<<
>>

§ 3. Институционально-правовой статус носителей собственнических интересов.

Будучи, субъектами гражданского права, институциональными образованиями, физические и юридические лица, публично-правовые образования выполняют важнейшие институциональные функции по формированию, осуществлению и защите своих законных интересов.

Особое место в институциональной системе субъектов гражданского права занимают физические лица, наделенные, как известно, сознанием, волей и своим интересом. Институционализируя человека (живой организм), обладающего уникальными природными качествами (сознанием, самосознанием, волей, разумом, заинтересованностью), законодатель признает его субъектом гражданского права и гражданских правоотношений, наделяет его признаками гражданской правосубъектности (правоспособностью, дееспособностью, сделкоспособностью деликтоспособностью), субъективными правами, юридическими обязанностями, предоставляет реальную возможность иметь обособленное имущество, действовать самостоятельно, свободно по своему усмотрению, своей волей и в своем интересе в пределах, предусмотренных законом. В конечном итоге, закон признает человека юридической личностью, легитимным институциональным образованием.

В конечном итоге, если человек - это конкретное живое существо (индивид), то «физическое лицо» - это абстрактное (собирательное) понятие, необходимое для правового обеспечения участия живых лиц во владении, пользовании и распоряжении своим имуществом, в договорных и внедоговорных гражданских правоотношениях, осуществлении своих имущественных и личных неимущественных прав, законных интересов.

Проф. Ю.С. Гамбаров обращал внимание на то, что любое субъективное право предполагает носителя (субъекта) заключенного в нем содержания и интереса. Таким носителем является человеческая личность, ибо только она имеет интерес и волю, защищаемые правом. Понятие субъекта права не совпадает с понятием отдельной человеческой личности, выступающей вовне в совокупности своих психофизических свойств.

Право не учитывает единичные (физиологические) свойства человека, а принимает во внимание юридическое понятие, сформированное путем абстракции от этих свойств[93].

Благодаря легитимации со стороны государства и действующего правопорядка человек (биологическое существо) становится социальным субъектом, «юридическим человеком», способным интегрироваться в человеческое общество и имущественные правоотношения. Такие

качественные свойства как правоспособность, дееспособность, имя,

гражданство, возраст, семейное положение, пол индивидуализируют личность человека, влияют на формирование его общего (конституционного), отраслевого (специального) и индивидуального правового положения (статуса)[94].

Институциональный гражданско-правовой статус юридической личности - это правовое положение субъектов гражданского права, обладающих

гражданской правосубъектностью, определенным набором статутно

субъективных гражданских прав и обязанностей, мерами гражданско-правовой ответственности (защиты), и действующих на основе принципов, норм гражданского права, автономии воли, равенства, имущественной

самостоятельности по собственному усмотрению (в соответствии со своей волей) с целью удовлетворения своих законных интересов, имущественных и неимущественных потребностей. Еще римское частное право включало в правовой статус римлян три элемента: 1) состояние свободы; 2) состояние гражданства; и 3) семейное состояние[95].

С позиции современной теории права в структуру правового положения (статуса) юридической личности входят: 1) правовые принципы; 2) правовые нормы, которые устанавливают такой статус; 3) правосубъектность; 4) законные интересы; 5) статутные права и обязанности; 7) юридические гарантии, стимулы, меры правовой защиты и юридической ответственности; 8) правоотношения общего (статутного) типа. Гражданско-правовой (отраслевой) статус юридического лица основывается на конституционно-правовом статусе юридической личности[96].

Гражданская правосубъектность (правоспособность, дееспособность, сделкоспособность и деликтоспособность) наделяет субъектов (включая собственников) гражданского права (правоотношений) дозволительностью, диспозитивностью, юридическим равенством, правовой инициативой, способностью действовать с автономной волей и имущественной самостоятельностью, по собственному усмотрению (п. 1 ст. 1 ГК РФ).

Значительное место в институционализации интересов собственников занимают юридические лица. Физические лица (собственники) становятся участниками корпоративных организаций, преследуя при этом определенные интересы: принимать участие в управлении юридическим лицом и его имуществом, получать часть прибыли, снижать предпринимательский риск, уровень имущественной ответственности, реализовывать свое право на ликвидационную квоту и т.д. Будучи институциональным средством и одновременно результатом институционализации, юридические лица-собственники способствует повышению эффективности и расширению сферы человеческой деятельности, коллективному производству и сбыту (обмену), аккумулированию материальных и трудовых ресурсов, управлению коллективным производством и наемным трудом, участию объединений труда и капитала в производстве и имущественном обороте. Гражданско-правовая конструкция юридического лица снижает риск предпринимательской деятельности, придает производству и сбыту организующий (институциональный) порядок, содействует социальноэкономическим интересам учредителей (участников) юридического лица, их партнеров, осуществлению производственных, социальных, культурных и иных программ группы лиц, всего общества и государства. С помощью юридического лица, коллективной (групповой) организованности человек (собственник) проявляет свое Я, реализует свои способности, собственный потенциал, удовлетворяет свои интересы, включая интересы собственника.

Благодаря юридическим лицам осуществляются интересы физических и юридических лиц, публично-правовых образований, материализуется цель создания (функционирования) коллективного образования, действуют правила субординации (дисциплины), поддерживаются управленческопроизводственная технология, организационное творчество, инициатива, коллективный труд, организованная деятельность, организационная власть, реализуется ответственность[97].

Будучи правовой конструкцией, идеальной категорией (понятием), юридическое лицо-собственник демонстрирует юридическую личность, реальный объект, совокупность определенного имущества, круг прав и юридических обязанностей, является центром, узловым нервом, сосредоточением общественных отношений, социальных связей имущественного и неимущественного характера, направленных на объединение человеческих усилий, аккумулирование материальных ресурсов в целях удовлетворения частных и публичных потребностей (интересов).

Проф. И.А. Покровский подчеркивал, что участвуя в борьбе за выживание, человек вынужден был объединяться в различные союзы. В начальный период своего возникновения юридические лица (роды, общины и т.п.) создавались и прекращались по принуждению, без учета воли и согласия их участников (членов). С течением времени стали возникать в добровольном порядке коллективные союзы, профессиональные объединения как живые клеточки социального организма[98].

Проф. Н.М. Коркунов утверждал, что в связи с тем, что состав участников коллектива часто меняется, законодатель вынужден был предусмотреть конструкцию юридического лица, под искусственной ширмой которого находятся живые люди: пользователи учреждения, члены корпорации, заинтересованные в своем пользовании и участии. Юридическое лицо осуществляет реализацию прав своих участников, является, по существу, приемом юридической техники, способным упростить межчеловеческие отношения. Деятельность юридического лица обеспечивается участием членов юридического лица. В качестве воли юридического лица выступает воля отдельных людей. Юридическое лицо объединяет коллективные интересы, и такое объединение закон рассматривает в качестве субъекта прав и обязанностей. Законодатель аккумулирует однородные интересы многих физических лиц (участников коллективного образования) в единое целое, в один общий интерес, а самих носителей этих интересов - в одну группу учредителей (участников) юридического лица. Такой технический прием значительно упрощает взаимоотношения заинтересованных людей[99].

В цивилистической науке существуют различные точки зрения о сущности юридического лица, начиная с теории фикции и заканчивая реальным социальным организмом.

Так, проф. Московского университета Н.С. Суворов (1848 - 1909) понимал под юридическим лицом общественный организм, органическое соединение людей в одно целое, обладающее волеспособностью и дееспособностью, включая способность быть единым субъектом имущественных прав. Ученый утверждал, что воля юридического лица - это не арифметическая сумма отдельных воль его членов, а особая воля, порожденная союзным образованием[100].

По утверждению известного дореволюционного цивилиста Д.И. Мейера (1819 - 1856), юридическое лицо не имеет действительного бытия и признается таковым общественной властью в предусмотренных законом случаях и порядке. Юридическое лицо - это субъект права, не относящийся к категории физических лиц. Преследуя определенные цели и имея определенные потребности, физические лица создают общественные союзы и общества для достижения своих целей, удовлетворения материальных и нематериальных потребностей. Созданные юридические лица (совокупность членов, universitas) наделяются самостоятельными правами, независимыми от прав своих участников. Каждое юридическое лицо имеет право собственности на корпоративное имущество, ибо такое преимущественное право собственности дает возможность юридическому лицу достигнуть цели своего существования. Имущество юридического лица не является собственностью его учредителей и имущественную ответственность по долгам юридического лица несет само юридическое лицо[101].

Немецкий профессор гражданского права О.Ф. Гирке (1841-1921), убежденный сторонник теории социального организма (органической теории юридического лица), утверждал, что в качестве субъекта права может выступать не только индивид (физическое лицо), но и «сверхиндивидуальный субъект» - социальный организм. Юридическое лицо - это телесно-духовный организм, способный обладать самостоятельным желанием, волей, корпоративной честью и действовать в соответствии со своими интересами и стремлениями. Юридическая личность рассматривается как признанная со стороны государства способность союза отдельных людей, ставшего единым целым, выступать в качестве субъекта прав и обязанностей. Человек и союз, как юридические лица не создаются, а признаются нормами объективного права и существуют (действуют) в качестве таковых благодаря объективному праву. Выступая субъектом права, юридическое лицо имеет правоспособность и дееспособность, несет ответственность за противоправные действия со своей стороны, действует через свои органы управления, сформированные из участников (учредителей) этого лица. Последние являются не в качестве представителей, а в качестве части юридического лица. Правовые отношения между союзной личностью и её членами являются корпоративными отношениями. Существуют внутренние, внешние и смешанные корпоративные правоотношения[102].

Представляя цивилистическое учение о юридическом лице как определенной системе социальных связей, российский ученый, проф. О.А. Красавчиков рассматривал человеческое общество (социум) как сложную многогранную систему социальных связей между людьми, дифференцируемых по самым различным направлениям в зависимости от содержания, формы, уровня развития, степени распространенности, статичности и динамичности. Сущность любой организации как и общества в целом он усматривал не в людях (индивидах), а в тех связях и отношениях, в которых социальные группы, классы, государства находятся друг к другу для достижения поставленных целей. Профессор подчеркивал, что организация (юридическое лицо) - это социальное образование, система существенных социальных связей, с помощью которых люди объединяются в единое структурно и функционально дифференцированное социальное целое с определенной целью[103].

Современный российский ученый С.И. Архипов утверждает, что общеправовая сущность юридического лица проявляется в определении его места в социальной системе, в системе правовой коммуникации. Юридическое лицо - это правовая личность, предусмотренная законом посредством выделения, обособления части правовых свойств, качеств правовой личности человека (не связанных с его физическим существованием) и последующего объединения в рамках новой формы (правовой внешности) в целях реализации социально-правовых интересов человека. Юридическое лицо представляет собой правовую реальность. В институциональной сущности юридического лица отражается особая идея, заключенная в правовом институте юридического лица и раскрывающая внутреннюю логику конкретной правовой формы, технико-прикладной взгляд на форму юридического лица, его организацию и сферу применения. Благодаря конструкции юридического лица реализуются социальные качества человека, формируется социальный субъект, само общество, происходит его институционализация. Юридическое лицо есть форма, в которой вызревают и находят воплощение качества человека. Это один из важнейших каналов формирования социальности, всего общества. Если индивид (частное лицо) есть воплощение особенности, неповторимости, индивидуальности, то юридическое лицо, напротив, реализует идею социализации человека, С помощью формы юридического лица человек получает легальную возможность расширить сферу своей социально-правовой жизнедеятельности, осуществлять собственные интересы не только от собственного имени, но и через другой вид юридической личности - юридическое лицо. В широком смысле юридическое лицо - это оформленная институциональная социальность человека, его общественная, коллективная природа, социальные функции, интересы. Создавая корпорацию и участвуя в её деятельности, человек удовлетворяет свои социальные интересы, формирует себя как социального субъекта, создает общество, его инфраструктуру, социальные организации, нормы, социальную коммуникацию. С появлением юридического лица общество приобрело новое качество: оно стало обществом не только физических, но и юридических лиц[104].

Длительное время (особенно в начальный период своего появления) представление о коллективной юридической личности совпадало с представлением о человеке и объяснялось волей, сознанием и способностями последнего, что породило учение о фикции юридического лица: юридическое лицо - это как бы человек, за исключением отдельных физических свойств человека. Однако с дальнейшим развитием социально-экономических отношений и научных знаний, совершенствовались теоретические взгляды о сущности юридического лица, его содержанию и форме. Ещё в XIX в. Ф.К. Савиньи заявлял, что лишь на ранних этапах развития права понятия «человек» и «субъект права» отождествлялись: в дальнейшем между ними появился непреодолимый водораздел[105].

По моему убеждению, юридическое лицо не является фикцией. Юридическая фикция (лат. fictio) - это логически-правовой прием, способствующий считать действительным несуществующий факт, либо, наоборот, несуществующими фактические обстоятельства. Фикция - это логическая операция, которая имеет своею целью дать искусственное обоснование аналогичному применению юридических положений. Фикция (лат. «образование, формирование, создание, составление», в переносном смысле - «выдумывание, выдумка, вымысел») - мнимое, ложное, вымышленное, нечто несуществующее. Фиктивный - ложно выдаваемый за реальное, действительное, существующее. В Словаре Ожегова под термином «фикция» понимается намеренно созданное положение, построение, не соответствующее действительности, обычно используемое с какой-либо целью[106]. В словаре Брокгауза и Ефрона понятие «фикция» определяют как представления и понятия, применяемые так, как будто бы они имеются в действительности, чего на самом деле нет[107]. Существуют законные и догматические, легальные и нелегальные фикции; естественные (натуральные) и юридические фикции. Имеют место отраслевые фикции (конституционно - правовые, гражданско-правовые, уголовно-правовые и т.д.), материальные и процессуальные, фикции, содержащиеся в законах, в подзаконных актах, в международно-правовых актах, фикции, сформулированные в виде суждений, неопровержимых предположений, традиционные и современные.

Правовая фикция - это несуществующее положение, но в силу определенных обстоятельств признаваемое законодателем как реально существующее и ставшее в силу этого обязательным. Юридическая фикция - это творчески созданное историческое или догматическое обоснование известных юридических правил с целью устранения пробелов в законодательстве и усовершенствования правореализационной (правоприменительной) деятельности. Это один из методов регулирования общественных отношений, применяемый в правовой системе того или иного государства. Существенными признаками юридической фикции являются: нормативность, универсальность, неопровержимость, заведомая условность, особое целевое значение[108]. В зависимости от целевого назначения правовые фикции можно классифицировать как фикции, направленные на: 1) приравнивание правового режима; 2) совершенствование структуры юридических составов; 3) изменение правового статуса лица; 4) признание несуществующим существующим (или наоборот); 5) искусственное формирование субъекта гражданских правоотношений[109].

Юридические фикции имеют давнюю историю, начиная с законов Древнего Рима и Законов Хаммурапи (1792 - 1750 гг. до н.э.)[110]. Псковская судная грамота (предположительно 1467 г.) закрепила юридическую фикцию, согласно которой, если судебные приставы, направленные на обыск двора и не допущенные хозяином двора к обыску, не представляли суду свидетелей противоправных действий хозяина двора, то таковые не считались приставами. Проект Гражданского Уложения Российской империи (1910 г.) заложил существенные основы в использование юридических фикций в отечественной правотворческой технике и правоприменительной практике[111].

Большой вклад в исследование юридических фикций в середине XIX внесли Д.И. Мейер и Г.Ф. Дормидонтов. Д.И. Мейер первым в России дал определение понятия «фикция»: это вымышленное существование факта, о котором известно, что он вовсе не существует или существует в измененном виде[112]. Г.Ф. Дормидонтов определял фикцию как логический прием мышления, допускающий действительность несуществующего обстоятельства или, наоборот, нереальным существующего, в решении задачи при помощи ложного положения»[113].

К сожалению, в отечественной юридической литературе до настоящего времени нет единства мнений ученых о понятии и содержании фикционных конструкций.

Проф. В.М. Горшенев определял фикцию как закрепленное в правовых нормах и используемое в юридической практике нормативное предписание, специфический способ (прием), провозглашающий существующим тот или иной несуществующий факт[114]. Аналогичного мнения придерживаются В.К. Бабаев и М.В. Карасева[115].

Проф. С.С. Алексеев рассматривает правовую фикцию как средство законодательной техники, как специфическую связку в нормативном материале, обеспечивающую оптимальное функционирование правовой системы. Известный ученый относил фикцию, наряду с презумпциями, нормами и принципами к стадии правотворчества[116].

Проф. А.В. Поляков считает юридическую фикцию своеобразным юридическим фактом, создаваемым правоприменителем на основе норм закона в целях легального и объективного разрешения конкретного юридического спора[117].

Проф. В.К. Бабаев рассматривает юридическую фикцию как техникоюридический прием, применяемый в праве, при котором несуществующее отношение объявляется существующим, обязательным к исполнению, в связи с закреплением в конкретной правовой норме[118].

О.А. Курсова характеризует фикцию как средство юридической техники, с помощью которой формируются заведомо несуществующие отношения (состояния), выдаваемые за действительные и выполняющие функцию недостающего юридического факта[119].

Авторы одного из учебников утверждают, что правовая фикция представляет собой закрепленные в нормативно-правовых источниках и используемые в правоприменительной деятельности предписания, посредством которых положения, не существующие в действительности, или противоречащие действительности, объявляются в обязательном порядке существующими, обладающими юридическим значением, для того, чтобы преодолеть существующий пробел в правовом регулировании[120].

Авторы научно-исследовательской работы «Правовая фикция в гражданском праве» утверждают, что юридическая фикция - это оригинальное средство юридической техники, предусмотренное правовой нормой и способствующее законодательному признанию заведомо несуществующего факта существующим с целью внесения ясности в ту или иную сферу общественных отношений. В основу правовой фикции заложено заведомо ложное положение, выдаваемое за истину, с целью устранения той или иной неопределенности. Правовые фикции формальны, неопровержимы, исключительны. Они закреплены в нормах права, обладают общеобязательностью[121].

Р.К. Лотфуллин утверждает, что юридические фикции используются в гражданском праве как: 1) способ преодоления ситуации неизвестности; 2) средство юридической экономии; 3) способ применения правового режима одного объекта в отношении другого объекта; 4) составная часть конструкции юридического лица[122].

По мнению А.В. Маркина, правовые фикции - это идеальный инструмент по устранению логических противоречий и совершенствованию объективного права, это воображаемый мир, способ преодоления формально-логических противоречий в правовом регулировании общественных отношений[123].

В своей замечательной научной работе «Значение фикции в римском праве» А.М. Ширвиндт отмечает, что правовая фикция - это мыслительный процесс, посредством которого имевшая место в действительности ситуация квалифицируется иной ситуацией[124].

Н.А. Никиташина предлагает называть правовые фикции и презумпции предположениями, получившими нормативное закрепление в качестве средств юридической техники и применяемые в ситуации, когда другие средства исчерпаны[125].

А.В. Германов утверждает, что в юридическом смысле фикция представляет собой неопровержимую презумпцию с отличием от опровержимой или доказательственной презумпции. Фикция может

устанавливаться правовой нормой, соглашением сторон[126].

Проф. О.А. Кузнецова вполне обоснованно указывает на такие общие для правовых презумпций и фикций черты, как направленность на преодоление пробелов в действующем законодательстве, устранение состояния неопределенности в правовом пространстве. Фикции и презумпции закрепляют особое, нестандартное положение в праве, это вспомогательные нормы права наряду с регулятивными и охранительными правовыми нормами. В то же время, если норма-фикция всегда императивна, то презумпция может быть сформулирована в диспозитивной или императивной форме. Если фикция заведомо неистинна, то презумпция - вероятно истинна. Если структура презумптивной правовой нормы состоит из трех элементов (гипотезы, диспозиции и контрпрезумпции), то норма-фикция содержит только гипотезу (условие действия фикции) и диспозицию (положение, не соответствующее действительности). Различаются нормы-фикции: 1) приравнивающие понятия; 2) признающие реально несуществующие обстоятельства и отрицающие существующие; 3) признающие существующими обстоятельства до того, как они начали существовать, или, если они возникли позже, чем это произошло в действительности[127]. Правовые презумпции - это предположения о существовании юридических фактов, установленных законодателем в целях нормального функционирования правовых отношений и действующих до опровержения в порядке, установленном законом[128].

Создавая коллективные (союзы) образования, юристы Древнего Рима называли эти образования фиктивными (фикциями), ссылаясь на то, что единственными субъектами права являются физические лица, обладающие волей и сознанием, в то время как союзы людей не обладают такими качествами. Объединения людей, имеющие общий (интегрированный) интерес, создаются по образу и подобию человека (как бы физическое лицо). Такой подход объясняется исторической неразвитостью социально-экономических отношений, неспособностью человеческого мышления на первоначальном пути становления человеческого общества осознать в полной мере правовую природу и сущность юридического лица как самостоятельного правового явления. Сторонники фикционной теории не могли увязать интересы, цели, волю, органы управления и имущественные отношения участников коллективных объединений с иными (помимо физических) субъектами права и сформулировать научную идею о существовании юридических лиц. Современные представители научного направления фикционности юридических лиц используют самые различные доводы в подтверждение своих выводов, включая научные версии о «целевом имуществе», коллективной собственности, не учитывая при этом того обстоятельства, что юридические лица (впрочем как и физические лица) признаны субъектами права на законодательном уровне, обладают обособленным имуществом, способностью от собственного имени выступать в имущественном обороте, нести имущественную ответственность, а исполнителем воли юридического лица являются его исполнительные органы. Сами учредители (участники) формируют с помощью общих собраний, локальных актов, уставных норм и корпоративных указаний коллективную (корпоративную) волю, соучаствуют в управлении коллективным формированием (корпорацией) и удовлетворяют свои личные имущественные интересы. Большинство сторонников фикционной теории основывается на том, что, легализуя юридическое лицо, право допускает в изложенной ситуации фикцию (предположение) о том, что будто бы существует физическое лицо с некоторыми особенностями коллективного образования. По нашему мнению, приравнивание современных юридических лиц к категории фиктивных (искусственных) образований не имеет каких-либо правовых и фактических оснований.

Еще в начале минувшего века Г. Дернбург вполне обоснованно утверждал, что обществе нуждается в использовании имущественной

правоспособности не только в отношении отдельных людей, но и коллективных образований. Однако этим образования не являются правовыми фикциями[129].

Современный исследователь О. Щеблыкина справедливо отмечает, что основная ошибка теории фикции заключается в предположении, будто человек становится субъектом права лишь в силу своей человеческой природы[130]. Г.Ф. Шершеневич писал, что всякий субъект является созданием объективного права. Юридическое представление о субъекте формируется согласно потребностям юридической техники, а эти потребности обусловлены необходимостью разграничивать интересы[131].

В 2003 году проф. Н.В. Козлова подчеркивала, что объяснение сущности юридического лица с позиции теории фикции нельзя признать удовлетворительным. Юридическое лицо - это объективное общественное явление, основанное не на фикции, а на естественной необходимости. Именно объективное право наделяет живого человека и некое общественное образование свойством правосубъектности, способностью быть лицом. Само право есть достаточно объективное явление действительности, обусловленное историческими, экономическими, социальными и культурными условиями своего существования. Поэтому некорректно утверждать о юридическом лице как о чем-то фиктивном, использовать фикцию в качестве научного приема для объяснения его сущности [132].

Думается, что юридическое лицо, имеющее имущество на праве собственности, следует рассматривать как самостоятельное правовое явление (союз, коллективное социальное образование, юридическую личность, субъект права), обладающее автономными сущностными качественными признаками: организационным единством, имущественной обособленностью, гражданской

правосубъектностью (правоспособностью, дееспособностью,

сделкоспособностью и деликтоспособностью), способностью выступать во внешних и внутренних отношениях от своего имени, возможностью обладать своей интегральной волей, иметь свои волеобразующие, волезъявляющие и исполнительные органы управления, быть истцом и ответчиком в суде (см., например, п.1 ст. 48 ГК РФ).

Будучи идеальным правовым понятием, гражданско-правовой категорией, юридическое лицо-собственник является одновременно реальной юридической личностью, волевым субъектом права (правоотношений), правовой формой и институционально-правовым средством во имя достижения юридических, экономических, социальных и иных, не противоречащих закону целей, ради осуществления имущественных и неимущественных прав, законных интересов учредителей (участников) и самого юридического лица, Юридическое лицо - это уникальное сочетание правовой формы и реального содержания.

С философских позиций, форма - это способ выражения и существования содержания, относительно устойчивая определенность связи элементов содержания и их взаимодействия. Форма понимается как способ существования, выражения содержания (внешняя форма) и как внутренняя организация содержания (внутренняя форма). Внешняя форма - это выражение вовне внутренне организованного содержания. Внутренняя форма - это система строения, способ связи частей, организующих содержание правоотношения. Содержание - это единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций, характеризующих его сущность. В содержание правового явления (в частности, юридического лица) входят не только составляющие его элементы, но и способ их связи - структура[133].

Содержание и форма неразрывно связаны между собой, существуют вместе как две стороны одного предмета, явления, процесса, правового образования. Нет содержания без формы, а формы - без содержания: содержание формально, а форма - содержательна. Единство содержания и формы юридического лица является условием его существования. Рассмотрение формы отдельно от содержания и исследование содержания без формы могут применяться лишь в качестве приема научной абстракции[134]. Форма и содержание относительно самостоятельны и возникающие между ними противоречия разрешаются путем изменения устаревшей формы и возникновения новой формы, соответствующей новому содержанию, благодаря которому юридическое лицо приобретает качественную определенность.

Г.В.Ф. Гегель писал, что содержание не бесформенно, а форма содержится в самом содержании, но представляет собой нечто внешнее ему[135].

С.Н. Братусь обращал внимание на то, что правильный ответ на вопрос о соотношении содержания и формы дают те философы, которые понимают форму как систему относительно устойчивых связей моментов содержания вещи, как структуру всех свойственных ей процессов. Форма - это структура вещи (явления), тесно связанная с содержанием[136].

Известные теоретики права Н.И. Матузов и А.В. Малько утверждают, что регулируемые общественные отношения не утрачивают своего фактического содержания (экономического, политического, имущественного и т.д.), а лишь видоизменяются, обретая свое новое дополнительное качество. Иными словами, правоотношение не отделяется от опосредуемого им реального отношения, не находится где-то рядом или над ним, а существует вместе с ним, так как форма и содержание едины. Законодатель не может произвольно менять первоначальный характер тех или иных общественных отношений, создавать новые[137].

«Юридическое лицо» обозначает самостоятельную юридическую личность, реальный субъект права (правоотношений), включает в себя материальное и духовное, общечеловеческое и индивидуальное, объективное и субъективное, состоят из политических, социальных, экономических, духовных, религиозных, культурных, этических, нравственных и иных качеств (ценностей), находящихся в постоянном развитии и взаимодействии, позволяющих удовлетворить многочисленные потребности и законные интересы коллективных образований и их участников (членов).

Будучи идеальной правовой формой, юридическое лицо-собственник приобретает конкретное материальное содержание, становится реальным явлением социального (общественного) бытия. Юридическое лицо - это уникальное единство правовой формы и фактического (материального) содержания регулируемых общественных отношений. Материальность и реальность юридического лица проявляется в материальности и реальности коллективного субъекта гражданского права, в обладании им автономной волей, собственными интересами, определенными гражданскими правами и обязанностями, способностями участвовать в обороте имущества и защищать свои права и законные интересы от своего собственного имени. Юридическое лицо невозможно понять из самого себя и из общего развития духа человеческого, ибо коренится в материальной составляющей жизни. Реальные действия, деятельность, поведение, существование коллективного субъекта гражданского права (юридической личности) подтверждают конструкцию юридического лица как идеальной модели поведения юридической личности и одновременно как фактическое (реальное) образование, имеющее автономную волю, собственные интересы, обособленное имущество, и совершающее самостоятельные фактические и юридические действия от собственного имени. Возникший (возникающий) в рамках разрешенной законом правовой модели юридической личности субъект гражданского права приобретает (получает) в порядке, установленном законом, реальное имущество: земельные участки, здания, помещения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, исключительные права на продукцию, работы и услуги, средства индивидуализации (см., например, ст. 132 ГК РФ), формирует систему корпоративного управления (см., например, ст. 53, 65.1, 65.3, 67.1, 106.4 ГК РФ), включается в единый государственный реестр юридических лиц (см., например, ст. 51 ГК РФ). Конкретный коллективный субъект гражданского права, признанный государством под эгидой (правовой формой) юридического лица - это конгломерат материальных, финансовых, трудовых ресурсов, объединение предпринимателей, физических лиц, управленческих кадров (менеджмента), способных решать поставленные в учредительном документе задачи в соответствии с целью своей деятельности. Получив право на «жизнь» с помощью норм объективного права и являясь внешней правовой формой коллективного образования, юридическое лицо становится обладателем правосубъектности, начинает выполнять свою институционализирующую роль.

По верному утверждению С.С. Алексеева, категории объективного права (идеальный образ) приобретают жизненное значение тогда, когда претворяются в живую материю права, в содержание действующей правовой системы, и, следовательно, становятся социальной реальностью. Реальная (живая) ткань права формируется и развивается под воздействием политических, идеологических, экономических и иных факторов. Реальное (живое) право неотделимо от социально-экономической жизни, существует и действует в самой его гуще. По своим сущностным чертам право выступает как результат разумной деятельности, а при осуществлении своих функций - как форма объективированного явления, воплощающего свободу, юридическое равенство и справедливость[138].

Юридическое лицо-собственник обладает самостоятельной (единой) волей. Воля и волеизъявление предоставляют исследуемому коллективному образованию свободно по своему усмотрению и в своем интересе принимать и осуществлять (исполнять) правовые решения (делать свой правовой выбор), выражать волевые акты вовне, подчинять своей воле поведение участников организации и самой организации в пределах ограничений, предусмотренных законом, учредительными документами, договором (соглашением). При отсутствии воли и волеизъявления коллективное образование невозможно признать юридической личностью (юридическим лицом), так как элементы воли, волеизъявления, способность аккумулировать, осознавать и выражать волю вовне входят в содержание правосубъектности юридического лица как участника гражданских правоотношений. Эта воля формируется и проявляется с помощью воли самих учредителей (участников), волеобразующих и волеизъявляющих органов юридического лица (общего собрания, совета директоров (наблюдательного совета), директора, коллегиальной исполнительной дирекции и т.п.).

В.С. Ем верно отмечает, что реализуя корпоративные права и выражая собственную волю, участники корпорации формируют волю и волеизъявление высшего органа корпоративного юридического лица. Сформированное членами корпорации волеизъявление высшего органа порождает модус поведения, обязательный для исполнительного органа корпоративного юридического лица и самих лиц, являющихся участниками корпорации[139].

Проф. Н.В. Козлова также справедливо указывает, что по принципу организационного единства собственная воля и действия индивидов, имеющих полномочия, выступать от имени юридического лица в рамках, предусмотренных законом и учредительными документами, рассматриваются как воля и действие самого юридического лица[140].

Воля корпорации (юридического лица) определяется групповыми интересами ее участников (членов) и может быть отлична от индивидуальной воли каждого. Воля коллективного юридического образования - это не механическое соединение воль всех участников коллективного юридического образования, а логически выведенная и разумно сформированная единая воля юридического лица и его участников (членов). При этом воля коллективного образования подчиняется (должна подчинятся) требованиям (ограничениям) закона и основ нравственности. Индивидуальная воля каждого участника корпорации ограничивается коллективной волей (волей самой корпорации), выраженной в учредительных (уставных) документах, иных локальных, корпоративных актах, решениями, указаниями и приказами должностных лиц органов корпоративного управления. Безусловно, воля отдельного участника корпорации (юридического лица) может расходиться с волей других участников, самого юридического лица.

По мнению сторонников фикции, юридическое лицо не обладает «телом» и не имеет своей воли, рассматривается как недееспособное, нуждающееся в представительстве правовое образование. Формирование её воли, осуществление фактических и юридических действий от её имени производится физическими лицами - представителями, действующими на основании закона и предоставленных полномочий. Их действия не отождествляются с поведением самого юридического лица, однако они создают для последнего юридические права и обязанности, так как действия и воля представителей считаются волей и действиями самого юридического лица[141].

Юридическое лицо-собственник является уникальным носителем коллективного (корпоративного) интереса, отражающего интересы своих участников (учредителей), государства и всего общества. В то же время корпоративные организации-собственники могут иметь свои собственные интересы, не совпадающие с интересами той или иной части своих учредителей (участников). Такая ситуация обусловлена целевым назначением юридического лица, его самостоятельностью и автономностью как субъекта гражданских правоотношений. Всякое юридическое лицо наделено субъективными правами и юридическими обязанностями, правовыми средствами для осуществления своей правосубъектности, уставной деятельности, достижения коллективных и индивидуальных интересов. В рамках любой корпорации происходит реализация не только интересов самой корпорации, но и интересов большинства ее участников (членов). Именно для этих целей объединяются материально-финансовые ресурсы учредителей, создаются органы управления, устанавливаются правила внутриорганизационных отношений. Корпоративные правоотношения - это общественные отношения имущественного, организационно-управленческого и информационно-коммуникативного характера, возникающие и действующие в силу правовых актов, соглашений, обычаев, учредительных (уставных норм) и иных источников корпоративного права. Они (правоотношения) действуют внутри корпоративной организации (корпорации) на основе корпоративного участия (членства), совместной деятельности, единства корпоративных интересов и целей. Субъектами этих правоотношений являются сами участники юридического лица, органы управления, юридическое лицо (корпорация). Целью корпоративной деятельности являются обустройство внутренней организации и деятельности корпорации, управление ею и её имуществом ради получения социальноэкономического эффекта, корпоративного дохода, удовлетворения имущественных и неимущественных потребностей (интересов), получения части корпоративной прибыли. При этом средствами достижения такой институционализирующей цели являются: принципы корпоративного саморегулирования, методы (приемы, способы) корпоративно-правового воздействия на корпоративные отношения, меры корпоративно-правовой защиты и ответственности.

Проф. Н.В. Козлова верно отмечает, что конструкция юридических лиц находится на службе интересов людей. Возникновение и многолетняя деятельность корпоративных и иных образований были обусловлены именно потребностями социального управления и имущественного оборота. Основная задача института юридического лица заключается в создании субъекта прав и обязанностей, функционирование независимо от смены его людского субстрата, аккумулирование и обособление имущества, финансовых и трудовых ресурсов, снижение предпринимательского риска, уменьшение ответственности учредителей (участников), защита их имущественных интересов и интересов коллективного образования, организация социального управления и контроля[142].

Действительно, корпоративные интересы юридического лица должны быть направлены на служение законным интересам его учредителей (участников) и самого юридического лица: аккумулировать материальные и трудовые ресурсы, объединять и организовать предпринимательскую, трудовую и иную эффективно-полезную, легальную деятельность, коллективы людей, обеспечивать социальное управление и контроль этой деятельности, создавать надлежащие условия для выполнения производственных, управленческих, социально-культурных и других, не противоречащих закону, задач, управление коллективным производством, наемным трудом и корпорацией в целом, наделять коллективные образования вещными и имущественными правами, юридическими обязанностями, предоставлять юридическую возможность получать часть прибыли, снижать риска предпринимательской деятельности и т.д.

Безусловно, в силу ряда объективных и субъективных причин корпоративные конфликты интересов возможны между: 1) учредителями (участниками) юридического лица (например, между мажоритарными и миноритарными акционерами); 2) учредителями (участниками) и органами управления юридического лица; 3) отдельными участниками и самим юридическим лицом; 4) юридическим лицом и государством; 5) юридическим лицом (корпорацией) и наемным персоналом; 6) учредителями и трудовым коллективом; 7) юридическим лицом и иными участниками договорных, внедоговорных и кондикционных правоотношений; 8) между юридическим лицом и потребителями и т.д. Руководство юридического лица обязано знать и учитывать законные интересы юридического лица и его учредителей, принимать активные меры к их соблюдению и цивизизованному урегулированию. Устранение создавшейся дисгармонии, урегулирование возникших корпоративных споров, учет и поддержка законных устремлений - важная задача администрации корпорации[143].

Проф. Е.А. Суханов верно отмечает, что практическое применение института юридического лица должно опираться на выверенный законодателем баланс интересов предпринимателей и всех других участников производственно-корпоративной деятельности, включая граждан- потребителей[144].

ГК РФ 1994 г. (первая часть) признал юридическим лицом организации, которые обладают обособленным имуществом, отвечают им по своим обязательствам, способны от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права, нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п.1 ст. 48).

Таким образом, основываясь на содержании закона, можно сделать вывод о том, что основными институционально-атрибутивными признаками юридического лица являются: 1) обладание гражданской правосубъектностью; 2) способность осуществлять свои гражданские права и исполнять юридические обязанности от своего имени; 3) способность нести гражданско-правовую ответственность в установленном законом порядке; 4) организационное единство (организация); 5) наличие обособленного имущества (источника исполнения принятых на себя обязательств); 6) способность выступать в качестве истца и ответчика в суде.

Гражданская правосубъектность является существенным признаком, важнейшим условием возникновения и функционирования юридического лица как субъекта гражданского права. Без правоспособности, дееспособности, сделкоспособности и деликтоспособности коллективное образование не может быть признано полноценным субъектом права, легальной организацией, формировать и проявлять свою волю вовне, иметь обособленное имущество, заключать сделки, совершать иные правомерные действия, выступать в имущественном обороте и иных формах гражданско-правовой деятельности от своего имени, нести ответственность перед другими участниками гражданско - правовых отношений, реализовывать законные интересы своих учредителей- собственников. Гражданская правосубъектность предоставляет юридической личности легальную возможность обладать субъективными гражданскими правами и исполнять соответствующие юридические обязанности.

В ст. 49 ГК РФ прямо указано, что юридическое лицо может обладать гражданскими правами, соответствующими целям деятельности юридического лица, предусмотренным в соответствующем учредительном документе, и нести обязанности, связанные с такой деятельностью. Коммерческие организации, кроме унитарных предприятий, прочих типов организаций, обозначенных в законодательстве, могут обладать гражданскими правами и нести соответствующие обязанности, которые им нужны для реализации любых видов деятельности, которые не запрещены законом. В предусмотренных законом случаях юридическое лицо имеет право вести определенные виды деятельности лишь при наличии лицензии, или имея членство в саморегулируемой организации, либо на основании свидетельства, выданного саморегулируемой организацией, о допуске к определенному виду работ. Ограничение прав юридического лица может происходить только в случаях, предусмотренных законодательством, и в соответствующем порядке. Если в отношении юридического лица выпущено решение об ограничении прав, оно может быть оспорено таким юридическим лицом в суде (п. 1 - 3).

В силу норм ГК РФ, все юридические лица являются организациями, но не все организации относятся к категории юридических лиц (п.1 ст. 48). Организация - это юридическое образование (конструкция), предусматривающее достижение определенных целей, задач (программ) допустимыми законом средствами, это принудительное или добровольное объединение (комплекс, система) взаимосвязанных между собой участников (членов), подразделений, органов управления, действующих на основе единой организационно-материальной базы, внешне- и внутриорганизационных правил (норм), элементов субординации, организационной дисциплины, ответственности, обязательности решений, указаний и распоряжений органов управления для её участников (членов).

В управленческой науке термин «организация» понимается как деятельность по упорядочению всех элементов определенного объекта во времени и пространстве, как объект, обладающий упорядоченной внутренней структурой. В «организации» сочетаются физические, технологические, экономические, правовые и человеческие отношения. Это единый комплекс взаимосвязанных элементов, самоорганизующаяся система на всех этапах

своего развития и функционирования. Дополняя друг друга, люди объединяют свои усилия и влияют на поведение самой организации в целом. Организация - это сознательно координируемое социальное образование на относительно постоянной основе с определенными ограничениями для достижения общей цели (целей)[145]. Для организации (независимо от её включения в систему юридических лиц) характерны: 1) наличие системы существенных социальных взаимосвязей, посредством которых люди объединяются в единое целое (общественный организм); 2) наличие определенной цели для возникновения и функционирования; 3) внутренняя структурная и функциональная дифференциация (обособление структурных подразделений, формирование органов управления, распределение функций между отдельными звеньями социального образования)[146]. Атрибутивными признаками организации являются: совокупность участников; подразумеваемое или открыто

выраженное относительно целей и средств организации согласие или несогласие; формальная координация, определяющая структуру с учетом сложности (иерархии) ее правил, процедур (формализации) и степени централизации принятия решений.

С позиции экономистов, организация - это экономическая единица координации, обладающая доступными определению границами и относительно постоянно функционирующая для достижения определенной цели или совокупности целей, разделяемых членами-участниками.

Организационное единство позволяет создать эффективную систему, реальный механизм аккумулирования и использования материальных, предпринимательских и трудовых ресурсов, управления производственной и иной, не противоречащей закону, деятельности, на корпоративных и иных коллективных началах с использованием норм гражданского (корпоративного) права, органов корпоративного контроля, корпоративной ответственности в целях удовлетворения имущественных интересов учредителей (участников) юридического лица. Организационные начала способствуют формированию правового статуса организации (юридического лица), содержат принципы, определяют характер взаимоотношений участников по вертикали и горизонтали, закрепляют корпоративные права и обязанности коллективного образования (юридического лица) и его учредителей, предусматривают порядок управления (подчинения) деятельностью предпринимателей и работников, формирования, согласования и выражения коллективной воли и воли учредителей, содержат основные начала управления корпорацией, распределения полученной прибыли, порядок возникновения и прекращения деятельности юридического лица.

Представляется, что в структуру организационного единства входят такие элементы, как указание на конкретную организационно-правовую форму юридического лица, его наименование, сведения о месте его нахождения и регистрации, организационные и имущественные основы создания и деятельности коммерческой (некоммерческой) организации, принципы и система органов её управления, правовой режим учредительных, нормативноправовых и корпоративных (локальных) актов, правовой статус (права и обязанности) членов организации, механизм взаимосвязей (взаимодействия) элементов, юридическая ответственность участников организационного единства, формы и методы взаимодействия носителей организационного единства с внешней средой и иными субъектами права.

Организационно-правовые формы юридического лица определяют специфику внутренней структуры каждого вида коллективного образования (организации), раскрывают внутренние правовые связи между отдельными элементами образования, организационные и имущественные основы его деятельности, характеризуют порядок его возникновения, изменения и прекращения. Организационно-правовая форма отличает (по правовому статусу) одну юридическую организацию от другой, определяет порядок возникновения, изменения и прекращения организационных связей, специфику аккумулирования и пользования имуществом юридического лица, ответственность участников корпоративной деятельности, особенности участия в имущественном обороте и т.д.

Организационное единство (организация) юридических лиц обеспечивается системой корпоративных и унитарных, коммерческих и некоммерческих юридических лиц. Именно существование организаций различных организационно-правовых форм, общность и взаимосвязь их многих качественных свойств позволяет юридическим лицам стать субъектом гражданского права, обладать наименованием (фирменным наименованием), обособленным имуществом, организованной (единой) волей (волеизъявлением), собственным интересом, нести персональную ответственность, быть участником судебного процесса, участвовать в имущественном обороте, аккумулировать и организованно использовать материальные, финансовые, интеллектуальные, информационные, трудовые (служебные) и иные организационные ресурсы для успешного достижения производственных, управленческих, социально-культурных и иных не противоречащих закону и нормам морали результатов. Институциональная структура оказывают существенное влияние на возникновение и развитие организации - содержания и формы человеческой деятельности, способа аккумулирования и проявления социальных ресурсов в человеческом обществе.

Организационное единство проявляется в наличии учредительных (уставных) документов, уставной дисциплине, организационной субординации, имущественной обособленности и ответственности, деятельности органов управления. Так, высшим органом корпорации является общее собрание ее участников. Компетенция этого органа и порядок принятия им решений определяются ГК РФ, другими законами и уставом корпорации. В законе и учредительном документе корпорации прописаны компетенции ее высшего органа. Законом и учредительным документом корпорации к исключительной компетенции ее высшего органа может быть отнесено решение иных вопросов (п.1 - 2 ст. 65.3 ГК РФ).

Корпорацией руководит единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор, председатель и т.п.). Члены коллегиального органа управления корпорации имеют право получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией, требовать возмещения причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ), оспаривать совершенные корпорацией сделки по основаниям, предусмотренным статьей 174 ГК РФ или законами о корпорациях отдельных организационно-правовых форм, и требовать применения последствий их недействительности, а также требовать применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации в порядке, установленном пунктом 2 ст. 65.2 ГК РФ. Порядок образования и компетенция органов юридического лица определяются законом и учредительным документом. Отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в состав его органов, регулируются ГК РФ и принятыми в соответствии с ним законами о юридических лицах (ст. 53 ГК РФ).

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснил, что согласно статье 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Действия, которые совершаются органами юридического лица и направлены на то, чтобы установить, изменить или прекратить права и обязанности юридического лица, рассматриваются как действия самого такого юридического лица. Согласно данной норме нельзя рассматривать органы юридического лица в качестве самостоятельных субъектов гражданских правоотношений, а значит, они не могут представлять юридическое лицо в гражданско-правовых отношениях[147].

Организационное единство юридического лица гарантируется нормами ГК РФ (глава 4), федеральными законами о хозяйственных обществах,

производственных кооперативах, некоммерческих организациях и иных видах юридических лиц, учредительными документами конкретного коллективного образования с той или иной организационно-правовой формой,

предусмотренной законом. Гражданско-правовое положение юридических лиц и порядок их участия в гражданском обороте (ст. 2) регулируются ГК РФ. Согласно ГК РФ, гражданско-правовое положение юридических лиц и порядок их участия в гражданском обороте регулируются Гражданским кодексом РФ (ГК РФ). Особенности гражданско-правового положения юридических лиц, их отдельных организационно-правовых форм, видов и типов определяются ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами. К юридическим лицам, создаваемым Российской Федерацией на основании специальных федеральных законов, положения ГК РФ о юридических лицах применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено специальным федеральным законом о соответствующем юридическом лице (п. 4 и 5 ст. 49).

Имущественная обособленность индивидуализирует юридическое лицо, способствует выполнению его социально-экономических задач, институциональному достижению поставленных целей и удовлетворению законных интересов учредителей и третьих лиц (кредиторов, собственников). Юридическое лицо призвано обладать легальным (титульным) имуществом, которое обособлено от имущества учредителей (участников) такого юридического лица и лиц, которые выступают как его органы, работники, пользователи и иные субъекты. Обособленное имущество создает материальную базу для каждого самостоятельного (автономного) хозяйствующего субъекта, является объективным (материальным) условием его существования и функционирования. Принцип отделения имущества корпорации (юридического лица) от имущества учредителей/участников является основополагающим принципом корпоративного права. По наличию реального имущества у юридического лица можно судить о фактических (объективных) способностях такого лица выполнять взятые на себя обязательства, иные социально-экономические функции. Не случайно, в законе указывается на участие в обороте имущественного комплекса юридического лица как совокупности различных видов имущества, предназначенных для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (коммерческое обозначение, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 132 ГК РФ). Юридическое лицо (организация) вправе обладать единым недвижимым комплексом - совокупностью объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь (ст. 133.1).

Как справедливо замечает проф. В.В. Долинская, исследование «имущественной обособленности» позволяет выявить такие характеристики правового режима имущества юридического лица, как: а) объем прав и обязанностей управомоченного лица в отношении имущества, которое ему принадлежит; б) объем прав и обязанностей третьих лиц, имеющих право на это имущество; в) порядок приобретения этого имущества; порядок и пределы реализации прав на такое имущество; в) порядок обращения взыскания на имущество должника по обоснованным притязаниям управомоченного лица[148].

Новеллы ГК РФ исключили указание о конкретных видах вещных прав юридических лиц, на основании которых юридическое лицо может владеть, пользоваться и распоряжается имуществом (п.1 ст. 48 ГК РФ, в ред. ФЗ от 05.05.2014 № 99-ФЗ)[149]. Однако такое нововведение вовсе не означает, что современное юридическое лицо не обладает тем или иным вещным правом (помимо права собственности) в отношении закрепленного за ним имущества. Праву собственности, праву хозяйственного ведения, праву оперативного управления и иным вещным правам в гражданском праве посвящена целая подотрасль («вещное право») (см., раздел II «Право собственности и другие вещные права» ГК РФ). Гражданское законодательство содержит важнейшие положения об имущественной основе юридического лица в соответствии с его видом и организационно-правовой формой.

Как известно, имущество юридического лица создается за счет вкладчиков-учредителей (учредителя) в установленном законом порядке и может быть увеличено в объеме благодаря производственной деятельности коллективного образования, умелому корпоративному руководству и другим позитивным факторам[150]. Еще много лет тому назад проф. А.И. Каминка писал о том, что учредители, сделавшее взносы в уставные (складочные) капиталы юридического лица, теряют свое право собственности на них ради получения в дальнейшем корпоративных дивидендов[151]. В ст. 66 ГК РФ прямо указано, что созданное за счет вкладов учредителей, а также произведенное или приобретенное на законных основаниях имущество, является собственностью хозяйственного товарищества или общества (п.1). Совместный Пленум Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснил, что коммерческие организации являются собственниками имущества, переданного им в качестве денежных или натуральных вкладов (взносов) учредителями (участниками). Исключением является лишь случай, когда объектом вклада является право владения и (или) пользования соответствующим имуществом[152].

Большинство отечественных юристов-цивилистов вполне обоснованно отрицает вещный характер большинства корпоративных прав и правоотношений, принадлежность учредителям на праве собственности имущества, внесенного в качестве вкладов в уставный (складочный) капитал хозяйственных товариществ или обществ[153]. Акционер не имеет реальной доли в уставном капитале акционерного общества и не вправе претендовать на получение стоимости части имущества общества или имущества в натуре при прекращении акционерных правоотношений, за исключением случаев ликвидации общества. Он обладает лишь правом собственности на свою акцию - ценную бумагу, закрепляющую его права на получение части прибыли общества в виде дивидендов, на участие в управлении обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации[154].

Имущество производственного кооператива создается благодаря паевым взносам членов кооператива и результатов производственной деятельности, принадлежит кооперативу на праве собственности. Паевой фонд кооператива делится на паи его членов в соответствии с уставом. Уставом кооператива может быть предусмотрено создание неделимых фондов, используемых по целевому назначению. Имущество ликвидированного кооператива после удовлетворения требований его кредиторов, распределяется между членами кооператива, если иное не предусмотрено законом о производственных кооперативах и уставом кооператива (ст. 106.3 ГК РФ).

Некоммерческие корпоративные организации также выступают как собственники своего имущества (п. 4 ст. 123.1 ГК РФ).

Имущество автономной некоммерческой организации, созданное за счет имущества учредителей, принадлежит организации на праве собственности (п. 3 ст. 123.24 ГК РФ). Религиозные организации являются собственниками принадлежащего им имущества, включая имущество, приобретенное или созданное за счет собственных средств, а также пожертвованное или приобретенное по иным предусмотренным законом основаниям (п. 1 ст. 123.28 ГК РФ).

Проф. Е.А. Суханов считает, что конструкция юридического лица - не собственника чужеродна рыночному хозяйству: государственное унитарное предприятие, созданное и финансируемое единственным учредителем - государством, не рассчитано по своей природе на привлечение внешних инвестиций (с предоставлением инвестору доли участия, права управления и возможности выхода из организации посредством отчуждения соответствующей доли). По своим долгам госпредприятие несет ограниченную ответственность, оно не может быть объявлено банкротом, а его учредитель и собственник имущества (государство) исключает свою (субсидиарную) ответственность по его долгам. Мировому экономическому хозяйству такие юридические лица (унитарные предприятия) неизвестны. В России они должны иметь лишь переходный характер. Проблематично и существование юридических лиц, вообще не имеющих какого-либо имущества, имущественных прав[155].

В институциональную систему организаций-собственников входят и публично-правовые образования, выполняющие значительные функции по осуществлению и защите частных законных интересов (см., например, ст. 212 ГК

РФ). В цивилистической литературе нет единства мнений об их институциональном гражданско-правовом статусе. Весьма проблематичным остается институциональный гражданско-правовой статус самого российского государства.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. и Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. не содержали положения о гражданской правосубъектности государства, и большинство советских юристов не признавали государство субъектом гражданского права, полагали, что не само государство как таковое, а отдельные звенья его власти являются субъектами гражданских правоотношений[156]. Некоторые ученые настаивали на том, что государство выступает в гражданскоправовых отношениях как властный субъект[157]. Другая часть юристов советского периода утверждала, что государство выступает как непосредственный участник гражданских правоотношений, и его гражданская правосубъектность носит особый характер, служит властно-публичным целям, обеспечивается гражданско-правовыми и иными средствами (способами), присущими суверену. Свое участие в гражданско-правовых отношениях государство осуществляет с помощью своих органов[158].

В 1981 г. М.И. Брагинский обращал внимание на то, что субъектом гражданского права может быть не только Союз Советских Социалистических Республик, как самостоятельное суверенное государство, но и его суверенные союзные республики, а также государственные образования: автономные республики, автономные области, автономные округа и административнотерриториальные единицы (области, города, районы, села и рабочие поселки)[159].

Отдельные современные ученые рассматривают органы публичных образований в качестве непосредственных субъектов (участников) гражданских правоотношений[160]. Другие исследователи считают, что в качестве субъектов (участников) имущественных отношений выступают сами публично-правовые образования, которые приобретают для себя права и обязанности через свои органы[161]. Существует и третья точка зрения, согласно которой в качестве субъектов (участников) имущественных правоотношений выступают публичноправовые образования и их органы[162].

Представляется, что основной причиной продолжающейся дискуссии является некоторая неясность (неопределенность) содержания ст.ст. 124 - 125 действующего ГК РФ. Согласно названным статьям, Российская Федерация, её субъекты, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в гражданско-правовых отношениях на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. К таким субъектам гражданского права применяются нормы об участии юридических лиц в гражданско-правовых отношениях, за исключений некоторых особенностей, предусмотренных законом. От имени Российской Федерации и её субъектов Российской Федерации органы государственной власти могут приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде в рамках своей компетенции (аналогичное положение действует и для муниципальных органов). В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные и муниципальные органы, юридические лица и граждане (ст. 124 - 125).

Э.В. Талапина настаивает на том, что гражданская правоспособность присуща всему государству в целом, но дееспособность - государственным органам, реализующим правосубъектность государства[163].

Согласно позиции О.Ю. Ускова, федеральные и региональные государственные органы, равно как и муниципальные органы, или органы юридических лиц, не имеют гражданской правосубъектности. Посредством своих действий они только осуществляют права, которые принадлежат публичноправовому образованию[164].

А. Г оловизнин уверен, что нельзя рассматривать органы государственной власти или органы местного самоуправления в качестве юридических лиц в строгом смысле данного термина, поскольку ст. 2 ГК РФ приводит исчерпывающий перечень видов субъектов гражданского права, а в ст. ст. 48 - 123 ГК РФ указаны признаки и приведен перечень юридических лиц. Ученый различает правовую природу учреждения и правовую природу органа государственной власти[165].

М.В. Жабреев не считает органы публичного образования субъектами гражданско-правовых отношений. По его мнению, они всегда выступают от имени соответствующего публичного образования, и, следовательно, не могут обладать никакими организационными формами и вещными правами. У органов публичных образований не может быть статуса юридического лица (учреждения), поскольку государственное учреждение в силу закона не может иметь властных полномочий по отношению к третьим лицам, а указание в п. 1 ст. 120 ГК РФ на возможность осуществления учреждением управленческих функций свидетельствует лишь о легальной способности учреждения управлять объектами, но не субъектами права[166].

По утверждению В.Н. Гапеева, С.А. Зинченко и А.А. Лукьянцева, органы публичного образования могут выступать в качестве самостоятельных участников гражданско-правовых отношений, не обладая при этом статусом юридического лица и выступая от имени публичного образования[167].

Проф. В.Г. Голубцов считает, что государственные органы, действующие в рамках п. 1 ст. 125 ГК РФ, не имеют и не вправе иметь самостоятельной правосубъектности, однако для удовлетворения своих хозяйственных потребностей они могут иметь статус юридического лица[168].

Полагаю, что если следовать буквальному толкованию норм ст. 123 - 125 ГК РФ, то можно сделать вывод о том, что Российская Федерация, её субъекты и муниципальные образования участвуют в гражданско-правовых отношениях по аналогии с участием юридических лиц. Государственные и муниципальные органы действуют от имени вышеназванных публичных образований, но не основании гражданско-правового института доверенности, а как составные части российского государства и одновременно как бы юридические лица на основе публично-правовых и частно-правовых норм. Являясь юридическими лицами, органы государственной власти и муниципальные органы выполняют публичные и частно-правовые функции не только в своих интересах (как юридического лица), но и в интересах государства (муниципалитета)[169]. В том случае, если от имени по гражданско-правовому поручению государства (специальной доверенности) действуют не государственные органы, а иные юридические лица, то последние действуют как обычные юридические лица в интересах доверителя (государства) и от его имени как обычное поверенное лицо.

Г осударственный орган всегда действует от имени государства, но не по поручению (доверенности), а в качестве составной части государственного механизма, выступая в интересах всего государства. У него нет понятия «свой», «чужой», «негосударственный» интерес. Представляя собой юридическое лицо (некоммерческую организацию) и вступая в гражданско-правовые отношения от собственного имени, государственный орган действует при этом (обязан действовать) только в интересах государства, а при прямом делегировании (поручению) - от имени государства в интересах последнего. У юридических лиц- государственных органов имеется ряд дополнительных существенных особенностей и эту категорию (организационно-правовую форму) юридических лиц можно условно назвать публично-правовыми организациями (публичными юридическими лицами), в число которых можно также включить государственные компании (корпорации, общины коренных малочисленных народов РФ), а также унитарные предприятия. Так называемые публичные юридические лица возникают не в силу учредительных решений (собраний) частных лиц, а вследствие принятия нормативно-правовых актов органами государственной (муниципальной) власти и управления. Они не могут быть подвернуты банкротству. Сама деятельность квазипубличных юридических лиц тесно связана с выполнением властных публично-правовых функций, оказанием публичных услуг, но с соблюдением принципов гражданского законодательства[170].

Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации 2009 г. констатировала возможность получения гражданско-правового статуса учреждения (юридического лица) органами публичной власти, участвующими в гражданском обороте от имени соответствующего публично-правового образования. Чаще всего подобный статус нужен органу государственной власти для совершения сделок по обеспечению его внутрихозяйственных нужд (проведение ремонтных работ, закупка канцелярских товаров, оплата коммунальных счетов и т.п.). Прочие сделки такого ведомства следует рассматривать как действия самого публично-правового образования (п. 7.2.3).

Существенной особенностью институционально-правового статуса «публичных» юридических лиц является использование ими государственной собственности (п.1 и 2 ст. 214 ГК РФ). Как уже отмечалось, государственное имущество может быть закреплено за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с ГК РФ (ст. 214, 294, 296 ГК РФ). В Российской Федерации государственная, муниципальная и иные формы собственности признаются и защищаются в равной мере (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ).

Отдельные исследователи предлагают исключить термин «государственная собственность» из юридического лексикона,[171] другие, наоборот, положительно оценивают это наименование[172]. Большинство исследователей-цивилистов поддерживает конституционное положение о существовании трех форм собственности.

Считаю, что деление собственности на три вышеназванные формы некорректно. Весьма обоснованной классификацией является деление права собственности на частную и публичную. Указанные в Конституции РФ формы собственности являются, по существу, основными видами, а не формами, права собственности. С философской точки зрения, форма придает содержанию надлежащий внешний вид, систему, организацию, структуру, способ связи частей, элементов, составляющих единый предмет (явление). Форма - это способ существования, проявления и выражения внутреннего содержания[173]. Использование законодателем советского периода формы права собственности подчеркивало ведущую роль социалистической собственности, возможность принадлежности к ней самых различных (неограниченных законом) объектов собственности, ее повышенную (по сравнению с иными формами собственности) юридическую защиту. Акцент современного законодателя на существование форм собственности является скорее данью конституционной традиции России, исходящей из социально-экономического понимания «форм собственности». В 1991 году Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик отказались от политэкономической категории «формы собственности» (индивидуальная, коллективная, государственная) и, по существу, констатировали, что юридически существует одно единое право собственности с одинаковым для всех собственников набором полномочий (содержанием), но различным составом субъектов (граждане, юридические лица, государство).

Считаю, что категория «форма права собственности» больше относится к понятиям экономической теории, нежели к терминологии юриспруденции. Экономисты утверждают, что формой собственности является ее вид, характеризуемый тем, кто является собственником. Существует столько форм собственности, сколько субъектов собственности (личная, семейная, групповая, коллективная, территориальная и т.д.)[174].

Проф. Е.А. Суханов с полным основанием утверждает, что не существует иных видов собственности, помимо таких как частное и публичное, а признание иных форм собственности является недоразумением, основанным на излишнем идеологизировании частной собственности[175].

Академик Ю.К. Толстой также считает, что любая форма собственности является частной[176].

Развивая идею Ю.К. Толстого, С.С. Алексеев сделал существенный вывод о том, что собственность - это ничто иное, как частная собственность[177].

Современный исследователь проф. В.Г. Голубцов также полагает, что действующее законодательство не содержит основания для понятия «форма собственности»[178].

Мировое сообщество и конституционное законодательство ряда зарубежных государств признает дихотомическое деление права собственности на частное и публичное[179].

Правовое регулирование, посвященное казне в ГК РФ (ст. 214, 1071) необходимо усовершенствовать с целью дальнейшего институционального регулирования всех видов отношений, связанных с правом собственности, независимо от его формы, типа и вида. Законодателю следует предусмотреть конкретные нормы об отнесении определенных категорий имущества к разряду государственного (казенного), как это было в дореволюционном российском законодательстве. Представляется необходимым указать в ст. 1071 ГК РФ, что имущественная (гражданско-правовая) ответственность государства осуществляется за счет государственного (казенного) имущества соответствующего уровня (Российской Федерации, её субъектов, муниципальных образований).

Таким образом собственники, иные субъекты гражданского права, наделенные гражданской правосубъектностью (правоспособностью, дееспособностью, сделкоспособностью и деликтоспособностью), обладающие гражданскоправовым статусом, субъективными правами и юридическими обязанностями, оказывают существенное воздействие на институционализацию своих интересов. Наделение собственников признаками (свойствами) физических или юридических лиц, предоставляет гражданам, иностранцам, лицам без гражданства (с двойным гражданством), корпоративным и некорпоративным (унитарным) организациям, публично-правовым образованиям легальную возможность приобретать институционально-правовой статус, выражать и закреплять свои законные интересы в нормативно-правовых актах, реализовывать свои законные интересы в ходе осуществления субъективных прав и исполнения юридических обязанностей, прибегать к помощи гражданско-правовой защиты и ответственности. Институционально-правовой статус собственников является легитимным средством институционализации при выявлении, закреплении, осуществлении и защите законных интересов собственников.

Институционально-правовой статус собственников направлен на упорядочение гражданско-правовых отношений, юридическое обеспечение реализации и защиты субъективных гражданских прав и законных собственников. Как субъекты гражданского права, собственники владеют своим имуществом, пользуются и распоряжаются им по своей воле и в своем собственном интересе. Собственники обладают самостоятельной (индивидуальной или общей) волей, индивидуальными или групповыми интересами, применяют с целью осуществления и защиты этих интересов самые различные институциональные средства (приемы), действуют организованно, от своего имени, имеют, как правило, обособленное имущество и способны нести гражданско-правовую ответственность имущественного характера. Внутриорганизационные структурные связи, элементы, различные организационно-правовые формы юридических лиц, эф- фективная система органов управления, легитимное установление и функционирование правового режима имущественных объектов способствуют выполнению этих задач.

В отличие от человека как биологического существа с множеством его интеллектуальных, физиологических и иных особенностей физическое лицо выступает как собирательный (модельный, идеальный, абстрактный) субъект права, способный владеть, пользоваться, распоряжаться своим имуществом, участвовать в вещных и обязательственных правоотношениях, осуществляя и защищая при этом свои законные интересы.

Организационно-правовые формы юридических лиц позволяют собственникам и иным лицам аккумулировать материальные, финансовые и трудовые ресурсы легальной деятельности, владеть, пользоваться и распоряжаться своим обособленным имуществом, участвовать в имущественном обороте, решать позитивные социальные задачи в сфере производства, управления, здравоохранения, культуры, образования и иных сферах человеческой деятельности, представлять и защищать свои законные интересы. Обладая организационным характером, внутренней структурой и системными институциональными качествами, юридические лица способствуют институциональному упорядочиванию выявления, легитимации, осуществления (реализации) и защиты законных интересов собственников.

Основными атрибутивными признаками юридического лица являются: 1) гражданская правосубъектность; 2) способность осуществлять свои гражданские права и исполнять юридические обязанности от своего имени, своей волей, в своем интересе, в предусмотренных законом пределах; 3) способность нести гражданско-правовую ответственность в установленном законом порядке; 4) организационное единство (организация); 5) наличие обособленного имущества; 6) способность выступать в качестве истца и ответчика в суде.

Являясь юридическим лицом (некоммерческой организацией) и вступая в гражданско-правовые отношения от своего собственного имени, государственный орган действует при этом в интересах государства, а при прямом делегировании (поручении) - от имени государства в интересах последнего.

Необходимо усовершенствовать статьи 214 и 1071 ГК РФ, посвященные государственной казне и ответственности за счет казны, уточнить функциональное назначение казны (казенного имущества) и её структуру, указать, что гражданско-правовая ответственность государства осуществляется за счет государственного (казенного) имущества соответствующего уровня (Российской Федерации, её субъектов, муниципальных образований).

<< | >>
Источник: РЫЖИК АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ИНТЕРЕСОВ СОБСТВЕННИКОВ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. право диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Институционально-правовой статус носителей собственнических интересов.:

  1. Оглавление
  2. Введение
  3. §1. Понятие, признаки и классификация интересов собственников
  4. § 3. Институционально-правовой статус носителей собственнических интересов.
  5. §1. Общая характеристика гражданско-правовой институционализации интересов собственников
  6. § 2. Принципы институционализации интересов собственников
  7. § 1. Понятие, правовая природа и сущность ограничений прав собственников
  8. § 2. Основные виды институциональных ограничений права собственности в системе интересов собственников
  9. § 3. Недопущение злоупотребления правом как институциональный предел осуществления интересов собственников
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. § 1. Средства правовой политики в сфере инноваций
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -