<<
>>

§2. Герменевтика права.

Герменевтика - в буквальном переводе с греческого - означает искусство

толкования. Термин hermeneia производен от одной из ипостасей бога Гермеса, который «в свободное от торговли время» приходил к людям во сне и передавал (или интерпретировал) им волю Зевса.

Уже у Аристотеля в его труде «Об истолковании» можно найти такое понимание герменевтики, причем, как отмечает П. Рикер, со времен Страгирита она порождает гораздо более широкую проблематику понимания, нежели техника специалистов — толкователей чудес, использующих существующие в культуре способы

* понимания мифа, аллегории, метафоры, аналогии и т.п. Само же понимание «существует постольку, поскольку высказывание является овладением реальностью с помощью значащих выражений...» [270]

Новый импульс искусство толкования приобретает в христианстве, в средние века. Истоки герменевтики - экзегеза (правила толкования Библии), считает П. Рикер?[271] При этом первые герменевтические теории включали не только интерпретацию Священных текстов, но и изучение текстов права?[272]Действительно, первая юридическая Школа - школа глоссаторов Болонского і университета - использовала в своей деятельности метод схоластики,

основанный на интерпретации различных точек зрения для устранения пробелов в Кодексе Юстиниана [273]Современная правовая догматика, являющаяся основой практической деятельности юриста, не слишком далеко продвинулась вперед по сравнению с эпохой первых университетов.

Второе рождение герменевтика получила в XlX в., благодаря трудам Ф. Шлейермахера и В, Дильтея, и стала влиятельным философским направлением. В XX в. наметились две линии, два направления в герменевтике:

онтологическое й методологическое (или техническое, инструментальное).

* Сторонники первого - последователи Гуссерля и Хайдеггера - рассматривают

понимание (интерпретацию текста) как имманентный момент человеческого бытия, его главную специфику.

Среди них, несомненно, выделяются Г. - Г, Гадамер и П. Рикер. Второе направление ограничивается более скромной задачей, нежели построение картины бытия (прояснения сущности бытия), а именно - выяснением методов толкования как техники интерпретации текстов. Среди наиболее авторитетных сторонников этого подхода следует назвать итальянского философа и юриста Э. Бетти. Несмотря на критическое отношение этих двух направлений друг к другу, непримиримого антагонизма между ними, как представляется, нет, так как и в первом, и во втором случае предполагается необходимость исследования методов толкования текстов. Различие же в отношении статуса природы и необходимости предпонимания (главный вопрос, по которому расходятся взгляды Гадамера и Бетти) можно считать аналогом феноменологической дилеммы трансцендентального и имманентного, о чем упоминалось выше,

> 2.1. Трансцендентальная герменевтика и герменевтика права.

Истоки трансцендентальной герменевтики можно датировать серединой

. XX в. Ее возникновение связано с поворотом в творчестве Хайдеггера от приоритета духа к приоритету «почвы». Тем самым понимание становится способом бытия человека - экзистенциальным бытием, Dasein. Именно эти идеи были заимствованы Гадамером, который продолжил начинание позднего Хайдеггера. Кризис XX в., как и кризис гуманитарных наук в индустриальном обществе, по его мнению, связан, прежде всего, со «смертью субъекта», то есть его овнешлением, объективацией со стороны позитивистской науки, нивелирующей человека. Г ерменевтика должна преодолеть такую

односторонность науки и открыть внутри науки с помощью рефлексии условия

истины, «которые не лежат в логике исследования, а предшествуют ей».27"[274]

It Именно феномен понимания пронизывает все межличностные отношения,

включая науку, так как является ее предпосылкой. Понимание является не просто восприятием действительности, но формой или способом жизнедеятельности. Оно не только донаучно, но и не тождественно языкуX Отсюда вытекает притязание герменевтики Гадам ера на универсальность: заставить говорить сами предметы, поступки, общее интерсубъективное поле участников диалога (коммуникации).

Что же может претендовать на более «глубинный» статус, нежели язык? Это - разговор как разновидность опыта. Такой опыт, с одной стороны, включает в себя неявное знание (умение, навыки, установки), а, с другой стороны, является интерсубъективным «по определению», так как личный (личностный) опыт всегда открыт по отношению к другому, характеризует готовность услышать другого и, следовательно, изменить самого себя. Тем самым в трансцендентальной герменевтике происходит соединение онтологии, гносеологии и аксиологии, картины мира, познания и нравственного измерения реальности.

Лучше понять идеи Гадамера помогает его видение проблемы герменевтического круга - одной из важнейших в герменевтике. Суть круга состоит в том, что чистого понимания не может быть: любое понимание предполагает предпонимание, которое, в свою очередь, требует «пред- предпонимания» и т.д.27> Предварительное понимание, считает философ, задано той традицией, в которой он (интерпретатор) живет. Осознать и даже корректировать предпонимание можно, но полностью освободиться - никогда, ибо беспредпосылочного мышления не существует. Это «предварительное» мышление трактуется Гадамером как предрассудок, - то есть то, что предшествует рассудку. Это суждение, которое выносится до окончательной

проверки всех обстоятельств. Конечность и несовершенство человека к обусловливают необходимость предварительного понимания, выступающего

само собой разумеющимися аксиомами бытового уровня.

Таким образом, герменевтический круг неустраним, его невозможно преодолеть, да это и не требуется. Более важно, считает философ, осознать его необходимость и вести диалог как с изучаемым объектом, так и с детерминирующей процесс понимания традицией. Это же, ко всему прочему, обеспечивает объективность понимания.

Эти идеи Гадамер излагает, в том числе, применительно к юридической ⅛j

k проблематике. В частности, он анализирует проблему круга на примере

соотношения интерпретации закона юристом (судьей) и историком права.

Первый, по его мнению, должен постичь смысл закона с точки зрения данного случая и ради этого конкретного случая. Историк права должен охватить те изменения, которые произошли с законом после его принятия, то есть опосредовать первоначальное понимание закона его современным применением?76 Но это различие лишь кажущееся. Чтобы конкретизировать нормативное содержание закона применительно к конкретной жизненной

► ситуации необходимо знать не просто его первоначальный смысл (намерение

законодателя), но и привести смысл закона в соответствие с современностью?77 Таким образом, герменевтическая ситуация историка права и практикующего юриста совпадают в том, что «по отношению ко всякому тексту мы живем в непосредственном смыслоожидании. Невозможно непосредственное приближение к историческому объекту, которое объективно устанавливало бы его историческое значение. Историк должен осуществить ту же рефлексию, которая направляет действия юриста»278 А эго означает осознание произошедших изменений в правоотношениях и новое определение нормативной функции закона. Эта «двойная рефлексия» - очень важный

27fcТам же. С. 384.

277Там же. С. 385 -388

момент: она предполагает соотнесенность современного предпонимания («смысл оо жид ан ия») с предпониманием, определяющим смысл закона в момент его создания.

Обратимся к идеям другого крупнейшего представителя трансцендентальной герменевтики - П. Рикера, Одним из наиболее важных положений его доктрины является попытка преодоления субъективизма понимания с помощью придания этому процессу объективного содержания. Отсюда вытекает его знаменитый тезис о том, что понимание невозможно без объективирующего объяснения и наоборот.[275][276] Основу понимания, по его мнению, составляет интуиция, возможная благодаря родству интерпретатора и того, О чем говорится В тексте. Объяснение - ЭТО ВЬІЯВЛЄНИЄ СВЯЗИ ЗНДКОВ В ИХ совокупности. Благодаря письменной фиксации знаков текст достигает семантической автономии - независимости от рассказчика, слушателя и условий продуцирования.

Это свидетельствует о том, что текст располагается на стыке понимания и объяснения. Объяснение неустранимо вследствие наличия структуры дискурса, благодаря которой возможно производство текста, его существование и воспроизводство (транслирование), а, следовательно, и понимание. Таким образом, сама природа текста включает субъективный и объективный моменты, которые выявляются благодаря дополнению (диалогу) понимания и объяснения и противостоит как иррационализму непосредственного понимания, основанному на «интерпретации, которая позволяет субъекту проникать в чужое сознание в условиях интимного диалога», так и «рационализму объяснения, применяющему к тексту структурный анализ знаковых систем, характерный не для текста, а для языка»[277]

Важный аспект герменевтики Рикера - ее диалогический характер. Одной

■ из задач герменевтики он считает обоснования совпадения понимания другого

с самопониманием.281 Это возможно только потомуsчто понимание вообще и понимание себя опосредовано знаками, символами и текстами. Поэтому самопонимание, в конечном счете, совпадает с интерпретацией этих опосредующих феноменов.282 Отсюда вытекает еще одно очень важное наблюдение: структура (знаки, символы) предшествует действию (Я), но praxis (практика как таковая) предшествует структуре.283Praxis выражается в традиции. Диалектика традиции и инновации так же не обойдена вниманием

* французского философа. Традиция возможна только благодаря интерпретации

(она живет благодаря интерпретации, посредством нее и внутри нее)?*"1 Одновременно отклонение от традиции (инновация) возможна только на основе традиционной культуры285 Инновация продуцируется на основе «живой метафоры», благодаря которой обнаруживается новое сходство разнородных идей?86

Не осталась без внимания французского философа и политико-правовая проблематика, к которой он применяет эти герменевтические положения.

► Основное внимание Рикер уделяет проблеме субъекта права и справедливости

как метаправовой (трансцендентальной) категории. По его мнению, право (правовое пространство, правовое измерение) появляется тогда, когда возникает осознание другого, в связи с чем осознается возможность как равноправия, так и причинения ему вреда. При этом непосредственное отношение к другому как к близкому человеку (лицом к лицу) - это проблематика морали; отношение же к другому^ опосредованное институтами -

2fifcРикер П. Конфликт интерпретаций С. 78.

ж Рикер П Герменевтика. С. 83

2ЯЗ Рикер П Конфликт интерпретаций C 80.

2fi4TaM же С. 38.

185Рикер П. Герменевтика. С. 66

286Там же С. 72-73

сфера права (и политики),237 Права и обязанности, следовательно, возникают і только в публичном (общественном) пространстве, общем для всех. Именно в

нем человек становится не просто существом разумным, но и социальным, приобретая, в том числе, политико-правовую идентичность. Тут происходи важная метаморфоза с субъектом права: персональный человек превращается из Я или Ты в Любого (всякого, каждого), то есть становится носителем безличных (надличных) свойств - прав и обязанностей, объективных по своей природе и независящих от биографических особенностей их носителей

Отсюда вытекает и вторая проблема, занимающая французского * философа, - проблема справедливости. Только признание Я в качестве любого

(признание за каждым формального равенства, если использовать юридическую терминологию) является одновременно признанием уважения к личности другого. Все это обеспечивает совместное проживание, основанное на таком распределении ролей, задач, преимуществ и интересов, которое превращает общество в единое целое, основанное на сотрудничестве, то есть в политическое общество,289Таким образом, справедливость у Рикера соединяет субъективное измерение с объективным, понимание с объяснением и t показывает необходимость учитывать требования универсальности при

сохранении уважения к конкретной личности (моральное измерение).290 Так понимаемая справедливость включает два момента: структуру (систему распределения, судебные процедуры и т.п.)291 и признание, соглашение (субъективный м омент).292

К представителям трансцендентальной герменевтики можно отнести и немецкого теоретика права А. Кауфмана. Опираясь на онтологические идеи

2κ7СмРикер П Торжество языка над насилием. Герменевтический подход к философии права// Вопросы философии. 1996 J⅛ 4 С. 28 - 29; он же. Герменевтика. С. 42 2 sРикер П. Торжество языка над насилием. С. 31, он же. Герменевтика. С. 50 2r9Рикер П. Герменевтика. C 49.

290Там же. С. 50

29їПодробнее см.: Рикер П. Торжество языка над насилием С. 32 - 33.

292 Там же. C 30; он же. Герменевтика. С. 49 - 50Р

Хайдеггера и Гадам ера, он рассматривает право как духовный продукт эпохи и » результат существующего социального порядка. Объективная природа права

проистекает из объективного смысла (то есть из самого объекта), существующего вне и независимо от познающего субъекта. В то же время право конституируется (следовательно, существует) исключительно в акте 293

понимания и артикулируется в языке. '

Главный недостаток существующих концепций права - и позитивистских, и естественноправовьтх (а герменевтика права в лице Кауфмана претендует на «третий путь» между ними) - их аксиоматичность и, " как следствие, «кодификаторское (дедуктивное) мышление». Отсюда вытекает

их претензия на построение закрытой системы адекватных и точных знаний, обосновывающих логическую замкнутость и совершенство как законодательства, так и правопорядка?^4 Открытия в области математики и логики доказали невозможность построения более или менее сложной непротиворечивой замкнутой системы. Вспомним, что Гадамер рассматривал преимущества герменевтики в ее универсальности и отказе от «замкнутости» понимания как логической формы. Понимание, по его мнению, - это «текущая

* тотальность».

Кауфман выступает против идущего от Канта дуализма должного и сущего применительно к правовой реальности. Ценность не может быть отделена от бытия, и наоборот. Право, по его мнению, не может быть сведено к нормам права, а в первую очередь является событием, актом, нуждающимся, тем не менее, в нормах как «внешних ориентирах права». Другими словами, законодательство само по себе не превращается в правопорядок. Закон - лишь потенциальная возможность права. Он с неизбежностью конкретизируется в конкретной жизненной ситуации, в которой становится понятным смысл

293 Kaufmann A. Wozu RechtsphiIosophJe heute. Frankfun am Main. 1971. S. 28.

294 Idem Durch Naturrecht und Rechtspositivismus Zurjuristischen Hermeneutik// Juristenzeitung.

I Tubingen, 1975. №11-12.5 338.

295 Ibid.

нормативно-правового акта - что имеет в виду текст закона. И только это понимание переводит нормативный материал в действие - в право (правопорядок). Поэтому из-за многообразия и изменчивости жизненных ситуаций закон не может иметь окончательной и однозначной формы, а должен постоянно конкретизироваться.

Главный метод герменевтики права, считает немецкий теоретик, - вживание в ситуацию, ее схватывание на основе эмпатии, в результате чего норма права и ситуация (фактическое положение вещей) взаимно конкретизируются и приводятся б соответствие друг с другом. Возможный при этом субъективизм - ведь ситуация и норма права толкуются конкретным человеком - Кауфман пытается преодолеть указанием на необходимость их взаимодополнения: через практическую деятельность судьи закон должен дать новый ответ на новую ситуацию. Возможность этого достигается благодаря приему герменевтического круга: пониманию и закона и ситуации предшествует предпонимание, складывающееся на основе опыта понимания предыдущих нормативно-правовых актов и юридических ситуаций.296 Судебный же произвол и радикальный релятивизм тут преодолевается благодаря трансцендентальному в понимании, которое отнюдь не произвольно, а задается исторической эпохой (добавим от себя - и культурой).

Как видим, изложенные программы трансцендентальной герменевтики права поднимают принципиально важные вопросы, относящиеся непосредственно к пр ав о п он и M ан ию (к сожалению, традиционная юриспруденция пока их «не замечает»). Но, несмотря на очевидные достижения философской герменевтики права, остаются пока без ответа такие проблемы, как критерии права или критерии справедливости. Можно ли считать справедливостью «простую» интерсубъективность9 Является ли справедливостью интерсубъективное признание и взаимное ожидание соответствующего поведения? Можно ли считать критерием права его

интерпретируемость (и достаточно ли такого критерия)9 Каковы критерии «правильной» интерпретации? Эти и подобные вопросы пытается конкретизировать имманентная (или инструментальная) герменевтика права.

<< | >>
Источник: ЧЕСТНОВ ИЛЬЯ ЛЬВОВИЧ. ПРИНЦИП ДИАЛОГА В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ПРАВА (ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ). ДИССЕРТАЦИЯ. Санкг – Петербург - 2002. 2002

Еще по теме §2. Герменевтика права.:

  1. Юридический дискурс и интерпретации права
  2. Языки юридической интерпретации: экзегетика и герменевтика
  3. Конкурентные техники интерпретации права
  4. Литература
  5. Глава 1 Биография и методология Рональда Дворкина
  6. §3 Теория права как целостности
  7. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
  8. Глава 1 Биография и методология Рональда Дворкина
  9. §3 Теория права как целостности
  10. §1. Противоположность и внутренняя связанность юридического и философского подхода к познанию права
  11. Методологія дослідження концепції ісламського деліктного права
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -