<<
>>

5. Разрешение коллизий правовых актов в процессе офици­ального нормативного толкования права.

Официальное нормативное толкование права является важнейшим способом устранения коллизий правовых актов. Путем интерпретацион­ной деятельности происходит разрешение коллизий в праве, а так же толкование играет ключевую роль в их предотвращении.

Толкование в процессе для разрешения и предотвращения используется различными го­сударственными органами и должностными лицами205. Ведь, «... ясное, не противоречивое существующим законам изложение нового нормативного акта предполагает уяснение смысла и содержания предшествующих, свя­занных с ним правовых установлений»206.

В связи с теми изменениями, которые произошли в отечественной правовой системе, большое значение в процессе разрешения коллизий приобрел такой вид делегированного толкования, как конституционное толкование. При этом следует сделать уточнение, что в настоящей работе под конституционным толкованием понимается вся деятельность Консти-

См.: Марченко М. Н., Прокофьев Г.С. Коллизионное право: комплексный анализ и концепция. Жур­нал российского права. 2000. №10. С. 193-194.

205 Официальное разъяснение отдельных положений Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. «О частич­ ном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин» от 4.11.93 г.// Собрание актов Президента и Правительства РФ. 8. 11. 1993 года; Решение Московской го­ родской Думы от 27 марта 1996 года «О толковании отдельных положений Устава г. Москва» // Ведомо­ сти Московской Думы.1996.№5 и др.

206 См.: Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской федерации: теория и практика. М, 1998. С.10-11.

138

туционного Суда РФ, а не только специальная процедура толкования Кон­ституционным Судом РФ Конституции России, так как во всех случаях осуществления Конституционным правосудием своей деятельности проис­ходит интерпретация Основного закона.

Итак, Конституционное правосудие является одним из основных средств разрешения коллизий правовых предписаний. Конституционный Суд Российской Федерации призван в соответствии с Конституцией РФ и ФКЗ "О Конституционном Суде" разрешать наиболее серьезные коллизии в российской системе права, возникающие в сфере: федеративных отноше­ний, взаимодействия ветвей власти, реализации прав граждан, осуществле­ния различными органами и должностными лицами своих полномочий, споров о компетенции, о соответствии издаваемых нормативных актов Конституции РФ. Сущность конституционной коллизии разрешаемой Конституционным Судом РФ заключается в возможности одновременного существования нескольких вариантов поведения, из которых признается лишь тот, который соответствует духу и букве Конституции РФ. Консти­туционный Суд РФ снимает возникшую неопределенность и устанавливает единственно возможный с позиции духа и буквы Конституции вариант по­ведения законодателя и правоприменителя. Отличительная черта Консти­туционного правосудия, заключается в том, что в соответствии с дейст­вующим законодательством, при его помощи осуществляется как устра­нение, так и преодоление коллизий в правоприменении.

Конституционное правосудие является необходимым элементом правовой защиты Конституции России, как Основного Закона непо­средственного действия, особым органом, призванным обеспечить её от нарушений как " снизу", физическими и юридическими лицами, так и "сверху", самой государственной властью, различными её ветвями. Мно­гие отечественные авторы конституционное правосудие определяют, как конституционный контроль. При этом данный термин понимается в широ-

139

ком смысле слова как деятельность "компетентных государственных ор­ганов по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий нормативных актов Конституции РФ, законам, входе которой данные ор-

907

ганы полномочны отменять обнаруженные несоответствия" . Доктрина конституционного контроля в таком значении была разработана в социа­листических странах, где не существовало независимого органа конститу­ционного правосудия.

В указанных государствах это было несовместимо с принципом единства государственной власти и основанного на нем фор­мального верховенства высшего представительного органа, наделенного всей полнотой государственной власти. Осуществление конституционного правосудия независимым органом означало бы отрицание такого верхо­венства и ограничение такого всевластия. Такой контроль не мог осущест­виться и практически, ибо общественные отношения регулировались поли­тическими актами - партийными решениями, имевшими большую значи­мость, чем любые правовые акты208. В настоящее время институт Консти­туционного Суда нельзя определить как конституционный судебный кон­троль, так как современное конституционное правосудие не сводится лишь к проверке конституционности нормативных актов, призвано обеспечивать верховенство Конституции как основы национальной правовой системы, защиту конституционных прав и свобод, соблюдение принципа разделения властей во всех его аспектах. Как отмечает Т.Я. Хабриева "... благодаря деятельности Конституционного Суда РФ, впервые за всю историю страны Конституция России стала превращаться из наборов пропагандистских ло­зунгов в реально действующий правовой документ, обладающий высшей юридической силой и способный стать действенный средством защиты конституционного строя, прав и свобод граждан. Основной закон государ-

ем.: Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М., 1995. С.9. Сравнительное Конституционное право. // Отв. ред. В.Е. Чиркин. М., 1996. С. 162.

140

ства стал объектом толкования, которое способствует его полноценной реализации" 209.

Разрешая конституционную коллизию, Конституционный Суд форму­лирует свою правовую позицию, то есть "правовой вывод и представление Суда как результат интерпретации (толкования) Судом духа и буквы Кон­ституции РФ и истолкования им конституционного смысла (аспектов) положений отраслевых (действующих) законов и других нормативных ак­тов в пределах его компетенции, которые снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым ос-

*У 10

нованием итоговых решений (постановлений) Конституционного Суда" .

Необходимо отметить, что правовые позиции, содержащиеся в итоговых решениях Конституционного Суда обладают рядом особенностей. Прежде всего, они носят общий характер, то есть распространяются не только на конкретный, ставший предметом рассмотрения с Конституционном Суде случай, но и на все аналогичные случаи, имеющие место в правовой прак­тике211. При этом следует различать два разных понятия - Постановление Конституционного Суда и его правовую позицию. Постановление Консти­туционного Суда РФ в целом посвящено решению одной проблемы - со­ответствует или не соответствует Конституции РФ оспариваемая норма. Оспариваемая в Конституционном Суде норма всегда конкретна, но выво­ды Конституционного Суда РФ имеют, как правило, более общее значение. Эти выводы распространяются и на аналогичные по юридическому содер­жанию нормы, которые содержатся в других законах и подзаконных актах. Таким образом, на примере конкретной оспоренной нормы Конституцион­ный Суд РФ рассматривает определенную юридическую проблему. 06-

209 См.: Хабриева Т.Я. Указ. соч. С. 165.

210 См.: Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: понятие, приро­ да, юридическая сила и значение. //Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1999. №3.(28) С.95.

2||См.: Романова О.В. К вопросу о понятии и правовой природе правовых позиций Конституционного Суда РФ// Государство и право. 2001.№7.С.85.

141

щий характер правовых позиций Конституционного Суда РФ обеспечива­ется действующим законодательством. В ч.2 ст. 87 Закона "О Конституци­онном Суде РФ" указано, что "признание нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ яв­ляется основанием отмены в установленном положений других норма­тивных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих норматив­ных актов и договоров не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами". Законодательные и правоприменительные органы самостоятельно должны изменять содержание нормативных актов, догово­ров, предпринимать необходимые правовые действия в соответствии с требованиями прямого действия положений Конституции РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ. В силу такого подхода Кон­ституционного Суд РФ отказывает в принятии к рассмотрению об­ращений, если правовой спор уже разрешен им в аналогичном деле. Прав­да, необходимо отметить, что по причине отсутствия четкой и полной рег­ламентации в Законе "О Конституционном Суде РФ", в отечественной правовой литературе отсутствует единство мнений по вопросу действия правовых позиций Конституционного Суда. Ряд авторов придерживаются мнения, что правовая позиция может действовать лишь в рамках конкрет­ной правовой ситуации, которая была предметом рассмотрения Суда и не может быть распространена на аналогичные ситуации, которые не были предметом его рассмотрения. Например, Н.В. Варламова считает, что за­конодатель не связан решением Конституционного Суда, которое обяза­тельно лишь в своей постановляющей части, признающей отдельные по­ложения нормативных актов не соответствующими Конституции212.

См.: Варламова Н.В. Пять лет шестой Конституции России: проблемы реализации //Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1998. №2 (23). С.97.

142

На наш взгляд, такая точка зрения является неверной. Правовая позиция Конституционного Суда всегда есть результат толкования Кон­ституции. Речь при этом идет о ведущих началах решения, в которых от­ражается выявленное нормативное содержание Конституции, полученных в результате толкования Конституции или конституционного истолкования закона или иного правового акта. Следовательно, правовые позиции Кон­ституционного Суда это не есть просто обоснование решения, а его сущ­ность, являясь результатом истолкования Судом Конституции Р.Ф., её духа и буквы. Конституционное толкование дается не только в случае, когда реализуется специальное полномочие Конституционного Суда давать тол­кование Конституции (п.4 ст.З Закона "О Конституционном Суде). Оно да­ется (может даваться) и во всех других случаях осуществления Конститу-ционным Судом своих правомочий . Противники указанной позиции ак­центируют внимание на специальной процедуре толкования Конституции, результат которой заключается в принятии решения о толковании. Но как верно заметил Ю.А. Юдин, это вовсе не исключает возможности Консти­туционного Суда толковать конституционные нормы при решении любых рассматриваемых дел, ибо без такого толкования невозможно конституци­онное правосудие. Характерно, например, что закон Чехии о Конституци­онном Суде 1993 г., отменив предусматривающуюся федеральным зако­ном 1991 г. особую процедуру толкования, вместе с тем говорит о толко­вании " в связи с деятельностью Конституционного Суда по решению кон­ституционных вопросов" 214. В связи с вышеизложенным представляется необоснованной отождествления правовых позиций с резолютивной ча­стью решения. Как пишет Б.С. Эбзеев: "правовые позиции излагаются и в мотивировочной и резолютивной частях решения. Причем эти позиции не увязаны только с разрешением конкретного конституционного спора или

213 См.: Хабриева Т.Я. Указ. соч. С.28,71.

214 См.: Сравнительное Конституционное право. // Отв. ред. В.Е. Чиркин. М., 1996. С.195.

143

ситуации, ставшей предметом судебного рассмотрения, они имеют общее значение и в силу этого и с учетом официального характера судебных ре-шений носят императивный характер"

Так же, правовые позиции Конституционного Суда обладают свойством официального, обязательного характера. Правовые позиции Конституционного Суда обязательны на всей территории Российской Фе­дерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст.6 Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Поэтому необходимо согласиться с мнением, что по юридической силе правовые позиции Конституционного Суда приравниваются к юридической силе са-мой Конституции Р.Ф. и не могут быть лишь рекомендациями . Другое дело, что правовые позиции могут различаться по степени конкретизации, выступая в некоторых случаях в качестве ориентира для законодателя и правоприменителей, устанавливая лишь принципы, носящие юридически ориентирующий и координирующий смысл, на основе которых субъект может выбирать тот или иной вариант поведения. Но в любом случае, даже выступая в качестве ориентира (критерия), правовые позиции Конституци­онного Суда Р.Ф. являются строго обязательными.

Указанные выше особенности правовых позиций, особенности в организации и деятельности Конституционного Суда, дают основание для признания некоторыми авторами правовых позиций Конституционного Суда в качестве источников права. Так, например, заместитель председате­ля Верховного Суда РФ В.М. Жуйков считает, что после принятия Кон­ституции РФ 1993 г. возникла, обусловленная необходимостью непосред-

215 См.: Эбзеев Б.С. Вступительная статья //Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Р.ФУОтв. Ред. Б.С. Эбзеев. Т.1. М., 2000. С.25.

216 См.: Витрук H.B. Указ. соч. С.96.

144

ственного применения норм Конституции РФ на всей территории и нали­чием многочисленных пробелов в законодательстве, новая функция -функция оценки федеральных законов и других нормативных актов. Ранее суд свое отношение к закону выражал лишь в его толковании - уясняя смысл, цель закона, чтобы обеспечить волю законодателя. Теперь этого для выполнения конституционных полномочий суда становиться недоста­точно: суд должен не только истолковать закон. Но и оценить его на пред­мет соответствия Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права, чтобы в тех случаях, когда законодатель принял закон с нарушением этих актов, воспрепятствовать реализации его воли, отказав в применении такого закона. Эта функция, по мнению автора, уже сама по себе некоторым образом связана с созданием судом права 2|7. Сходных позиций придерживаются Н.Л. Гринат и В.В. Лазарев, полагая, что Конституционный Суд официально и законно создает судебный пре­цедент, т.е. является субъектом правотворчества, 218 а также ряд других ученых (например, Л.В. Лазарев, Г.А. Гаджиев и др.)219.

Однако, отмечая то, что деятельность и акты Конституционного Суда РФ обладают своей особой спецификой, институт Конституционного правосудия играет особую роль в Российской правовой системе, вряд ли следует поддержать мнение о том, что правовые позиции Конституционно­го Суда РФ есть racio decidenti, то есть прецедентный источник права. Анализируя деятельность Конституционного Суда РФ, ряд авторов при­ходят к выводу о наличии "позитивных законодательных полномочий" отечественного Конституционного правосудия, которые заключаются в даче общеобязательных рекомендаций законодателю и правоприменителю,

217 Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 19.

218 Общая теория права и государства. Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 131.

219 См.: Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как ис­ точник конституционного права //Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1999. №3.(28) С.82.

145

при конкретизации содержания норм Конституции РФ.. На наш взгляд, данная формулировка не является правильной, ибо в рамках европейской статутной правовой системы, суд не должен подменять законодателя, од­новременно создавая и применяя право. Результат разрешения конститу­ционной коллизии Конституционным Судом является строго обязатель­ным для всех субъектов, но процесс выработки правовых позиций не есть создание новых норм права органом судебной власти, а процедура конкре­тизации норм Основного Закона, придания им большей определенности, то есть процесс официального нормативного толкования, когда результат это­го процесса "...составляет неотъемлемую составную часть самого норма­тивного акта"220. В пользу такого вывода говорит так же место, которое занимают правовые позиции Конституционного Суда РФ в системе иерар­хии нормативных актов РФ, то есть: их обязательность на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и су­дебных органов государственной власти, органов местного само­управления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст.6 Закона "О Конституционном Суде"), не­возможность преодоления решений Конституционного Суда РФ путем повторного принятия акта, признанного неконституционным. Решение Конституционного Суда является окончательным, не подлежит обжалова­нию и вступает в силу немедленно после его провозглашения (ст. 79 Зако­на "О Конституционном Суде"). Высшая юридическая сила правовых по­зиций Конституционного Суда РФ, приравненная к юридической силе Конституции РФ свидетельствует о том, что они являются не самостоя­тельными нормами, исходящими от органа судебной власти, а являются частью Основного Закона, результатом официального нормативного тол­кования.

См.: Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М.,1962. С.123.

146

О Конституционном Суде, как источнике формирования права речь может идти лишь в рамках Американской модели конституционного правосудия, где суды обладают правом творить прецедент и Конституци­онное правосудие осуществляется судами общей юрисдикции. Доктрина данной модели была наиболее четко сформулирована главным судьей Вер­ховного Суда Дж. Маршалом в известном решении 1803 г. по делу Marbury v. Madison: "Именно судебная власть вправе и обязана сказать, что есть закон"221.

Институт Конституционного Суда, как особого органа специально на­деленного полномочиями по толкованию норм Основного Закона, возник­ший в 20-е годы в Континентальной Европе, представляет собой совер­шенно иную модель Конституционного Правосудия, где юридическая сила решений этого органа основывается на Конституции этой страны, а не на праве судебной власти творить закон. И хотя наличие у Конституционно­го Суда РФ правомочия объявлять неконституционным закон, в связи с применением в конкретном деле, является элементом Американской моде­ли Конституционного правосудия, правовая природа правовых позиций Конституционного Суда РФ является иной. Как уже было упомянуто, в странах прецедентного права обязательность решений судебной власти ос­новывается на права судебной власти создавать в результате рассмотрения конкретного дела, новую самостоятельную норму права. Конституцион­ный Суд РФ обеспечивая охранительно- обеспечительную функцию в от­ношении непосредственного действия Конституции РФ на всей террито­рии Российской Федерации, признает утратившими юридическую силу, законы и иные нормативные акты либо отдельные их положения в силу их несоответствия .Конституции РФ по содержанию, по форме и порядку принятия, опубликования или введения в действие. Осуществляя конкрет-

221 См.: Мишин А.А., Власихин В.А. Конституция США. Политико-правовой комментарий. M., 1985. С.135.

147

ный конституционный контроль, то есть лишая юридической силы норма­тивный акт (или его часть) примененный или подлежащей применению в конкретном деле Конституционный Суд РФ не создает самостоятельную норму права, а осуществляет официальное толкование Основного закона. Так, например, суды обращаются с запросом в Конституционный Суд РФ в случаях, если есть основания полагать, что существует несоответствие ме­жду примененным или подлежащим применению нормативным актом и Конституцией РФ, для того что бы Конституционный Суд осуществил проверку конституционности (ст. 102 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ"), то есть истолкование норм Конституции РФ. Поэтому неверным на наш взгляд является именование в научной литературе данных действий Конституционного Суда РФ "негативными законодательными полномо­чиями". Являясь органом судебной власти, Конституционной Суд РФ не вправе осуществлять правотворческие функции, а уполномочен рассмат­ривать вопрос о соответствии нормативных актов Конституции РФ, то есть давать юридическую квалификацию нормативного акта. Его решение о несоответствии рассматриваемого нормативного акта или его части Кон­ституции влечет лишение юридической силы, постольку нормы данного акта признаются противоречащими Конституции. Поэтому лишение юри­дической силы нормативного акта происходит в результате процесса ис­толкования норм Конституции РФ, а не является следствием принятия но­вого самостоятельного нормативного акта.

Признание правовых позиций Конституционного Суда РФ в ка­честве прецедентного источника права противоречит конституционному принципу разделения властей, нарушает иерархию нормативных актов в отечественной правовой системе222. Поэтому осуществление Конституци­онным Судом РФ своих полномочий в сфере контроля за конституционно-

222 См.: Лукашевич В.З., Комарова Н.А. Конституционный Суд РФ не может и не должен подменять законодателя //Правоведение. 2001. №2. С.54-55.

148

стью нормативных актов необходимо рассматривать не как создание пре­цедентных норм права, а как официальное толкование в связи с деятельно­стью Конституционного Суда по решению конституционных вопросов. Нечеткая формулировка в действующем законодательстве позволяют по-разному трактовать природу, юридическую силу и значение правовых по­зиций Конституционного Суда РФ. На уровне правоприменения это явля­ется одной из основных причин неисполнения решений органа Конститу-ционного правосудия . Особенно опасной для российского единого пра­вового пространства данная проблема является в условиях ещё оконча­тельно не сформировавшихся принципов Российского федерализма. По­этому, с учетов той роли, которую играет в отечественной правовой систе­ме конституционное правосудие, на наш взгляд, является необходимым за­конодательное уточнение вопросов, касающихся понятия и природы пра­вовых позиций Конституционного Суда РФ, как средства разрешения коллизий в отечественном праве.

Помимо органов конституционного правосудия толкование осу­ществляется так же судами общей юрисдикции. Правом толкования в пре­делах своих полномочий наделены Верховный Суд РФ и Высший Ар­битражный Суд РФ в соответствии со ст. 125 и ст. 126 Конституции РФ, п.5 ст. 19 и п.5 ст.23 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». В отечественной правовой науке не сформировалось однозначного взгляда на правовую природу разъяснений Верховного Суда РФ и Высшего Ар­битражного Суда РФ. Ряд ученых рассматривают разъяснения высших су­дебных органов в качестве судебного прецедента224. Другие - не рассмат-

См: Трошев А. Принятие закона о механизме исполнения решений Конституционного Суда РФ// кон­ституционное право Восточноевропейское обозрение. 2002.№2.С. 39-47.

224 См.: Гук П.А. Судебный прецедент в России: теория и практика// Правоведение. 2001.№4. С.50-55; Мартынчик Е., Колоколова Э. Прецедентное право: от советской идеологии к международной практике // Российская юстиция. 1994. №12. С.20-22; Наумов А.В. О судебном прецеденте как источнике уголовно­го права //Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М, 1994. С.31-32идр.

149

ривая эти разъяснения в качестве прецедента, придерживаются мнения об

225

их общеобязательности для судов и правоохранительных органов .

Однако, определяя полномочия Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ (ст. 126, 127) Конституция РФ не называет их ру­ководящими, то есть не подчеркивает их обязательного значения, а так же не наделяет указанные судебные органы давать разъяснения по вопросам законодательства, или его применения, а закрепляет лишь право разъяс­нять вопросы судебной практики. Поэтому, более верной, с нашей точки зрения, является позиция ученых ' , считающих, что общеобязательный и даже обязательный хотя бы для судов характер разъяснений указанных судебных органов не вытекает ни из Конституции РФ, ни из ФКЗ «О су­дебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. (ст. 19), ни так же из ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 5 апреля 1995 г. (ст. 13) . Степень обязательности разъяснений Верховного Суда РФ определяется его высоким авторитетом, правильностью и обосно­ванностью даваемых разъяснений. Как отмечает М.В. Баглай, примени­тельно к деятельности Пленума Верховного Суда РФ: «Разъяснения, кото­рые в соответствии с Конституцией РФ дает Верховный Суд РФ, безус­ловно, важны для обобщения судебной практики и, следовательно, для единообразного применения законов. Но объять всю разнообразную прак­тику (даже в пределах законности) все же невозможно. И независимость суда - гораздо более важная ценность правосудия, чем возможные редкие

228

отклонения» .

См.: Демидов В.В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федера­ции // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. №3. С.22; Жуйков В.М. К вопросу о су­дебной практике как источнике права//Судебная практика как источник права. М., С. 16-23. 226 См.: Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. №2. С. 53; Нерсесянц B.C. Суд не законодательствует и не управляет, а применяет право //Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 38-39.

Собрание законодательства РФ. 1995. №18. Ст. 1589. 228 См.: Баглай М.В. Вступительная статья к кн.: Барак А. Судейское усмотрение (пер. с англ). М., 1999. C.I0.

150

Суды общей юрисдикции наделены так же правом казуального толкования в процессе правоприменения. Такое толкование носит обяза­тельный характер, лишь применительно к конкретному случаю (Данный вопрос был исследован в нашей работе в рамках параграфа 2 главы, по­священного разрешению коллизий в правоприменении).

Толкование правовых норм позволяет верно оценить возможность распространения действия акта на весь круг регулируемых отношений и избежать возможных коллизий229. Но характеризуя толкование, как способ разрешения коллизий, нельзя обойти стороной полностью справедливое мнение Н. И. Матузова на этот счёт - данный способ нередко порождает новые, ещё более острые коллизии, так как зачастую одни и те же акты, факты, события интерпретируются различными официальными и неофи­циальными структурами, общественными группами, лидерами и гражда­нами по-разному, что, в свою очередь, является выражением их противо­стояния, а в конечном счете, раскола общества230. В связи с этим толкова­ние может быть и предвзятым, зависеть от социально-политических ориен­тации и пристрастий толкующих лиц, уровня их правосознания, культуры, места в идеологическом спектре. Сама Конституция вызывает далеко не однозначные оценки с точки зрения её общей концепции и легитимности. Даже в Конституционном Суде, призванном толковать соответствующие юридические нормы и акты, нет единства мнений, и некоторые его судьи официально заявляют, о своей особой позиции по тем или иным вопросам.

В связи с этим, следует напомнить, что в отличие от правотворче­ской деятельности, интерпретатор в процессе толкования правовых норм не должен отходить от объективированного результата воли законодателя, то есть толкуемого нормативного акта. В противном случае воля законо-

См.: Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962.

Теория государства и права: Курс лекций /Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2000. С.432.

151

дателя приобретает неопределенный смысл, возможно исправление норма­тивного акта под видом толкования. В таком случае толкование может на­нести вред стабильности права. А применительно к Конституционному правосудию этот процесс наиболее опасен, так как ставит под вопрос ос­новы конституционализма, «... поскольку лишает конституцию легитими­зации, идущей от власти учредителя, прочной целостности и безапелля­ционности, делает правовую систему непредсказуемой и беспомощной»231. По этому толкование не должно вносить никаких изменений и дополнений в интерпретируемые нормы. Изменения общественной жизни могут учи­тываться в процессе толкования правовой нормы лишь в рамках содержа­ния, вложенного законодателем.

Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма): Пер. с венгр. - М., 1999. - С.240.

152

<< | >>
Источник: ДЕНИСЕНКО ВЛАДИСЛАВ ВАЛЕРЬЕВИЧ. КОЛЛИЗИИ ПРАВОВЫХ АКТОВ И МЕХАНИЗМ ИХ РАЗРЕШЕНИЯ (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2004. 2004

Еще по теме 5. Разрешение коллизий правовых актов в процессе офици­ального нормативного толкования права.:

  1. 2.4. Обеспечение баланса интересов налогоплательщиков и налоговых ор ганов как способ минимизации налоговых споров
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  3. 5. Разрешение коллизий правовых актов в процессе офици­ального нормативного толкования права.
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -