<<
>>

Правовые стратегии в организации функционирования механизма государства

Одной из основных сфер действия современного права выступает сфе­ра правового регулирования деятельности государства, что во многом обу­словливается актуализацией идеи правового государства и возникающим в этой связи представлением о том, что основным инструментом организации функционирования механизма государства выступает право.

Тот факт, что право, регулирующее деятельность государства, является юридическим (официальным, позитивным) и, соответственно, организуемым, а не самоор­ганизующимся, свидетельствует о необходимости выявления потенциала правовых стратегий для его развития.

Необходимо подчеркнуть, что в целом проблема организации функ­ционирования механизма государства изначально является не правовой, а управленческой, и решается она на основе комплексных стратегий, компо­ненты которых преимущественно являются политическими. Однако, в со­временных условиях, когда деятельность государства осуществляется строго

на правовой основе, причем юридическими нормами задаются не отдельные, а фактически все значимые параметры такой деятельности, в организации функционирования государственного механизма значимую роль начинают играть именно правовые стратегии. Предполагается, что реализация таких стратегий способна обеспечить оптимизацию правового регулирования в обозначенной сфере, а последняя, в свою очередь, будет служить средством решения актуальных для современного общества задач: перестройки системы государственных учреждений с тем, чтобы она удовлетворяла потребности общества; создания надежной системы защиты прав человека от произвола государства; переориентации государственного аппарата с контроля над ус­тановлением и развитием общественных отношений на предоставление ус­луг; дебюрократизации; существенного снижения уровня коррупции и т.д.

Предположение о возможности и необходимости стратегического под­хода в правовом регулировании деятельности государства, в полной мере на­ходит тому свое подтверждение.

С одной стороны, механизм государства ор­ганизован и действует по принципам системы механического типа, и это оз­начает, что на него, возможно, повлиять извне, в том числе правовыми сред­ствами. С другой стороны, в силу того, что механизм государства является системой сложной в структурно-содержательном плане, функционально не­однородной с точки зрения составляющих ее подсистем, его поведение в ус­ловиях оказываемого на него воздействия является противоречивым и трудно предсказуемым. Как следствие, решать любые задачи, связанные с организа­цией функционирования механизма государства, объективно сложно.

Потребность в правовых стратегиях как раз возникает тогда, когда сте­пень внутренней энтропии системы настолько высока, что простыми опера­тивными действиями и мероприятиями привести ее в равновесное и сбалан­сированное состояние не представляется возможным. Построение правовой стратегии есть творческая деятельность, и актуальна она тогда, когда нет за­ранее разработанных или апробированных практикой моделей поведения, позволяющих решить сформулированные актором задачи, либо когда реали­

зация этих моделей представляется субъекту не вполне эффективным в за­данных условиях способом решения этих задач. Стратегии, связанные с ор­ганизацией функционирования механизма государства, позволяют сосредо­точить основные усилия на главных, приоритетных направлениях в данной сфере.

Будучи источником развития права, организующего функционирование механизма государства, правовые стратегии способны обеспечить решение двух принципиально разных задач. Во-первых, они могут стать основой вос­производства и совершенствования права, нацеленного на сохранение суще­ствующих параметров функционирования механизма государства, во-вторых - быть инструментом создания юридической основы для изменения таких параметров и, соответственно, модернизации механизма государства.

Сегодня, когда система общественных отношений постоянно усложня­ется, а условия функционирования механизма государства быстро меняются, актуальными оказываются именно вопросы, связанные с модернизацией на­званного механизма в зависимости от характера решаемых государственны­ми органами задач и условий их деятельности.

На смену концепции административного государства пришла концеп­ция Нового государственного менеджмента (New Public Management), кото­рую один из ведущих экспертов в области нового государственного управле­ния Р. Бен определяет как «коллекцию тактик и стратегий, нацеленных на преодоление неэффективности, присущей традиционной модели государст­венного сектора»[199]. Реализация названной концепции положила начало суще­ственной модернизации механизма государства в Великобритании, Новой Зеландии, США, Австралии, Германии, Швеции, Норвегии, Дании, Финлян­дии и многих других государствах[200]. При этом «реформы, начавшиеся в раз­витых странах, нашли своих приверженцев и в целом ряде развивающихся стран, в особенности в странах Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Чили, Мексика), а также в Венгрии и Таиланде»[201].

На практике модернизация механизма государства, в силу опосредо­ванности любой государственно-властной деятельности правом, оказывается правовым реформированием отдельных составляющих механизма государст­ва, неразрывно связанным с существенным качественным изменением права, организующего функционирование механизма государства. Соответственно, правовые стратегии, реализуемые в сфере организации функционирования механизма государства, оказываются стратегиями реформирования тех или иных компонентов, включенных в структуру механизма государства.

Говоря о правовых стратегиях, реализуемых в интересующей нас сфе­ре, необходимо подчеркнуть, что на их основе происходит реформирование именно отдельных компонентов, входящих в механизм государства как в сложно организованную систему. Это объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, тем, что в силу многоуровневости и неоднородности механизма государства правовая организация его функционирования вообще - это абст­ракция. В реальности на практике такая организация представляет собой сложное сочетание регулятивных систем, организующих функционирование отдельных компонентов названного механизма (законотворческой системы, системы государственного управления, правоохранительной системы, систе­мы судопроизводства и т.д.).

Во-вторых, для оптимизации функционирова­ния механизма государства, потребность в которой возникает в силу измене­ния решаемых государственными органами задач либо условий среды, реор­ганизации всего механизма государства, как правило, и не требуется. Необ­ходимым оказывается реформирование именно тех составляющих механизма

государства, эффективность функционирования которых в новых условиях является недостаточной.

Современная Россия переживает кардинальные политические и эконо­мические изменения, поэтому для нее вопрос об оптимальной организации функционирования механизма государства посредством правового реформи­рования отдельных его составляющих встает с особой остротой. При этом такое реформирование фактически не может осуществляться иначе как на основе стратегического подхода. Соответственно, в современных российских условиях вопрос о правовых стратегиях как об источнике развития права, ор­ганизующего функционирование механизма государства, оказывается осо­бенно актуальным.

Правовая стратегия не является универсальным инструментом, приме­нение которого позволяет решить любые существующие проблемы. Эффек­тивность правовых стратегий во многом зависит от того, для решения каких задач они используются. В связи с этим необходимо определить, какие имен­но возможности несет в себе применение правовых стратегий в реформиро­вании отдельных составляющих механизма государства.

Рассматривая вопрос о структуре механизма государства в «широком» его понимании, в нем традиционно выделяют компоненты, объединяющие включенные в данный механизм однородные элементы того или иного вида.

Например, Б.Л. Хесин понимает под механизмом государства закреп­ленную действующими нормативно-правовыми актами систему государст­венных органов с их полномочиями, формами и методами воздействия на общественные процессы, а также способами реализации задач и функций го­сударства. Он пишет, что названный механизм включает четыре составляю­щих: 1) структурную (совокупность определенных органов); 2) функцио­нальную (совокупность определенных функций, для реализации которых созданы органы); 3) инструментальную (совокупность определенных полно­мочий, способов, методов, приемов и средств реализации функций); 4) пра­вовую (совокупность правовых норм, определяющих структурную организа­

цию государственных органов, а также их полномочия, методы и формы реа­лизации функций государства)[202].

В.Д. Кошлевский, определяя механизм государства как внутреннюю системную организацию государства, обеспечивающую функционирование политической власти в стране для решения задач, стоящих перед обществом, предлагает рассматривать его в качестве единства институционально­функциональной, ассоциативной и инструментально-организационной под- систем[203].

Однако, выделение в механизме государства в качестве его самостоя­тельных компонентов составляющих или подсистем, однородных с точки зрения «наполняющих» их элементов, может быть лишь условным. Структу­ру механизма государства, общие принципы его организации определяют его функции, а подсистемы, выделяемые сторонниками рассматриваемого выше подхода, вряд ли можно считать функционально однородными.

Важно отдавать себе отчет в том, что, рассматривая структуру меха­низма государства так, как это предлагают делать Б.Л. Хесин, В.Д. Кошлев- ский и некоторые другие авторы, вряд ли можно понять роль правовых стра­тегий в его реформировании. Так как реформирование имеет своей целью оп­тимизацию реализации отдельных функций государства, стоящих перед ним задач, вряд ли можно представить ситуацию, когда объектом реформирова­ния окажутся одновременно все способы, методы, приемы и средства реали­зации функций государства (инструментальная составляющая) или все вклю­ченные в механизм государства органы (институциональная составляющая). Объектом реформирования становятся не содержательно однородные эле­менты механизма государства, а именно те его компоненты, которые харак­теризуются специфическим функциональным назначением.

Ядром механизма государства выступает аппарат как сложная система органов, объединенных в группы по функциональному признаку (в качестве таких групп можно, например, назвать законотворческие органы, органы управления, правоохранительные органы, органы, осуществляющие судо­производство, и т.д.). Осуществление каждой из функционально обособлен­ных групп государственных органов возложенных на них задач предполагает наличие характерных именно для деятельности этих органов организацион­ных, инструментальных, идеологических и иных ресурсов.

В этой связи ока­зывается возможным различение в структуре механизма государства функ­ционально обособленных подсистем (в качестве таких подсистем могут рас­сматриваться, например, законотворческая система, система государственно­го управления, правоохранительная система, система судопроизводства и т.д.). Именно на модернизацию таких функционально обособленных подсис­тем и нацелено реформирование, осуществляемое на основе правовых стра­тегий.

Так как общие принципы организации функционирования государства в различных сферах его деятельности являются универсальными, компо­нентный состав функционально обособленных подсистем в механизме госу­дарства оказывается, по большому счету, универсальным (в отличие от со­держательного наполнения этих подсистем). Представляется, что компонен­тами каждой из подсистем выступают ее институциональная, идеологиче­ская, кадровая, материально-техническая и организационная составляющие.

Нередко в качестве самостоятельного компонента и механизма госу­дарства в целом, и включенных в него подсистем рассматривают правовую составляющую[204]. Однако, на наш взгляд, это не совсем верно. Современное государство - это уже не просто «публичная организация общества для управления его общими делами на основе права»[205]. Современное государство

представляет собой такую систему, в которой параметры каждого из ее ком­понентов определены правом. Иными словами, механизм государства в единстве его составляющих воспроизводит в реальности ту модель, которая находит свое формальное закрепление в действующем праве. Соответствен­но, право оказывается идеальной основой воспроизводства механизма госу­дарства, а не его компонентом. Право определяет институциональные, пред­метные и инструментальные параметры функционирования механизма госу­дарства, при этом, будучи сложным по своему характеру, оно само по себе может быть представлено как система. По отношению к механизму государ­ства система права выступает самостоятельной системой, с нею связанной (чем обусловливается появление термина «государственно-правовая систе­ма»[206]), но в ее структуру не включенной.

К принципиально важным особенностям механизма государства следу­ет отнести, во-первых, то, что он с точки зрения своей структуры в целом яв­ляется системой механического типа. Об этом свидетельствует то, что он представляет собой «комплекс относительно самостоятельно сосуществую­щих элементов, характер связи между которыми специфичен тем, что их взаимодействие не вызывает изменения внутреннего строения, взаимного преобразования самих элементов. Изменение одних элементов не влечет за собой с необходимостью трансформацию других, но при этом дисфункции единичных составляющих негативно влияют на функционирование системы в целом. Рассматриваемая система воспроизводится и действует, прежде все­го, за счет внешней организации, внешнего импульса»[207].

Во-вторых, функционально обособленные подсистемы в механизме го­сударства, воспроизводясь и действуя не за счет внутренней самоорганиза­

ции, а за счет внешней организации, внешнего импульса, также демонстри­руют свойства систем механического типа.

В-третьих, каждая функционально обособленная подсистема в меха­низме государства, будучи системой механического типа, тем не менее, ха­рактеризуется тем, что не все входящие в нее компоненты развиваются и функционируют как системы того же типа. По крайней мере, идеологический компонент каждой функционально обособленной подсистемы выступает сис­темой органического типа.

С учетом того, что все функционально обособленные подсистемы ме­ханизма государства организованы одинаково, при этом именно эти подсис­темы (а не механизм государства в целом) выступают объектом реформиро­вания, полагаем возможным рассмотреть вопрос о роли правовых стратегий в реформировании механизма государства на примере одной конкретно взятой его подсистемы - правоохранительной системы России. Выбор данной под­системы обусловлен особой актуальностью проблем ее реформирования для современного российского общества.

Трансформация личностных предпочтений и потребностей, интересов общества, смена ценностных ориентиров, изменение стереотипов поведения личности привели к усилению правового нигилизма, росту девиантных про­явлений, формированию теневого права. Процессы децентрализации, а ино­гда и излишней централизации, борьбы за власть привели к снижению эф­фективности механизма правового регулирования и функционирования госу­дарства. Вместе с тем провозглашение задач, связанных с построением в Рос­сии правового государства, требует повышения уровня обеспечения и защи­ты прав и свобод личности, охраны ее прав путем укрепления законности и правопорядка[208].

Правоохранительная система является одной из важных составляющих механизма государства, отвечающей за защищенность прав и законных инте­

ресов людей, а также безопасность существующего порядка и сложившейся системы общественных отношений[209]. Современное государство делает акцент на гарантировании и защите в правоохранительной деятельности прав и сво­бод человека и гражданина как высшей ценности гражданского общества и правового государства, и этим определяется стратегическая направленность проводимой им в соответствующей сфере политики.

Показательным является содержание основных концептуальных идей, положенных в основу последнего реформирования системы ОВД и опреде­ливших базовые принципы регулирования деятельности полиции, закреплен­ные Федеральным законом № 3-ФЗ «О полиции» от 7 февраля 2011 г. Такими идеями стали: закрепление правоохранительного предназначения полиции в обществе; гуманизация форм и методов работы полиции; закрепление парт­нерской модели взаимоотношений полиции и общества. Проект Федерально­го закона «О полиции» изначально строился с учетом необходимости безус­ловного обеспечения прав граждан и организаций в деятельности полиции, установления действенных гарантий законности ее деятельности, был наце­лен на реализацию принципиально нового подхода к системе взаимоотноше­ний «сотрудник полиции - гражданин»[210]. Законом «О полиции» «во главу уг­ла ставится защита жизни, здоровья, прав и свобод граждан. Эти ценности выступают как самостоятельный объект полицейской защиты независимо от того, угрожают ли им преступные и иные противоправные посягательства. Тем самым законодательная конструкция социального назначения россий­ской полиции приведена в соответствие с духом и буквой Конституции Рос­сийской Федерации, которая в ст. 2 устанавливает, что человек, его права и

свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства»[211].

Субъекты правоприменительной деятельности, входящие в правоохра­нительную систему, действительно играют значимую роль в решении страте­гических задач, стоящих перед государством в сфере прав человека. При этом важно понимать, что приведение нормативной правовой основы и идео­логии деятельности правоохранительных органов в соответствие с духом и буквой Конституции РФ, провозглашающей человека, его права и свободы высшей ценностью, само по себе не является гарантией успешного решения субъектами правоохранительной деятельности возложенных на них задач. Эффективное решение задач, стоящих перед правоохранительной системой, возможно только в том случае, когда она будет представлять собой единый «здоровый организм». В этой связи «оздоровление» правоохранительной системы следует считать основной целью ее реформирования.

Современные реалии показывают нам, что такая, казалось бы, мощная система как правоохранительная не лишена внутренней рассогласованности, зачастую предстает бюрократизированной, страдающей отсутствием про­зрачности и доступности, волокитой и коррумпированностью, является не­достаточно приспособленной к решению новых, стоящих перед ней страте­гических задач, и это не исчерпывающий перечень причин, способствующих возникновению дисгармонии и расшатыванию структур, входящих в право­охранительную систему. Для преодоления противоречий правоохранитель­ной системе необходим определенный качественный скачок, который может быть обеспечен благодаря формированию и успешной реализации правовой стратегии ее реформирования, так как именно стратегический подход может обеспечить необходимые комплексные изменения тех компонентов правоох­ранительной системы, которые нуждаются в совершенствовании.

Согласно Н.А. Андрееву и В.Б. Коробову процесс формирования пра­воохранительной стратегии - сложный мыслительный процесс, который ма­териализуется в трех этапах или стадиях.

Первый этап - это этап разработки стратегии, предполагающий прогно­зирование и оценку настоящего и возможного будущего состояния правоох­ранительной системы.

На основании оценочных выводов стратегическое моделирование пе­реходит в стадию формулирования стратегических целей и создания общей стратегической модели (концепции), а в ее рамках - набора проектов, про­грамм, стратегических планов.

Третий этап характеризуется работой по окончательному формирова­нию вариантов дерева целей и с учетом корректировки доведению его до требуемого состояния. После этого стратегия кладется в основу курса управ­ления. Поэтому ее еще называют системой ориентиров, которых правоохра­нительные управляющие и управляемые субъекты придерживаются в повсе­дневной работе[212].

Важно не только установить сам факт возможности повлиять на право­охранительную систему посредством реализации правовой стратегии, но и определить, в каких именно составляющих названную систему можно изме­нить за счет реализации стратегического подхода к ее реформированию.

Институциональная составляющая правоохранительной системы пред­ставляет собой совокупность субъектов правоохраны, и правовая стратегия может стать основой изменения количественной и качественной характери­стики данной подсистемы с учетом объективно существующих потребностей в реализации конкретных функций в правоохранительной сфере, в оптимиза­ции функционирования существующих субъекта правоохраны.

Организационная составляющая правоохранительной системы пред­ставлена совокупностью средств, методов, приемов управления деятельно­

стью субъектов правоохраны. Демонстрируя свойства системы механическо­го типа, данная система также может быть изменена на основе реализации стратегического подхода.

Кадровый и материально-технический компоненты также являются важными составляющими правоохранительной системы. Это обусловлено тем, что недостаточное финансовое, ресурсное и кадровое обеспечение орга­нов правоохраны является причиной их дисфункциональности. Совершенст­вование названных компонентов на основе правовой стратегии воплощается в осуществлении директивных мер, направленных на оптимизацию непо­средственно правового регулирования применения тех средств и способов финансового, ресурсного и кадрового обеспечения, недостаточно эффектив­ное использование которых наиболее негативным образом влияет на дейст­вие соответствующих подсистем.

Что касается идеологической составляющей правоохранительной сис­темы как системы органического типа, то возможности ее изменения на ос­нове правовых стратегий являются ограниченными, несмотря на то, что ее оптимизация дает ощутимый эффект в плане повышения качества правоох­ранительной деятельности.

В процессе любого реформирования правоохранительной системы су­щественное изменение ее идеологического компонента неизменно оказыва­ется важной составляющей той стратегии, на основе которой оно осуществ­ляется. Это во многом объясняется тем, что «современное государство - ин­формационное. Если раньше власть опиралась на насилие, на деньги, то сей­час - на информацию»[213].

Идеологический компонент правоохранительной системы, состоящий из множества ценностных элементов, формируется на основе государствен­ной идеологии и отражает ее, но при этом не носит нормативного характера. Идеологемы не включаются в систему права, не приобретают статуса право­

вых норм, однако, это не уменьшает их значимость. Если правоохранитель­ная система не связана с культивированием определенных ценностей или систем ценностей, то осуществление правоохранительных функций сталки­вается со значительными трудностями[214], вместе с тем, формировать ценности на основе той или иной стратегии затруднительно.

Помимо свойств самой системы, ограниченность возможности повли­ять на идеологический компонент правоохранительной системы во многом обусловливается также ограниченностью познавательного потенциала со­временной методологии теоретико-правового анализа действующего права[215]. По крайней мере, некоторые закономерности и тенденции развития и функ­ционирования идеологии современного государства остаются неизвестными, при стратегическом планировании они не учитываются, как следствие, же­лаемый результат в процессе реализации правовой стратегии в полной мере достигнуть не удается.

Описанные особенности, характеризующие правоохранительную сис­тему в отдельных ее компонентах, указывают на то, что в целом в сущест­вующих условиях, с учетом современного состояния правоохранительной системы и характера препятствующих ее эффективному функционированию проблем[216], ее реформирование на основе стратегического подхода может быть вполне эффективным. Вместе с тем, формируя правовую стратегию рефор­

мирования правоохранительной системы, важно учитывать ряд обстоя­тельств.

Во-первых, правовые стратегии могут быть эффективными при усло­вии, если будут нацелены, прежде всего, на реформирование тех составляю­щих правоохранительной системы, которые выступают системами механиче­ского типа. Значит, стратегически реформирование правоохранительной сис­темы должно быть нацелено на непосредственное изменение институцио­нального, организационного, кадрового и материально-технического компо­нентов там, где существующие проблемы в функционировании названных подсистем создают наиболее серьезные препятствия для эффективного функционирования правоохранительной системы в целом.

Во-вторых, вопреки распространенному среди ученых-юристов мне­нию, что причинами постоянного ухудшения работы правоохранительных органов являются «плохие кадры» и недостаточное материально-техническое обеспечение правоохранительной деятельности, социологические исследова­ния показывают, что виной всему, прежде всего, влияние сложившейся орга­низационной структуры. Постепенно она отбирает себе те кадры, которые соглашаются работать так, как от них требуют. Причиной сильного влияния структуры является не недостаточный контроль и требовательность, а, на­оборот,излишний контроль, что свойственно для всех структур[217]. Результаты социологических исследований, бесспорно, следует принимать во внимание при выборе правовой стратегии реформирования правоохранительной систе­мы. С их учетом, стратегия реформирования правоохранительной системы в современных условиях должна предусматривать, прежде всего, серьезное изменение организационной составляющей правоохранительной системы с целью устранения имеющихся недостатков в управлении деятельностью пра­воохранительных органов.

В-третьих, при реформировании организационной составляющей сле­дует исходить из правильного понимания проблем, негативно сказывающих­ся на функционировании правоохранительной системы. Как показывают ре­зультаты анализа практики деятельности правоохранительных органов, наи­более серьезными организационными проблемами, негативно сказывающи­мися на эффективности функционирования правоохранительной системы в целом, сегодня выступают избыточная централизация, совпадение зон ответ­ственности подразделений, конфликт территориальной и штабной организа­ции, очень высокая численность управленческого аппарата, скорцентриро- ванность внутриведомственно контроля на формальных показателях, дефи­цит внешнего контроля и обратной связи, избыточность бюрократических процедур и системы оценки и управления, базирующиеся на статистических показателях[218]. А, значит, при определении стратегических ориентиров рефор­мирования правоохранительной системы понимание того, что именно недос­татки в организации управления правоохранительными органами негативно сказываются на результатах функционирования правоохранительной систе­мы, следует дополнить осознанием того, что усложнение организационного обеспечения деятельности правоохранительных органов (в частности, плани­рования, анализа, контроля и проверки исполнения) не способно привести к достижению желаемого результата. Повышение эффективности функциони­рования правоохранительной системы может стать лишь результатом качест­венного изменения организационного обеспечения деятельности правоохра­нительных органов.

В-четвертых, проблемы идеологического обеспечения правоохрани­тельной деятельности не могут быть решены за счет целенаправленного, планомерного, конструктивного воздействия на соответствующую состав­ляющую правоохранительной системы. В силу того, что идеологический компонент правоохранительной системы формируется на основе государст­венной идеологии и отражает ее, желаемые изменения названного компонен­

та, очевидно, могут стать лишь следствием коренных изменений официаль­ной идеологии как результата протекающих в государственно-правовой сис­теме реорганизационных процессов. Справедливость высказанного суждения подтверждается тем, что на всем протяжении существования правоохрани­тельной системы наиболее ощутимые изменения в ее идеологической состав­ляющей, коренным образом влияющие на функционирование данной систе­мы, неизменно совпадали с периодами качественной перестройки отечест­венной государственно-правовой системы, сопровождающимися сменой официальной идеологии.

Подведем итоги:

1. Правовые стратегии играют значимую роль в организации функ­ционирования механизма государства именно в современных условиях, когда все значимые параметры деятельности государственного аппарата задаются юридическими нормами, а механизм государства в реальности воспроизво­дит нормативно закрепленную действующим правом идеальную модель.

2. Использование правовых стратегий в организации функционирова­ния механизма государства является не только возможным, но и целесооб­разным. Это связано с тем, что названный механизм является сложной в структурно-содержательном плане системой, функционально неоднородной с точки зрения составляющих ее компонентов.

3. Выступая источником развития права, организующего функциони­рование механизма государства, правовые стратегии могут способствовать сохранению существующих параметров функционирования названного ме­ханизма или его модернизации. В современных условиях в большей мере востребованы именно правовые стратегии, связанные с модернизацией меха­низма государства.

4. На практике к конструированию и реализации правовых стратегий целесообразно прибегать не для реорганизации функционирования всего ме­ханизма государства в целом, а для реформирования отдельных функцио­нально обособленных подсистем, входящих в данный механизм. Потребность

в реформировании той или иной подсистемы в каждом конкретном случае должна обусловливаться ее недостаточной эффективностью.

5. В современных российских условиях особую актуальность приобре­тает проблема реформирования правоохранительной системы как относи­тельно самостоятельной, функционально обособленной составляющей меха­низма государства.

6. Стратегическое планирование в названной сфере не универсально; чтобы быть эффективными, правовые стратегии должны стать основой ре­формирования, прежде всего, организационной, институциональной, кадро­вой и материально-технической составляющих правоохранительной системы. Сказанное в полной мере справедливо и по отношению к другим функцио­нально обособленным подсистемам, входящим в механизм государства.

7. Идеологическая составляющая правоохранительной системы не может быть реорганизована непосредственно путем реформирования на ос­нове реализации той или иной правовой стратегии. Ее коренное качественное изменение, способствующее существенному повышению эффективности функционирования правоохранительной системы, возможно лишь в контек­сте качественной перестройки отечественной государственно-правовой сис­темы в целом.

8. В современных условиях ключевым моментом в стратегии рефор­мирования правоохранительной системы России должны стать коренные ка­чественные изменения организационного компонента названной системы.

<< | >>
Источник: Правкина Ирина Николаевна. ПРАВОВЫЕ СТРАТЕГИИ КАК ИСТОЧНИК РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ПРАВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Правовые стратегии в организации функционирования механизма государства:

  1. §2. Функции и полномочия международных органов по защите прав человека (система Организации Объединенных Наций и органы, созданные на основе многосторонних конвенций).
  2. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  3. § 1. Специфика осуществления денежно-кредитной и валютной политики в Европейском союзе: правовая природа Европейского валютного союза
  4. § 1. Теоретическая модель взаимосвязи права и правового отношения в механизме правового регулирования
  5. РАЗДЕЛ 3 ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА УКРАИНЫ С МЕЖДУНАРОДНЫМИ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ – НАТО; ЕС, В СФЕРЕ ПОСТРОЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  6. § 2. Механизм принятия решений в системе институтов Европейского Союза.
  7. § 1. Правовые аспекты организации обеспечения безопасности и гигиены труда
  8. § 2. Проблемы повышения эффективности влияния Интернета на правовую культуру личности
  9. Методологические предпосылки исследования правовых стратегий
  10. Сущность правовых стратегий
  11. Место правовых стратегий в системе источников современного права
  12. Правовые стратегии в государственном праве
  13. Правовые стратегии в международном праве
  14. Правовые стратегии в иных формах современного права
  15. Правовые стратегии в сфере прав человека
  16. Правовые стратегии в сфере правосудия
  17. Правовые стратегии в организации функционирования механизма государства
  18. §1. Соотношение элитарных групп (групп интересов) и государства в механизме представительной демократии
  19. § 3. Основные этапы правовой легитимации государственной власти
  20. § 4. Правовая легитимация государс твенной власти в современной России
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -