<<
>>

1. Особенности функционирования института компенсации мораль­ного вреда в системе международно-правовой защиты прав человека и гра­жданина от дискриминации

Развитие института компенсации морального вреда в современных правоотношениях приобрело существенную значимость для деятельности государства по защите прав граждан от всевозможных посягательств на их неимущественную сферу жизни. Так, распространение в обществе раз­личных посягательств на права человека и гражданина вызвало необхо­димость выработки и принятия в законодательном порядке правовых норм, закрепляющих их право и на компенсацию причиняемого правона­рушениями морального вреда. Осуществление государством мер по изда­нию законодательных актов, содержащих правовые нормы относительно возмещения морального вреда, является свидетельством защиты немате­риальной сферы человека.

Эта деятельность государства согласуется с Конституцией Российской Федерации, которая провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью. Признание, соблюдение и защи­та прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государ­ства (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Вместе с тем нарушения духовных, нравственных интересов общества могут быть непосредствен­но связаны с дискриминацией (от лат. discriminatio - различение, букв. - ограничение, ущемление) прав человека и гражданина. Существует пря­мая зависимость причинения гражданам морального вреда в случаях дис­криминационных ограничений их прав и свобод по различным основани­ям. Между тем в теории российского права не поднимались проблемы взаимосвязи института компенсации морального вреда с дискриминаци­

ей. В связи с этим рассмотрим обусловленность причинения гражданам данного вида вреда посредством дискриминации принадлежащих им прав и свобод.

Дискриминация опасна тем, что ее проявления влекут за собой ущемле­ние прав людей в трудовых, административных, семейных, жилищных, соци­ально-экономических и других отношениях, а также создают препятствия ли­цам, принадлежащим к определенным группам, в реализации прав, которыми они в соответствии с отечественным законодательством или международно­правовыми нормами наделены наравне со всеми. Сама по себе дискриминация - это зло, несовместимое с признанием такой ценности, как сохранение мно­гообразия индивидов, создание условий для всестороннего развития каж­дого[544]. Основной ее целью выступает изменение баланса справедливого и несправедливого, вследствие чего дискриминация представляет собой способ деформации равноправия субъектов правоотношений либо равен­ства их юридического статуса путем изменения взаимосвязи прав и обя­занностей, их обеспеченности, объема и сфер реализации для установле­ния (коррекции) объективно обоснованных либо субъективно мотивиро­ванных параметров справедливости и свободы в обществе[545].

В результате дискриминации нарушаются различные права и свободы че­ловека и гражданина, что, безусловно, затрагивает и их духовную сферу, при­чиняя вред нематериальным благам и правам. Вследствие этого уместно обра­титься к формулировкам понятий «права человека» и «права гражданина», дающихся отечественными учеными-юристами. В частности, по мнению А.Г. Бережнова, права человека представляют собой «определенный минимум общесоциальных, общечеловеческих и общедемократических требований к

правовому и социальному положению каждой личности, реализация которых должна и может быть обеспечена в любом обществе, вне зависимости от осо­бенностей его социально-правовой системы»[546]. Профессором Б.С.

Эбзеевым права гражданина определяются как «форма опосредования прав человека, ко­торые признаны государством и поставлены под его защиту»[547].

На наш взгляд, права человека и гражданина могут рассматриваться как общие (права человека) и частные (права гражданина). Права человека обусловливаются его естественными, общепризнанными правами, имеющи­ми независимое происхождение от воли государства, а возникновение прав гражданина взаимообусловлено отношениями личности и государства, по­этому они могут быть непосредственно связаны с политико-правовой док­триной последнего.

В контексте нарушения дискриминацией прав человека и гражданина термины «права человека» и «права гражданина» воспринимаются нами в качестве синонимов, поскольку дискриминация может одинаково нарушать как права человека в целом, так и права гражданина в частности, например, право на жизнь или право на охрану здоровья.

Проведенное разграничение особенности прав человека и прав гражда­нина позволяет перейти к освещению вопроса о личных неимущественных правах, нарушаемых в результате дискриминации. Признаками таких прав являются: невозможность оценки деньгами, то есть по своей природе они но­сят нематериальный характер; неотделимость от личности и направленность на выявление и развитие ее индивидуальных особенностей; необязательность наличия правового основания для их возникновения и прекращения. Класси­фикацию личных неимущественных прав можно проводить по различным

основаниям, например: интересы, составляющие эти права, источники про­исхождения последних, функциональные связи с иными правами и интереса­ми граждан; их юридическая природа, отраслевая специфика проявления, свойственные им способы реализации и духовно-нравственные основы осу­ществления данных прав[548].

Нарушение нематериальных прав человека и гражданина напрямую свя­зано с причинением морального вреда потерпевшему. Согласно ст. 2 постанов­ления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации мо­рального вреда»[549] под таким вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принад­лежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновен­ность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законодательными положениями об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред мо­жет заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не отвечающих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением ка­ких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результа­те нравственных страданий, и др.

При совершении преступлений дискриминационного характера в первую очередь страдают такие нематериальные права, как честь и досто­инство личности, которые являются неотчуждаемыми и непередаваемыми (ст. 150 ГК РФ).

C правовой точки зрения понятие «честь» представляет собой, по мнению И.Л.

Марогуловой, сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица в общественном сознании. В этом же аспекте под понятием «достоинство» подразумевается осознание человеком своей аб­страктной и конкретно-социальной ценности, а также значимости соци­альных групп, в которые он входит. Чаще всего последние формируются на профессиональной, национальной или конфессиональной основе[550]. Дискриминация, подразделяемая соответственно этим основаниям по по­литическим, национальным, религиозным и другим мотивам, способству­ет наступлению неблагоприятных последствий, вызванных ущемлением прав личности и сопровождаемых нарушением нематериальных прав че­ловека, что неминуемо приводит к причинению морального вреда не только ему одному, но и большому количеству людей в зависимости от масштабов ее проявления.

Защита прав человека и гражданина от дискриминации связана с нормо­творческой деятельностью Организации Объединенных Наций. Основу норма­тивно-правового регулирования института защиты прав человека от дискрими­нации на мировом уровне составляют положения Устава ООН - многосторон­него международного соглашения, разработанного ведущими державами анти­гитлеровской коалиции (СССР, США, Великобританией, Францией и Китаем) в годы Второй мировой войны (1939-1945). Устав ООН подписан 26 июня 1945 г. государствами - участницами Сан-Францисской конференции и вступил в силу

24 октября 1945 г. (отмечается ежегодно как День ООН)[551]. Так, в п. 3 ст. 1 Уста­ва предписывается государствам сотрудничать в «поощрении и развитии ува­жения к правам человека и основным свободам для всех без различия расы, по­ла, языка или религии». В ст. 55 сказано, что для создания условий стабильно­сти и благополучия, необходимых мирным и дружественным отношениям между нациями, основанным на принципе равноправия и самоопределения народов, ООН содействует всеобщему уважению и соблюдению прав и ос­новных свобод человека. Этим международный законодатель подчеркивает, что антидискриминационная цель создания ООН, обозначенная в ст. 1 Уста­ва, способствует обеспечению ее глобальности на уровне мирового сообще­ства. Для достижения указанной цели непременным условием является пред­принятое государствами - членами совместных и самостоятельных действий только в сотрудничестве с ООН (ст. 56). Положения данной статьи служат юридическим основанием создания международного механизма противодей­ствия дискриминации посредством образования специально уполномоченных органов, функционирующих при ООН, например, комитеты по правам чело­века, ликвидации дискриминации в отношении женщин, расовой дискрими­нации, Управление Верховного комиссара по правам человека. Такие органы наделены полномочиями по разработке законодательных актов в сфере защи­ты прав человека, в том числе по предупреждению распространения и пресе­чению дискриминации.

Для построения взаимосвязи института компенсации морального вреда с дискриминацией обратимся к анализу международных законодательных ак­тов, обеспечивающих международную защиту от ее осуществления.

Основным концептуальным источником, закрепившим международные правовые гарантии прав человека, является Всеобщая декларация прав чело­века, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. в развитие положений Устава ООН относительно необходимого соблюдения государст­

вами прав и основных свобод человека. В ее преамбуле названа важная стра­тегическая задача для всего мирового сообщества - содействие уважению к правам и свободам человека, их обеспечению всеми людьми и членами со­общества, что служит своеобразным ориентиром политики любого государ­ства в сфере защиты прав человека.

Для нормативного обеспечения обозначенной задачи и реализации ме­ждународных стандартов в сфере борьбы мирового сообщества с дискрими­нацией в 30 статьях Декларации закреплены, в частности, следующие поло­жения: всеобщность свободы и равенства людей в своем достоинстве и пра­вах (ст. 1); законодательная правоспособность обладания каждым человеком всеми правами и свободами, без каких-либо различий в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, на­ционального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения, а также недопустимость проведения любого различия на основе политического, правового или международного статуса страны (территории), к которой человек принадлежит, невзирая на независимость или какое-либо ограничение в ее суверенитете (ст. 2). Тем самым законода­тель в тексте второй статьи приводит условные разновидности дискримина­ции в зависимости от личности и положения государства, к которому она от­носится.

В Декларации императивно признается равенство всех людей перед за­коном и их правовая защита (ст. 7), то есть гарантируется всем людям право на одинаковую защиту и от любого вида дискриминации или подстрекатель­ства к ней. Кроме того, данная декларативная норма выступает ориентиром для запрещения и ограничения распространения дискриминации в различных сферах общественной жизни. C этой целью в Декларации предусмотрены нормы, закрепляющие международные права человека и их равенство: в сфе­ре уголовного преследования (ст. 10); прав мужчин и женщин в брачно­семейных правоотношениях, на вступление в брак, создание семьи без вся­ких ограничений по признаку расы, национальности или религии (ст. 16).

Помимо этого, в ней гарантируются права на свободу: мысли, совести и ре­лигии (ст. 18); убеждений и их выражения (ст. 19); мирных собраний и ассо­циаций (ст. 20), а также: на труд и одинаковую оплату за равный труд без ка­кой-либо дискриминации (ст. 23); такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслужива­ние, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния самого человека и его семьи; обеспечение в случае безработицы, болезни, инвалид­ности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим обстоятельствам; особое попечение и по­мощь для матерей и детей, а для детей, родившихся в браке или вне брака, на одинаковую социальную защиту (ст. 25). В ст. 26 установлено право человека на образование, которое должно быть нацелено на полное развитие личности, упрочение уважения к правам человека и основным свободам, содействие дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами[552]. При этом следует отметить и тот факт, что заслугой СССР является включение в Декларацию прав: на труд; справедливое и удовлетворительное вознагражде­ние и на равную оплату за равный труд; создание профсоюзов; отдых; соци­альное обеспечение и особую защиту материнства и детства; образование и участие в культурной жизни. Несмотря на это, Советский Союз воздержался при голосовании за ее принятие - формально потому, что большинство госу­дарств не согласились с его предложением включить в Декларацию право народов на самоопределение. Эта ошибочная позиция была исправлена в конце 1970-х годов, и тогда СССР официально признал Декларацию[553].

Приведенные положения Декларации, имеющие силу рекомендаций, выступают общепризнанными правовыми гарантиями защиты как граждан­ских, политических и экономических, так и социальных и культурных прав. Отсюда можно предположить, что кроме общих оснований подразделения

дискриминации на виды, обозначенные в ст. 2 Декларации, могут существо­вать и другие специальные основания ее классификации в зависимости от вида нарушенного права человека и гражданина. Соответственно этому дискрими­нация может проявляться при нарушении политических, экономических, гра­жданских, социальных и культурных прав. Неслучайно в процессе правотвор­ческой деятельности ООН и ее органов были приняты различные декларатив­ные и рекомендательные документы в сфере предупреждения распростране­ния и борьбы с дискриминацией прав человека и гражданина, например:

- конвенции: О дискриминации в области труда и занятий от 25 июня 1958 г., О борьбе с дискриминацией в области образования от 14 декабря 1960 г., О ликвидации всех форм расовой дискриминации от 7 марта 1966 г., О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г., О правах ребенка от 20 ноября 1989 г., О защите прав всех трудя­щихся-мигрантов и членов их семей от 18 декабря 1990 г., О правах инвали­дов от 13 декабря 2006 г;

- декларации: О ликвидации всех форм расовой дискриминации от 20 ноября 1963 г., О ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25 ноября 1981 г;

- международные пакты: О гражданских и политических правах и Об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г.;

- рекомендации: О дискриминации в области труда и занятий от 25 июня 1958 г.

Разработанные международным сообществом акты направлены на поддержание стабильности общественных отношений, обеспечения ра­венства граждан, их защиту от неблагоприятных последствий любого об­наружения дискриминации, тем самым и поддержания их правового стату­са. Кроме того, такие законодательные акты стали универсальными право­выми источниками, основываясь на которых государства строят свою внутреннюю и внешнюю политику, способствующую защите прав и сво­бод человека и гражданина.

Защита прав человека, являющаяся многоуровневой, нерасторжима с природой самих этих прав, каждое из которых и есть проявление сохране­ния человеком своих естественных качеств и свойств. Этим объясняется ее особая, системообразующая и регулятивная роль по отношению ко всем правам человека и правовым средствам их реализации. Вот почему защита прав человека - это, в сущности, главная цель всякой правовой системы. Та­кая защита включает в себя комплекс организационно-правовых средств, обеспечивающих право человека на правовую защищенность и предназна­ченных для устранения препятствий на пути осуществления его прав, а также восстановления нарушенных гарантированных государством и международ­ным сообществом прав, наказания виновных[554]. В связи с этим актуальна по­зиция М.Н. Козюка, предложившего следующее определение «равной защи­ты законом» - это требование (принцип) деятельности законодательных и правоприменительных органов, которое заключается в необходимости обра­щения пристального внимания при принятии норм права и вынесении актов правоприменения на наличие неодинакового фактического положения субъ­ектов права с целью «сглаживания» различных видов неравенства с помощью юридических, экономических, организационных и других средств[555].

Вместе с тем принцип права представляет собой универсальное, несо­мненное, фундаментальное нормативно-правовое предписание (начало, требова­ние, императив и т. п.), определяющее общую направленность правового регули­рования, высокое качество и эффективность юридической практики (правотвор­ческой, правоприменительной и пр.). Вследствие этого равная защита законом как принцип права призвана бороться с дискриминацией, которая может прояв­ляться в результате естественных причин; особенностей правового регулирова­

ния (формальности права); действий государственных органов (законодатель­ных, правоприменительных) в случаях принятия решений по усмотрению[556].

Возможна ситуация, когда правило равной защиты законом невыполнимо в отношении отдельного лица в силу действия законного правоограничения. В данном случае такое ограничение не должно рассматриваться субъектами об­щественных отношений как дискриминация, потому что суть правового ограни­чения состоит в побуждении индивида к социально полезному поведению, с од­ной стороны, и сдерживанию социально вредного поведения - с другой. Госу­дарственное ограничение прав и свобод человека и гражданина осуществляется в целях поддержания правопорядка; обеспечения личной безопасности, а также внутренней и внешней безопасности общества и государства; создания благо­приятных условий для экономической деятельности и охраны всех форм собст­венности; учета соблюдения установленных в стране минимальных стандартов по основным показателям уровня жизни, культурного развития граждан[557].

Выработка международных актов в сфере предотвращения дискрими­нации в обществе, на наш взгляд, имеет четкую направленность, предпола­гающую защиту прав и свобод человека и гражданина посредством создания правового механизма равной защиты законом, который будет образовывать всю совокупность законодательных актов в сфере борьбы с дискриминацией. К тому же правовой механизм равной защиты человека от дискриминации станет, очевидно, частью общего механизма защиты и обеспечения прав и свобод человека и гражданина, поскольку дискриминация как социально- правовое явление не может полностью нарушать все существующие в своей юридической природе права и свободы человека и гражданина.

Понятие механизма защиты прав и свобод человека и гражданина мож­но рассматривать в широком и узком понимании.

В широком смысле такой механизм должен состоять из следующих элементов:

- правовые нормы, устанавливающие права и свободы человека и гра­жданина;

- юридические факты, являющиеся основанием возникновения, изменения или прекращения правоотношений (юридическими фактами в большинстве случаев должны являться неправомерные действия - де­ликты, то есть нарушения установленных прав и свобод);

- правовые отношения, выступающие средством перевода общих моделей поведения, заложенных в нормах права, в конкретизированные и индивидуализированные акты поведения членов общества;

- деятельность субъектов правовой защиты, в том числе органов госу­дарственной власти в пределах установленных полномочий, неправительст­венных организаций и управомоченных лиц по защите и обеспечению прав и свобод человека и гражданина;

- применение данными субъектами определенных методов (средств, способов) защиты нарушенных прав и свобод;

- привлечение к социальной, в том числе юридической, ответственно­сти лиц, не соблюдающих охраняемые государством права и свободы чело­века и гражданина.

Механизм защиты прав и свобод человека и гражданина в узком смыс­ле представляет собой совокупность гарантий, предусмотренных соответст­вующими нормативными актами, положения которых касаются защиты этих прав в случаях их нарушения[558].

Мы согласны с В.М. Барановым, который полагает, что существующий в нашей стране правовой механизм противодействия дискриминации в боль­шинстве своем недостаточно развит и малоэффективен. К тому же государ­

ственными органами и общественными организациями не вполне действенно решаются вопросы по ее профилактике[559]. Связано это, на наш взгляд, с со­стоянием механизма правового обеспечения прав и свобод человека и граж­данина, который предопределяет правовую основу функционирования меха­низма защиты прав и свобод человека и гражданина и имеет в отличие от не­го более широкое предназначение. По мнению Е.А. Курноскина, механизм правового обеспечения прав и свобод человека и гражданина представляет собой совокупность правовых средств и способов, направленных на реализа­цию, охрану и защиту прав и свобод, структурными элементами которого яв­ляются:

- права и свободы (объект охраны и защиты) и юридические обязанности;

- система правовых средств, установленных государством и междуна­родными соглашениями;

- способы правового обеспечения прав и свобод[560].

Недостаточная твердость и непоследовательность позиции государства к этому антиобщественному явлению может способствовать нарушению со­циальных связей между людьми, неблагоприятно влиять на развитие общест­венных отношений, поскольку негативные последствия дискриминации за­трагивают интересы не только отдельного человека, но и массы людей, в ча­стности, дискриминация может стать одной из причин серьезных социальных разногласий (конфликтов) в обществе. В зависимости от степени ее проявле­ний они могут выражаться различными формами, например: революциями, вооруженными противостояниями, массовыми беспорядками или трудовыми спорами, «флэшмобами» с применением насилия, самоубийствами.

Обеспечение действия обозначенных механизмов, направленных на борьбу с дискриминацией прав человека и гражданина, напрямую зависит от качественной реализации государством гарантий этих прав и свобод, уста­новленных на международном и внутригосударственном уровнях в виде раз­личных соответствующих законодательных актов.

Разработка международных законодательных актов по противодейст­вию дискриминации является не случайным, не одноразовым правовым яв­лением, поддерживающимся государствами спонтанно, как их ответная реак­ция на возникшую острую злободневную проблему. Это особый длительный процесс, связанный с конструктивным, совместным созданием правовых га­рантий, способных обеспечить постоянное действие норм права на террито­рии разных государств, в различных правовых пространствах и семьях с це­лью поддержания правового статуса человека и обеспечения его реализации в действительности.

Как отмечает С.А. Комаров, традиционно система гарантий прав, сво­бод и обязанностей граждан подразделяется на две группы: общие и специ­альные (юридические). Общими гарантиями считаются экономические, по­литические, идеологические, которые представляют собой совокупность эко­номических, политических, идеологических факторов, обусловливающих создание соответствующих уровню развития государства и общества условий и предпосылок для реализации прав и свобод граждан. Специальные гаран­тии - это правовые нормы, определяющие условия и порядок осуществления прав, юридические средства их охраны и защиты в случае нарушения. По форме закрепления правовые гарантии делятся на конституционные и отрас­левые (содержащиеся в текущем законодательстве). Конституционные гаран­тии являются базой обеспечения основных прав, свобод и обязанностей гра­ждан, в связи с чем установленные Основным Законом нашей страны права и обязанности граждан отражают не весь объем правового положения граждан, а лишь его основы. Как общие, так и юридические гарантии действуют в

комплексе, при этом первые в своей совокупности влияют на создание долж­ных условий закономерной реализации правового статуса граждан[561].

Международные стандарты в сфере защиты прав человека не должны быть только юридической фикцией (измышленным положением) и сущест­вовать де-юре. Они предназначены действовать комплексно в государствен­но-правовом механизме регулирования прав человека, учитывая притом дей­ствующие конституционные положения стран мирового сообщества. Именно в этом, по мнению профессора С.А. Комарова, будет проявляться универ­сальность международных правовых норм, которые будут выступать специ­альными (юридическими) гарантиями прав, свобод и обязанностей гражда­нина[562]. Следует заметить, что все международно-правовые нормы, касающие­ся содержания понятия дискриминации, являются важным юридическим средством обеспечения правильности ее правовой квалификации.

Обратимся к законодательному определению термина «дискримина­ция», даваемого в международных источниках, для построения ее теоретиче­ской взаимосвязи с институтом морального вреда.

В ст. 1 Конвенции Международной Организации Труда (МОТ) от 25 июня 1958 г. № 111 о дискриминации в области труда и занятий дается та­кое объяснение этого термина:

а) всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по при­знаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, иностранного или социального происхождения, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий;

б) любое другое различие, недопущение или предпочтение, обусло­вившее уничтожение или нарушение равенства возможностей в области тру­да и занятий, определяемое соответствующим Членом по консультации с

представительными организациями предпринимателей и трудящихся, где та­ковые существуют, и с другими соответствующими органами[563].

Аналогичное определение содержится в ст. 1 Рекомендации MOT от 25 июня 1958 г. № Ill о дискриминации в области труда и занятий. Кроме того, в ч. 2 данной статьи дано разъяснение о том, что не считается дискри­минацией в этой сфере - любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанное на специфических требованиях таковой[564].

Конвенция ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образова­ния от 14 декабря 1960 г. в ст. 1 содержанием термина «дискриминация» ох­ватывается всякое различие, исключение, ограничение или предпочтение по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, экономического положения или рождения, которое имеет целью или следствием уничтожение или нарушение равенства отношения в области образования, в частности:

- закрытие для какого-либо лица (группы лиц) доступа к образованию любой ступени или типа;

- ограничение образования его низшим уровнем для какого-либо лица или группы лиц;

- создание или сохранение раздельных систем образования или учеб­ных заведений для каких-либо лиц или группы лиц, помимо случаев, преду­смотренных Конвенцией;

- положение, несовместимое с достоинством человека, в которое ста­вится какое-либо лицо (группа лиц)[565].

Декларация ООН о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 20 ноября 1963 г. определяет дискриминацию в отношении людей по

признаку расы, цвета кожи или этнического происхождения как посяга­тельство на достоинство человеческой личности, в связи с чем она осужда­ется как: отрицание принципов, изложенных в Уставе ООН; нарушение прав человека и основных свобод, провозглашенных во Всеобщей декла­рации прав человека; препятствие к поддержанию дружественных и мир­ных отношений между государствами; обстоятельство, которое может на­рушить международный мир и безопасность (ст. I)[566].

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискри­минации от 7 марта 1966 г. раскрывает более детально понятие расовой дис­криминации, трактуемое законодателем как любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющее целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в поли­тической, экономической, социальной, культурной или любых других облас­тях общественной жизни[567].

Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г. закрепляет такое ее понятие - любое различие, исключение или ограничение по признаку пола, направленное на ослабление или сводящее на нет признание, пользование или осуществление женщинами (независимо от их семейного положения) на основе равноправия мужчин и женщин, прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой другой области[568].

Конвенция ООН о правах ребенка от 29 ноября 1989 г. в ст. 2 содержит положение о запрете дискриминации, где сказано, что государства-участники

уважают и обеспечивают все права, предусмотренные данной Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, поли­тических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоя­тельств[569].

Конвенция ООН о правах инвалидов» от 13 декабря 2006 г. понятие дискриминации трактует как всякое различие, исключение или ограничение по причине инвалидности, целью или результатом которого является умале­ние или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с дру­гими всех прав и основных свобод человека в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой иной области[570].

Кроме международных конвенций ООН, имеющих форму обязатель­ных для исполнения соглашений в случае их ратификации на территории со­ответствующего государства, международным сообществом выработаны и согласованные документы рекомендательного характера, которые хотя и не имеют силу закона, но весьма необходимы для выявления и недопущения случаев несоблюдения или некачественного исполнения положений согла­шения, принявшим его государством. К числу таких международных доку­ментов, отражающих вопросы борьбы с дискриминацией, относится, напри­мер, приводившаяся Конвенция ЮНЕСКО от 14 декабря 1960 г.

Декларация ЮНЕСКО о расе и расовых предрассудках от 27 ноября 1978 г. устанавливает дополнительные правовые гарантии обеспечения за­щиты от расовой формы дискриминации. В ст. 1 этого документа отмечается, что все люди принадлежат к одному и тому же виду и имеют общее проис­хождение. Они рождаются равными в достоинстве и в правах, и все они со­

ставляют неотъемлемую часть человечества. Кроме того, все люди и группы людей имеют право отличаться друг от друга, рассматривать себя как тако­вых и считаться таковыми. Однако многообразие форм жизни и право на раз­личие ни при каких обстоятельствах не могут служить предлогом для расо­вых предрассудков; ни юридически, ни фактически они не могут являться оправданием какой бы то ни было дискриминационной практики или осно­ванием политики апартеида[571], представляющего собой наиболее крайнюю форму расовой дискриминации.

Всеобщая декларация ЮНЕСКО о биоэтике и правах человека от 19 октября 2005 г. содержит ряд норм, направленных на минимизацию дис­криминации в этой сфере. В частности, в ней указывается на необходимое обеспечение соблюдения основополагающего принципа равенства всех лю­дей в отношении их достоинства, прав и основных свобод в целях справедли­вого и равноправного обращения с ними (ст. 10). Наряду с этим подчеркива­ется, что никакое отдельное лицо или группа не должны подвергаться дис­криминации или стигматизации (от греч. stigma - пятно, клеймо) на каких бы то ни было основаниях в нарушение принципа уважения человеческого дос­тоинства, прав человека и основных свобод (ст. 11)[572].

Декларация ООН о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25 ноября 1981 г. в ст. 3 определяет дис­криминацию людей на основе религии или убеждений как «оскорбление досто­инства человеческой личности», отрицание принципов, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека[573].

Международный пакт ООН о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. в ч. 2 ст. 20 предусматривает норму о запрете выступления государств в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти по­средством подстрекательства к дискриминации, что должно быть отражено и в национальном законодательстве. Вместе с ним был принят и Международ­ный пакт ООН об экономических, социальных и культурных правах, в ч. 2 ст. 2 которого провозглашается, что государства, участвующие в реализации его положений, обязуются гарантировать осуществление объявленных в нем прав без всякой дискриминации человека в отношении его расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и других убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства[574].

В 1996 г. ООН было разработано руководство по совершенствованию законодательства государств в сфере борьбы с расовой дискриминацией, включающее в себя типовой Закон о борьбе с расовой дискриминацией. При его разработке учитывалось антидискриминационное законодательство 43 государств, в том числе российское. Примечательна ст. 9 разд. «В» данно­го закона «Виды наказания и возмещение ущерба», в которой сказано, что жертвы расовой дискриминации имеют право получить, в справедливых и надлежащих условиях, возмещение или удовлетворение в связи с любым по­несенным ущербом. В ст. И содержится положение о том, что возмещение предоставляется жертвам расовой дискриминации в виде реституции и/или компенсации, могущие носить форму денежного возмещения за понесенные убытки (ущерб), расходов за предоставление услуг и восстановление в пра­вах, а также посредством других мер, принимаемых в оговоренные сроки для

устранения последствий вреда, причиненного жертвам любого правонаруше­ния или в целях смягчения этих последствий[575].

Таким образом, международный законодатель, устанавливая подобные нормы, признает, что при совершении дискриминационных действий потер­певшему может причиняться и моральный вред. Кроме того, принятие меж­дународным сообществом специального типового закона нацеливает госу­дарства на разработку национальных правовых актов в сфере борьбы с дискри­минацией, создание специальных государственных программ защиты населения от дискриминации, активизации деятельности общественных органов в данной сфере. Однако, несмотря на предпринятые юридические действия международ­ным сообществом, в России отсутствует специальный закон, направленный на защиту граждан от дискриминации и минимизацию ее негативных последствий. В связи с этим считаем, что в нашей стране должен существовать такой законо­дательный акт, который устанавливал бы единый механизм государственной за­щиты населения от всевозможных форм проявления дискриминации.

Мировая законодательная практика показывает, что большинство госу­дарств всерьез обратили внимание на эту проблему, создавая специальное национальное законодательство в сфере борьбы с дискриминацией[576].

В 1949 г. была создана консультативная политическая организация евро­пейских государств - Совет Европы, устав которого подписан в Лондоне 5 мая, вступил в силу 3 августа того же года (высший орган Совета Европы - Комитет министров, состоящий из министров иностранных дел государств-участников. Помимо его, в структуру данной организации входят: Парламентская ассамблея (состоит из депутатов и их заместителей, избираемых из числа членов нацио­нальных парламентов); Совещания отраслевых министров; Секретариат, воз­главляемый генеральным секретарем, который избирается ассамблеей на пять

лет). Основная заявленная им цель - построение Европы на принципах свобо­ды, демократии, защиты прав человека и верховенства закона[577].

Одним из самых значительных достижений Совета Европы считается разработка и принятие Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., в которой предусматривается, что пользование правами и свободами, признанными в конвенции, должно обеспечиваться государствами без какой бы то ни было дискриминации граждан по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политиче­ских или иных убеждений, национального или социального происхожде­ния, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам (ст. 14)[578].

Условиями приема в Совет Европы являются, в частности, гарантия со­блюдения международного права, а также обязательство подписания названной Конвенции и признания всей совокупности ее контрольных механизмов (СССР не являлся участником этой первой после Великой Отечественной войны евро­пейской межправительственной организации). Учитывая выполнение данных требований со стороны Российской Федерации, в начале 1996 г. она была приня­та в состав государств - членов Совета Европы.

Римский договор об учреждении Европейского Экономического Сооб­щества (ЕЭС, Общий рынок) от 25 марта 1957 г., вступил в силу с 1958 г. В числе провозглашенных целей ЕЭС значатся: ликвидация препятствий для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и людских ресурсов; сближение законодательств стран-членов, направленное, в частности, на уст­ранение неравенства между мужчинами и женщинами[579].

Европейская социальная хартия, принятая Советом Европы в Тури­не 18 октября 1961 г. (вступила в силу 26 февраля 1965 г.), в преамбуле

предписывает, что осуществление обозначенных в ст. 1-19 ч. II социаль­ных прав граждан со стороны правительств стран-членов этой междуна­родной организации, подписавших данный документ, «должно обеспечи­ваться без дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности и социального происхождения»[580].

Конференция министров по правам человека (Рим, 5 ноября 1990 г.) обосновала необходимость, с одной стороны, сохранения в хартии неделимо­го характера всех прав человека (гражданских, политических, экономиче­ских, социальных, культурных), с другой - ее корректировки, вызванной су­щественными изменениями, которые произошли со времени принятия данного документа. В свете договоренностей, достигнутых на Конференции министров в Турине 21-22 октября 1991 г. об обновлении и уточнении основного содер­жания хартии, Совет Европы 3 мая 1996 г. принял пересмотренную Евро­пейскую социальную хартию.

В отдельной ст. «Е» ч. V Хартии содержится запрет дискриминации, кото­рый сформулирован следующим образом: «Осуществление прав, изложенных в настоящей Хартии, обеспечивается без дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, здоровья, принадлежности к какому-либо на­циональному меньшинству, рождения или иным признакам статуса»[581].

Российская Федерация подписала пересмотренную хартию 14 сентября 2000 г. в г. Страсбурге (для государств - членов Совета Европы, признавших обязательную силу хартии, она вступает в действие, согласно ее ст. «К» ч. IV по истечении месяца со дня подписания), приняв на себя обязательства по дости­жению декларативных целей ч. I хартии всеми средствами как национального, так и международного характера, созданию условий для обеспечения эффек­

тивного осуществления прав граждан. Федеральным законом от 3 июня 2009 г. №101-ФЗ «О ратификации Европейской социальной хартии(пересмотренной) от 3 мая 1996 года»[582] (принят Государственной Думой 20 мая 2009 г., одобрен Советом Федерации 27 мая 2009 г., а затем 3 июня 2009 г. подписан Президен­том Российской Федерации Д.А. Медведевым) Хартия ратифицирована Рос­сийской Федерацией, то есть после официального утверждения ей была прида­на юридическая сила.

В директиве ЕЭС от 9 февраля 1976 г. № 76/207 о реализации принципа равенства мужчин и женщин в вопросах трудоустройства, профессионально­го обучения, продвижения по службе и условий труда указывается на необ­ходимость имплементации этого принципа в национальное законодательство стран - членов Европейского Экономического Сообщества.

Создание экономического и политического объединения европейских государств (Евросоюз, ЕС) было юридически закреплено Маастрихтским до­говором о Европейском Союзе от 7 февраля 1992 г., который предусматрива­ет в качестве одной из цели его образования - усиление защиты прав и инте­ресов граждан государств-членов союза (ст. 2)[583].

Образующей основой Европейского Союза является совокупность трех формально самостоятельных, но взаимосвязанных региональных экономических сообществ (организаций) - ЕЭС, Европейское сообщество атомной энер­гии (Евратом) и Европейское объединение угля и стали (ЕОУСТ), которые созданы в 50-е годы, имеющие с 1967 г. общее название (ЕЭС), руководящие органы и единый бюджет (в настоящее время в систему этих сообществ входит также значительное количество других европейских интегральных институтов).

В связи с заключением Маастрихтского договора (вступил в силу с 1993 г.), предусматривающего создание к концу XX века политического союза,

включая общую оборону и валютно-финансовую систему, ЕЭС стали имено­ваться Европейским Союзом (Европейским Сообществом), главными органами которого являлись: Европейский Совет (состоял из глав государств и прави­тельств государств - членов и председателя Комиссии Европейских Сооб­ществ); Совет Европейского Союза (в него входили министры государств- членов, обеспечивавшие участие этих государств в процессе принятия реше­ний); Совет Министров, Европарламент, а также судебные органы: Европей­ский Суд (его задачи: соблюдение права при интерпретации и применении до­говоров, разрешение споров между государствами - членами и др.; местонахо­ждение - г. Люксембург) и Суд ЕС (основные направления деятельности - еди­нообразное толкование принятых в ЕС правил и норм, регулирование связан­ных с их применением споров и претензий; местонахождение - г. Страсбург)[584].

Амстердамский договор от 2 октября 1997 г.[585] более широко обозначил виды дискриминации, однако не закрепляя ее определение. C учетом его поло­жений были приняты соответствующие европейские нормативно-правовые ак­ты в сфере борьбы с дискриминацией, среди которых: директивы Совета от 29 июня 2000 г. № 2000/43/ЕС «Об имплементации принципа равного обращения с людьми, независимо от их расового или этнического происхождения»; от 27 ноября 2000 г. № 2000/78/ЕС «О создании общих рамок для равного обращения в области занятости и профессиональной деятельности»; от 23 сентября 2002 г. № 2002/73/ЕС, корректирующая директиву от 9 фев­раля 1976 г. № 76/207/ЕЭС о реализации принципа равенства мужчин и женщин в вопросах трудоустройства, профобучения, продвижения по службе и условий труда[586].

Обозначенные документы содержат определение дискриминации и преду­сматривают ее разделение на прямую и косвенную. Так, в ст. 2 директивы Совета ЕС от 29 июня 2000 г. это разграничение выражено следующим образом:

- прямая дискриминация возникает в том случае, когда в сходной си­туации к одному лицу относятся, относились или будут относиться менее благожелательно, чем к другому лицу в силу различного расового или этни­ческого происхождения;

- косвенная дискриминация имеет место тогда, когда очевидно ней­тральное отношение к ней, в связи с чем такой критерий ее оценки или общепринятая практика ставят лицо, имеющее отличное расовое или эт­ническое происхождение, в особенно невыгодное положение по сравне­нию с другими лицами, за исключением тех случаев, когда подобные от­ношение, критерий или общепринятая практика признаны объективно со­ответствующими законной цели, а средства ее достижения являются не­обходимыми и адекватными. При этом в ч. 3 данной статьи предусмотрено, что оскорбление должно рассматриваться в качестве дискриминации в том случае, если нежелательное поведение, связанное с расовым или этническим происхождением другого лица, имеет целью унижение человеческого досто­инства, создания устрашающей, враждебной, оскорбительной, унизительной или отвратительной атмосферы в обществе. Предусмотрев такую форму дис­криминации, европейский законодатель тем самым официально признает, что в случае совершения дискриминации по названным мотивам потерпевшему будет причиняться моральный вред.

В то же время в ее ст. 15 сказано, что государства - члены ЕС должны включать в национальное законодательство нормы-санкции, пре­дусматривающие возможность выплаты компенсации потерпевшему в ре­зультате дискриминации, которые должны иметь превентивный характер, а также быть эффективными и соразмерными.

Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе (1992 г.) и Договор об учреждении Европейского Сообщества (1957 г.), на-

зываемый также Договором о реформе ЕС, был подписан 13 декабря 2007 г. в Лиссабоне. Необходимость внесения изменений в основополагающие договоры ЕС обусловлена тем, что в период с апреля 2004 г. по 1 января 2007 г. число стран- членов возросло с 15 до 27, а их совокупное население достигло почти полмилли­арда человек. Договор призван заменить собой не вступившую в силу Конститу­цию ЕС и внести изменения в действующие соглашения о Евросоюзе в целях ре­формирования его системы управления. Вступил в силу с 1 января 2009 года.

В Договоре констатируется, что Европейский Союз - это международ­ное образование, сочетающее признаки международной организации (межго­сударственность) и государства (надгосударственность). Наиболее важные его институты - Европарламент (избираемый каждые пять лет гражданами ЕС), Европейский Совет, Совет ЕС, Суд Европейского Союза и Европейский !Центральный банк.

Для вступления в Евросоюз страна-кандидат должна соответствовать Копенгагенским критериям, принятым в июне 1993 г. на заседании Евросове­та в Копенгагене и утвержденным в декабре 1995 г. на заседании Евросовета в Мадриде. Критерии требуют, в частности, чтобы в государстве соблюда­лись демократические принципы, принципы свободы и уважения прав чело­века, а также принцип правового государства.

В ст. 2 Договора устанавливается, что Европейский Союз основан на цен­ностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, правового государства и соблюдения прав человека, включая права лиц, при­надлежащих к меньшинствам. Эти ценности свойственны всем государствам- членам в рамках общества, характеризующегося плюрализмом, недискримина- цией, терпимостью, справедливостью, солидарностью и равенством женщин и мужчин[587].

Кроме обозначенных европейских законодательных актов в сфере борьбы с дискриминацией, важная роль в противодействии последней отве-

дена деятельности Европейского Суда по правам человека, образованного 21 января 1950 г. вместе с одноименной Европейской комиссией вследствие положений ст. 19 Конвенции (04.11.1950), в целях обеспечения уважения обязательств, вытекающих из Конвенции для государств, являющихся ее участниками. Местонахождение Суда и Еврокомиссии по правам человека - г. Страсбург, Франция (члены Суда избираются на 9 лет (и могут переизби­раться) Парламентской ассамблеей Совета Европы большинством голосов из списка кандидатов, представленных государствами - членами Совета Евро­пы. Число судей должно соответствовать числу не стран - участников Кон­венции (как в Еврокомиссии, члены которой назначаются Комитетом мини­стров Совета Европы), а государств - участников Совета Европы. Работой этого судебного органа руководят председатель и его заместитель, избирае­мые членами Суда на 3 года. Для рассмотрения дел Суд образует палату из 7 судей, в число которых обязательно входит судья, представляющий заинте­ресованное государство, остальные определяются жребием. Суд правомочен принять дело в свое производство только тогда, когда Еврокомиссия не смог­ла миролюбивым путем достичь урегулирования спора и по истечении трех месяцев, необходимых для разбирательства дела Комитетом министров Со­вета Европы. В случае установления Судом противоречия принятых государст­вом-ответчиком решения и мер по исковому требованию истца обязательствам, обусловленным для этого государства Конвенцией, Суд удовлетворяет иск по­терпевшей стороны. Решение Европейского Суда по правам человека является окончательным и обжалованию не подлежит. Наблюдение за его исполнением осуществляется Комитетом министров Совета Европы)[588].

В то же время данный Суд выступает и гарантом защиты прав человека в рамках реализации положений Европейской конвенции о защите прав чело­века и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Российская Федерация ратифи­цировала данную Конвенцию 5 мая 1998 г., и тем самым, в соответствии со ст. 1 Конвенции, взяла на себя обязательства по обеспечению прав и свобод

каждого человека, находящегося под ее юрисдикцией. В связи с этим юриди­ческим обстоятельством в постановлении Пленума Верховного Суда Россий­ской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» предписывается: «В силу и. 1 ст. 46 Конвенции, решения Европейского Суда по правам человека, при­нятые окончательно, являются обязательными для всех органов государст­венной власти Российской Федерации, в том числе и для судов»[589].

Установление возможности защиты российскими гражданами своих прав и свобод в Европейском Суде по правам человека, явившееся важным со­бытием в жизни Российского государства и общества, позволяет полнее реали­зовывать положения ст. 46 Конституции Российской Федерации, в частности, посредством права, предоставленного каждому гражданину в соответствии с международными договорами Российской Федерации, на обращение в межго­сударственные органы по защите прав и свобод человека в случае исчерпыва­ния всех имеющихся внутригосударственных способов (средств) правовой за­щиты. Только в 2012 г. общее количество обращений российских граждан по защите своих прав в Европейский Суд по правам человека составило 88 000 тыс., из которых 28 600 (22,3 %) заявлено против Российской Федерации[590], в связи с чем произошло увеличение планируемой суммы федеральных бюд­жетных средств, выделяемых на выплату денежных компенсаций заявителям по решениям данного Суда (в частности, с 10 млн рублей в 2003 г. до 115 млн рублей в 2010 г.)[591].

Судебные дела о дискриминации человека и гражданина, рассматри­ваемые Европейским Судом по правам человека, могут заводиться по иско­

вым требованиям как российских граждан, так и иностранцев к Российской Федерации, выступающей в этих спорах ответчиком. В качестве примеров разрешения им таких дел приведем следующие.

Пример 1.Дело гр. Маркина против России, по которому Европейский Суд по правам человека принял постановление от 22 марта 2012 г. № 30078/06. Об­стоятельства дела сводились к тому, что, согласно российскому законодательству, отцы и матери из числа гражданских имеют право на предоставление им трехлет­него отпуска по уходу за несовершеннолетним ребенком и на ежемесячное посо­бие в течение части этого периода. Данное право распространено и на женщин- военнослужащих, однако в отношении мужчин такое указание отсутствует. Заяви­тель, разведенный, состоявший на службе в Вооруженных Силах России, обра­щался по инстанции о предоставлении ему 3-летнего отпуска по уходу за тремя детьми, в чем было отказано со ссылкой на отсутствие основы для такого требова­ния в национальном законодательстве (впоследствии ему был предоставлен от­пуск на 2 года, а также материальная помощь со стороны его командования ввиду сложных личных обстоятельств). После этого им была подана жалоба в Кон­ституционный Суд Российской Федерации, в которой указывалось, что по­ложения законодательства, исходя из которых его требование не было удовлетворено, несовместимы с конституционной гарантией равноправия. Суд определил, что лишение мужчин-военнослужащих права на отпуск по уходу за ребенком основывается на особом правовом статусе военного, а также необходимости избежания невозможности исполнения обязанностей малочисленным военным персоналом.

Европейский Суд по правам человека установил, что в отношении заявителя были нарушены положения ст. 8 и 14 Конвенции (04.11.1950) в силу того, что мужчины находятся в одинаковом положении по отношению к женщинам в части отпуска по уходу за ребенком. Соответственно этому заявитель-военнослужащий имеет такое же право на предоставление данно­го вида отпуска, как и женщины-военнослужащие. Вследствие ограничения истца реализации этого права в полном объеме он подвергся дискримина­

ции по признаку пола без объективного и разумного основания. В порядке ст. 41 Конвенции Суд присудил государству-ответчику выплатить истцу 3000 евро в качестве компенсации[592].

Пример 2.Суть дела Киютина против России (постановление Европей­ского Суда по правам человека от 10 марта 2011 г. № 2700/10) заключалось в том, что в соответствии с российским законодательством иностранцы, всту­пившие в брак с гражданами России или имеющие российского ребенка, вправе получить разрешение на временное проживание в стране при пред­ставлении каждым медицинского документа, подтверждающего отсутствие у них положительной ВИЧ-инфекции (в противном случае такие лица подле­жат высылке). Заявитель, узбекский гражданин, прибыл в Россию в 2003 г. и женился на российской гражданке, от которой имел дочь. Его ходатайство о получении вида на жительство было отклонено на том основании, что анализ его крови выявил положительную ВИЧ-инфекцию.

Европейский Суд по правам человека установил по материалам дела нарушения положения ст. 14 во взаимосвязи со ст. 8 названной Конвенции. При этом было отмечено, что медицинские эксперты и международные орга­ны соглашаются с тем, что ограничение в проживании ВИЧ-положительного лица в стране не вызывалось угрозой для здоровья общества. Однако нацио­нальные власти отклонили обращение заявителя исключительно на основа­нии положений законодательства в сфере миграции, не принимая во внима­ние его состояние здоровья и семейное положение. Суд, учитывая принад­лежность истца к особо уязвимой группе людей, а также отсутствие разумно­го и объективного обоснования причины отказа удовлетворения его ходатай­ства, всесторонней индивидуальной оценки заявителя государством- ответчиком, определил, что истец оказался жертвой дискриминационного проявления по признаку состояния его здоровья.

В порядке применения ст. 41 Конвенции Европейский Суд по правам человека присудил ответчику выплатить истцу 15 000 евро в качестве ком­пенсации морального вреда[593].

Последствия дискриминации выражаются в нравственных либо физи­ческих людских страданиях. Нравственные страдания связаны с обидой, страхом, горем, чувством утраты; физические - сопровождаются, в частно­сти, физиологическими изменениями работы организма человека (изменение артериального давления, возникновение различных заболеваний, появление депрессии). Разновидности таких страданий можно объединить одним тер­мином - моральный вред, который для каждого человека будет различным в зависимости от степени восприятия случившегося.

Нематериальные последствия дискриминации весьма опасны. C юридиче­ской точки зрения они намного опаснее других последствий преступлений (пра­вонарушений) из-за своей масштабности, так как могут охватывать различные сферы жизнедеятельности общества и личности.

Исходя из нашей гипотезы последствия в виде морального вреда могут не замыкаться на нематериальной сфере одного человека, а распространяться и на группу людей, например, при совершении таких актов дискриминации, как геноцид, апартеид. Эти последствия хотя и не поддаются самостоятель­ной оценке, но являются ощущаемыми обществом.

На опасность морального вреда указывал еще в конце XIX века известный русский психиатр профессор И. А. Сикорский. В лекции «Влияние нравственных страданий на организм человека» он отмечал, что эти страдания так же убивают организм, как и физические, но они страшнее последних, поскольку поражают высший орган жизни - нервную систему во всех ее частях, не оставляя свободно­го места. «Иннервация всех отправлений, начиная от мышечной или физической силы до дыхания и кровообращения, поражается при нравственных страданиях; даже высшие отправления нервной системы - чувство и мысль претерпевают

глубокие изменения. Если бы мы захотели охарактеризовать одним словом все изменения, производимые в организме нравственными страданиями, то правиль­нее всего было бы сказать, что нравственные страдания убивают организм мед­ленной смертью, вызывая в высшей степени тяжелые симптомы, способные убить вполне здоровый организм посредством продолжительных мучений»[594].

В свою очередь, Л.С. Белогриц-Котляревский, известный ученый в области уголовного права, писал: «Физиологические исследования убе­ждают... что, в сущности, механизм психических потрясений имеет та­кой же соматический характер, как и непосредственные физические по­вреждения на организм человека»[595]. Современной наукой эксперимен­тально доказано, что душевные переживания человека, психологический дискомфорт способны вызвать гипертонию, язву желудка, бронхиальную астму и некоторые другие заболевания[596].

По мнению авторитетного русского юриста, адвоката Ф.Н. Плевако, потерпевшие от преступлений становятся «духовными бичами» и, несмотря на значительные моральные потери, испытывают не соответствующие им по силе страдания[597].

Особую опасность для человека представляют такие эмоции, как печаль, тревога, гнев, ярость. Если они действуют долго, то становятся как бы чертами его характера. Бывает и так, что эмоциональный стресс может вызвать инфаркт мио­карда даже у человека, не страдавшего никакими сосудистыми заболеваниями. Не исключено, что последствия морального вреда сопряжены и с самоубийством жертв преступлений[598].

Между тем моральный вред чаще всего связан с физическим вредом, причем физическая боль может пройти, а нравственные страдания могут сопро­вождать человека всю его жизнь, например, в случае обезображивания лица[599]. При этом физические страдания лишь усугубляют нравственные страдания, так как нарушаются потребности человека, его сложившийся образ жизни.

Сами по себе физические и нравственные страдания являются оценочными понятиями. В связи с этим одни авторы считают, что физические страдания могут выражаться не только собственно в виде боли, но и в изнурительном физическом недомогании вследствие голода, жажды, охлаждения тела и т. и. Другие относят к физическим страданиям психофизические нарушения, истощающие нервную систему человека (нервные истощения), вызываемые многократным введением в организм разного рода психостимуляторов, галлюциногенов, других средств и препаратов наркотического, токсического или психотропного свойства. При этом подчеркивается, что данные последствия нельзя относить к психическим страданиям, о которых говорится в ст. 117 УК РФ, так как понятие психических страданий предполагает чисто нравственную боль, моральный вред, которые причиняются психогенными факторами (систематические глумления, издевательства, оскорбления, угрозы), воздействующими на психику, а не на контрольно-регуляторную функцию нервной системы[600].

Несмотря на то что нравственные и физические страдания являются оце­ночными понятиями, как нам представляется, их нужно юридически разграни­чивать, поскольку любое причинение вреда здоровью вызывает у потерпевшего нравственные страдания. При этом в уголовном, уголовно-процессуальном и гражданском законодательстве необходимо наличие правовых норм, которые расшифровывали бы термины «нравственные» и «физические» страдания и со­держали четкие критерии их установления. В связи с этим интересен подход к рассматриваемой проблеме С.В. Нарижного, который считает, что нравствен­

ные страдания состоят из следующих компонентов - обида, страх, возмущение, горе, чувство утраты; физические страдания - боль, удушье, головокружение, тошнота, зуд, жжение[601]. Однако этот перечень, на наш взгляд, является непол­ным. К нравственным страданиям можно отнести такие нервные расстройства, как моральный дискомфорт, боязнь, переживания, чувство незащищенности; к физическим - реакции организма на негативное воздействие (изменение арте­риального давления, учащение сердцебиения и др.).

Кроме того, по справедливой оценке профессора В.В. Козлова, даже при одинаковом характере и силе психического воздействия на организм его ответные реакции в одних случаях находятся в рамках физиологически допустимых (естественных) переживаний. Причем, как бы ярко они ни про­являлись, оснований для рассмотрения их травмирующими не будет, ибо они не доходят до болезненных изменений. Наблюдаемые при этом реакции представляют собой проявление компенсаторных механизмов в пределах так называемой физиологической нормы. В других - могут выйти за грани­цы физиологически допустимой нормы, приобретая характер болезненного расстройства, которое с медицинских позиций может быть приравнено к повреждению. Притом у одних потерпевших нервно-психические наруше­ния носят неглубокий характер, у других - достигают значительной степе­ни, приобретая черты несомненного психоза[602].

Из этого следует, что у лиц, подвергшихся дискриминации, психиче­ские расстройства проявляются по-разному (индивидуально) в зависимо­сти от их характера и психотравмирующей ситуации. Нанесением человеку психической травмы разрушается его собственное «Я» (душа, эго), то есть внутреннее осознание им окружающей действительности. Испытываемые при этом переживания и нравственные мучения, отличающиеся устойчи­вым постоянством, передают импульсивные сигналы через головной мозг

к другим органам человека, что может привести к необратимым последст­виям, связанным с нарушением состояния его здоровья. Сколько при этом может страдать душа человека и когда она обретет свое нормальное со­стояние, не знает никто.

Мы не вполне согласны с позицией О. А. Пешковой, которая считает, что коррелятами (определителями) морального вреда, исходя из трактовки его по­нятия, данного в ст. 151 ГК РФ, выступают «физические или нравственные страдания», относящиеся к сфере чувств, которые испытывает человек как в момент причинения ему вреда, так и впоследствии[603]. На наш взгляд, физиче­ские страдания потерпевшего нельзя подменять чувствами, в силу того что та­кие страдания человека связаны с болью, относящейся к эмоциям как разно­видности эмоциональных процессов.

Так, после перенесенной психотравмирующей ситуации депрессивно­фобические расстройства, связанные с подавленностью и страхами, прояв­ляются в виде чувства беспокойства, тревоги, опасения за жизнь близких и родных людей. К тому же часто возникают навязчивые воспоминания, вызы­ваемые пережитым эпизодом, страхом его повторения. Общий фон настрое­ния снижен и выражается отсутствием радости, потерпевшие жалуются на повышенную утомляемость и вялость, нарушение сна, снижение активности, сужение круга интересов. Нередко имеют место кошмарные сновидения с чувством усталости и разбитости после сна, а также изменения характера, появление неуверенности, скованности в незнакомой обстановке, испытыва­ние затруднения в принятии решений, навязчивые сомнения в собственных поступках. Настроение становится неустойчивым, возникает несвойственная ранее раздражительность, вспыльчивость, обидчивость, чувство одиночества, непонятности окружающим.

У значительной части потерпевших с тревожно-фобическими рас­стройствами отмечаются, в частности, нарушения восприятия, головные бо­ли, головокружение, тахикардия, неприятные ощущения и боли в области сердца.

Потерпевшим с ипохондрическими расстройствами (болезненно­угнетенное состояние) свойственны эгоцентричность, слабая заинтересован­ность нуждами окружающих. Обычно они чувствуют себя разочарованными, обиженными, покинутыми, нелюбимыми окружающими, жалуются на тяжесть соматического заболевания, неэффективность лечения, недостаточное внима­ние к себе со стороны врачей. Часто возникают суицидальные мысли, рассуж­дения о смысле продолжения и цели жизни в такой обстановке. У всех потер­певших отмечаются выраженные нарушения вегетативной нервной системы[604].

Само образование нравственных и физических страданий, воздейст­вующих на психику потерпевшего, происходит по одной схеме: информа­ционные раздражители, независимо от того, носят они информационный характер или выступают в виде физической травмы, проходят один и тот же путь, приводя к психической травме (дистрессу). Раздражитель дейст­вует на психику, воспринимаясь либо через соответствующие органы (гла­за, уши), либо через нервные ткани тела (при телесных повреждениях). Сигнал в виде образа (отпечатка) поступает в мозг, где происходит оценка и возникает соответствующая реакция психики. Как правило, она в боль­шей или меньшей степени охватывает всю структуру психики - сознание и бессознательное. Если это результат психического насилия, то в зависимо­сти от направленности раздражителя либо происходит подавление (огра­ничение) воли лица, либо ему наносится психическая травма, либо то и другое одновременно. В свою очередь, длительное травмирование психики

может вызвать психические аномалии, способные серьезно влиять на по­ведение человека[605].

Между тем любое преступление, в том числе дискриминационного характера, совершается помимо воли пострадавшего, то есть посредством насилия, включая психическое. В момент совершения преступления и на­ступления преступных последствий человек реагирует на происшедшее, о чем свидетельствуют испуг, учащение сердцебиения, повышение артери­ального давления и т. д. Такие признаки - это не что иное, как ответная ре­акция организма человека на преступные действия. Данные признаки представляют собой и проявление морального вреда, вызывающего у по­терпевшего дискомфортное состояние, связанное с его нравственными или физическими страданиями, причиняемыми преступлением. Причем такое состояние наступает и в момент осуществления преступных действий (без­действия), и после их окончания. По совершении преступления потерпев­ший продолжительное время испытывает последствия нанесенного ему морального вреда в виде дискомфортного (угнетенного) состояния, вы­званного случившимся и сопровождающегося возникновением чувства тревоги, незащищенности, страха за свою жизнь, мести и т. и.

Следовательно, моральный вред как дискомфортное состояние потер­певшего присутствует и в момент реализации преступных действий (бездей­ствия), и при наступлении преступных последствий, и в ходе их дальнейшего развития.

Кроме того, тяжесть морального вреда зависит и от степени восприятия информации, получаемой потерпевшим в момент совершения преступления. По мнению Ю.А. Шерковина, «информация - это то, что вносит изменение в наше сознание или чувства и переживается нами психически, либо в виде выработки и принятия решений, либо в виде тех или иных эмоций»[606]. Данные медицинской

науки свидетельствуют о том, что слова, волнующие человека, могут обусло­вить у него учащение или замедление сердцебиения, изменение потока крови к различным органам, повышение артериального давления и т. д. Повторяющиеся на протяжении длительного времени колебания в состоянии организма могут явиться причиной стойкого нервного расстройства, а разовые потрясающие из­вестия или оскорбительные слова - вызвать и скоропостижную смерть от ин­сульта или приступа стенокардии (спазм венечных сосудов, снабжающих кро­вью сердечную мышцу)[607].

Обратимся к рассмотрению механизма образования психотравмирующих расстройств, связанных с причинением морального вреда потерпевшему.

По мнению А.Е. Личко, первый этап, приводящий к психотравмирующему расстройству, называется аффектогенный. Он продолжается в течение всего периода взаимодействия жертвы с преступником и характеризуется развитием острых аффективных реакций с нарастанием эмоционального переживания, страха, тревоги, растерянности, сужения сознания с концентрацией внимания на узком круге психотравмирующих переживаний и вегетативными проявлениями. Аффективные реакции у одних потерпевших сопровождаются психомоторной заторможенностью по типу «мнимой смерти» вплоть до полной неспособности оказывать «сопротивление», у других - двигательным возбуждением с недостаточным учетом ситуации и даже совершением действий, опасных для жизни, которые в ряде случаев можно расценивать как «аффективное суицидальное поведение»[608].

Второй этап (адаптационный, эмоционально-когнитивный) характеризуется внутренней переработкой психотравмирующего события с осмыслением случившегося, переживанием негативных эмоций (тревога, страх, обида, стыд, злость, желание наказать обидчика), что

сопровождается психогенным фантазированием, фиксацией на отрицательных переживаниях, занимающих доминирующее место. В этот момент возрастает риск аутоагрессивного поведения, связанного с субъективным восприятием потерпевшими сложившейся ситуации как безвыходной и собственными представлениями ее изменения. Помимо этого, уже на данном этапе проявляются отдельные невротические проявления, как-то: нарушения сна с кошмарными сновидениями, навязчивые воспоминания о случившемся, страхи, а также выраженные колебания настроения с плаксивостью, нередко - раздражительной слабостью.

Третий этап (невротический) по времени совпадает с судебно­следственным процессом, который приносит дополнительные психотравмирующие факторы (допросы, очные ставки, медицинские экспертизы, нетактичное поведение окружающих, угрозы со стороны обвиняемых и их друзей и т. π.). На этом этапе появляется снижение работоспособности, повышенная истощаемость, несвойственная ранее возбудимость, ранимость, замкнутость, нарушение сна, сверхценные переживания, разнообразные фобии, депрессивные идеи отношения к случившемуся и чувство своей вины («сама виновата - не могла за себя постоять», «не надо было туда ходить» и т. д.)[609].

Образуемые в результате совершения преступления компоненты нравственных или физических страданий должны иметь общие, определенные законодателем показатели. В связи с этим нам импонирует мнение Г.Г. Горшенкова, предлагающего ввести в оборот термин «субъективные потери», в состав которых следует включить: различные страхи, чувство угнетенности, интеллектуальные потери (например, ухудшение памяти), субъективные потери, вызванные утратой политических,

трудовых, иных прав и свобод и т. д. Наличие любых из этих показателей должно выступать основанием компенсации морального вреда[610].

C учетом отмеченных особенностей связи морального вреда с дис­криминацией можно сформулировать определение морального дискрими­национного вреда таким образом: моральный дискриминационный вред - это дискомфортное состояние потерпевшего, обусловленное совокупностью неблагоприятных психофизических последствий, вызванных нравственны­ми или физическими страданиями, в результате совершения в отношении его акта дискриминации.

Каждое преступление дискриминационного характера посредством нару­шения нематериальных благ причиняет моральный вред. Особенность такого вреда, наносимого дискриминацией, заключается в следующем: во-первых, мо­ральный вред как преступное последствие от дискриминации является обяза­тельным признаком преступного деяния; во-вторых, моральный вред наличест­вует при нанесении и другого вида вреда, так как сопряжен с любым вредом, и одновременно самостоятелен в причинении; в-третьих, моральный (опосредо­ванный) вред от дискриминации может наноситься обществу причинением вреда потерпевшему; в-четвертых, моральный вред ставит под угрозу разрыва системы общественных отношений путем нарушения персонифицированных отношений, то есть ограничения быть их участником (инвалидность, обострение заболева­ния, потеря работы или общественного статуса); в-пятых, моральный вред не может проявляться внешним физическим изменением в организме человека, по­скольку связан с его внутренней стороной, душевным или психическим рас­стройством; в-шестых, каждый человек испытывает моральный вред от преступ­ления по-разному, поэтому такой вред имеет персонифицированный характер.

Существование дискриминации в обществе влияет на дестабилизацию свойственных ему отношений, вызываемую нарушениями равноправия граж­дан. Присутствие в социуме предвзятости относительно определенных слоев

населения, проявлений ненависти и экстремизма на почве националистических идей при осуществлении дискриминации по различным основаниям способст­вуют распространению правового шовинизма, цель которого - обоснование права на дискриминацию для убедительности последующих ограничений прав и свобод человека и гражданина по какому-либо признаку.

Практическое применение института компенсации морального вреда по­терпевшим от дискриминации содействует стабилизации равноправия граждан в обществе, является одним из способов восстановления социальной справед­ливости. Использование данного института в отношении нарушенных немате­риальных прав потерпевших от дискриминации согласуется, например, с идея­ми американского философа Джона Ролза - основоположника теории справед­ливости, который считает, что в основе справедливости лежит принцип возме­щения. Согласно последнему незаслуженные неравенства должны быть возме­щены, в частности, посредством получения компенсации[611].

Совершая преступление, субъект одновременно посягает не только на общественную безопасность, публичный интерес, создает угрозу человеку, его жизни, здоровью, имуществу, но и одновременно совершает гражданское пра­вонарушение, покушаясь на имущественные и личные неимущественные права потерпевшего, подлежащие восстановлению и компенсации[612]. Поскольку сущ­ность преступного поведения сводится к причинению преступного вреда суще­ствующим в обществе отношениям или охраняемым уголовным законом инте­ресам, то вполне достаточным будет рассмотрение восстановления социальной справедливости через призму причинно-следственных связей. Преступный вред становится следствием, а под восстановлением социальной справедливости

следует понимать установление причин и условий, способствующих соверше­нию преступлений, и их устранение[613].

Любое преступление дискриминационной направленности причиняет какой-либо вред человеку. Соответственно восстановление социальной спра­ведливости посредством возмещения морального вреда является способом, применение которого позволяет восполнить нарушенные нематериальные права человека и гражданина, тогда как уголовное возмездие за преступление не может возместить эти права в должной мере, поскольку таким наказанием невозможно привести нарушенное здоровье потерпевшего в прежнее состоя­ние. Поэтому денежная компенсация морального вреда выступает наиболее воспринимаемым материальным источником восстановления нарушенных преступлением нематериальных прав, которая наряду с исполнением уголов­ного наказания служит средством обеспечения восстановления социальной справедливости по отношению к потерпевшему.

Вместе с тем компенсация морального вреда потерпевшему - это и один из способов реализации гражданско-правовой ответственности пре­ступника за вред, причиненный преступлением пострадавшей стороне. Та­кая ответственность строится на принципе полноты возмещения причинен­ного вреда, в основе которого находятся две категории: объем и размер его возмещения. Данные понятия способны отражать компенсационную и вос­становительную функции гражданско-правовой ответственности. В связи с этим следует отметить, что при нарушении гражданских прав преступлени­ем вряд ли возможно соблюдение принципа полного возмещения вреда в абсолютном проявлении последнего, поскольку всякое преступление нано­сит непоправимый моральный вред потерпевшему, который на протяжении долгого времени переживает его последствия.

Моральный вред нельзя возместить в натуральном виде или определить его эквивалент в денежном выражении. Очевидно, что любая такая компенсация вре­

да является весьма условной для пострадавшего от преступления. Проблема за­ключается и в том, что конкретные виды вреда, их размер нужно доказать в суде, что не всегда бывает успешным для потерпевшей стороны. Кроме того, принцип полного возмещения вреда интерпретируется в науке и в качестве санкции за со­вершенное правонарушение. Согласно этому принципу каждый гражданин, по­страдавший от преступления, вправе восстановить положение, существовавшее до нарушения его права. Полагаем, что принцип полного возмещения вреда, причи­ненного преступлением, отражающий желаемый для потерпевшего правовой ре­зультат - восстановление справедливости в частной сфере, можно считать и меж­отраслевым принципом. Следовательно, возмещение такого вреда связано с реа­лизацией принципа восстановления социальной справедливости, являющейся од­ной из целей уголовного наказания и в то же время - целью привлечения виновно­го к гражданско-правовой ответственности[614].

Таким образом, государство должно максимально способствовать достиже­нию реальной защиты нарушенных прав и свобод человека и гражданина от дис­криминации. При этом компенсация морального вреда будет выступать в качестве средства восстановления социальной справедливости, поскольку при дискрими­нации нарушаются различные права граждан, страдает их деловая репутация, ви­доизменяется правовое положение. Статус гражданина складывается из взаимо­связанных прав, обязанностей и мер юридической ответственности. Посредством дискриминации граждане лишаются своих прав либо испытывают их ущемление. Соответственно этой особенности дискриминации как явления она может вызвать дестабилизацию общественных отношений и стать, в частности, причиной разви­тия массовых социальных конфликтов.

Каждое дискриминационное нарушение прав граждан подлежит непремен­ному преследованию по закону, вследствие чего гарантируемая государством за­щита их прав должна быть реально осуществимой. К числу юридических средств защиты попранных прав граждан относится право потерпевшего на обращение в суд с гражданским иском о компенсации морального вреда в рамках уголовного

судопроизводства, потому как именно этот гражданско-процессуальный институт является связующим звеном между гражданским и уголовным правом. Качест­венное рассмотрение судом обоснованных требований граждан, приведе-ние его приговоров в исполнение и осуществление содержащихся в них предписаний, а также надлежащее соблюдение личностью, обществом и государством норматив­но-правовых актов в сфере борьбы с дискриминацией, ее профилактика - одни из основных условий обеспечения надежности защиты декларированных междуна­родным сообществом, в том числе Российской Федерацией, прав и свобод челове­ка и гражданина от любых форм дискриминационных проявлений.

<< | >>
Источник: ВОРОБЬЕВ Сергей Михайлович. ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ (ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме 1. Особенности функционирования института компенсации мораль­ного вреда в системе международно-правовой защиты прав человека и гра­жданина от дискриминации:

  1. 1. Особенности функционирования института компенсации мораль­ного вреда в системе международно-правовой защиты прав человека и гра­жданина от дискриминации
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -