<<
>>

§ 1. Государс твенная влас ть как объект правовой тео рии

Власть в общем смысле представляет собой способность и

возможность осуществлять волю властвующих, оказывать определяющее

воздействие на деятельность и поведение других людей с помощью

различных средств – авторитета, права и т.д.

Публичная власть – это власть,

выделенная из общества, являющаяся одним из признаков, отличающих

государство от догосударственного общества. Власть как способность к

действию государственных органов не только сосредоточена в них, но и

исходит от них в виде различных направлений деятельности. Инвариантной

характеристикой государственно-властных отношений является определенная

зависимость между социальными субъектами, заключающаяся в том, что

один субъект свою волю навязывает, а другой, в свою очередь, ему

подчиняется.

Государственная власть становилась предметом исследования многих

наук и ученых: философов, историков, политологов, социологов и юристов,

причем каждый из них видел в ней отдельную сторону. По своему

содержанию государственная власть является центральным объектом

политологии, но вместе с тем современную организацию государственной

власти невозможно представить без правовой составляющей.

Демократическую организацию власти, в основе которой лежит идея

общественного договора, нельзя представить в действительности без

организующей и легитимирующей роли права.

В целях выявления сущности государственной власти как

фундаментальной категории правовой теории полагаем необходимым

проанализировать и обобщить имеющиеся в науке подходы к свойствам и

14

признакам самой государственной власти.

Проблемы понимания государственной власти, в том числе ее правовая

составляющая, подробно исследовались в трудах отечественных

дореволюционных ученых. Так, В.М. Хвостов, определяя понятие

государственной власти, отмечал: «Верховная власть государства в принципе

так же едина, как и само государство.

Она не представляет собою

совокупности отдельных полномочий, между которыми существуют пробелы,

то есть связное: единство»1. Согласно этому государственная власть

понимается как совокупность функций, выполняемых специализированными

органами. Следует отметить, что В.М. Хвостов не отождествлял власть с

функцией, а говорил о направлениях деятельности верховной власти.

И.А. Ильин в своих работах выделяет следующие главные черты

государственной власти: государственная власть не может принадлежать

никому, кроме правомочных; государственная власть должна быть едина;

государственная власть всегда должна осуществляться лучшими людьми,

удовлетворяющими этическому и политическому цензу. Водворение

справедливости в общественной жизни людей является, подчеркивает

И.А. Ильин, одной из основных задач государственной власти2.

На первый взгляд, наиболее правильным вариантом в исследовании

государственной власти может показаться ее отождествление с органами

государства. Для осуществления государственной власти необходим

специализированный аппарат, определяющий поведение. По мнению

Н.М. Коркунова государственная власть заключена в полномочиях органов

государства, осуществляемых в тех или иных направлениях деятельности.

При этом полномочия не характеризуют государственную власть как

возможность осуществлять обязывание поведения. Эта возможность является

одной из функций государства в целом, но в этом случае речь может идти

1 Хвостов В.М. Общая теория права. СПб., 1914. С.15.

2 Ильин И.А. Соч.: в 2 т. Т.1. М., 1993. С.137.

15

лишь об одном из направлений деятельности1.

Г.Ф. Шершеневич, рассматривая сущность и особенности

государственной власти, делает вывод о том, что если нормы права

выражают собой требования, обращенные государственной властью к

подчиненным ей, то правила, определяющие устройство и деятельность

самой государственной власти, не могут иметь правового характера.

«Государственная власть не подчинена праву, потому что требование,

обращенное к самому себе под угрозою, не имеет никакого значения.

В

действительности государственная власть находится вс ецело под санкцией

общественного мнения, и этим права ее деятельности переносятся в сферу

морали»2.

Итак, государственная власть, с одной стороны, мыслилась в начале

века как система юридических норм, на которых основаны и по которым

действуют государственные учреждения, с другой стороны, государственная

власть представляла собой нечто отличное от власти как обозначение

своеобразных переживаний индивида, находящегося в состоянии

социальной, моральной и иной психологической подчиненности. Но если бы

не существовало этих состояний, то не было бы и мотивов создавать систему.

Государственная власть с функциональной точки зрения широко

рассматривалась в советской и в постсоветской правовой научной

литературе. Так, И.Е. Фарбер считал, что «власть есть необходимая функция

любого коллектива по руководству своими членами для налаживания

совместной деятельности»3.

В современной науке теории права часто встречается определение

государственной власти как волевого отношения. Например, А.Ф. Малый

считает, что «понимание государственной власти только как функции

1 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1894. С.246.

2 Шершеневич Г.Ф. Общее учение о праве и государстве. М.,1908. С.83.

3 Фарбер И.Е. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов, 1967. С.88.

16

управления невозможно»1. С такой позицией стоит согласиться, так как

определить государственную власть как правовой институт возможно через

юридические, а не политические и социальные категории.

Д.Ю. Шапсугов пишет, что «государственная власть – это система

деятельности народа, составляющих его общностей индивидов, а также

создаваемых ими органов, по осуществлению принадлежащих им публичных

прав, свобод, предоставленных полномочий и возложенных обязанностей,

выражающих их социальные качества и потребности»2.

Рассматривая государственную власть как волевое отношение,

В.Е.

Чиркин формулирует исследуемое понятие как «возникающее на основе

социальной асимметрии в обществе и обусловленное потребностями

управления им социальное волевое отношение, в котором одной из сто рон

является особый политический субъект – государство, его орган,

должностное лицо»3. Из данного определения следует, что государственная

власть и государственный аппарат не являются тождественными понятиями.

Поскольку государственная власть, так или иначе, связана с

реализацией функций государства, то при совпадении практической

деятельности государственной власти с ее социальным предназначением

можно говорить о легитимности государственной власти.

По мнению М.В. Ильина, государственная власть представляет собой

«принятие и признание обществом власти государства, готовность ей

подчиняться. Такая власть, с точки зрения права, должна быть образована в

соответствии с процедурами, предусмотренными правовыми нормами, что

придает ей элемент законности»4. При этом власть государства понимается

как организация воздействия именно самого государства как целостного

явления, а не совокупности органов.

1 См.: Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория // Государство и право.

2001. №3. С.94-99.

2 См.: Шапсугов, Д.Ю. Проблемы теории и истории власти, права и государства. М.:

Юрист, 2003. С.141.

3 Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. М.,1994. С.26.

4 Ильин М.В. Власть // Полис. 1997. №6. С.146.

17

Известный специалист в области теории государства Ф.М. Бурлацкий

полагает, что лишь государственная власть обладает монополией на то,

чтобы «принудить членов общества к выполнению своих (то есть

государства) предначертаний»1, а государственная власть определяется

автором как форма политической власти, обладающей классовым

характером, располагающая монополией на издание законов и иных

распоряжений, обязательных для всего населения, опирающаяся на

специальный аппарат принуждения как на одно из средств обеспечения

соблюдения изданных законов и распоряжений.

На основе изучения доктринальных источников и существующих

подходов к пониманию государственной власти мы выделяем несколько

методологических подходов исследования данного вопроса в рамках

правовой теории.

Первый методологический подход связан с принципиальным

различием государственной власти в правовом и политическом смы сле.

Обозначая такой подход на основе приведенных мнений можно определить,

что в политическом смысле государственная власть – это организация

воздействия государственного аппарата на общество, тогда как в правовом –

организация самой политической власти, где право играет определяющую

роль ограничения вседозволенности государственной власти. Именно право

обладает особыми возможностями ограничения государственной власти, что

отличает его от других социально-культурных систем.

Раскрывая содержание данного подхода, можно условно говорить о

широком и узком контекстах в этом вопросе.

Узкий контекст различия государственной власти ориентируется на

состояние государственной власти в обществе. Подразумевается, что

политика предполагает организующее начало власти, когда право

1 См.: Политические системы современности. Очерки / Бурлацкий Ф.М., Егоров С.А.,

Каленский В.Г., Мамут Л.С., и др.; Отв. ред.: Бурлацкий Ф.М., Чиркин В.Е. М.: Наука,

1978. С.63-68.

18

предполагает то, что ограничивает власть. Как считает И.А. Исаев,

политическое как особая форма может существовать только при наличии

выбора, тогда как управление пытается его упразднить, сводя политические и

социальные проблемы к сугубо техническим. В этой ситуации норма

стремится заменить закон, выступая в качестве простого предписания,

продиктованного техническими аргументами1. Управлять означает не грубо

властвовать, утверждая собственное могущество, а признавать, что «истина

располагается никак не в центре государства, а где-то рядом. Людям

внушаются правила, которые, будучи однажды ими усвоены, уже не

нуждаются в дополнительном физическом контроле: складывается режим

добровольного подчинения»2.

Ограничение власти возможно за счет

признания права другой стороны.

Широкий контекст предполагает, что государственную власть в

правовом смысле следует отличать от политического, используя философское

понимание сферы для понимания сущности государственной власти.

Внешняя сфера государственной власти содержит проявления права или

политики; внутренняя сфера – организация политического или правового

содержания государственной власти, воплощающая сущностные черты права

или политики3. Здесь следует пояснить, что, рассматривая, например,

государственную власть в правовом смысле, следует учитывать, что

ключевой момент состоит в объяснении существования самой

государственной власти. Таким образом, соотношение между правовым и

политическим смыслом государственной власти следует рассматривать как

внутреннюю и внешнюю сферу.

Все процессы государственной власти носят, в первую очередь,

политически значимый характер. Но это касается в основном публичной

жизни общества. Помимо этого существуют неполитические формы

1 Исаев И.А. Нормативность и авторитарность: пересечения идей. М.: Норма, 2014. С.205.

2 Бенуа А. Против либерализма. М., 2014. С.256.

3 Малахов В.П. Формы существования права / В кн.: Малахов В.П. Концепция философии

права. М., 2007. С.375.

19

реализации государственной деятельности, например, частная жизнь. Для

объяснения существования государственной власти в частной сфере, в сфере

гражданского общества, логично использовать правовые формы.

Следует иметь ввиду, что правовые формы несущественны для

определения политической характеристики государственной власти в целом.

Если считать, что политическая форма есть организация, а правовая форма –

это внешнее выражение государственной власти, закрепленное

определенным способом, например, путем законотворчества, то

государственной власти следует дать следующее определение.

Государственная власть – деятельность политической власти по организации

общества, оформленная с помощью юридических средств и процедур.

Таким образом, связь государственной власти и общества в правовом

смысле – это связь публичного и частного права. Публичная сфера жизни

общества является для государственной власти внутренней сферой,

отражающей его политическое содержание. Частная же сфера жизни

общества для государственной власти является внешней, где необходимо

определение форм его существования, т.е. придание им правовых свойств.

Итак, государственная власть в правовом смысле решает основную

задачу – юридическое выражение государственного интереса, например,

легитимации. Все остальные правовые формы, связанные с действием

государственной власти, правовыми можно называть условно, так как это

формы общественных институтов, призванных ограничить, сбалансировать

современное государство. Для государственной власти общество – это

реальность, с которой оно не может не считаться, и сила этого

организованного общества выражается в характере действующего права.

Второй методологический подход к пониманию государственной

власти в рамках правовой теории связан с реализацией правовых и

неправовых функций государственной власти. Анализ государственной

власти в современном политико-правовом процессе предполагает

рассмотрение различных форм ее функционирования, которые далеко не

20

исчерпываются институционально-правовыми и структурно-

функциональными аспектами.

Необходимость реагирования современной государственной власти на

процессы глобализации создают нестандартные (смешанные, нетипичные,

инновационные) формы деятельности и функции государственной власти.

Прежде всего, к ним мы относим неправовые функции. Это, безусловно, не

означает, что данные функции государственной власти являются

негативными факторами, напротив, довольно часто неправовые функции

ведут к позитивным эффектам, например, к общественной организации в

целом. Иными словами, неправовые функции государственной власти

выражены в различных направлениях деятельности государственного

аппарата, которые не опосредованы правом.

Следует подчеркнуть, что и правовым и неправовым функциям

государственной власти, реализуемым в рамках различных направлений,

всегда можно найти правовые механизмы. Вопрос – насколько они

органичны. Для правовых функций они органичны, однако не следует

понимать определяющую роль правовых механизмов реализации правовых

функций государственной власти упрощенно, исключительно в авторитарном

смысле, когда право рассматривается только как инструмент

государственной власти, хотя такое узкое понимание права возможно.

Нам представляется важным качественно различать следующие формы

правового воздействия. Первая, основная, органичная для права форма –

придание определенным нормам, принципам, положениям качества

юридических путем предоставления самостоятельного активного поведения

и очерчивания допустимых пределов такого поведения. Вторая форма,

характеризующая непосредственное «включение» государственной власти в

правовую сферу, – наличие в праве норм-обязанностей для тех или иных

субъектов совершать определенные действия. Такое различение позволяет

обратить внимание на то, что две формы выражают различную степень

21

государственного «присутствия» в праве и отсюда различную степень

наличия в нем собственно правовых начал.

Признак любого правового механизма – создание системы условий и

ограничений. В отношении неправовых функций государственной власти

использование правовых механизмов их реализации ведет к разрастанию

системы регламентации, парализующей эту функцию. Все дисфункции идут

от реализации неправовых функций с помощью права1.

В этом контексте представляют интерес правовые механизмы

реализации неправовых функций государственной власти. Неправовые

функции, такие, как управленческая и посредническая, сами по себе не могут

обеспечить правовые механизмы. Поскольку право в их реализации

оказывается несущественным, оно может быть любым. Правовые механизмы

в неправовой сфере представляют собой способы юридической

стабилизации, определенного упорядочивания, в отличие от политических,

которые направлены на динамику, изменение. Поэтому можно сделать вывод,

что правовые механизмы реализации государственной власти – это

определение ее пределов.

Третий методологический подход к пониманию государственной

власти в рамках правовой теории связан с разделением понятий

государственной власти и власти государства. А.И. Хорошильцев в понятии

«власть государства» выделяет широкий и узкий смысл2. Так, к власти

современного демократического государства в широком с мысле следует

относить власть, присущую конституции, текущую власть общества и

власть, осуществляемую аппаратом государства. При этом и общество как

учредитель, и его учредительная власть, и конституция оказываются вне

государства.

Конституция формализует, опредмечивает учредительную власть

1 Зыкова С.В., Клименко А.И., Кулакова Ю.Ю. и др. Актуальные проблемы правовой

теории государства / Под ред. В.П. Малахова и А.И. Клименко. М.: ЮНИТИ-ДАНА:

Закон и право, 2013. С.102.

2 См.: Хорошильцев А.И. О понятии власти государства // Известия Юго-Западного

государственного университета. Серия: история и право. 2013. № 3. С.38-41.

22

общества по отношению к государству. Ее положения служат его идеальной,

юридической моделью. С их помощью общество отчуждает часть своей

власти государству, а оно принимает ее, возлагая на себя бремя

ответственности за судьбу общества и каждого его члена. В таком качестве

конституция выступает формой опережающего отражения для государства,

устанавливающей его основные характеристики и направления развития. При

этом конституционная модель государства оказывается для него явлением

объективного порядка, предопределяющего его устои. В синергетическом

контексте конституция – это средство перехода государства из его

потенциального состояния в актуальное.

В узком смысле власть государства рассматривается как целостность

власти, осуществляемой аппаратом государства, то есть целостность

государственной власти в ее традиционном понимании. В этом случае власть

государства – это интегрирующий фактор опосредованной государственной

власти, который служит носителем целостности, разделенной на

относительно самостоятельные ветви государственной власти.

Такой подход применительно к власти государства есть у И.А. Ильина.

Размышляя о власти государства, он в свое время отметил, что она «делится

и распределяется между всеми его органами; целиком она не принадлежит ни

одному органу. Тем более она не принадлежит ни одному из тех людей,

которые носят высокое и почетное звание государственного органа. Вот

почему власть государства равна сумме властных полно мочий всех его

органов»1. Иными словами, власть государства как субъекта целостной и

суверенной власти равна совокупности той власти, которой обладают все

вместе взятые его органы. Данный подход касается лишь части власти

государства в широком смысле этого термина, так как он охватывает только

власть его аппарата и не касается власти конституции и текущей власти

народа.

Узкое значение понятия власти государства имеет свою

1 Ильин И.А. Собрание сочинений: в 10 т. Т.4. М.: Русская книга, 1994.

23

методологическую значимость. Его суть в том, что применение данного

термина позволяет разграничить два качества государственной власти в

традиционном ее понимании: качество ее целостности и качество ее

разделенности, каждое из которых в равной мере важно для государства и

общества.

Приведенные характеристики и особенности государственной власти

дают основание рассматривать ее как важнейший элемент организации, под

которой понимается целостная форма социального взаимодействия. По

нашему мнению, государственная власть в данном качестве – это способ

организации воздействия субъекта права на объект.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: как понимать слово

«организация» применительно к государственной власти? Полагаем, что для

верного понимания организация должна быть представлена, с одной стороны,

в функциональном (динамическом) аспекте как определенное действие,

направленное на общество, с другой – как структура, а именно как

государственный аппарат. В организационном аспекте государственная

власть представляет собой организацию деятельности органов власти в

пределах своих полномочий, следовательно, власть государства представляет

собой организацию деятельности государства как целостного явления. В

результате государственная власть опосредована потенциальным и

действительным состояниями власти государства.

Организация государственной власти осуществляется как

политическими, так и правовыми способами. В правовых способах

содержания политической власти право играет важную определяющую роль

ограничения вседозволенности государственной власти. Именно право

обладает особыми возможностями ограничения произвольности

государственной власти, что отличает его от других социально-культурных

систем: религии, морали, искусства и др. Право как социально -культурный

феномен потенциально связывает человека, институты гражданского

общества, государство, международное сообщество между собой. Поэтому

24

правовые способы организации государственной власти одновременно можно

рассматривать как формы взаимодействия сферы государственной жизни с

названными сферами жизни общества.

Если исходить из предположения, что государственная власть

представляет собой необоснованную власть, то право государства является

обоснованием этой необоснованности, т.е. определенной его организации.

Юридическое право является инструментом политической власти. Поэтому

правовые способы организации государственной власти представляют собой

правовую самоорганизацию путем юридизации - влияния юридического

права на общественные отношения, на развитие общественной жизни,

внедрение механизмов юридического права в регулирование отношений, не

характерных для государственного вмешательства, посредством юридических

средств воздействия.

Государственная власть ориентируется на закрепление приоритетов

общественного развития, соответствующих интересам групп, и потому

зачастую пренебрегает правовыми средствами, ограничивающими способы

достижения цели. В свою очередь, право, утверждая режим власти,

легализует положение доминирующей в обществе силы.

Это отчасти объясняет, почему юридическое право и интересы

государственной власти постоянно оказывают противоречивые влияния друг

на друга. Так, право во многом сужает поле государственной власти,

например, определяет процедуры использования властных полномочий

государственными структурами и т.д. В то же время, государственные

инициативы стимулируют изменение отдельных законодательных актов,

вступая в противоречие с уже сложившимся порядком.

В современных условиях связывающая роль права в отношении

государства усиливается. При этом наблюдается следующая закономерность:

чем точнее право отражает объективные потребности общественного

развития, тем в большой мере оно связывает государство. Активность

государства в этом случае не подавляется, напротив, она используется

25

результативно и исключительно в интересах общества. Только будучи

связанным с правом, государство может действовать свободно, а значит,

соответствует своему предназначению.

В целом в настоящее время в стабильных демократических

государствах формируется тенденция к снижению роли политических

методов регулирования социальных конфликтов и преобладанию правовых

способов стабилизации общественных отношений, усилению методов

самоуправления и самоорганизации жизни. Усиливается процесс юридизации

с помощью правового регулирования.

Опыт многих государств показывает, что только в правовых

государствах, где существуют эффективные механизмы предотвращения

необоснованной деятельности государственной власти и традиции

гражданской активности, ее монополизация сводится к минимуму. Право

выступает основным ориентиром для государственной власти,

ограничивающим неприемлемые для общества способы организации и

деятельности государственной власти.

Подводя итоги, мы полагаем возможным сформулировать следующие

обобщения.

1. Превалирование политического подхода к пониманию

государственной власти позволяет адекватно отражать ее природу и

сущность. Однако на этом основании считать, что и легитимация

государственной власти – исключительно политический процесс и ее

правовая форма носит чисто вспомогательный характер, неверно. Напротив,

легитимация власти всегда протекает в правовых рамках и потому должна

пониматься также как важный правовой процесс.

2. Право является имманентной формой существования

государственной власти независимо от того, каковы сущность и содержание

этого права в конкретных исторических условиях. При этом обнаруживается

следующая общая закономерность: чем больше объективные потребности

общественного развития обретают правовую форму, тем в большей мере

26

право способно оказывать ограничивающее влияние на деятельность

государственной власти.

3. В способности определять пределы деятельности государства, его

вмешательства в частную жизнь граждан проявляется легитимирующая

государственную власть сила права.

<< | >>
Источник: ИВАНЧЕНКО ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ. СУЩНОСТЬ, МЕХАНИЗМ И ФОРМЫ ПРАВОВОЙ ЛЕГИТИМАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 1. Государс твенная влас ть как объект правовой тео рии:

  1. Основные теории возникновения государства
  2. Государство как юридические отношения
  3. Плюралистические теории государства
  4. БИБЛИОГРАФИЯ
  5. § 1. Государс твенная влас ть как объект правовой тео рии
  6. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -