<<
>>

Языки юридической интерпретации: экзегетика и герменевтика

Различие языков юридической экзегетики и герменевтики не онтоло­гическое, а феноменологическое. Правовая реальность имеет множество проявлений своего действительного существования. Язык юридической экзегетики — язык правовых норм, формальных правил, совмещающих в своей форме и содержании нормативные, логические и грамматиче­ские определения. Это предмет классической, форматьно-догматической юриспруденции. Язык юридической герменевтики — язык представлений о праве — язык правовых концептов и символов, совмещающих метафизи­ческие и культурно-исторические основания нормативно-должного поряд - ка социальных отношений.

Это предмет философии и антропологии права.

Юридический язык при всем разнообразии возможных форм своего существования и воздействия на социальное (коллективное и индивиду­альное) поведение представляет собой систему определений нормативных границ и условий социального общения. Языки позитивного права, импе­

ративный и диспозитивный языки конкретной правовой коммуникации в различных сочетаниях своих элементов — норм и ценностей, пней и пред­ставлений, юридических концептов и конструкций іакдіочаюг в себе неограниченный набор вариантов юридической орі.ііітаціїи социальных отношений. В структуре исторически заданного юридичсс і- ого я инка вза­имодействуют правовые категории и понятия правовые идеи и ценности, совмещаются языки теоретической и практической юриспруденции.

Вместе с тем следуе'г различать язык практического существования пра­ва и язык теоретического определения права. Это взаимозависимые, но не тождественные категории. Их различение — это, во первых, различение онтологических и эпистемологических оснований права, права как соци­ально-нормативного факта и права как юридического концепта и понятия, и, во-вторых, различение процессов институционализации и концептуали зации права, в совокупности обеспечивающих развитие и воспроизводство правовых систем конкретных исторических сообществ.

По существу, каждая правовая система обладает собственным юриди­ческим языком описания и квалификации социальных процессов и от­ношений, определения источников и режимов юридической организации практик социального общения. Каждая правовая система воспроизводит себя в нормативной логике своего культурно-исторического контекста и метатекста. Словарь юридического языка правовой системы конкрет­ной исторической эпохи заключает в себе внутренние и внешние границы существования собственной правовой реальности, ее доктринальных и кон­цептуальных определений, ее символов, ценностей и норм[229]. Это словарь формального языка (норм-дефиниций) и языка социокультуры (ценностей, концептов и символов) в их взаимных отношениях и определениях.

В терминах и символах определенного юридического языка выражают себя эпохи исторического развития права. Изменения в системах юриди­ческих языков, их ценностно-символической, концептуальной и норма­тивной составляющих обнаруживают себя парадигмальные сдвиги в по­нимании метафизического смысла и практического назначения права. То есть обнаруживают себя трансформации в юридических картинах мира, лежащих в основании права и определяющих его догматику и аксиомати­ку, что находит свое логическое и историческое продолжение в практиках правообразования, реализации и применения права.

Практики толкования права в его догматической и метафизической ре­дакции — непременные составля ющие юридического процесса во всех фор­мах его объективации. В этом плане интерпретации права образуют каркас юриспруденции одновременно и как эмпирической, и как теоретической дисциплины. История становления и развитии классической римской юри­спруденции является, по существу историей развития и совершенствова­

ния разнообразных техник интерпретации частного и публичного права (jus civile, jus gentium, jus italicum. ou latii), осуществляемой на различных этажах социальной структуры римского общества и в различных аспектах общения граждан и неграждан.

Право составляет общий объект теории и практики интерпретации — правовой догматики и правовой герменевтики. Каждая из них располагает своим предметом, подходами и рабочей аналитикой. Право как объект фор­мального толкования (догматика) и понимания (герменевтика) получает свое отражение в системе формальных определений и социокультурных представлений о должном или недолжном в практиках социального обще­ния, образующих содержание юридической картины мира. В этом смысле юридическая картина мира по определению и нормативная, и социокуль­турная категория.

Юридическая картина мира является активным компонентом процес­са правообразования и воспроизводства права. Ее отображение в системе правовых норм и институтов (юридических конструкций) и правовых пред­ставлений и ценностей (юридических концептов) связано с использова­нием различных юридических языков — языков юридических институтов и языков их оценки на предмет соответствия или несоответствия при­знанным социокультурой стандартам социального общеьия. Между ними существует предметная и функциональная связь. Юридический язык не только отражает и оценивает правовую реальность, но также ее формирует и производит. И самое главное, изменяет ее или консервирует. Правовая реальность такова, какой соционормативный язык рассуждения и опцеде- ления правовой реальности.

Существование юридического языка привязано к циклам культурно­исторического развития. В этом смысле, правовая догматика и правовая герменевтика как способы интерпретации — понимания, отношения и определения права — составляют общий предмет культурно- историче­ской (когнитивной и институциональной) юриспруденции.

4.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018

Еще по теме Языки юридической интерпретации: экзегетика и герменевтика:

  1. Юридический дискурс и интерпретации права
  2. Языки юридической интерпретации: экзегетика и герменевтика
  3. Литература
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ