<<
>>

§ 2. Юридическая ответственность как элемент правовой системы

Системная модель имманентно предполагает наличие у юридической ответственности особой прописки среди иных правовых явлений, входя­щих в объем понятия правовой системы и содержание ее модели.

Рассмотренные выше методологические подходы к исследованию юридической ответственности и правовой системы указывают на значи­тельные перспективы углубленного познания данных категорий, которые могут быть реализованы при определении места и роли юридической от­ветственности в правовой системе. Мы убеждены, что правовая система, изучаемая через призму юридической ответственности и в связи с ней, вы­свечивает свои, скрытые при иных обстоятельствах, свойства, равным об­разом действующие в отношении всех ее подсистем и элементов (прежде всего охранительной направленности). Соответственно, юридическая от­ветственность, постигаемая как часть материи правовой системы в «паути­не» множественных связей с иными правовыми явлениями, предстает в виде целой системы правовых средств, контекстов и коннотаций, зани­мающих свое место в системной модели юридической ответственности. Как правильно отметил Н. В. Макарейко, «анализ системы юридической ответственности выполняет важную методологическую функцию, будет

способствовать дальнейшему перспективному исследованию наиболее ак­туальных вопросов нормативного правового регулирования и применения мер юридической ответственности в конкретных сферах общественной

жизни»[125].

Характеристика юридической ответственности как элемента правовой системы предполагает осуществление нескольких последова­тельных актов:

1) определение места юридической ответственности в структуре подсистем правовой системы;

2) определение свойств (статических и динамических) юридической ответственности, показывающих ее положение среди иных правовых явле­ний;

3) аналитическое описание взаимодействия юридической ответст­венности с иными правовыми явлениями.

Вопрос о структуре правовой системы не имеет однозначного реше­ния, вследствие чего к настоящему времени в литературе оформилось множество различных взглядов. Не вдаваясь в научную дискуссию относи­тельно частных противоречий между доктринальными позициями, обра­тим внимание на ключевое положение, согласно которому правовая систе­ма в самом общем виде предстает в виде совокупности (набора, единого целого, комплекса) каких-либо государственно-правовых явлений. Мы по­лагаем возможным указать на существование в составе правовой системы трех самостоятельных подсистем:

- регулятивная подсистема - центральный элемент правовой систе­мы, охватывающий правовые средства, обеспечивающие непосредствен­ный регулятивный эффект: нормы права, источники права, акты реализа­ции субъективных прав и обязанностей, акты применения права, акты тол­кования права и мн. др.;

- идеологическая подсистема - духовный элемент правовой системы, который находит свое отражение в правосознании, правовой культуре, юридическом образовании, правовом воспитании и мн. др.;

- организационная подсистема - объединяющий элемент правовой системы, задача которого заключается в выстраивании механизма действия права и охватывающий собой правотворчество, субъектов права, правоот­ношения, реализацию и применение права, толкование права, правовое по­ведение, законность, правопорядок и мн. др.[126].

Юридическая ответственность по своей правовой природе и в стати­ческом и в динамическом состоянии тяготеет к организационной системе, так как оказывает сплачивающий эффект и фактически объединяет между собой все подсистемы и составляющие их элементы.

В регулятивной подсистеме юридическая ответственность проявля­ется практически во всех ее элементах:

- в нормах права закреплены наказания (меры юридической ответст­венности) и процедурные формы возложения ответственности, причем са­ма юридическая ответственность нередко рассматривается в качестве меж­отраслевого института права;

- в источниках права содержатся нормы юридической ответственно­сти и механизмы ее реализации;

- в актах реализации права юридическая ответственность может быть индивидуализирована (например, это касается договорной ответст­венности), либо исполнена в добровольной или в принудительной форме;

- в актах применения права фиксируются опорные точки механизма возложения юридической ответственности, и закрепляется итоговое реше-

127

ние о принудительном определении вида и меры ответственности[127];

- в актах толкования права находят свое отражение разъяснения, ка­сающиеся вопросов установления и конкретизации юридической ответст­венности, а также иных особенностей ее реализации[128].

В идеологической подсистеме юридическая ответственность занима­ет далеко не последнюю роль. Так, С. В. Ненароков считает уместным рас­сматривать свободу и юридическую ответственность как противополож­ные грани правосознания[129]. М. П. Авдеенкова считает, что механизмы юридической ответственности в российском обществе не позволяют гово­рить об уверенности в неотвратимости наказания и равноправии всех лиц перед законом и судом. Эти два фактора по ее мнению существенным об­разом влияют на отражение оценки обществом конкретного деяния как не­правомерного и недопустимого, а также на достижение цели общей пре­венции, препятствуют воспитанию надлежащей правовой культуры и пра- восознания[130]. Мы рассматриваем юридическую ответственность как кате­горию, которая неразрывно связана с духовной жизнью общества и должна

131

иметь этическое содержание[131].

И. В.—Емелькина обнаруживает связь между проявлениями юриди­ческой ответственности в нормативной и идеологической подсистеме. Она указывает, что норма права предусматривает эталон (образец, модель) пра­вомерного поведения, которая указывает как нужно или не следует посту­пать в той или иной ситуации и каковы будут негативные последствия (юридическая ответственность). Правовая норма формирует правосознание как явление внутреннего мира, зависящее от воспитательной функции пра­ва и ее частного преломления - воспитательной функции юридической от- ветственности[132].

В организационной подсистеме юридическая ответственность нахо­дит свое непосредственное выражение в каждом из обозначенных право­вых элементов:

- в ходе правотворческой деятельности юридическая ответствен­ность как потенциальная мысль правотворца облекается в нормативно­правовые формы с точки зрения устанавливаемых негативных санкций или механизмов их реализации;

- субъекты права могут относиться к органам и должностным лицам, возлагающим ответственность, либо к правонарушителям, либо к иным лицам, участвующим в процедуре реализации юридической ответственно­сти;

- материальные и процессуальные правоотношения являются право­вой оболочкой, в которой юридическая ответственность возникает, кон­кретизируется и осуществляется;

- реализация и применение права субъектами правоотношений юри­дической ответственности является двигательной основой для реализации данной правовой категории;

- в процессе толкования правовые вопросы, возникающие в ходе реализации юридической ответственности, разъясняются на нормативном или индивидуальном уровне правового регулирования;

- правовое поведение может выражаться в правомерном поведении участников дела о привлечении к юридической ответственности, либо в противоправном поведении, создающем фактическое основание для воз­никновения юридической ответственности;

- законность и правопорядок одновременно являются целями юри­дической ответственности и условиями эффективности ее реализации.

Интегративный подход к определению места юридической ответст­венности в правовой системе получает все большее распространение. Так, Е. А. Куликов приходит к мнению, что юридическая ответственность в этом контексте «представляет собой социально-правовое явление, обеспе­чивающее функционирование правовой системы общества, опосредован­ное нормами позитивного права, создающимися в ходе оценки обществен­ных отношений как социально значимых благ, закрепляющими основания

и пределы применения мер государственного принуждения в отношении лиц, совершивших правонарушение, или мер поощрения (льгот, стимулов и др.) в отношении лиц, совершивших юридически значимые акты соци­ально активного поведения, реализуемыми в процессе правоприменитель­ной деятельности правомочных или специально уполномоченных государ­ственных органов и должностных лиц, и предполагающими воздействие на волю и сознание людей с целью изменения их поведения для приведения его в соответствие с ожиданиями общества и государства»[133].

Важно помнить, что отсутствие формального закрепления ответст­венности государства и механизмов ее реализации в национальной право­вой системе не свидетельствуют об отсутствии ответственности как тако­вой при наличии специальных международно-правовых установлений. На­пример, Верховный Суд Российской Федерации (далее - Верховный Суд РФ) в одном из обзоров судебной практики[134] приводит правовые позиции Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Согласно разъяснениям ответственность государств-участников за реализацию Кон­венции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (за­ключена 18.12.1979 г.)[135] наступает в результате действий или бездействия, исходящих от органов любой ветви государственной власти независимо от внутреннего права.

Юридическая ответственность как элемент правовой системы обла­дает свойствами, характеризующими ее положение среди иных правовых явлений, к которым мы относим следующие.

Во-первых, системность. Это свойство проявляется во многих кон­текстах, в которых участвует юридическая ответственность. Так, институт юридической ответственности представляет собой упорядоченность (сис­тему) норм права (отраслей права, институтов права и т. д.), устанавли­вающих меры ответственности и формы их реализации. Юридическая от­ветственность как правовое средство охватывает собой наказания, субъек­тивные обязанности в рамках охранительного правоотношения и иные правовые явления, обладает качествами целостности, компонентности и структурированности. В данном аспекте уместно ставить вопрос о юриди­ческой ответственности как системе, состоящей из подсистем и элементов более частного уровня. Для схематичного и обобщенного представления о юридической ответственности как системе следует обращаться к категории «системная модель юридической ответственности».

При этом важно понимать, что юридическая ответственность в пра­вовой системе - это система внутри системы и экстраполяция признаков базовой системы на производную выглядит методологически оправданным

решением.

Во-вторых, комплексность. Вытекающее из системности свойство комплексности юридической ответственности показывает, что объем охва­тываемых данной категорией правовых явлений и средств велик и включа­ет в себя различные образования из норм права, актов реализации субъек­тивных прав, актов применения права. При описании комплексности юри­дической ответственности принято указывать на многообразие ее разно­видностей и широкую сферу применения, охватывающую все регулируе­мые правом общественные отношения. В правовой системе ответствен­ность неоднородна, метафорически выглядит в форме «созвездия» право­вых явлений, которые, в свою очередь, могут входить в состав других пра­вовых категорий (государственного принуждения, санкций и т. д.).

В-третьих, интегративность. Обеспечение системности и ком­плексности юридической ответственности достигается посредством ее ин­тегративных (соединительных) качеств. Взаимодействуя с иными право­выми явлениями (внешняя интеграция) юридическая ответственность со­храняет целостность своей структуры (внутренняя интеграция) и развива­ется благодаря тем правовым связям, в которых она состоит. Юридическая ответственность связывает между собой категории «санкция» и «наказа­ние», «государственное принуждение» и «противоправное поведение», «правонарушение» и «субъективная юридическая обязанность», а также многие другие. Очевидно, что в структуре правовой системы ответствен­ность позволяет связать и организовать в единой правовой материи много­численные правообразования, укрепляет центральные звенья правоохрани­тельного блока.

В-четвертых, двухуровневость. На уровне объективного права (уров­не нормативного правового регулирования, общих правоотношений) юри­дическая ответственность выражена в форме мер государственного при­нуждения, предусмотренных нормами права. На уровне субъективного права (уровне индивидуального правового регулирования, частных право­отношений) юридическая ответственность выступает в качестве обязанно­сти претерпеть меры государственного принуждения за совершенное про­тивоправное деяние[136]. Двойственность воплощения ответственности обычно не учитывается, что создает существенные проблемы в объектив­ном восприятии данной правовой категории, перетекающей от своей зако­нодательно-установленной конструкции в плоскость конкретных общест­венных отношений. С иного ракурса двухуровневость юридической ответ­ственности можно представить с точки зрения уровней правовой системы: национального и международного права, выделяя внутригосударственную

юридическую и международно-правовую ответственность. Отказ от пред­ложенного подхода необоснованно сузит гносеологический потенциал лю­бого исследования и не позволит в должной мере рассмотреть юридиче­скую ответственность как часть правовой системы.

В-пятых, межотраслевой характер. Юридическая ответственность, как уже было отмечено, является важнейшим звеном правоохранительной системы любого государства и внедряется во все сферы регулируемых правом общественных отношений. В странах, правовые системы которых тяготеют к романо-германской правовой семье, нормы права принято структурировать по отраслям и институтам права. Здесь в разграничении системы юридической ответственности определяющим является отрасле­вой критерий, позволяющий определить систему и связь юридической от­ветственности с системой права, взаимопроникновение и точки пересече­ния разных видов юридической ответственности[137]. То есть, содержание в той или иной отрасли права мер юридической ответственности - это не ти­повое, а обязательное условие существования самой отрасли. В контексте размышлений можно согласиться с мнением Г. Д. Улётовой о том, что ме­тод правового регулирования (как одно из условий разграничения отраслей права) среди прочего также включает в себя характер юридических мер воздействия (санкций), включая способы, основания и процедуры их при- менения[138]. По нашему мнению, юридическая ответственность проявляет себя во всех полноценных (избегая дискуссии о комплексных) отраслях права и может выступать в качестве одного из базовых критериев опреде­ления отраслей права. Так, не подлежит сомнению существование консти­туционно-правовой, уголовно-правовой, административно-правовой и гражданско-правовой, ответственности, продолжаются дискуссии о само­стоятельности иных отраслевых видов ответственности (бюджетно­правовой, налоговой, гражданско-процессуальной, уголовно­процессуальной и др.).

В-шестых, принудительность. Государственное принуждение как метод государственной власти, как государственно-властная деятельность и как система мер принудительного воздействия неизменно опирается на охранительный потенциал правовой системы. Юридическая ответствен­ность независимо от своей формы и вида всегда должна обеспечиваться силой государственного принуждения. В одних случаях принуждение применяется открыто (относительно таких мер ответственности как лише­ние свободы, возложение административного штрафа, увольнение с рабо­ты за дисциплинарный проступок). При других обстоятельствах государ­ственное принуждение существует в скрытой форме (является эвентуаль­

ным) и порой так и «не выходит из тени», когда правонарушитель наделя­ется правом самостоятельно претерпеть ответственность, и реализует это право, не дожидаясь принуждения его к соответствующим действиям, что характерно для частноправовых отношений. Несмотря на преимуществен­но добровольную форму реализации международно-правовой ответствен­ности, ее действие также обеспечено существованием специальных меж­дународных организаций и органов (в т. ч. юрисдикционных) способных осуществлять принудительные действия в отношении государств делин- квентов[139]. Не обеспеченная принудительным исполнением юридическая ответственность превращается из охранительного механизма в рекоменда­цию и становится «беззубой».

В-седьмых, ретроспективность. Названное свойство показывает общую направленность юридической ответственности, которая неразрыв­но связана с неправомерным поведением, акты которого имели место в прошлом. Иными словами юридическая ответственность является частью реакции государства на противоправное деяние и в правовой системе она темпорально ориентирована на непосредственное применение лишь пост­фактум (после свершившегося отступления от закона). Заявляя о ретро- спективности юридической ответственности, мы не исключаем существо­вания у нее перспективных задач, ориентированных на предотвращение будущих правонарушений, в числе которых особо выделяют общую и ча­стную превенцию. Между тем, не считаем возможным признавать само­стоятельный характер позитивной юридической ответственности, так как ее содержание и особенности практически полностью входят в объем по­нятия «правовое поведение» и не привносят ничего нового в познание юридической ответственности. В конечном итоге прав А. В. Маркин, отме­тивший, что «перспективность юридической ответственности возможна лишь в нереализованном потенциальном состоянии ... при отсутствии ос­нований ... для применения мер ... ответственности. Юридическая ответ­ственность применяется в настоящем к прошлому и рассчитана на буду­щее . потенциальная, нереализованная, недействующая юридическая от­ветственность всегда статична и перспективна, тогда как . ответствен­ность реализованная, действующая, осуществленная всегда динамична и ретроспективна»[140]. Оставляя за рамками настоящего исследования вопро­сы позитивной юридической ответственности, мы фокусируемся на ее не­гативном воплощении и рассматриваем его с разных позиций, не исключая и перспективного аспекта.

В-восьмых, многофункциональность. С. И. Перницкий, исследуя яв­ление «многофункциональность», утверждает, что оно широко использу­ется в общественной практике, а ее уровень - один из основных системных

показателей. Суть многофункциональности заключается в выполнении фе­номеном (в нашем случае - юридической ответственностью) различных функций. В теории решения изобретательских задач многофункциональ­ность позволяет разрешить противоречия принципа универсальности и реализует закон развития систем по схеме: «повышение степени идеально­сти при развитии системы»[141]. Разноплановость юридической ответствен­ности и круг стоящих перед ней целей и задач предопределяет многофунк­циональность ответственности в праве. В процессе достижения целей по охране и установлению законности, юридическая ответственность позво­ляет предупреждать правонарушения и наказывать правонарушителей, вы­полняя: карательную, превентивную, правовосстановительную, воспита­тельную и компенсационную функции. Р. Л. Хачатуров и Д. А. Липинский справедливо полагают, что функции юридической ответственности - «это основные направления воздействия юридической ответственности на об­щественные отношения, поведение субъектов, мораль, правосознание, культуру, в которых раскрывается ее сущность, социальное назначение и через которые достигаются цели юридической ответственности»[142]. Мно­гофункциональность позволяет юридической ответственности проявлять себя на разных этапах (уровнях) правовой системы и в разных формах, вы­полняя, по сути, общеправовые задачи. Конституционный Суд РФ по это­му поводу отметил, что меры ответственности нацелены на предупрежде­ние правонарушений правонарушителями и третьими лицами, стимулиру­ют правомерное поведение. В отношении мер, устанавливаемых в целях защиты конституционно значимых ценностей можно заметить, что они должны определяться в соответствии с требованиями адекватности своих последствий причиняемому вреду. Это необходимо для обеспечения ба­ланса основных прав отдельно взятого индивида и общего защищаемого

143

интереса[143].

Необходимо признать, что обозначенные выше свойства, хотя и весьма показательные, далеко не исчерпывают всех особенностей юриди­ческой ответственности как элемента правовой системы. В научной лите­ратуре также указывается на такие свойства ответственности, как норма­тивность, формальная определенность, четкость, детализированность,

связь с правонарушением и осуждением, претерпевание ограничений, по-

144

следующее состояние наказанности, а также многие другие[144] [145].

Таким образом, мы приходим к выводу, что юридическая ответст­венность, будучи элементом правовой системы, внедрена в различные под­системы последней, проявляется на всех ее уровнях и является сплачи­вающим началом для правовой материи, самостоятельным механизмом ее существования (статики) и функционирования (динамики).

Продолжая рассмотрение поднятой проблематики, в завершающем параграфе второй главы будет приведено аналитическое описание взаимо­действия юридической ответственности с иными правовыми явлениями.

<< | >>
Источник: Кузьмин, И.А.. Системная модель юридической ответственности : монография / И. А. Кузьмин. - Иркутск : Иркутский юридический институт (филиал) Университета прокуратуры Российской Федера­ции ; Тип. «Иркут»,2018. - 186 с.. 2018

Еще по теме § 2. Юридическая ответственность как элемент правовой системы:

  1. § I. Юридическая ответственность как система
  2. § 2. Роль и место ответственности в правовом регулиро­вании социалистических общественных отношений
  3. 3. ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ КАК ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ПРАВА ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ
  4. § 2. Юридическая ответственность как элемент правовой системы
  5. § 3. Взаимодействие юридической ответственности с иными правовыми явлениями
  6. § 3. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования
  7. § 2. Основные подходы к пониманию негативной (ретроспективной) юридической ответственности
  8. § 1. Теоретическая модель взаимосвязи права и правового отношения в механизме правового регулирования
  9. § 2. Гражданско-правовые отношения как институциональные средства реализации интересов собственников
  10. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  11. § 2. Административная ответственность как средство обеспечения законности в сфере экономики
  12. Правовые факторы, обусловливающие необходимость надзора за деятельностью кредитных организаций
  13. § 4. Пенсионное страхование как комплексный правовой институт
  14. Предпосылки развития альтернативного разрешения правовых споров и конфликтов в России, понятие, преи*гуіцества и недостатки такого разрешения
  15. § 4. Статутная юридическая ответственность как основа взаимо­отношений личности, общества и государства в либеральной и позити­вистских доктринах второй половины XVIII - XIX вв.
  16. § 4. Юридическая ответственность в системе функционирования органов исполнительной власти Российской Федерации
  17. Глава II. ОРГАНЫ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ