<<
>>

§ 2. Установление денежных требований участников долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика

Рассмотрим вопрос об установлении денежных требований участников

строительства в контексте понятия денежного требования участника

строительства, используемого для целей применения законоположений о

банкротстве застройщиков.

Во-первых, к денежному требованию участника строительства отнесено

требование о возврате денежных средств, уплаченных до расторжения

92

договора, предусматривающего передачу жилого помещения , и (или)

денежных средств в размере стоимости имущества, переданного

застройщику до расторжения такого договора'63.

Представляется оправданным закрепление в Законе о банкротстве права

участника строительства на односторонний отказ от исполнения договора,

предусматривающего передачу жилого помещения, в деле о банкротстве

застройщика164. В отсутствие соответствующей нормы возникали трудности с

обоснованием права участника строительства расторгнуть в одностороннем

порядке договор с застройщиком, в отношении которого открыто конкурсное

производство (не говоря уже о введении наблюдения)165.

162

162 Если объектом договора, заключенного инвестором с застройщиком, является нежилое помещение, то,

расторгнув договор, инвестор также будет вправе потребовать возврата денежных средств, уплаченных до

расторжения договора. Однако предъявление и рассмотрение такого денежного требования должно

осуществляться по общим правилам Закона о банкротстве (ст.ст. 71, 100), а не по правилам § 7 главы IX

данного Закона (см.: постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу № АЗЗ-

2805/2009). Такое денежное требование подлежит удовлетворению в четвертую очередь.

163 Ранее в судебно-арбитражной практике был представлен подход, согласно которому денежное требование

кредитора о возврате исполненного по договору, расторгнутому после возбуждения производства по делу о

банкротстве должника, является текущим (см., напр.: постановления ФАС Северо-Западного округа от

10.04.2008 по делу № А05-10300/2006, от 09.01.2008 по делу № А56-19557/2006, от 22.01.2008 по делу № А56-

33366/2006, от 02.10.2007 по делу № А56-19025/2006, от 15.02.2007 по делу № А05-14539/2004, ФАС Западно-

Сибирского округа от 18.07.2007 по делу № Ф04-3178/2007(36209-А75-36)).

Данный подход справедливо

критиковался в юридической литературе как не согласующийся со смыслом категории «текущие платежи» и

был отвергнут с принятием постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по

денежным обязательствам в деле о банкротстве» (Вестник ВАС РФ. 2009. № 9) (см. п. 8).Таким образом,

квалификация в Законе о банкротстве требования участника строительства о возврате денежных средств,

уплаченных до расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения, как реестрового, а не

текущего, соответствует пониманию такого рода требований, сложившемуся как в доктрине, так и в

правоприменительной практике.

164 Толкование нормы п. 1 ст. 201.5 во взаимосвязи с нормой абз. 2 п. 2 ст. 201.4 Закона о банкротстве позволяет

сделать вывод о том, что участник строительства вправе отказаться от исполнения договора, заключенного с

застройщиком, с момента введения в отношении последнего процедуры наблюдения.

165 Гипотетически попытка такого обоснования могла бы быть предпринята с опорой на концепцию

предвидимого нарушения договора (аппараюгу ЬгеасЬ) [норма о последствиях предвидимого нарушения

обязательства содержится в п. 2 ст. 328 ГК РФ]. В ряде зарубежных правопорядков возбуждение дела о

банкротстве должника рассматривается как один из случаев предвидимого нарушения договора (см.: Карапетов

А.Г. Приостановление исполнения обязательства как способ защиты прав кредитора. М., 2011. С. 216; Он же.

Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М., 2007. С. 571). Вместе с тем

применение п. 2 ст. 328 ГК РФ в рассматриваемой ситуации маловероятно, в том числе учитывая разночтения в

толковании указанной нормы закона. Так, высказано мнение о том, что в силу буквального смысла п. 2 ст. 328

ГК РФ отказаться от договора при его предвидимом нарушении не вправе сторона, уже исполнившая свое

обязательство (см.: Сарбаш. С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 500) [такое толкование

препятствовало бы выводу о том, что п.

2 ст. 328 ГК РФ может служить правовым основанием для отказа

участника строительства от договора с застройщиком при возбуждении в отношении последнего производства

по делу о банкротстве, поскольку первым обязательства по такому договору исполняет именно участник

строительства (вносит оплату)]. Более убедительной представляется точка зрения А.Г. Карапетова, который

отстаивает трактовку встречного исполнения обязательств, о котором говорится в ст. 328 ГК РФ, не только как

«встречного последующего исполнения» (традиционная точка зрения), но и как «встречного предшествующего

исполнения». Автор приводит также следующий аргумент: «Если мы проводим знак равенства между правом

на отказ от исполнения и правом на расторжение, то снимается формальное семантическое препятствие

93

Немаловажным является вопрос о правовой квалификации требования

участника строительства о возврате денежных средств, уплаченных до

расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения, и

(или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного

застройщику до расторжения такого договора (от того, как будет

квалифицировано данное требование, в частности, зависит судьба условий

договора о мерах имущественной ответственности застройщика за нарушение

своих обязательств).

Как в доктрине, так и в судебной практике представлены разные точки

зрения по вопросу о правовой квалификации требования стороны

расторгнутого договора о возврате исполненного по такому договору. Такое

требование рассматривается как требование о возврате неосновательного

обогащения166, о возмещении убытков167, об исполнении договорного

обязательства, претерпевшего в результате расторжения договора

трансформацию и вступившего в ликвидационную стадию своего развития168,

(заложенное в п. 2 ст. 328 ГК РФ. - А.А.) для признания за кредитором права отказаться от уже

осуществленного исполнения» (Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и

зарубежном праве.

С. 582).

См.: Витрянский В.В. Некоторые проблемы реформирования законоположений об обязательствах //

Основные проблемы частного права. Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора

Александра Львовича Маковского / Отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М., 2010. С. 80; Ем В.С.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. № 7. С. 10; Соменков С.А.

Расторжение договора в гражданском обороте: теория и практика. 2-е изд. М., 2005. С. 101 - 102; п. 65

постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22; п. 1 Обзора практики рассмотрения споров,

связанных с применением норм о неосновательном обогащении, утв. информационным письмом Президиума

ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 (Вестник ВАС РФ. 2000. № 3); постановление ФАС Дальневосточного округа от

11.08.2008 по делу № Ф03-А04/08-1/3102, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.09.2009 по

делу № Ф04-5465/2009 (19336-А70-50), постановление ФАС Уральского округа от 28.06.2010 по делу № А60-

35387/2009-С4.

Именно этот подход получил поддержку в Концепции развития гражданского законодательства РФ (п.

9.2) и воплощен в новой редакции п. 4 ст. 453 ГК РФ, введенной Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ

«О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

167 См.: постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.05.2008 № Ф04-3217/2008(5508-А46-38) по делу

№ А46-3688/2007; постановления ФАС Уральского округа 30.03.2010 № Ф09-1898/10-С2 по делу № А50-

17077/2009, А50-17078/2009, от 17.12.2009 № Ф09-10044/09-С2 по делу № А60-11194/2009-СЗ, от 15.09.2009 №

Ф09-6865/09-СЗ по делу № А60-3010/2009-С2; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.05.2009 по

делу № А43-12370/2008-8-362.

168 «Договор, направленный на обмен предоставлениями, преобразуется (в результате расторжения. - А.А.) в

обязательство, преследующее целью ликвидацию договорных последствий. Это прежний договор, но с

модифицированным содержанием», - отмечает А.В.

Егоров, ссылаясь на германскую доктрину (Егоров А.В.

Ликвидационная стадия обязательства // Вестник ВАС РФ. 2011. № 9. С. 9). На отдельные преимущества

«преобразовательной теории» обращает внимание Е.А. Папченкова (см.: Папченкова Е.А. Последствия

расторжения договора. Какие сложности могут возникнуть при возврате исполненного сторонами //

Арбитражная практика. 2014. № 3. С. 20 - 28). Данный подход проявляется в правовых позициях,

сформулированных в п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах

94

как особое реституционное требование169. Предложен и компромиссный

вариант, не сводящий последствия расторжения договора во всех случаях

только к режиму обязательств из неосновательного обогащения или

«трансформированных» договорных обязательств170.

Подробный анализ указанных точек должен составлять предмет

отдельного исследования. Применительно к предмету настоящей работы

ограничимся следующим замечанием. Долгое время убытки кредитора,

подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, для целей

определения числа голосов на собрании кредиторов не учитывались. Поэтому

было крайне важно избежать квалификации требования участника

строительства о возврате денежных средств, уплаченных застройщику, в

качестве требования о возмещении убытков 171. В настоящее время не

учитываются для определения числа голосов на собрании кредиторов только

убытки в виде упущенной выгоды (абз. 2 п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве).

Однако по-прежнему было бы ошибочным рассматривать требование

участника строительства о возврате денежных средств, уплаченных до

расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения, и

(или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного

застройщику до расторжения такого договора, как требование о возмещении

убытков в виде реального ущерба. Возмещение убытков как мера гражданско-

правовой ответственности предполагает возложение на правонарушителя

разрешения споров, связанных с поручительством» (Экономика и жизнь.

2012. № 34 (бухгалтерское

приложение)), п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях

прекращения обязательств, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 (Вестник

ВАС РФ. 2006. № 4).

169 А.Г. Карапетовым высказано следующее мнение: «Институт возврата исполненного до расторжения не

является в полной мере ни иском о возврате неосновательного обогащения, ни иском о взыскании убытков, ни

иском об исполнении договора в натуре. Мы считаем, что в данном случае мы имеем дело с иском,

относящимся к общей семье реституционных требований, направленных на возврат предоставленного, к

которой относится и иск о реституции по недействительным сделкам, и иск о возврате неосновательного

обогащения, но обладающим целым рядом специфических черт» (Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного

договора в российском и зарубежном праве. С. 728, 729).

170 См.: постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора» //

Вестник ВАС РФ. 2014. № 8; Бевзенко Р.С. Правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации по вопросам поручительства и банковской гарантии: Комментарий к постановлениям Пленума

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах

разрешения споров, связанных с поручительством» и от 23 марта 2012 г. № 14 «Об отдельных вопросах

практики разрешения споров, связанных с оспариванием банковских гарантий». М., 2013. С. 40, 41.

171 См.: Егоров А.В. Банкротство организаций-застройщиков. С. 33.

95

дополнительных имущественных потерь по сравнению с имущественными

последствиями правомерного поведения. Денежные средства, подлежащие

возврату участнику строительства после расторжения договора,

предусматривающего передачу жилого помещения, не образуют

дополнительные имущественные потери застройщика.

Не отвечает интересам участника строительства как кредитора по

обязательству о возврате денежных средств после расторжения договора с

застройщиком и трактовка данного обязательства как кондикционного,

поскольку в этом случае отпали бы основания для применения к должнику

(застройщику) мер ответственности, предусмотренных договором 172 .

Учитывая изложенное, представляется оправданной позиция А.В.

Егорова, полагающего, что «требование дольщика о возврате ему уплаченной

застройщику денежной суммы...правильнее называть требованием об уплате

основного долга»173 (надо полагать, речь идет о долге как элементе

обязательства на той стадии (ликвидационной), когда происходит уравнивание

встречных предоставлений сторон, произведенных ими до расторжения

договора).

Расторжения договора может быть недостаточно для удовлетворения

заявления участника строительства о включении денежного требования в

реестр требований кредиторов должника-застройщика. Так же как при

установлении требований о передаче жилых помещений, в том случае, если за

участником строительства было признано в судебном порядке и

зарегистрировано в ЕГРП «право на долю в не завершенном строительством

многоквартирном доме» или доля в праве общей долевой собственности на не

завершенный строительством многоквартирный дом, условием включения

денежного требования участника строительства в реестр требований

кредиторов является, помимо расторжения договора с застройщиком, отказ от

172 О правовом режиме требований участников строительства об уплате неустойки за нарушение застройщиком

договорных обязательства в деле о банкротстве последнего см. § 1 гл. III настоящего исследования.

173 Егоров А.В. Банкротство организаций - застройщиков. С. 33.

96

указанного права174. Выше нами высказаны соображения по поводу

соответствующего условия применительно к установлению требований о

передаче жилых помещений. Полагаем, что нет препятствий для экстраполяции

сделанных выводов и на денежные требования участников строительства

(прежде всего принимая во внимание то обстоятельство, что денежные

требования участников строительства могут быть погашены теми же

способами, что и требования о передаче жилых помещений).

Во-вторых, к денежному требованию участника строительства отнесено

требование о возврате денежных средств, уплаченных по договору,

предусматривающему передачу жилого помещения, признанному судом

недействительным, и (или) денежных средств в размере стоимости

имущества, переданного застройщику по такому договору.

В соответствии с общими положениями ГК РФ о последствиях

недействительности сделки стоимость полученного по такой сделке подлежит

возмещению в деньгах лишь в случае невозможности возвратить полученное в

натуре (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Следует ли рассматривать норму-дефиницию абз. 4

подп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве как специальную по отношению к

общим правилам ГК РФ, в силу которой участник строительства вправе

предъявить требование о возмещении стоимости имущества, переданного

застройщику по договору, впоследствии признанному судом

недействительным, и в том случае, когда возврат имущества в натуре

возможен? По нашему мнению, достаточные основания для такого вывода

отсутствуют. Поэтому если судом будет признан недействительным договор, во

исполнение которого участником строительства было передано застройщику

имущество иное, чем денежные средства, участник строительства будет вправе

предъявить денежное реституционное требование лишь в случае

невозможности возвратить ему указанное имущество. Примером может

служить ситуация, при которой материалы, предоставленные участником

строительства во исполнение своих договорных обязательств, были

174 См., напр.: определение ВАС РФ от 08.11.2012 № ВАС-14501/10 (участник строительства Е.К. Нагайцева).

97

использованы при строительстве многоквартирного дома таким образом, что

невозможно их отделить и возвратить участнику строительства без

несоразмерного ущерба назначению дома или самих материалов.

В результате совершения ничтожной сделки или оспоримой сделки,

признанной судом недействительной, стороне могут быть причинены убытки.

Поэтому применения общих последствий недействительности сделки в виде

реституции может оказаться недостаточным для восстановления нарушенных

прав стороны сделки175.

Возмещение убытков (главным образом, в виде реального ущерба) в

качестве последствия недействительности сделки предусмотрено ГК РФ

применительно к отдельным составам недействительности.

В проекте Концепции совершенствования общих положений ГК РФ было

предложено дополнить статью 167 ГК РФ нормой о возложении на

недобросовестную сторону недействительной сделки (независимо о состава

недействительности) ответственности в виде возмещения другой стороне

сделки убытков, связанных с недействительностью сделки, при этом

«...ответственность должна возлагаться как в случаях, когда сторона знала об

основании недействительности, так и в случаях, когда она о них не знала и не

должна была знать, однако основание недействительности вызвано

обстоятельствами, за которые данная сторона отвечает или несет риск их

наступления»176.

В итоге Законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ п. 1 ст. 167 ГК РФ дополнен

абзацем следующего содержания: «Лицо, которое знало или должно было знать

об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой

1 77 сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно» .

175 См.: Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.,

2003. С. 251 - 256; Иоффе О.С. Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР // Советское

государство и право. 1956. № 2. С. 58 - 59; Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.,

1960. С. 156 - 166; Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С.

139.

176 Концепция совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации: Проект. С.

59, 60.

177 В проекте Федерального закона № 47538-6 о внесении изменений в ГК РФ прямо указывалось, что такое

лицо рассматривается как изначально знавшее или обязанное знать о недействительности сделки. Именно такое

98

Поскольку действующим ГК РФ «заведомо недобросовестное осуществление

гражданских прав» рассматривается как злоупотребление правом, а само

злоупотребление правом, повлекшее нарушение прав другого лица, является

основанием возмещения причиненных этим убытков (п.п. 1 и 4 ст. 10 ГК РФ),

полагаем, что в силу нормы абз. 2 п. 1 ст. 167 ГК РФ сторона оспоримой

сделки, признанной судом недействительной, вправе потребовать от

контрагента возмещения убытков, связанные с недействительностью сделки,

доказав, что последний действовал недобросовестно (т.е. знал или должен был

знать об основаниях недействительности сделки).

Отсутствие правила, подобного норме абз. 2 п. 1 ст. 167 ГК РФ, в

отношении ничтожных сделок, вероятно, объясняется, тем, что вывод о

заведомо недобросовестном поведении лица, которое знало или должно было

знать об основаниях ничтожности сделки при ее совершении, вполне очевиден.

Учитывая изложенное, представляется, что если договор, заключенный

застройщиком и участником строительства, признан судом недействительным,

участник строительства вправе предъявить в рамках дела о банкротстве

застройщика не только денежное реституционное требование, но и требование

о возмещении убытков, причиненных недействительностью договора.

Последнее из указанных требований может быть признано обоснованным и

включено в реестр требований кредиторов в том случае, если доказана

недобросовестность застройщика (т.е. отсутствие извинительного заблуждения

относительно порочности договора) ] 78. При этом установление

добросовестности застройщика или отсутствия таковой не обязательно должно

происходить в рамках дела о его банкротстве. Например, возмещение убытков,

связанных с недействительностью договора, может быть присуждено

понимание данной нормы содержится в одном из последних комментариев к ГК РФ (см.: Гражданский кодекс

Российской Федерации. Сделки. Решения собраний. Представительство и доверенность. Сроки. Исковая

давность. Постатейный комментарий к главам 9 - 1 2 / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2013. С. 79 (автор

комментария - О. А. Рузакова)).

178 С точки зрения учета в реестре требований кредиторов и очередности удовлетворения правовой режим,

аналогичный режиму реституционного требования, будет иметь лишь требование участника строительства о

возмещении убытков в виде реального ущерба, поскольку в силу п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве требования

кредиторов о возмещении упущенной выгоды учитывается отдельно в реестре требований кредиторов и

подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

99

гражданину-участнику строительства судом общей юрисдикции, признавшим

договор недействительным.

В-третьих, понятием «денежное требование участника строительства»

для целей § 7 гл. IX Закона о банкротстве охватывается требование о возврате

денежных средств, уплаченных по договору, предусматривающему передачу

жилого помещения, признанному судом незаключенным, и (или) денежных

средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику по

такому договору.

Доминирующей в доктрине179 и устоявшейся в судебной практике1*11

является позиция, согласно которой в случае признания судом договора

незаключенным к отношениям сторон, связанным с исполнением этого

договора, подлежат применению нормы ГК РФ об обязательствах вследствие

неосновательного обогащения. Именно так был решен вопрос в проекте

Федерального закона № 47538-6 о внесении изменений в ГК РФ (п. 4 ст. 446.1

ГК РФ в редакции законопроекта).

Из п. 1 ст. 1105 ГК РФ следует, что приобретатель должен возместить

потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или

сбереженного имущества лишь в случае невозможности возвратить это

имущество в натуре. Полагаем, что, как и при недействительности договора

застройщика с участником строительства, в ситуации, когда такой договор

признан судом незаключенным, участник строительства вправе предъявить

требование о возврате денежных средств в размере стоимости имущества,

переданного застройщику по данному договору, только в случае

невозможности его возврата в натуре (при таком подходе норма-дефиниция абз.

179 См., напр.: Кияшко В. Правовые последствия признания договора незаключенным (сделки несостоявшейся)

// Право и экономика. 2003. № 9. С. 82 - 85; Левичев С.В. Оспаривание незаключенных договоров в контексте

реформы Гражданского кодекса Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2011. № 5. С. 63 - 66; Новак Д.В.

Неосновательное обогащение в гражданском праве. М., 2010. С. 269; Садиков О.Н. Недействительные и

несостоявшиеся сделки // Юридический мир. 2000. № 6. С. 8.

180 См.: п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров,

связанных с поручительством»; п. 10 Обзора судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров

незаключенными, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165; постановление

Президиума ВАС РФ от 17.04.2002 № 10575/01 // Вестник ВАС РФ. 2002. № 9.

100

5 подп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве не должна восприниматься как

специальная по отношению к нормам п. 1 ст. 1104 и п. 1 ст. 1105 ГК РФ).

В-четвертых, к денежному требованию участника строительства относится

требование о возмещении убытков в виде реального ущерба, причиненных

нарушением обязательства застройщика передать жилое помещение по

договору, предусматривающему передачу жилого помещения.

При этом «реальный ущерб, причиненный нарушением обязательства

застройщика по передаче жилого помещения» изначально понимался как

«разница между стоимостью жилого помещения (определенной на дату

расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения),

которое должно было быть передано участнику строительства, и суммой

денежных средств, уплаченных до расторжения этого договора, и (или)

стоимостью переданного застройщику имущества (определенной договором,

предусматривающим передачу жилого помещения)» (абз. 1 п. 2 ст. 201.5 Закона

о банкротстве в прежней редакции).

В норме абз. 1 п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве не указан вид

стоимости жилого помещения и (или) переданного застройщику имущества,

который используется для расчета реального ущерба181. Однако это не должно

вводить в заблуждение. Закон предписывает определение стоимости

переданного застройщику имущества и стоимости жилого помещения, которое

должно было быть передано участнику строительства, оценщиком,

привлекаемым арбитражным управляющим (абз. 3 п. 2 ст. 201.5 Закона о

банкротстве). Согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-Ф3

«Об оценочной деятельности в Российской Федерации»18" в случае, если в

181 Ср.: в соответствии с правовой позицией, сформулированной в п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от

11.07.2011 № 54, если у продавца отсутствует недвижимое имущество, которое он должен передать в

собственность покупателя (например, недвижимое имущество не создано или создано, но передано другому

лицу), либо право собственности продавца на это имущество не зарегистрировано в ЕГРП, покупатель вправе

потребовать возврата уплаченной продавцу денежной суммы и уплаты процентов на нее (п.п. 3 и 4 ст. 487 ГК

РФ), а также возмещения причиненных ему убытков (в частности, уплаты разницы между ценой недвижимого

имущества, указанной в договоре купли-продажи, и текущей рыночной стоимостью такого имущества).

182 СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3813; 2002. № 12. Ст. 1093; № 46. Ст. 4537; 2003. № 2. Ст. 167; 2006. № 31. Ст. 3456;

2007. № 29. Ст. 3482; 2009. № 52. Ст. 6450; 2011. № 1. Ст. 43; № 27. Ст. 3880; № 29. Ст. 4291; № 49. Ст. 7061;

2013. № 27. Ст. 3477; № 30 (ч. 1). Ст. 4082.

101

нормативном правовом акте, содержащем требование обязательного

проведения оценки какого-либо объекта оценки не определен конкретный вид

стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость

данного объекта. Следовательно, для целей определения реального ущерба,

причиненного участнику строительства неисполнением застройщиком

обязательства по передаче жилого помещения, учитывается рыночная

стоимость жилого помещения, которое должно было быть передано участнику

строительства, а также переданного застройщику имущества.

Убытки, определяемые на основе сопоставления договорной цены и

рыночной цены соответствующего товара, обычно именуют абстрактными 183 . В

абз. 1 п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве речь идет об абстрактном методе

исчисления реального ущербГ а участника строительства 184 .

Долгое время абстрактный метод расчета убытков был предусмотрен

законом лишь в отношении договора поставки (п. 3 ст. 524 ГК РФ). Однако в

доктрине справедливо предлагалось сделать правило о возмещении

абстрактных убытков универсальным, т.е. применяемым не только к договорам

183 См.: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. С. 120 - 121; Новицкий И.Б., Лунц

Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 376.

184 Вопрос о соотношении категорий «абстрактные убытки - конкретные убытки», с одной стороны, и

категорий «реальный ущерб - упущенная выгода», с другой стороны, относится к числу дискуссионных. Так,

Е.Е. Богданова полагает, что как конкретные, так и абстрактные убытки являются разновидностью упущенной

выгоды (см.: Богданова Е.Е. Проблемы возмещения убытков // Современное право. 2005. № 9. С. 3). Близкой

точки зрения придерживается Е.А. Зверева, по мнению которой «...конкретные и абстрактные убытки очень

трудно отграничить от упущенной выгоды» (Зверева Е.А. Ответственность предпринимателя за нарушение

условий договора // Право и экономика. 1997. № 2. С. 11). В. Оробинский утверждает: «Отличие абстрактных

убытков от реального ущерба очевидно...от упущенной выгоды они отличаются именно усеченным

(упрощенным) предметом доказывания» (Оробинский В. Абстрактные убытки: как взыскать? // ЭЖ-Юрист.

2010. № 18 (СПС «КонсультантПлюс»)).

По нашему мнению, приведенные выше суждения ошибочны. Как верно отмечает О.Н. Садиков,

«требование убытков в виде разницы цен надо считать особым, более упрощенным и удобным способом

определения понесенных потерь, а в зависимости об обстоятельств спора ими могут быть как упущенная

выгода, так и реальный ущерб» (Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М., 2009.

С. 72).

Следует поддержать квалификацию в п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве убытков участника

строительства, рассчитываемых абстрактным методом, в качестве реального ущерба. Это те расходы, которые

участник строительства должен будет произвести для восстановления нарушенного права - приобретения

жилого помещения, аналогичного тому, которое не было им получено вследствие нарушения застройщиком

своих обязательств (в статье о банкротстве организаций-застройщиков, опубликованной в 2007 г., А.В. Егоров

обоснованно подчеркивал необходимость квалификации требования «дольщика» о выплате ему

«действительной рыночной стоимости квартиры» как реального ущерба, а не упущенной выгоды (см.: Егоров

А.В. Банкротство организаций-застройщиков. С. 33)).

102

поставки, но и к иным видам гражданско-правовых договоров .

Соответствующие предложения содержались в проекте Концепции

совершенствования общих положений обязательственного права России (п. 2.2

раздела V), подготовленном во исполнение Указа Президента Российской

Федерации от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса

Российской Федерации» рабочей группой, образованной Советом при

Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию

гражданского законодательства186, и впоследствии нашли воплощение в норме

п. 2 ст. 393.1 ГК РФ, введенной Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ

«О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской

Федерации».

Вместе с тем в юридической литературе было высказано и критическое

суждение относительно целесообразности расширения области применения

института абстрактных убытков, как и сохранения соответствующих правил в

нормах ГК РФ о договоре поставки. Так, по мнению А.Г. Карапетова, расчет

убытков абстрактным методом страдает следующими недостатками. Во-

первых, взыскав абстрактные убытки, кредитор не обязан приобретать товар,

аналогичный предусмотренному расторгнутым договором, по рыночной

стоимости, существовавшей на момент расторжения договора. Ценовая

конъюнктура может измениться в пользу кредитора. В результате взыскания

абстрактных убытков кредитор, впоследствии купивший аналогичный товар по

рыночной стоимости более низкой, нежели существовала на момент

расторжения договора, неосновательно обогатится. Может сложиться и

обратная ситуация. К моменту вынесения судебного решения о взыскании

убытков рыночная цена товара может вырасти, что не позволит покрыть за счет

взысканных абстрактных убытков реальные расходы кредитора по

заключенной впоследствии сделке о приобретении аналогичного товара. Во-

вторых, правило расчета убытков исходя из цены товара, существующей на

185 См., напр.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 655 (автор главы - В.В. Витрянский).

1861Л1Ь: Ьир://\у'л'\у.рпу1а'А'.ги/тс1ех.рЬр?5ес1:юп_1с1=24

185

103

момент расторжения договора, провоцирует недобросовестного кредитора к

тому, чтобы искусственно затягивать с расторжением договора, выжидая

благоприятную ценовую конъюнктуру. Как следствие, отношения сторон

договора длительное время могут находиться в состоянии неопределенности 187 .

А.Г. Карапетов полагает, что вторая из указанных проблем (риск

злоупотребления правом со стороны кредитора) отчасти может быть решена,

если установить правило об определении размера взыскиваемых убытков

исходя из рыночной цены товара не на момент расторжения договора, а на

момент его нарушения 188. Кроме того, в борьбе с недобросовестным

поведением кредитора определенную роль могут сыграть ст. 10 ГК РФ, не

допускающая злоупотребление правом, и ст. 404 ГК РФ, предписывающая

кредитору принимать разумные меры к уменьшению убытков (хотя А.Г.

Карапетов скептически оценивает защитный потенциал данных механизмов).

Однако автор констатирует, что иные высказанные им претензии к

абстрактному методу расчета убытков не находят убедительных

контраргументов189.

Оценивая в свете вышеизложенного правило определения убытков

участника строительства в виде реального ущерба, причиненных нарушением

обязательства застройщика по передаче жилого помещения (абз. 1 п. 2 ст. 201.5

Закона о банкротстве), отметим следующее. Учитывая перманентный рост цен

на жилье, очевидно, что при расчете реального ущерба участника строительства

187 См.: Карапетов А.Г. Средства защиты прав кредитора в свете реформы гражданского законодательства //

Вестник гражданского права. 2009. № 3. С. 176 - 178.

188 Определение размера абстрактных убытков исходя из рыночной цены товара, существующей на момента

нарушения договора, предусмотрено правом Англии, Германии, Австрии, Италии, Испании и ряда других стран

(см.: Рппс1р1е5, ОейпШопз апё Моёе1 Яи1ез оГЕигореап Рпуа1е Ьаш. Огай Сошгпоп Ргате оГКе^егепсе (ОСРЯ).

Уо1ите I / ЕсЫеё Ьу С. у о п Ваг апс1 Е. СНуе. МишсЬ, 2009. Р. 943, 944; Рппар1е$ оГЕигореап Соп1гас1 Ьа\у. РаЛв I

апс! II. Ргерагеё Ьу 1Ье Сотгткзюп оп Еигореап Соп1гас1 Ьа\у / ЕсШеё Ьу О. Ьапс1о апс! Н. Веа1е. ТЬе На§ие, 2000.

Р. 450; ТгеПе1 О.Н. КетесИез Гог ВгеасЬ оГСоп1гас1. А СотрагаПуе АссоиШ. ОхГогё, 1988. Р. 116; Тгеке1 О.Н. ТЬе

Ьа\у оГСоп1гас1. 1ИЬ ей. Ьоп

<< | >>
Источник: Алтухов Алексей Владимирович. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВ УЧАСТНИКОВ ДОЛЕВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА МНОГОКВАРТИРНЫХ ДОМОВ ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) ЗАСТРОЙЩИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Установление денежных требований участников долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Введение
  3. § 2. Виды требований, предъявляемых участниками долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщик
  4. § 3. Основания требований, предъявляемых участниками долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика
  5. § 1. Установление требований участников долевого строительства о передаче жилых помещений в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика
  6. § 2. Установление денежных требований участников долевого строительства в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика
  7. § 1. Погашение требований участников долевого строительства при наличии у застройщика многоквартирного дома, строительство которого не завершено
  8. § 2. Погашение требований участников долевого строительства при наличии у застройщика многоквартирного дома, строительство которого завершено
  9. § 2. Условия удовлетворения судом требований участников долевого строительства о государственной регистрации перехода права собственности на жилые помещения, расположенные в многоквартирном доме, в деле о несостоятельности (банкротстве) застройщика
  10. Библиография
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -