<<
>>

Роль Президента РФ, законодательных и исполнительных органов власти в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина

Государство выступает основным регулятором информационных отношений, основным создателем поводов к производству и распространению политической информации, одним из основных фактических собственников материальной инфраструктуры производства и распространения массовой информации.

Многие из вопросов о пределах государственного регулирования и государственного участия в информационных отношениях рассмотрены в контексте проблем суверенитета и плюрализма, гарантирования прав человека и независимости СМИ[150].

Реализация механизма защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации обретает реальные качественные характеристики через правозащитную деятельность государственных органов - компонентов правозащитной структуры.

Центральная роль в организационно-правовом механизме защиты этих прав отводится Президенту России, который, согласно Конституции РФ, осуществляет государственную власть (ч.1 ст. 11), является гарантом прав и свобод человека и гражданина (ч.2 ст.80). Такие составляющие статуса главы государства вкупе с конституционными положениями ст.2 и ст. 18 обусловили включение в текст присяги Президента РФ слов «уважать и охранять права и свободы человека и гражданина» (ч.1 ст.82). Выбор глаголов, отражающих обязательства, взятые на себя Президентом РФ в

отношении прав и свобод человека и гражданина, представляется неудачным. В качестве некоторой компенсации можно рассматривать клятвенное обещание главы государства соблюдать и защищать Конституцию РФ.

Диагностика состояния прав и свобод человека и гражданина, а также способов повышения эффективности их защиты являются содержательными атрибутами ежегодных посланий Президента РФ, с которыми он, согласно п. «е» ст.84 Конституции РФ, обращается к Федеральному Собранию РФ. Анализ таких посланий позволил выявить наиболее острые правозащитные проблемы и меры, которые следует принять для их разрешения.

Ежегодный режим таких посланий способствует обнаружению тенденций, динамики и оценке действенности предпринимаемых мер.

Полномочия Президента РФ, связанные с соблюдением и защитой прав и свобод человека и гражданина, ввиду отсутствия специального акта о его статусе, получили развитие в федеральном конституционном и федеральном законодательстве. Так, согласно ст.88 Конституции, Президент РФ при обстоятельствах и в порядке, предусмотренном федеральным конституционным законом[151] (далее - ФКЗ №3) вводит на территории страны или в отдельных ее местностях чрезвычайное положения C незамедлительным сообщением об этом палатам парламента. Он уполномочен принимать решение об особом режиме управления и дея­тельности органов власти всех ветвей и уровней, иных организационных и социальных субъектов конституционных правоотношений. Правозащитная специфика данного режима связана с осуществлением отдельных ограни­чений ряда прав и свобод за исключением тех, которые означены в ч.З ст.56 Конституции РФ. Поскольку в условиях чрезвычайного положения допускается одновременно ограничение (ст.2 ФКЗ №3) и гарантирование (гл. III ФКЗ №3) прав и свобод человека и гражданина, требуется согласование воли и ответственности Президента РФ и Совета Федерации, осуществляющего своеобразную контрассигнацию указа главы государства о

введении чрезвычайного положения.

Правозащитная деятельность Президента РФ как гаранта прав и свобод человека и гражданина требует определенного организационного на­полнения. Это выражается, прежде всего, в том, что глава государства осу­ществляет непосредственное руководство рядом федеральных органов ис­полнительной власти, полномочия которых, связаны с защитой прав и свобод человека и гражданина. Так, согласно его Указу от 9 марта 2004 г. «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти»1 ми­нистерства юстиции, внутренних и иностранных дел названы в числе 12 федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент РФ в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами.

Правозащитной деятельности главы государства до начала ноября 2004 г. содействовал такой совещательный и консультативный орган как Комиссия по правам человека при Президенте РФ[152][153]. Комиссия по правам человека при Президенте РФ, обобщая практику своей деятельности, составляла и направляла Президенту РФ общие и специальные доклады об их соблюдении. К сожалению, не сложилась практика их обязательного опубликования, как это делается с докладами федерального омбудсмена. Комиссия по правам человека при Президенте РФ в большей мере ассоциировалась с неэффективной структурой, мало, что сумевшей сделать для формирования в России реальной системы защиты прав и свобод человека и гражданина. Поскольку сложившаяся практика правозащитной деятельности данной Комиссии не оправдала связанных с ней ожиданий, Президент РФ своим Указом от 6 ноября 2004 г. преобразовал ее в Совет по

содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека1 - консультативный орган при главе государства. Такое решение, как следует из названного акта, принято Президентом РФ в целях совершенствования государственной политики в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина. В тексте рассматриваемого акта отсутствует важное указание на то обстоятельство, что полномочия Президента РФ в данной области обусловлены его исключительным статусом гаранта прав и свобод человека и гражданина, о чем свидетельствует ч.2 ст.80 Конституции РФ. В этом отношении Положение о Комиссии по правам человека при главе государства было более точным.

Завершая анализ полномочий Президента РФ в сфере защиты информационных прав и свобод человека и гражданина, отметим, что они имеют весомый правозащитный потенциал. Инфраструктуру, сформированную главой государства для обеспечения реализации этого, можно признать в целом удачной: ею охватываются ключевые правозащитные направления и в горизонтальном, и в вертикальном измерениях. Специализация органов при Президенте РФ, сложившаяся в контексте конституционных полномочий главы государства как гаранта прав и свобод человека и гражданина, способна содействовать их защите.

Вместе с тем нуждается в совершенствовании механизм реализации заявленных задач и функций правозащитными структурами из президентской системы. Эффективность этого процесса существенно влияет на степень доверия населения к Президенту Российской Федерации.

Провозглашение в Российской Федерации информационных прав и свобод не означает отрицания необходимости государственного регулирования в информационной сфере, в частности, отказа государства от охраны своих информационных ресурсов[154][155]. Однако большую роль играет не

только вопрос о положении в целом государства в системе защиты информационных прав и свобод, но и вопрос о статусе государственных органов как непосредственных участников информационных отношений. В этом смысле наиболее адекватной постановкой проблемы с точки зрения теории государства и права будет рассмотрение особенностей правового регулирования информационных отношений во взаимосвязи с конституционно-правовыми категориями государственного устройства и системы органов государственной власти.

Первый аспект проблемы раскрывается путём рассмотрения вопросов разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и её субъектами в сфере информационных отношений, а также вытекающей отсюда специфики деятельности федеральных, региональных и местных органов власти в сфере информации.

Второй аспект подлежит рассмотрению с точки зрения специфических черт статуса государственных органов как непосредственных участников информационных отношений.

Проблема разграничения полномочий Российской Федерации и её субъектов в сфере информационных отношений является сложной, главным образом, в связи с отсутствием буквальных указаний на этот счёт в тексте российской Конституции. Однако, рассмотрение положений, прежде всего, статей 71 и 72 Конституции в системе, а не на основе буквального прочтения, даёт возможность рассмотреть поставленный вопрос вполне определённо. Общественные отношения в области информации, как в момент принятия Конституции, так и сегодня, образуют сферу комплексного правового регулирования.

В частности, правовые проблемы информационных отношений включают вопросы правового режима информационных ресурсов, информационных прав, средств массовой информации, информационной безопасности, информации как объекта гражданско- правовых отношений и другие[156].

Комплексный характер регулирования информационных отношений означает, что в связи с проблемами информационной среды рассматриваются конституционно-правовые, гражданско-правовые, административно­правовые вопросы и вопросы иной отраслевой принадлежности. Поскольку положение последних в правовой системе более традиционно, они, как правило, находят своё выражение в приведённом в Конституции РФ конкретном перечне сфер деятельности, относящихся к ведению Федерации или совместному ведению. Поэтому решение вопроса о разграничении предметов ведения в области информационных отношений зависит от характера разграничения полномочий в тех сферах деятельности, где проявляются соответствующие аспекты информационных отношений. Для иллюстрации можно привести некоторые примеры разграничения предметов ведения в области информационных отношений. Так, в исключительном ведении Российской Федерации находится определение содержания права граждан на доступ к информации (п. «в» ст. 71 Конституции РФ), механизмы федерального бюджетного субсидирования СМИ и установление федеральных налогов (п. «з» ст. 71), управление федеральными

информационными ресурсами (п. «и» ст. 71)1, обеспечение информационной безопасности (п. «м» ст. 71), регулирование вопросов собственности на информационные ресурсы, определение уголовной ответственности за правонарушения в сфере компьютерной и массовой информации (п. «о» ст. 71).

К совместному ведению Федерации и субъектов относятся вопросы защиты информационных прав (п. «б» ст. 72), разграничение

государственной собственности в сфере связи, информатизации и ин­формационных ресурсов (п. «г» ст. 72), управление использованием радиочастотного спектра, являющегося естественным природным ресурсом

(п.

«д» ст. 72)1, вопросы развития образования, науки и культуры в сфере информатизации и СМИ (п. «е» ст. 72), лицензирование вещания, регистрация СМИ, вопросы административной ответственности (п. «к» ст. 72) За пределами исключительной компетенции Федерации и совместной компетенции, а также до принятия федеральных законов по предметам совместного ведения в соответствующей области информационных отношений, субъекты Федерации осуществляют собственное правовое регулирование. По сути это означает, что законодательство субъектов РФ в области реализации права на доступ к информации органов власти, в области деятельности средств массовой информации, в области формирования государственных информационных ресурсов и в иных сферах информационных • отношений применяется в части, не противоречащей федеральному информационному законодательству.

Региональное информационное законодательство можно охарак­теризовать в двух традиционных направлениях[157][158], в которых получает выражение подавляющая часть вопросов регулирования информационных отношений: законодательство в области информатизации и за­

конодательство в области средств массовой информации.

Региональное законодательство о средствах массовой информации также в основном повторяет систему и многие правовые конструкции федерального законодательства, в частности, Закон о СМИ, Закон о государственной поддержке СМИ, Закон о порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных СМИ и др.

Однако, встречающееся в ряде субъектов РФ разнообразие в правовом регулировании деятельности СМИ далеко не всегда позволяет решить даже наиболее принципиальные вопросы. Недопустимость цензуры, отделение государственных органов от средств массовой информации, доступ

журналистов к информации о деятельности органов власти и другие вопросы, составляющие основу взаимоотношений власти и прессы, остаются открытыми1.

Государственный аппарат не может иметь собственных политических интересов, которые нуждаются в отстаивании и защите перед обществом, поскольку это противоречило бы смыслу создания государственных органов. Поэтому учреждение государственных СМИ, развитие государственной информационной инфраструктуры и всякое иное участие государства в информационных отношениях имеет целью не идеологическое противоборство с кем-либо, а отчёт о деятельности государственных органов[159][160].

В обеспечении гласности деятельности органов государственной власти во многом остаётся недооцененным второе из выделенных здесь направлений обеспечения гласности: регулярное опубликование сводных докладов (или отчётов) о порядке и результатах работы государственных органов. Доступные гражданам ежегодные и иные отчёты о деятельности центральных органов власти, министерств и ведомств играют важную роль в понимании в обществе сущности государственно-властной деятельности в целом и в отдельных областях, позволяет гражданам самостоятельно оценивать эффективность, работы государственных органов, что способствует их признанию как открытых, а не бюрократических инстанций.

В достижении состояния открытости органов власти большое значение имеет публикация систематических данных о структуре и функциях государственных органов, численности и задачах служащих, сведений о лицах, занимающих руководящие посты в органах государственной власти, информация о зарегистрированных общественных и религиозных объединениях, профсоюзах, политических партиях, средствах массовой информации. В экономической области прозрачность отношений, способная

усилить рыночную конкуренцию и привлечь инвесторов, может достигаться публикацией официальных данных о состоянии и перспективах развития рынков товаров и услуг, деятельности естественных монополий и унитарных предприятий, о порядке исполнения бюджетов, об экономической статистике. Важным является публикация данных о состоянии преступности, о работе «силовых» ведомств, прокуратуры, судов1.

За рубежом значительную политическую поддержку получили различные программы организации сетевого информационного взаи­модействия граждан и организаций с органами власти[161][162]. В России, в на­стоящее время, учёт мировых тенденций в области построения «элек­тронного правительства» выражается в самых различных формах: путём организации акций интерактивного общения должностных лиц с гражданами, в виде подписания международных документов о развитии Информационного общества[163], посредством создания информационных сайтов органов власти в Интернете[164], с помощью официального признания электронного документооборота между органами власти и гражданами (организациями)[165], путём принятия долгосрочной программы развития отрасли[166].

Ввиду федеративного устройства российского государства система органов законодательной власти двухуровневая: федеральный законода­тельный орган - двухпалатное Федеральное Собрание РФ; законодательную власть в субъектах РФ осуществляют их законодательные (представи­тельные) органы. Для каждого уровня органов законодательной власти конституционно определены пределы возможного упорядочения защиты

прав и свобод человека и гражданина.

В научной литературе, посвященной проблемам защиты информационных прав и свобод человека и гражданина, законодательные (представительные) органы в качестве звена правозащитного механизма, как правило, не рассматриваются. Такой подход, на наш взгляд, не отражает реального правозащитного потенциала органов законодательной ветви государственной власти.

Авторитетные исследователи юридических механизмов зашиты прав человека в России, справедливо включая а него органы контроля, судебные и административные1; уровни защиты (федеральный и субъектов РФ, органы обшей и отраслевой компетенции[167][168]); способы защиты (административный, прокурорский и судебный); судебную систему защиты, государственные институты несудебной защиты и неправительственные правозащитные организации[169]; судебную защиту и несудебные государственные институты правовой защиты[170]; национальную и неправительственную системы[171], в своих работах в лучшем случае только упоминают об органах законодательной власти. Некоторое внимание им в контексте нормативного обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина уделено В.С. Шевцовым, отмечающим, что «связанность законодательных органов принципами и нормами международного права служит главной гарантией обеспечения ими законодательных условий соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина»[172]. По мнению Л.Д. Воеводина, «основные полномочия парламента федерации в сфере общей компетенции по осуществлению прав и свобод серьезно ограничены»[173]. Действительно, Конституция РФ прямо не оговаривает полномочия палат Федерального Собрания РФ в отношении прав и свобод человека. Однако при более внимательном рассмотрении их

полномочий вырисовывается определенный правозащитный потенциал. Так, конституционная прерогатива Государственной Думы Федерального Собрания РФ назначать на должность и освобождать от должности Уполномоченного по правам человека (п. «д» ч.1 ст. 103) непосредственно связана с институциональным обеспечением соблюдения и защиты нрав и свобод человека в РФ. Согласно Регламенту, Государственная Дума большинством голосов от общего числа депутатов тайным голосованием из предложенных Президентом РФ, Советом Федерации, своими депутатами кандидатур принимает решение о назначении на должность Уполномоченного по правам человека в РФ. Следовательно, от взвешенности выбора депутатов зависит, кто в течение пяти лет будет обеспечивать гарантии государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

Российские граждане, реализуя свое право на обращение (ст.ЗЗ Кон­ституции РФ), достаточно активно обращаются в Государственную Думу. По оценкам исследователей, ежемесячно в данной палате рассматривается около 800 обращений граждан, общественных организаций и трудовых коллективов, с просьбами о личном приеме - в среднем по 700 человек в месяц. Ряд обращений связан и с реализацией информационных прав граждан, хотя они не носят массового характера.

Особенный правозащитный ресурс Государственной Думы связан с тем, что это избираемая палата Федерального Собрания РФ: ее депутаты представляют и все население страны, и отражают его политические при­страстия. Формой работы депутата Государственной Думы является обращение к соответствующим должностным лицам с требованием принять меры по немедленному пресечению обнаружившегося нарушения прав граждан.

В полномочиях Совета Федерации также нет прямого указания на правозащитную деятельность, но она вытекает из содержания Конституции

РФ, законодательства и регламента данной палаты. Так, согласно п. «ж» ч.1 ст. 102 Конституции РФ, в ведении Совета Федерации находится назначение на должность судей Конституционного, Верховного, Высшего Арбитражного судов. Учитывая ранг судебной защиты в системе защиты прав и свобод человека вообще и правозащитную роль высших федеральных судов, нельзя не признать серьезную ответственность, лежащую на Совете Федерации при решении таких кадровых вопросов.

Регламентом Совета Федерации законодательное обеспечение защиты прав и свобод граждан отнесено к ведению Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству (ч.б ст.30)[174][175]. Анализ ведения других комитетов Совета Федерации показал, что они занимаются вопросами законодательного обеспечения прав и свобод граждан в связи с конкретными направлениями.

Правозащитная роль палат Федерального Собрания РФ, прежде всего, выражается в их законотворческой деятельности. Палаты федерального парламента, реализуя свою основополагающую функцию, призваны так упорядочить общественные отношения, чтобы вопросы соблюдения и за­щиты прав и свобод человека и гражданина не оббстрялись коллизионностью законов, пробелами, а также отсутствием необходимых законодательных актов. В этой связи, отметим принятие значительно числа законов в сфере информационных отношений, особенно в период, когда соответствующий комитет Государственной Думы по информационному законодательству возглавлял В.Н. Лопатин. Именно благодаря принятым законам, возможно, эффективно защищать информационные права граждан.

Для федеральных законодателей обозначена и еще одна важная правозащитная прерогатива: возможность ограничивать права и свободы человека и гражданина. По справедливому замечанию В.С. Шевцова, установленные в ч.З ст.55 и ч.1 ст.56 Конституции РФ основания возможных

законодательных ограничении прав и свобод в силу своей чрезвычайной расплывчатости, неумеренной обширности и неопределенности скорее служат для законодателя общим ориентиром для принятия тех или иных мер в рамках закона[176]. Обратим внимание на то, что значительную часть информационных прав человека возможно ограничить.

Помимо Федерального Собрания, законодательное обеспечение защи­ты прав и свобод человека и гражданина (п.«б» ст.72 Конституции РФ) вменено в обязанности законодательным (представительным) органам го­сударственной власти субъектов РФ. Требования к законодателю и законодательству в связи с правами и свободами личности в полной мере касаются и регионального уровня.

Наиболее системно правозащитные возможности органов законода­тельной (представительной) власти реализованы в процессе принятия ими конституций (уставов) своих субъектов РФ, содержащих в своих основных документах разделы, посвященные правам и свободам человека и гражда­нина, где названы правозащитные структуры, которые субъект РФ не обязан, но вправе учреждать. К таковым относятся уполномоченные по правам человека субъекта РФ, в том числе специализированные - по правам ребенка, чего на федеральном уровне пока нет.

Оценивая роль российских законодательных (представительных) орга­нов в защите информационных прав и свобод человека и гражданина, отметим, что их главная правозащитная линия должна быть направлена на формирование действенного правозащитного конституционно-правового пространства.

Реализация обязанности Российской Федерации защищать права и свободы человека и гражданина (ст.2) предполагает соответствующую деятельность органов исполнительной власти. В идеале они несут в себе существенный правозащитный потенциал, который обусловлен их основной задачей, выражающейся в организации исполнения Конституции РФ и

законов; разветвленности системы исполнительной власти, что обеспечивает наиболее активный контакт с этими органами человека и гражданина; (ч.2 ст.77 Конституции РФ). Чем опосредуется привлечение в правозащитных целях административного ресурса. Одновременно названные характеристики несут в себе возможности злоупотребления властью, нарушений прав и свобод человека и гражданина должностными лицами и иными чиновниками из системы исполнительной власти всех уровней.

Практика, обобщенная Уполномоченным по правам человека РФ, правозащитными организациями, свидетельствует, что большинство нарушений в информационной сфере допускается именно исполнительной властью. Это связано с тем, что реализация прав и свобод, обеспечение необходимых условий для нее в значительной мере происходит в области распорядительной деятельности органов исполнительной власти. Результативность защиты информационных прав и свобод человека и граж­данина ее органами связана с тем, что их правозащитная деятельность пре­допределяется корректностью и выдержанностью в контексте законодательного акта, закрепляющего это, а также с отсутствием смысловых и содержательных несоответствий и противоречий в правовой интерпретации прав и свобод человека и гражданина в законодательных актах и актах органов исполнительной власти, детализирующих законода­тельные положения. В.С. Шевцов указывает на то, что эти органы имеют дело в основном не с конкретными правами и свободами, а с правомочиями лиц и граждан применительно к условиям и обстоятельствам, в которых данные правомочия реализуются. Отсюда складывается представление об уровне, полноте и качестве соблюдения и защиты того или иного права[177]. Н.Г. Салищева справедливо отметила, что «законодательное закрепление... корреспондирующих правам граждан обязанностей органов исполнительной власти и их должностных лиц является важной составной частью государственно-правового механизма защиты прав и свобод человека и

гражданина»[178].

Порядок их защиты органами исполнительной власти обусловлен установленным единством системы исполнительной власти Российской Федерации (ч.2 ст.77 Конституции РФ). Из совокупного рассмотрения данной нормы и положений «1.1 ст.45, п.«в» ст.71 и п.«б» ч.1 ст.72 Конституции РФ вытекает, что регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина - прерогатива и основная функция единой и централизованной системы органов исполнительной власти РФ.

Исследование проблем защиты информационных прав и свобод человека и гражданина органами исполнительной власти сопряжено с реализацией ими своих обязанностей, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами, законодательством субъектов РФ. Поэтому целесообразно проанализировать обязанности соответствующих исполнительных органов применительно к конкретным правам и свободам человека и гражданина. Если система органов исполнительной власти в России вполне сложилась, сохранив способность к рецепции новых реалий, а конституционный каталог прав и свобод конкретен, то совершенствование защиты прав и свобод человека и гражданина органами исполнительной власти следует связывать преимущественно со средствами, методами и приемами осуществления их функций. Изучение этого аспекта применительно к конституционному праву граждан на обращения позволит количественно оценить масштабы нарушений прав граждан в сфере исполнительной власти всех уровней, выявить направления совершенствования этой деятельности.

Согласно Конституции РФ (п.«е» ч.1 ст. 114), Правительство РФ, осуществляющее исполнительную власть (ч.1 ст. 110), принимает меры по обеспечению прав и свобод граждан, которое является одним из основных принципов его деятельности (ст.З Федерального конституционного закона от

17 декабря 1997 г.1). К полномочиям Правительства РФ относится осуществление мер по обеспечению прав и свобод граждан (ст. 19 ФКЗ), их защита за пределами страны (ст.21 ФКЗ). Его Регламентом[179][180] (гл. IX) уста­новлен порядок работы с обращениями граждан. Работу с их индивидуаль­ными и коллективными письменными обращениями, поступившими в Правительство, организует его Аппарат. Обращение в зависимости от со­держания докладывается Председателю Правительства или его заместителю (в соответствии с распределением обязанностей) либо направляется Аппаратом Правительства органам исполнительной власти, в компетенцию которых входят поставленные в обращении вопросы, для рассмотрения и направления ответа. Он обобщает эти вопросы и представляет соот­ветствующую информацию правительству.

В отчете о работе правительственной системы с обращениями граждан отмечено, что в течение последних четырех лет наблюдается тенденция к ежегодному снижению объема поступающей корреспонденции.

Аналитическая работа с письмами граждан позволяет выявить сим­птомы неблагополучных тенденций, фактов нарушений действующего за­конодательства, регулирующего работу с их обращениями, к чему привле­калось внимание соответствующих должностных лиц исполнительных ор­ганов власти.

Федеративный характер Российского государства обусловил наличие исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, общие принципы организации которых в соответствии с п. «е» ч.1 ст.72 и ч.1 ст.77 определены ФЗ №184. Наряду с федеральным конституционно-правовым уровнем, правозащитный вектор их деятельности определен конституциями (уставами) и законодательством конкретных субъектов РФ, к органам

исполнительной власти которых в отношении защиты прав и свобод человека и гражданина предъявляются те же требования, что и к федеральным. Вместе с тем конституционная ответственность за их нарушение, как уже отмечалось (ст.3.1, ч.1 ст.29 ФЗ №184), установлена только для исполнительных органов субъектов РФ.

Высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю его выс­шего исполнительного органа) — президенту', губернатору, главе админист­рации, главе администрации (губернатору), мэру, в соответствии с п.З Указа Президента РФ от 13 нюня 1996 г. «О некоторых мерах государственной поддержки правозащитного движения в Российской Федерации», рекомен­довано образовать в своем субъекте РФ комиссии по правам человека с функциями, аналогичными функциям Комиссии по правам человека при Президенте РФ. Такие комиссии созданы не во всех субъектах РФ (примерно в 70). Это свидетельствует о разрыве единообразия государственной правозащитной инфраструктуры, чем подрываются конституционные по­зиции (ч. 1 ст.45) о государственном гарантировании защиты прав и свобод человека и гражданина.

Органы исполнительной власти субъектов РФ, осуществляя возло­женные на них функции, являются компонентом правозащитной структуры российского общества и государства.

Правозащитная ориентированность исполнительных органов местного самоуправления также реализуется через обращения граждан. Развитие данных уровня и формы защиты прав и свобод человека и гражданина спо­собно существенно повлиять на формирование вектора доверия населения к публичным структурам и их должностным лицам. Число обращений граждан в эти органы многократно превышает количество обращений в органы исполнительной власти субъекта РФ. Такое соотношение актуализирует совершенствование работы с обращениями граждан на муниципальном уровне. От внимания органов местного самоуправления к нуждам населения зависит отношение народа к власти вообще. Такая корреляция усиливает

значимость правозащитной миссии муниципальной власти.

Следует отметить, что преимущество органов исполнительной ветви власти обусловлено их конституционно установленной иерархичностью, которая способствует запуску управляемого и контролируемого правоза­щитного механизма, работающего на всех уровнях. Смена призрачности такого механизма прозрачностью может быть обеспечена посредством скорейшего принятия федеральной концепции защиты прав и свобод чело­века и гражданина.

Исхода из масштабов нарушений информационных прав и свобод лиц в сфере исполнительной власти, представляется целесообразным создание административной юстиции для защиты граждан от бюрократического произвола.

Следует согласиться с О. Г. Павельевоей, что для целей создания наибо­лее эффективного и целесообразного, а главное, действенного юридического механизма предотвращения и профилактики информационно-правовых споров необходимо[181]:

1. Создание особых государственных и общественных организаций, подготовка специалистов в области информационной безопасности, а также совершенствование информационно-правовой и законодательной базы.

2. Учреждение общероссийского органа, аналогичного Судебной палате по информационным спорам, с учетом практики ее деятельности.

3. Правовое обеспечение информационной безопасности Российской Федерации, которое должно базироваться, прежде всего, на соблюдении принципов законности, баланса интересов граждан, общества и государства в информационной сфере.

4. Реализация государственной политики по обеспечению защиты информационных прав и свобод через правотворчество, правоприменение и участие государства в развитии правосознания и правовой культуры

граждан.

5. Кодификация информационно-правовых норм, регулирующих информационные отношения в информационной сфере, путем принятия Информационного кодекса Российской Федерации.

На наш взгляд наиболее необходимым для обеспечения механизма защиты информационных прав и свобод человека и гражданина, нужно сосредоточить внимание на концептуальном и нормативно-правовом его обеспечении, на дальнейшем расширении форм и методов внесудебной защиты информационных прав и свобод граждан, на своевременном и качественном рассмотрении их обращений.

На основе проанализированного материала мы можем сделать следующие выводы:

Роль Президента Российской Федерации в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации обусловлена тем, что он является гарантом прав и свобод человека в России.

Роль законодательных органов Российской Федерации в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина выражается, в первую очередь, в их законотворческой деятельности. Так же их функции в этом механизме реализуются через рассмотрение обращений граждан, общественных организаций и трудовых коллективов. Кроме того, депутаты представляют население страны, и отражают его политические пристрастия. Следует подчеркнуть, что главная правозащитная линия органов законодательной власти, должна быть направлена на формирование действенного правозащитного конституционно-правового пространства.

Роль органов исполнительной власти в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина выражается в организации исполнения Конституции РФ и законов правозащитный потенциал, так же реализуется через аналитическую работу с

письмами и обращениями граждан, что позволяет выявить симптомы неблагополучных тенденций.

3.2.

<< | >>
Источник: ВИНОГРАДОВА Наталья Владимировна. ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2011. 2011

Еще по теме Роль Президента РФ, законодательных и исполнительных органов власти в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина:

  1. Налоговый контроль в системе государственного контроля в налоговой сфере
  2. § 4. Деятельность Уполномоченного по правам человека в сфере обеспечения правовой защиты осужденных
  3. Правовой режим государственных информационных систем
  4. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  5. Список использованных нормативных правовых актов и литературы
  6. 5.2 Вопросы совершенствования механизма защиты прав субъектов брачно-семейных отношений
  7. § 2. Современное состояние российского законодательства в контексте позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Правовая культура правотворческой и правоприменительной деятельности
  10. СОДЕРЖАНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Понятие правового механизма защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в России
  13. Особенности нормативно-правового механизма защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  14. Роль Президента РФ, законодательных и исполнительных органов власти в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина
  15. Роль правоохранительных органов и институтов гранщанского общества в организационно-правовом механизме защиты информационных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. § 2.2. Роль качества закона в правоприменительной деятельности орга­нов государственной власти по обеспечению прав человека
  18. Список использованной литературы и нормативных правовых актов
  19. § 4. Правовая легитимация государс твенной власти в современной России
  20. Основные направления совершенствования правового регулирования защиты персональных данных в Российской Федерации в контексте правового опыта Европейского Союза
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -