<<
>>

Глава III. УЧАСТИЕ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ

Развёртывание и совершенствование механизмов активного участия всех граждан в управлении государством, улучшение работы государственных органов и организация народного контроля выступает одним из основных направлений развития демократической государственности. В случае, если широкие слои населения не будут участвовать в управлении делами государства, а всецело посвятят себя частным заботам, то какими бы ни были совершенными политические институты рано или поздно они окажутся в руках тех, кто стремится к господству и готов использовать государственный аппарат для навязывания своей воли для удовлетворения своих корыстных частных, либо классовых и экономических интересов отдельных социальных групп.

Социально активные граждане, их коллективные образования, осознающие и защищающие национальные публичные интересы должны защищать демократические свободы и выстраивать действенное гражданское общество. Достижением современного мира выступают самоорганизация и взаимодействие людей их различных образований в решении частных и публичных вопросов. Взаимозависимость - это новая, более высокая ценность, чем независимость.

В условиях формирования гражданского общества важным является реализация и защита общих социально значимых интересов справедливым судом. Суд, как и государство в целом, служит населению в обеспечении его самоорганизации. Целью правосудия должно оставаться определение соответствия тех или иных деяний закону, осуществляемому в интересах отдельной личности и всего общества.

В современной России обозначилась проблема отсутствия необходимого социального контроля в осуществлении правосудия, которое, по сути, выступает правом, реализуемым по сословному или служебному признаку

определённым кругом лиц. Как следствие, наблюдается коррумпированность некоторых судей, невысокая способность судейского сообщества «самоочищаться», одним словом создаётся корпорация судей, связанных круговой порукой и защищённых от общества государственным иммунитетом, что в целом вызывает недовольство у граждан. Так, по данным социологических опросов в 2001 г., на вопрос, подвержены ли судьи коррупции, положительный ответ дали 84,2% опрошенных, что свидетельствует о критической утрате доверия населения к суду[77]. По данными, представленными Левадой - Центром по сравнению с 2010 годом в 2011 году количество респондентов, считающих, что коррупция — главная проблема судов, выросло с 56% до 59%[78]. Не особенно изменилась ситуация и в настоящее время. Из официального независимого доклада «Россия: коррупция в судах», представленного в 2014 году всероссийской антикоррупционной общественной приёмной «Чистые руки» следует, что «коррупция в судах носит масштабный характер и фактически подорвала доверие к российскому правосудию, нанесла непоправимый вред авторитету российской государственности. Деятельность судей напоминает работу менеджера коммерческой фирмы, что приводит к масштабным нарушениям прав и свобод граждан, на охране которых должна стоять судебная власть. В результате «коммерческой детальности судов» отмечается всплеск протестных настроений, что особенно актуально для южных регионов страны. В сложившейся ситуации создаётся благоприятная среда для роста таких радикальных политических течений как ваххабизм, национализм и т.п., что создаёт основу для роста в неблагоприятных регионах, террористических актов, преступности.

«Ситуация также усугубляется неуверенными шагами в борьбе с коррупцией и порой бездействием. Большинство жалоб, которые поступают в антикоррупционную приёмную, это жалобы на деятельность

судов - 89%. Жалобы на суды общей юрисдикции по гражданским делам составляют - 74%. Количество жалоб на судей уголовного судопроизводства составляет 12 %»[79].

Полагаясь на вышеизложенное, можно заключить, что реализуемая в современной России идея независимости судебной власти в жизни обернулась самостоятельностью и независимостью судей от общества. Закрепляемое ч. 1 ст. 3 Конституции РФ право народа, как единственного источника власти, в формировании и деятельности судебной власти на практике нашло своё ограниченное применение, между тем как общие закономерности развития предполагают укрепление и развитие демократических основ судебной власти, повышение уважения и доверия граждан к суду, поднятие качества и эффективности деятельности судебных органов. Независимость судебной власти определяется суверенностью и самостоятельностью последней в осуществлении правосудия, а не оторванностью от народа. Судебная власть, как разновидность государственной власти, должна формироваться и отчитываться о своей деятельности, предлагая пути совершенствования в обеспечении законности населению, а не ограждаться от него различными иммунитетами.

К сожалению, в настоящее время, обозначилась тенденция отторжения общественности от участия в решении государственно и социально значимых вопросов, от той сферы публичных отношений, в которой люди видели своё значение в поддержании общественного порядка, безопасности, определении социально значимых интересов. По прежнему актуальны слова В.В. Кожевникова о том, что «суды остались без общественного прикрытия»[80], между тем как институты гражданского общества должны выступать гарантом эффективной судебной защиты интересов общества от

злоупотреблений власти, препятствием в ограничении прав и свобод человека, распространении коррупции и т.д.

Несмотря на имеющиеся достижения в организации судебной системы, последняя содержит немало дефектов, негативных сторон, вредных и опасных для общества, препятствующих эффективной судебной деятельности, ущемляющих права граждан и как следствие сказывающихся на эффективности осуществления правосудия.

Возникающие противоречия и конфликты на этапе становления судебной системы являются закономерными и неизбежными. В условиях включённости институтов гражданского общества в процессы организации и функционирования судебных органов они преодолимы. В этой связи возникает необходимость обстоятельного познания специфики сферы деятельности и выполняемых задач институтами гражданского общества и судебной власти.

Обращение к действующему УПК РФ позволяет отметить отсутствие практически всех ранее действовавших форм участия общественности в деятельности судебных органов (ст.ст. 9,10,47,48,50, 89, 95, 108, 113, 209, 228, 234, 250, 251, 304, 3623, 363, 370, 400, 415 УПК РСФСР). Несмотря на обозначенную демократизацию судебного процесса, были упразднены такие формы, как участие общественных обвинителей, народных заседателей, общественных защитников, общественных поручителей, товарищеских судов, не предоставлена возможность участия представителей лиц, не являющихся адвокатами, представителей общественных организаций и трудовых коллективов и др.

Безусловно, советские подходы и методы административного формирования судебных органов без реального обеспечения участия общественности в современных демократических условиях невозможны.

Только с привлечением в судебную сферу социально активного населения, имеющего твёрдую гражданскую позицию, гарантируется легитимность

судебной деятельности и судебной системы. Эта мысль требует формирования организационно-правовых основ, необходимых мер, позволяющих институтам гражданского общества влиять на осуществляемое в современной России судебно-правовое реформирование.

Российским населением, судьями[81], учёными[82] осознаётся необходимость участия общественности в обеспечении публичного интереса при осуществлении правосудия. Проводимый на площадке социальной сети MAXPARK интернет опрос показал: «из 704 опрошенных 7 % респондентов считают, что суд должен служить государству; 39 % считают, что суд должен оказывать услуги всем, кто бы к нему ни обратился; 54 % выразили убеждение в том, что суд обязан защищать интересы общества в целом»[83].

Говоря об открытости правосудия, следует обратить внимание на такие составляющие как: свободный доступ в здание суда, свободный доступ в судебное разбирательство, свободный доступ к ознакомлению с материалами дела. Из всех перечисленных составляющих эффективно реализуется только вторая форма. Как показывает жизнь, не в каждый суд можно беспрепятственно попасть, а опубликование материалов в Интернете носит не системный, ограниченный характер. При этом стоит признать, что ситуация по последним вопросам из года в год изменяется в лучшую сторону, что свидетельствует о положительной динамике в реализации Федерального закона № 262 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»[84]. По мнению экспертов, специально исследовавших поднятые вопросы, сложности преимущественно связаны с отсутствием надлежащего материально - технического оснащения

судов и финансирования деятельности, связанной с предоставлением информации[85].

Одним из институтов, гарантирующих соблюдение интересов общества при осуществлении правосудия выступает закрепляемое в развитых государствах право граждан на участие в отправлении правосудия, которое выступает бесспорной составляющей демократического общества, наряду с участием населения в деятельности исполнительных и законодательных органов власти.

Впервые мысль о привлечении населения к отправлению правосудия возникла в XVIII веке. По мнению Ш.Л. Монтескье, судебная власть может быть эффективна в том случае, если будет доверена не судебным органам, а выбранным лицам из народа, приглашаемым к отправлению правосудия на определённый промежуток времени. «Таким образом, - считал автор, - судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известной профессией, ни с известным положением; она станет... невидимой и как бы несуществующей»[86]. Высказывание классика, безусловно, имеет свою ценность, однако в современных условиях трудно осуществимо в силу необходимости профессиональных знаний и практических навыков для работы судей.

Рассмотрению участия народного представительства в осуществлении судопроизводства посвящено множество работ таких дореволюционных юристов, как, Джаншиева Г.А., Кони А.Ф., Познышева С.В., Фойницкого И.Я., и др[87].

Вопросы участия населения в осуществлении правосудия рассматриваются и современными авторами. Смысл основных высказываний сводится к следующему. В.И. Бадашханов пишет, что участие народа в правосудии подразумевает активное выполнение своего гражданского долга, выражающееся в содействии по контролю за деятельностью судебных и правоохранительных органов[88]. Более развёрнуто такое участие представила И.А. Огнева, отметив, что оно состоит в обсуждении и принятии законов, регламентирующих судопроизводство, оказании активной помощи в осуществлении судебного процесса, осуществлении общественного контроля за ним, оказание помощи другим участникам судопроизводства в обеспечении их прав и свобод[89]. По мнению большинства участников конференции «Перспективы формирования суда присяжных в России» основные направления участия граждан в осуществлении правосудия сводятся к расширению участия присяжных и народных заседателей в осуществлении правосудия, на различных уровнях судебного разбирательства[90].

Обращение к зарубежной практике позволяет отметить наличие лишь в некоторых конституциях формулы «народ участвует в отправлении правосудия» (ст. 91 Конституции Австрии). Участие народа в отправлении правосудия за рубежом сводится к наличию суда присяжных и участию в качестве судебных заседателей (шеффенов) в рассмотрении определённых категорий дел. Есть государства, где используются обе названные формы.

Английскими[91] и французскими1 учёными отмечается, что, смешанный суд профессиональных и народных заседателей отличается от жюри присяжных и именуется в разных странах по-разному: mixed court («смешанный суд» (перевод с англ.)), echevinage (echevin — это муниципальное должностное лицо, наделённое правом разрешать гражданские споры с небольшого материального характера (перевод с франц.)). Народные представители в разных странах называются по разному: lay assessor (непрофессиональный или народный заседатель (перевод с англ. )), lay judge (непрофессиональный или народный судья, (перевод с нем.)), schoffe (шеффен (перевод с нем.)), cour d'assises (ассиз (перевод с франц.)).

В системах континентального права институт присяжных заседателей существует, однако самих судов присяжных, которые принимают решения самостоятельно, как правило, нет.

Наряду с указанным положением, в статье 91 Конституции Австрии определяется, что «по делам за совершённые преступлениях, предусматривающие назначение сурового наказания, а также по делам о политических преступлениях и проступках виновность обвиняемого определяют присяжные заседатели. При этом в самом судопроизводстве суда присяжных не предусматривается. Дела о преступлениях средней тяжести слушаются коллегией включающей в себя трёх судей-профессионалов и двух заседателей. По делам о тяжких преступлениях (преступления, совершенные вооружённой группой, хранение боеприпасов, политические преступления и др[92][93]) слушается коллегией, включающей в себя трёх судей и восемь непрофессионалов.

Общая модель работы присяжных заседателей представлена следующим. При осуществлении правосудия профессиональными судьями

проверяется вердикт присяжных заседателей и письменный протокол, составленный председателем присяжных заседателей, в котором кратко обрисовываются причины, убедившие присяжных заседателей в виновности либо невиновности обвиняемого (например, показания свидетеля заслуживают доверия и т.д.). При необходимости профессиональные судьи могут настоять на внесение необходимых корректировок в указанный протокол, что возможно в случаях, когда вердикт неясен и противоречит самому себе или письменному протоколу.

В отношении оценки обстоятельств дела стоит отметить право присяжных заседателей в исключении определённых элементов состава преступления. Об этом праве присяжных информирует судья в начале судебного заседания, раскрывая юридические обстоятельства дела и рассматривая отдельные элементы квалификации. В частности, если вопрос касается решение об убийстве с отягчающими обстоятельствами, присяжные заседатели вправе не поддержать ту часть, которая определяет отягчающие обстоятельства и представить обвинительный вердикт на основании простого убийства.

Профессиональные судьи и присяжные заседатели проводят совместные консультации при вынесении приговора. Процедура голосования имеет свой порядок и включает в себя сначала голосование профессиональных судей, а затем присяжных заседателей в алфавитном порядке. В большинстве стран окончательное решение принимается простым, а не квалифицированным большинством голосов. Вердикт присяжных представляется в письменной форме и оглашается устно на публичном слушании. В окончательном вердикте отражаются вопросы, поставленные перед присяжными заседателями и ответы на них.

Обращение к практике отдельных государств позволяет отметить следующие особенности. Например, в Бельгии суд присяжных осуществляет правосудие в уголовном судопроизводстве по политическим преступлениям 96

и преступлениям прессы. Суд присяжных включает в себя трёх профессиональных судей и 12 присяжных заседателей, которые рассматривают дела о тяжких преступлениях. Сессия суда присяжных собирается раз в квартал в каждой из провинций страны. Вынесенные судом присяжных приговоры не могут быть обжалованы в апелляционной инстанции. Отменить приговор присяжных можно лишь в Кассационном суде.

Участие непрофессиональных судей в Бельгии предусматривается в разрешении споров трудовыми и коммерческими трибуналами. Названные трибуналы функционируют в 26 судебных округах Бельгии. По своему составу трибуналы по трудовым спорам включают одного профессионального судью и представителей (по одному) от предпринимателей и наёмных работников. Названные трибуналы рассматривают конфликты, связанные с производственными отношениями (споры о пенсионном обеспечении, о компенсации по поводу несчастных случаев на производстве, увольнение и др.). В составе коммерческого трибунала работают профессиональный судья и два представителя от общественно деловых кругов, к которым относятся предприниматели, торговцы и др. Такие трибуналы рассматривают споры по первой инстанции, возникающие в сфере рыночных отношений и жалобы на вынесенные мировыми судьями решения.

Если обратиться к организации судопроизводства Болгарии, можно выделить следующие требования, предъявляемые к присяжному заседателю: во - первых национальный признак т.е. необходимость быть болгарином, во - вторых возрастной признак, лицо не должно быть моложе 21 года и не старше 70 лет, в - третьих иметь положительную общественную репутацию, в четвёртых, не привлекаться к ответственности за умышленные преступления. В Военных судах Болгарии в качестве присяжных заседателей могут привлекаться офицеры и сержанты, кадровые генералы (адмиралы) армии.

Кандидатуры присяжных заседателей предлагаются местными советами, располагающимися в местах слушания дела компетентным судом, при этом как минимум 10 % от общего числа присяжных должны иметь

педагогическое образование. Общим собранием судей присяжные окружного суда определяются в состав окружного суды, а общим собранием судей апелляционного суда в соответствующие региональные суды. Кандидатуры на должность присяжных военных судов определяются рекомендацией командира воинского подразделения и утверждаются на общем собранием судей военного апелляционного суда.

Присяжные заседатели подразделяются на основных и запасных и определяются для каждого заседания суда методом жеребьёвки. Работа присяжного заседателя определяется пятью годами, срок работы присяжных составляет не более чем шестьдесят дней в году, за исключением случаев, когда рассмотрение дела продлевается на более долгий срок.

В Дании участие граждан в осуществлении правосудия представлено в двух типах: работа присяжных и народных заседателей или непрофессиональных судей. В уголовном судопроизводстве этой страны используются смешанные коллегии присяжных заседателей и профессиональных судей. Народные судьи принимают участие в работе окружных судов и судов первой инстанции по тяжким преступлениям. В таком составе суда работают два народных судьи, один профессиональный судья, которые присутствуют по делам, предусматривающим наказание за преступление большее, чем штраф. В случае, если наказание за преступление превышает срок в четыре года или предполагает заключение под стражу присутствуют шесть присяжных заседателей совместно и три профессиональных судьи. В судах первой инстанции принимают участи три профессиональных судьи и девять присяжных или три профессиональных судьи и три народных судьи, что определяется ходом рассмотрения дела в окружном суде и тяжестью возможного наказания. Народные судьи заседают

в качестве экспертов асессоров вместе с профессиональными судьями по гражданским делам особой разновидности (например, в области коммунального хозяйства).

В Португалии граждане участвуют в осуществлении правосудия в трёх формах: 1) в качестве присяжных заседателей, которые заседают по требованию обвинения или защиты в рассмотрении судом тяжких преступлений (исключение составляют дела о терроризме или об организованной преступности); 2) в качестве народных судей при слушании дел из сферы трудовых отношений, мелких деликтов, государственного здравоохранения или других дел, при слушанье которых большое внимание уделяется оценке нарушенным общепринятым социально-культурным ценностям; 3) в качестве помощников высокой квалификации, при

рассмотрении судом определённых вопросов, требующих специальных познаний. Несмотря на упоминание помощников в Конституции Португалии закон, регулирующий их деятельность, не принят. Кроме этого, в мировой юстиции Португалии граждан могут привлекать в качестве посредников, рассматривающих дела вместе с мировыми судьями. Подобная система действует и в арбитражном судопроизводстве.

Иная ситуация складывается во Франции где уже давно отказались от классической формы суда присяжных и создали собственную модель суда с участием народных представителей, образующих суд ассизов, который представляет смешанный суд народных и профессиональный заседателей.

Во Франции само разбирательство уголовных дел положено осуществлять профессиональным судьям, которые вместе с ассизами образуют коллегию. Последние в судебном разбирательстве наделяются правом допрашивать обвиняемого, свидетелей, совещаться с судьями. Суд с участием народных представителей предполагает рассмотрение тяжких преступлений. В состав такого суда включается три профессиональных судьи и девять присяжных заседателей, которые принимают решение вместе с

профессиональными судьями по вопросам, вынесения приговора и назначения наказания.

Представители общественности в суде принимают решение простым большинством голосов, а в случаях отказа от признания наличия смягчающих обстоятельств, решение принимается квалифицированным большинством не менее восьми голосов из двенадцати участников. Вынесенный судом присяжных оправдательный приговор и приговор суда с в апелляционном порядке обжалованию не подлежит. В настоящее время суд ассизов рассматривает около двух тысяч дел в год. Именно дела суда ассизов освещают в прессе, и по ним граждане Франции представляют механизм осуществления правосудия.

Обращение к праву Германии позволяет отметить участие граждан в качестве непрофессиональных судей в различных областях и сферах. Такие суды называются по-разному: судьи в торговом арбитраже - «судья коммерческого суда» (commercial judge), судьи в сфере уголовного суда - «шеффен» или «народный заседатель» (lay assessor), иные - «почётные судьи» (honorary judge). Непрофессиональные судьи участвуют в слушаньях уголовных дел по первой и второй инстанции (шеффен), возникающих в сельскохозяйственных и торгово-правовых сферах, в делах по первой и второй инстанции в сфере административного права, в делах первой инстанции в сфере финансового права и во всех инстанциях суда по трудовым и социальным спорам, а также в военных судах.

Непрофессиональные судьи обладают независимостью в той же мере, что и профессиональные судьи. Они не могут быть выведены из состава либо уволены до истечения срока исполнения полномочий, при условии мотивированного решения суда. Почётная гражданская обязанность быть шеффеном может быть предоставлена немцам в возрасте от 25 до 70 лет, обладающих необходимым здоровьем и проживающих в конкретной местности где осуществляется правосудие. При этом, законодательством

Германии определяются ограничения для занятия этой должности, которые распространяются на судей, сотрудников прокуратуры, полицейских и членов правительства. Кроме этого, лицо не может быть шеффеном, если имеется по этому поводу судебное решение или если такое лицо было приговорено к наказанию за умышленное преступление в виде лишения свободы сроком более чем на шесть месяцев. Кандидатуры на должность шеффенов представляются каждой общиной на территории юрисдикции суда в удвоенном количестве от имеющихся мест. Должность шеффенов определяется сроком на пять лет. Списки предложенных кандидатов опубликовываются в официальных газетах и сети интернет. В течение одной недели после опубликования гражданам Германии разрешается направлять возражения против отдельных кандидатов, претендующих на занятие должности шеффена. По истечении одной недели комиссия под руководством судьи данного суда принимает решение по поступившим возражениям и выбирает квалифицированным большинством (2/3) из представленного списка кандидатов необходимое количество шеффенов. Законом о судоустройстве Германии количество шеффенов определяется таким образом, чтобы каждый из них смог принять участие в год в 12 заседаниях. Основная задача участия шеффенов в судопроизводстве состоит в том, что последние должны высказать своё мнение об обстоятельствах совершенного преступления, а правовые последствия преступления определяются судьями-профессионалами[94].

В Основном законе Швеции нормы закрепляющие статус суда присяжных излагаются в Акте о свободе печати 1949 г. (с изменениями 1974 г.). Глава 12 Основного закона Швеции определяет регулирование деятельности жюри присяжных заседателей в рассмотрении дел о свободе печати. В обязательном порядке предусматривается участие присяжных

заседателей в слушанье дел, связанных с ответственностью и исками частных лиц, в случаях нахождения государства в состоянии войны или её опасности[95]. В Конституции страны отсутствуют положения, указывающие на возможность участия населения в отправлении правосудия (за исключением преступлений против закона о печати), однако в уголовном судопроизводстве участие народных заседателей (асессоров) получило своё распространение.

Кандидаты в народные заседатели предлагаются решением общего собрания политических партий. Такие кандидаты должны быть рядовыми гражданами, имеющими опыт деятельности в сферах по которым осуществляется рассмотрение спорных вопросов в суде. Народный заседатель призван помочь судье в применении закона. Правительство, иные органы власти не могут оказывать влияние на работу судей и народных заседателей.

Правом на участие в выборах народного заседателя наделяются все граждане Швеции, обладающие зарегистрированным избирательным правом в округе. Народные заседатели в окружном суде избираются муниципальным советом сроком на четыре года. Установлены ограничения в приёме народных заседателей в отношении судебных чиновников, прокуроров, полицейских, юристов и других лиц, чья профессия предполагает конфликтом интересов в суде. Кроме этого, с 30 июня 2007 года введено гендерное распределение народных заседателей - 50 % мужчин и 50 % женщин.

Для слушаний дел по уголовным делам в окружном суде формируется судейская коллегия, которая включает в себя профессионального судью и трёх народных заседателей. По окончании судебного разбирательства оглашаются сформировавшиеся позиции и обсуждаются возможные решения по делу, итогом которого должна выступать согласованная резолюции. Если

нет согласованного мнения во время обсуждения, принимается решение, поддерживаемое народными заседателями и постоянным судьей.

Участие народа в осуществлении правосудия в Норвегии представлено функционированием народных судей, которые участвуют в слушаниях по уголовным и гражданским делам. Народные судьи Норвегии избираются муниципальными советами на четыре года. Обязательным условием для избрания в качестве народного судьи выступает возможность кандидата участвовать в муниципальных выборах и достижение последним возраста 21 года, но не старше до 70 лет. Установлены исключения в отношении выборов народных судей по определённым профессиональным группам, куда включены судьи, полицейские и прокуроры, служащие Министерства юстиции, лица с уголовным прошлым. Избранный муниципальным советом на должность народного судьи гражданин, обязан принять предложение исполнять свои обязанности.

В работе окружных судов и апелляционных судов практикуется объединение («pools») народных судей. В гражданском судопроизводстве назначаются народные судьи-эксперты, обладающие необходимыми знаниями в определённой сфере деятельности. В составе Верховного суда народные судьи не предусматриваются.

В судебной системе Польши граждане участвую в отправлении правосудия в судах первой инстанции в качестве народных судей, которые наделяются теми же правами, что и профессиональные судьи. В рассмотрении гражданских дел, по спорам, относящимся к трудовому и семейному праву в состав суда включаются двое народных судей. В уголовном судопроизводстве, в случаях, если возможно применение наказания в виде не менее трёх лет лишения свободы назначаются двое народных судей. При слушании дел, предусматривающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, формируется состав суда из двух профессиональных и трёх непрофессиональных судей.

В отношении кандидатов на должность народного судьи устанавливаются следующие требования: кандидат должен быть гражданином Польши и наделён всеми правами гражданина; необходимо иметь безупречную репутацию; возраст должен быть не менее 30 лет и не более 70 лет; необходимо работа и проживание в месте выборов не меньше 1 года; состояние здоровья должно соответствовать требованиям в осуществлении возлагаемых обязанностей народного заседателя; уровень образования должен быть не ниже среднего. Кандидатура на должность народного судьи выбирается советом коммуны и группой субъектов не менее 25 человек, постоянно проживающих в избирательном округе, наделённых активным избирательным правом.

Участие граждан в отправлении правосудия в Хорватии представлено институтами народных или мировых судей (lay magistrates). Народным судьёй может стать правоспособный гражданин Хорватии, срок полномочий такого судьи определяется 4 годами. Кандидатуры на должность народного судьи представляются по рекомендации ассоциаций работодателей, торговых палат, профсоюзов, городских или муниципальных советов и назначаются представительными органами власти города или округа. Окончательное решение о назначении кандидата на должность народного судьи остаётся за председателем соответствующего суда. Перед исполнением своих обязанностей народный судья приносят присягу.

В Венгрии участие граждан в отправлении правосудия представлено функционированием института судебных заседателей в уголовном и гражданском судопроизводстве. Судебные заседатели местными органами власти, неправительственными организациями, находящимися или учреждёнными в месте юрисдикции суда (за исключением партий), гражданами Венгрии. Кандидаты в судебные заседатели должны быть правоспособными, не судимыми гражданами Венгрии в возрасте старше 30 лет.

При этом стоит отметить следующую особенность организации выборов народных судей Венгрии при рассмотрении определённых категорий дел. По уголовным делам с участием несовершеннолетних преступников, судебные заседатели формируются из представителей школ и иных образовательных учреждений, расположенных в месте расположения суда. В состав военных трибуналов судебные заседатели направляются по решению командиров соответствующих подразделений или органов исполнения судебных решений и приговоров, по рекомендации, поступившей от организаций, представляющих интересы местного населения. Для участия в работе суда по трудовым вопросам судебные заседатели направляются работодателями и общественными организациями, созданными работниками. Выборы судебных заседателей определяются Президентом Республики. Срок пребывания в статусе судебного заседателя определяется четырьмя годами.

Особенности участия граждан в отправлении правосудия Чехии представлены в правилах гражданского процесса, где возникающие споры разрешаются советом жюри, включающим в себя одного судью и двух асессоров. В уголовном процессе рассмотрение дела осуществляется жюри в случае, если такое дело рассматривается судом первой инстанции в отношении преступления, наказание за которое превышает пять лет лишения свободы.

В отношении чешского асессора устанавливаются следующие требования: 1) кандидат должен постоянно жить на территории

муниципального образования, от которого он баллотируется; 2) кандидат должен быть старше 30 лет и чех по национальности, 3) не судим, 4) иметь безупречную моральную репутацию; 5) необходимо наличие отрицательного сертификата о люстрации. Кроме этого, в Чехии предусматривается возможность участия граждан в качестве арбитражного заседателя по

имущественным спорам. Асессором может быть представлен любой правоспособный, совершеннолетний гражданин Чехии.

В Словакии участие граждан в осуществлении правосудия осуществляется в качестве арбитражных заседателей и асессоров. При этом установлены несколько иные механизмы выборов, по сравнению с чешской моделью. Асессоры избираются на территории суда надлежащей юрисдикции муниципальным представительным органом округа из числа граждан, постоянно работающих или проживающих в данном округе. Срок работы в качестве асессора определяется четырьмя годами, а кандидаты на должность асессоров предлагаются главами соответствующих городов или муниципалитетов. Перед началом исполнения своих обязанностей, асессор должен принести присягу. Арбитражным заседателем может стать лицо, отвечающее следующим требованиям: по возрасту - старше 18 лет; дееспособен; должен иметь опыт работы в качестве арбитра; необходимо отсутствие судимости.

В Финляндии участие граждан в отправлении правосудия представлено в двух формах - это работа народных судей в окружных судах и участие арбитражных заседателей в гражданском процессе. Окружной суд Финляндии только тогда может заслушивать уголовные дела, когда в его составе имеются председатель и три (либо два) непрофессиональных члена суда. При вынесении вердикта решающим считается мнение большинства, при равном разделении голосов определяющим выступает мнение председателя.

В отношении кандидатуры арбитражного заседателя (арбитра) устанавливаются следующие требования к кандидату: совершеннолетие, дееспособность и платежеспособность. Наличие финского гражданства не обязательно.

Обращение к судебной практике Румынии и Турции позволяет отметить участие граждан в судебном процессе только в качестве арбитражных заседателей (arbitrators).

В судебной системе Израиля действует система добровольных арбитражных заседателей и добровольного арбитражного посредничества. Арбитражные заседатели не являются профессиональными судьями в делах, заслушиваемых в арбитражном суде. То же самое относится к посредникам (mediators). Наряду с указанным, в трибуналах и специальных судах Израиля, внедрена система (representatives of the public) народного представительства.

Участие представителей общественности в работе судов различного уровня Израиля возможно только при рассмотрении трудовых споров. Решение о назначении народных представителей принимается решением Министра труда и Министра юстиции Израиля. В заслушивании дел по решению трудовых споров региональными судами принимают участие один профессиональный судья и двое народных представителей, по одному от работодателей и работников. В Национальном суде при рассмотрении трудовых споров в состав суда включаются трое судей и двое народных представителей. В случае возникновения вопросов, имеющих принципиальный характер, состав суда может быть расширен за счёт участия четырёх народных представителей.

Изучение представленного опыта участия граждан в осуществлении правосудия в зарубежных странах позволяет отметить тенденцию существенной трансформации основных элементов суда присяжных. Сравнивая представленные формы участия населения в осуществлении правосудия в прошлом и в настоящем, а также со сложившейся системой других государств можно отметить снижение интереса к суду присяжных в его классическом представлении. Как показал изученный материал, в странах Европы допускаются различные сочетания профессионалов и непрофессионалов в осуществлении правосудия. Такие суды представлены

расширенными коллегиями с особым порядком принятия решения. Например, в «Австрии, Дании, Норвегии уголовные дела продолжают рассматриваться судами присяжных - по самым тяжким преступлениям, смешанной коллегией - по преступлениям средней тяжести, единолично судьёй - по уголовно наказуемым деяниям наименьшей тяжести»[96].

В странах Европы преимущественно используется определённая модель компетентного, профессионального суда с участием народных судей, присяжных заседателей, судебных заседателей, которые совместно с профессиональными судьями определяют виновность либо невиновность лица, а также назначение меры наказания подсудимому. По сути, с одной стороны, общественность принимает участие в осуществляемом правосудии и контроле за деятельностью судебных органов, с другой стороны, вопросы правосудия решаются при участии судей профессионалов, которые несут профессиональную ответственность перед население за свои решения.

Провозглашаемое в зарубежных государствах право на участие граждан в отправлении правосудия обеспечивает выражение их интересов в процессе организации и осуществления правосудия, что позволяет преодолеть отчуждение населения от судебной власти. Виды, способы и формы участия населения в осуществлении правосудия определяются существующим в государстве политическим режимом, особенностями политической культуры и политической системы общества. Государством определяется процедура участия населения в гражданском, арбитражном и уголовном судебных процессах и формы участия граждан в отправлении правосудия и т.д.

Участие российских граждан в отправлении правосудия оговорено ст. 32 Конституции РФ, предусматривающей право на участие в управлении делами государства. Содержание этой нормы, её объём далеко выходят за рамки обычного гарантируемого человеку субъективного права и вторгаются

в систему реализации иных политических прав. Гарантируемое государством право граждан на участие в управлении государственными и общественными делами это не только субъективное право, включённое в систему политических прав и свобод, но и основополагающий принцип, определяющий взаимоотношения между гражданами, демократическим государством и институтами гражданского общества. Данный принцип реализуется путём осуществления политических прав и свобод граждан, куда включено право на участие в отправлении правосудия, выступающее основной функцией судебной власти.

Осознавая высокую значимость участия населения в деятельности судебной власти Президентом РФ в декабре 2014 г. было отдано поручение Совету при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и Верховному Суду РФ по совершенствованию института участия граждан в осуществлении правосудия[97].

В рамках исполнения указанного поручения сложились две основные точки зрения. Первая, представлена Советом При Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, суть которой состоит в необходимости принятия проекта Федерального закона «Об обеспечении права граждан Российской Федерации на участие в отправлении правосудия»[98]. Согласно представленному документу наряду с классической формой суда присяжных, необходимо ввести шеффенскую систему народных заседателей.

Рассмотрение дел в судах общей юрисдикции с участием коллегии из двенадцати присяжных заседателей предлагается осуществлять по

ходатайству обвиняемого по уголовным делам о преступлениях предусмотренных стаями 105, 111 ч. 4; 126 ч. 3; 127 ч. 3; № 162; 163 ч. 2,3; 205,1; 205,2; 209-211; 227; 228, 1 ч. 5; 229,1 ч. 4; 263 ч. 3-6; 291 ч. 3-5; 291,1 ч. 2-4; 294-302; 303 ч. 2,3,4; 304; 305; 317; 321 ч. 3; 322 ч. 2,3; 353-358; 359, ч.1,2; 360 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Заседание судьи с участием двух присяжных заседателей должно осуществляться по ходатайству обвиняемого по делам, предусматривающим лишение свободы.

По предложению Верховного Суда РФ участие граждан в отправлении правосудия может быть реализовано путём: 1) осуществления коллегией присяжных заседателей в количестве семь человек в составе судьи верховного суда республики, краевого или областного и равного им суда и коллегии, по подсудности предусмотренной ч. 2 ст. 30 и ч. 1 ст. 31 УПК РФ; 2) в порядке судебного производства предусмотреть возможность совместного удаления председательствующего судьи и коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для обсуждения и голосования по вопросам, содержащимся в вопросном листе и вынесения вердикта; 3) расширения применения института присяжных заседателей посредством предоставления обвиняемым в особо тяжких преступлениях против личности, по делам, относящимся в подсудности районного суда, ходатайствовать о рассмотрении их дела коллегией состоящей из судьи районного и равного ему федерального суда общей юрисдикции и коллегией из пяти присяжных заседателей; 4) предусмотреть право обвиняемых по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, отнесённых к компетенции районного суда заявить ходатайство о рассмотрении дела судом в составе судьи районного суда и двух судебных заседателей, при этом сохраняя право на ходатайство о рассмотрении дела коллегией из трёх профессиональных судей районного суда.

В теоретических разработках участие граждан в отправлении правосудия представляет собой: 1) предоставление реальной возможности каждому гражданину, либо их коллективным образованиям не только оказывать влияние на судебную власть, как элемент государственной власти, но и на принимаемые ею решения; 2) гарантированное правом непосредственное участие граждан, либо их коллективным образованиям в деятельности судебной власти, наряду с судьями при рассмотрении и разрешении различных социальных конфликтов, принятии государственно­властных решений.

Привлечение граждан к осуществлению правосудия выступает первичным элементом участия институтов гражданского общества в отправлении правосудия и выступает разновидностью реализуемого общественного контроля за деятельностью судебной власти. Выступая в качестве такого контроля, оценочного критерия демократического режима, право граждан на участие в отправлении правосудия представляет собой неотъемлемый атрибут современного цивилизованного гражданского общества.

Единственный возможный способ для населения сохранить ту власть, в которой он нуждается, заключается в возможности осуществлять и контролировать государство. Различные формы участия институтов гражданского общества в осуществлении государственной власти, в местном самоуправлении формируют тот основной блок прав, вокруг которого объединяются все права и обязанности в сфере общественно-политической и государственной жизнедеятельности.

Полагаясь на изложенное, считаем, что участие институтов гражданского общества в отправлении правосудия следует понимать как определяемую возможность для граждан и (или) коллективных образований в установленных законом формах и порядке участвовать в осуществлении судопроизводства, направленного на рассмотрение и разрешение

возникающих конфликтов, связанных с предполагаемым или действительным нарушением права.

Правовая основа участия институтов гражданского общества в отправлении правосудия, складывается из следующей группы правовых норм.

Первая группа норм - это конституционные нормы, которые наделены высшей юридической силой, то есть высшей степенью обязательности для субъектов права в сравнении с иными правовыми нормами; имеют наибольшую степень стабильности; представляют высокий уровень абстрагированного содержания; являются базовыми в формировании и функционировании существующей общественной системы; имеют повышенную защиту; действуют непосредственно.

Вторая группа норм вытекает из регламентирования социально­политического участия граждан и их коллективных образований в осуществлении государственной власти. Такая группа норм принадлежит только гражданам, либо их коллективным образованиям; определяет гарантии и условия реализации, защиты прав и свобод граждан, либо публичных интересов; связана с организацией и осуществлением политической власти в государстве, характеризует особое социальное положение личности в системе общественных отношений.

Третья группа норм призвана упорядочить непосредственное организационное участие граждан, либо их коллективных образований в отправлении правосудия. Такие нормы определяют смысл и содержание деятельности органов судебной власти; связаны с осуществлением и организацией судебной власти; выражают юридический механизм привлечения каждого гражданина, либо их коллективных образований к разрешению социальных конфликтов в обществе цивилизованными юридическими средствами; характеризуют форму общественного контроля за деятельностью судебных органов.

Рассматривая институт участия в отправлении правосудия, учёные сталкиваются с проблемой определения лиц, участвующих в его осуществлении. Представители отраслевых юридических наук высказывают мнение, согласно которому к лицам, участвующим в отправлении правосудия, необходимо относить присяжных, народных, арбитражных заседателей, общественных защитников и общественных обвинителей. Такое мнение разделяют М.Н. Голоднюк[99], Н.Г., Иванов[100], Т.В. Кондрашова[101].

С точки зрения отдельных учёных, понятием «иные лица, участвующие в отправлении правосудия» охватываются арбитражный и присяжный заседатель[102], третьи дополняют приведённый перечень секретарём судебного заседания[103]. Достаточно широкое определение «иным лицам» предлагает Б.В. Здравомыслов, считая таковыми, «истца или ответчика, их представителей, общественных защитников или обвинителей»[104].

Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ выделяют лиц, участвующих в деле (стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения) и состав суда, однако Уголовно-процессуальный кодекс РФ для этого использует одно общее собирательное понятие «участники уголовного судопроизводства».

По нашему мнению лицами, участвующими в отправлении правосудия, выступают не только судебные заседатели - присяжные, народные и арбитражные, поскольку только эти лица, в отличие от вышеуказанных (общественного обвинителя, общественного защитника) наделяются правами

обязанностями и правами судьи, которые позволяют им разрешать дело по существу. По мнению отдельных учёных гарантируемое основным законом государства право граждан на участие в отправлении правосудия должно рассматриваться в широком и узком смысле. При этом в широком смысле, указанное право понимается, как возможность гражданина принять участие в осуществлении правосудия в качестве истца, ответчика, их представителей и др., выступить активным участником отправляемого правосудия. Такой подход представляется неверным, так как указанное право следует рассматривать, как предоставляемую возможность участия граждан в работе суда в качестве народных, присяжных и арбитражных заседателей, обладающих необходимыми правами и обязанностями, для рассмотрения дела по существу и принятия пол нему решения, т.е. отправляющих правосудие. Другие участники процесса (истцы, ответчики, общественные обвинители, общественные защитники и пр.) такими полномочиями не обладают и правосудие не отправляют.

Особо необходимо подчеркнуть, что предоставленное гражданам право на участие в отправлении правосудия распространяется на лиц, не осуществляющих профессиональное участие в отправлении правосудия. Профессиональные судьи не участвуют в отправлении правосудия, а непосредственно его осуществляют. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в статье 1 устанавливает, что судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей (ч. 1), согласно его статье 8, именуемой «Участие граждан в осуществлении правосудия», граждане участвуют в отправлении правосудия в порядке, предусмотренном федеральным законом, в качестве присяжных, народных и арбитражных заседателей; их участие в отправлении правосудия является гражданским долгом (ч. 1 и 2)». Конституционный Суд отметил, что

под конституционным правом граждан на участие в отправлении правосудия следует понимать возможность граждан участвовать в отправлении правосудия на непрофессиональной основе в качестве народных, присяжных и арбитражных заседателей[105][106][107][108].

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» можно выделить следующие формы организации участия граждан в осуществлении правосудия: 1) присяжные заседатели; 2) народные заседатели; 3) арбитражные заседатели.

Специфика суда с присяжными заседателями заключается в том, что присяжные устанавливают только юридический факт, а уже профессиональный судья разрешает юридические вопросы по применению права. Составы судов где в работе участвуют арбитражные и народные заседатели образуют единую коллегию, решающую вопросы юридического факта и вопросы применения права.

Обеспечение участия граждан в осуществлении правосудия является общей закономерностью развития судебной системы, призванной сохранять и развивать демократическую природу правосудия. Как мы видели ранее в зарубежных странах сложились и успешно функционируют разнообразные формы участия граждан в отправлении правосудия. Формируемые за рубежом составы судов выступают как единые коллегии, совместно рассматривающие правовые и неправовые вопросы. В отдельных государствах права непрофессионалов и профессионалов по содержанию могут быть неодинаковы.

Если обраться к системе советского судопроизводства, то можно заметить, что система социалистического правосудия, своим началом восходит к Декрету о суде № 1, в котором было установлено коллегиальное разбирательство дел в местных судах в составе местного судьи и двух заседателей, а в революционных трибуналах — в составе члена трибунала (председательствующего) и шести народных заседателей.

В дальнейшем принцип коллегиальности прочно вошёл в советское судоустройство и судопроизводство. Правда, состав коллегий численно менялся; предусматривалась даже коллегия: 1 судья плюс 12 заседателей (Декрет о суде № 2), но затем прочно закрепилась трёхчленная коллегия (Положение о судоустройстве РСФСР 1922 г., Основы судоустройства 1924 г., Закон о судоустройстве 1938 г.).

Конституция СССР 1977 г. определяла следующее: «Рассмотрение гражданских и уголовных дел во всех судах осуществляется коллегиально; в суде первой инстанции — с участием народных заседателей» (ст. 154). Статья 8 Основ законодательства о судоустройстве в СССР[109] установила, что судебные коллегии всех судов, выступающие в качестве кассационных или надзорных инстанций, состоят из трёх членов соответствующего суда. Определяемый состав без участия народных заседателей вытекает из задач кассационного или надзорного разбирательства: проверить законность и обоснованность вынесенного приговора, решения, определения, постановления, для чего требуются юридические знания и опыт судебной работы, чего нет, у народных заседателей.

Конституция РФ непосредственно определяет такую форму участия граждан в отправлении правосудия, как работа в качестве присяжных заседателей (ч. 4 ст. 123). Вместе с тем нельзя утверждать, что Основной закон РФ исключает иные возможности участия граждан в осуществлении

правосудия[110]. Участие граждан в отправлении правосудия в качестве народных и арбитражных заседателей предусмотрено текущим законодательством, в частности, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», Федеральным конституционным законом от 28 апреля 1995 г., N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»[111], Уголовно-процессуальным кодексом РФ от 18 декабря 2001 г., N 174-ФЗ[112], Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 24 июня 2002 г., N 95-ФЗ[113], Федеральным законом от 30 мая 2001 г., N 70-ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации»[114], Федеральным законом от 20 августа 2004 г., N 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[115], Федеральным законом от 2 января 2000 г., N 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[116] и рядом других федеральных законов.

Институт присяжных и арбитражных заседателей одновременно выступает элементом судебной системы и гражданского общества. Через институт судебных заседателей непосредственно реализуется положение ч. 5 ст. 32 Конституции Российской Федерации о праве участвовать в отправлении правосудия. Это важный институт гражданского общества и правового государства, поскольку только через институт заседателей население может реализовать своё право на участие в правосудии.

Следует отметить, что ранее, на протяжении многих десятилетий такая форма являлась единственной возможностью участия граждан в отправлении правосудия в суде первой инстанции по уголовным делам. Народные заседатели имели равные права с профессиональными судьями, образовывали с ними единую коллегию, в которой решали все вопросы заслушиваемого дела, включая определение санкции за совершенное преступление. Их правовой статус регламентировался процессуальным законодательством ФЗ от 2 января 2000 г., «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». Данный закон утратил силу с 01 февраля 2003 года в части, касающейся гражданского судопроизводства в связи с принятием ФЗ от 14.11.2002 № 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации». Федеральным законом «О введении в действие Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации» от 18 декабря 2001 г., (с изм. от 29 мая 2002 г.,) Федеральный закон от 2 января 2000 г., «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» признан утратившим силу с 1 января 2004 г., в части, касающейся уголовного судопроизводства.

Между тем, идея привлечения в процесс судебных заседателей была вполне разумной, так как речь шла о спорах, для правильного разрешения которых недостаточно только глубоких правовых знаний, которыми должен обладать профессиональный судья.

В письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 ноября 1999 года говорилось, что «несмотря на отдельные трудности и проблемы, обнаружившиеся в ходе эксперимента, в целом институт арбитражных заседателей зарекомендовал себя положительно. Анализ полученных результатов позволил Суду сделать вывод, что для определённых категорий

споров специальные познания и практический опыт работы способствуют принятию законных и обоснованных решений»[117].

На практике же все оказалось иначе. В частности, институт арбитражных заседателей стал одним из инструментов для затягивания процесса. Обычно сторона, понимающая, что решение будет однозначно вынесено не в её пользу, максимально оттягивает момент его принятия и заявляет ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей. В результате суд ждёт, пока заседателей оповестят, они могут отказаться, и последует замена, и т.д. Пиком «профессионализма» является привлечение в качестве арбитражного заседателя лица, полномочия которого через месяц истекают.

Судья не может отказать в удовлетворении направленного ходатайства о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, если оно было подано с соблюдением норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, даже если очевидно, что ходатайство подано с единственной целью - затянуть процесс[118].

Однако из этого не следует, что необходимо отказаться от данного института, наоборот, он нуждается в дальнейшем совершенствовании. Идея об участии заседателей в судебном процессе появилась тогда, когда стало понятно, что для законного и объективного разрешения спора недостаточно лишь знания права, нужны ещё и познания в других областях: финансов, экономики, маркетинга и т.д.

К тому же в пользу института судебных заседателей говорит и международный опыт. Например, в Дании институт арбитражных заседателей существует более ста лет. Там эти люди называются судьями- экспертами, принадлежать к которым очень почётно. Даже состоятельные коммерсанты в своих визитках в первую очередь указывают, что они

являются судьями-экспертами коммерческих судов, чем подчёркивают высокую степень доверия к ним в деловом мире и свой высокий профессионализм в определённой сфере.

В соответствии с ч. 1 ст. 346 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при вынесении коллегией присяжных заседателей вердикта о невиновности подсудимого председательствующий объявляет его оправданным.

Следовательно, председательствующий судья не может «переступить» через оправдательный вердикт присяжных заседателей. Принципиальным отличием и преимуществом института присяжных заседателей является их независимость от судьи-профессионала при вынесении вердикта.

В соответствии с нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по всем процессуальным позициям арбитражный судья равен арбитражному заседателю. Единственное их отличие в процессуальном смысле состоит в том, что заседатель не может быть председательствующим в процессе.

Таким образом, анализ действующего процессуального законодательства в совокупности с ч. 5 ст. 32 Конституции Российской Федерации позволяет нам говорить об институте судебных заседателей, как об основной форме участия гражданского общества в осуществлении правосудия современной России. Подтверждает наш вывод использование законодателем в ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» термина «гражданский долг», определяющего участие присяжных, народных и арбитражных заседателей в осуществлении правосудия.

Стоит отметить, что понятие «гражданский долг» - это социально­политическое понятие, нежели юридическое. Используя его в Конституции

РФ[119], законодатель не предложил легального определения, при этом на практике его принято соотносить с юридической обязанностью. Такая трактовка обусловлена тем, что участие в отправлении правосудия представляет собой принцип судебной системы, гарантирующий реализацию конституционной нормы, определяющей право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, а также гарантирующей конституционное право обвиняемого на рассмотрение его дела судом присяжных.

Как известно, любому субъективному праву должна корреспондировать соответствующая юридическая обязанность. В Верховном Суде Российской Федерации сложилась практика по исполнению «гражданского долга», именно как обязанности, возникающей с момента внесения гражданина в списки заседателей.

Законодатель, употребляя термин «гражданский долг», а практики, понимая это как юридическую обязанность, подчёркивают приверженность идее гражданского общества. «Гражданский долг» возлагается не на всех граждан, которые потенциально могут быть включены в списки судебных заседателей, а только на тех, которые уже включены в эти списки. С момента внесения фамилии гражданина в список судебных заседателей «гражданский долг» превращается в обязанность. Таким образом, гражданин может отказаться от использования своего конституционного права на участие в качестве присяжного, но только случаях, когда это непосредственно определено законом. В случаях если лицо дало согласие на исполнение обязанностей заседателя оно обязано явиться по повестке в суд для исполнения возлагаемых на него полномочий.

В зарубежных странах заседатели также привлекаются к ответственности. Например, в США в случае невыполнения обязанности

присяжного заседателя после направления повестки, без уважительной на то причины, предусматривается административная ответственность. Указанные действия трактуются как неуважение к суду и подлежат наказанию в виде штрафа или тюремного заключения[120].

Вызывает удивление тот факт, что законодатель осознаёт значимость организации участия присяжных, определяя порядок привлечения к ответственности в случае неявки присяжного заседателя в Уголовно­процессуальном кодексе РФ[121]. При этом, в Уголовном кодексе РФ, в Кодексе об административных правонарушениях РФ нет составов, определяющих ответственность в случае неисполнение обязанностей заседателей. В ранее действовавшем Кодексе об административных правонарушениях РСФСР была закреплена ст. 165.6, устанавливающая подобную ответственность[122]. Обратим внимание на то, что и в ранее действовавшем Кодексе об административных правонарушениях РСФСР и в Уголовно-процессуальном кодексе РФ ответственность устанавливалась лишь в отношении народных и присяжных заседателей. Обращение к правовым основам, регламентирующим ответственность за неисполнение обязанностей арбитражного заседателя показало, что в ранее действовавшем и в текущем законодательстве упоминаний о таких составах правонарушений нет. Сложившийся дифференцированный подход законодателя к урегулированию рассматриваемого вопроса не совсем понятен.

Учитывая особу социальную значимость осуществляемой заседателями деятельности, а также руководствуясь необходимостью обеспечения иных конституционных прав, предлагаем главу 19 Кодекса об административных правонарушениях РФ «Административные правонарушения против порядка управления» дополнить статьями, устанавливающими ответственность за

воспрепятствование явке и неявку по повестке в суд для исполнения обязанности заседателя, а также за непредставление информации для составления списков народных и присяжных заседателей.

Итак, участие гражданского общества в осуществлении правосудия реализуется в праве, предоставленном гражданам на участие в отправлении правосудия, которое обеспечивает демократический порядок формирования судебных органов, а также общественный контроль за деятельностью судебной власти, способствующий открытости правосудия и повышению доверия населения к суду.

Подводя промежуточный итог, можно отметить, что привлечение граждан к формированию суда и отправлению правосудия выступает чертой, присущей истинно демократическому государству и гражданскому обществу. Данное право позволяет обеспечить сочетание существенной характеристики правосудия: профессионализма, коллегиальности и открытости. Объединение профессионализма судей и жизненного опыта судебных заседателей способствует повышению уверенности в правильности и справедливости принятого решения.

Последовательное развитие демократических форм участия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия требует развития и расширения участия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия. Одной из первых форм, гарантирующих широкое участие гражданского общества в осуществлении правосудия, должно выступать обеспечение принципа выборности и подотчётности судей населению. В этой связи предлагается, чтобы председатели судов районных (городских) судов назначались указом Президента РФ по представлению судебного департамента, согласованному с депутатами представительных органов открытым голосованием сроком на пять лет, а в случае качественного исполнения судейских обязанностей, назначение пожизненно. В свою очередь народные заседатели районных (городских) судов должны

назначаться по представлению судебного департамента, согласованному на общем собрании представительных органов местного самоуправления сроком на два с половиной года. Все вышестоящие суды (краевые, областные, республиканские), следует организовывать и формировать по представлению судебного департамента, согласованному с представительными органами государственной власти субъектов федерации сроком на пять лет. Состав арбитражных заседателей следует формировать по представлению судебного департамента, согласованному с представительными органами государственной власти субъектов федерации сроком на два с половиной года. В таких условиях будет обеспечена истинная демократичность принципа выборности судей, что гарантирует подотчётностью председателей судов и заседателей перед избирателями и остальных судебных органов — перед назначивших их краевыми, областными, республиканскими представительными органами.

Для обеспечения ответственности и подотчётности судей и заседателей перед избирателями или избравшими их органами, необходимо гарантировать гражданам, общественным организациям право досрочного отзыва судей в установленном законом порядке. Действующий механизм приостановления полномочий либо отставки судей не имеет ничего общего с демократическими началами, обеспечивающими участие гражданского общества в осуществлении правосудия. Настоящий демократизм выборного учреждения состоит в признании и реальной возможности применения права отзыва избирателями в отношении тех должностных лиц, поступки которых указывают на факты грубого, виновного, нарушения этических и моральных норм, порочащих честь и достоинство их как должностных лиц, что должно найти последовательное выражение в современном российском судоустройственном законодательстве.

В настоящее время приостановление полномочий и отставка судьи регулируется статьёй 13 Закон РФ от 26 июня 1992 г., N 3132-I «О статусе

судей в Российской Федерации», которая даёт исчерпывающий перечень оснований для приостановления полномочий и отставки судьи, не предусматривая ответственности за грубое нарушение этических и моральных норм. Принимая во внимание изложенное, необходимо дополнить положения статьи 13 Закон РФ от 26 июня 1992 г., N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» пунктом 4, в следующей редакции «по обращению представительных органов власти, указывающих на факты грубого, виновного, нарушения этических и моральных норм, порочащих честь и достоинство судьи».

У заинтересованного читателя может возникнуть вопрос о возможности ограничения внесёнными предложениями принципа конституционный несменяемости (ст. 121 Конституции РФ), который создаёт гарантии того, что судья не будет подвергаться никакому влиянию при осуществлении своей деятельности. Такой читатель может предположить, что имеется опасность зависимости собственного мнения судьи от мнения председателя суда и представительного органа власти, которые задействованы в процедуре переизбрания.

По возможному замечанию отметим, что избрание на должность судьи не посягает на ст. 121 Конституции РФ, в силу того, что не ограничивает целостность организации судебной системы и самостоятельность осуществляемой судьями профессиональной деятельности, а касается только процедуры избрания, призванной определять наиболее достойных: нравственно устойчивых, квалифицированных, заслуживающих общественного доверия кандидатов. В соответствии с п. 1, 2 ст. 3 Конституции РФ, определяющей верховенство власти народа и возможность осуществления последней через органы представительной власти вполне согласуется выборность и подотчётность судей населению через органы представительной власти, которыми должна быть оценена качественная и

количественная работа судей, представленная в ежегодном докладе председателя суда по критериям квалификационной аттестации.

Останавливаясь на участии общественных организаций в осуществлении правосудия необходимо обратить внимание на широко развернувшуюся дискуссию относительно создания общественных судебных палат для осуществления общественного судебного контроля. Проводимый в интернете социологический опрос показал, что «77% участников едины во мнении о необходимости общественных судебных палат; 13% такой необходимости не видят; 10% не смогли сказать что-либо определённое по этому вопросу»[123].

Поддерживая мнение большинства, считаем необходимым выдвинуть идею создания не общественных судебных палат, а общественной судебной комиссии в структуре общественных палат субъектов федерации, наделив их следующими полномочиями: согласование кандидатур на должности федеральных, мировых, арбитражных судей; обсуждение вопросов, связанных с проведением судебной реформы и проблемами повышения доверия к судебной системе; независимая экспертиза судебных актов на предмет их соответствия действующему законодательству; составление рейтинга действующих судей.

В связи с обсуждением вопроса о путях дальнейшего развития и совершенствования демократических основ гражданского общества и правосудия следует выдвинуть предложения о расширении прав народных заседателей: введении народных заседателей в состав судебных коллегий при рассмотрении приговоров и решений в кассационном порядке, об увеличении числа народных заседателей при рассмотрении наиболее сложных дел.

Существенную помощь в работе с народными заседателями могли бы оказать создаваемые «общественные судебные комиссии». Названные палаты в пределах субъекта федерации позволят объединить и координировать

работу народных заседателей, помогут в организации и распространении опыта работы, в составлении отчётов об их деятельности, позволят координировать деятельность общественных организаций, осуществляющих контроль за поведением лиц, условно осуждённых или отданных на поруки и т.п.

Современный суд: 1) выступает могучим средством воспитательного воздействия широких масс населения в части повышения их общей и, особенно, правовой культуры, сознательности и активности в борьбе со всеми и всяческими правонарушениями, утверждения режима законности и высоких этических начал; 2) является школой, из которой люди должны выносить уроки общественной морали и практической политики; 3) оказывает огромнейшее влияние как на тех, кто привлекается к ответственности, так и на присутствующих в судебном заседании (судья, который профессионально ведёт дело, всегда сумеет обеспечить себе хорошую аудиторию, в которой люди будут его слушать и учиться); 4) обеспечивает воспитание граждан, особенно подрастающего поколения, что является важнейшей государственной и общественной задачей.

Роль суда, как школы, жизни значительно возросла, соответственно возникает необходимость представителям судебных органов как можно чаще выезжать на места, в организации и коллективы для просвещения граждан, мобилизуя последних на борьбу с правонарушениями во всех их формах. Не менее важно значение контроля населения, общественных организаций за работой суда, что будет побуждать судей повышать процессуальную культуру, строго соблюдать права всех участников процесса, выносить законные, обоснованные и справедливые приговоры и решения.

Полагаясь на изложенное, считаем целесообразным возродить практику, введённую в советское время по почину передовых, наиболее активных народных заседателей по созданию «советов по профилактике», оказывающих помощь судам в предупреждении правонарушений, в том

числе преступлений. По примеру советов «общественные судебные комиссии» могли бы организовать работу по профилактике пьянства, алкоголизма, наркомании, помогать судьям в просвещении граждан, позволили бы контролировать выполнение частных определений судов об устранении причин и условий, способствующих нарушениям закона.

Таким образом, реализуемое в условиях гражданского общества право на участие граждан в обеспечении правосудия может приобрести своё особое социальное значение в контексте реализации социально значимых проектов общественными организациями.

Важную роль в защите публичных интересов и интересов малозащищённых категорий населения могли бы играть институты общественных обвинителей и общественных защитников. Названные институты впервые были введены в советское судоустройство уже первыми декретами о суде. В частности, в Декрете о суде № 2 указывалось, что обвинение и защита в местных судах осуществляются общественными обвинителями и общественными защитниками, организованными в коллегии правозаступников при местных Советах.

Активная деятельность общественных обвинителей и общественных защитников отмечалась в двадцатых и в первой половине тридцатых годов. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (ст. 41), реализуя партийные директивы о повышении роли общественности в борьбе за соблюдение социалистической законности и советского правопорядка, говорят специально об институтах общественных обвинителей и общественных защитников. «Представители общественных организаций трудящихся могут быть по определению суда допущены к участию в судебном разбирательстве уголовных дел в качестве общественных обвинителей или защитников».

Было бы неправильно считать, что Основы уголовного судопроизводства 1958 г., лишь восстановили то положение, которое

существовало с общественным обвинением и общественной защитой ранее. Общественное обвинение и общественная защита в суде выступала одним из проявлений процесса саморегулирования общественных отношений путём передачи некоторых функций государственных органов в ведение общественных организаций.

Уголовно-процессуальные кодексы союзных республик СССР наделяли общественных обвинителей и общественных защитников широкими полномочиями.

Статья 250 УПК РСФСР гласила, что общественный обвинитель вправе представлять доказательства, принимать участие в исследовании доказательств, заявлять перед судом ходатайства и отводы, участвовать в судебных прениях, излагать суду мнение о доказанности обвинения и общественной опасности подсудимого и им содеянного.

Общественный обвинитель мог высказать свои соображения по применению в отношении подсудимого уголовного закона и мер наказания, а также по другим вопросам рассматриваемого дела. Указанный обвинитель мог отказаться от обвинения, если по его убеждению, данные судебного следствия предоставляют для этого необходимые основания.

В отличие от обвинителя, общественный защитник мог представить доказательства, принять участие в исследовании доказательств, заявить перед судом ходатайство или отвод, участвовать в судебных прениях, излагать суду мнение о смягчающих или оправдывающих вину подсудимого обстоятельствах, представлять мнение о необходимости и возможности смягчения наказания либо отдачи на поруки общественной организации или коллективу трудящихся, от имени которых общественный защитник выступает в суде. (Подобные статьи УПК содержались в разных союзных республиках бывшего СССР).

Полагаясь на имеющийся опыт, считаем, что в настоящее время общественный обвинитель и общественный защитник могли бы явиться

полноценными участниками судебного процесса, имеющим все возможности для успешной реализации в суде данных им поручений.

Для возрождения института общественных обвинителей и общественных защитников важное значение имеет определение процедуры их избрания. Таким правом должны пользоваться общие собрания общественной организации либо, или если это допускается законодательством, общие собрания коллектива предприятия, учреждения, организации или их структурного подразделения (производственная единица объединения, цех и т.п.). Вместе с этим следует признать предпочтительным, там, где это возможно, выдвижение общественных обвинителей и защитников на общих собраниях общественных организаций, так, как именно такой порядок в большей мере отражает действительное мнение коллектива о спорных вопросах применения права.

Следующей формой участия гражданского общества в обеспечении правосудия могло бы выступить участие представителей негосударственных, общественных организаций в судебном разбирательстве гражданских дел. Институт представителей общественности в отправлении правосудия по гражданским делам закреплён в действующем законодательстве и прочно вошёл в судебную практику. В соответствии со ст. 34 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы местного самоуправления, организации или граждане могут обращаться в суд с заявлением по защите прав, свобод и законных интересов третьих лиц (по их просьбе) либо в защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов неопределённого круга лиц. В случаях нарушения прав, свобод и законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина заявление может подаваться независимо от обращения заинтересованного лица либо его законного представителя.

Подача заявлений в интересах других лиц предусматривается нормами материального и процессуального права, например ст. 28, 70, 73, 142 СК РФ, ст. 166, 168-172 ГК РФ, ст. 281, 286 ГПК РФ и др.

Основанием для участия органов местного самоуправления, организаций или граждан в порядке ст. 46 ГПК РФ является государственная (служебная) заинтересованность в гражданском деле, которая вытекает из обязанностей, возложенных на них в силу функциональных полномочий. Но для участия этих субъектов в конкретном деле одной юридической заинтересованности недостаточно, требуются юридические предпосылки: норма права, юридические факты, гражданская процессуальная правоспособность.

Цель участия в гражданском судопроизводстве органов местного самоуправления, организаций или граждан - это защита субъективных прав, свобод и законных интересов граждан, государственных, общественных интересов, выполнение обязанностей, порученных им по охране прав, свобод и интересов, оказание помощи суду в наиболее полном и правильном разрешении дела.

Представитель органа местного самоуправления, организации или гражданин, поддерживая заявленное в интересах другого лица требование в защиту прав и законных интересов других лиц, выступает в суде от своего имени и пользуется предоставленными ему процессуальными правами и несёт процессуальные обязанности истца. При этом названный представитель, поддерживая заявленное в интересах другого лица требование, не связан первоначальной позицией органа, организации, мнением этого лица и руководствуется прежде всего нормами закона. Наиболее часто представители органов местного самоуправления, общественности участвуют при рассмотрении земельных споров, жилищных, трудовых дел и др.

Представители общественности выделяются общими собраниями общественной организации и коллектива трудящихся, или их выборными органами. Их задача — изложить суду мнение уполномочивших их организаций или коллективов по поводу рассматриваемых судом дел,

личности той или иной стороны, условий, способствовавших правонарушению, мер к их устранению.

Вместе с положительными моментами, сложившимися в современной практике, считаем необходимым детализировать статус представителей общественности, наделив их следующими правами: 1) знакомиться с материалами дела; 2) присутствовать на всех судебных заседаниях; 3) представлять и участвовать в исследовании доказательств; 4) задавать вопросы участникам судебного процесса; 5) представлять суду свои доводы и соображения по возникающим в судебном разбирательстве вопросам и участвовать в судебных прениях.

Расширение участия представителей общественности в работе суда по социально важным спорам, возникающим на территории местного самоуправления, субъектов федерации, поможет эффективнее достигать социального компромисса в спорных вопросах, будет способствовать вынесению правильных решений и повысит воспитательное воздействие судебного процесса. Для повышения эффективности работы представителей общественности считаем необходимым принять постановление Пленума Верховного Суда РФ, в котором желательно дать указание следующего содержания: «в целях повышения роли судов в предупреждении гражданских правонарушений добиваться более широкого привлечения общественности к участию в разрешении судами гражданских правовых споров, имеющих публичное значение».

Следующим институтом гражданского общества, принимающим активное непосредственное участие в осуществлении правосудия выступает адвокатура. Частью 1 ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 г., N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» отмечается, что адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему

органов государственной власти и органов местного самоуправления»[124]. Действительно, в своей деятельности адвокатура независима от государственных органов, однако в силу своих функциональных обязанностей взаимодействует с ними и с другими институтами гражданского общества.

Участие адвоката при осуществлении правосудия заключается в защите по уголовным делам и оказании юридической помощи по гражданским делам. При отстаивании интересов своего клиента в суде адвокат, может действовать как представитель по административным, гражданским, арбитражным делам самостоятельно, определяя свою позицию и не связываясь с мнением участников судопроизводства и иных лиц, наделённых властными полномочиями. Вмешательство в профессиональную деятельность адвоката со стороны иных лиц запрещено. Кроме этого, любые формы влияния на позицию адвоката по конкретному делу со стороны адвокатского сообщества и его отдельных членов также не могут иметь места.

Особенность участия адвокатуры, как института гражданского общества, в осуществлении правосудия заключается в том, что она, с одной стороны, выполняет как государственно значимые функции, с другой, задачи, обусловленные частным интересом граждан и юридических лиц. Среди множества субъектов гражданского общества, занимающихся сходной деятельностью, только адвокаты наделяются профессиональным иммунитетом[125], что подчёркивает независимость адвоката «ни от царя, ни от народа» (Г.М. Резник), как единственного субъекта гражданского общества,

оказывающего гарантированную государством квалифицированную юридическую помощь.

В качестве следующего института участия гражданского общества в осуществлении правосудия предлагаем выделить третейские суды[126].. Как показывает европейская практика, там все хозяйственные иски разрешаются в коммерческих судах, а государственный суд ограничивается только административными, публичными или корпоративными исками. Роднит отечественные третейские суды с государственной судебной системой выполняемая ими функция - разрешение споров и принципы третейского разбирательства, которые совпадают с принципами гражданского и арбитражного судопроизводства, наряду с этим действующее процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования решений третейских судов в арбитражном процессе и гражданском процессе (ст. 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), что подчёркивает взаимосвязь третейских судов с судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Несмотря на определённое единство правовой основы третейских судов и органов судебной власти, последние не могут оказывать влияния на практику арбитражных судов и законодательство. Более того, в третейских судах, принимаемые решения, могут отличаться от решений арбитражных судов, так как решения принимают люди, которые понимают не только действующее законодательство, но и предпринимательскую материю, обычаи делового оборота. Решения третейских судов могут оказаться более мудрыми в силу того, что судьи арбитражных судов это, прежде всего, юристы, которые о бизнесе имеют весьма смутное представление. Поэтому в третейских судах среди судей житейского здравого смысла может быть гораздо больше. В этой связи, не

исключено, что в случае качественной работы и широкой востребованности российскими предпринимателями, третейские суды могли бы стать конкурентами в оказании услуг арбитражным судам, а практика третейских судов могла быть воспринята Верховным Судом РФ. Такая кооперация обеспечит опосредованное участие третейских судов в правосудии.

Подобная схема участия гражданского общества в осуществлении правосудия возможна в силу того, что представители российского бизнеса все больше доверяют отечественному коммерческому арбитражу. Российские предприниматели стали чаще обращаться с исками в отечественные третейские суды, предпочитая государственный арбитраж. «Анализируя международную практику, - говорит Алексей Кравцов, председатель Арбитражного третейского суда г., Москвы, президент Союза третейских судов, - я прихожу к выводу, что мы медленно, но верно идём к европейскому уровню развития коммерческого арбитража. Считаю, что у нашего суда, как и у института третейских судов в целом в нашей стране, огромные перспективы» [127].

Обращение к показателям работы Арбитражного третейского суда города Москвы с января 2011 года по настоящее время демонстрирует положительную динамику, которая в целом характерна для большинства постоянно действующих третейских судов России. За неполных три года Арбитражным третейским судом Москвы было рассмотрено более 4500 исков по хозяйственным искам в различных секторах экономики - финансовом, строительном, в сфере торговли и госзаказов. В 2012 году количество принятых этим третейским судом исков составило почти в три раза больше по сравнению с предыдущим годом. Как показывает статистика обращений, в 2013 году популярность Арбитражного третейского суда

города Москвы продолжает расти[128]. Представленные результаты анализа обращений в третейский суд позволяют дать оптимистические прогнозы развития российского коммерческого арбитража, что свидетельствуют о развитии в России цивилизованных методов разрешения экономических исков.

Вместе с положительными моментами в работе третейского суда стоит отметить несовершенство теоретической базы, недостатки законодательной регламентации, отсутствие правовой традиции по разрешению споров в третейских судах, что в совокупности сдерживает развитие третейского разбирательства в России и препятствуют формированию доверительного отношения к третейским судам. Более того, нередко сторонам спора вообще неизвестно о возможности прибегнуть к третейскому разбирательству, выгодно отличающемуся от государственного судопроизводства. Выход из сложившейся ситуации видится в том, чтобы, полагаясь на законодательство о третейском суде разработать единые корпоративные нормы третейского производства.

Осмысливая представления о гражданском обществе и сложившуюся в современной России практику взаимодействия институтов названного общества стоит признать значительный прорыв в формальном закреплении демократических форм участия населения в управлении делами государством. Вместе со сказанным стоит обратить внимание на имеющиеся недостатки в организации участия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия.

К сожалению, в современной России между властью и обществом возникла непреодолимая пропасть, которую необходимо преодолеть и добиться равноправного сотрудничества. Именно качественное взаимодействие институтов гражданского общества и государства гарантирует создание условий, в которых можно обеспечить политическую

стабильность, экономическое процветание. Наладив конструктивный диалог между собой, органы государства и институты гражданского общества позволяют тратить силы и энергию человеческого потенциала на мирное сотрудничество и создание социальных благ. Такое сотрудничество предполагает несколько форм взаимодействия: 1) осуществление общественного контроля за деятельностью государственных органов, затрагивающих права и свободы граждан; 2) осуществление функций, которые субъекты гражданского общества могут выполнять самостоятельно, без вмешательства государственных органов.

Гражданское общество в современной России не имеет сил, чтобы обеспечить общественный контроль во всех жизненно важных сферах, либо сосредоточить усилие на тех функциях государства, которые выполняются плохо, или совсем не выполняются. В этой связи возникает необходимость сосредоточить усилия на наиболее важных направлениях, способствующих формированию такого общества, к чему можно отнести необходимость оздоровления судебной системы. Данное обстоятельство объясняется тем, что гражданское общество нуждается в справедливом суде, гарантированном нам Конституцией РФ. Наличие справедливого, скорого суда выступает одним из системообразующих факторов, способных объединить наше расколотое общество в единое целое. Требование совершенствования судебной системы в интересах всего населения выступает единственной возможностью для объединения разных людей и организаций в решении общей задачи, стоящей перед населением - это совершенствование деятельности органов судебной системы.

В качестве основных форм участия общественности в указанном направлении можно отметить следующее.

Во - первых, необходимо повысить участие институтов гражданского общества в совершенствовании судебной власти. Одним из способов такого участия выступает придание огласке каждого приговора, вынесенного 137

вопреки требованиям законодательства. Для того чтобы распространить сведения в данной области у нас имеются независимые СМИ, интернет, проводимые конференции, круглые столы. В придании гласности должны участвовать не только журналисты, но и все иные заинтересованные лица: социологи, правозащитники, эксперты, юристы и другие неравнодушные граждане. Они могут следить за работой судов, а заинтересованные общественные организации могут отслеживать судебные процессы, затрагивающие их интересы с опубликованием результатов своих мониторингов. Такая практика должна приобрести постоянный и повсеместный характер.

Ещё одним эффективным средством воздействия на судебную власть в современной России выступает обращение в Европейский суд по правам человека. Обращение российских граждан в указанный орган европейского союза показало наличие расхождений в общепринятых представлениях о справедливости у российских граждан, судей, органов власти.

Безусловно, одним из главных средств оздоровления судебной системы, несмотря на её высокую стоимость, выступает расширение участия граждан в отправлении правосудия в форме суда присяжных, которых гарантирует вхождение граждан в судебную власть, обеспечивает реальное выполнение гражданами властных полномочий. Использование суда присяжных позволяет вносить в судебную систему, действующую по унифицированным правилам, бытующие в обществе представления о справедливости, преобразуя последние в регулятор общественных отношений. Кроме этого участи граждан в качестве присяжных позволяет последним ощутить себя полноценным гражданином, почувствовать ответственность за судьбу других людей. Имеющиеся возражения относительно дороговизны данного института и бездумном оправдании преступников не всегда уместны в силу того, что суд присяжных требует особых приёмов работы обвинения, с которыми сотрудники прокуратуры не знакомы. Суд присяжных - это

реальный путь к оздоровлению отечественной судебной системы, требующий особой подготовки участников процесса.

Принимая во внимание, что в ближайшем будущем существенно улучшить работу суда вряд ли удастся, избавив его от предвзятости, чрезмерной жестокости приговоров и неправосудных решений следует стремится заменить официальное на альтернативное правосудие осуществляемое самими гражданами. В Европейских государствах и США гражданским обществом выбран именно этот путь и уже имеется определённый положительный опыт.

К альтернативному правосудию принято относить досудебные примирительные процедуры, комитеты по этике, третейские суды и др. Остановимся более подробно на тех формах альтернативного правосудия, которые не запрещены законом. Реализация восстановительного правосудия призвана с помощью специально подготовленных посредников (медиаторов) до обращения в суд попытаться примирить стороны, используя наряду с номами права обычаи и особенности менталитета участников конфликта.

В качестве примера приведём следующую ситуацию: подросток завладел автомашиной соседа, чтобы покататься и при этом существенно повредил её. Восстановление автомобиля требует существенного ремонта. В случае обращения в суд общей юрисдикции мальчик рискует быть осуждённым и оказаться в колонии для несовершеннолетних, откуда может вернуться дезориентированным для современной жизни, а потерпевшему остаётся только одно - это утешаться наказанием виновного. В случае применения досудебного примирения, мальчик должен осознать свой поступок и будет обязан возместить причинённый ущерб. К основным принципам восстановительного правосудия относится восстановление причинённого ущерба собственными усилиями и контроль за выполнением возмещения вреда потерпевшему. Внедрение данного института получило своё распространение в России в тех регионах, где руководством

правоохранительных органов поддерживается подобная инициатива общественности.

Подводя итог, стоит отметить необходимость повышения широкого участия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия, что должно выступать одной из главных черт современной правовой политики в сфере взаимодействия институтов гражданского общества и органов судебной власти. Рассматривая в историческом и современном аспекте формы взаимодействия институтов гражданского общества в осуществлении правосудия предлагается выделить следующее:

а) непосредственное участие граждан по собственной инициативе, либо привлечение к участию в осуществлении правосудия в качестве народных, арбитражных или присяжных заседателей;

б) непосредственное участие общественных обвинителей и общественных защитников.

в) непосредственное участие представителей негосударственных, общественных организаций в судебном разбирательстве гражданских дел;

г) участие адвоката в обеспечении доступа к правосудию;

д) рассмотрение практики споров в гражданских правоотношениях третейским судом.

<< | >>
Источник: Рубинина Элина Рубеновна. ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ОРГАНЫ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Ставрополь - 2016. 2016

Еще по теме Глава III. УЧАСТИЕ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ:

  1. § 2. Требования социалистической законности при осуществлении юридической ответственности
  2. Судебный нормоконтроль за состоянием законности
  3. 3. ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ КАК ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ПРАВА ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ
  4. Теоретические исследования цели государства
  5. § 2. Развитие идеи права в политико-правовой мысли России
  6. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  7. Библиографический список
  8. Международно-правовые основы защиты прав человека в Организации Американских Государств
  9. § 2. Обзор моделей досудебного производства в швейцарских кантонах накануне принятия УПК 2007 г.
  10. ПРИЛОЖЕНИЯ
  11. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ
  12. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  13. Правовое государство и правовая культура
  14. СПИСОК использованной литературы
  15. БИБЛИОГРАФИЯ
- Авторское право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -