<<
>>

Информация - объект права собственности

Не секрет, что информация уже давно является товаром, находится в обороте, в том числе и коммерческом, продается и покупается часто с весьма серьезными нарушениями прав владельцев или собственников.

В то же время информация не включается в состав имущества и не учитывается на балансе собственника.

Все это требует решения проблем правового регулирования отношений собственников информации.

Вопрос о характере собственности на информацию дискутируется давно, причем здесь существует два мнения. Одни считают, что на информацию можно распространять действие института интеллектуальной собственности, как уже рассмотрено выше, другие — института вещной собственности.

Думается, что в большинстве случаев обе стороны в значительной степени правы. Дело лишь в том, что каждая из сторон под термином «информация» понимает разное содержание, поэтому чаще всего речь идет по сути своей о разных в правовом отношении объектах.

Рассматривая информацию как объект права собственности (интеллектуальной или вещной), нельзя говорить о ней вообще, неконкретно, например, в философском смысле.

Во-первых, следует определить само понятие «информация» как объекта гражданского права. В качестве такового нами уже дано определение понятия информации в гражданском праве - информация признается объектом

IlO гражданских прав в случаях, при которых сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах находят свое отображение на материальных объектах в виде символов, образов, сигналов и технических решений; информация участвует в гражданском обороте в виде информационных продуктов, информационной продукции, служебной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны, результатов интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности) и приравненных к ним средств индивидуализации продукции, выполненных информационных работ и услуг.

Во-вторых, рассматривая проблемы интеллектуальной или вещной собственности, следует для обоих случаев четко определять особенности объектов регулирования.

Важнейшим событием на пути развития процессов правового регулирования отношений собственников информации следует считать введение Федеральным законом «Об информации, информатизации и защите информации» термина «документированная информация (документ) - зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать» (ст.2 Закона)[126].

Понятие «документированная информация» основано на двуединстве содержания и формы представления информации. В результате документирования на материальном носителе физически (материально) фиксируется содержание информации в виде символов, знаков, букв, волн или других средств отображения, т.е. происходит «материализация» и овеществление сведений. Содержание «закрепляется» на материальном носителе и тем самым обособляется от его создателя и может распространяться вместе с носителем. В итоге мы получаем в качестве документированной информации книгу, статью, сборник статей, фонд документов на бумажных или

Ill машинных носителях, базу данных в ЭВМ или на дискете, иной массив документов (данных) на бумажном, машинном и иных носителях.1

Из этого следует, что документированная информация по сути дела объект материальный, а стало, быть, может, относиться к категории вещей, и на нее можно распространять права вещной собственности (в отличие от интеллектуальной).2

При этом следует, однако, отметить, что документированная информация относится к вещам особого рода. Главное отличие от других вещей заключается в том, что порядок создания, включения в оборот и последующее движение документированной информации определяется условиями доступа к ее содержанию, а также условиями копирования с целью последующего распространения. C этой точки зрения вся документированная информация разделяется на информацию, доступ к содержанию которой ограничен по тем или иным основаниям, и на информацию, доступ к которой не ограничен.3

Документированная информация ограниченного доступа может включаться в оборот только при соблюдении режима конфиденциальности, в зависимости от содержания информации.

В этом случае правомочия вещного собственника (право владения, пользования, распоряжения) могут быть реализованы только при соблюдении трех основных условий: содержание такой информации должно быть предварительно не разглашенным, содержание информации должно быть надежно защищено от несанкционированного доступа и распространение такой информации должно осуществляться в условиях строгой конфиденциальности или секретности.4

При исследовании проблем собственности на информацию необходимо рассмотреть разные формы информации, возникающие при ее реальном движении, включая создание информации, преобразование информации и ее потребление.

1 См.: Копылов В.А. Информация и собственность. /Информационные ресурсы. 1996. №3. С.10.

2 Cm.:Там же.

3 См.: Там же.

4 См.: Там же.

112

C момента включения информации в число объектов гражданских прав развернулась дискуссия о возможности отнесения ее к имуществу, потому что она не имеет таких характерных для вещей свойств, определяемых родовыми признаками, как число, мера и вес. Эти свойства неизменны по физическому закону сохранения вещества. Стоимость вещи индивидуальна и стабильна для отдельно взятой торговой точки. Необходимо согласиться, что информацию как таковую нельзя измерить числом и весом, ее может характеризовать лишь полезность и ценность тех или иных сведений для отдельно взятого конкретного потребителя. Информация может быть измерена только в объеме ее носителя, например, для информации в электронном виде - в байтах, однако это не является стабильной единицей измерения, так как при изменении операционной среды даже при сохранении объема по числу знаков количество байтов изменится. В идеале так можно измерить лишь знаковую структуру информации.

Вместе с тем еще сто лет назад английские экономисты предлагали включать информацию в состав капитала. «Значительную часть капитала составляют знания и организация. Знания - это наш самый мощный двигатель производства»1, - указывали они.

Еще более определенно по данному вопросу высказывается И.Л. Бачило: «Один из основных признаков информационного общества заключается в том, что мера физического, механического, автоматизированного труда сокращается за счет наиболее полных знаний. На этом основании исследователи постиндустриального и информационного общества делают вывод: знание, а не труд - источник стоимости».2

В соответствии с Федеральным Законом «Об информации, информатизации и защите информации» информационные ресурсы объявлены объектом права собственности и включены в состав имущества (ст.6).

1 Емельянов Г.В. Проблемы обеспечения информационно-психологической безопасности России. /Информационное общество. 1999. №3. С.47.

2 Бачило И.Л. Государственно-правовые институты в условиях информационного общества. Институты административного права России. /Под ред. И.Л. Бачило, Н.Ю. Хамаева. M., 1999. С.34.

из

Одновременно установлено право собственности на отдельные документы и отдельные массивы документов в информационных системах (ст.4); установлено право собственности на информационные системы, технологии и средства их обеспечения (ст. 17). Собственник информационных ресурсов, информационных систем, технологий и средств их обеспечения определяется законом как субъект, в полной мере реализующий полномочия владения, пользования и распоряжения, что соответственно подтверждает распространение на названные объекты норм вещного права.[127][128]

Несомненно, информация вообще - это феномен, который нельзя потрогать руками, взвесить на весах и т.д., ее можно оценить только при помощи человеческого интеллекта. Чем сложнее по своему содержательному составу информация, тем выше для ее восприятия должен быть интеллектуальный уровень человека. Вместе с тем в гражданском обороте находится только та информация, которую человек осмыслил и облек в материальную форму. Другими словами, нет ничего особенного в том, что информация, наряду с иным имуществом (ст. 128 ГК РФ), отнесена к объектам гражданских прав.

Подобно таким ресурсам жизнеобеспечения, как воздух, вода, другие природные ресурсы, информация в качестве важнейшего энергоресурса самого социума, им создаваемого и потребляемого может быть предметом правового регулирования в определенных организационных формах, которые позволяют его (этот ресурс) отделить от других, выявить специфику и найти организационные и правовые механизмы его включения в социальные

2 отношения, в том числе и в гражданско-правовые.

Отмечая недостаточное регулирование информации в ГК РФ, В.А. Копылов предлагает ввести понятие «информационная вещь»- это «документированная информация, состоящая из сведений или сообщений,

114

зафиксированных на материальном носителе, и самого материального носителя, представляет из себя сложную вещь»[129][130], что не совсем верно. Он не совсем удачно приводит примеры таких вещей: «документ на жестком или виртуальном носителе (оригинал, подлинник, копия), дискета ЭВМ или сеть ЭВМ с информацией, автоматизированная информационная система с базой данных или информационным массивом, архив документов (данных), библиотека и т.п.»2.

Представляется, что нецелесообразно применять такой термин. Информация обладает настолько специфическими свойствами, что необходимо установление ее специального правового режима. Подтверждением этому могут служить вынесенные С.И. Семилетовым существенные признаки, отличающие информацию от материальных вещей. Эти признаки обозначены следующим образом:

- нематериальная сущность информации;

- ценность объекта определяет содержательную сущность информации;

- одновременное нахождение информации у неограниченного круга субъектов права;

- многовариантность форм представления информации;

- одновременная виртуальность доступность информации неограниченному числу субъектов независимо от места их нахождения;

- возможность мгновенного копирования и воспроизведения информации неограниченное количество раз;

- невозможность применения к информации института залога собственности;

- не затратный характер производства и использования информации.[131]

115

Названные признаки не носят исчерпывающего и бесспорного характера, но, безусловно, важны для развития правового регулирования информации как объекта гражданских прав.

Информация и результаты интеллектуального труда являются нематериальными объектами, но они всегда выражаются в какой-либо объективной форме, как правило, физически зафиксированной на материальном носителе. Это положение зафиксировано в Федеральных Законах «Об информации, информатизации и защите информации» и «Об участии в международном информационном обмене»[132], где законодатель выделяет новый объект права собственности, а именно: «информационный ресурс» и «информационный продукт», которые состоят из «документированной информации», «документов» или «массивов документов», т.е. информации, зафиксированной на материальном носителе.

В п.1 ст.6 ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» утверждается, что информационные ресурсы «как элемент состава имущества находятся в собственности» субъектов гражданского права. Из этого следует, что законодатель относит к объектам права собственности не саму информацию, а информационные ресурсы (т.е. отдельные документы и массивы документов) как элемент информационной системы. Информационные ресурсы рассматриваются как сложная вещь, состоящая из собственно произведения (нематериальная часть) и его физического носителя. Фактически данный Закон утверждает право собственности на материальный носитель и соответствует модели традиционного права собственности.

В соответствии со ст. 134 ГК РФ, «если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь)». Следовательно, сложная вещь всегда состоит из разнородных материальных вещей. Но информация может объективно существовать не только в форме физически зафиксированной на материальном носителе. В момент передачи по

116 коммуникационным каналам связи или устного сообщения информация объективно существует в виде физического поля различного рода электромагнитных, электрических, оптических и акустических сигналов.[133]

Федеральные Законы от 29 декабря 1994 года «Об обязательном экземпляре документов» и «О библиотечном деле» определяют документ как «материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования»[134].

В ст.2 Закона РФ от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» содержится другое определение: «Носители сведений, составляющих государственную тайну, - материальные объекты, в том числе физические поля, в которых сведения, составляющие государственную тайну, находят свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов»[135]. Информация, объективно выраженная физическим полем или процессом, являет нематериальную (в смысле вещи) сущность информационных объектов и, следовательно, не может быть вещью. К вещи в принципе можно отнести только материальный носитель, на котором зафиксирована информация. Но, поскольку информация не является вещью, она не может быть и частью сложной вещи. Отсюда следует, что распространять понятие вещных прав на права, не имеющие своим объектом вещи, по мнению С.И. Семилетова, не совсем корректно.[136]

Так как информация не является вещью, она не может быть и частью сложной вещи. Именно таково понимание авторского произведения как объекта интеллектуальной собственности в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах». В последнем Законе в ст.4 определено понятие «экземпляра произведения» как «копии произведения, изготовленной в любой материальной

117

форме»[137]. В Законе четко разделены авторское право, неимущественные и исключительные имущественные права автора, право собственности на материальный носитель: «Авторское право на произведение не связано с правом собственности на материальный объект, в котором произведение выражено». Законодатель не связывает авторские права и имущественные права на распространение и использование произведения с правами на материальный носитель. Произведение в данном Законе рассматривается не как объект права собственности, а так объект исключительных прав, так как авторские права (неимущественные) и исключительные права (имущественные) на распространение и использование информации не связаны с правами на материальный носитель. Также и право на распространение и использование информации никак не связано с правом на материальный носитель. Следует отметить, что в Федеральном Законе «Об информации, информатизации и защите информации» более корректно решаются вопросы права собственности.

Следовательно, и «экземпляр произведения» и «документированную информацию (документ)» можно определить как сложные объекты (но не сложную вещь). В современных информационных системах материальным носителем является электронное магнитное или оптическое устройство, оперативная память (RAM), входящие в состав этих систем, и на которых записывается, хранится или с которых передается информация в объективной форме данных машинного кода. При этом конкретное физическое местонахождение информации имеет для пользователя несколько «абстрактный» характер, поскольку он всегда будет иметь дело с объективной формой представления информации, с ее виртуальным образом на экране монитора, например, в виде привычного нам, общепонятного и легко читаемого документа.[138]

Такие документы и информация, содержащаяся в них, в виде данных машинного кода - т.е. электронные документы могут быть легко

118

продублированы, скопированы или переданы посредством телекоммуникационных систем любому субъекту на его терминал (компьютер) как внутри предприятия, Так и любому удаленному субъекту права на его терминал и при этом без потери своих качественных свойств. Такая информация в форме электронных документов является основой информационных ресурсов.

Под электронным документом понимается «документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме»1.

Практика эксплуатации информационных технологий показала, что фактически физическое место фиксации информации в виде записи цифрового машинного кода как объекта имущественных прав не является определяющим моментом и служит средством временного хранения этой информации. Соответствующие вещные права на носитель лишь косвенно касаются этой информации (за исключением некоторых случаев судебной практики).

В информационных системах значение и функция материального объекта или носителя информации существенно отличаются от материального бумажного носителя. Поэтому применительно к гражданско-правовым целям отождествлять информацию и ее материальный носитель нельзя, так как право собственности на носитель информации не равнозначно праву на саму информацию.

Стороны решили совершить юридические действия с информацией. Один субъект, у которого есть некоторая информация, желает ее передать другому субъекту (допустим, возмездно), которому данная информация необходима в силу ее коммерческих, потребительских и иных свойств.

При этом мы не будем говорить об информации, имеющей ограничения оборота, в частности, составляющей служебную, коммерческую тайну (ст. 139 ГК РФ) и иную тайну.

'Федеральный Закон от 10.01.2002г. №1-ФЗ «Об электронно-цифровой подписи». /Собрание законодательства РФ. 2002. N 2. Ст. 127.

119

Рассмотрим случай, когда информация распространяется посредством телевидения. Т.е. между действием субъекта, передающим информацию, и получением информации потребителем практически отсутствует промежуток времени, когда телеинформация находилась между организацией, передающей информацию, и физическим лицом, ее воспринимающим. Следовательно, если пренебречь этим бесконечно малым промежутком времени, то очевидно можно говорить об информационной услуге (ст.779 Гражданского Кодекса Российской Федерации) как действии, неразрывно (почти неразрывно), связанном с информацией.

В данном случае информационная услуга выступает как объект сделки.

А теперь попытаемся разобраться в правовой природе отношений, возникающих между телевизионным каналом, функционирующим в виде организационно-правовой формы, предусмотренной гражданским законодательством, и физическим лицом.

Т.е. имеется телеканал как организация, который распространяет в эфире информацию, поступающую на телеприемник гражданина - потребителя информации.

Мы видим, что юридически есть и Услугодатель, оказывающий услугу в виде передачи конкретной информации, и Услугополучатель - физическое лицо, ее потребляющее. При этом нам известно, что информация является объектом гражданского права.

Следовательно, у нас есть все для установления гражданских правовых отношений - налицо субъекты и объект отношений. Но, как известно, для заключения договора необходимо получение лицом, направившим оферту, ее акцепта (ст.433 ГК РФ).

В данном случае офертой является сама услуга, точнее результат действия Услугодателя, выражающийся в объективном отражении информации (по сути, в письменной форме) на телеэкране гражданина-потребителя.

Человек, прежде чем акцептовать данную оферту, свободно решает, нужна ли ему эта информация. Если информация нужна, то он акцептует

120 оферту путем совершения конклюдентных действий (продолжая смотреть телевизор). Если Услугополучатель не заинтересован в получении такой услуги, то он либо переключает программу, либо выключает телевизор.

Что касается формы договора, то она, естественно, является устной. При этом такое положение в отношении формы не противоречит требованиям ст.433 ГК РФ.

Известны случаи, когда заключение подобных договоров осуществлялось в письменной форме, но в рамках функционирования кабельного телевидения. В таких случаях, как правило, теле услуги являются платными.

А теперь рассмотрим ситуацию, когда информация распространяется в письменной форме, т.е. в виде книг, газет, журналов.

По всей видимости, правовая природа таких отношений несколько иная. У нас с вами есть организация, выпускающая печатную информацию, распространяя ее через определенную сеть распространителей - организаций или физических лиц, и потребитель информации, который ее покупает с целью удовлетворения своих информационных потребностей. Как правило, между указанными лицами возникают отношения купли-продажи. Продавец - организация, выпускающая печатную продукцию, и потребитель информации (физическое лицо). При этом информация, «потребленная» физическим лицом, может использоваться в целях повышения экономической эффективности лица юридического (допустим, в печатном издании содержится рекламная информация, позволяющая в будущем расширить рынки сбыта продукции, производимой организацией).

Ответим на вопрос, когда мы покупаем книгу, что мы приобретаем - предмет, имеющий определенное количество страниц, или информацию, содержащуюся в этом предмете. Конечно, нас интересует информация и только информация. Никто не приобретает книгу для того, чтобы забивать ею гвозди!

Следовательно, правила, предусмотренные параграфом 2 главы 30 Гражданского Кодекса Российской Федерации, посвященные розничной купле-

121

продаже, касаются информации. Применительно к данным условиям информация выступает как товар.1

Кстати, не противоречит природе информации ст.495 Гражданского Кодекса Российской Федерации, регламентирующая предоставление покупателю информации о товаре, в данном случае, если речь идет о книге, то покупатель получает от продавца предварительную информацию о том, какого рода предлагается ему книга - детектив, историческая и т.д.

Что касается газет, то применительно к ст.495 ГК РФ информировать об информации нецелесообразно, поскольку информирование происходит в процессе чтения, причем покупатель примерно представляет какого рода информацию он получит: политические новости, информацию о культурной жизни общества и т.д.

А если у кого-то возникнет необходимость приобрести информацию у конкретного субъекта? Конечно, в нашем случае речь не идет об авторских отношениях. Просто кто-то готов купить сведения. Как это сделать юридически корректно? Причем, в данной ситуации мы используем теле-, радио информацию и печатные труды.

Полагаем, что в таком случае в отношении формы сделки купли-продажи информации следует исходить из требований главы 9 параграфа 1 ГК РФ. В частности, нам известно, что форма сделки зависит от стоимости ее предмета.

Однако очень важно определить точно требования к предоставляемой информации. Ее объем, перечень вопросов, на которые она должна отвечать, т.е. количественные и качественные параметры информации. В противном случае, если представленная информация не будет соответствовать условиям договора, то, видимо, можно ставить вопрос о применении гражданско- правовой ответственности к недобросовестному контрагенту.

Надо сказать, что информация как объект сделок уверенно «пробивает дорогу» в рамках Интернет, поскольку соответствующие сделки совершаются

1 См.: Лобанов Г.А. Информация как объект гражданского права. /Сб. НТИ. Сер. 1. 1999. №6. С.8-11.

122 как путем купли-продажи, так и путем оказания информационных услуг. По всей видимости, не за горами то время, когда возникнут споры, касающиеся имущественной ответственности продавца информации, предоставившего «товар» не того качества и не в том количестве.

Следуя принципу объективности, на наш взгляд, «вырисовывается» еще один подход к трактовке юридической природы сделок купли-продажи информации. В ст.454 ГК РФ не упоминается информация как конкретный объект купли-продажи, но в силу ст. 128 ГК РФ сделки купли-продажи информации могут совершаться - эти действия не противоречат началам гражданского законодательства. Следовательно, по объекту можно выделить куплю-продажу информации в отдельный вид обязательств, не предусмотренный Гражданским Кодексом Российской Федерации, при этом вопрос о форме такой сделки отпадает.

Сегодня проблема регулирования отношений по поводу информационной собственности, в смысле признания конкретной информации своей собственной, является одной из важнейших проблем информационного законодательства, без решения которой очень трудно двигаться дальше.[139]

Уже давно информация как информационный ресурс и информационный продукт циркулирует и в гражданском, и в административном оборотах. На создание и использование таких объектов расходуются огромные средства, однако эти затраты не учитываются в состав имущества. Стоят проблемы учета и приватизации информационных ресурсов и продуктов, разграничения полномочий разных субъектов по поводу собственности на эти объекты и т.п.[140]

Сегодня информация введена в Гражданский Кодекс в качестве объекта правоотношений. Однако предлагается рассматривать информационные отношения такого рода только лишь в части информационных услуг. По-

123 нашему мнению, это узкий подход, который не обеспечивает решения всех вопросов обращения информации в гражданском обороте.[141]

Копылов В.А. полагает, и с этим мы согласны, что в настоящее время просто необходимо ввести в юридическую практику понимание информационной собственности как комплексного института, обеспечивающего закрепление права Обладания конкретной информацией и основанного на применении для конкретных условий и конкретных случаев институтов вещной собственности, интеллектуальной собственности и так называемой инвестиционной собственности.[142] Применение того или иного института или одновременно нескольких зависит от вида, способа отображения и представления информации.

Для исследования отношений, возникающих по поводу обладания, владения, собственности на информацию целесообразно построить некоторую модель информационной собственности. В основу такой модели предлагаем заложить следующие правомочия:

- право знать содержание информации на основе конституционного права искать и получать информацию;

- право использовать (применять) в собственной деятельности сведения или данные;

- право передавать и распространять информацию.

Для реализации права информационной собственности необходимо иметь следующие правовые механизмы:

- идентификации информации на предмет принадлежности ее обладателю;

- оценка стоимости информации, находящейся у ее обладателя;

- возмещения ущерба обладателю информации при установлении факта незаконного обладания его информацией и санкций за такие правонарушения.[143]

124

Как известно, в информационной сфере взаимодействуют следующие субъекты:

- создатели (производители) информаций;

- обладатели информации;

- пользователи информации;

- информационные работники, участвующие в информационных процессах или процессах обработки информации.

В качестве создателей информации выступают субъекты, в результате деятельности которых появляется любая информация. Это и авторы, создающие творческую продукцию, и такие субъекты (в том числе и юридические лица), которые не претендуют на авторство (производители обязательно представляемой информации, сведений о личности в разных формах и т.п.).

Создатель информации и ее законный обладатель сохраняют за собой все правомочия обладания информацией, т.е. право знать, применять, передавать или распространять информацию. Право передавать или распространять информацию имеет только ее законный обладатель. Причем одной и той же информацией может обладать несколько обладателей.

Выше уже отмечалось, что право распространения информации как произведения регулируется законодательством об авторском праве. Право же на распространение иной созданной информации подлежит урегулированию гражданским правом.

Как известно, в соответствии с законодательством об авторском праве и смежных правах к интеллектуальной собственности не относятся официальные документы. Такие официальные документы, как законы и иные нормативные акты, аккумулируют огромный творческий потенциал, заложенный в них многими учеными и специалистами России. Необходимо провозгласить официальные документы такого типа интеллектуальной собственностью государства и тем самым предоставить ему право решать проблему распространения этой информации. Тогда все органы государственной власти

125 (как федеральные, так и субъектов РФ) могут выступать в качестве обладателей государственных информационных ресурсов, содержащих такую информацию. Они становятся своего рода посредниками между создателем такой информации - государством и потребителем информации.[144]

Пользователь имеет право знать содержание информации, полученной им законным путем, а также применять в собственной деятельности сведения или данные, содержащиеся в ней. Однако он не имеет права передавать их другим субъектам без разрешения обладателя информации на этот вид деятельности.

Пользователь информации становится ее обладателем, если приобретает все права обладателя. Обладатель же может передавать все права новому пользователю в полном объеме и отказаться от использования этой информации после ее передачи, а может продолжать использовать эту информацию одновременно с новым пользователем.

Право обладания информацией может защищаться разными институтами собственности или их комбинацией в зависимости от вида информации, ее организационной формы и носителя.

При хранении информации на жестком носителе (документов, массивов документов, например, фондов библиотек ил архивов, банков данных на лазерных дисках) действуют одновременно институт вещного права и институт интеллектуальной собственности. Однако следует помнить, что институт вещного права защищает только лишь право собственности на материальный носитель с нанесенной на него информацией и никак не защищает содержание информации на этом носителе (содержание может быть передано без передачи прав на материальный носитель). Для того чтобы можно было защитить право на такую документированную информацию в полном объеме (и носитель и информацию на нем), необходимо использовать предлагаемую выше модель информационной собственности.

Идентификация информации на принадлежность обладателю может подтверждаться соответствующими документами, доказывающими законность

126 ее приобретения или приобретения ее составных документов, в том числе и элементов, представляющих результаты творческой деятельности.[145]

Стоимость такой информации также легко оценивается как сумма составляющих элементов, носителей и произведенных работ по ее обработке.

Идентифицировать такую информацию на соответствие ее обладателю можно с помощью электронно-цифровой подписи, проставленной на составных элементах такой информации, а также на основании документов, подтверждающих факт законного приобретения информации или ее элементов, в том числе информации как результат творческой деятельности.

Стоимость информации на виртуальном носителе может оцениваться методами, аналогичными оценке стоимости информации на жестких носителях.

Возмещение ущерба законному обладателю такой информации может производиться через механизм упущенной выгоды. Санкции - конфискация средств обработки информации, стирание информации у обладателя и т.п.

Особо следует сказать о так называемой инвестиционной собственности, сущность которой в том, что обладатель создаваемой информации или законно получивший ее в обладание, не претендует на личные неимущественные права (ни в части исходной информации, ни по вопросам подбора и расположения материалов и т.п.), а только лишь стремится защитить личные имущественные права (примером могут служить создаваемые банки данных правовой информации). Думается, что, и такая разновидность собственности имеет право на существование. Здесь могли бы применяться механизмы, аналогичные механизмам авторского права при представлении информации как произведения, или патентного права, если возможна регистрация содержания информации. Интересна также проработка механизма электронно-цифровой подписи для таких целей.[146]

Находящаяся в разных видах, формах и способах отображения информация должна учитываться в составе имущества ее обладателя.

127

Опыт развитых стран говорит о том., что отношения по поводу интеллектуальной собственности и информации не включаются в акты, подобные Гражданскому Кодексу РФ. Так, например, в публикации Бориса Александрова в Российской газете от 04.11.1997 года сказано, что только Эфиопия, Никарагуа и мы включили эти объекты в состав ГК. Надо бы задуматься над таким фактом. «Ведь, в конечном счете, ГК РФ есть как бы царство вещного права, так пусть он таким и останется»1.

Тем не менее, пока идет работа над ГК РФ в части интеллектуальной собственности следовало бы рассмотреть возможность включения в состав кодекса норм, обеспечивающих регулирование отношений по поводу информационной собственности.

Как уже было отмечено выше, включение информации в состав ГК РФ в полном объеме - актуальнейшая задача. Однако для того, чтобы решить эту проблему, необходимо исследовать информационные отношения, возникающие по поводу признания информации своей собственной, на основе изучения особенностей и свойств информации как объекта права.2

Особенности и юридические свойства информации как объекта права проявляются при исследовании отношений, возникающих по ее поводу в информационных процессах, обеспечивающих реализацию основных прав, провозглашенных Конституцией РФ: каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Это соответственно процессы производства, распространения, поиска, получения, передачи, и, добавим, потребления информации.

Такое исследование позволяет зафиксировать следующие особенности и юридические свойства информации:

1. Свойство физической неотчуждаемости информации. Это свойство

следует из особенности информации, заключающейся в том, что она

1 Копылов В.А. Указ. соч. С.З.

2 См.: Копылов В.А. О модели гражданского оборота информации. /Журнал российского права. M.: Норма. 1999. №9. С.37.

128

физически не может быть отчуждена от ее производителя или передающего субъекта. Знания неотчуждаемы. Исходя из этого, при передаче информации от одного лица к другому процедура отчуждения информации должна заменяться передачей прав на ее использование, и информация должна передаваться вместе с этими правами.

2. Свойство обособляемости информации. Оно основано на том, что информация при включении в оборот всегда овеществляется в виде символов, знаков, волн; вследствие этого она обособляется от ее производителя (создателя) и существует отдельно и независимо. Это говорит об оборотоспособности информации как самостоятельного отдельного объекта права.

3. Свойство информационной вещи (информационного объекта). Она заключается в том, что информация при включении в оборот всегда отображается на материальном носителе, в связи, с чем возникает дву единство информации и материального носителя. Это дает возможность ввести понятия сложной вещи - информационной вещи (информационного объекта), состоящей из носителя информации и самой информации, отображенной на носителе. Такая интерпретация позволяет распространить на информационную вещь (объект) совместное и взаимосвязанное действие двух институтов - института авторского права и института вещной собственности.

4. Свойство тиражируемости (распространяемости) информации. Данное свойство следует из того, что информация может тиражироваться и распространяться в неограниченном количестве без изменения ее содержания. Отсюда следует вывод: в результате распространения одна и та же информация может принадлежать одновременно неограниченному кругу лиц.

5. Свойство организационной формы. В реальных условиях информация всегда обращается не сама по себе, а в строго определенных организационных формах - документ (подлинник, копия), массив (база)

129

данных (документов), библиотека, фонд документов, архив и т.п. Из этого следует, что при включении информации в оборот в каждом конкретном случае всегда должны оговариваться ее вид и форма представления. Это свойство позволяет также относить к информационным вещам (информационным объектам) как отдельные документы, так и сложные организационные информационные структуры.[147]

Рассматривая механизм авторского права применительно к информации, нельзя не отметить тот факт, что российской авторское право защищает только лишь исключительные права на использование произведения и забывает при этом о наличии самого этого произведения, в первую очередь - документа- оригинала (подлинника) произведения. А ведь передается и распространяется только этот документ. И здесь, пользуясь свойством информации, можно было бы рекомендовать дополнить механизм авторского права механизмом защиты права собственности на документы, используя для этого традиционный институт собственности, поскольку защищается конкретный материальный объект.

Однако, применяя к документам и информационным ресурсам институт права собственности, нельзя забывать, что информационный объект - объект особый, состоящий из информации и материального носителя, и потому правомочия владения, владения, пользования и распоряжения такой сложной вещью должны реализоваться при условии применения так называемых информационных правомочий, определяющих порядок использования информации, отображенной в этой вещи, и учитывающих юридические свойства информации, отмеченных выше.

Информационные правомочия предлагается выявлять, толкуя содержание известной триады правомочий собственника - права владеть, пользоваться и распоряжаться вещью применительно к такому нематериальному объекту, как информация.

130

Понятно, что правомочия собственника в чистом виде не применимы к информации как сведениям или данным, что подтверждается рассмотренными выше свойствами информации. Однако попытаемся, все же ответить на вопрос: что будут означать эти правомочия применительно к информации?

Вероятнее всего, право владеть информацией означает право знать содержание информации, то есть знать те сведения или данные, которые в ней содержатся.

Право пользоваться информацией означает право использовать или применять информацию в собственной деятельности.

Право распоряжаться информацией означает наличие исключительных прав на тиражирование и распространение информации любым законным способом (пользуясь терминологией авторского права, личных имущественных прав).

Некоторые нормативные акты провозглашают право собственности на информацию. Понятия «право собственности на информацию», «собственник информации» использованы в Федеральном Законе «О государственной тайне». В ст. 10 включены понятия об «информации, находящейся в собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан» и о «собственнике информации».[148]

В соответствии с фундаментальными положениями гражданского права, право собственности является наиболее полным (абсолютным) правом на вещь. Собственник обладает самыми широкими полномочиями (может отчуждать вещь, менять ее хозяйственной назначение, ухудшать свойства вещи, уничтожить ее). Собственник является владельцем вещи, может защищать свою связь с вещью от нарушений со стороны третьих лиц. Утратив вещь - прибегнуть к восстановлению владения или к иску о праве собственности (виндикация).

131

При решении данного вопроса необходимо, прежде всего, обратиться к нормам гражданского права. Гражданский Кодекс РФ относит институт права собственности исключительно к институтам вещного права (раздел второй - «Право собственности и другие вещные права»).

В соответствии со ст. 128 («Виды объектов гражданских прав») «К объектам гражданским прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага».

Следовательно, мы полагаем, что ГК РФ выделяет информацию в качестве самостоятельного объекта гражданских прав, но не относит ее к объектам вещных прав.

Выражение «право собственности на информацию» юридически некорректно. Информация обладает уникальными свойствами. Мы их уже отмечали. Так, ее можно передать одновременно большому числу субъектов. Информация неистребима. Если владелец информации «продал» ее другому субъекту, то он не лишился этой информации. Своеобразно понимание терминов «хищение информации», «присвоение информации». В результате продажи информации покупатель информации еще не получает на нее права собственности.

Оптимальный выход из данной противоречивой ситуации, на наш взгляд, заключается в том, чтобы связать право собственности на информацию с материальным носителем. Ими являются: документы, информационные ресурсы страны и государства, архивы, библиотеки, информационные системы (включая автоматизированные), печатные издания. Правильный подход к данной проблеме намечен в Законе РФ «Об информации, информатизации и защите информации»: право собственности относится не к информации, а к ее материальным носителям - информационным ресурсам, документам.

132 Информационные ресурсы - элемент состава имущества соответствующего субъекта (ст.6).

Правильная позиция базового закона отражена и в ряде иных актов. Основы законодательства об архивах и архивных фондах устанавливают право собственности на архивные фонды и документы.[149]

В соответствии с Федеральным законом «Об участии в международном информационном обмене», собственник документированной информации, информационных ресурсов, продуктов и (или) средств международного информационного обмена - субъект, реализующий полномочия владения, пользования, распоряжения указанными объектами в объеме, устанавливаемом законом.

Итак, информация, как таковая не может быть объектом права собственности, так как она представляет абстрактный, идеальный объект, между тем право собственности Гражданский кодекс связывает с материальными, вещественными объектами, с вещами. Более перспективным в данной связи является использование понятий^ в большей степени отражающих особенности информационных отношений.

Так, Федеральный закон от 4 июля 1996 г. №85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене»[150] применяет понятия «информационные услуги» и «информационные продукты». Информационные услуги - действия субъектов (собственников и владельцев) по обеспечению пользователей информационными продуктами. Информационные продукты (продукция) - документированная информация, подготовленная в соответствии с потребностями пользователей и предназначенная или применяемая для удовлетворения их потребностей.

Может ли информация быть товаром? Рекомендательный законодательный акт Межпарламентской Ассамблеи государств-участников

133

СНГ содержит положение о том, что информация может распространяться в качестве товара.[151]

Товар - вещь, изначально производимая для продажи и ориентированная на извлечение прибыли. Товаром является не сама информация. Товарная продукция - информация, облеченная в форму книг, брошюр, справочников и иных произведений неинтеллектуального характера. Оптимальным является подход, при котором информация расценивается как свойство, качество данного товара, как часть его потребительской стоимости.

ГК РФ по существу относит товар к категории вещного права. Так, в соответствии со ст.455 ГК РФ товаром по договору купли-продажи могут быть признаны любые вещи с соблюдением правил ст. 129 ГК РФ. Правильная позиция по этому вопросу выражена в базовом законе - Федеральном Законе «Об информации, информатизации и защите информации», он относит категорию «товар» к информационным системам и технологиям: «Информационные системы, технологии и средства их обеспечения выступают в качестве товара (продукции) при соблюдении исключительных прав их разработчиков»[152] (ст. 17).

На практике некоторые виды информации (лицензии, научно- технические данные, патенты, формулы и т.д.) рассматриваются как товар, торговля патентами и лицензиями успешно развивается во всем мире. C юридической точки зрения правильно было бы говорить о договорах возмездной передачи научно-технической информации.

Основополагающими отношениями по поводу информации являются отношения, возникающие по поводу признания информации своей, своей собственной, или так называемые отношения информационной собственности.[153]

В последние годы проблема информационной собственности исследуется многими специалистами. Рассуждая о концепции собственности на

134 информацию, И.Л. Бачило говорит, что «здесь имеет место переплетение признаков интеллектуальной и материальной собственности»[154].

В.А. Дозорцев же утверждает, что в основе информационных товарных отношений «не может лежать право собственности, содержание которого определяется вещным характером объекта. Неприемлема и авторско-правовая система»[155]. Полагаем, что это не совсем корректная точка зрения, не учитывающая юридические свойства информации.

В процессе самостоятельного оборота информации участвуют три вида субъектов: производитель информации, который обладает всеми

информационными правомочиями по факту создания информации, обладатель информации, приобретающий информационные правомочия по договору с создателем информации, потребитель информации, который, приобретая экземпляр информационного объекта, имеет только право знать содержание информации, отображенной в этом объекте, и применять его в личной деятельности. Ему запрещается тиражировать и распространять информацию, однако как собственник информационного объекта он имеет все права вещного собственника на этот объект.[156]

Тогда собственники информационных объектов могут быть трех видов:

- собственник - производитель информации, т.е. собственник информационного объекта (оригинала, подлинника документа, подлинника массива документов, базы, банка данных и т.п.), который создал информацию, отображенную в этом объекте;

- собственник - обладатель информации, т.е. собственник информационного объекта (оригинала, подлинника или копии документа, подлинника или копии массива документов, базы, банка данных и т.п.), который приобрел этот объект у его создателя вместе с правом на

135

использование информации, отображенной в этом объекте. Он выступает по сути дела в качестве посредника между производителем и потребителем информации;

- собственник - потребитель информации, т.е. собственник информационного объекта (тиражированной копии документа, массива документов, банка данных и т.п.), который приобрел конкретный экземпляр тиража с целью потребления информации, содержащейся в приобретенном им информационном объекте.

Собственник - производитель (или собственник - обладатель) информации имеет исключительные (для производителя информации), или может иметь и неисключительные (для обладателя информации) права на тиражирование и распространение информации, отображенной в этом объекте. При этом оба они имеют все правомочия вещного собственника по отношению к своему экземпляру информационного объекта (оригиналу, копии объекта), т.е. могут продать, передать, подарить, сдать в аренду и т.п. этот объект (первый по факту создания информации, второй - по договору на использование информации).

Собственник - потребитель информации имеет право знать и применять в своей деятельности информацию, отображенную в этом объекте и не имеет права включать ее в оборот. Он также обладает всеми вещными правами на законно приобретенный им информационный объект и может включать его в состав своего имущества.

Отношения информационной собственности могут рассматриваться как базовые практически во всех информационных отношениях, возникающих при реализации информационных процессов.

Отношения, возникающие при создании информации. Здесь выделяются три группы отношений. Первая группа связана с осуществлением права на создание информации. Как правило, это конституционное право каждого на произведенную информацию, т.е. личные неимущественные и имущественные права. Вторая группа отношений устанавливает обязанности по созданию

136

информации субъектами в соответствии с их компетенцией, направленной в данном случае на обеспечение конституционного права каждого на поиск и получение информации. Такие отношения должны закрепляться в первую очередь в нормах статутных актов. Сюда же относятся отношения по поводу сбора, накопления, хранения и актуализации информации как процессов, обеспечивающих создание баз и банков данных, иных составных произведений. Третья группа отношений устанавливается ответственность за создание недоброкачественной, ложной информации и дезинформации.

Отношения, возникающие при передаче и распространении информации. К ним относятся отношения, возникающие между создателем информации (автором) и обладателем информации (пользователем по терминологии авторского права), т.е. обладателем прав на использование информации, а также потребителем информации. Эти отношения укладываются в группу отношений авторского, патентного права, законодательства и ноу-хау и права так называемой информационной собственности (см. выше).

Отношения, возникающие при реализации права на поиск, получение, передачу и потребление информации являются как бы вершиной в иерархии информационных отношений, замыкая систему реализации информационных прав и свобод. Они основываются на всех выше перечисленных информационных отношениях, в том числе устанавливающих обязанность и ответственность соответствующих структур за подготовку и предоставление потребителю необходимой ему информации.

Отношения, возникающие при разработке и эксплуатации информационных систем и их сетей устанавливаются между заказчиком, разработчиком и так называемым «эксплуатанционщиками» информационных систем, их сетей и средств их обеспечения. Как правило, это договорные отношения или отношения по поводу исполнения постановлений соответствующих органов государственной власти. Информационные системы и их сети могут рассматриваться и как информационные объекты при их создании, передаче и распространении.

137

Отношения, возникающие в процессах поиска, получения и применения информации регулируются методами конституционного, административного и гражданского права в сочетании с принципами информационной собственности.

Отношения, возникающие при разработке и эксплуатации информационных систем и их сетей регулируются главным образом методами гражданского права с учетом особенностей возникающих при этом информационных отношений (например, Глава 38 ГК РФ «Выполнение научно- исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ»).

Осознание значимости информации как для общества в целом, так и для отдельного гражданина и предприятия, с одной стороны, и отсутствие надлежащего правового регулирования - с другой, приводят к попыткам рассматривать информацию как объект права собственности.

На первый взгляд, позиция распространения категории «собственность» на информацию достаточно привлекательна: у информации появляется собственник, который наведет порядок и будет защищать свои права от любых посягательств. Однако невозможность практически применить категорию собственности и те нормы ГК РФ, которые регулируют право собственности, к информации приводит к совершенно противоположным результатам. Регулирование отношений, объектом которых является такой нематериальный объект, как информация, с использованием модели классических вещных прав может лишь ущемить права автора, а применение «триады» правомочий собственника, через которые раскрывается право собственности, вообще нереально. Категория собственности может быть применена только к материальным носителям информации, но не решает проблему информации как нематериального объекта, как мысли или идеи.[157]

Не работают в отношении информации и гражданско-правовые способы защиты права собственности, применяемые к материальным объектам.

138

Невозможно защитить права автора с помощью виндикационного иска - принудительного истребования имущества из чужого незаконного владения. Вернув автору материальный носитель информации, нарушитель имеет возможность сохранить ее, поскольку специфика информаций как нематериального объекта позволяет тиражировать ее в неограниченном количестве. Нематериальная природа информации позволяет распространять ее среди неопределенно большого круга лиц независимо от местонахождения материального носителя.[158]

Представляется необходимым более четко разделить понятия "продукт" и "продукция". Так, продукт — предмет как результат человеческого труда, а продукция — совокупность продуктов производства. Содержание слова "ресурс" — запасы, источник чего-нибудь; средство, к которому обращаются в необходимых случаях.

В результате проведенного анализа участия информации в гражданском обороте полагаем, что необходимо признать информацию в единстве с материальным носителем, при ее участии в гражданско-правовых отношениях, в качестве материального объекта. В то же время информация как таковая, не зафиксированная на каком-либо материальном носителе, в качестве объекта правоотношений не признается.

Таким образом, информация (информационные ресурсы), которой располагает общество, - всегда результат, продукт деятельности человека по созданию новых сведений или снятию сведений с других объектов материального или духовного мира, по объединению этих сведений в определенный продукт, необходимый обществу. В системе гражданско- правовых (имущественных) отношений информационные ресурсы выступают не как продукт (результат деятельности), а как продукция - предмет, имеющий спрос на рынке и получающий стоимостную оценку, включаемый в систему имущества со свойствами товара в форме нематериальных активов. Включение

139

продукта в гражданский оборот, перевод продукта в продукцию и реализация передачи полномочий права собственности, владения и распоряжения третьим лицам не может осуществляться без учета прав, вытекающих из институтов материальной (вещной) и интеллектуальной собственности. Полагаем, что необходимо дополнить главу VI ГК РФ дополнительными нормами, содержащими определения следующих понятий:

«Информационные продукты - документированная информация в любой материальной форме, подготовленная в соответствии с потребностями пользователей и предназначенная или применяемая для удовлетворения потребностей пользователей».

«Информационная продукция - информационные продукты, специально изготавливаемые для массового обеспечения потребностей юридических и физических лиц».

«Информационные ресурсы: 1. Совокупность информации

(информационных продуктов), включающая базы данных и знаний, другие массивы информации в информационных системах, специально собираемой (формируемой) и хранимой физическими и юридическими лицами для всестороннего удовлетворения потребностей и практического использования в гражданском обороте, образует информационные ресурсы. 2. Порядок и условия формирования информационных ресурсов определяются законодательством Российской Федерации».

«Информационные услуги: 1. Действия субъектов (услугодателей), направленные на обеспечение заинтересованных лиц (услугополучателей) необходимой им информацией (информационными продуктами), результат которых не имеет овеществленного выражения и не может быть гарантирован, представляют собой информационные услуги. 2. Порядок и условия предоставления (оказания) информационных услуг регламентируется Гражданским кодексом и иными законами Российской Федерации».

140

<< | >>
Источник: Насонова Елена Николаевна. Информация как объект гражданского права. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002. 2002

Еще по теме Информация - объект права собственности:

  1. 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  2. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  3. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  4. 3.2 Особенности приватизации объектов культурного наследия
  5. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  6. §1. Понятие интеллектуальной собственности.
  7. 2.1. Объекты интеллектуальных прав и их классификация
  8. Основания возникновения и прекращения интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации
  9. §2. Информация и объекты интеллектуальной собственности
  10. § 1. Ограничение права собственности и иных прав на землю в черте поселений по законодательству Российской Федерации и субъектов Российской Федерации
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -