыскной полиции второй половины XIX - начала ХХ веков. Наконец, Р.С. Мулукаев, А.В. Борисов и А.Я. Малыгин обобщают имеющиеся научные достижения в изучении истории полиции, в том числе сыскной, в дореволюционной России, а также проводят анализ реформы полицейских учреждений, определяют роль и место полиции в государственном механизме, выявляют ее функции и организационно-правовые основы деятельности.

Проблемам деятельности сыскной полиции России посвящено достаточное количество диссертационных исследований как историков, так и юристов. Условно их можно разделить на две группы: 1) общий анализ деятельности органов уголовного сыска в России, основные этапы их становления и пределы компетенции, и 2) проблемы функционирования сыскных отделений в столице, крупных городах России, а также на региональном уровне.

К первой группе можно отнести диссертации Р.В. Нарбутова, О.Я Лядова, Ю.А. Ершова, В.В. Гибова, Т.Л. Матиенко, Д.С. Рыжова, Е.Г. Юдина, Ю.А. Реента, Е.А. Ивановой[44].

Ко второй группе - А.В. Кокшарова, Г.Г. Небратенко, А.М. Назаренко, Ю.Б. Сысуева, М.В. Макаричева, А.А. Сысоева, Ю.Н. Москвитина, Д.В.

Захватова, Е.П. Сичинского, С.И. Калашниковой, С.В. Коротковой, А.С. Гусенкова, А.А. Помигалова, В.И. Гурьева, С.А. Гомоновой[45].

Вместе с тем, проблемы сыскной полиции исследователи, за редким исключением, рассматривают достаточно узко, с незначительным или фрагментарным использованием архивных сведений и пренебрегая полицейскими статистическими материалами в опубликованных источниках второй половины XIX - начала ХХ вв.

Нелишне отметить и тот факт, что до настоящего времени фактически не исследована деятельность сыскной полиции на Кубани, с учетом административно-территориальной специфики этого казачьего региона. Если в диссертациях А.В. Тарасова и А.В. Карякина сыскная полиция эпизодически затрагивается в контексте взаимодействия с органами предварительного следствия и прокуратуры[46], то в исследованиях В.А. Карлебы и А.Б. Канцева сыскная полиция Кубани едва упоминается[47]. Крайне ограниченные сведения о Екатеринодарском сыскном отделении содержатся в юбилейном издании, посвященном 200-летию МВД России «Очерки истории органов внутренних

дел Кубани (1793-1917 гг.)» (Краснодар, 2002) и статье В.Н. Ратушняка[48]. Все это явно недостаточно для комплексного исследования функционирования одной из ведущих служб по борьбе с уголовной преступностью в Кубанской области.

Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в историко-правовой науке предпринята попытка комплексного исследования уголовного сыска на Кубани во второй половине XIX - начале ХХ вв., который ранее в таких историко-временных рамках не исследовался.

На основании выполненных соискателем исследований:

- с новых позиций рассмотрен процесс организационно-правового строительства и модернизации сыскной полиции в Российской Империи, ее компетенция, формы деятельности;

- по-новому исследованы общие вопросы формирования и функционирования органов полиции Кубани, выявлена особенность их служебной деятельности по борьбе с преступностью, показана специфика борьбы с преступностью в некоторых районах области.

Впервые автором:

- определена специфика для создания в Кубанской области сыскной полиции, охарактеризовано ее финансовое и кадровое обеспечение;

- охарактеризована практическая деятельность Екатеринодарского сыскного отделения и его взаимодействие с административно-полицейскими органами на местах в сфере уголовного розыска;

- раскрыт механизм реализации правотворческих, исполнительно­распорядительных функций администраций Кубанской области и Кавказского наместничества по оптимизации борьбы с преступностью и раскрытию преступлений.

В результате исследования разработаны основные положения, которые выносятся автором на защиту:

1. Во второй половине XIX - начале ХХ вв. уголовный сыск в России осуществлялся территориальными органами общей полиции, за исключением Петербурга и Москвы, а также ряда крупнейших губернских городов, в которых были учреждены специализированные подразделения сыскной полиции. Исходя из источников финансирования (государственного и местного) они подразделялись на постоянные штатные и временные (или «внештатные») подразделения. С принятием закона «Об организации сыскной части» от 6 июля 1908 г. и последовавшей в его развитие «Инструкции чинам сыскных отделений» от 10 августа 1910 г., уголовный сыск выделяется из функций полиции и сосредоточивается в специально на то уполномоченных сыскных отделениях при полициях 89-ти губернских и иных городов, имевших стратегическое значение в связи с их геополитической дислокацией. Таким образом, в Российской Империи в начале XX века была создана нормативная база деятельности сыскных отделений. Соответствующие органы на Кубани вносили свою лепту в ее имплементацию применительно к региональным особенностям. Руководство Кубанской области было прекрасно осведомлено о прохождении через Государственную Думу проекта закона «Об организации сыскной части», с причислением штатного Екатеринодарского СО к 3-му разряду. Поэтому, после принятия закона и вступления его в силу, процесс учреждения СО в Екатеринодаре прошел гладко и быстро, в отличие от других городов, где они были сформированы только спустя 4-5 месяцев после вступления закона в силу.

2. В процессе становления и развития уголовного сыска в Кубанской области выделяются три этапа: 1) вторая половина XIX в. - 1908 г. На этом этапе полиция в городах и отделах (уездах) осуществляла розыск преступников и раскрытие преступлений наряду с иными, достаточно многообразными функциями; 2) 1908 - 1914 гг. С учреждением Екатеринодарского сыскного отделения вырабатываются формы и методы его деятельности, в том числе и за

пределами областного центра; 3) 1914 - 1917 гг. В условиях военного времени и обострения оперативной обстановки происходит совершенствование функционирования сыскного отделения, модернизируется специализация работы сыщиков по видам преступлений, на новый уровень выходит организация агентурной деятельности, штат пополняется за счет прикомандированных к отделению полицейских чинов.

3. В начале ХХ в. на Кубани осложнилась криминогенная обстановка. Вместе с тем выявились слабые стороны органов охраны общественного порядка: стремительное отставание штатной численности полиции от реалий жизненной необходимости; крайне низкое материальное содержание полицейских, в особенности нижних чинов; их недостаточная профессиональная подготовка; слабое техническое оснащение полиции; недостаточное финансирование уголовного сыска из бюджета местных властей (областной, городских, отдельских, станичных и т.д.) и Департамента полиции МВД.

4. На Кубани в исследуемый период особой спецификой в сфере охраны правопорядка и общественной безопасности отличалось селение Армавир, которое из небольшого аула черкесских горских армян (черкесо-гаев) превратилось в конце XIX начале XX вв. в крупный торгово-промышленный центр. В истории не только Кубани, но и Северного Кавказа, Армавир в это время занимает особое место, играющим важную роль в социально­экономической и культурной жизни региона, представляющим собой феномен геополитических устремлений Российской империи на Кавказе. В условиях существования в Армавире острой проблемы специфических национальных отношений, при том, что он являлся крупным промышленно-экономическим центром и транспортным железнодорожным узлом не только на Кубани, но и в Кавказском наместничестве, этот фактор не мог не сказаться на состоянии оперативной обстановки, особенно обострившейся в период Первой русской революции. В связи с этим заслуживает внимания опыт содержания временного штата Армавирской полиции за счет финансирования сельским обществом и

организация сыскной части в период нахождения Кубанской области на военном положении, позволившим достичь стабилизации в борьбе с уголовной преступностью.

5. Екатеринодарское сыскное отделение в сфере оперативно-розыскной деятельности было абсолютно самостоятельным и полицмейстеру не подчинялось, несмотря на то, что состояло при городской полиции областного центра, являясь ее структурным подразделением. С полицией сыскное отделение объединяли общие задачи борьбы с уголовной преступностью. Однако формы и методы реализации задач были различны: у полиции - гласные, процессуальные, у сыскного отделения - негласные, непроцессуальные. Это приводило, на первых порах, к недопониманию и неправильному истолкованию своих функциональных обязанностей руководства полицией, не обладавших специальной уголовно-розыскной подготовкой.

6. При небольшом постоянном штате Екатеринодарское сыскное отделение добилось стабильно положительной динамики в раскрытии преступлений и розыске лиц, их совершивших. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий им использовались процессуальные и не процессуальные формы деятельности, осуществление розыска по зональному и линейному принципам. При совершении особо тяжких преступлений по области, на места командировались сыщики, которые способствовали их раскрытию. Однако они не всегда в полной мере находили взаимопонимание по вопросам взаимодействия в раскрытии преступлений со стороны станичных и сельских административно-полицейских властей.

7. В целях широкомасштабной оптимизации розыска преступников и раскрытия преступлений на всей территории региона, администрация Кубанской области предложила создать Кубанскую областную сыскную полицию, финансируемую из средств Кубанского казачьего войска и предназначенную для обслуживания всех отделов (уездов) области в сфере уголовного сыска. Екатеринодарское сыскное отделение, финансируемое из

казны, органично вливалось в структуру областного органа, а его начальник получал статус помощника руководителя сыскной полиции Кубани. Однако инициатива не нашла поддержки у МВД, исповедавшего консерватизм в вопросах структурно-полицейского реформирования.

8. Предпринятые руководством Кубани меры в сфере реорганизации уголовного сыска на ее территории получили поддержку Кавказского наместничества, в военно-административном ведении которого состояла Кубанская область. С начала 1914 г. Кавказская администрация начинает прорабатывать осуществление комплекса реформ, направленных на оптимизацию борьбы с уголовной преступностью и взаимодействия сыскных отделений с общей полицией в губерниях и областях, подведомственных Кавказскому наместничеству, в целях упорядочения уголовного сыска на местах. Однако реформирование института уголовного сыска на Кавказе в силу военного времени затормозилось и не было доведено до своего логического завершения в связи с крахом монархии в России.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформули­рованные выводы и положения, а также архивные материалы, большей частью впервые вводимые в научный оборот, в определенной мере развивают и дополняют раздел историко-правовой науки исследуемого периода.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что собран­ные и проанализированные материалы исследования могут представлять несомненный интерес для сотрудников криминальной полиции МВД РФ и других субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., в плане совершенствования их нормативно-правовой базы, в том числе внутриведомственной, и практической деятельности, включая специфику форм и методов работы. Помимо этого, материалы исследования могут быть использованы преподавателями и студентами юридических факультетов и вузов при преподавании и изучении

истории государства и права, правоохранительных органов, основ оперативно­розыскной деятельности, уголовного процесса и других дисциплин.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссерта­ции нашли отражение в публикациях по теме диссертации и выступлениях диссертанта на научно-практических конференциях.

Структура диссертации определена с учетом характера и специфики темы, а также степени научной разработанности затрагиваемых в ней проблем. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих пять параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

<< | >>
Источник: Рассказов Вячеслав Леонидович. УГОЛОВНЫЙ СЫСК НА КУБАНИ: ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIXb.- 1917 г. (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. КРАСНОДАР - 2015. 2015

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. Введение
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -