<<
>>

§ 1.3. Права человека в системе правовых ценностей

Вопрос о том, что заложено в основу прав человека, никогда не решался од­нозначно. Так, идеологической основой прав и свобод личности явилась есте­ственно-правовая доктрина, выдвинувшая постулат о естественных, прирожден­ных правах человека, которые государство должно охранять.

Как ни парадоксаль­но, но человечество в целях нормальной жизнедеятельности и противостояния различным угрозам вынуждено совершенствовать формы государственного обес­печения прав. Как ответная реакция на различные нарушения порождались гума­нистические идеи равенства людей, защиты от дискриминации по национальному или расовому принципу, жестокости, насилия и т.д.

Права человека, их генезис - одна из «вечных» проблем социально­культурного развития человечества, прошедшая через тысячелетия. В различные эпохи эта проблема, неизменно оставаясь политико-правовой, приобретала то ре­лигиозное, то этическое, то философское звучание в зависимости от социальной позиции находившихся у власти классов, заинтересованных в обосновании и

оправдании существующего классового распределения прав и обязанностей в об­ществе, от исторического этапа социального развития. Права человека - сложное многомерное явление, их становление связано с генезисом правовых норм, в ко­торых сформулированы права человека.

Как явление общественное, права человека показывают степень развития общества, которое всегда пытается совместить свободу и уважение отдельной личности с общим благом. Политическая суть прав человека - это способность противостоять произволу политической власти и способности граждан принимать участие в формировании и деятельности институтов государственной власти. С юридической точки зрения права человека представляют собой совокупность пра­вовых норм, которые выражают способность личности приобретать определенные блага для удовлетворения тех или иных потребностей. Нравственная сторона прав человека выражается в побуждениях к добру и справедливости.

Обеспечение прав человека предполагает их воплощение в правовом и культурном обществе, осно­ванном на началах взаимопонимания, уважения и признания прав и интересов других людей.

Более двухсот лет права и свободы личности не только признаются идейной и юридической основой положения индивида в обществе и государстве, но и оли­цетворяют собой свободное развитие человека. Сегодня они стали отправным началом в определении места и роли человека в системе общественных отноше­ний.

Права человека стали результатом поэтапного развития личности. На каж­дом этапе общественным сознанием было достигнуто понимание важности каж­дого индивида для прогрессивного развития всего человечества. Кроме того, пра­ва человека стали результатом покорения обществом определенного социально­экономического барьера, позволившего обеспечить жизненно важные человече­ские потребности.

В ранние эпохи проблема прав и свобод человека приобретала религиоз­ное или этическое звучание. Так, например, правила первобытного общества

как мононормы неосознанно направлялись на защиту прав человека, имевших божественное происхождение, идущих от первобытного общества.

В Древнем Риме люди, свободные от рабства, обладали статусом граждани­на или простого человека («плебея»). Первые были полноправными субъектами общественно-политической жизни, вторые такими правами не обладали[154]. Так, гражданство (подданство) с древности стало определяющим элементом положе­ния индивида в государстве. В результате исторического развития общества утверждалась идея признания как права политического субъекта - подданного, гражданина, так и права человека независимо от его государственно-правовой принадлежности к конкретной стране.

Формирование понятия «права человека» было подготовлено естествен­ной эволюцией гуманитарной, философской и правовой мысли. Впервые права человека упоминаются в IV-V вв. до н.э. в трудах философов Сократа, Плато­на, Аристотеля, считавших критерием идеального государства соблюдение и обеспечение им указанных прав[155][156].

Но в реальности для общества было харак-

3 терно неравенство правового положения между классами и сословиями .

Таким образом, в античном мире существовали в разработанном виде поня­тия, составляющие основы правового статуса гражданина. Но есть и факторы, от­личающие античное понимание прав человека от современного: 1) институт раб­ства, сводивший на нет идеи свободы и равенства; 2) идея фатума, отрицающая самоценность человеческого бытия.

Период Средневековья характеризуется борьбой городского населения и крестьянства за свободу, независимость, вольности и привилегии с господ­ствующим классом (например, право собственности на землю, владение кре­постными и др.). Статус личности определялся зависимостью одного члена общества от другого. «Как свобода не исключала зависимость, так и зависи­

мость не означала отсутствие всяких прав»[157]. Так, средневековое право защища­ло статус человека как члена какого-либо сословия, ордена или объединения, в связи с чем изменилось представление о труде как о постыдном занятии, господ­ствовавшем в рабовладельческом обществе. Христианская религия рассматривала труд как необходимый способ существования личности, способствовала повыше­нию значимости личности[158][159].

Таким образом, феодальное общество строилось на отношениях господства и подчинения, выражавшее неравенство людей между собой, наделявшее гос­подствующие сословия привилегиями, а других членов социума обязанностя­ми. Но внутри объединений феодалов (рыцарских орденов) было относительное равенство, основывавшееся на подавлении индивидуальности и регламентации законами и обычаями3.

Первой страной, добившейся результатов в изменении правового статуса личности, явилась средневековая Англия. На рубеже XII-XIII вв. в стране возник­ли противоречия между королем Иоанном Безземельным, с одной стороны, и крупными феодалами, горожанами, свободными крестьянами, рыцарями - с дру­гой. После нескольких лет борьбы была принята «Великая хартия вольностей» (1215 г.), ограничившая права короля и чиновников, предусмотревшая свободы для низших слоев, юридические механизмы защиты от произвола властей.

Особое место занимает ст. 39, предусматривавшая применение наказаний к сво­бодным гражданам по законному приговору равных и по закону страны. Субъек­том свобод выступал «свободный человек», после освобождения от крепостной зависимости наделявшийся возможностью пользоваться правами и свободами.

В эпоху Возрождения возникло понятие личности как субъекта права независимо от социальной принадлежности, религии, пола и т.д.[160]Первым

неотъемлемым правом человека была объявлена свобода вероисповедания. Че­ловеку надлежало отстоять свою духовную независимость, право принимать самостоятельные решения, не оглядываясь на какие -либо авторитеты, включая церковь.

По мнению мыслителей К. Салютани, Л. Бруни, П. Браччолини, великие действия возможны, когда воля отдельного человека ломает законы большин­ства: «Только плебс и чернь связаны вашими законами, только для таких су­ществуют узы права. Люди серьезные, благородные, целомудренные не нуж­даются в законах. Они склонны к добродетели и хорошим нравам, сами уста­навливают для себя закон жизни.»[161].

Поэтому права человека возникают и развиваются в различных регионах разновременно в соответствии с характером культуры, философии, религии, об­щественным мировоззрением, моралью, определяющими специфику той или иной цивилизации.

В историческом контексте современные исследователи выделяют три поко­ления прав человека[162].

Первым поколением прав человека признаются те традиционные либераль­ные ценности, которые были сформулированы в процессе осуществления буржу­азных революций, а затем конкретизированы и расширены в практике и законода­тельстве демократических государств: право на свободу мысли, совести и рели­гии, право каждого гражданина на ведение государственных дел, право на равен­ство перед законом, право на жизнь, свободу и безопасность личности, право на свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания, право на гласное и, с соблюдением всех требований справедливости, рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом и ряд других.

Второе поколение прав человека связывают с социальной ориентацией гос­ударств, которые под воздействием социалистических идей провозгласили соци­

альные и экономические права. В первые десятилетия XIX в. выявилось неравен­ство в области гражданских прав. Капиталистическое общество не могло разви­ваться и воспроизводить себя, не порождая больших масс людей наемного труда - рабочего класса. При этом капитализм не был процветающим обществом. Повсе­местными были безработица, нищета масс, детский и женский труд, не защищен­ный законодательством, 14-часовой рабочий день. Движение в защиту своих прав рабочий класс начал под лозунгом неполноты признанных прав человека, необхо­димости разработки новой декларации о правах человека. В 40-е гг. XIX в. значи­тельный вклад в становление новых прав внесло английское рабочее движение, провозгласившее своей целью необходимость принятия и осуществления «Хартии о правах человека».

Новое право на «социальный минимум» трактовалось как возможность иметь жилище, еду и одежду, достойные человека. Отсутствие этих прав рассмат­ривалось как нарушение Великой Хартии вольности.

На основе социальной справедливости упразднялись привилегии должност­ных служащих путем установления максимума зарплаты. Отстаивая идею соци­альных прав, рабочее движение осознало неделимость всех видов прав. Поэтому борьба за равное всеобщее избирательное право соединилась с движением за пра­во на труд.

Третье поколение прав человека - это коллективные права, выработанные в ходе национально-освободительных движений. Эти права также связывают с пра­вом солидарности (право на мир, разоружение, на здоровую окружающую среду, право народов на самоопределение и т.д.).

Коллективные права не могут устанавливаться выше индивидуальных, а должны находиться с ними в гармонии, проверяться ими на «качество». Противо­речия, возникающие между правами человека, правами государства, народа, нации, национальных меньшинств иногда трудноразрешимы. В межнациональ­ных конфликтах каждая из сторон выдвигает свои доводы, отстаивает свое право на суверенитет, свои притязания на пересмотр границ. На первый план выдвига­ются коллективные права нации, их стремятся реализовать любой ценой, иногда

даже ценой массового истребления своего и чужих народов. Это подтверждается трагическими конфликтами в бывшей Югославии и в ряде регионов бывшего СССР - Таджикистане, Грузии, Нагорном Карабахе, Чечне и др.[163] Межнациональ­ные конфликты неизменно связаны с массовыми нарушениями прав человека, ко­торые являются следствием стремления каждого из народов, участвующих в кон­фликте, реализовать свое право на самоопределение. Критерием процессов, про­исходящих в сфере национально-государственных отношений, должен выступать принцип нерушимости прав и свобод человека.

Помимо обозначенных трех поколений, в юридической литературе выделя­ют и четвертое поколение прав человека[164].

Четвертое поколение прав человека - это правовой ответ вызову XXI в., ко­гда речь идет уже о признании человечества как биологического вида[165], о сохране­нии цивилизации, о космической социализации человечества. Рождается новое поколение прав человека, в связи с чем возникают международно-правовые про­цессуальные институты, обеспечивающие эти права.

По мнению Е.Р. Абызовой, в современных условиях к новому поколению прав человека относят конкретизирующие индивидуальные права первых двух поколений (право на отличие, на тишину и покой), а также некоторые новые кол­лективные права (право на солидарность, право на международное общение)[166].

Нет сомнения в том, что права человека и права коллектива будут разви­ваться дальше, отражая развитие общественных отношений, возрастание притяза­ний личности, что потребует принятия новых международных документов, вклю­чающих более широкий перечень прав человека.

Выделение поколений прав в значительной мере условно, но оно наглядно показывает последовательную эволюцию в развитии данного института, истори­

ческую связь времен, общий прогресс в этой области. Хотя отметим, что мы не разделяем идеи выделения в настоящее время четвёртого поколения прав челове­ка. С нашей точки зрения, данное поколение прав человека ещё не выкристалли­зовалось в единое звучание, как это произошло у предшествующих трёх поколе­ний. Сегодня, помимо обозначенных сторонниками выделения четвёртого поко­ления прав человека (право на мир; экологические, информационные права; право на ядерную безопасность, космос и другие), которые отчасти повторяются с пра­вами третьего поколения (право на мир; экологические права), по нашему мне­нию, актуальными являются права человека на терпимое и мирное содружество мировых религий; толерантное отношение граждан различных национальностей и интернационализация населения и др.

Проблема обеспечения прав человека по-прежнему остается одним из клю­чевых направлений, изучаемых науками. Права человека сегодня выступают ме­рилом зрелости государства, нравственного прогресса общества. Они присут­ствуют практически в каждой сфере жизнедеятельности человека и общества.

В современных исследованиях выделяется несколько цивилизационных мо­делей прав человека[167]. В частности, западная модель прав человека, основанная на обособлении человека от общества, характеризуется чертами индивидуализации личности, стремлением решать проблемы при помощи юридических средств. Права человека - сфера свободы, автономии и самоопределения личности, ставя­щая преграды вмешательству в частную жизнь со стороны кого бы то ни было - государства, общества, коллективов, других людей.

Кроме того, согласно западной (классической) модели считается, что права человека стимулируют активное освоение личностью окружающей действитель­ности, ее преобразование для удовлетворения своих интересов, при этом права воспитывают ответственность за свои поступки. Вместе с тем, исследователи от­мечают, что «такая модель индивидуальных прав далека от совершенства, ослаб­

лена внутренними противоречиями. Но это оставляет ей шанс на продолжение своего развития, на поиск более адекватного содержания»[168].

Исламская модель прав человека основана на шариате и представляет собой религиозную концепцию, в соответствии с которой власть рассматривается в ка­честве главного исполнителя воли Аллаха по претворению прав человека в жизнь.

Божественная воля в учении подкреплена теорией субъективного права, под которым понимается наличное или подлежащее обеспечению благо, предостав­ленное шариатом субъекту, который может им распоряжаться в пределах, дозво­ленных шариатом.

Исламская концепция подчеркивает, что статус индивида в шариате осно­ван, прежде всего, на подчинении воле Аллаха, который определяет права челове­ка, оценивает его поведение и, в конечном счете, воздает ему в той мере, в кото­рой человек соблюдает предписания шариата. Подчинение шариату основано не только на исполнении человеком обязанностей, но и на свободе действий, исполь­зуя индивидуальные права.

Кроме того, как подчеркивают исследователи, «принципиальная черта ис­ламской концепции права заключается в том, что если западная теория естествен­ного права ищет истоки права в природе людей и считает субъективные есте­ственные права человека источником закона, то ислам, наоборот, источником прав и свобод человека признает шариат, божественный закон. Наконец, в отли­чие от западной либеральной концепции, которая видит основной смысл закреп­ления прав человека в их охране от посягательств со стороны государства, ислам рассматривает власть как институт, связанный шариатом и играющий главную роль в претворении его предписаний, в том числе и относительно прав и свобод человека»[169].

Таким образом, исламская концепция прав человека при всем своем своеоб­разии остается основанной на принципах и нормах Корана и Сунны.

Китайская модель прав человека основана на конфуцианской системе нрав­ственных ценностей, высокой морали и стремлении к социальной гармонии. Здесь права человека - это нравственное правило уважения личностью прав и интересов другого индивида, основанное на взаимопонимании и добровольном осознании долга и моральных обязанностей, в целях восстановления нарушенного права.

Китайская концепция прав человека не является простой и однозначной, как это может показаться на первый взгляд. Это связано и с историей развития Китая, доминированием определенных ценностей в китайском обществе. Однако важно подчеркнуть, что несмотря на многообразие мировоззрений о космогоническом устройстве и гармонии мира, конфуцианской доктрине, маоистской концепции (производной от классовой теории), традиционно китайская концепция прав чело­века основана на добре и справедливости, добровольности исполнения обязанно­стей, т.е. на порядке, способном сохранить естественный образ жизни.

Индуизм рассматривает права человека как систему духовных составляю­щих, способствующих совершенствованию общественного устройства посред­ством совершенствования природы и духа самого человека.

Центральной идеей индуизма, определяющей характер цивилизационно доминирующей традиционной соционормативной культуры Индии, является учение о «карме» - вере в перевоплощение человека в зависимости от поступ­ков, совершенных им в прошлых рождениях и накопленных или растраченных заслуг в исполнении дхармы в земной жизни, о возможности полного освобож­дения человеческой души («Атманы»), ее выхода из суетного, бестолкового круга перерождений («сансары») и достижения полной свободы («мокши»), означаю­щей слияние с мировым духом, Абсолютом (Брахманом), т.е. высшим боже­ством, управляющим миром, в том числе и этико-религиозными требования­ми, предъявляемыми к человеку.

Учение о карме еще в древности было воспринято в качестве одной из главных основ мировоззрения всеми течениями индийской мысли, оно глубоко

проникло в сознание индийцев, в том числе и тех, которые не исповедуют орто­доксального индуизма[170].

Законом кармы традиционное сознание объясняет деление людей на касты[171]. Считается, что нерадивое исполнение лицом своего долга влечет следующее рож­дение в более низкой касте или даже в образе животного, растения или камня. По­этому в представлении индусов имеющее место социально-политическое нера­венство и кастовое разделение - само собой разумеющееся положение и след­ствие естественного нравственно-духовного неравенства людей. Предполагается, что каждый имеет права и обязанности и должен вести себя сообразно нормам ка-

3

сты, к которой принадлежит[172].

В своей работе Л.И. Глухарева отмечает, что, например, в Индии в настоя­щее время насчитывается 70 миллионов неприкасаемых, которым запрещено пользоваться общими колодцами, ходить по правой стороне улицы, посещать храмы и т.п. Теоретически эти табу в современной Индии запрещены, за ними за­бронированы квоты в парламенте, высших учебных заведениях, государственных учреждениях, неприкасаемые имеют равные политические права с другими граж­данами страны. Но в сельской местности, где проживает абсолютное большинство населения страны, все остается по-старому. Попытки воспользоваться законными правами вызывают погромы, иногда с человеческими жертвами. Вошедшее в норму неравенство держит три четверти населения страны (если даже не семь восьмых) на уровне бытия вчерашнего дня[173].

Таким образом, индуистская концепция прав человека имеет двойственный характер. С одной стороны, признается терпимость, уважение прав других людей,

плюрализм мнений и т.д., с другой - сохраняется сословно-кастовое деление населения с существенными ограничениями в правах.

В основе российской концепции прав человека лежит объединение центра­лизованным государством евразийской цивилизации. Права человека в ней, как правило, связывают с принципами взаимоотношений государства и личности. Это, конечно же, сказывается и на определении самого понятия прав человека. Так, под правами человека, по мнению Е.А. Лукашевой, понимают «... опреде­ленные нормативно структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают ее свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми спо­собами и условиями ее жизни, ее взаимоотношений с обществом, государством, другими индивидами»[174].

Один из первых исследователей природы прав человека в современной юридической науке Ф.М. Рудинский обратил внимание на универсальность концепции прав человека. Универсальная природа прав человека проявляется в том, что они принадлежат всем людям. «Каждое право человека, - пишет Ф.М. Рудинский, - принадлежит отдельной личности, неотъемлемо от нее и не мо­жет быть отчуждено каким-либо способом. Но, вместе с тем, вся система прав человека имеет величайший социальный смысл. В сущности, это способы за­щиты человечества от многочисленных угроз его существования. По своему социальному назначению права человека - средства защиты, с помощью ко­торых человечество стремится отразить угрозу термоядерной катастрофы, опас­ности экологического кризиса, рост международной преступности и наркома­нии, голод и нищету, господствующие во многих странах, СПИД и другие угрожающие всему миру опасные явления»[175].

Так, Л.И. Глухарева предпринимает попытку выявления системы научных подходов к изучению прав и свобод человека в виде научных картин. Таковых,

по ее мнению, три: классическая, неклассическая и постнеклассическая[176]. Клас­сическая картина как исторически первая складывалась на взлете процессов индустриализации и модернизации западного общества, которые дали толчок к формированию техногенной цивилизации. Неклассическая картина отличается от предшествующей тем, что в противовес единственно истинной теории прав человека допускает истинность другого (других) теоретического описания прав, при этом предполагается, что в каждом из них содержится момент объек­тивно верного знания. Постнеклассическая картина отражает не столько развитие в реальности института прав человека, сколько изменение общественного и науч­ного сознания их восприятия. Методологический подход при этом мыслится в технологии синтеза разнопредметных знаний о правах, в создании новых «конфи­гураций» из знаниевых комплексов, традиционно относящихся к различным дис­циплинам.

С точки зрения теории естественного права естественные права можно счи­тать производными от естественного порядка вещей, т.е. от строя мироздания и природы человека как разумного существа, являющегося неотъемлемой частью миропорядка[177].

К естественным правам человека многие авторы относят право на жизнь, выделяя его в качестве основополагающего (В.А. Кучинский, М.И. Ковалев, В.М. Чхиквадзе и др.). В числе естественных прав разные авторы называют также пра­во на свободу (И.Л. Петрухин); право на равенство (А.Б. Венгеров); право на до­стоинство личности (Ф.М. Рудинский); право на личную неприкосновенность (К.Б. Толкачев); право на охрану здоровья (Н.С. Малеин); право на неприкосно­венность частной жизни, на благоприятную окружающую среду (В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева); право на общение с себе подобными, на продолжение рода (В.К. Бабаев); право на собственность (А.О. Хармати); право на индивидуальный облик (М.Н. Малеина); право на безопасность, на сопротивление угнетению (В.С. Нерсесянц); право на добровольное объединение в союзы, на справедливый су­

дебный процесс (Ю.И. Гревцов); право народов на определение своей судьбы, право наций на самоопределение, право прийти на помощь народу - жертве агрессии, право на эквивалент в экономических отношениях (С.С. Алексеев)[178].

Понимание прав человека с формированием либеральной традиции связы­вает С.И. Глушкова[179]. Анализ работы позволяет сделать вывод о том, что основу либеральной традиции автор связывает с развитием естественных и неотчуждае­мых прав человека на жизнь, владение имуществом, свободу и равенство.

Результатом политико-правовых исследований западноевропейских и аме­риканских либералов XVII-XIX вв. стало формирование западной либеральной традиции, в которой либерализм рассматривался как многоплановый феномен: 1) «как признание самого факта свободы»; 2) метод, для которого неприемлемыми являются нетерпимый морализм и развязность просвещенного деспотизма; 3) ли­беральные партии, заинтересованные в свободном развитии личных сил индивида и уверенные в том, что «свобода высвобождает энергию, порождает уверенность и согласие, а также дух спонтанно складывающихся товарищества и взаимопомо­щи»; 4) искусство управления, состоящее в «умении соединить принцип консерва­ции с принципом прогресса, отличать реальность от химеры»; 5) стабильность, постоянство, беспристрастность[180].

В отличие от западной либеральной традиции, отмечает С.И. Глушкова, рус­ская традиция в силу особенностей исторического развития сужала аспекты рассмот­рения либерализма до интеллектуального течения, общественно-политического дви­жения, программы правительственных действий. Идеи западной либеральной тра­диции, заимствованные представителями русской политической мысли, подверга­лись определенной трансформации под воздействием патриархальной культуры и патерналистской идеологии. В результате в России шел процесс избирательного усвоения либеральной системы ценностей.

В целом судьбу либерализма в России, считает С.И. Глушкова, определила его зависимость от «мощной традиции имперского строительства», которая во­площала единство внутренних и международных приоритетов политики правящей элиты страны[181].

С позиции И.Л. Петрухина, естественные права человека не являются веч­ными и неизменными, и их содержание менялось с развитием цивилизаций. И да­же сами термины «неотчуждаемые» или «неотъемлемые» права означают лишь то, что поскольку государство не подарило эти права своим гражданам, оно не может их взять обратно[182]. То, что мы понимаем под правом на жизнь, не было со­циальной ценностью в условиях, когда применялась кровная месть (убийство в порядке мести не преследовалось, а наоборот, поощрялось). В условиях перво­бытного общества вряд ли существовали такие ценности, как честь и достоинство личности. Право собственности появилось после отчуждения и распределения ма­териальных ценностей. Идеи равенства и братства не имели почвы при рабовла­дельческом строе и феодализме. Как видим, содержание естественных прав меня-

3 лось от эпохи к эпохе[183][184].

В современных условиях утрачены многие различия между естественными правами, принадлежащими человеку как таковому, и позитивными правами, при­надлежащими гражданину как члену государственного, политического сообще­ства. Эти концепции хотя и являются противоположными, но в современном мире «вряд ли можно встретить в чистом виде как позитивистские, так и естественно-

4

правовые теории» .

Профессор А.В. Поляков в докладе «Антрополого-коммуникативное обос­нование прав человека» пояснил, что современное правопонимание нуждается в антропологическом ракурсе, то есть должно отвечать на вопрос, как право связано с человеком. Возможность связать право и права человека, рассматривая само право как человекоразмерный феномен, как психосоциокультурную систему, а не

как чей-то дар, появилась только в рамках постнеклассической науки; отсутствие серьезных достижений общей теории прав человека объясняется «инерцией» ра­ционалистического правовосприятия. А.В. Поляков поставил целью доказать, что право - это и есть права человека, но права, которые существуют не сами по себе, а оказываются связанными и с правовыми обязанностями, и с правовыми норма­ми, и с правовыми текстами в рамках рекурсивной системы правовых коммуни­каций. Права человека не относятся к сфере чистых идей, а коренятся в жизнен­ном мире человека и общества и являются частью эмпирической действительно­сти. Права человека возникают и существуют как результат интерсубъектных, коммуникативных взаимодействий и немыслимы вне правовых отношений. Соци­ально ориентированные действия людей всегда имеют текстуальную форму и представляют собой вторичные правовые тексты, которые находятся в интертек­стуальном единстве с первичными правовыми текстами. Любое субъективное право нормативно, любая правовая норма конституируется путем реализации коррелятивных прав и обязанностей[185].

С нашей точки зрения, категорично заявлять о том, что право - это и есть права человека в их соотношении с обязанностями, сегодня рано. Пока это только идеальное стремление к лучшему. Отечественное законодательство свидетель­ствует о том, что не всегда позитивное есть права человека.

Как полагал В.С. Нерсесянц, права человека даже после их официального признания и закрепления (во внутригосударственном и международном праве) остаются естественными правами, радикально отличными от позитивного (офи­циально-властного, государственного, волеустановленного) права[186].

По мнению А.А. Юнусова «Права человека - это высоконравственная эти­ческая категория, которая начинается с уважения человека к самому себе, с уме­ния понимать окружающих, особенно в нашей многонациональной и многорели­гиозной стране. Права и свободы человека являются определенным норматив­ным измерением его социальной и культурной деятельности и выступают как од­

на из культурных величайших ценностей»[187]. О.И. Тиунов определяет права чело­века как признанные и гарантируемые государством возможности действий (пра­вомочий) человека в описанной, указанной в законе сфере[188].

С учетом современных тенденций, с нашей точки зрения, под правами чело­века следует понимать обеспеченную государством совокупность нормативно за­крепленных возможностей личности, обеспечивающих ей полноправное развитие в обществе и определяющих характер взаимоотношений с государством и други­ми людьми.

Права человека на языке права выражают переход в развитии человечества от традиционных к последовательно демократическим, либеральным цивилизаци­ям, персоноцентристскому обществу и поэтому трактуются начиная с эпохи Про­свещения, особенно Французской революции, в качестве знамени Свободы.

В настоящее время уровень развития общественных отношений привел к необходимости создания института прав человека. Современная концепция прав человека является общепризнанной системой представлений и взглядов о месте и роли прав человека в обществе и государстве. Все это говорит о том, что важность и актуальность данной темы очевидны и не требуют доказательств, поскольку права человека выступают органическим компонентом демократизации общества и формирования творческой и инициативной личности.

Концепция прав человека, как справедливо отмечает А.С. Мордовец, - «.. .величайшая научная, теоретическая ценность, к которой нужно относиться бе­режно, так как именно в ней воплощена материальная и духовная культура, со­зданная предшествующими поколениями. Она подчинена социальной практике, дающей простор каждой личности в полной мере раскрыть свои способности, да­рования, удовлетворить материальные блага. Основу идей о правах человека со­ставляют принципы свободы, равенства, гуманизма, личной неприкосновенности и др. Проблема прав человека трансформируется в цели, устремления и жизнь

людей. Ее значение измеряется не только и не столько гносеологическими, сколь­ко социально-практическими ценностями»[189].

Отвечая на вопрос о том, какая концепция прав человека адекватна россий­скойправовой культуре, В.Н. Синюков отмечает, что «Россия уже не раз воспри­нимала и меняла методологические подходы к вопросам правового статуса чело­века, соотношения его с государством, властью, обществом. Рецепция той или иной доктрины прав человека чрезвычайно ответственна: от характера этой док­трины во многом зависит методологическая ориентация законодательного регу­лирования важнейших областей общественной жизни и перспективы развития всей правовой культуры»[190].

Об отсутствии концепции прав человека в России говорит и Уполномочен­ный по правам человека в России В.П. Лукин. В частности, он отмечает: «Свой отпечаток на положение дел в области соблюдения прав и свобод человека в Рос­сийской Федерации накладывают также неразвитость гражданского общества, низкая правовая культура преобладающей части населения. Незнание закона, не­уважение к нему, пренебрежение к правам и законным интересам граждан, в том числе и со стороны самих граждан, крайне отрицательно сказываются на состоя­нии общества в целом, порождают политическую апатию, цинизм, неудовлетво­ренность. Сегодня в России отсутствует всесторонне разработанная единая кон­цепция защиты прав и свобод человека, которая разделялась бы и поддерживалась всеми ветвями власти, органами местного самоуправления, средствами массовой информации, обществом в целом. Проблематика прав и свобод человека не стала приоритетной для подавляющего большинства политических партий. Она редко находит свое отражение в избирательных программах кандидатов на выборные должности, оставаясь в основном второстепенной в ходе избирательных кампа- ний»[191]. Следует отметить, что в России государственная концепция прав человека по настоящее время не разработана.

По нашему мнению, концепция прав и свобод личности представляет собой систему сложившихся в обществе отношений между государством и человеком, направленных на взаимовыгодное сотрудничество в целях развития государ­ственных устоев, основанных на демократических принципах, и обеспечения бла­годенствия человека для развития его творческого и профессионального потенци­ала.

С нашей точки зрения, в решении указанной проблемы верной является по­зиция П.В. Анисимова относительно того, что «основным признаком действенно­сти, фактической работоспособности системы правозащитного регулирования яв­ляется метод, которым она осуществляет свое регулятивное воздействие на пове­дение всех участников, вовлеченных в процесс защиты прав человека. Поэтому постановка вопроса о защите прав человека как методе правового регулирования - обязательная научно-теоретическая предпосылка установления режима торже­ства прав человека. А это, в свою очередь, предполагает уяснение логики форми­рования метода правового регулирования защиты прав человека и его сущности.

Метод правового регулирования защиты прав человека выступает органи­зующим началом и венцом всей системы правового регулирования осуществле­ния прав человека»[192].

Центральное место в качестве регулятивной системы в гражданском обще­стве принадлежит праву. Право гражданского общества является высшей на со­временной стадии развития цивилизации ступенью позитивного права, вобравшей в себя положения и ценности естественного права. Его базис образуют неотъем­лемые, прирожденные права человека, которые являются основой для определе­ния правомерности «самих» юридических норм, вводимых и поддерживаемых властью.

Человек должен выступать главным компонентом любой социальной си­стемы. Необходимо учитывать, что личность в политической системе - это не только права конкретного гражданина в его взаимоотношениях с другими граж­

данами и организациями. Будучи общественным существом, личность проявляет себя, прежде всего, через социальные общности (коллективы).

В современных условиях вложения в человеческий потенциал являются наиболее эффективными по сравнению с другими факторами социально­экономического развития. При этом важно подчеркнуть, что основным индикато­ром социального прогресса выступает индекс развития человеческого потенциала. Главными составляющими этого индекса являются: средняя продолжительность предстоящей жизни при рождении (долголетие); уровень образования (грамот­ность), определяемый комбинацией двух показателей - грамотности взрослого населения и охвата населения тремя ступенями образования (начальным, средним и высшим); материальный уровень жизни, оцениваемый величиной реального ВВП на душу населения, рассчитанного по паритету покупательной способности.

Так, И.В. Кузнецова приводит данные индекса человеческого потенциала СССР, впервые опубликованного в 1990 г., по состоянию этого измерения в 1988 г. Тогда СССР вошел в группу стран с высоким индексом (26 строка), отстав от США всего на 7 пунктов. В 1995 г. в результате спада производства и сокращения ВВП Россия покинула группу развитых стран, перешла в группу государств со средним уровнем развития и заняла лишь 114 место из 174 стран. Однако после 2000 г. в связи с быстрым экономическим ростом индекса развития человеческого потенциала Россия вновь вошла в группу развитых стран и заняла из 75 стран 73 место. Основной причиной отставания России является низкая продолжитель­ность жизни[193].

В 2010 г. в представленном рейтинге стран по человеческому потенциалу Россия занимала 65-е место. В 2013 г. рейтинг по ИЧР охватывает 186 государств и территорий. Еще 8 стран не включены в рейтинг из-за отсутствия достоверных статистических данных. Сегодня наша страна занимает 55 место из числа стран с высоким уровнем индекса человеческого развития и находится между Кувейтом и Румынией. Россию по-прежнему отличает высокий уровень образованности насе­

ления (как наследие СССР) и удручающе низкая продолжительность жизни. ООН оценила среднюю продолжительность жизни россиянина в 67,2 года. В первой пятерке лидеров рейтинга стран с очень высоким уровнем индекса человеческого развития находятся Норвегия (0.955), Австралия (0.938), США (0.937), Нидерлан­ды (0.921) и Германия (0.920). Замыкают рейтинг страны с низким уровнем Ин­декса человеческого развития Буркина Фасо (0.343), Чад (0.340), Мозамбик (0.327), Нигер (0.304) и Демократическая Республика Конго (0.304)[194].

Рейтинг рассчитывается специалистами ООН на основе таких показателей, как продолжительность жизни, уровень здравоохранения, доступ к образованию[195].

Важно при оценке индекса человеческого потенциала, по нашему мнению, иметь в виду расслоение россиян на богатых и бедных. Сегодня оно достигло не­виданных размеров, что аномально для цивилизованного общества, культивирует чувство ламентации, зависть и злобу, ненависть одних по отношению к другим, настроения отчаяния с соответствующими социальными последствиями. Пробле­ма преодоления бедности населения является серьезной социально­экономической проблемой современной России. Государство не обеспечивает не­обходимого уровня жизни населения, не предоставляет ему необходимых соци­альных гарантий и, следовательно, еще не является социальным государством в точном смысле этих слов.

Общественное благо как критерий человеческой жизни - это не ложное бла­го, не идеализация примитивно утилитарного, внеличностного, внешне справед­ливого, как пытались доказать некоторые философы, прошлого[196]. Это общее вза­имное благо по своему социальному определению. Единичное не существует без общего. Благосостояние отдельной человеческой личности неразрывно связано с благосостоянием всего общества, в котором она обитает. В ценностных измерени­ях определяется личный вклад каждого члена общества в общее благо. Эгоисти­ческие интересы не имеют ничего общего с общим благом.

Произошедшая в мире гуманизация государственно-правовых институтов основной акцент сделала на признание прав и свобод человека и гражданина, ко­торые утверждаются как высшая ценность. Это означает пересмотр концепции взаимоотношения государства и гражданина: вместо приоритета общественных, государственных интересов над личными в основу кладется приоритет интересов личности, взаимной ответственности государства и личности.

Таким образом, определяя права человека в системе правовых ценностей, необходимо отметить, что они стали результатом поэтапного развития личности и как явление общественное показывают степень развития самого общества с ран­них эпох первобытного существования до современных институтов гражданского общества. Сегодня права человека исчисляются поколениями, рассматриваются с позиций цивилизационных моделей, научных картин, как высоконравственная этическая категория, как универсальная категория, представляющая собой выте­кающие из самой природы человека возможности пользоваться элементарными, наиболее важными благами безопасного, свободного существования личности в обществе.

Права человека не перестают оставаться естественными и после того, как получают законодательное закрепление, т.е. становятся правом позитивным. В этом и заключается прогрессивное развитие права. Права человека получают своё признание в праве, а право, в свою очередь, основано на правах человека.

<< | >>
Источник: ВОРОБЬЕВА Светлана Анатольевна. КАЧЕСТВО ЗАКОНА И ЕГО РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА (теоретико-правовой аспект). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск - 2014. 2014

Еще по теме § 1.3. Права человека в системе правовых ценностей:

  1. §1. Социалыные права в системе конституционных прав человека и гражданина
  2. §3. Соотношение российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами..
  3. §2. Функции и полномочия международных органов по защите прав человека (система Организации Объединенных Наций и органы, созданные на основе многосторонних конвенций).
  4. Природа прав человека: философско-правовые подходы
  5. Глава первая Становление международной системы защиты прав человека
  6. Права человека н развитие международного права[18]
  7. 3.1. Имплементация международного права прав человека во внутригосударственном правеιsft
  8. § 4. Деятельность Уполномоченного по правам человека в сфере обеспечения правовой защиты осужденных
  9. Каневский Антон Анатольевич. МЕСТО ГАЛАХИ (ИУДЕЙСКОГО ПРАВА) В НАЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015, 2015
  10. Международно-правовые основы защиты прав человека в Организации Американских Государств
  11. Процесс укрепления Межамериканской системы защиты прав человека
  12. Консультативные заключения Межамериканского суда по правам человека
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -