Задать вопрос юристу

Введение в основные подходы и определения

Интерпретация права — универсальная тема и проблема классической юриспруденции, имеет разни тую историческую традицию исследования и юридико-технической разработку. Литература вопроса варьируется в ши­роком диапазоне разнообра шых подходов и понимании данной историче­ской формы объективации и осуществнения права[207].

Историческая и современная пали гра интерпретационных концепций и техник касается как глубинных, гак и ситуативных форм социального общения в различных кулі,турах их проявления:

— от формальных и прагматических версий описания и объяснения различных исторических практик реализации и применения языка и религии до сложных философских систем выявления действитель­ного значения и смысла, заложенного в различные культурные тексты, составляющего предмет интерпретации';

— от конструирования сложных герменевтических (дискурсивных) топик в отдельных сферах социально-гуманитарного знания[208] [209] до элементар­ных конвенциональных форм нормативной оценки границ социаль­ного общения.

Различие в подходах понимания данного явления, рассматриваемое в контексте как формальных техник толкования права, так и правовой герменевтики, аналогично различию в подходах изучения онтологических и культурно-исторических оснований человеческой жизни и повседневных практик человеческого существования. Природа этого различия такая же, как и различие между богословием и религиоведением или различие между онтологией веры и концептуализацией веры. То есть между внутренним переживанием бога и формальной логикой описания и объяснения исто­рической потребности присутствия бога в повседневной и церковно-об­рядовой практике[210].

Право и религия — исторически рядоположсииыс іони,ип,ими кате­гории и социокультурные институты, объединенные отологией норма­тивно-должного порядка, как в сакральных, так п в профннных отноше­ниях. Религиозно-юридические системы и практики, например иудаизма и ислама, демонстрируют это в полной мерс. Нормативные порядки веры и порядки социальных интересов составляют базовые н пересекающиеся аспекты социального порядка. Это культурно-исторические формы ре­презентации нормативной онтологии социального общения. Правовая реальность, так же как и религиозная, заключает в себе прагматические {фактические) и трансцендентальные {метафизические и символические) основания и условия собственного развития и воспроизводства.

Это одновременно и юридический концепт, и юридический кон­структ, мысленный образ и символ должного порядка отношений, по­этика и метафизика его юридического текста. Итог культурно-историче­ских и нормативных практик реального воплощения права в процессах и институтах социального общения. Это совмещение фактического и желаемого, наличного и воображаемого нормативных порядков. Это реальное сосуществование традиционного и современного правопоряд­ков. Одно предполагает и заключает другое, и наоборот[211].

Правовая норма — всегда актуальная часть того, что составляет реаль­ность права, его действительного содержания и исторических форм юриди­ческой репрезентации. В норме права следует различать правило и вопло­щенное в нем представление о должном порядке социальных отношений. То есть норма — это элемент и концептуальной, и институциональной составляющих правовой реальности, данный в их взаимных отношениях и определениях. Интерпретации права не сводятся к реконструкции фор­мальных и политических предпосылок и условий производства, реализации и применения правил поведения в социальной практике. Их предназначе­ние выходит за рамки аксиоматических определений формально-должного, заключенного в текстах нормативно-правовых актов и иных санкциони­рованных источников права. Формальное толкование — категория низкой критики процесса правоприменения, определяемой коллизией норм по­зитивного права.

Природа интерпретации прана f ачест пенно иная. Ее топика формирует­ся культурно-историческим контекстом и системой ценностных оснований социального общения. Ее предмет определяется коллизией правовых цен­ностей и формальных норм внешнего права или права нормативно-право­вых актов и внутреннего права или нормативной аксиологии социального общения. Если фундаментальная топика формального толкования — тол­кование в границах текста или толкование правового текста другим автори­тетным текстом, топика интерпретации права принципиально другая. Она предполагает выход за рамки формального текста. Сфера ее существова­ния — культурно-исторические контексты, постоянно меняющие границы определений формального текста.

Топика интерпретации права конвенциональна и контекстуальна. Она задает модальность восприятия, переживания и оценки права. Норматив­ность ее определений проблематична, варьируется в широком диапазоне возможных юридических решений. В этом и состоит ее универсальное культурно-историческое и юридическое качество. Открывать перспек­тивы развития наличных практик правовой организации социальных отношений-. Интерпретативная техника — фундаментальная составля ющая, прежде всего, процесса правообразования, соединяющего в себе фактическое и воображаемое, желаемое и возможное в определении юридических границ социальных отношений. Норма права — вообра жаемая реальность, которая сама по себе юридически не существует вне ее интерпретации.

Существование и осуществление права подчиняется нормативной логи­ке социокультуры данного исторического места и времени. Действительный правопорядок определяется не только и не столько официально приня­тыми решениями субъектов, обладающих собственными компетенциями на производство правовых норм и их применение.

Государство легализует с той или иной степенью формальной полноты и адекватности то, что уже дано или заключено в нормативной структуре самого процесса социального общения. Позитивное право позитивно лишь в той мере, в какой оно адек­ватно нормативной природе самих социальных институтов как предметам формально-правового регулирования'. В этом смысле позитивное право — это право, санкционированное социокультурой общества, в юридических онтологиях, символах и определениях которого оно ьыработано и реально действует. Нормативная грамматика социального порядка определяет фор­мальный правопорядок[212] [213].

Общая проблема толкования права заключается в том, что прежде чем интерпретировать юридический текст, его нужно прочитать, а чтобы про­

читать юридический текст, его нужно написать. I Ipot пома сос гоп. н том. что, во-первых, создателями, потребителями и олконагслямн юриди­ческого текста являются различные социальные и культурные субьскты правового общения, обладающие собственными (г. е. нс гожде' гпеппыми) юридическими картинами мира, в границах которых оценивается а зна­чит,0 существует право. А во-вторых, как следствие языки интерпретации юридического текста, прочтения текста и написання текст і по определению не совпадают, Их носители представляют различные культурные и линг­вистические общности, т. е. говорят и понимают право в различных (соб­ственных) культурных традициях и практиках языковою общения.

Отсюда собственно и проистекают всевозможные правовые коллизии и аллюзии возможности получения действительно достоверного и объек­тивного знания о предмете и границах толкования права. Отсюда вытекает и другой вопоос темы, выносимой на обсуждение. А возможно ли вообще достижение подобной цели в реальной юридической практике?[214] [215] Видимо, только при условии низведения всего культурно-исторического разноо­бразия реальности права к формальным нормам-дефинициям, что, соб­ственно, и составляет Ветхий Завет и ппедмет общепринятой юридической догматики и аксиоматики.

Интерпретации права, как правило, отождествляют с толкованием юри дических текстов в дескриптивной или прескриптивной модальности опре­деления их содержания. Что такое юридический текст в различных версиях понимания права? Это логико-языковый феномен или культурный факт социальной и символической коммуникации? Что такое интерпретация права? Это форма определения права или рецепции права? Это источник права или способ трансляции права? Юридические тексты обладают для­щимся существованием, и у каждой исторической фазы его существования свой собственный социокультурный кон текст, а значит, своя собственная топика восприятия, оценки и интерпретации права. Интерпретации юри­дического текста протекают внутри культурно-исторического контекста. Что лежит в основании определения понятия права — формальный текст или исторический контекст? Этот вопрос также имеет принципиальное зна­чение в определении исторических форм и методов интерпретации права, его онтологии и эпистемологии.

Интерпретации права — это одновременно формально-логический и культурно-исторический феномен, процесс и институт. Интерпретации права предполагают использование широкой номенклатуры техник опре­деления его ценностно-нормативного содержания. Особое место в общей системе инструментов толкования права имеют юридический язык и дис­курсивные практики его применения ’. Юридический языки юридический дискурс — составные элементы юридической картины мира в каждой исто­рической эпохе существования нрава. Именно в системах юридических картин мира даются ответы на сакраментальный вопрос: «что есть право?»

В этом отношении интерпретации права как системы культурно-исто­рических практик и ее результа тов есть не что иное, как форма проявления и репрезентации определенных юридических картин мира или систем со­циально-правовых ценностей'. Процесс интерпретации права протекает в рамочных границах правопонимания или юридического габитуса опре­деленной исторической эпохи. Каждой версии понимания ппава корре­спондирует своя собственная проблематика, концепции и аналитический язык описания и объяснения правовых явлений. Соответственно, каждая версия понимания права вырабатывает и обладает своей собственной ин­терпретативной техникой (логикой и грамматикой) рассуждения о праве, его онтологических основаниях, границах и формах нормативности права.

И наконец, интерпретации права — это исследовательский процесс. В этом качестве она является составной частью юридической науки и об­разует определенный исторический формат ее концептуального и практиче­ского существования. Определение структурных элементов и междисципли­нарных связей данного корпуса юридических проблем и исследовательских тем в обшей системе юпидической науки составляет существенную часть ее онтологии и эпистемологии. Концептуализация права такая же составная часть процесса правообразования, как и институционализация права.

Отсюда, собственно, и вытекают пять ключевых проблем и тем интер­претативной теории права:

— природа юридического текста как универсальной формы реальности права и объекта интерпретации права;

— юридическая картина мира как социокультурное основание и среда бытования различных дискурсивных практик интерпретации права;

— языки интерпретации права в контексте различных версий понимания права;

— предмет и система интерпретации права как института социальной и культурной коммуникации;

—- место интерпретативной теории права в общей концептуальной си­стеме представлений о праве и науке права.

1.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Введение в основные подходы и определения:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. § 1.1. Проблема юридического определения понятия «здоровье»
  3. Введение
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. 1.1. Анализ психологических подходов к изучению и оптимизации раз­вития профессионально-личностных качеств специалистов- психологов
  8. Введение в основные подходы и определения
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. § 3. Основные проблемные положения законодательства о несостоятельности (банкротстве) субъектов предпринимательства