<<
>>

§3. Антропология права.

3,1. История возникновения и основные проблемы антропологии и антропологии права.

Антропология - в буквальном переводе с древнегреческого - учение о человеке. Как система специальных научных дисциплин она сложилась в XlX в.

под влиянием идей прогрессивного и закономерного развития общества из «докультурного» состояния, когда человек ничем не отличался от животных. Первой возникла физическая антропология, которая изучает условия

становления Homo Sapiens?13Отсюда вытекает первое направление b антропологического знания, которое именуется этнографией. Представители

этой дисциплины основное внимание уделяют исследованиям так называемых «традиционных» обществ.

Второе направление в рамках антропологии - философское, то есть философское учение о человеке. Хотя практически любое философское учение включает в себя представление о человеке, философская антропология выделяется в соответствующую дисциплину лишь в XX в. Здесь акцент делается на выяснении природы или сущности человека с позиций * преимущественно биологии/14 культурыil sтеологии/16 или психоанализа 317

Оба эти направления до середины XX в. находились под влиянием универсализма: представители первого пытались обнаружить общие закономерности развития народов мира (сравнивая дикарей с детьми в западных обществах), а сторонники второго - всеобщее в человеке. Все это, как и попытки содержательного определения универсальной природы человека, - разновидности этноцентризма, когда восприятие другого ставится в зависимость от собственной категориальной «сетки» (картины мира), в l результате чего другому неизбежно приписываются собственные

характеристики и он измеряется в чуждой ему системе координат. Именно эта точка зрения возобладала как в международной политике, так и з

313 См.: КозловаН.Н.

Социально-историческая антропология. M., 1998. С. 5.

314 См,: Gehlen A Moral und Hyperrnoral: Ei?e ρIUralistische Ethic, Frankfurt am Main, 1970; Mem. DerMensch: Seine Natur und seine Stellung in der Welt B., 1944, Idem. Anrropologische Forschung. Munchen, 1964, Он же. О систематике антропологии// Проблема человека в западной философии Антология/ Под ред П С.Гуревича. M 3 1988.

315 См/ Ортега-и-Гассет X. Человек и люди// Избранные труды. M., 1997, Он же. Эстетика. Философия культуры. M.7 1991; Он же. Дегуманизация искусства. М, 1991.

116См : Бубер M Два образа веры. M., 1995sРозенцгток-Хюсси О. Язык рода человеческого. M ’СПб., 2000, Он же. Бог заставляет нас говорить. M., 1998, Маритен Ж. Краткий очерк о существовании и существующем// Проблема человека в западной философии; Шелер M Избранные произведения. M.3 1994; Он же Ресентимент в структуре морали. СПб., 1999, он же. Положение человека в космосе// Проблема человека в западной философии.

законодательном оформлении концепции прав человека, прежде всего, во к Всеобщей декларации прав человека 1948 г.31й

Между тем, во второй половине XX в. происходит осознание многообразия социального мира и5 прежде всего, многообразия и несводимости (несоизмеримости) культур. Действительно, как можно сравнивать наскальную живопись и произведения современных авангардистов, диалоги Платона или трактаты Конфуция и изыскания Ж. Деррида? C другой стороны, в философию из психологии (благодаря работам JLC Выгодского) проникает идея о социокультурной и исторической обусловленности «природы» человека.

* Человек, будучи социальным существом, характеризуется теми признаками, которые интериоризированы (в результате социализации) им из того или иного общества. Конечно, человек наделен мерой свободы, но эта мера всегда ограничена (мера и есть граница): он может стать кем угодно, но только тем, кем можно стать в этом конкретном обществе.

Таким образом, акцент во второй половине XX в. сменяется с универсалистского на прямо противоположный — на изучение особенного, уникального. Знаменитый американский антрополог К. Гири утверждает, что ь невозможно определить сущность человека, исходя только из внутренних его

наклонностей, как это делали, например, просветители, или из его фактического поведения. Лишь конкретные особенности человека, его жизненный путь проясняют его природу. Именно это - то, что культура формирует человека - в нас общее, а не неизменное субкультурное единство и не выявленный кросскультурный консенсус. Поэтому, делает вывод ученый, если мы хотим непосредственно познать человека, мы должны опуститься до деталей, пренебрегая многими ложными ярлыками, метафизическими

317См.: Фромм Э. Сущность человека, его способности к добру и злу// Это человек.

Антология/ Под ред П С.Гуревича. M.j 1995; Он же. Анатомия человеческой деструктивности. M., 1994; Юнг К.-Г. Проблема души современного человека// Это человек ш Авторская позиция по этому вопросу изложена в статье: Честнов ИЛ, Универсальны ли

* права человека? (Полемические размышления по поводу 5Осетия Всеобщей декларации прав человека)// Правоведение. 1999. № 1.

теориями, пустыми аналогиями. Мы должны твердо уяснить не только существенное различие многообразных культур, но и разных видов индивидов внутри каждой культуры. Другими словами, путь к общему лежит через изучение особенного, обусловленного конкретными обстоятельствами?19

Такой подход, как представляется, преодолевает серьезные недостатки, присущие универсализму общественных наук эпохи модерна?20 Но в то же время сам он чреват многими онтологическими и гносеологическими издержками. Главная проблема, которая возникает в этой связи, - как преодолеть вполне возможный в этом случае радикальный релятивизм? Не приведет ли педалирование многообразия, подчеркивание различий к Вавилонскому столпотворению (вспомним уже упоминавшуюся теорему Томаса: если ситуация определяется как реальная, то она реальна по своим последствиям, то есть представление о многообразии способствует его росту), и, как следствие, к анархии? Особо опасна такая ситуация перед лицом глобальных проблем современности, выжить в которой возможно только совместными усилиями.

Действительно ли не существует ничего общего у всех людей, в разных культурах? Кстати, от ответа на этот вопрос зависит судьба і всех общих понятий: можно ли говорить о человеке вообще, или следует вести

речь исключительно о европейцах, индусах, японцах или россиянах?

Попытаемся ответить на этот вопрос ниже. Сейчас же рассмотрим преломление этих идеи антропологии применительно к праву. На стыке антропологии и юриспруденции во второй половине XlX в. складывается юридическая антропология как «дочь истории права»?21 В XlX в. предтечами юрадиче ско й антроп о л огии была сравнительная юриспруденция и юридическая археология, В 1861 г, выходят две фундаментальных работы,

339 Geertz С, The Interpretation OfCultures. N.Y.. 1973. P 52 - 54.

320 См.: Рулан Н. Указ Соч. С. 21.

321 Там же С. 24. Об истории антропологии права см. также. Ков лер А.И. Антропология права. М.?2002 C 36 - 104,

институционализировавшие новую дисциплину - «Материнское право» И, Я. Бахофена и «Древнее право» Г. Мэна/22

Юридическая антропология преимущественно занимается изучением градационных обществ, исследуя их быт, культуру; а также систему властных отношений и нормативного регулирования. В нашей стране эта дисциплина пока не получила должного признания. За исключением нескольких работ (среди них необходимо отметить исследования С.А. Дробышевского,[280][281]а также А.ИР К ов л ер а) юристы практически не уделяют внимание этой проблематике. Однако существуют интересные исследования, выполненные в рамках этнографии, которые косвенно можно отнести к антропологии права?24 При этом практически не изучаются современные общества методами антропологии, в частности, отсутствуют кросскультурные исследования правовых систем современности.

3.2. Основные положения культурной антропологии и антропологии права.

Одной из важнейших проблем культурной (ее иногда именуют социологической) антропологии является интерпретация культурного многообразия мира.

Осознание несоизмеримости многообразных культур приходится на конец 60-х гт, XX в, Этому способствовали не только

накопление этнографических данных (гораздо большее значение имеет их I интерпретация), но и открытия в лингвистике и эпистемологии (науковедении).

Остановимся в этой связи на концепции лингвистической относительности Э.

Сэпира и Б. Уорфа. Следуя за своими интеллектуальными наставниками - Ф. Боасом и Э. Сэпиром?23 Б. Уорф в конце 50-х г.г. разработал достаточно сложную концепцию о том, как под влиянием структуры языка формируются привычные паттерны мышления. Отсюда вытекает идея о несоизмеримости членения опыта в различных языках. Уорф пишет: «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанным нашим языком. Мы выделяем в мире явлений те ® или иные категории и типы совсем не потому, что они (категории и типы)

самоочевидны; напротив, мир предстает перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит - в основном языковой системой, хранящейся в нашем сознании... Мы сталкиваемся, таким образом, с новым принципом относительности, который гласит, что сходные физические явления позволяют создавать сходную картину вселенной только при сходстве или, по крайней мере, при соотносительности языковых систем»?26

і Это представление об отсутствии единых критериев измерения

различных культур не могло не получить отражение в юридической антропологии. Так, на основе этой идеи западные представители этой дисциплины утверждают о том, что принципиальной разницы между политической (потестарной, то есть классовой) организацией древних (в том числе даже локальных общин охотников - собирателей) и современных обществ нет. В любом случае существует группа людей, отличающаяся своими

3:5В статье «Грамматист и его язык» (1924 г.) Э. Сэпир пишете том, что языки являются культурными хранилищами обширных и самодостаточных сетей психологических процессов, относящихся к интуитивному уровню.

-См.: Сэпир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии M j 1993. С. 225.

Уорф Б. Наука и языкознание (О двух ошибочных воззрениях на речь и мышление,

* характеризующих систему логики, и о том, как слова и обычаи влияют на мышление)//

Зарубежная лингвистика. l.M.r 1999. С. 97 - 9$.

властными функциями, следовательно, правовым статусом, Одновременно ими ι заявляется и аналогия (прежде всего функциональная) нормативных

регуляторов (права) как в древности, так и в современности

О несоизмеримости нормативных регуляторов в синхронном аспекте убедительно пишет H Рулан. На африканском материале, преимущественно, он утверждает, что мышление аборигенов не может быть квалифицировано как «ущербное». Оно не в меньшей степени рационально, чем европейская логика.327 Реализм мифологии, по его мнению, приводит к специфике обычного права. При этом одновременно существует представление о законодательной * власти, которая в мифах персонализируется/28 Этим народам присуща

достаточно сложная структура (спецификация) права?29 Вывод французского антрополога права следующий: «Вопреки эволюционистским предрассудкам, нельзя говорить о каком-то коренном или «природном» различии между правом нашего современного общества и правом традиционных обществ»?30 Другими словами, это не до- или пред- право, а другое право.

Большое внимание Н. Рулан уделяет проблеме заимствования (переноса, или рецепции) права или, как иногда говорят в антрополого-правовой ь литературе, правовой аккультурации. Эта проблема порождена реальной

политикой колонизации. В силу специфичности традиционных культур, принятие местной правовой системой иностранной правовой системы может свестись к простому сосуществованию этих двух систем: очень часто местные общины продолжают жить в соответствии с их старым правом, а новое право применяется только J∏π∏b органами государственной власти?^ При этом наиболее распространенной реакцией традиционных обществ является Противоборство (противодействие) ЗЛЕЙ СИМ ОСТИ ОТ ПрИНуДИТвЛЬНОЙ

127рулан Н. Указ. Соч. С. 51 -53.

32sThmже С. 57

329Там же, С. 64 -67.

fc 350Там же. С . 142

331Там же. С. 185.

политической власти и законодательства колонизаторов (реакция вполне

1 предсказуемая). Право в таком обществе действует прежде всего в прерывном

пространстве через различные группы, составляющие общество. Более того, каждая группа пытается создать свою правовую сферу?’2 «Вообще-то правовые передачи проходят удовлетворительно, - пишет Н. Рулан, то есть без особых потрясений в обществе - рецепторе, только тогда, когда это общество побуждается к изменениям, которые делают необходимым принятие нового права, и когда передовое право исходит от общества, основные черты которого больше не отличаются от черт общества — рецептора,.., или рассматривается

* им как независимое от общества, в котором оно родилось, и возможное для принятия любым другим обществом,.. Итак, если колонизация вызвала глубокие изменения в традиционных обществах, то два других условия не могут быть выполнены. Так что в большинстве случаев... либо передача права не что иное, как иллюзия, либо цена этой передачи очень высока: это может быть распад структуры общества - рецептора либо искажение сути передаваемого права»

Необходимо отметить, что разнообразие культур не является (и не может ⅛ являться) безграничным. При всех различиях между ними (как и любыми

сравнениями и сравнимыми объектами - явлениями) всегда есть и нечто общее, хотя бы ло, что и те и другие (различные культуры и правопорядки) - это именно социальные (культурные) и правовые феномены, «Непереводимость» (несоизмеримость) между ними всегда относительна: сравнивать и различать можно только такие явления, которые имеют черты сходства, подобия.

Конечно, полного, буквального перевода с языка одной культуры на язык другой достичь невозможно, как нельзя, видимо, выразить неповторимость поэзии Пушкина на английском языке, а Шекспира на русском. Многие жесты и даже действия в разных культурах интерпретируются по-разному. Но в то же

* П1Там же. С, 1&7.

333Там же. C 190-191

самое время, «отсутствие в языке ряда понятий вовсе не означает ι невозможности их выразить (пусть менее экономным способом) через другие, а

различия в грамматическом строе (например, наличие в языке грамматического ряда, определенных или неопределенных форм лексики) вовсе не означает их актуального осознания говорящим в момент речемышления»?34 При этом демиургом образа мира и, следовательно, паттернов поведения, является не язык сам по себе, а формы культурно - исторического бытия?35

Таким образом, концепция лингвистической относительности заостряет проблему общего и особенного в праве. Несомненно, разные типы культур * отличаются различными правовыми системами, которые являются

относительно несоизмеримыми. Они несоизмеримы в силу различия культур, особенностей места и времени (по терминологии Гирца). Но в то же время это различие относительное: в них есть и нечто общее, позволяющее их квалифицировать как культуры или правовые системы. Что же это за общее? Сам по себе этнографический материал дать ответ на этот вопрос не в состоянии. Поэтому обратимся за возможным ответом к философской антропологии.

33. Философская антропология и антропология права.

Не вдаваясь в историю этой дисциплины?^ остановимся на ее основном направлении, доминирующем в XX в, - биологической антропологии, концентрирующей свое внимание на биологии человека как вида.

Наиболее интересными течениями биологической антропологии представляются эволюционная эпистемология и концепция А. Гелена. Эволюционная эпистемология возникает в 40-х г.rr XX в. как продолжение идей Ч. Дарвина.317 Одна из важнейших идей этого направления состоит в том, что

► представление о принципиальной несводимое™ человека (социальной жизни) к животному некорректно (несколько преувеличено). Данные приматологии об устойчивых и передающихся во времени нуклеарной форме семьи у приматов, «ролевых» структурах групповой жизни и территориальной привязанности породили гипотезу о наличии элементов социального научения, необходимых для передачи соответствующего опыта?38 Отсюда вытекает принципиально важный вывод: культура не может быть объяснена в ее собственных терминах, В теорию культуры необходимо включать внекультурные (биологические)

* явления. В генезисе культуры особую роль играют биологические факторы.[282][283][284][285]

Именно из биологии, по их мнению, вытекают все социокультурные феномены, хотя это не простая редукция одного к другому. Так, в основе социальной организации (как и принципов человеческого поведения) лежат два основных биологических инстинкта - агрессии и кооперации. Необходимость контроля над агрессивным поведением - одна из предпосылок социальной организации (заметим в этой связи, что агрессия, как и любое другое социо^биологическое явление амбивалентно: наряду с деструктивным аспектом она включает и

> прогрессивные моменты, например, как образцы реакции на негативно воспринимаемый стимул она удерживает общую приспособляемость человека к окружению; агрессивные эмоции снижают избытки энергии, не находящие функционального выхода; соперничество и конкуренция - одна из фундаментальных форм социального взаимодействия)?40

Второй инстинкт, порождающий социальную (в том числе, политико­правовую) организацию является кооперация. Уже сам факт необходимости противодействия окружающей среде побуждают живые существа объединяться в своей активности для извлечения ресурсов и противостояния неблагоприятны м воз де йств ИЯМ.

Таким образом, социальная организация вынуждена формировать и постоянно воспроизводить такие механизмы контроля, которые обеспечивают, с одной стороны, ограничение агрессии (превращение ее в цивилизованные рамки), а, с другой стороны, развитие кооперации, В результате осуществляется устойчивое воспроизводство целостной социальной системы. Применительно к праву это означает соединение и разъединение индивидов (то есть определение их правового статуса), благодаря челу обеспечивается целостность социума, что является «генеральной» функцией права, его предназначением

Близкую позицию по этому вопросу занимает известный немецкий антрополог А. Гелен. Исходя из эволюционной (биологической) трактовки генезиса человека (последний, по его мнению, произошел из приматов в результате радикального «взрыва», мутации), он рассматривал его как «недостаточное существо» - несовершенное в биологическом смысле по сравнению с другими животными существами. Эта недостаточность детерминирует (порождает) необходимость культуры, которая компенсирует ее. Биологическая незащищенность человека приводит к необходимости сдерживания влечений. Отсюда вытекает потребность в социальных формах совместной деятельности людей - в социальных (в том числе правовых) институтах. Основу социального института составляют ритуалы - « ~ 341

СОВОКУПНОСТЬ Привычных ДЄИСТВШТ

Интересно, что А. Гелен различает в социальных институтах универсальное - взаимность как фундаментальная антропологическая категория (основа всех социальных институтов), и особенное - ее наполнение

конкретным содержанием в различных условиях (культурах, регионах,

> исторических эпохах), или общее и особенное.342

Таким образом, социальные (и правовые) институты обусловлены биологически, хотя к этому уровню бытия человека они не сводятся: это решение биологической проблемы адаптации несовершенного существа на более высоком уровне (или - другими средствами). Однако при этом необходимо учитывать, что переход от такого трансцендентального уровня к конкретному (то есть воплощение его в социальных^ правовых институтах), чем занимается этнография, до сих пор ие получил надлежащего освещения в * философской (и тем более в юридической) литературе. Сам этот переход не

происходит автоматически. В любом случае между философским уровнем, описывающим трансцендентальное основание правовых институтов и эмпирическим уровнем - описанием их функционирования - должны быть промежуточные звенья - теории «среднего уровня» (по терминологии Р. Мертона), которые относятся к социологии права, а не философской антропологии права.

і § 4_ Синергетика права.

Синергетика — одно из наиболее модных сегодня междисциплинарных направлений научных исследований, включающее как определенную методологию, так и соответствующую картину мира. Сегодня это одна из наиболее популярных и перспективных исследовательских программ, во многом определяющая основные характеристики современного мировоззрения и модели социума. Будучи интеграционной доктриной (в том числе общенаучным методом, претендующим на универсальность), синергетика не может не включать в свою проблематику вопросы нормативного регулирования wСм : Gehlen A. Moral und Hypemoral

поведения людей, ajс другой стороны, не может не оказывать воздействие на » методологию и онтологию юриспруденции. Однако прежде чем вести речь о

соприкосновении синергетики и права, рассмотрим несколько подробнее общие положения этой междисциплинарной концепции.

Впервые термин «синергетика» (грея, - совместные действия, сотрудничество) использовал немецкий физик Г. Хакен в своих лекциях в университете Штуттгарта в J 969 г?43C тех пор этот термин прочно вошел в научный оборот и стал знаком, объединяющим такие научные направления, как теория диссипативных структур (школа И.Р. Пригожина), теория аутопоэзиса * (У. Матурана, Ф. Варела), эволюционные концепции в биологии и астрономии

(Э. Янч), теория катастроф (Р, Том) и некоторые другие,

В самом общем виде синергетика - это нелинейное мышление и, соответственно, вероятностная (стохастическая, недетерминированная) картина мира. По мнению Н.Н, Моисеева оно (нелинейное мышление) характеризуется неравновесностью, неустойчивостью и необратимостью. Вместе с концепциями флуктуации, бифуркации и когерентности (кооперативности) эти три категории образуют новую базовую модель мира и познания, дают науке новый язык/44 і То, что сложные системы являются неустойчивыми и развиваются

скачкообразно - известно давно. Заслуга синергетики состоит в том, что ей удалось (по крайней мере, на естественно*научном материале) показать механизм такого перехода. В частности, этот механизм описывает и объясняет теория диссипативных систем (от «диссипация» — рассеяние вещества и энергии), которая была разработана И.Р. Пригожиным в 1967 - 1968 г.г. в химии.[286] Устойчивое состояние в таких системах образуется из синтеза

> порядка и хаоса (а не замены их друг другом). Диссипативные системы отличаются от обычных «равновесных» систем (кристаллов или жидкостей, например) постоянным обменом со средой. Возрастание порядка в них сопровождается снижением ее энтропии. Но это происходит за счет увеличения беспорядка в окружающей среде. Другими словами, порядок не может существовать без хаоса, они взаимодополняют друг друга так, что хаос невозможен без порядка, а порядок - без порождающего его хаоса.

Важным положением синергетики, дополняющим феноменологию права, * является признание первостепенной роли отбора в процессе развития?[287]

Оказывается, что не только социальные, но и любые более или менее сложные системы, обладают определенной мерой свободы. Диссипативные системы относятся, как раз, к этому классу систем.[288] Мера свободы, в свою очередь, реализуется в механизме отбора. Последний включает в себя: 1) определенный тезаурус (из чего производится отбор); 2) детектор (кто его осуществляет); 3) селектор (с помощью чего он производится).34^ Такой отбор применительно к юриспруденции представляет собой принципиально важный раздел теории t права - источник права, понимаемый не формально-догматически, а

содержательно, в соответствии с этимологией слова «источник».

Набор потенциальных возможностей развития (изменения) системы на первый взгляд кажется безграничным, тем более что будущее состояние диссипативной системы принципиально непредсказуемо, «Мы должны признать, - пишет И.Р. Пригожин, - что не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов, как не можем полностью

> контролировать социальные процессы».549 Однако в то же самое время нельзя не отметить такой, вроде бы, противоположный вывод: отбору подлежит не все, что угодно, и результат может быть отнюдь не какой угодно?30 В принципе, существует лишь несколько сценариев перехода от хаоса к порядку?51 хотя какой именно будет реализован и как именно - предсказать со сто процентной уверенностью, конечно, нельзя. В определенном смысле можно предсказать, что не может быть отобрано: например, сегодня не могут быть возрождены прошлые формы социальной организации и политико-правовые институты (до

* крайней мере, в полном объеме).

Общая картина действия отбора, по мнению В.EL Бранского, универсального для всех сложных систем, такова. Случайные количественные изменения, накапливаясь и достигая критического порога, создают для отбора новый в качественном отношении материал (бифуркационные структуры); взаимодействие конкурирующих причин осуществляет процедуру выбора конкретных элементов из этого материала; закон устойчивости, которому это взаимодействие подчиняется, производит предварительную сортировку f материала, играя роль селекционного фильтра. Результатом отбора является

мутация или флуктуация, то есть реализация одной из бифуркационных 352 структур.

Изложенные положения имеют непосредственное отношение, как уже отмечалось, к проблеме источника права. Последний - не что иное, как механизм отбора из нескольких юридически значимых инноваций какой-то одной. Синергетический подход позволяет уточнить многие важные положения этого механизма. Однако вышеизложенные положения, правильные сами по [289][290][291][292][293]

себе, должны быть конкретизированы на фактическом социокультурном и ► истори ч е ском материале.

Другое важное положение синергетики - признание временного измерения в бытии любого явления. Любое фиксируемое явление - это всегда определенная стадия процесса его эволюции?53 Мир, с точки зрения синергетики, открыт, то есть находится в состоянии становления, - постоянно эволюционирует по нелинейным законам[294][295][296][297] благодаря механизму отбора. Это перманентное становление - сложная (отличающаяся от классических версий детерминизма) связь прошлого, настоящего и будущего. В данном случае речь ь

идет о парадоксальном соединении детерминации настоящего как прошлым, так и будущим?55 Стремление системы реализовать свой потенциал означает совпадение причины и цели (Аристотель). Поэтому желаемое, предвосхищаемое будущее определяет (хотя и не каузально) настоящее.

Чрезвычайно интересным и плодотворным направлением в рамках синергетики является теория аугпопоэзиса. Этот термин был введен в научный оборот чилийским биологом У+ Матураной3?6 и буквально означает самотворчество, самопроизводство, Наиболее последовательно эти идеи ь применительно к социуму, государству и праву изложил (может быть, в

несколько модифицированном, по сравнению с биологическим подходом, виде) немецкий социолог Н. Луман, Он неоднократно заявлял о том. что общество - это аутопоэтическая, самонаблюдающая себя система. При этом, замечал он в лекциях, прочитанных на социологическом факультете СПб государственного университета 18 - 20.09Л 995 г., его поход не предлагает решения проблемы как возможно описать сегодня глобальное общество, а является инструментом по выявлению новых проблем. В то же самое время он не дал ответ на вопрос

обладает ли системными свойствами общество в целом или его отдельные

> сферы - экономика или право, например.

Нельзя не заметить, что метанаблюдение, по мнению Н. Лумана, достаточно ограничено в своих возможностях. Ни одно самонаблюдение не в состоянии полностью постичь действительность системы (то есть саму себя).-07 Возможно множество наблюдений, и ни одно из них не может быть истинным. Поэтому общество не наблюдаемо извне, подобно объекту?^8 Отсюда же вытекает общее определение общества, которое дает Н. Луман, - это коммуникация, которая в состоянии лишь производить различия информации (в этом - специфика подхода немецкого социолога к характеристике любой системы: она эксплицирует себя в различении). Отсюда же его знаменитое определение права как «продолжение коммуникации другими средствами». При этом задача права состоит в редуцировании до минимума сложности (контингентное™) перенасыщенного возможностями мира через разрешение конфликтов.

Изложенные идеи представляются как минимум оригинальными, но страдающими недостаточной проработанностью (по крайней мере, в таком виде l их невозможно непосредственно применить к правовой реальности). В целом

же можно констатировать, что пока ни в рамках теории аутопоэзиса, ни в синергетике нового типа правопонимания еще не сложилось. В отечественной юридической литературе попытку использования методологии синергетики применительно к праву предпринял А.Б. Венгеров. Еще в 1986 г. он обратил внимание научной общественности на важное положение синергетики - единство самоорганизующихся процессов в системах различной природы — биологической, социальной, экономической, юридической и т.п. Одновременно [298][299]

он констатировал важность разработки перехода от микросистем через

* промежуточные средние состояния (мезауровень) к макроструктурам?60

Однако реального прорыва в этом направлении, чрезвычайно важном, пока, к сожалению, не произошло. Спустя десять лет он писал: «Теория государства и права постепенно начинает впитывать и методологию, идущую от синергетики, формирующейся новой науки о самопроизвольных, самоорганизованных, случайных процессах. Эти методологические идеи позволяют лучше понять различные процессы самоуправления и управления в государственно-правовой сфере, особенно при развитии демократических начал в местном

* самоуправлении, в структуре исполнительной власти. Новые данные о конструктивной роли случая в общественном развитии более глубоко объясняют субъективный фактор в государственно-правовой жизни общества, позволяют наряду с причинно-следственными связями, учитывать и случайностные, вероятностные связи»?61 Все это - скорее постановка проблемы, привлечение к ней внимания (попутно заметим, что наука, в принципе, не может изучать отдельные случайные явления сами по себе, хотя она должна изучать роль случайности как таковой - как превращенной

р закономерности).

Подводя итог рассмотрению синергетической проблематики, наметим наиболее перспективные, как представляется, точки ее соприкосновения с правом,

1) Синергетический подход формирует новое представление (по сравнению с традиционными) о праве как о неустойчивой, находящейся в постоянном становлении подсистеме, выполняющей определенную служебную роль в обществе. Здесь акцентируется внимание на перманентной динамике (становлении) права через наложение внутренних и внешних

360 Венгеров А.Б Синергетика, юридическая наука, право// Сов. гос. и право. 1986. № 10 C

39 и след

361 Теория государства и права. Ч. 1. Теория государства/ Под ред. А.Б. Венгерова. M., 1996

C 18

противодействующих и кооперирующих сил (начал). Нельзя не согласиться с

> тем, что это - новая картина правовой реальности, нуждающаяся, конечно, в

конкретизации на фактическом материале.

2) Синергетика обращает особое внимание на служебную роль права по отношению к обществу - его генеральную функцию, трансцендентное начало, которое, собственно говоря, и является главным критерием отграничения правового от неправового. Суть его в том, что только право способно своим нормативным регулированием обеспечить целостность социума.

3) Чрезвычайно актуальной для современного правопонимания является

** проблема отбора, благодаря которому осуществляется эволюция права. Это не

что иное, как проблема источника права. Как именно происходит отбор, кто его осуществляет, возможен ли прогноз его результата - эти и другие вопросы могут быть прояснены с помощью синергетики.

Рассмотренные выше философские концепции демонстрируют, прежде

всего, иную, по сравнению с «классическими» представлениями эпохи модерна, картину мира - социальной реальности. Она, в свою очередь, демонстрирует возможность и перспективность иного правопонимания. Суть этого подхода, і общего для феноменологии, герменевтики, антропологии и синергетики,

состоит в том, что все они ориентированы на изучение динамики (временного измерения) социума и всех его институтов, в том числе, и права. Именно в диахронном аспекте проявляется конкретное в социальных феноменах (даже в антропологии, где, казалось бы, приоритет отдается структурному измерению, оно рассматривается в самовоспроизводстве, в эволюции конкретной культуры). В то же самое время для них характерно и относительно единое представление о трансцендентном (трансцендентальном) начале, которое проявляется в исходном универсальном порождающем принципе этого конкретного, выступая, одновременно, критерием его (конкретного) оценки. При этом, правда, необходимо дополнить по принципу диалогического fc сосуществования, опосредования философскую и социологическую

феНОМЄНОЛОГИЮ5ОНТОЛОГИЧеСКуЮ И МЄТОДОЛОГИЧЄ£КуЮ Г£рМЄНЄВТИКу (КЯК понимающее бытие и как соответствующий метод), этнографию и биологическую антропологию, общую (абстрактную) схему отбора в синергетике и ее конкретизацию на фактическом материале. Такой синтез демонстрирует недостаточность собственно философских исследований ДЛЯ правопонимания в новых, изменившихся по сравнению с эпохой модерна (и классической философии) условиях постмодерна.

<< | >>
Источник: ЧЕСТНОВ ИЛЬЯ ЛЬВОВИЧ. ПРИНЦИП ДИАЛОГА В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ПРАВА (ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ). ДИССЕРТАЦИЯ. Санкг – Петербург - 2002. 2002

Еще по теме §3. Антропология права.:

  1. Глава 5 АНТРОПОЛОГИЯ ПРАВА: МЕЖДУ КУЛЬТУРНЫМИ ТРАДИЦИЯМИ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМИ НОВОВВЕДЕНИЯМИ
  2. Введение в предмет: право в антропологическом измерении
  3. Антропология права: базовые категории и определения
  4. Антропология права: фундаментальные темы и структура
  5. Система социологии права
  6. Юридический дискурс и интерпретации права
  7. Конкурентные техники интерпретации права
  8. §3 Теория права как целостности
  9. §2. Становление социологии права
  10. §3. Органическая социология права
  11. §4. Географическая социология права
  12. §5. Психологическая социология права
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -