<<
>>

§ 2. Понятия легитимнос ти, легитимациии легальности государственной власти: их смысловая связь

Как известно, ценность государственной власти проявляется в ее

социальном назначении, в обеспечении нормального существования

общества. Однако, как было отмечено в предыдущем параграфе,

государственная власть в обществе может играть не только позитивную

созидательную роль.

При определенных условиях она может быть

разрушительной для экономических, социальных и культурных основ

общества. При этом всякие субъекты-обладатели государственной власти

стремятся предстать в глазах подвластных как правомерные. Иначе трудно

рассчитывать на эффективность властвования: в условиях про тиводействия,

открытого или скрытого неповиновения власть становится малоэффективной

и неустойчивой. Без согласия подвластных властвование становится

неустойчивым и со временем все более эфемерным.

Критерии эффективности государственной власти достаточно сложны

и зависят не только от нормативно-правовых, политико-доктринальных и

функциональных требований к ней. Эффективность государственной власти

выступает, с одной стороны, в качестве результирующей удовлетворения

интересов общества, а с другой – в качестве соотношения целей и

результатов. И вместе с тем сама эффективность и оценка эффективности

детерминированы тем властным контекстом, который задается

государственным аппаратом, который, так или иначе, обозначает свою

политическую миссию. При этом на каждом этапе реализации

27

государственной власти следует быть готовым к возникновению

противоречий в системе в целом.

Одни авторы признают исключительно добровольность признания

государственной власти1, другие считают добровольность несущественным

признаком в силу того, что признание зачастую бывает вынужденным2.

Действительно, субъект государственной власти далеко не всегда может

рассчитывать на добровольное подчинение ему. В данном случае властные

отношения носят характер асимметрически структурированной связи и

предполагают неравенство между субъектом и объектом власти3.

Государственная власть основана на господстве одних, властная воля которых

доминирует, и подчинении других, на которых она направлена.

Как считает В.А. Ачкасов, по этой причине в обществе возникает

потребность в обосновании необходимости существования государственной

власти в сфере властного принуждения и регламентированного насилия4. С

этим выводом сложно согласиться, так, как по нашему мнению, потребность

в обосновании необходимости существования государственной власти

первоначально возникает у самой государственной власти. Это следствие

неравенства сторон властных отношений и несовпадения их интересов,

которое неизбежно заставляет субъекта власти прибегать к принуждению. А

всякое насилие нуждается в оправдании, то есть, если субъект

государственной власти приобретает возможность принуждать, применять

насилие, то добиться признания такого права означает приобрести

легитимный статус. При этом попытки обоснования гос ударственной власти

приводят к вопросу об общественном признании власти в контексте

взаимодействия власти и общества, в ходе которого происходит постоянная

переоценка взаимных статусов и обязательств.

1 См., нап.: Шабров О.Ф. Политическая власть, ее эффективность и легитимность. М.,

2002. С. 122.

2 См., нап.: Ледяева О.М. Понятие власти. Власть многоли кая. М., 1992. С. 26.

3 Массинг О. Господство. Полис. 1991. № 6.С.107.

4 Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимность власти в постсоциалистическом

российском обществе. М.: Аспект Прогресс, 1996. С. 5.

28

Легитимность государственной власти – это принятие власти

населением страны, доверие к ней, признание права субъекта

государственной власти управлять социальными процессами, готовность ему

подчиняться. Легитимность государственной власти находит свое отражение

в общественном сознании и связана с комплексом ожиданий от

государственной власти состояния защищенности, безопасности,

стабильности, экономического благополучия.

Это те самые ресурсы, которые

создают и могут создать эффект легитимности. Государственная власть

заинтересована в том, чтобы никто не усомнился в ее реализации, а общество

всегда подвергает это сомнению. Согласие общества на моральное право

власти управлять им определяется не столько соответствием последней

некоему идеальному представлению о ней в общественном сознании, сколько

способностью власти влиять на формирование позитивного представления о

ней, в том числе и посредством навязывания обществу критериев

соответствующей ее оценки. С теоретической точки зрения все это

выражается в убежденности, присутствующей в общественном сознании, что

государственная власть соответствует своему социальному назначению.

Легитимность есть следствие легитимации, в силу чего легитимация

государственной власти как динамический процесс достижения и

формирования легитимности, с одной стороны, представляет собой процесс

приобретения государственной властью легитимного статуса, с другой –

оценивание государственной власти обществом, которое выражено в

ценностях массового сознания. Другими словами, это процесс приведения

деятельности государственной власти в соответствие с системой ожиданий

общества, которые во многом определяются его особенностями и состоянием:

в политизированном обществе – соответственно политические ожидания, в

обществе потребления – экономическая направленность деятельности

государства на социальную сферу. Суть легитимации – придание

государственной власти ценности, осознание ценности государственной

власти. В этом смысле можно различать легитимацию власти как чего-то

29

действующего (легитимацию политики государства) и легитимацию власти

как статичного (внушение мысли о славе власти)1. Для нас принципиальным

является вопрос о легитимации государственной власти в ее действии.

Широкое применение термина «легитимность» в различных

гуманитарных науках, таких, как философия, политология, социология,

требует четкого определения соответствующего категориального аппарата

для конкретного рассмотрения поставленной проблемы в рамках правовой

теории.

Прежде всего, возникает необходимость в определении различных

подходов к понятиям, определяющим суть этого вопроса.

Термин «легитимность власти» впервые был использован в начале XIX

в. в европейской философии в контексте постановки вопроса о

восстановлении монархического правления и сохранения династического

правления Бурбонов во Франции в противовес революционному принципу

обоснования законности через понятие народного суверенитета. Он

первоначально выражал убеждение, что власть, полученная по принципу

престолонаследия, является единственно правомерной.

Понятие легитимности в правовой литературе имеет свою историю и

несколько значений. В теории правового позитивизма понятие

«легитимность» отождествлялось с его легальностью, законностью. Вопрос о

легальности господства трактовался как вопрос о том, согласуется ли оно с

существующими законами позитивного права и, в особенности с

существующей конституцией. Термин «легитимность» в римском праве

употреблялся в регулировании наследственных отношений и означал

узаконение незаконных детей2. Указанное понятие существовало и в русском

семейном праве. Помимо данного определения, под легитимацией в

российском административном праве понималось удостоверение личности

как элемент паспортной системы3.

1 См.: Зы кова С.В., Клименко А.И., Кулакова Ю.Ю. и др. Указ. Соч. С.165.

2 См.: Хвостов В.М. Система римского права. Семейное право. Наследственное право. М.,

1909.

3 См.: Елистратов А.И. Административное право. М., 1911.

30

В научной литературе рассматриваются различные подходы к

определению понятия легитимности государственной власти. Наиболее

интересной для исследования легитимности государственной власти в период

Нового времени является концепция Дж. Локка, согласно которой

«…государственная власть должна применять такие средства для сохранения

свободы, которые одобряются гражданами. Поскольку власть в естественном

состоянии предназначалась для сохранения прав человека, в том же должно

состоять ее назначение в государстве.

Если же государственный аппарат

начинает использовать делегированные ему полномочия не во благо

обществу, а во вред, то, по мнению Локка, народ может добиваться замены

государственной власти. Это право, согласно концепции Локка, вытекает из

признания приоритета гражданского общества в отношении государства, так

как общество возникает раньше государства, а государство образуется в

первую очередь для защиты этого общества»1.

Среди последователей Дж. Локка целостную научную интерпретацию

понятия легитимности представил М. Вебер. В своих работах он указывал,

что власть всегда ориентируется на возможную реакцию окружающих,

стремясь к тому, чтобы общество доверительно относилось к власти.

«Властвующие стараются добиться осуществления власти через легитимное

господство, под которым понимается добровольное принятие власти,

одобрение, ее внутреннее оправдание»2. Так, Вебер имеет в виду некие

«внутренние оправдания», являющиеся по существу и основаниями

легитимности государственной власти.

Традиционный подход основан на вере людей в необходимость и

неизбежность подчинения государственной власти. Такая государственная

власть основана на традициях повиновения властным структурам. Вебер

называет это «авторитетом вчерашнего» - авторитет нравов, традиционное

господство как привычная ориентация на власть. Длительная привычка к

1 Локк Дж. Избранные философские произведения. Т.2. М., 1960. С.75.

2 Вебер М. Политика как признание и профессия // Избранные произведения. М.:

Прогресс, 1990. С.496.

31

оправданию той или иной формы правления создает эффект ее

справедливости и законности, что придает власти высокую стабильность и

устойчивость1.

Далее, харизматический подход основан на авторитете так называемого

необыденного личного дара, выдающихся качествах лидера. Вера людей в

авторитет вождя имеет эмоциональную основу, которая сводится к

отсутствию способности у населения осуждения и критики власти.

При этом

действия лидера заведомо воспринимаются с положительной стороны,

несмотря на их негативную реализацию.

Рациональный подход выражает господство в силу легальности, в силу

признания людьми справедливости рациональных и демократических

процедур формирования системы власти. Обязательность легального

установления обоснована рационально созданными правилами и

сформированными на их основе политическими структурами. Этот подход

базируется на соответствии политической власти уже не традиции или актам

исключительного исторического персонажа, а рациональному принципу, с

помощью которого установлен правовой порядок действующего

политического режима. На практике такая легитимность выражается через

соответствие происхождения и действий политических властей требованиям

демократии. Подобное ее толкование присутствовало в текстах, легших в

основание демократии, – от английской Великой хартии вольностей 1215 г. до

американской Декларации о независимости 1776 г. и французской

Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Рациональная легитимность

в своем законченном виде присутствует ныне в декларациях и преамбулах

почти всех существующих демократических конституций. А с недавних

времен такая легитимность санкционирована запретом на пересмотр

некоторых правовых текстов, так, например, статья 79 Основного закона ФРГ

1 Вебер М. Политика как признание и профессия // Избранные произведения. М.:

Прогресс, 1990. С.646-647.

32

запрещает изменение принципиальных положений, заявленных в статьях с 1-

ой по 20-ю, которые включают фундаментальные права граждан республики1.

Ставшее классическим веберовское обоснование легитимности

государственной власти целиком ассоциировано с рациональными

мотивациями власти и осуществляется в силу легальности, в силу веры в

обязательность легального установления и деловой компетентности. По

Веберу именно такой тип господства осуществляет современный

государственный служащий и все те носителя власти, которые похожи на него

в этом отношении2. Согласно такой интерпретации легитимность

государственной власти обусловлена ее легальностью, т.е. самим фактом

нормативного существования. Очевидно, что логический вывод, сделанный

из формальной посылки, может быть результатом умозаключения: «Если

закон принят, его следует признавать».

Современное содержание понятия «легитимности» отлично от взглядов

М. Вебера. Например, С.М. Липсет писал: «Легитимность предполагает

способность системы порождать и поддерживать веру, что существующие

политические институты наиболее пригодны для общества»3. Согласно Р.

Баркеру, легитимность – это в точном смысле вера в правомочность

государства, в его полномочия издавать приказы с таким расчетом, что они

каким-то образом основаны на моральном праве людей верить в свою

обязанность подчиняться. Д. Истон рассматривает концепцию легитимации

как составную часть теории взаимообусловленных систем. Фундаментальное

признание, по его мнению, означает поддержку идей при большой степени

независимости от результатов деятельности. Специфическое признание

наоборот, ориентировано на результат, означает сознательную поддержку

власти и ее деятельности4.

1 См.: Кермонн Ж.-Л. Легитимность // Полис. 1993. № 5.

2 Вебер М. Политика как признание и профессия // Избранн ое: протестантская этика и дух

капитализма. М., 2006. С.487.

3 Липсет С.М. Размышления о легитимности // Апология. 2005. № 5. С.18.

4 Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической

мысли. М.: Мысль, 1997.

33

Анализ юридической литературы показывает, что в целом наиболее

известные концепции легитимности основаны на понимании того, что

согласие общества на моральное право государственной власти управлять им

определяется не только соответствием последней некоему идеальному

представлению о ней в общественном сознании, сколько способностью

власти влиять на формирование позитивного представления о ней, в том

числе и посредством навязывания обществу критериев соответствующей ее

оценки. При этом, как справедливо отмечает М.А. Мостовюк, противоречия в

трактовке и использовании понятия легитимность у различных авторов

обусловлены тем, что смысл легитимности раскрывается в контексте одной

активной схемы без учета связи и культурно-исторического контекста

процедур легитимации, что нередко и ведет к взаимоисключающим

концепциям легитимности1.

Легитимность государственной власти можно рассматривать и как

общественное отношение между обладателями власти и подвластными, и как

процесс, в ходе которого государственная власть становится обоснованной и

законной в общественном сознании. Легитимация государственной власти

связана с постепенным нарастанием коммуникационной активности

государственной власти и общества, с укреплением правовой культуры у

населения и ответственности у государственной власти. Это подтверждает

Е.В. Реутов, который рассматривает процессуальную составляющую как

систему, состоящую из следующих элементов: нетранслируемой официально

цели, выраженной в сохранении стабильности политических институтов;

результата, выраженного в достижении полной или частичной легитимности.

Концепт легитимации, который характеризует динамический аспект

легитимности, с одной стороны, представляет собой процесс приобретения

властью легитимного статуса посредством определенных практик,

направленных на агентов, располагающих ресурсами легитимации, на

ценности, являющиеся основаниями легитимации, и на институты,

1 Мостовюк М.А. Легитимность государственного насилия. Дисс…к.ю.н. М., 2006. С.32.

34

посредством которых осуществляется легитимация. С другой стороны,

легитимация предполагает процесс оценивания власти обществом, который

также выражен в ценностях массового сознания, функционировании

институтов легитимации и действиях социальных агентов1. Поэтому нам

представляется важным изучение и выявление факторов, оказывающих

влияние на восприятие населением самой государственной власти.

Обобщая изложенное, можно сделать промежуточный вывод, что

легитимность как социальное обоснование государственной власти

подразумевает двусторонние отношения: во-первых, отношение к

государственной власти общества, признающего государственную власть; во-

вторых, осознание населением права на власть со стороны государственной

власти, признанности и обоснованности осуществляемой власти.

Свойство легитимности государственной власти постоянно

поддерживается рядом средств, поэтому легитимность как временное и

изменчивое состояние государственной власти нуждается в постоянной

поддержке – легитимации как непрерывном процессе. Сам факт

государственной власти не предусматривает ее легитимности, а легитимность

– свойство, органично не присущее государственной власти. Несмо тря на то,

что оно формируется посредством целенаправленных процедур, это свойство

непосредственно связано с вопросом стабильности и эффективности

государственной власти. Поэтому легитимация государственной власти

представляет собой компенсационный процесс недостаточности ее

легитимности.

Необходимым основанием для теоретического осмысления процесса,

результата легитимации государственной власти и состояния легитимности

является построение логической модели. Рассматривая легитимацию как

взаимное коммуникативное отношение государственной власти и общества,

мы имеем в виду своего рода обмен специфическими ресурсами,

1 Реутов Е.В. Легитимация региональной власти в Российской Федерации: структура и

практики. Белгород: Белгородский гос. ун-т, 2007. С.10.

35

обусловленными рядом оснований, где важными компонентами во

взаимоотношении государственной власти и общества являются уровень

доверия, обоснованности, взаимной ответственности и правовой культуры

органов государственной власти.

Так, ценностное основание легитимации базируется в общественном

сознании на представлениях о месте, которое государственная власть

занимает в жизни общества.

Инструментальное основание базируется на целях, которые ставят

перед собой граждане, исходя из наиболее актуальных социальных

интересов.

Институциональное основание легитимации рассматривается нами как

согласие населения с выборами, местным самоуправлением и т.д.

Индикаторами этой легитимации являются: оценка эффективности

деятельности отдельных органов и личное участие в их функционировании.

Процедурное основание предполагает признание существующих

правил, установленных государственной властью. В основе процедурного

основания легитимации лежит возможность добиваться реализации своих

интересов посредством легальных процедур.

Персональное основание определяется степенью персонификации

государственной власти в общественном сознании, где критериями являются

показатели доверия и одобрения деятельности государственной власти1. В

этом смысле важным компонентом во взаимоотношениях государственной

власти и общества является уровень ответственности и правовой культуры

государственных органов. Так, главными показателями уровня правовой

культуры являются оптимальность правовых актов и законодательства в

целом; высокое качество законодательной и правоприменительной практики;

уровень осознания прав, обязанностей и взаимной ответственности

государства и гражданина.

1 Реутов Е.В. Легитимация региональной власти в Российской Федерации: структура и

практики. Белгород: Белгородский гос. ун-т, 2007. С.18.

36

В этом смысле доверие выступает в качестве показателя признанности

государственной власти, то есть ее легитимности. Как справедливо отмечает

В.П. Малахов, «Доверие, как основа, результат и форма правового опыта,

является интегрирующей ценностной установкой, направленной на

сложившуюся систему социально-духовных отношений общества, на

сформированную и закрепленную в специфических формах совокупность

правоотношений. Доверие означает внутреннее принятие и выражается в

готовности строить отношения на основе непринужденного согласия с

заложенными целями»1.

Как некий правовой феномен, доверие в сфере легитимации

государственной власти имеет активную и пассивную формы своего

проявления. Активным проявлением доверия можно считать уверенность,

которая оказывается решающим основанием для придания волевого импульса

к легитимации. Пассивным проявлением доверия является терпение как

форма доверия к социальному опыту. «Право, будучи социальным

механизмом солидаризации людей и социальных групп, способом

достижения общественных компромиссов и соглашений, выступает, таким

образом, средством сознательного и привычного (нормального) уклонения от

борьбы. Это уклонение от противостояний, внешнее, поверхностное согласие

является составной частью механизма признания»2.

Из этого следует, что государственная власть должна разделять

ценности, которые общество ставит в качестве идеологических ориентиров,

принимаемых большинством граждан и отражающихся в их сознании и

поведении в виде так называемой «свободной лояльности». Последняя –

синоним легитимности – состоит, по мнению И.А. Ильина, в том, «чтобы

добровольно вменять себе законы своего государства, стараться верно,

1 Малахов В.П. Философия права. М., 2007. С.250.

2 Там же. С.253.

37

понимать их и повиноваться им по чувству свободно признанной

обязанности»1.

Как мы считаем, легитимность государственной власти представляет

собой состояние, имеющее различные уровни. При этом уровень

легитимности государственной власти определяется эффективностью форм

реализации социальных ожиданий и оценок в отношении деятельности

государственной власти. Поддержание уровня обоснованности

государственной власти невозможно без осуществления в реальности форм

легитимации государственной власти, характеризующих способность

субъектов коммуникативной системы находить и устанавливать конкретные

действия как отвечающие либо не отвечающие определенным критериям. От

того, как взаимодействуют органы государственной власти и общество

зависит уровень легитимации государственной власти.

Вместе с тем необходимо понимать, что «чрезмерная рационализация

механизмов легитимации власти ошибочна. Во-первых, в каждом обществе

соотношение власти и населения специфично в силу фактора политико -

исторической традиции. Во-вторых, отношения в социуме не только

рациональны, но и иррациональны. По причине этого легитимность власти

нетождественна ее эффективности… При этом необходимо иметь в виду, что

та или другая форма поведения и сознания может иметь принципиально иной

смысл в различных социальных контекстах»2. В этом проявляется эффект

неопределенности в силу всеобъемлемости государственной власти как

явления социальной реальности.

Некоторые авторы3 в качестве основного критерия легитимности

используют критерий применения государственной властью принуждения.

1 Ильин И.А. Путь к очевидности. М.: Респ ублика, 1993. С.252.

2 Реутов Е.В. Легитимация региональной власти в Российской Федерации: структура и

практики. Белгород: Белгородский гос. ун-т, 2007. С.12.

3 См., нап.: Дмитриев А.В. Насилие: социо-политический анализ. М.: РОССПЭН, 2010;

Попова С.М. Роль насилия во властном преобразовании системы социальной

коммуникации. Екатеринбург: Урал, отд-ние РАН, 1992; Киреев Г.Н. Сущность насилия.

М.: Прометей, 1990.

38

Но при этом необходимо иметь в виду различия в правовой культуре

общества и различную степень легитимации насилия в правовом сознании.

Кроме того, следует учитывать тот факт, что легитимным признается только

такой установленный государственной властью порядок, который

обеспечивает минимально возможный уровень принуждения.

Другим критерием легитимности государственной власти является

степень соответствия функционирования власти сформированным в

обществе нормам – как формальным, так и неформальным. Сложность

использования данного критерия состоит в многообразии и

противоречивости норм. Следование таким нормам, как правило, вряд ли

может расцениваться как показатель легитимности по причине того, что эти

нормы устанавливаются государством и не всегда могут поддерживаться

обществом. В демократических государствах активность граждан как

электората может служить критерием легитимности, однако эффективность

использования данного критерия зависит от характера правовой культуры и

электоральной мотивации.

Источником процесса легитимации государственной власти, скорее

всего, является государственное начало. Так как сущность легитимации

заключается в признании и обосновании определенного интереса, то в случае

легитимации государственной власти происходит объяснение собственной

ценности, поэтому отсюда и возникает характерная направленность на

государство. Государственная власть при взаимоотношениях с обществом

изначально направлена на достижение компромиссов, однако если сущность

государственной власти заключается в том, чтобы обосновать собственные

интересы, тогда легитимация представляет собой самообъяснение.

Таким образом, государственная власть осуществляет политику

легитимации – комплекс мер по сохранению достигнутого уровня

легитимности. Но можно ли считать легитимность подлинной, если в

значительной степени она достигнута намеренными действиями

государственной власти? Сразу оговоримся, этот вопрос не имеет

39

однозначного решения. В поисках ответа на данный вопрос нам

представляется важным рассмотреть возможные варианты государственно й

легитимационной политики.

В современной научной литературе выделяется два вида политики

легитимации, проводимой государственной властью. Один вариант – когда

государственная власть проводит политику, направленную на реализацию

интересов общества. «Если государственная власть реализует программу в

расчете на укрепление своей легитимности, то это не противоречит идее

легитимности. Не противоречит ей и соответствующее информационное

обеспечение таких мер, – и на кануне их реализации, когда правительство

убеждает население в их полезности, и после их осуществления, когда оно

показывает их значение, отмечает свой вклад. Политика легитимации власти

как приобретение признания, доверия проводится государством через

систему политической социализации личности, сферы воспитания,

образования, культуры, и это вполне естественно, ибо власть спосо бствует

формированию политической культуры населения, его информированности,

законопослушания»1.

Второй способ легитимации государственной власти – управление

общественным сознанием с использованием разнообразных форм

воздействия (правовых, политических, идеологических, социальных и т.д.),

исходя из целей самообъяснения. Для этого систематически проводятся

соответствующие идеологические кампании, применяется политика

социального маневрирования. Зачастую государственная власть применяет

меры популизма – «деятельности, имеющей целью обеспечение

популярности в массах ценой необоснованных обещаний, демагогических

лозунгов и т.д. Тот, кто дает установку, приобретает популярность, этому же

способствует механизм отождествления, реализуемый в одной из двух форм:

харизмы или «слуги народа»: при первом человек – объект воздействия –

1 Скиперских А.В. Легитимация политической власти в России в условиях становления и

развития федеративных отношений : Специфика и тенденции. Дисс… к.п.н. Елец, 2003

С.26.

40

воспринимает предлагаемую ему объектом воздействия цель как истину, не

подлежащую сомнению. Человек отождествляет себя с харизматическим

лидером, почти обожествляет его, что является высшей формой

легитимации»1.

Резюмируя свое отношение к этому вопросу, Е.В. Чиркин считает, что

«легитимация связана не с одобрением всего общества (это крайне редкий

вариант), а с принятием ее большинством населения при уважении и защите

прав меньшинства. Именно это, а не диктатура класса делает

государственную власть легитимной. Вместе с тем легитимная власть вправе

и обязана в интересах общества применять меры принуждения,

предусмотренные законом, если иные способы пресечь антиобщественные

действия не дают результатов»2. Эффективную государственную власть

сегодня демонстрируют общества, способные сформировать единую

коллективную волю на основе консенсуса, достигнутого между основными

социальными группами. При этом степень демокр атичности не является

определяющим фактором. Как справедливо отмечает А.Д. Керимов:

«демократия, вопреки обыденному представлению не есть власть народа или

власть большинства... На самом деле демократия – это определенная

технология обретения и осуществления государственной власти

меньшинством с помощью большинства, с опорой на большинство, но далеко

не в интересах и во благо большинства»3.

Однако необходимо понимать, что при таком варианте позиции

государственной власти устойчивы при условии, если процесс постоянной

общественной трансформации находится на уровне стагнации. В условиях,

когда общество переходит из одного состояния в другое не плавно, а скачком,

процесс формирования и отражения ценностей не успевает за изменяющейся

1 Аверин Ю.П. Особенности формирования популизма в деятельности представительного

органа государственной власти: теоретико-методологический анализ // Вестник МГУ, сер.

18, Социология и политология. 1998. № 1. С.72.

2 Чиркин В.Е. Легализация и легитимация государственной власти // Государство и право.

1995. №8. С.67.

3 Керимов А.Д. Современное государство: вопросы теории. М.: Норма, 2007. С.25-26.

41

реальностью. Прежние ценности переосмысливаются, вытесняются в

неосознаваемое, а на их место приходят новые, наслаиваясь на старые. В этой

динамичной ситуации происходит нарушение достигнутых государственной

властью и обществом компромиссов.

Процессы, происходящие в обществе и государстве, не могут иметь

однонаправленный характер. Основываясь на анализе практики, в науке

выделяют понятие обратной легитимации государственной власти. С.М.

Елисеев определяет «обратную» легитимацию как определенное

качественное состояние государственной власти, возникающее там и тогда,

где и когда она достигается с нарушениями правил или осуществляется

способами, которые нарушают закон или выходят за его рамки1. Причинами

этого являются: противоречия между существующими в обществе

ценностями и интересами государственной власти, противоречия между

идеей демократии и социальной практикой, нарастающая юридизация и

бюрократизация и т.д. Стало быть, обратная легитимность есть качественное

состояние государственной власти, возникающее вследствие нарушения

сложившихся в обществе правил властеотношений.

Установление правопорядка связано с легальностью государства как

суверена и определяет социально-правовую легитимность. Существенным

фактором генезиса и реализации властных отношений является

формирование мотивов согласования действий, исходящих как со стороны

государственной власти, так и со стороны общества. Содержание мотивов

может быть разнообразным, но их целевая направленность – это создание и

подержание определенного порядка и устойчивости в системе

функционирования общественных отношений.

Усложнение структуры общества создает определенную иерархию

воли властных субъектов, а также осознания этой иерархии со стороны как

властных, так и подвластных. В конечном итоге это приводит к появлению

1 Елисеев С.М. Легитимность власти: источники, структура и динамика развития в

посткомунистическом обществе. Дисс… д.п.н. Спб., 1997. С.66.

42

не подчиненных никому властных субъектов. Несмотря на то, что суверенная

власть никому не подчинена, она требует того, чтобы суверен

идентифицировал себя в качестве носителя государственной власти, а

подвластные субъекты сознательно соглашались с тем, что они находятся во

власти суверена. При этом большинство граждан добровольно подчиняется

суверенной власти, признавая ее право на применение принужд ения.

Легальность и легитимность – два оценочных критерия, позволяющих

дать адекватное заключение о содержании и сущности суверенной власти1. В

некоторых случаях легальность власти трактуется как узкое понимание

легитимности власти. По нашему мнению, данный подход методологически

не обоснован. Легальность отражает лишь формальное соответствие

процесса формирования и функционирования власти установленным

правовым нормам. Легитимность выступает как фактор этико-правовой

обусловленности суверенной власти2. Легитимность непосредственно

связана с тем, что власть как общественный институт из межличностного

отношения, основанного на добровольном подчинении, эволюционировала в

самовоспроизводящийся политический институт, монополизированный

отдельными группами3.

Легитимность имеет, по крайней мере, две стороны: формальную и со-

держательную. С точки зрения формальной, она означает принятие власти

надлежащим органом или лицом и в установленном пор ядке. Если эти

требования соблюдены, то государственная власть, подчеркнем, формально

легитимна, поскольку проблема легитимности не может быть сведена только

к соблюдению установленных процедур и легитимность не может

рассматриваться и пониматься в отрыве от существа государственной власти,

ее способов, методов и форм реализации.

Опыт различных государств показал, что государственная власть,

1 Ушаков Н.А. Суверенитет и его воплощение во внутригосударственном и

международном праве // Московский журнал международного права. 1994. № 2. С.7-9.

2 Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. М., 2010. С.36.

3 Сухолинский П.Р. Право в догосударственных социальных системах. Автореф. дисс.

к.ю.н. М., 2013. С.10.

43

будучи формально легитимной (легальной), т.е. полученная надлежащими

органами или лицами и в надлежащем порядке, часто не получает поддержки

людей, оставаясь при этом фактически нереализованной и в этом смысле

фактически не легитимной. Именно эффективность деятельности органов

государственной власти, видимые результаты этой деятельности являются

определяющими критериями в решении проблемы легитимности

государственной власти. Это и будет свидетельствовать о различии между

формальной и фактической легитимностью.

С содержательной точки зрения, легитимность государственной власти

зависит от различных ее составляющих, прежде всего от ее сущности.

Идеальным является совпадение содержательной легитимности и

легальности государственной власти. Если такое совпадение достигается,

проблема легитимности вообще не возникает: власть воспринимается как

позитивное демократическое явление, положительно воспринимаются ее

действия, и она эффективно осуществляет свои функции.

Проблема легитимности возникает тогда, когда содержательная

легитимность и легальность государственной власти не совпадают. В силу

этого создается пространство для различных комбинаций: в одних странах

государственная власть может быть легальной, но нелегитимной, в других –

легитимной, но нелегальной, в третьих – и легальной и легитимной.

В юриспруденции к вопросу о соотношении понятий легитимности и

легальности следует подходить с учетом существования различных подходов

к пониманию права. С позиции нормативного подхода рассматриваемые

понятия будут тождественны независимо от содержательных характеристик

при условии формального соответствия действующему законодательству.

Иная ситуация, как отмечает А.В. Вайнберг, будет в том случае, если

соотношение этих понятий рассматривать с позиции широкого

правопонимания, в рамках которого имеет место противопоставление права и

закона. В данном случае легитимной будет признаваться лишь та

44

государственная власть, которая опосредована законом, полностью

соответствующим праву1.

Как видим, легитимность и легальность государственной власти

являются смежными, но не совпадающими понятиями. Легальность

проявляется в юридическом оформлении государственной власти, которая

выражается в принятии различного рода нормативных правовых актов, в том

числе конституции. Также заметим, что легализованная государственная

власть не всегда может быть легитимной, как и легитимная власть не

обязательно легализована. Но каждая только что учрежденная власть в

первую очередь старается легализовать себя на территории государства, что и

происходит в большинстве случаев без особой сложности, в то время как

обрести легитимность значительно труднее.

В таких характеристиках, как легальность и легитимность наиболее

выразительным становится единство инструментального и ценностного

аспектов государственной власти. Качество легальности выражает

способность государственной власти действовать в рамках ею же

устанавливаемых пределов, готовность нести ответственность.

Нивелирование государственной властью этих аспектов нарушает

коммуникативную систему отношений государственной власти и общества, и,

следовательно, предопределяет дальнейшую неэффективность и

неприемлемость этой власти для общества, в конечном итоге –

нелегитимность.

В связи с этим справедливо возникает вопрос о первичности

легитимации или легализации государственной власти. Если легализация

представляет собой следствие легитимации, то это, по сути, содержательное

наполнение ее форм, а если легитимация есть следствие легализации, тогда

это представляет собой процесс легитимации государственной власти по

содержанию.

1 Вайнберг А.В. Легитимация и делегитимация выборной государственной власти в

современной России. Дисс…к.ю.н. Нижний Новгород, 2003. С.18.

45

Для более четкого уяснения соотношения понятий легитимации и

легализации государственной власти обратимся к проблеме

функционирования правового государства. По нашему мнению, в правовом

государстве легитимация первична: современное правовое государство

становится правовым тогда, когда государство заботится о том, чтобы

государственная власть была легитимирована. Это подразумевает, во-первых,

внутреннее объяснение целесообразности той или иной деятельности

государственной власти, во-вторых, ее законодательное оформление. В

неправовом государстве, как мы видим, все происходит совсем наоборот:

сначала издаются законы, а потом идет их объяснение.

В целом концептуальное различие между легализацией и легитимацией

государственной власти не всегда улавливается сторонниками юридического

подхода. Это происходит потому, что постоянное взаимодействие

политического и правового регулятивных механизмов порождает их

относительную самостоятельность. Возникает круговая зависимость

легитимации (легализации) государственной власти и права в целом.

Итак, подводя итог изложенному выше, сформулируем основные

выводы.

1. Легитимность государственной власти является результирующим

следствием взаимосвязи двух процессов – формирования позитивного

восприятия государственной власти обществом и соответствующего ему

отношения государственной власти к обществу.

2. Основным источником процесса легитимации государственной

власти является сама государственная власть. Одной из важнейших задач,

проистекающих из самой сущности государственной власти, является

узаконение (легализация) своих собственных (государственных) интересов, в

той или иной степени отличающихся от интересов всего общества. Тем

самым легитимация представляет собой самообъяснение и дальнейшее

самовоспроизводство с помощью всего арсенала идеологических,

политических, экономических и правовых средств. Но легитимация как

46

процесс самообоснования государственной власти, выраженного в правовой

идеологии и политике, а также в правотворчестве, еще сама по себе не

обеспечивает обретения легитимности государственной властью.

3. Идеальным случаем является совпадение легитимности и

легальности государственной власти. Но в таком случае проблема

легитимности вообще не возникает, так как государственная власть

воспринимается обществом как полностью соответствующая своему

социальному предназначению. Проблема легитимности возникает при

несовпадении содержательной легитимности и легальности, государственная

власть может носить легальный характер и в то же время быть нелегитимной.

4. Обретение и использование государственной власти даже в

соответствии с установленными и принявшими форму права правилами еще

не является прочной и стабильной основой для того, чтобы государственная

власть могла считаться легитимной, потому что сам установленный властью

порядок обретения легитимности еще нуждается в оправдании и принятии

обществом. Государственная власть становится легитимной только в том

случае, когда установленные законом правила обретения государственной

власти и распоряжения ею получили обоснование в общественном сознании.

<< | >>
Источник: ИВАНЧЕНКО ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ. СУЩНОСТЬ, МЕХАНИЗМ И ФОРМЫ ПРАВОВОЙ ЛЕГИТИМАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 2. Понятия легитимнос ти, легитимациии легальности государственной власти: их смысловая связь:

  1. § 1. Виды, формы и стадии контроля гражданского общества за государственным аппаратом
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. § 2. Понятия легитимнос ти, легитимациии легальности государственной власти: их смысловая связь
  4. § 3. Основные этапы правовой легитимации государственной власти
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -