<<
>>

Глава V. ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ УСИЛЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

В современной России последовательно создаются основы для скорого, справедливого эффективного правосудия. Осуществление правосудия как одной из важнейших социальных функций современного правового государства и гражданского общества лежит в основе проблем судебной системы не только в России, но и других государств. «Подход Монтескье, согласно которому судья - просто рот, повторяющий язык права, более неприемлем, и дни «механического» подхода к судейству прошли (Pound)»[144].

В современной юридической литературе есть весьма значимые работы, посвящённые «доступности правосудия», «теории юридического процесса», «судебному праву», которые во многом посвящены совершенствованию юридико-технических деталей всякого судопроизводства, но не имеют своей целью приблизить работу суда к идеалам гражданского общества.

В сознании граждан издавна сформировалось скептическое либо осуждающее отношение к суду, что легко доказать, обращаясь к изучению национальных фольклорных моментов, бытующих в мышлении людей. В народном сознании суд - это такое место, где трудно найти правду, место, куда лучше не попадать. Если открыть соответствующий раздел сборника, составленного В. Далем, (Пословицы русского народа), то авторитет суда выглядит не очень-то убедительно: «Судья суди да за судьей гляди», «В суд пойдёшь - правды не найдёшь» и т.д. Есть и положительный фольклор: «Где добрые судьи поведутся, там и ябедники переведутся», «Судья праведный - ограда каменная». При всём многообразии мнений, на наш взгляд, в

российском сознании все-таки превалирует скептическое отношение к суду, судьям, законам. Свидетельством тому выступает знаменитая пословица: «Закон, что дышло: куда хочешь, туда и поворотишь».

Необходимость формирования судебной системы, обеспечивающей удовлетворение интересов всего населения продиктовано не только народным фольклором, но и общей закономерностью развития современного демократического государства, ориентированной на формирование действенного гражданского общества. В настоящее время, в России созданы минимальные условия для функционирования судебной системы с учётом необходимости выстраивания гражданского общества: суды отделены от административных органов, определён правовой статус судей, введён институт судебных приставов, мировой суд, суд присяжных, внесены изменения в нормы процессуального права. Все перечисленные меры позволяют сделать вывод о необходимости продолжения формировании механизмов судебной власти, удовлетворяющих ценностям и потребностям становления современного гражданского общества. В этой связи актуальными остаются вопросы, связанные с оценкой судейской функции; определением роли и социальном значении судебной системы в гражданском обществе; вкладе судебного процесса в эффективное функционирование институтов гражданского общества. Разрешение указанных вопросов имеет важное не только научное, но практическое значение для формирования и эффективного функционирования органов судебной власти в современной России.

При повышении интереса к определению места и роли правосудия в социально-правовой жизни, возрастает интерес и к созданию необходимой юридической инфраструктуры, обеспечивающей развитие судебной системы. В силу правового и судебного плюрализма, из-за глубокого конфликта между традиционными концепциями и современной социально правовой действительностью, характерной для современного демократического

общества, возникает необходимость создания новой научно обоснованной системы взглядов, предполагающей осознанное и рациональное использование происходящих в общественной жизни изменений в интересах действенного системы судебных органов и доступности правосудия.

В правовом государстве развитие судебной власти определяется не в форме усовершенствования судопроизводства, либо изменения структуры, а в контексте формируемой и реализуемой судебной политики.

Проводимая в России судебная реформа стала движущей силой в преобразовании многих сфер общественных отношений, урегулированных правом. Реализуемая в России судебная реформа суда вышла за «судебные границы» и коснулось многих областей человеческой жизни. Так, В.Д. Зорькин справедливо заметил, что судебная реформа является «сердцевиной правовой реформы»[145], тогда как её официальная концепция так и не утверждена[146].

Понятие судебная политика не ново для российской правовой жизни. С.А. Муромцев в 1879 г., рассматривая проблему правовой политики, отмечал такую категорию, как «гражданско-судебная политика»[147]. Далее Н.В. Муравьев ставит вопрос о формировании единой судебной политики для кандидатов на судебные должности[148]. Специалистами уголовного права выделяется судебная политика в качестве составной части или направления уголовно-правовой политики[149].

Сформировались собственные точки зрения относительно понятия и содержания судебной политики у современных правоведов. В частности, А.

Барак рассматривает судебную политику как «комплекс факторов, которые направляют судебную власть, когда она делает выбор из тех вариантов, которые право предоставляет ей»[150].

По мнению И. Михайловской, присутствие в законе оценочных понятий, возможный выбор одного из вариантов решения, способность восполнения существующих законодательных пробелов и т.д., в своей совокупности образует поле судебной политики, которая проявляется в форме результирующих индивидуальных решений действующих судей[151].

По оценкам Ю.А. Титенко, судебно-правовая политика - это научно обоснованная, правоприменительная и правоинтерпретационная деятельность судебных органов и представителей судебного сообщества, направленная на обеспечение законных интересов и субъективных прав граждан, организаций, муниципальных образований и государства в соответствии с требованиями действующего законодательства[152].

Достаточно обоснованное определение предлагается в монографии А.В. Малько, Д.С. Семикина, О.В. Люкиной, которые считают, что «судебная политика есть научно обоснованная, целенаправленная, последовательная и системная деятельность государства, его органов и должностных лиц, негосударственных институтов и других субъектов социальных связей по созданию эффективного правосудия, по повышению качества судебной деятельности» [153].

Указанные точки зрения отражают основные сложившиеся в настоящее время мнения относительно судебной политики и имеют общие положения. Так, субъектами, участвующими в формировании и осуществлении судебной

правовой политики выступают судьи, суды и органы судейского сообщества. В качестве предмета судебной политики признаются идеи, суждения, властные предписания, правовые позиции и веления, исходящие от названных субъектов. Юридическим способом или формой выражения политики государства в области формирования и функционирования судебной власти выступают судебные акты.

Общие положения, выработанные указанными авторами, не вызывают критики, однако во всех случаях, в представленных определениях не учитывается необходимость обеспечения участия институтов гражданского общества в организации судебной власти, обеспечении правосудия и оценки деятельности судебных органов.

Кроме этого, интересы научной достоверности требуют необходимости учитывать не только собственный исторический опыт, но и достижения мировой практики в сфере формирования судебной правовой политики.

В своём исследовании мы не ставим задачей проведение анализа различных подходов к трактовкам судебной политики, так как предметом нашего исследования выступает взаимодействие институтов гражданского общества и органов судебной власти. Вместе с этим считаем необходимым уточнить собственную позицию по определению дефиниции и предложить своё видение понятия судебной политики, которое призвано отразить нацеленность данной теоретико - правовой категории на преобразование судебно - правовой действительности.

Итак, судебная политика есть научно обоснованная, целенаправленная, последовательная и системная деятельность специально уполномоченных органов государства и институтов гражданского общества в обеспечении организации судебной системы и осуществлении эффективного правосудия.

Думается, что с указанной формулировкой согласились бы А.В. Малько и С.Ф. Афанасьев, поскольку в качестве одной из основных задач в

усовершенствовании судебной системы авторы видят «улучшение сотрудничества государственных и негосударственных судебных структур» [154].

Судебная политика в Российской Федерации направлена на обеспечение надлежащего применения российского законодательства, единства судебной практики, защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства, выстраивания эффективно функционирующего механизма взаимодействия с институтами гражданского общества.

Проведённое исследование в предыдущих параграфах показало, что отечественная судебная система это не совсем то, что определено в Конституции РФ и федеральных законах. Названая система этим законам безусловно соответствует, но только по внешним, формальным признакам. Как отмечалось ранее судебная система России - это замкнутая корпорация, закрытая от институтов гражданского общества система. Внутри этой системы все крепко связаны, «ворон ворону глаз не выклюет»[155], в сложившихся условиях очень сложно воздействовать на такую систему извне.

Кастовость и закрытость судебной системы создаёт наилучшие условия для коррупции, подрывает такие общепринятые ценности как законность, гражданственность, человечность. Только гласность и общественный резонанс несут для судебной системы опасность. В этой связи считаем, что одним из главных направлений судебной политики выступает обеспечение эффективного взаимодействия институтов гражданского общества и органов судебной власти в вопросах, связанных с организацией судебной власти, осуществлением правосудия и оценкой деятельности судебных органов и их должностных лиц.

Критерием деятельности судебной власти должна выступать удовлетворённость населения, общественных образований в решении социально значимых вопросов и возникающих конфликтов, с последующим определением наиболее эффективных путей судебно-правового развития общества. Вовремя реагируя на динамично развивающиеся отношения в гражданском обществе, опираясь на судебную практику и согласовывая спорные позиции с институтами гражданского общества судебная политика призвана обеспечивать прогрессивное развитие судебно-правовой жизни общества. Судебная политика должна отражать накопленный результат осуществления юридической деятельности в судебной практике, осуществляемой в интересах населения.

Наряду с отмеченным стоит отметить необходимость создания системы широкого правового общения с населением, выступающего обязательным фактором в повышении социально - правовой активности граждан в области государственного строительства, включающего в себя организацию судопроизводства. Указанная задача может быть решена в рамках формирования общегосударственной политики и поэтому адресуется к правительственным органам и работникам судебной системы, формирующим её в части судебной политики.

В соответствии с положениями Миланского плана действий, принятого на Седьмом Конгрессе ООН в сентябре 1985 г., государствам рекомендуется вести широкую просветительскую деятельность среди общественности. В Рекомендации Кабинета Министров Совета Европы адресованной системе уголовного правосудия выделен раздел, в котором раскрывается управление информацией и связью, где к управляющему аппарату судебных органов адресуется призыв сделать упор на совершенствование отношений с общественностью и распространения информации относительно результатов

рассмотрения дел[156]. Кроме этого, в Рекомендации Комитета Министров Совета Европы «По распространению судебной и иной юридической информации путём использования новых технологий» в приложении есть раздел «Взаимодействие судебных органов с общественностью»[157] где государствам рекомендуется предусмотреть возможность получения гражданами в электронной форме общедоступной информации о судебных процессах.

Справедливое применение закона, организация эффективного общественного контроля за деятельностью судебных органов возможно в условиях полной осведомлённости населения о практике деятельности судов. Общественность должна быть проинформирована о проблемах преступности, должна иметь возможность получать через СМИ информацию о деятельности судебных органов. В рамках резонансных процессов, затрагивающих общественные интересы и привлекающих к себе внимание широкого круга населения органы судебной власти должны предоставлять информацию с помощью СМИ о проводимых ими мероприятиях, при условии, если это «не нанесёт ущерб тайне следствия и судебному разбирательству»[158]. Ознакомление широких слоёв общественности с целями и процедурами осуществляемого судопроизводства, а также определяемых мер ответственности, имеет большое значение в области профилактики правонарушений и правового просвещения населения.

В соответствии с указанными международными документами, в силу того, что Правительству РФ, как органу призванному обеспечивать права и свободы граждан, охрану правопорядка и обеспечения законности, необходимо осуществить следующие мероприятия, направленные на повышения информирования населения: внедрять современные,

эффективные механизмы взаимодействия органов исполнительной власти с населением в процессе разработки и реализации государственной (судебной) политики; организовать в СМИ широкое информационное разъяснение установленных законодательством требований относительно участия граждан в управлении делами государства и отправления правосудия; проводить мониторинг общественного мнения по вопросу гласности и открытости деятельности судебных органов, их значения для формирования и реализации эффективной судебной политики.

Реализация указанных положений возможно в рамках принятия Указа Президента РФ, как субъекта определяющего направления внутренней политики государства и возлагающего на Правительство РФ, соответствующие обязанности.

В качестве конкретных мер, направленных на реализацию указанных направлений можно отнести следующее: 1) углубление сотрудничества и развитие партнёрских отношений между органами государственной власти и общественностью, обеспечение поддержки общественных инициатив имеющих высокое социальное значение; 2) организация консультативных и совещательных органов при судебных органах; 3) активизация диалога и взаимодействия руководителей органов исполнительной власти и общественности; 4) разработка механизма по внесению рекомендаций для органов власти, освещаемых в СМИ, а также полученных при проведении консультаций с общественностью; 5) предусмотреть выделение средств федерального и местного бюджета на финансирование мер, направленных на привлечение граждан их коллективных образований к формированию и реализации государственной политики, к изучению общественного мнения путём проведения социологических и научных исследований, экспертиз.

Прежде чем мы перейдём к конкретным предложениям по формированию судебной политики, необходимо остановиться на анализе международного права, которое в силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ может

оказывать влияние на формирование судебной власти и правовое положение человека, гражданина.

В соответствии с международными принципами добровольности и добросовестности суверенные государства самостоятельно определяют механизм организации судебной власти, решая вопрос по специализации и функциям и организации органов судебной власти, установлению вертикальных и горизонтальных связей между судами и т.д.

Из сказанного следует, что организация судоустройства не испытывает на себе влияния международных юридических директив, поскольку государство самостоятельно определяет её через учреждение судейского сообщества, системы органов правосудия, общего руководства, координации и оптимизации работы административного аппарата, обеспечивающего деятельность судебных органов.

Большинством международных договоров не предусматриваются положения, указывающие на объекты институционального характера организации органов судебной власти, так как это посягает на государственную независимость. Однако, если обратиться к практике Европейского Союза, в рамках осуществляемой интеграции и последующей унификации, принимаемых экономических соглашений[159], которые после приобрели политические и правовые последствия, дополнительно были подписаны 17 протоколов и 33 декларации, затрагивающие деятельность судебных органов.

Наряду со сказанным нужно отметить, что действительно международными нормами гарантируется самостоятельность государств в организации судебной системы, однако в условиях распространения глобализационных процессов обозначилось возрастание общепризнанных в мире стандартов и ценностей в правоприменительной деятельности. Система

судопроизводства сегодня детерминируется глобализацией, игнорирование которой может привести к правовой изоляции, что, безусловно, отразится на социально-экономической ситуации в государстве.

Не последнюю роль в обеспечении общепризнанных мировых стандартов играет Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., (далее Конвенция) которая будучи базовым международным документом, непосредственно не указывает членам Совета Европы, куда включена и современная Россия, реализовывать мероприятия, связанные с обустройством внутренних судебных систем. В ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод определено, что справедливое судебное разбирательство возможно, если производится «разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона»[160].

Указанные базовые положения реализуются Российской Федерацией при формировании и последующей реализации в жизнь судебной политики (например, при учреждении единого Верховного Суда РФ и реформировании всех нижестоящих судебных инстанций), остальные - закрепляются государством в законодательстве.

Безусловно, не следует слепо копировать европейские модели в организации судопроизводства, к ним нужно относиться критически, выделяя полезные специфические и всеобщие закономерные явления. Задача состоит в том, чтобы сохраняя национальный правовой опыт гармонично соотнести его усвоенные знания с кросскультурными и юридическими общечеловеческими ценностями. Основное направление в организации судебной власти не должно отклоняться от международных стандартов. Формирование отечественной судебной системы, подвергается серьёзному воздействию со стороны Конвенции, что вызвано потребностью в

выстраивании единых общеевропейских стандартов правосудия, которые описаны в ст. 6 Договора[161].

Характеризуя судопроизводство, Микеле де Сальвиа отметил, что в ст. 6 Конвенции указывается только то, что судебное разбирательство носит публичный характер и осуществляется в разумный срок и заканчивается публичным оглашением судебного решения. Однако, в практике это не всё так просто, так как Европейский Суд принял целый комплекс правил «corpus juris», в котором посредством собственного эволюционного толкования определил правила, которые не указаны в международном договоре[162]. По мнению самого Микеле де Сальвиа в качестве важнейших процессуальных элементов, «гарантий процедуры», выступают: равенство в применяемых средствах защиты, необходимость соблюдения разумных сроков разбирательства, гласность судопроизводства[163].

По мнению Э. Гротрайан, процессуальный компонент правосудия в первую очередь включает в себя начало открытости слушания юридического казуса; разумный срок слушания дел по существу; равенство сторон. При этом автор оговаривает, что «небольшие нарушения равенства, не наносящие ущерба разбирательству в целом не являются нарушением»[164]. Анализируя сказанное, Лукис Г. Лукайдес соглашается с тем, что принятые конвенционные нормы напрямую или косвенно закрепляют все вышеперечисленное[165].

Занимая должность судьи Европейского Суда Лукис Г. Лукайдес, неоднократно заявлял о неправильности преобладающей в постановлениях Европейского суда позиции, состоящей в том, что страсбургский суд не вникает в представленные выводы внутригосударственных (национальных)

судов, по причине чего не проверяется несправедливость вынесенных ими решений. Причиной такой работы - считает Лукайдес, является стремление уйти от критики в свой адрес, так как страсбургские судьи возложат на себя дополнительные полномочия по интерпретации национального материального законодательства и осуществляемых процедур.

Приведённые суждения подтверждаются постановлением Европейского Суда «Константин Маркин против России» (Konstantin Markin v. Russia) от 7 октября 2010 г., и реакцией на него российских судей. Так В.Д. Зорькин отметил, что глобализация поднимает актуальность проблемы о пределах уступки государства в вопросах самостоятельности принятия и реализации национального законодательства и проведения в жизнь собственной правовой политики[166].

Российские правоведы подобно иностранным коллегам далеки от единой трактовки того, что составляет содержание права на справедливое судебное разбирательство и судопроизводственной политики. Руководствуясь постановлением Европейского Суда по делу «Моннелл и Морис против Соединённого Королевства» (Monnell and Morris v. United Kingdom) от 2 марта 1987 г., - М.Л. Энтин, считает, что указанное право включает в себя обеспечение: реального участия лица в судебной процедуре; разумных сроков ведения судопроизводства; состязательность и равенство участников процесса[167]. То же самое отмечает М.В. Кучин, и при этом добавляет публичность судебного разбирательства и объявления итогового

3 постановления[168].

Самое широкое понимание процессуальных гарантий на справедливое судебное разбирательство предлагает Т.Н. Нешатаева, которая пишет, что в настоящее время право на справедливое судебное разбирательство включает

в себя: «равенство сторон, состязательность процесса, гласность (публичность) судебного разбирательства, разумность срока разрешения спора, обоснованность и мотивированность судебного решения, безусловность его исполнения»[169].

Исходя из п. 1 ст. 6 Европейской конвенции, минимальные процессуальные гарантии определяются публичностью судебного разбирательства, что предполагает открытое проведение судебных заседаний и публичное оглашение выносимого судебного акта; разумность используемых сроков при рассмотрении гражданских дел; мотивированности решения, завершающего правосудие; равенство в условиях состязательности процессуальных возможностей сторон. Что касается вопроса об исполнении судебного вердикта, то он вообще не относится к судебному производству.

Во всех представленных точках зрения нет разночтений, так как они все базируются на конвенционной норме наделяющей правом каждого требовать разбирательство дела публично и в разумный срок, при гласном объявлении судебного решения. Иные процессуальные составляющие указанной нормы возникли в результате эволюционного интерпретирования ст. 6 Конвенции Европейским Судом. Данное обстоятельство подтверждает, что Конвенция выступает «живым» и постоянно развивающимся инструментом наднационального правового регулирования.

Имеющиеся авторские разночтения в уяснении реализации права на справедливое судебное разбирательство Европейским Судом решаются путём расширения процессуальных границ ст. 6 Конвенции. Так, например, к общепринятым началам публичности и соблюдению разумности сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел, добавляется равенство, состязательность, мотивированность и обязательная исполнительность итоговых правоприменительных актов.

В сложившейся ситуации складывается очевидная неприемлемость узкого подхода к обеспечению процессуальных гарантий права на справедливое судебное разбирательство, сущность которого продолжает выявляться Европейским Судом в процессе слушания отдельных дел. В этой связи следует не исключать, что возможно в недалёком будущем страсбургские судьи, подходя творчески к толкованию ст. 6 Конвенции, представят юридическому сообществу новые грани права, озарив их духом «минимальных и неотъемлемых мер свободы»[170].

Полагаясь на вышеизложенное, перед российским законодателем, определяющим судебную политику в сфере взаимодействия институтов гражданского общества и органов судебной власти, с учётом международной правовой составляющей, стоит задача обеспечить всем заинтересованным субъектам гражданского общества следующее: проведение судебного разбирательства в разумный срок; получение мотивированного решения, а по уголовным делам дополнительное гарантирование права осуждённого на равные процессуальные возможности в условиях действия принципа состязательности; пересмотр приговора вышестоящей судебной инстанцией. Иные процедурные и процессуальные гарантии законодатель может самостоятельно вводить с учётом необходимости расширении гарантий в обеспечении справедливого судебного разбирательства.

Таким образом, хотя между судоустройственной и

судопроизводственной сторонами единой судебной политики имеются объективные отличия, в контексте подлинного обеспечения прав человека и гражданина их следует рассматривать как взаимодополняющие, что, безусловно, нужно принимать во внимание при разработке мер по совершенствованию мер судебной политики, а также совершенствовании действующего механизма правового регулирования, оказывающего

непосредственное воздействие на общественные правоотношения, возникающие в ходе отправления правосудия по уголовным, гражданским и административным делам.

Судебная политика в сфере взаимодействия институтов гражданского общества и органов судебной власти заключается в разработке и осуществлении разносторонних и последовательных мер государства и общества по обеспечению участия граждан, их коллективных образований, представительных органов власти в организации судебной системы и осуществлении правосудия. Среди важнейших проблем, стоящих на пути прогрессивного развития гражданского общества выступает оторванность судебных органов от населения и общественного мнения, отсутствие единой судебной практики, «разрозненность» судебной власти, её специфическое и далеко не всегда обоснованное «разделение». Это не позволяет правосудию обеспечивать интересы населения, не повышает степень доверия к нему, усиливает коррупционные риски. Можно сколько угодно «вкачивать» деньги в существующую судебную систему, но если она будет воспроизводить то, что есть сейчас, положение дел к лучшему не изменится. Нужны иные меры, которые выведут правосудие на новый уровень качества и цивилизованности.

Настоящая модернизация судебной системы связана, прежде всего, с необходимостью комплексного решения проблем, предполагающее переустройство принципов организации судебных органов на различных уровнях, что должно отвечать современным требованиям демократичного развития институтов гражданского общества. В этой связи было бы правильным осуществить следующее.

1. Необходимо создать систему широкого правового общения с населением, что предполагает: а) внедрение современных, эффективных механизмов взаимодействия органов исполнительной власти с населением в процессе разработки и реализации государственной (судебной) политики; б) организацию в СМИ широкого информационного разъяснения,

установленных законодательством требований относительно участия граждан в управлении делами государства и отправления правосудия; в) проведение мониторинга общественного мнения по вопросу гласности и открытости деятельности судебных органов, их значения для формирования и реализации эффективной судебной политики.

2. Важно повысить независимость судебной системы от политической воли руководства страны путём обеспечения самоорганизации и подконтрольности судейского сообщества населению, что в целом призвано способствовать действенной реализации права граждан на судебную защиту. Поддерживая идею о необходимости принятия Конституции гражданского общества[171], предлагается в проекте этого документа отразить возможность выбора председателя Верховного Суда РФ советом судей Верховного Суда РФ.

3. В силу п. 1 ст. 3 Конституции РФ единственным источником власти в России является её многонациональный народ. Последовательное развитие демократических форм участия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия требует развития и расширения участия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия путём обеспечения выборности и подотчётности судей населению.

Требуется: а) назначать председателей судов районных (городских) судов указом Президента РФ по представлению судебного департамента, согласованному с депутатами представительных органов местного самоуправления тайным голосованием сроком на пять лет; б) назначать народных заседателей районных (городских) судов по представлению судебного департамента, согласованному на общем собрании представительных органов местного самоуправления сроком на два с

половиной года; в) организовывать и формировать краевые, областные, республиканские суды по представлению председателя суда субъекта федерации, согласованному с представительными органами государственной власти субъектов федерации путём проведения закрытого голосования; г) назначать арбитражных заседателей по представлению судебного департамента, согласованному с представительными органами государственной власти субъектов федерации сроком на два года.

При соблюдении указанных условий будет достигнута подотчётность председателей судов и заседателей перед избирателями и остальных судебных органов — перед назначившими их представительными органами.

4. Для обеспечения ответственности и подотчётности судей перед населением, необходимо гарантировать представительным органам власти право досрочного отзыва судей в случаях грубого нарушения последними моральных и этических норм. Необходимо дополнить положения статьи 13 Закон РФ от 26 июня 1992 г., N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» пунктом 4, в следующей редакции: «по обращению представительных органов власти, указывающих на факты грубого, виновного, нарушения этических и моральных норм, порочащих честь и достоинство судьи»;

5. Считаем необходимым поддержать идею создания общественных судебных комиссий в структуре общественных палат субъектов федерации, наделив их следующими полномочиями: согласование кандидатур на должности федеральных, мировых, арбитражных судей; обсуждение вопросов, связанных с проведением судебной реформы и проблемами повышения доверия к судебной системе; независимая экспертиза судебных актов на предмет их соответствия действующему законодательству; составление рейтинга действующих судей.

В этой связи необходимо дополнить положения п. 3 ст. 9 Федерального закона от 4 апреля 2005 г., N 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации»[172] включением в её состав судебной общественной комиссии.

6. Необходимо поддержать идею[173] об объединении Конституционного суда и Верховного Суда РФ, поскольку конституционное правосудие может вполне эффективно функционировать в рамках коллегий (палат) Верховного Суда РФ;

Так, В.Ф. Попондопуло справедливо пишет о том, что «внешняя специализация, представленная тремя самостоятельными ветвями судебной власти, сыграла свою историческую роль, и теперь, на мой взгляд, от неё можно отказаться путём объединения всех ветвей судебной власти в единую, возглавляемую Верховным Судом РФ. В рамках унифицированной федеральной судебной системы должны быть созданы подразделения (палаты, коллегии и т.п.), специализирующиеся в разрешении дел о соответствии Конституции РФ (ныне подведомственность Конституционного Суда РФ), в рассмотрении экономических споров (ныне подведомственность арбитражных судов), административных споров (ныне разрозненная подведомственность), а возможно, и других (патентных, ювенальных и т.п.)»[174].

Что это даст отдельной личности, обществу и государству?

Во-первых, наконец-то будет реальный шанс воплотить в судебно­правовую жизнь единую судебную практику. Верно подчёркивает в своём интервью президент Гильдии российских адвокатов Г.Б. Мирзоев, отметил,

что сложившаяся ситуация доходит до абсурда, по одним и тем же основаниям, по одному и тому же делу разные суды выносят противоположные решения. Такая схема выглядит следующим образом: человек обращается в суд общей юрисдикции и получает там отказ, затем он регистрирует ООО и обращается в арбитражный суд с таким же вопросом где и решает его в своих интересах[175].

Преодоление подобной негативной практики в прежние годы осуществлялось Верховным судом РФ, который анализировал судебную практику и выдавал рекомендации по рассмотрению различных категорий дел. В настоящее время у нас есть три ветви судебной системы, которые могут представить три справедливости. Пришло время задуматься над тем, чтобы функционировал один Верховный либо Высший суд и единый Судебный департамент. В составе такого суда могут работать коллегия общей юрисдикции, арбитражная, конституционная, при этом это будет единая система, которая обеспечит единый подход в правоприменительной практике.

Во-вторых, в условиях слабого доверия к судебной власти со стороны общества и невысокой в целом эффективности различных судебных органов важно объединить их усилия для более полной защиты прав и свобод человека и гражданина, интересов иных субъектов права. Обоснованно отмечается, что «существование трёх самостоятельных, не связанных друг с другом структур ослабляет судебную власть, призванную играть роль стабилизирующего фактора в государстве и защищать права и свободы личности»[176].

В-третьих, это позволит создать, с одной стороны, более простую и компактную, а с другой, более чёткую иерархическую совокупность судебных структур, которую с полным правом можно назвать судебной

системой, элементы которой между собой будут действительно взаимосвязаны. Сейчас у нас фактически три условные «судебные системы», которые системами в полном смысле слова не являются, действуют зачастую «сами по себе». Более того, подчас проявляется и определённая нездоровая конкуренция между ними, ведётся борьба за сферы влияния, за более важный статус, за те или иные привилегии и т.д., что не способствует борьбе с коррупцией.

В-четвертых, подобное слияние создаст благоприятные условия для полноценного судебного федерализма, усилив тем самым правосудный ресурс в регионах, что будет соответствовать более эффективной реализации статьи 1 Конституции РФ, согласно которой Россия — федеративное государство. В частности, в результате названных изменений можно будет «организовать конституционное правосудие не только на федеральном, но и на региональном уровнях, чему сейчас активно противодействуют власти ряда субъектов РФ»[177].

В-пятых, не последнюю роль в подобной реконструкции судебной власти играют проблемы специализации и финансовых затрат. Вполне можно поддержать мнение В.Ф. Попондопуло о том, что «существующая организация судебной системы России, построенная на принципах внешней специализации, менее эффективна и более затратна с финансовой точки зрения, чем система, построенная на принципах унификации и внутренней специализации. Она сложна и тем самым порождает множество специфических организационных и даже политических проблем как во взаимоотношениях каждой ветви судебной власти с другими органами государственной власти (федеральными органами исполнительной власти,

Правительством РФ, Федеральным Собранием РФ, Президентом РФ), так и в отношениях различных ветвей судебной власти между собой»[178].

7. Особе значение в защите публичных интересов, а также в защите интересов малозащищённых категорий населения могли бы обеспечивать институты общественных обвинителей и общественных защитников.

В этой связи предлагается закрепить в действующем законодательстве институт общественного обвинителя и общественного защитника в качестве полноценных участников судебного процесса, имеющих все возможности для успешной реализации в суде данных им поручений.

8. Особое внимание необходимо уделить повышению действенности института присяжных и народных заседателей.

Развитие положение Конституции РФ и УПК РФ предполагаем участие граждан в отправлении правосудия с участием присяжных заседателей. В УПК 2002 г., была неоправданно широко предоставлена возможность рассмотрения дел с участием присяжных заседателей для всех дел подсудных окружному суду. Серьёзный удар по институту присяжных был нанесён введением апелляции 1 января 2013 г., как общего правила обжалования приговоров суда не вступивших в силу по первой инстанции. В настоящее время любой приговор, вынесенный на основе вердикта присяжных заседателей может быть отменён в порядке апелляции. Снижение доверие к институту суда присяжных подтверждается и цифрами, так «в 2013 г., из 946 474 дел поступивших в суд, с участием присяжных заседателей было рассмотрено чуть более 600». «По данным Судебного департамента при Верховном суде России, В 2014 году за шесть месяцев с участием коллегии присяжных было рассмотрено 164 дела. По ним было осуждено 370 человек, оправдано 58. А всего в судах было рассмотрено более 320 тысяч уголовных дел. Получается, на долю присяжных остаётся что-то вроде капли в море» [179].

В сложившейся ситуации настало время обдумать механизмы совершенствования суда с участием присяжных заседателей и введения других форм участия граждан в отправлении правосудия.

В качестве отрицательных сторон введения суда присяжных можно привести следующее: 1) «сегодня в среднем рассмотрение одного дела с участием присяжных заседателей обходится государству в 150-300 тысяч рублей. В регионе с участием присяжных заседателей в год рассматривается около 10-15 дел, что соответственно обходится государству 1,5-3 миллиона рублей по одному региону. Предполагаемое расширение компетенции суда присяжных заседателей создаёт потенциальную возможность увеличения количества дел рассматриваемых с их участием в 30-35 раз, что создаст дополнительную нагрузку на бюджет приблизительно в 50 миллионов рублей и это только по одному отдельно взятому регион; 2) как показывает практика, скамью присяжных заседателей удаётся сформировать с 3-4 раза, для чего необходимо направить в общем около 20 тысячи повесток. В регионе, где расстояние до регионального центра в некоторых случаях составляет до 500 километров, ситуация ещё хуже; 3) сроки рассмотрения дел с участием присяжных заседателей в некоторых случаях составляет 2 года, что существенно нарушает право граждан на разумные сроки судопроизводства. Из-за длительности процесса многие присяжные заседатели перестают являться в суд, состав скамьи присяжных разваливается и приходится начинать слушанье дела сначала; 3) если говорить о профессиональном составе присяжных заседателей, то в основном сегодня это безработные и пенсионеры. Зачастую это приводит к тому, что при обсуждении в совещательной комнате присяжные заседатели порой руководствуются бытовыми понятиями и обосновывают свою позицию, в том числе, доказательствами признанными судом недопустимыми»[180].

Формирование скамьи присяжных заседателей предполагает значительные бюджетные расходы и длительную процедуру формирования. На наш взгляд, реформирование суда присяжных, должно идти по пути сокращения сроков рассмотрения дела в суде и его удешевления.

В этой связи считаем, целесообразным в организации суда присяжных перейти к формуле «7 + 1», что значительно снизит временные и финансовые затраты на формирование скамьи присяжных заседателей. В компетенции суда присяжных должны находиться дела по особо тяжким преступлениям, по которым подсудимый, не признаёт своей вины. Для того чтобы помочь присяжным вынести вердикт в соответствии с законом на основе представленных суду доказательств, а не бытового мышления (личных симпатий, чувств и эмоций), следует проводить специальное обучение присяжных перед процессами. «Подобная практика существовала в царской России, где обучение присяжных было обязательным, а отказ от участия в заседании коллегии карался уголовным преследованием»[181].

Как известно суд присяжных заседателей выступает не единственной демократичной формой участия граждан в отправлении правосудия. Одним из необоснованно отвергнутых институтов являются народные заседатели, которые рассматривали и разрешали дела совместно с профессиональными судьями. В современных условиях необходимо возвратиться к институту народных заседателей только модифицированном виде.

Для эффективной организации работы народных заседателей необходимо предусмотреть: 1) утверждение кандидатур народных заседателей на муниципальном уровне через представительные органы местного самоуправления; 2) предусмотреть возможность ходатайства подсудимым, потерпевшим, истцом, ответчиком или иной заинтересованной

стороной участия народных заседателей при рассмотрении уголовного, административного дела, либо рассматриваемого экономического спора.

Принимая во внимание важность осуществляемой присяжными, народными и арбитражными заседателями деятельности - отправление правосудия, предлагаем внести ряд изменений в действующее законодательство.

Главу 19 Кодекса об административных правонарушениях РФ «Административные правонарушения против порядка управления» необходимо дополнить статьями, устанавливающими ответственность за воспрепятствование явке и неявку по повестке в суд для исполнения обязанности заседателя, а также за непредставление информации для составления списков народных и присяжных заседателей в следующей редакции:

«Статья 19.4.2. Воспрепятствование явке в суд присяжного, народного или арбитражного заседателя

Воспрепятствование должностным лицом под каким бы то ни было предлогом явке в суд присяжного, народного или арбитражного заседателя для выполнения возложенных на него обязанностей -

влечёт наложение штрафа на должностное лицо в размере одного минимального размера оплаты труда.

Статья 19.4.3 Неявка для исполнения обязанностей присяжного, народного и арбитражного заседателя

Неявка гражданина без уважительной причины по вызову в суд для исполнения обязанностей присяжного, народного или арбитражного заседателя -

влечёт предупреждение или наложение штрафа в размере одного минимального размера оплаты труда.

Статья 19.7.4 Непредставление информации для составления списков присяжных, народных и арбитражных заседателей

Непредставление информации, необходимой районной, городской, краевой, областной администрации для составления списков присяжных, народных и арбитражных заседателей, а равно представление неверной информации -

влечёт предупреждение или наложение штрафа на граждан в размере одного минимального размера оплаты труда и на должностных лиц - до двух минимальных размеров оплаты труда».

Подводя итог проведённому нами исследованию, необходимо отметить, что правовая политика в сфере усиления взаимодействия институтов гражданского общества и органов судебной власти выступает элементом судебно политики и включает в себя ранее указанный перечень институциональных и функциональных преобразований, направленных на вовлечение в отправление правосудия субъектов гражданского общества с целью повышения его качества. Говоря о перспективах дальнейшего формирования судебной политики, необходимо отметить, что она должна базироваться на положительно развитии действующих судебных систем зарубежных стран, с учётом национальной специфики организации отечественного правосудия.

<< | >>
Источник: Рубинина Элина Рубеновна. ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ОРГАНЫ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Ставрополь - 2016. 2016

Еще по теме Глава V. ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ УСИЛЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ:

  1. Социально-правовые меры предупреждения терроризма
  2. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  3. § 4. Административно-правовой режим обеспечения правопорядка в сфере экономики и экономической стабильности
  4. 1.2. Технология альтернативного разрешения правового конфликта
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. §1. Роль Интернета в формировании правовой культуры личности
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Глава V. ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ УСИЛЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
  10. § 3. Исторический аспект становления правовых основ деятельности полиции(милиции) России
  11. § 4. Современное состояние системы законодательства, регламентирующего деятельность полиции
  12. 2. Современные тенденции развития законодательства Российской Феде­рации в системе мер правовой защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -