<<
>>

§ 2. Виды требований, предъявляемых участниками долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщик

а

1. Закон о банкротстве, как и ранее действовавший Федеральный закон от

08.01.1998 № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»73, относит к

конкурсным кредиторам лишь кредиторов по денежным обязательствам.

Только такие кредиторы, будучи лицами, участвующими в деле о банкротстве,

вправе голосовать на собрании кредиторов, обжаловать действия арбитражного

управляющего. Требования кредиторов по обязательствам, не являющимся

денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом,

арбитражным судом в порядке, предусмотренном процессуальным

законодательством (п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве)74.

Такой подход в литературе подвергается критике, поскольку он влечет

отрицательные последствия как для неденежных кредиторов, так и для

конкурсных кредиторов. Отмечается, что «...разрешение стечения прав

указанных кредиторов (кредиторов по денежным и неденежным

обязательствам. - А.А.) должно также осуществляться с помощью конкурсноправового

механизма»75. В.В. Витрянский полагает, что Закон о банкротстве

«...необоснованно сужает круг конкурсных кредиторов, оставляя «за боротом»

дела о банкротстве должника значительную часть его кредиторов, которые к

тому же сохраняют возможность предъявлять свои требования к должнику в

обычном (исковом) порядке. Данное обстоятельство делает проведение

процедур банкротства (в особенности реабилитационных) непредсказуемым»76.

7-’ СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 222; 2002. № 12. Ст. 1093; 2002. № 18. Ст. 1721 (далее - Закон о банкротстве 1998 г.).

74 Закон о банкротстве 1998 г. не содержал подобной нормы. Правило, согласно которому требования

кредиторов по неденежным обязательствам могут быть предъявлены в суд в соответствии с общими

положениями о подведомственности вне рамок процесса о банкротстве, было выработано судебной практикой

(см.: постановления Президиума ВАС РФ от 13.07.2004 № 4562/04 (Вестник ВАС РФ.

2004. № 11), от

07.12.1999 № 2577/99 (Вестник ВАС РФ. 2000. № 2), от 14.09.1999 № 905/99 (Вестник ВАС РФ. 1999. № 12), п.

2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.06.2001 № 64 «О некоторых вопросах применения в

судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (Вестник ВАС РФ. 2001. № 9)).

7' Кораев К.Б. Природа отношений, возникающих в ходе конкурсного производства // Закон. 2007. № 7. С. 60.

76 Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности

(банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2004. С. 30.

37

За наделение кредиторов по неденежным обязательствам правами конкурсных

кредиторов выступают А.В. Егоров 77 и Т.П. Шишмарева 78 .

Решение проблемы защиты прав кредиторов по неденежным

обязательствам (о передаче имущества в собственность, выполнении работ,

оказании услуг) при банкротстве должника многим авторам видится в

«трансформации» требований по таким обязательствам в денежные требования

(главным образом, в требования о возмещении убытков, причиненных

нарушением обязательств) и последующем предъявлении денежных

требований в деле о банкротстве 79.

Предлагаются и альтернативные варианты решения указанной проблемы.

Так, по мнению А.В. Егорова, «...приоритетом развития законодательства

должны стать механизмы по пересчету любых неденежных обязательств в

денежные (или механизм условного приравнивания) для целей наделения

кредиторов по неденежным обязательствам правами конкурсных кредиторов

77 См.: Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Избранные

постановления за 2004 год с комментариями / Под ред. А.А. Иванова. М., 2007 (комментарий А.В. Егорова к

постановлению Президиума ВАС РФ от 13.07.2004 № 4562/04) (СПС «КонсультантПлюс»).

7* См.: Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. М., 2015. С. 114 (по мнению автора,

возможность участия кредитора должника в любой из процедур несостоятельности должны быть обусловлена

наличием имущественного, а не только денежного требования).

79 См.: Батянов М.В. Особенности правового положения неденежных кредиторов в деле о несостоятельности

(банкротстве) // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Всероссийской III научной

конференции молодых ученых (Самара, 25-26 апреля 2003 г.). Самара, 2003. С. 35 - 37; Белых В.С., Дубинчин

А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. С. 61; Бруско Б.С. Категория защиты в российском конкурсном праве. М.,

2006. С. 128 - 130; Карелина С.А., Эрлих М.Е. Право неденежных кредиторов на участие в процессе

несостоятельности (банкротства) должника // Предпринимательское право. 2007. № 3 (СПС

«КонсультантПлюс»); Они же. Разграничение денежных и неденежных обязательств в процессе

несостоятельности (банкротства) // Корпоративный юрист. 2008. № 2 (СПС «КонсультантПлюс»); Ломидзе О.,

Ломидзе Э. Проблемы защиты права кредитора по неденежному обязательству при банкротстве организации-

должника // Хозяйство и право. 2001. № 3. С. 108; Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика

несостоятельности (банкротства). М., 2002. С. 158, 159; Химичев В.А. Перспективные направления

совершенствования правового регулирования в сфере несостоятельности (банкротства) // Вестник ВАС РФ.

2005. № 6. С. 154, 155; Хоуман М. Роль режима несостоятельности в рыночной экономике // Вестник ВАС РФ.

2001. № 3. Специальное приложение «Российско-британский семинар судей, рассматривающих дела о

несостоятельности (банкротстве) (27 ноября - 1 декабря 2000 г.)». С. 45, 46; Шишмарева Т. К вопросу о

преобразовании неденежных требований в денежные в процедурах несостоятельности (банкротства) //

Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 5. С. 36. По мнению В.Ф. Попондопуло, в Законе о банкротстве

необходимо предусмотреть возможность преобразования неденежных требований кредиторов должника в

требования о возмещении убытков в случае возбуждения производства по делу о банкротстве в отношении

должника (см.: Попондопуло В.Ф. Указ. соч. С. 79).

Следует отметить, что если ранее статус кредиторов по требованиям о возмещении убытков в виде

реального ущерба был приравнен к статусу конкурсных кредиторов лишь с точки зрения удовлетворения

требований кредиторов в ходе конкурсного производства, то в конце 2008 г.

в Закон о банкротстве были

внесены изменения, в силу которых убытки в виде реального ущерба учитываются для целей определения

наличия признаков банкротства должника и числа голосов на собрании кредиторов (абз. 4 п. 2 ст. 4, абз. 2 п. 3

ст. 12 Закона о банкротстве).

38

(участников дела о банкротстве)»80. К.Б. Кораев полагает, что право выбора

способа выражения неденежных требований в денежной форме - прибегнуть к

«трансформации» обязательства, потребовав возмещения убытков, или

воспользоваться «институтом перерасчета требований» - должно принадлежать

кредитору, при этом перерасчет требований возможен только после открытия

конкурсного производства в отношении должника 81 .

Следует отметить, что для большинства зарубежных правопорядков

исходной является идея обеспечения равного правового положения кредиторов,

имеющих как денежные, так и неденежные требования, в деле о банкротстве

должника. Средством реализации этой идеи является денежная оценка

требований кредиторов по неденежным обязательствам (т.е., по существу,

пересчет неденежных требований в денежные)82.

Необходимость поиска того или иного способа «монетизации»

неденежных требований кредиторов вызвана специфическим характером

отношений несостоятельности (в практическом плане это имеет значение для

определения количества голосов на собрании кредиторов, размера

удовлетворения требования). Г.Ф. Шершеневич писал по этому поводу: «Для

равномерного удовлетворения всех кредиторов необходимо вывести

соотношение ценности имущества несостоятельного к ценности его

обязательств. Сравнение ценности достигается приведением их к эквиваленту -

к ценности денег. Поэтому продается все имущество несостоятельного

должника и обращается в деньги, и поэтому же все требования,

предъявляемые к удовлетворению, должны быть выражены в деньгах.

Такое превращение обязательств является излишним только в тех требованиях,

80 Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Избранные

постановления за 2004 год с комментариями / Под ред.

А.А. Иванова (комментарий А.В. Егорова к

постановлению Президиума ВАС РФ от 13.07.2004 № 4562/04) (СПС «КонсультантПлюс»). В схожем ключе

применительно к бартерным сделкам, распространенным в период действия Закона о банкротстве 1998 г.,

высказывались С. Зинченко, С. Казачанский, О. Зинченко (см.: Зинченко С., Казачанский С., Зинченко О. Поиск

новой модели законодательства о банкротстве // Хозяйство и право. 2001. № 3. С. 36).

81 См.: Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. М., 2010. С. 24, 25.

82 См.: Сот теп сет еп* оПшо1уепсу РгосеесНп§5. ЕсШеё Ьу Оепшз РаЪег, №е1з Уегтип1,1а50п КНЬогп, апс! Тота§

КлсМег. Ох5огс1. 2012. Р. 342; С о т т е п 1агу оп 1Ье Оегтап 1п5о1уепсу Сос1е. ЕУ., Пеззпег А., КоЛтапп З.СЛЛ. Рппс1р1ез оГЕигореап 1п5о1уепсу Ьа\у // 8епе$ Ьа\у о!"

Визтезз апс! Ртапсе. Уо1. 4. Оеуеп*ег, 2003. Р. 65.

39

которые сами по себе выражаются в деньгах, как заемные письма, векселя и

т.п.»8'1 (выделено нами. - А.А.).

В правоприменительной практике прослеживается стремление судов

защитить интересы кредиторов по неденежным обязательствам в деле о

банкротстве должника. Так, Пленум ВАС РФ в п. 1 постановления от

15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального

закона «О несостоятельности (банкротстве)»84 разъяснил, что по смыслу п. 2 ст.

4 Закона о банкротстве для определения наличия признаков банкротства

должника могут учитываться соответствующие суммы, взысканные судом

вместо причитавшегося кредитору исполнения обязательства в натуре

(стоимость не переданной кредитору оплаченной им вещи, стоимость

оплаченных, но не выполненных должником работ или услуг и др.). Такие

требования кредиторов подлежат включению в реестр требований кредиторов в

качестве требований конкурсных кредиторов и удовлетворяются в порядке,

предусмотренном Законом о банкротстве. Такой же правовой режим

распространяется и на суммы, присужденные кредитору в связи с изменением

способа или порядка исполнения судебного акта или постановления иного

органа.

В п. 34 постановления от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных

о ^ вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» Пленум ВАС РФ,

основываясь на буквальном толковании нормы абз. 7 п. 1 ст. 126 Закона о

о/:

банкротстве , сформулировал правовую позицию, согласно которой в ходе

83 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 394.

84 Вестник ВАС РФ. 2005. № 12. Специальное приложение.

85 Вестник ВАС РФ. 2012. № 8.

86 Согласно абз. 7 п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании

должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным

обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих

платежей, указанных в п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве, и требований о признании права собственности, о

взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании

недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности могут быть

предъявлены только в ходе конкурсного производства. В юридической литературе указанная норма, как

правило, рассматривается в качестве исключения из общего правила, установленного п. 5 ст. 4 Закона о

банкротстве (см.: Новоселов А.Л. Комментарий к постановлению Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29

«О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» //

Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров

Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Вып. 11 / Рук. проекта Л.А. Новоселова,

40

конкурсного производства подлежат предъявлению только в деле о банкротстве

также возникшие до возбуждения этого дела требования кредиторов по

неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества

в собственность, выполнении работ и оказании услуг), которые

рассматриваются по правилам ст. 100 Закона о банкротстве. При этом для целей

определения количества голосов на собрании кредиторов и размера

удовлетворения такого требования оно подлежит при его рассмотрении

денежной оценке, сумма которой указывается в реестре.

2. Физическое лицо, юридическое лицо или публично-правовое

образование, инвестировавшие денежные средства либо иное имущество в

строительство многоквартирного дома и заключив соответствующий договор с

застройщиком, приобретают право требования передачи в свою собственность

жилого помещения (жилых помещений) в данном доме после завершения

строительства. Таким образом, их требование к застройщику носит неденежный

характер.

Длительное время в случае возбуждения производства по делу о

банкротстве в отношении застройщика перед участником строительства стоял

следующий выбор: предъявить требование о передаче жилого помещения в суд

в общеисковом порядке либо предъявить денежное требование в рамках дела о

банкротстве. Для реализации последнего варианта участник строительства

должен был расторгнуть договор с застройщиком, тем самым трансформировав

требование к застройщику в денежное (о возврате денежных средств,

уплаченных до расторжения договора), либо, не расторгая договор, потребовать

от застройщика возмещения убытков, причиненных нарушением договорных

обязательств (при этом должны были наличествовать основания как для

М.А. Рожкова. М., 2010. С. 61; Постатейный комментарий Федерального закона «О несостоятельности

(банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. 2003. № 7. С. 99 (автор комментария - Л.А. Новоселова)). Точка зрения,

согласно которой упомянутую норму необходимо толковать ограничительно как не допускающую

возможности участия в конкурсном производстве кредиторов с неденежными требованиями (см., напр.: Серан

А.А. Правовое положение кредиторов по неденежным обязательствам в процедуре банкротства // Арбитражная

практика. 2004. № 8. С. 12 - 13), по нашему мнению, ошибочна и не способствует обеспечению интересов

данной категории кредиторов.

41

расторжения договора, так и для предъявления требования о возмещении

убытков).

Как правило, на выбор участника строительства решающее влияние

оказывала степень готовности соответствующего объекта недвижимости: чем

выше степень готовности, тем больше вероятность того, что участник

строительства предъявит иск о передаче ему жилого помещения, а не денежное

требование.

Однако даже если суд принимал положительное решение по иску

участника строительства о передаче жилого помещения, данное решение

оказывалось неисполнимым в силу следующего. С даты вынесения

арбитражным судом определения о введении наблюдения приостанавливается

исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям (абз.

4 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве). С даты принятия арбитражным судом

решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного

производства прекращается исполнение по исполнительным документам (абз. 6

п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве). «Таким образом, неденежное требование о

передаче квартиры в натуре никогда не будет исполнено, оно останется

существовать в виде «голого права» (пиёит.щз)», - заключает А.В. Егоров87.

Следовательно, несмотря на то, что в силу п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве

требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут

быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в

порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, реальная

возможность удовлетворения данных требований, по общему правилу,

отсутствует88.

Применительно к банкротству застройщиков многоквартирных домов

такое положение дел существовало вплоть до вступления в силу Закона № 210-

87 Егоров А.В. Банкротство организаций-застройщиков. С. 36.

88 А.А. Доронов обосновывает тезис об ограничении прав кредиторов по неденежным обязательствам в случае

банкротства должника (см.: Доронов А.А. Ограничения прав кредиторов по неденежным обязательствам в

случае банкротства должника // Проблема правосубъектности: современные интерпретации. Матер, науч,-

практ. конф. (Самара, 26 февраля 2004 г.). Вып. 2. Самара, 2004. С. 81 - 85).

42

ФЗ, которым глава IX Закона о банкротстве была дополнена § 7 «Банкротство

застройщиков».

Одна из новелл, введенных указанным законом, - установление

возможности предъявления участниками строительства в деле о банкротстве

застройщика требований о передаче жилых помещений. Понятие «требование о

передаче жилого помещения» для целей § 7 главы IX Закона о банкротстве

определяется как требование участника строительства о передаче ему на

основании возмездного договора в собственность жилого помещения (квартиры

или комнаты) в многоквартирном доме, который на момент привлечения

денежных средств и (или) иного имущества участника строительства не введен

в эксплуатацию (подп. 3 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве).

Теперь в силу нормы п. 1 ст. 201.4 Закона о банкротстве с даты вынесения

арбитражным судом определения о введении наблюдения в отношении

застройщика, в ходе проведения наблюдения и всех последующих процедур,

применяемых в деле о банкротстве застройщика, требования участников

строительства о передаче жилых помещений могут быть предъявлены только в

рамках дела о банкротстве застройщика (данная норма является специальной по

отношению к норме п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве).

Данному законоположению корреспондирует норма п. 1 ст. 201.2 Закона

о банкротстве, наделяющая участников строительства, имеющих требования о

передаче жилых помещений, статусом лиц, участвующих в деле о банкротстве

застройщика.

В пояснительной записке к проекту Федерального закона № 334201-5 «О

внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности

(банкротстве)» (в части установления особенностей банкротства застройщиков,

привлекавших денежные средства граждан)»89 признание участников

строительства, имеющих требования о передаче жилых помещений, лицами,

участвующими в деле о банкротстве застройщика, с возможностью

предъявления ими таких требований в рамках дела о банкротстве мотивировано

89 СПС «КонсультантПлюс»

43

необходимостью обеспечить уровень защиты интересов таких неденежных

кредиторов застройщика не меньший, чем уровень защиты интересов

участников строительства, предъявивших денежные требования к застройщику.

Установление законом возможности предъявления участниками

строительства требований о передаче жилых помещений только в рамках дела о

банкротстве застройщика направлено на обеспечение равного уровня защиты

прав кредиторов по денежным и неденежным обязательствам, прежде всего

имея в виду недопустимость ситуации, при которой неденежный кредитор

сможет каким-либо образом изъять из конкурсной массы жилое помещение, на

которое он претендует, вне конкурсной процедуры90.

3. Приобретение физическим, юридическим лицом или публичноправовым

образованием статуса участника строительства как лица,

участвующего в деле о банкротстве застройщика, обусловлено установлением

не только требования о передаче жилого помещения, но и денежного

требования к застройщику. При этом анализ легально определенного понятия

«денежное требование» (подп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротства) также

свидетельствует о стремлении законодателя обеспечить защиту в рамках

процедуры банкротства застройщика прав тех инвесторов, которые вложили

денежные средства (иное имущество) в строительство многоквартирного дома с

целью последующего получения в собственность расположенных в нем жилых

помещений91.

4. По общему правилу с даты принятия арбитражным судом решения о

признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства

имущественные требования кредиторов могут быть предъявлены только в ходе

конкурсного производства (абз. 7 п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве). В данной

норме предусмотрен и ряд исключений из общего правила, одним из которых

90 Хотя, как указано выше, правила Закона о банкротстве о приостановлении и прекращении исполнения по

исполнительным документам при введении наблюдения и открытии конкурсного производства соответственно

направлены на то, чтобы не допустить такое развитие событий.

91 Подробно понятие денежного требования участника строительства рассматривается в § 2 главы II настоящего

исследования, посвященном установлению таких требований в деле о банкротстве застройщика, поскольку

данное понятие может быть охарактеризовано наиболее полно именно в аспекте установления.

44

является требование о признании права собственности. Следовательно, и после

открытия конкурсного производства требования кредиторов о признании права

собственности подлежат предъявлению вне рамок дела о банкротстве (т.е. в

порядке искового производства).

Принципиально иной подход заложен в нормах § 7 главы IX Закона о

банкротстве. Требование о признании наличия или отсутствия права

собственности или иного права либо обременения в отношении недвижимого

имущества, в том числе объектов незавершенного строительства, отнесено к

тем «требованиям других лиц к застройщику или застройщика к другим

лицам», которые подлежат предъявлению и рассмотрению только в рамках дела

0 банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении

наблюдения в отношении застройщика, в ходе проведения наблюдения и всех

последующих процедур, применяемых в деле о банкротстве застройщика (подп.

1 п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве).

Кроме того, п. 8 ст. 201.11 Закона о банкротстве содержит специальную

(по отношению к норме подп. 1 п. 1 ст. 201.8) норму, согласно которой в

случае, если застройщиком в установленном федеральным законом порядке

получено разрешение на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и

застройщиком и участником строительства до даты принятия заявления о

признании застройщика банкротом подписан передаточный акт или иной

документ о передаче жилого помещения, арбитражный суд по заявлению

участника строительства выносит определение о признании права

собственности участника строительства на жилое помещение в порядке,

установленном ст. 201.8 Закона о банкротстве92.

92 Оценка законодательного решения, заложенного в норме п. 8 ст. 201.11 Закона о банкротстве, приводится в

главе IV настоящего исследования.

Заметим, что характеристика нормы подп. 1 п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве как 1ех §епегаНз (имея в

виду распространение ее действия на требования о признании наличия или отсутствия права собственности в

отношении как жилых, так и нежилых помещений) не очевидна, что подтверждается отсутствием единообразия

в судебной практике по данному вопросу.

Так, в деле № А08-6346/2010-18Б гражданин в порядке ст. 201.8 Закона о банкротстве обратился в

арбитражный суд с заявлением о признании за ним права собственности на объект незавершенного

строительства - нежилое помещение. Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без

изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования

оставлены без удовлетворения. Коллегия судей ВАС РФ, отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ

45

указала, в частности, следующее: «...ссылки заявителя на то, что исходя из норм § 7 главы IX Закона о

банкротстве он вправе требовать признания за ним права собственности на нежилые помещения, подлежат

отклонению, поскольку основаны на неверном толковании норм названного Закона. Исходя из буквального

значения содержащихся в нормах § 7 главы IX Закона о банкротстве слов и выражений, судами

правомерно указано на то, что положения пункта 1 части 1 статьи 201.8 Закона о банкротстве не

применимы к спорным правоотношениям, объектом которых является нежилое помещение» (выделено

нами. - А.А.) (определение ВАС РФ от 16.05.2013 № ВАС-5032/13).

Аналогичный вывод содержится в судебных актах и по ряду других дел (определение ВАС РФ от

11.02.2013 № ВАС-28/13; постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 29.10.2013, от 18.09.2013 по делу

№ А18-241/2011; от 21.10.2013 по делу № А32-31959/2012; постановление Одиннадцатого арбитражного

апелляционного суда от 27.08.2013 по делу № А55-6250/2009; постановление Десятого арбитражного

апелляционного суда от 19.04.2013 по делу № А41-286/12).

Обращает на себя внимание непоследовательность позиции судов в вышеуказанных делах в том случае,

когда требование о признании права собственности на нежилое помещение было предъявлено гражданином, не

зарегистрированном в качестве индивидуального предпринимателя. Вывод о неприменимости подп. 1 п. 1 ст.

201.8 Закона о банкротстве к отношениям сторон должен был влечь не отказ в удовлетворении исковых

требований, а прекращение производства по делу как не подлежащему рассмотрению в арбитражном суде (п. 1

ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012; 2008.

№ 18. Ст. 1941; № 49. Ст. 5727; 2009. № 26. Ст. 3122; № 29. Ст. 3642; 2010. № 11. Ст. 1169; № 18. Ст. 2145; №

31. Ст. 4163, 4197; 2011. № 15. Ст. 2083. № 29. Ст. 4291, 4301; № 50. Ст. 7364; 2012. № 26. Ст. 3439; № 53 (ч. 1).

Ст. 7642; 2013. № 17. Ст. 2028; № 23. Ст. 2884; № 27. Ст. 3458, 3478, 3479; № 44. Ст. 5633) (далее - АПК РФ))

[спор по иску гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, к юридическому лицу

подведомственен суду общей юрисдикции].

Вместе с тем в судебной практике представлена и противоположная точка зрения: о применимости

подп. 1 п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве к требованиям о признании права собственности на нежилые

помещения, иные объекты, не относящиеся к жилым помещениям (в частности, машино-места).

Так, гражданин обратился в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве застройщика с заявлением о

признании права собственности на «незавершенный строительный объект в виде машиноместа». Определением

суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, заявление

возвращено. При этом суд первой инстанции указал: «Положения § 7 главы IX Закона о банкротстве к

требованиям в отношении нежилых помещений, в том числе объектов незавершенного строительства,

применению не подлежат». Суд кассационной отменил судебные акты судов первой и апелляционной

инстанций как принятые с нарушением подп. 1 п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве (постановление ФАС

Московского округа от 30.01.2013 по делу № А40-113508/10-124-608Б).

По одному из обособленных споров в рамках дела № А40-27589/08-74-86«Б» определением суда

первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной

инстанций, за гражданином признано право собственности на несколько машино-мест (постановление ФАС

Московского округа от 27.12.2012).

Однако по другому обособленному спору в этом же деле определением суда первой инстанции,

оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанции, гражданам

было отказано в признании права собственности на не завершенное строительством нежилое помещение. В

мотивировочной части постановления суда кассационной инстанции содержится, в частности, следующий

довод: «В данном случае в статье 201.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

законодатель специально определил, что § 7 главы IX названного Федерального закона регулируются

отношения, связанные с рассмотрением требований о передаче жилых помещений. Кроме того, согласно

правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации положения статьи 201.1 Федерального

закона «О несостоятельности (банкротстве)» не предусматривают возможности предъявлять к застройщику

требование о передаче в собственность нежилого помещения (Определение от 17.07.2012 № 1388-0)»

(постановление ФАС Московского округа от 10.12.2012, определением ВАС РФ от 05.04.2013 № ВАС-15943/11

отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

Приведенная аргументация суда кассационной инстанции представляется ошибочной. В данном

обособленном споре было заявлено требование о признании права собственности на нежилое помещение. В

качестве правового основания такого требования заявители правильно указали норму подп. 1 п. 1 ст. 201.8

Закона о банкротстве. Пункт 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве содержит определение понятия «требование о

передаче жилого помещения». Из данных требований формируется соответствующий реестр. Включение

требования участника строительства о передаче жилого помещения в реестр требований кредиторов не

тождественно такому способу защиты, как признание права собственности участника строительства на жилое

помещение. В ст. 201.1 Закона о банкротстве отсутствуют нормы, регламентирующие условия предъявления и

(или) удовлетворения требований к застройщику о признании права собственности на объекты недвижимости.

Поэтому положения ст. 201.1 Закона о банкротства не являются нормами, подлежащими применению при

46

Именно вышеуказанные требования участников строительства

(требования о передаче жилых помещений, денежные требования, требования,

названные в Законе о банкротстве требованиями о «признании права

собственности» на жилые помещения) и соответствующие им способы защиты

являются ключевыми в делах о банкротстве застройщиков, поэтому

рассмотрении арбитражным судом требований к застройщику о признании права собственности на жилые либо

нежилые помещения.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 17.07.2012 № 1388-0, на которое

сослался суд кассационной инстанции, было отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э.С.

Левчени, оспаривавшего конституционность ст. 201.1 Закона о банкротстве. Заявитель жалобы полагал, что

положения ст. 201.1 Закона о банкротстве противоречат Конституции РФ, поскольку не предусматривают

возможности предъявлять к застройщику требование о передаче в собственность нежилого помещения и ставят

тем самым в неравное положение лиц, вложивших средства в строительство жилых и нежилых помещений. КС

РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению, поскольку, по его мнению, положения ст. 201.1

Закона о банкротстве сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и

свободы заявителя.

Таким образом, из определения КС РФ от 17.07.2012 № 1388-0 можно заключить, что КС РФ полагает

соответствующим Конституции Российской Федерации отсутствие в Законе о банкротстве возможности

формирования реестра требований о передаче нежилых помещений. Однако данное определение не содержит

каких-либо выводов КС РФ относительно возможности либо невозможности предъявления в рамках дела о

банкротстве застройщика требований о признании права собственности на нежилые помещения. Поэтому при

разрешении в делах о банкротстве застройщиков обособленных споров о признании права собственности на

нежилые помещения мотивирование позиции суда ссылками на определение КС РФ от 17.07.2012 № 1388-0

является ошибочным (необходимо отметить, что поводом для обращения Э.С. Левчени в КС РФ явился отказ во

включении его требования о передаче нежилых помещений в реестр требований к застройщику о передаче

жилых помещений. При этом суд кассационной инстанции прямо указал на возможность защиты прав

заявителя предъявлением требования к застройщику в порядке, установленном ст. 201.8 Закона о банкротстве

(постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.05.2012 по делу № А21-12765/2009)).

Постановлениями от 28.08.2012 по делу № А65-20045/2009 и от 03.06.2013 по делу № А12-532/2011

ФАС Поволжского округа, применив п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве, оставил в силе определения судов

первой инстанции о признании за заявителями права собственности на нежилые помещения.

В постановлении от 15.04.2013 по делу № А73-14698/2009 ФАС Дальневосточного округа, отклоняя

довод кассационной жалобы о неподведомственности спора арбитражному суду, указал: «Ссылка заявителя на

то, что данные требования (о признании права собственности на нежилые помещения в не завершенном

строительством многоквартирном доме. - А.А.) подлежали рассмотрению вне рамок дела о банкротстве

должника, отклоняются, так как противоречат положениям статьи 201.8 Закона о банкротстве, согласно

которым предъявление требований к застройщику-банкроту, связанных с признанием вещных прав на объекты

недвижимости, допускается исключительно в деле о банкротстве».

Подытоживая обзор судебной практики, отметим, что более обоснованной представляется трактовка

подп. 1 п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве как нормы общего характера, действие которой распространяется не

только на жилые помещения, но и на другие объекты недвижимого имущества. Во-первых, этот вывод следует

как из буквального, так и системного толкования указанной нормы (предположение о том, что подп. 1 п. 1 ст.

201.8 Закона о банкротстве охватывает собой лишь требования, объектом которых являются жилые помещения,

делает алогичным существование в качестве самостоятельной нормы п. 8 ст. 201.11 Закона о банкротстве). Во-

вторых, устанавливая порядок, при котором требования других лиц к застройщику или застройщика к другим

лицам в отношении недвижимого имущества подлежат предъявлению и рассмотрению только в рамках дела о

банкротстве, законодатель, очевидно, стремился всемерно обеспечить сохранность конкурсной массы (в том

числе не допустить каких-либо имущественных изъятий из нее в результате вынесения и исполнения решений

судов общей юрисдикции по искам граждан к застройщику) и, как следствие, реальную исполнимость

предусмотренных Законом о банкротстве способов погашения требований участников строительства (прежде

всего такого способа, как передача объекта незавершенного строительства созданному участниками

строительства кооперативу). При таком понимании смысла правил ст. 201.8 Закона о банкротстве логичным

выглядит толкование нормы подп. 1 п. 1 ст. 201.8 именно как 1ех §епегаНз.

47

гражданско-правовые аспекты их осуществления являются предметом

настоящего исследования.

<< | >>
Источник: Алтухов Алексей Владимирович. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВ УЧАСТНИКОВ ДОЛЕВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА МНОГОКВАРТИРНЫХ ДОМОВ ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) ЗАСТРОЙЩИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Виды требований, предъявляемых участниками долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщик:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Глава I. Требования, предъявляемые участниками долевого строительства многоквартирного дома в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика: общая характеристика, виды и основани
  3. § 2. Виды требований, предъявляемых участниками долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщик
  4. § 3. Основания требований, предъявляемых участниками долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика
  5. § 1. Способы гражданско-правовой защиты прав участников долевого строительства, получивших владение жилыми помещениями во введенном в эксплуатацию многоквартирном доме до возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) застройщика
  6. § 2. Условия удовлетворения судом требований участников долевого строительства о государственной регистрации перехода права собственности на жилые помещения, расположенные в многоквартирном доме, в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -