<<
>>

1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Изменения, происходящие в социальной структуре российского общества, курс на рыночную экономику, глубокие преобразования в политической системе настоятельно диктуют необходимость принципи­ального обновления системы российского права, всех ее структурных элементов.

Преобразования в обществе требуют создания надлежащей юриди­ческой базы и подталкивают законодателя к активному правотворчест­ву во всех отраслях, что сказывается на эффективности самого пра­ва, его системности.

Отмечая этот признак, еще Ф.

Энгельс подчеркивал, что "в сов­ременном государстве право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий” [1].

Существующий социальный строй общества и государства опреде­ляет в конечном счете ту или иную систему права, его внутреннее строение. Система права показывает, из каких частей оно состоит и как эти элементы соотносятся между собой. Каждому историческому

типу права присуща своя система, отражающая особенности соответс­твующего типа государства. Законодатель не может, произвольно из­давая правовые нормы, изменять исторический тип права, он лишь при помощи правовых предписаний юридически оформляет потребности об­щественного развития. Следовательно, в основе системы права лежат юридические установления, которые группируются внутри нее как це­лостные композиции. Они отражают в системе права такие качества как объективность, согласованность правовых норм, их единство, различие, способность обособления и т.д. Правильное уяснение юри­дической сущности, содержания и структуры системы права возможно лишь в рамках нормативного подхода к пониманию права как системы действующих в государстве юридических норм в их диалектико-матери­алистической трактовке [2].

Правовые нормы, помимо прочего, обеспечивают динамизм системы права, делают подвижными ее структурные элементы. По мере измене­ния общественных отношений появляется необходимость в новых юриди­ческих предписаниях, отражающих эти изменения. Происходит качест­венное наполнение структурных элементов права, готовых к обособле­нию сообразно специфике регулируемых общественных процессов.

Единство же юридических норм, их взаимообусловленность, ха­рактеризуется множеством параметров: "во-первых, единством выра­женной в них государственной воли; во-вторых, единством правовой системы, в рамках которой они существуют и действуют; в-третьих, единством механизма правового регулирования, его исходных принци­пов; в-четвертых, единством конечных целей и задач" [3].

Непротиворечивость правовых предписаний, их субординацион- ность. конкретизация более общих норм в менее общих составляют еще одну характерную черту российского права. Здесь весьма важно ви­деть ее отличие от правовой системы как собирательной категории, отражающей всю правовую организацию данного общества. Она предс­тавляет собой совокупность внутренне согласованных юридических средств, учреждений, с помощью которых государство оказывает нор­мативное воздействие на общественные отношения. Система же права - это его сугубо внутреннее строение, выступающее составным компо­нентом правовой системы. Они соотносятся между собой как часть и целое, всестороннюю взаимосвязь которых еще во многом предстоит изучить правоведам.

Проблема системы российского права и. в частности, вопрос о критериях ее деления на отрасли и институты постоянно находится в центре внимания ученых-юристов и явилась предметом обсуждения ряда научных дискуссий. В ходе первой из них (1938-1941 г.г.) [4] была отмечена важность выделения объективного критерия, коим является предмет правового регулирования, т. е. определенная совокупность общественных отношений. Структуру предмета правового регулирования составляют следующие элементы: субъекты; объекты регулируемых об­щественных отношений; социальные факты, способствующие возникнове­нию соответствующих отношений; практическая деятельность людей. Предмет правового регулирования - та сфера, на которую распростра­няется право, "это не предмет в смысле вещи или личности человека,

или действия, это отношения людей по поводу вещей, лиц и дейст­вий" [5]. Результатом дискуссии был вывод о том. что построить и оп­ределить все без исключения отрасли права можно лишь по предмету правового регулирования. Вопрос о границах регулируемых обществен­ных отношений оставался открытым и по мнению участников дискуссии такого общего "классификационного принципа" нет и не может быть, а в каждом отдельном случае необходимо научно обосновывать и уста­навливать реальное наличие конкретного круга регламентируемых об­щественных отношений и очерчивать их пределы.

Реальная невозможность разграничения норм права только по предмету правового регулирования вызвала потребность в поисках до­полнительного системообразующего критерия.

Ученые начали предлагать другие подходы и критерии к решению данной проблемы. Так, В.Ф. Машера предложила в качестве критерия деления системы права на отрасли характер санкций юридических норм [6].

В.Н. Кудрявцев увидел иной резон к систематизации правового материала, исходя из функций или задач, которые необходимо решать посредством правового регулирования. Деление системы права по это­му критерию даст, по его мнению, только две отрасли: регулирования общественных отношений и охраны этих отношений [7].

Н.И. Коржанский считает, что классификация любых явлений не по признакам или свойствам им принадлежащим, не может быть науч­

ной. а в качестве критериев деления права на отрасли могут фигури­ровать свойства, особенности отдельных правовых норм, их принад­лежность к различным правовым институтам, видам правовой ответс­твенности [8]. Автор фактически отрицает объективный характер права как социального явления, отрывает его от реальной почвы. Такая по­зиция ведет к утверждению идеи "строительства" системы права по любым, самым неожиданным основаниям.

Таким образом со временем оказалось, что одного материального критерия недостаточно, ибо весьма затруднительно руководствоваться только им при разграничении смежных отраслей и институтов, не учи­тывать их взаимосвязи в единой системе права. В ходе развития и совершенствования общественных отношений возникла явная необходи­мость в дополнительном критерии для отграничения одних отраслей права от других.

Поэтому в ходе второй дискуссии (1955-1958 г.г.) [9] было приз­нано необходимым помимо основного критерия (предмета правового ре­гулирования) выделить дополнительный критерий-метод правового ре­гулирования. Под ним понимается совокупность приемов и средств, при помощи которых государство обеспечивает нужное ему поведение участников правоотношений.

Они могут выражаться в виде предписа­ния, запрета, дозволения и т.п. С учетом такого подхода выделялись

следующие отрасли права: конституционное, административное, граж­данское. уголовное, процессуальное и т.д. Вопросы, поставленные в ходе двух первых дискуссий, рассматривались и позднее.

Каждый метод правового регулирования имеет свои специфические особенности. Так. в области земельных отношений это проявляется в том. что, во-первых, он характеризуется спецификой возникновения, изменения или прекращения земельных правоотношений. Право пользо­вания тем или иным объектом природы в абсолютном большинстве слу­чаев возникает в силу административного акта органа государствен­ной власти или управления, осуществляющего право распоряжения. В-третьих, специфика метода регулирования земельных отношений - в созданной государством системе специальных органов, которые приз­ваны осуществлять контроль за выполнением обязанностей лицами, ис­пользующими объекты природы. В-четвертых, метод регулирования зе­мельных отношений определяется характером санкций. К лицам, не вы­полняющим своих обязанностей и допускающим нарушение правил, при­меняются административно-правовые меры [10]. Таким образом В.С. Яку­шев обосновывает применение административно-правового метода для регулирования земельных правоотношений. Следовательно, если каждо­му предмету регулирования с учетом его свойств, присущ свой особый метод регулирования, то земельного права как отрасли не существу­ет? Автор кроме того связывает метод правового регулирования с ка­тегорией принципа права. Он отмечает, что правовой метод есть нич­то иное, как специфически присущий для данной отрасли права способ воздействия на общественные отношения, содержанием которого явля­ется проведение в жизнь руководящих идей, направляющих поведение

людей в конкретной отрасли общественных отношений [11]. Из сказанного вытекает, что метод правового регулирования - это проведение в жизнь принципов права, направляющих поведение людей. Но откуда бе­рутся эти принципы и, возможно, отождествление метода правового регулирования с принципами права приводит к замене метода правово­го регулирования в качестве критерия классификации отраслей права принципами права.

Специфика метода правового регулирования права социального обеспечения связывается прежде всего с алиментарным характером ре­гулируемых отношений по социальному обеспечению [12]. Поэтому предс­тавляется вполне обоснованным выделение права социального обеспе­чения в качестве самостоятельной отрасли.

Отличается большим своеобразием метод правового регулирования такой основополагающей отрасли права, как конституционное. При ре­гулировании общественных отношений, составляющих основы обществен­ного строя и политики широко используется общее закрепление, фиксирование сложившихся явлений, декларативные предписания и т.д. [13].

Представители трудового права Никитинский В.И. и Орлов­ский Ю.П. считают, что "общая теория права исходит из того, что одна из ведущих характеристик отраслевых методов правового регули­рования общественных отношений связана с тем. какое из начал регу­лирования - централизованное или децентрализованное - является для

данной отрасли доминирующим" [14]. Авторы по-существу сводят метод правового регулирования к двум методам: граждански- и администра­тивноправовому.

Не совсем убедительно аргументируется и наличие собственного метода правового регулирования в сфере финансового права. По мето­ду правового регулирования оно. на первый взгляд, полностью совпа- J, дает с административным правом: тот же метод властных предписаний. Однако, административное право не регулирует финансовых отношений, специфика которых диктует необходимость применения финансово-пра­вового метода. Большая часть предписаний в таких случаях исходит от финансово-кредитных органов государства, созданных специально для осуществления финансовой деятельности, и эти органы связаны с другими государственными органами лишь функционально по линии фи­нансовой деятельности [15]. По-существу речь идет об отсутствии у фи­нансового права собственного метода правового регулирования. Если специфика метода правового регулирования базируется на наличии фи­нансово-кредитных органов государства, лишь функционально связан­ных с другими государственными органами, то аналогично можно ут­верждать о наличии собственного метода у "здравоохранительного", "общеобразовательного". "театрального", "санитарно-эпидемиологи­ческого" и какого угодно права. Как бы ни был обширен и разнообра­зен предмет правового регулирования, если не происходит трансфор­мация метода правового регулирования до появления его нового ка­чества, не происходит выделения новой отрасли права из основной.

"материнской,' отрасли.

Законодатель не "создает", а лишь ищет лучший в данной исто­рической обстановке способ воздействия на общественные отно­шения [16]. Свобода выбора метода зазисит от степени познания и ис­пользования объективных закономерностей общественных отношений.

Более того, метод, на выбор которого оказали влияние конкрет­ные условия, будет заменен на метод, который соответствует сущнос­ти регулируемого отношения, и тогда оно займет должное место в составе отношений, образующих предмет регулирования данной отрасли права.

По мнению В. Д. Сорокина "при определении понятия метода пра­вового регулирования вообще, а также при конструировании методов различных отраслей права используются исключительно два "кирпичи­ка" - гражданский и административный методы. Именно на их основе, на соотношении методов гражданского и административного права мно­гие авторы возводят конструкцию метода "своей" отрасли" [17]. что не предмет определяет метод, с чем согласны все представители данной концепции, а метод одной отрасли определяет метод другой.

Он выделяет следующие характерные черты метода правового ре­гулирования:

1. Составляющая его система средств используется преимущест­венно государством. Видимо здесь идет речь о праве. Ведь оно и есть государственный регулятор общественных отношений. Возможно автор сомневается в том. что и граждане, и их объединения исключи­тельно редко используют названные средства для регулирования воз­

никающих между ними отношений.

2. Непосредственная обусловленность единым предметом правово­го регулирования, который выступает в качестве социально-правовой среды, т.е. системы взаимодействующих между собой элементов.

Положение это достаточно спорно. Представляется более точным аргумент Ю.К. Толстого о том, что "метод никогда не выступал и не выступает в качестве зеркального отражения тех общественных отно­шений. которые с его помощью регулируются. Метод обладает относи­тельно самостоятельным содержанием" [18].

3. Следующая характерная черта заключается в наличии своеоб­разной. с общенациональной точки зрения, его материально-юридичес­кой основы в виде заранее установленных или санкционированных го­сударством общих правил поведения людей - норм, составляющих це­лостную систему, которая непосредственно охватывает всю сферу со­циально-правовой среды. То есть, под характерной чертой метода правового регулирования автор понимает в качестве его "основы" право.

4. Он выступает в качестве важнейшего средства организованно­го воздействия социальных управляющих систем на внешнюю и внутрен­нюю среду, т.е. метод правового регулирования - это важнейший спо­соб "организованного воздействия" государственных органов на об­щественные отношения.

Следует отметить, что указанные характерные черты не отражают всей палитры специфики метода правового регулирования как общепра­вовой категории.

Обстоятельный и более плодотворный анализ этого явления

предпринял А.М. Витченко.

Им было предложено рассматривать проблему правовых методов в двух аспектах: как общий метод, присущий системе права в целом и как отраслевой метод правового регулирования.

Под общим методом автор понимает комплексное понятие, которое охватывает в качестве своих составных частей важнейшие элементы юридического воздействия права на общественные отношения. Структу­ру правового метода составляют правовые средства, взятые в сово­купности и устанавливающие:

1. Границы регулируемых отношений, объекты, на которые может быть направлено действие права.

2. Государственно-властные предписания относительно поведения субъектов, предусматривающие для участников общественных отношений права и обязанности, закрепленные в нормативных актах.

3. Наделение участников регулируемых отношений правоспособ­ностью и дееспособностью.

4. Определение государственных мер принуждения в случаях на­рушения установленных прав и правопорядка [19].

Основное назначение общего правового метода состоит в том. что государство организует и обеспечивает положительную деятель­ность субъектов в соответствии с предписаниями правовых норм, вос­питывает в них дисциплинированность и активность, устанавливает неразрывную связь между правами и обязанностями участников общест­венных отношений, упорядочивает их. Но если этот порядок нарушает­ся. то вступает в действие принудительное свойство общего метода, назначение которого состоит в том, чтобы понудить правонарушителей

к правомерному поведению, перевоспитать их. восстановить нарушен­ное право.

Отраслевой метод - особое средство и способ специфически юри­дического воздействия права на общественные отношения.

Каким же образом предмет правового регулирования обуславлива­ет метод правового регулирования, если метод - это совокупность правовых мер. в конечном итоге предложенная законодателем?

Материальные потребности обуславливают государственную волю, а эта воля, выраженная з нормативных актах, определяет содержание и структуру метода правового регулирования. Законодатель на основе познанной закономерности формулирует определенный метод, а повсед­невная практика жизни в регулируемых отношениях подсказывает, ка­кие коррективы следует внести в тот или иной элемент метода.

Правовой метод в целом проявляется посредством двух важнейших категорий - через нормы права, составляющие в своей совокупности отрасль права, и правовые отношения [20]. Каким же образом мы обнару­живаем специфический метод правового регулирования - из анализа норм права? Вряд ли. выявление отраслевого метода должно начаться не с отдельной нормы, а с норм права, составляющих отдельную от­расль. и общественных отношений, регулируемых данной отраслью пра­ва. Как в нормах права, составляющих отдельную отрасль, так и в соответствующих правоотношениях можно выявить определенные группы правовых приемов.

А.М. Витченко весьма удачно выделяет четыре группы правовых приемов, которые в совокупности характеризуют специфическое сво­еобразие отраслевого метода правового регулирования:

1. Правовое положение субъектов в сфере регулируемых отноше-

ний. Оно характеризуется установлением правовой связи субъектов с государством и с регулируемыми отношениями. Это достигается путем закрепления за ними общей и специальной правоспособности.

2. Юридический факт, как основание возникновения, изменения или прекращения правоотношений. Причем в литературе отмечается, что каждой отрасли права присущи только свои типичные основания возникновения, изменения или прекращения правоотношений [21]. напри­мер. это правонарушения в уголовном праве.

3. Приемы формирования субъективных прав и юридических обя­занностей. закрепленные в диспозициях норм права определяют раз­личный характер взаимосвязей между субъектами.

4. Приемы защиты субъективных прав и обеспечения юридических обязанностей. Отдельным отраслям права как правило присущи свои, типичные меры защиты и обеспечения. Например, неустойка в граж­данском праве, лишение свободы в уголовном праве, административный арест в административном праве и др. Кроме того необходимо обра­тить внимание на то. кому принадлежит инициатива приведения в дви­жение защитительных мер.

Таким образом. отраслевой метод правового регулирования представляет собой совокупность юридических приемов, средств и способов, отражающих своеобразие воздействия отрасли права на об­щественные отношения. При этом необходимо иметь в виду, что при их регулировании, как правило, один и тот же правовой прием применя­ется как одной отраслью права, так и другой. Несмотря на это. структура отраслевого метода остается неизменной, а отдельные пра­вовые приемы могут переходить от одного правового метода к друго­

му. не разрушая его структуру [22].

К отраслевым методам правового регулирования относятся: импе­ративный. диспозитивный, поощрительный, учредительно-закрепитель­ный. рекомендательный, метод автономии и равенства сторон, алимен­тарный.

Императивный метод - это метод властных предписаний, содержа­щий в себе, кроме норм-запретов, еще и обязывающие нормы. Он ис­пользуется главным образом в уголовном, административном и некото­рых других отраслях права, хотя присущ всем без исключения отрас­лям права, является сквозным.

Диспозитивный метод дает субъектам известную альтернативную возможность выбора вариантов поведения в рамках закона, предостав­ляет субъектам большую самостоятельность, дает возможность догово­риться самим. Этот метод в большей степени присущ гражданскому, коммерческому праву и т.д.. хотя используется и в других отраслях.

Учредительно-закрепительный метод присущ конституционному праву и предполагает отсутствие санкций в правовых нормах.

В качестве примера применения императивного метода можно при­вести положения, содержащиеся в ст. 41 Кодекса РСФСР об админист­ративных правонарушениях: "Нарушение должностным лицом предприя­тия. учреждения, организации независимо от форм собственности за­конодательства Российской Федерации о труде к законодательства Российской Федерации об охране труда влечет наложение штрафа в размере до ста минимальных размеров оплаты труда", ст. 13 УК РФ:

"Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на терри­тории иностранного государства, не подлежат выдаче этому госу­дарству", ст. 102 ГПК РСФСР: "Право на совершение процессуальных действий погашается с истечением установленного законом или назна­ченного судом срока”.

Диспозитивный метод ярко виден в ст. 409 ГК РФ: "По соглаше­нию сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанав­ливается сторонами", в ст. 120 ГПК РСФСР: "Стороны могут по согла­шению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела".

Учредительно-закрепительный метод можно проиллюстрировать по­ложением ст. 10 Конституции РФ: "Государственная власть в Российс­кой Федерации осуществляется на основе разделения на законодатель­ную. исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполни­тельной и судебной власти самостоятельны", ст. 68 Конституции РФ: "1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее терри­тории является русский язык".

Метод поощрения свойственен в основном трудовому праву, где действуют льготные системы, направленные на стимулирование мораль­ной и материальной заинтересованности работников, повышении ими своей квалификации, приобретении новых профессий и т. д. Действие этого метода охватывает и отрасль административного права, когда речь идет о награждении граждан орденами и медалями, присвоении почетных званий.

В сельскохозяйственном праве применяется метод рекомендаций, при помощи которого государство путем организационной помощи и со­действия строит свои отношения с фермерскими, колхозными и иными

сельскохозяйственными организациями.

Право социального обеспечения опосредует круг своеобразных общественных отношений, носящих безвозмездный, безэквивалентный. благотворительный характер. Специфика названных отношений нашла свое отражение в методе правового регулирования данной отрасли права, который можно охарактеризовать как государственное обеспе­чение нетрудоспособных и иных лиц денежными выплатами и льготами.

Раскрывая сущность перечисленных методов, следует помнить, что методов в чистом виде не существует.

Категорический запрет, составляющий основу императивного ме­тода. присущего уголовному, административному, другим отраслям права, не исключает использование, к примеру, метода рекомендаций.

Просматривается использование диспозитивного метода в ст. 22 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, дающая право органу (должностному лицу), уполномоченному решить дело, освобо­дить нарушителя от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, в ст. 123 Таможенного кодекса РФ. разрешающей уплату таможенных платежей как в валюте Российской Федерации, так и в иностранной валютах.

Диспозитивный метод, присущий гражданскому праву, не исключа­ет элементов императивного метода, используемого, к примеру, инс­титутом недействительности сделок (ст. 166-180 ГК РФ), а также ме­тода поощрения, принадлежащего институтам публичного обещания наг­рады (гл. 56 ГК РФ) и публичного конкурса (гл. 57 ГК РФ).

Семейное право обладает как диспозитивным методом, например, зафиксированным ст. 41 КоБС РСФСР, закрепляющей за супругом при расторжении брака прав на сохранение или изменение фамилии, так и императивным методом, к примеру, обязывающим, ст. 67 КоБС РСФСР родителей содержать своих несовершеннолетних детей и нетрудоспо­

собных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи.

К вопросу системы права ученые-правоведы вернулись в ходе дискуссии, проводившейся в 1982 г. в рамках заседания "Круглого стола" в Звенигороде и освещавшейся на страницах журнала "Советс­кое государство и право" [23].

По их единодушному мнению законодательство того периода стало гораздо более объемным и разветвленным. Оно требовало глубокого осмысления, в том числе с точки зрения его строения, структуры, общих свойств. В этой связи огромное значение приобрело усиление системности права, его комплексности, согласованного действия всех его отраслей и институтов.

Практически никто из ученых не отрицал объективности системы права, т.к. она объективна не только в силу реального ее существо­вания. но и в том смысле, что предопределена характером обществен­ных отношений, которые требуют соответствующей правовой формы.

Но некоторые правоведы сочли необходимым расширить количество критериев системы права. Например, В. Ф. Яковлев предложил к крите­риям системы права отнести: предмет (материальный критерий), метод и механизм регулирования (юридические критерии). Причем кроме этих, так называемых "главных" критериев, автор выделил также до­полнительные. в качестве которых могут быть использованы отрасле­вые принципы и функции регулирования.

П.Б. Евграфов, не отрицая значения предмета правового регули­рования. на место метода правового регулирования как критерия вы­деления отрасли права поставил правовой режим регулирования и ох­раны общественных отношений, специфика которого находится в прямой зависимости от способов существования и выражения норм соответс­

твующих отраслей.

В.К. Мамутов указывал на недостаточность использования метода правового регулирования в качестве критерия разделения права на отрасли и предложил подумать над использованием при решении проб­лемы права таких понятий, как объект, цель и содержание правового регулирования.

в. г. Беляев увидел в качестзе критерия выделения отрасли на­личие самостоятельной ответственности, возможность своими отрасле­выми способами обеспечить действенность собственных велений. По мнению автора, не случайно те отрасли права, самостоятельность ко­торых не вызывает споров, характеризуются наличием собственного по­тенциала обеспечения действенности своих велений, т.е. имеют собс­твенный институт ответственности, являющийся их первичным, цент­ральным институтом, предопределяющим конкретные параметры всех других, вторичных, производных институтов данной отрасли.

"Таким образом, отрасль права можно более строго, чем по кри­териям предмета и метода, различать по более глубокому признаку - наличию или отсутствию института собственной отраслевой ответс­твенности. Институт ответственности, ее режим являются исходными, родоначальными по отношению к своему производному, вторичному - соответствующей отрасли законодательства (права)" [24]. Иначе говоря, уголовное право - из уголовной ответственности, а не уголовная от­ветственность - из уголовного права. История развития советской юридической науки, по мнению автора, дает немало материала для вы­вода о том, что сначала устанавливается тот или иной новый вид от­ветственности и только затем появлялись хотя бы формальные

поводы говорить о рождении той или иной отрасли права.

Право как один из специфических регуляторов общественных от­ношений предполагает наличие средства принуждения для исполнения своих предписаний, роль которых играют санкции правовых норм. Санкции или ответственность за нарушение правовых предписаний должны быть адекватны ущербу, нанесенному правонарушениями, то есть они вытекают из вида тех общественных отношений, которые призваны защищать. Если же следовать логике автора, то вначале бы­ла придумана смертная казнь, а потом общество задумалось: какую создать систему общественных отношений, при которой ее можно при­менить. Трудно представить себе общество, сориентированное на са­моуничтожение. Кроме того институты ответственности разных отрас­лей права знают схожие виды ответственности, например, штраф, схо­жие принципы их применения и тем не менее конкретные институты от­ветственности принадлежат к соответствующим отраслям права.

Н.В. Витрук к критериям деления права на отрасли отнес право­вые принципы, которые дают возможность определить "правомерность" тех или иных правовых норм данной отрасли, цель правового регули­рования и правовой режим.

Т.Е. Абова предложила принять во внимание социальную цен­ность. объект, цель, вокруг которых и ради которых происходит группирование правовых норм в отрасли [25].

Любопытно, что называя дополнительные критерии разграничения системы права на отрасли, никто из ученых не проиллюстрировал действие этих критериев на примере всех отраслей системы права.

Рассмотрим некоторые названные категории в качестве дополни­

тельных критериев системы права.

1. Механизм регулирования (В.Ф. Яковлев. П.Б. Евграфов) и ме­ханизм правового регулирования. Под механизмом правового регулиро­вания. как известно, понимается совокупность взятых в единстве правовых средств, которые оказывают влияние на общественные отно­шения:

а) нормы права и принципы права;

б) акты толкования норм права;

в) акты применения права;

г) правоотношения, субъективные права и юридические обязан­ности.

Видимо В.Ф. Яковлев понимает под "механизмом регулирования" что-то отличное от "механизма правового регулирования", но не раскрывает смысл этой категории, либо он пытается обосновать отне­сение норм права к различным отраслям, исходя из норм права, актов их толкования и актов применения.

2. Объект и содержание правового регулирования (В.К. Мамутов. Т.Е. Абова). Объект правового регулирования является структурным элементом предмета правового регулирования (это предметы, явления окружающего мира, по поводу которых люди вступают во взаимоотноше­ния друг с другом и к которым проявляют свой интерес).

Еще в 1939 г. М. Аржанов писал, что "например, собственность на какую-нибудь вещь может быть основой правоотношений, которые закрепляются нормами, отнесенными и к государственному, и к трудо­вому, и к колхозному, и к административному, и к прочим отраслям нашего права" [26].

Представим себе систему права, построенную на основании кри­терия объекта правового регулирования. Это будут отрасли права, регулирующие отношения, складывающиеся вокруг ценных бумаг, услуг, оружия, трубопроводов, жилищ, церкви, референдумов и т.д. и т.п. Причем регулирование всех отношений по поводу конкретного объекта будет собрано с точки зрения государственного, гражданского, уго­ловного и т.д. отраслей права в современном их понимании.

Содержание правового регулирования заключается в воздействии на поведение человека. В процессе этого воздействия реализуются возможности, заложенные в правовой системе и в организации дея­тельности государственных органов, направленной на реализацию пра­ва (информация субъектов права, толкование норм права, контроль за их исполнением, применение санкций и т.п.) Непонятно, каким обра­зом содержание правового регулирования, как механизм правового ре­гулирования может служить критерием разделения права на отрасли.

3. Принципы правового регулирования (Л.Р. Сюкияйнен. Н.В. Вит рук, Б.Л. Назаров. Г.Л. Знаменский).

Принципы права - это основополагающие начала, ключевые идеи права, определяющие и выражающие его сущность. Принципы делятся на общеправовые, межотраслевые и отраслевые. Наука выявляет, изучает к систематизирует принципы права как органически присущие праву качества.

"Те же самые люди, которые устанавливают общественные отноше­ния соответственно развитию их материального производства, создают также принципы, идеи и категории соответственно своим обществен­ным отношениям" [27]. Принципы, таким образом, аккумулируют суть ме-

тода регулирования уже сложившихся общественных отношений. ЯВЛЯЮ­ЩИХСЯ предметом правового регулирования и не могут быть системооб­разующим критерием.

4. Правовой режим - собирательное понятие, элементами которо­го являются: а) правовые принципы; б) цели; в) аксиологические оценки; г) так называемые "существенные характеристики субъектов и объектов права"; д) способы и средства правового регулирования. Может ли служить системообразующим критерием механический набор случайных характеристик правовых явлений? Думается, что нет. т.к. все они - неотъемлемая часть правовой материи и поглощаются либо предметом, либо методом правового регулирования.

5. Цель правового регулирования (В. К. Мамутов. Л. Р. Сюкияй- нен, Н.В. Витрук. Б.Л. Назаров. Г.Л. Знаменский). Цель в праве "является идеальным предопределением желаемого результата поведе­ния людей в обществе" [28] и выступает надежной силой, которая побуж­дает к должному поведению людей в их общении друг с другом. Средс­тва. необходимые для реализации цели, выступают в качестве связы­вающего звена между субъектом и объектом его деятельности, направ­ленной на достижение нужного результата. Цель права определяет те правовые средства, с помощью которых эта цель достигается.

Цель, как и задачи в праве традиционно связываются с функция­ми права. Функции права могут подразделяться на виды в зависимости от того, какие основные задачи они решают. Важнейшая задача систе­мы права любой цивилизованной страны - упорядочение общественных отношений посредством регулятивной функции. Второй важной задачей права является охрана регулируемых общественных отношений от раз­личного рода посягательств со стороны правонарушителей с помощью

охранительной функции.

Целью правового регулирования общественных отношений можно также считать правопорядок. Трудно приложить категории цели и за­дач к систематике отраслей права, т.к. в любой интерпретации мы возвращаемся к категории общественных отношений, так или иначе ре­гулируемых правом.

6. Социальная ценность, ради которой происходит группирование норм в отрасль (Т.Е. Абова).

Представляется, что любое правовое образование обладает опре­деленной социальной ценностью, но как можно выделить тот или иной вид социальной ценности, определяющий отрасль права? Как при помо­щи критерия социальной ценности отнести одни нормы права к консти­туционному праву, другие к гражданскому или одни к уголовному, а другие к семейно-брачному?

Непонятно, что автор имеет в виду под "социальной ценностью", возможно социальную ценность объекта правового регулирования, либо социальную ценность общественных отношений, регулируемых той или иной отраслью права, либо что-то другое. Введение социологичес- ки-оценочных категорий в качестве классификационного критерия с точки зрения систематизации правовых норм ничего не дает.

7. Определенным своеобразием отличается предложение В. Г. Бе­ляева классификационным критерием считать наличие "самостоятельной ответственности". Двумя словами автор отметает государственное право как отрасль права. Выдвигая институт ответственности в ка­честве центрального, предопределяющего конкретные параметры всех других производных институтов данной отрасли, автор игнорирует ре­гулятивную функцию права. Кроме того, хотелось бы убедиться на конкретном примере, когда сначала устанавливается тот или иной но­вый вид ответственности и только затем появлялись хотя бы формаль­

ные поводы говорить о рождении той или иной отрасли права.

Проанализировав изложенные точки зрения и высоко оценивая по­пытки творческого подхода к проблеме разделения права на отрасли, представляется тем не менее невозможным признать ни одну из пред­ложенных категорий в качестве дополнительного либо основного сис­темообразующего критерия.

Далеко не все ученые чувствуют неудовлетворенность классичес­кими критериями разделения права на отрасли.

Например, С.Н. Братусь утверждает, что "основываясь на том. что метод - существенное отображение самого предмета, его основных черт и свойств, выступающее как бы вовне по отношению к предмету в целях его более глубокого познания, я полагаю, что и практика, и теория правового регулирования доказывает необходимость исходить из единства предмета и метода регулирования" [29].

Н.А. Боброва, не ставя под сомнение наличие предмета и метода правового регулирования как классификационных критериев, главенс­твующую роль отдала методу правового регулирования как внутрипра- вовой специфике "воздействующих возможностей права", проявляющейся как специфический правовой режим его структурных элементов, т.к. объективные потребности отражаются в праве исключительно через ин­теллектуально-волевую правотворческую деятельность. На наш взгляд автор допускает смешение понятий объективного и субъективного в праве.

Субъективная сторона права заключается в том, что оно являет­ся результатом сознательной деятельности человека и общества. Но право относительно независимо от общественного сознания, т.к. при-

чиной его возникновения, существования и применения является сос­тояние производственных отношений, специфику права предопределяет специфика производственных взаимосвязей. Однако, экономические за­коны не переносятся в право механически. "В каждом отдельном слу­чае экономические факты, чтобы получить санкцию в форме закона должны принимать форму юридического мотива” [30]. Метод выражает спе­цифику регламентации определенного вида отношений. Но каким обра­зом складывается метод правового регулирования?

В.Ф. Яковлев видит это явление сквозь призму правовых норм, которые создаются, принимаются людьми, являются результатом их сознательной деятельности.

Регулируемые правом отношения, будучи проявлением и формой производственных отношений, могут быть облечены лишь в такую пра­вовую форму, которая соответствует лежащим в основе волевых отно­шений объективным закономерностям, а сознание законодателя, прини­мающего правовые решения, предопределено государственными интере­сами. складывающимися в конкретных экономических условиях [31].

Если в конечном итоге специфика общественных отношений опре­деляет правовой режим их опосредования, то не метод правового ре­гулирования определяет вид общественных отношений или предмет пра­вового регулирования, а наоборот.

Метод аккумулирует в себе все содержание отрасли права, все ее правила поведения с точки зрения свойств, которые указывают на специфические способы воздействия на предмет. Сердцевина метода - обусловленный предметом качественно своеобразный синтез велений.

дозволений и запретов.

По справедливому замечанию В.Б. Исакова предмет и метод пра­вового регулирования при всей сложности и неоднозначности их пони­мания и применения, выдержали испытание в качестве критериев пост­роения системы права [32].

Бурное развитие законодательства, желание отдельных ученых обосновать наличие новых отраслей права привело к формированию не­ординарной точки зрения на систему права. Так. Ц.А. Ямпольская от­вергла критерии подразделения права на отрасли - предмет и метод правового регулирования - как несостоятельные, т.к. "фактически мы не придерживаемся провозглашенного и на словах почитаемого предме­та правового регулирования как единого принципа конструирования отраслей". Она считает, что отрасль не является внутренне присущим подразделением правовой ткани. Таким подразделением, основным эле­ментом служит норма права. В пользу данной концепции, как считает автор, свидетельствует то. что мы под влиянием требования жизни вынуждены ломать созданные нами же отрасли права, разрабатываем комплексные целевые программы "надстройки" над отраслями, например деликтное право и др., отраслей как таковых в праве нет [33].

Система же права существует, но не как система отраслей, а как система прочно взаимосвязанных в единое целое правовых норм. Нормы эти, в идеале, должны быть не только взаимосвязаны, но и взаимосогласованы, составлять единое, гармоничное целое.

Итак, система права - это система правовых предписаний, кото­рые нужно изучать, классифицировать и группировать для решения

различных задач.

С точки зрения проникновения в глубину рассматриваемого явле­ния такой процесс безусловно необходим. Но сама категория "система права" была предложена исходя из сугубо практических задач - как модель построения системы законодательства, как средство изучения и совершенствования системы законодательства. И если, по мнению Ц.А. Ямпольской, задача юристов заключается в "создании взаимосог­ласованности норм", то хотелось бы узнать - как. по какому крите­рию определяется эта взаимосогласованность, для чего она нужна и на каком основании ту или иную норму мы должны применять на прак­тике [34].

Л.Б. Тиунова предлагает "уточнить" традиционное представление о системе права: "отрасли и институты права следует рассматривать как автономные образования, выходящие за рамки системы норм и не являющиеся поэтому ее элементами ... система юридических норм и отраслевое подразделение права - "пересекающиеся", но не тождест­венные структуры, входящие в правовую систему, свойства которой отражаются и на системе норм, и на отраслевой структуре права" [35].

Таким образом, не отвергая внутреннюю структуру системы пра­

ва, автор выводит ее за рамки системы, считая автономным явлением. С другой стороны система права - это "система норм", которая не имеет, по мнению автора, внутренней структуры. В таком случае сис­тема норм - их механическая совокупность.

Р.З. Лившиц, отвергая значение предмета и метода правового регулирования как классификационных критериев разделения права на отрасли, отмечает, что наиболее крупными членениями корм нужно признать отрасли законодательства, в которых нормы объединяются прежде всего по предмету и методу регулирования. Отметя необходи­мость и возможность построения системы права, автор делает неожи­данное предложение: "В существующей системе законодательства и в структуре его отдельных отраслей есть немало несогласованностей. Они должны быть в перспективе устранены. Тем самым идеальная мо­дель системы законодательства станет его реальной моделью" [36]. Что же по мнению автора есть "идеальная модель системы законодательст­ва"? На наш взгляд этим термином Р.З. Лившиц обозначает систему права, в то же время отрицая за ней такие качества как "научная обоснованность и логичность" [37].

Смешение понятий "отрасль права" и "отрасль законодательства" приводит Р.З. Лившица к выводу о том. что если предмет, конкретная группа общественных отношений - определяющий признак отрасли, то каждой такой группе должна соответствовать одна и только одна от­расль. В действительности такого соответствия нет. Нельзя предста­вить себе ни одной группы отношений, регулируемых признанными от­раслями права (имущественные, управленческие, трудовые, финансовые

и др. отношения), которая регламентировалась бы только одной от­раслью. В регулировании имущественных и управленческих отношений участвуют и трудовое право, и земельное и уголовное и др. Автор, видимо, допускает тождество понятий "общественные отношения" и "объект правового регулирования". Можно сказать, что право - это государственный регулятор общественных отношений (связей) по пово­ду различных объектов (земля, финансы, здоровье и т.д.). Отрицание системы права невозможно хотя бы еще и потому, что законодательст­во не является единственным источником права и нормы, не представ­ленные в законодательных актах, но реально существующие (источни­ком которых, к примеру, являются договоры с нормативным содержани­ем) могут быть присущи отраслям права и не входить в так называе­мую "идеальную модель системы законодательства".

Кратко обобщая суть дискуссий, посвященных системе права, не­обходимо сказать следующее.

Первая дискуссия (1938-1941 г.г.) выделила в качестве основа­ния разделения права на отрасли предмет правового регулирования, отметив, что метод является дополнительным критерием, как произ­водный от предмета.

Дискуссия (1955-1958 г.г.), не колебля значимости критериев разделения системы права на отрасли - предмета и метода правового регулирования, с особой силой подчеркнула значение метода правово­го регулирования и привлекла внимание ученых к проблеме совершенс­твования системы законодательства.

Дискуссия 1982 г. предприняла попытку найти новый момент в деле совершенствования системы законодательства с учетом выделения новых приоритетных критериев разделения права на отрасли, не отка­зываясь. в то же время, от фундаментальных положений, выработанных в ходе первых двух дискуссий.

Налицо, таким образом, преемственность основных идей, вырабо­танных российскими учеными - юристами за многие- десятилетия.

Мы разделяем точку зрения, в соответствии с которой система права обусловлена системой общественных отношений-и задача науки - ее познание.

Вместе с тем. система права не является статичной и застывшей материей, напротив, она - явление динамичное, ее развитие и изме­нение идет вслед за развитием общественных Отношений (причем не всяких, а только нуждающихся з правовом регу^ровании). Структура системы права богата, многоэлементна, можно говорить, к примеру, о разделении отраслей права на процессуальные и/ материальные, расс­матривать и иные аспекты, срезы изучаемого явления.

Внутренние преобразования системы праві - процесс закономер­ный. Реформы в социально-экономической cφep∣e обуславливают такую необходимость. Происходит постепенное накопление однотипного нор­мативного материала, нуждающегося в конечном счете в обособлении и унификации.

В последнее время в системе российского права, наряду с тра­диционными. появился ряд новых отраслей - таможенное право, ком- lj мерческое право, банковское право и т. jy Все эти отраслевые струк­туры вобрали в себя многочисленные особенности внутрифедеративных отношений, отразили интересы и своеобразие правового статуса их [ субъектов. В нормативных актах данных отраслей учтены многие проб­лемы социально-экономического развития России на современном эта­пе. Эти задачи во многом определяют основные тенденции развития системы российского права. К их числу можно отнести обусловлен­ность современной системы права рыночными отношениями, ее нацелен­ность в сферу частной собственности, более подробная регламентация демократических прав и свобод российских граждан, расширение сис-

темы права Российской Федерации за счет обновления ее субъективно­го состава, сближение системы российского права с международным правом.

Кроме того, на формирование новых отраслей права оказывает большое влияние развитие научно-технического прогресса, которое охватывает различные сферы нашей жизни, в результате чего склады­ваются, к примеру, такие отрасли права, как атомное, космическое, компьютерное право и соответствующие им правовые институты.

Обусловленность современной системы права рыночными отношени­ями проявляется не только в появлении новых отраслей права, но и в расширении и систематизации таможенного, страхового, налогового законодательства, налицо значительное увеличение норм гражданского права, появление норм уголовного права, ранее неизвестных советс­кому законодательству и касающихся преступлений в сфере экономи­ческой деятельности и преступлений против интересов службы в ком­мерческих и иных организациях (ст. 169 УК РФ Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, ст. 182 УК РФ Заведомо ложная реклама, ст. 196 УК РФ Преднамеренное банкротство, ст. 204 УК РФ Коммерческий подкуп и т.д.).

Нацеленность современной системы права в сферу частной собс­твенности выражается прежде всего в ее признании наравне с иными формами собственности (ст. 34-36 Конституции РФ, ст. 212 ГК РФ), в возможности приватизации государственного и муниципального иму­щества (ст. 217 ГК РФ), в появлении института ренты (гл. 33 ГК РФ), института финансовой аренды (лизинга) (ст. 665-670 ГК РФ), института агентирования (гл. 52 ГК РФ), института коммерческой концессии (гл. 54 ГК РФ) и др. Указанная тенденция проявилась в семейном праве r создании института договорного режима имущества супругов (гл.8 Семейного кодекса РФ), в принятии ряда статей Уго-

ловного кодекса, направленных на защиту частной собственнос­ти (ст. 169. 178, 179. 183 УК РФ и др.). в иных отраслях права.

Более подробная регламентация демократических прав и свобод российских граждан закреплена в главе 2 Конституции РФ. которая, в частности, назвала такие права и свободы, которых не знала Консти­туция СССР 1977 г. - празо на предпринимательскую деятельность (ст. 34). право частной собственности (ст. 35). право частной собственности на землю (ст. 36). право на забастовку (ст. 37), право на благоприятную окружающую среду (ст. 42), право обращаться в негосударственные органы по защите прав и свобод гражданина (ст. 46). право на двойное гражданство (ст. 62) и др.

Расширение системы права Российской Федерации за счет обнов­ления ее субъектного состава связана с объективным процессом трансформации российской государственности, расширением прав субъ­ектов Федерации, закрепленных в главе 3 Конституции РФ. Изменение статуса большинства субъектов Федерации повлекло за собой их бур­ную законодательную деятельность. Думается, что закрепление в ст. 66 Конституции РФ порядка определения статуса субъекта Федерации Конституцией РФ и Конституцией (Уставом) субъекта Федерации приве­ло к доминированию местных интересов над общефедеральными пробле­мами, усилило разрыв экономических связей, ослабление центральной власти.

Усилилась коллизионность права, чтс вызвано расхождениями или противоречиями между отдельными нормативно-правовыми актами. При­чины юридических коллизий носят как объективный характер - проти­воречивость, динамизм и изменчивость общественных отношений, регу­лируемых нормами права, так и имеют субъективные корни, заключаю­щиеся в политической борьбе, коньюнктурнссти. лоббизме, противостоянии различных структур власти и др.[38] Коллизионный процесс необ­ходимо считать естественным и неизбежным в свете развития и изме­нения общественных отношений, но необходимо приложить максимум усилий для устранения влияния негативных факторов на развитие сис­темы законодательства и права.

Сближение системы российского права с международным правом как одна из основных тенденций развития системы российского права находится в центре внимания российских ученых [39].

П. 4 ст. 15 Конституции РФ впервые в истории России закрепил положение, согласно которому "Общепризнанные принципы и нормы меж­дународного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем пре­дусмотренные законом, то применяются правила международного дого­вора". Конституционный суд РФ в постановлении от 31 июля 1995 г. подчеркнул, что "Органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом" [40].

Необходимо заметить, что приоритет международного права над национальным признается в области гуманитарных отношений, граж­данства, прав и свобод человека. Развитие правовой системы каждого государства не проходит замкнуто. Проблемы, стоящие перед совре­менными государствами в мире схожи, что объективно требует обмена

мировым опытом, использования его достижений. Поскольку право яв­ляется важнейшим коммуникативным средством, то именно на этом уровне представляется особенно важным создание единого правового и информационного интернационального пространства, что, со своей стороны, облегчит стоящую перед Россией задачу - интеграцию в ми­ровое сообщество. Не следует, однако, забывать, что международное право не входит в национальную систему права, регулирует межгосу­дарственные. а не внутренние отношения.

На систему права оказывает влияние законодательство СНГ. ибо здесь налицо существенные подвижки к образованию новых унифициро­ванных законодательных актов.

Многие десятилетия государства, входившие в состав Советского Союза, образовывали единое правовое пространство и в настоящее время интеграционные потребности осознаются как доминирующие [41]. Единообразное понимание права и закона облегчает общение между го­сударствами. предотвращает создание конфликтных ситуаций. С этой целью проводится работа по созданию модельных кодексов, носящих рекомендательный характер для стран СНГ. Создан модельный Граж­данский кодекс, проходит обсуждение Уголовного и Уголовно-процес­суального кодексов, призванных служить базой, основой для создания аналогичных кодексов в странах СНГ [42].

Представляется неправильной позиция некоторых авторов, сог­ласно которой в системе права должны отражаться все изменения в системе законодательства, т.к. иначе якобы придется втискивать

бурно развивающееся в последние десятилетия законодательство в окостеневшую правовую структуру [43]. По нашему мнению, система права и система законодательства соотносятся как содержание и форма, и это вовсе не означает, что система права рассматривается как нечто изначально данное, а система реально существующего законодательст­ва - как вторичное.

Любопытный аргумент по этому поводу приводит А.В. Мицкевич, полагая, что выведение системы права за рамки законодательства практически означает ее существование за рамками самого права, поскольку право создается не наукой, а государством [44].

Однако, система права как структура и взаимодействие всех его частей действительно зачастую формируется за рамками законодатель­ства (взять, к примеру. Англию, где система права существует, а система законодательства в нашем понимании - нет), и никто не ут­верждает. что право создается наукой, а что касается государства, как законодателя, то оно действительно издает нормы права, но не "строит" отрасли права, даже если понимать под этим кодифицирован­ные акты. Долгое время Россия не обладала административным кодек­сом. право социального обеспечения не кодифицировано и поныне, а наличие Воздушного кодекса еще не означает наличие отрасли "воз­душного" права.

Представляется убедительным в этой связи вывод С.Н. Братуся о том, что задача установления правильного соотношения между систе­мой права и системой законодательства может найти оптимальное ре­шение. если система законодательства будет находиться в точном со­

ответствии с системой права [45].

Вместе с тем, система права и система законодательства не тождественны.

Между ними имеются существенные различия, заключающиеся в том. что:

во-первых, первичным элементом системы права является норма, а первичным элементом системы законодательства - нормативно-право­вой акт. Юридические нормы отраслей права используются в различном сочетании в различных нормативно-правовых актах. При этом возможны следующие варианты соотношения отраслей права и законодательства:

1) отрасль права совпадает с отраслью законодательства (уго­ловное, гражданское, административное право и др.);

2) отрасль права есть, отрасли законодательства нет (право социального обеспечения);

3) отрасли права нет. а отрасль законодательства существует (Воздушный кодекс РСФСР, транспортное законодательство), при этом в большинстве случаев отрасли законодательства складываются из норм различных отраслей права;

во-вторых, система законодательства по объему представленного в нем материала шире системы права, т. к. включает в себя положе­ния. не являющиеся правовыми (например, обосновывающие мотивы, це­ли издания правовых актов, цели, к которым стремится законодатель и т. п.);

в-третьих, в отличие от деления права на отрасли и институты, в основе которого лежит предмет и метод правового регулирования, отрасли законодательства выделяются только по предмету правового

регулирования;

в-четвертых, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы законодательства. Если под верти­кальной структурой права понимается его деление на отрасли, инсти­туты. нормы и т.д.. то вертикальная структура системы законода­тельства строится в соответствии с юридической силой норматив­но-правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества;

в-пятых, если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективно­му фактору;

в-шестых, система права включает в себя нормы, не содержащие­ся в нормативно-правовых актах, а имеющих, к примеру, своим источ­ником правовой прецедент.

Установление правильного соотношения между системой права и системой законодательства - важная не только теоретическая, но и практическая задача. Ее правильное решение позволит обеспечить доступность, сокращение множественности, дублирования актов, их согласованность и правильное применение на практике [46].

Таким образом, система права - это динамичное, объективно су­ществующее строение права, характеризующееся согласованностью, взаимообусловленностью и взаимодействием составляющих его норм, подразделяемых в соответствии с предметом и методом правового ре­гулирования общественных отношений на отрасли и институты.

<< | >>
Источник: Киримова Елена Андреевна. ПРАВОВОЙ институт /теоретико-правовое исследование/ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 1998. 1998

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ:

  1. § 2.2. Проблема определения юридического содержания понятия «право на охрану здоровья»
  2. Культурный релятивизм и права человека272
  3. §3. «Основные подходы к определениюпонятия ТНК в различных национальных системах, семьях права и на международно-правовом уровне»
  4. § 1. Понятие и правовой статус холдинга
  5. 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  6. 3. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  7. §3 Особый порядок производства по уголовным делам в системе правовых преимуществ
  8. Коррекция организационно-правовых основ налогового контроля в соответствии с современными условиями развития Российской Федерации
  9. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к про­гнозированию тенденций преступности
  10. Понятие и предмет аграрного права
  11. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  12. § 1.1 Понятие и сущность информационного обеспечения паспортновизовой деятельности МВД России в сфере миграции
  13. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  14. I.2. Роль региональных интеграционных образований в системе международного права
  15. 2.1 Особенности семейного права как правового образования и проблема определения его места в гражданском праве
  16. § 1. Судебные акты Европейского Суда по правам человека, индивидуально регулирующие отношения, связанные с принудительным и обязательным трудом
  17. § 2. Система уголовного права ФРГ и дополнительное уголовное право («NcbcnstrafrcclU») как ее структурный элемент
  18. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  19. § 1.1. Понятие северных территорий и их значение для социально - экономического развития Российской Федерации
  20. Содержание коммуникативной формы осуществления функций права
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -