<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена назревшей необходи­мостью углубленной разработки концептуального общетеоретического под­хода к такому важному правовому явлению как позитивная юридическая от­ветственность, уяснению конституционно-правовой ответственности в ее по­зитивной форме выражения, результативность и эффективность реализации которой зависит от развития механизмов совершенствования конституцион­но-правовых основ государственно-правовых связей между исполнительной и законодательной властью в России.

Реализация института позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти выступает важнейшим элементом системы сдержек и противовесов, закрепленной ст. 10 Конституции Российской Федерации, в целях воплощения на практике прин­ципа разделения властей. В частности, парламентская ответственность Пра­вительства Российской Федерации является одной из существенных консти­туционных гарантий и немаловажных средств обеспечения верховенства Конституции России.

Концепция позитивной юридической ответственности органов испол­нительной власти в юридической науке и практике разработана в недоста­точной степени, отсутствует ее системное правовое регулирование, недоста­точно разработан категориальный аппарат, соответствующий современным российским реалиям и отвечающий потребностям развития системы взаимо­действия государственной власти на федеральном и региональном уровнях. В связи с этим назрела теоретическая необходимость и практическая потреб­ность в создании концепции позитивной юридической ответственности орга­нов исполнительной власти в России. Данная концепция отражает основы построения действенного механизма реализации конституционно-правовой ответственности, как Правительства Российской Федерации, так и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в их взаимодей­ствии с законодательными органами.

Если основой для конституционно-правовой ответственности выступа­ет правовой статус любого органа государственной власти или должностного лица, то поэтому парламентская ответственность Правительства Российской Федерации как разновидность конституционно-правовой ответственности, должна выступать базисом для дальнейшего укрепления законности и право­порядка в стране, а также укрепления вертикали власти, являющегося неотъ­емлемым условием развития российского государства, как демократического, социального и правового. В связи с этим, концепция парламентской ответ­ственности правительства должна выступать не только в качестве теоретико­правовой модели государственно-правового развития, но и иметь свое прак­тическое воплощение в правовой системе современной России.

Очевиден тот факт, что при существенных изменениях и реформах, происходящих в политической, правовой, экономической и иных сферах функционирования Российского государства, на первое место выходят во­просы степени и уровней ответственности государственной власти перед гражданским обществом за принятые ею решения. Именно поэтому следует акцентировать внимание на проблематике позитивной юридической ответ­ственности, ее законодательного обеспечения и правового регулирования.

Для укрепления доверия граждан к государственной власти следует со­здать и применить на практике такой механизм реализации парламентской ответственности Правительства Российской Федерации, который будет обес­печивать исполнение субъектами правоотношений своих обязанностей и этому должна способствовать концепция парламентской ответственности правительства.

Важно обратить внимание на необходимость обобщения как отече­ственного, так и зарубежного правового опыта в области позитивной юридической ответственности. Анализ аналогичной зарубежной практики позволяет выявить как преимущества, так и недостатки российской модели позитивной юридиче­ской ответственности органов исполнительной власти, сформулировать пред­ложения, связанные с повышением ее уровня в России. Необходимо обратить

внимание на опыт ряда зарубежных стран, использующих и применяющих на практике институт позитивной ответственности, с целью адаптации к рос­сийским условиям на современном этапе ее развития.

К положительной тенденции в области развития некоторых направле­ний позитивной юридической ответственности в целом, следует отметить то, что в последние несколько лет в нашей стране конкретизируется ответствен­ность органов исполнительной власти в субъектах Российской Федерации, прослеживается тенденция закрепления некоторых существенных конститу­ционно-правовых институтов в действующем законодательстве, в том числе и Конституции Российской Федерации (примером чего могут служить про­цедуры ежегодного отчета Правительства Российской Федерации перед де­путатами Государственной Думы Федеральным Собранием Российской Фе­дерации). Однако этого явно недостаточно, так как существует довольно большой комплекс правовых средств, не применяющихся сегодня в правовой практике России, но их внедрение должно будет способствовать эффектив­ному функционированию института ответственности.

В силу данного факта для российской юридической науки и практики насущно необходим научный анализ института парламентской ответственно­сти правительства, ее правовой природы, элементов, проблем соотношения со смежными правовыми институтами, синтезация взглядов ученых по цело­му ряду ее узко специфических моментов. В связи с этим парламентская от­ветственность правительства классифицируется автором и, соответственно, рассматривается в диссертационном исследовании в качестве разновидности конституционно-правовой ответственности, в том числе и позитивного характера, а необходимость её разработки сегодня является, бесспорно, своевременной и акту­альной. Развитие научной концепции позитивной ответственности правительства в механизме реализации государственной власти будет способствовать формирова­нию выверенных, логично обоснованных рекомендаций по совершенствованию российского законодательства, регламентирующего такую ответственность.

Обоснование автором соответствующего концептуального подхода к отмеченным проблемам, а так же необходимость научно-теоретического осмысления, анализа и практической реализации позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти России, включая парла­ментскую ответственность правительства, поиск путей конкретных методов ее совершенствования свидетельствуют об актуальности темы диссертацион­ного исследования, имеющего целью формирование глубоко продуманной доктрины интегрального типа правопонимания в России.

Состояние и степень научной разработанности темы. Понятие «от­ветственность» возникло еще в античности и привлекало интерес таких мыс­лителей как Аристотель, Гераклит, Сократ, Софокл, Цицерон, определявших в своих трактатах данное понятие как возможность выбора человеком правил поведения, связанных с категорией «вины». В Новое время в трудах таких мыслителей, как Т. Гоббс, Ш.Л. Монтескье, И. Кант, Г.Гегель, Дж. Локк, и других были заложены основы теоретического учения о юридической ответ­ственности, особое внимание при этом уделялось концепции взаимной ответ­ственности государства и личности, через которую и раскрывалась содержа­ние самой идеи правовой государственности.

Философские, политические и юридические аспекты правовой ответ­ственности в дореволюционной России рассматривались в трудах А.С. Алек­сеева, А.Д. Градовского, В.М. Гессена, А.А. Жилина, Ф.Ф. Кокошкина, Н.М. Кор­кунова, С.А. Котляревского, Б.А. Кистяковского, М.М. Сперанского, В.В. Соко­ловского, Я.М. Магазинера, А.С. Ященко и др. Отдельное исследование А.А. Алексеева было посвящено анализу основ министерской власти в конституцион­ном государстве.

В советский период развития юридической науки вопросам конституцион­но-правовой ответственности уделялось, на наш взгляд, крайне недостаточно ис­следовательского внимания, и только в середине 70-х гг. XX в. в трудах С.А. Ава­кьяна, С.Н. Братуся, Б.Т. Базылева, Г.В. Барабашева, Ю.П. Еременко, О.С. Иоф­фе, Н.И. Матузова, О.Э. Лейста, И.С. Самощенко, М.С. Строговича, Ф.М. Рудин-

ского, Т.Н. Радько, В.А. Тархова, А.П. Чиркова, М.Х.Фарукшина, Р.Л. Хачатуро­ва была обстоятельно изучена юридическая ответственность вообще, в от­раслях российского права - в особенности. Особое внимание в них было уде­лено теоретическому обоснованию и концептуальному описанию соответ­ствующих видов ответственности.

Одним из примеров возросшего интереса к развитию теории юридической ответственности является разработка проблем конституционно-правовой ответ­ственности в конце 80-х начале 90-х гг. прошлого столетия, научные исследова­ния, проведенные А.П. Алехиным, Б.Т. Базылевым, И.Л. Бачило, Н.А. Бобро­вой, Т.Д. Зражевской, Г.В. Барабашевым, О.Э. Лейстом, Д.А. Липинским, В.О. Лучиным, Л.А. Окуньковым, Е.И. Колюшиным, Ю.А. Тихомировым, Б.Н. To- порниным, В.Е. Чиркиным, P.O. Халфиной, Д.Т. Шоном и др.

Значительный вклад в исследование и сравнительно-правовой анализ дан­ной проблематики внесли такие видные ученые как С.А. Авакьян, Г.В. Атаман­чук, И.Н. Барциц, С.В. Бошно, Л.Ф. Болтенкова, М.В. Баглай, Н.А. Богданова, Н.В. Витрук, В.А. Виноградов, В.И. Васильева, Г.А. Гаджиев, В.В. Гошуляк, Е.К. Глушко, Е.Ю. Догадайло, Ю.П. Еременко, Б.П. Елисеев, В.В. Еремян, Д.Н. Бахрах, Н.А. Игнатюк, С.А. Комаров, А.Д. Керимов, И.Н. Куксин, А.А. Кон­драшев, Н.М. Колосова, Ю.М. Козлов, И.А. Кравец, О.Е. Кутафин, М.А. Краснова, А.Н. Козырни, И.В. Левакин, Е.А. Лукашева, В.А. Лебедев, В.О. Лучин, Д.А. Липинский, А.А. Ливеровский, Б.М. Лазарев, Г.В. Мальцев, А.В. Малько, Н.В. Мамитова, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, Т.Д. Матвеева, Л.А. Морозова, А.А. Мишин, С.И. Носов, П.Е. Недбало, В.С. Нерсесянц, Ж.И. Овсепян, Н.И. Полищук, В.В. Полянский, Г.А. Прокопович, З.А. Станкевич, Ю.Н. Старилов, Б.А. Страшун, В.М.Сырых, В.А. Туманов, Ю.А. Тихомиров, И.А. Конюхова (Умнова), А.Л. Уварова, Ф.М. Рудинский, Т.Н. Радько, О.И. Чепунов, Т.Я. Хабриева, Р.Л.Хачатуров, Т.М. Шамба, Ю.Л. Шульженко, Д.Т. Шон, А.И. Экимов, Б.С. Эбзеев и др.

В новейший период теория юридической ответственности и конститу­ционной ответственности была обогащена защищенными кандидатскими и

докторскими работами, авторами которых являются А.С. Агапов, Л.В. Ако­пов, А.Ю. Александров, Г.Э. Ахлиман, В.В. Голубев, Р.М. Дзидзоев, О.В. Жогин, А.П. Жуков, Д.Ю. Завьялов, Е.В. Ионова, Е.В. Кошелев, Г.С. Киль- дина, В.В. Мозолева, С.А. Носков, Т.В. Никулина, Д.Ю. Приймак, А.Л. Сер­геев, М.К. Топоркова, И.И. Шувалов, А.П. Шеян и др.

Специфика осуществления парламентской ответственности правитель­ства в сферах законодательного процесса, парламентского финансового кон­троля, разнообразных формах контрольных полномочий парламента была разработана в трудах З.М Ахмедова, С.В. Бендюрина, М.В Демидова, Г.Ю. Диваева, В.А. Двуреченского, Е.А. Петровой, Н.Д. Погосян, М.Ю. Михеевой, Д.Н. Усатовой, М.В. Карасевой, С.В. Степашина, Н.С. Столярова и др.

Исследованию проблем ответственности высших органов государ­ственной власти и должностных лиц, в ней задействованных посвящены научные труды таких авторов как К.С. Бельский, В.В. Гошуляк, Н.М. Коло­сова, М.А. Краснов, Л.А. Нудненко, А.С. Сучилин, В.Н. Савин, Е.И. Колю­шин, В.А. Кислухин и др.

Вместе с тем, в современной отечественной юридической науке отсут­ствуют комплексные научные исследования, посвященные позитивной от­ветственности органов исполнительной власти, а так же теоретико­правовому анализу такой ответственности, включающей, по мнению автора диссертационного исследования, и сравнительно-правовой анализ практиче­ского осуществления юридической ответственности в России и зарубежных странах.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют научные труды крупных отечественных и зарубежных теоретиков государ­ства и права, специалистов отраслевых юридических наук, а так же истори­ков, философов, социологов, политологов и др.

В процессе исследования были изучены основные государственно­правовые идеи юридической ответственности в трудах С.С. Алексеева, М.М. Агаркова, Г.В. Атаманчука, Б.С. Антимонова, Н.Г. Александрова, Б.Т. Базы­

лева, М.И. Байтина, В.В. Бойцовой, С.Н. Братуся, В.М. Горшенева, Н.А. Дух- но, В.С. Епанешникова, Ю.П. Еременко, О.С. Иоффе, А.Ю. Калинина, С.А. Комарова, Д.А. Керимова, С.Н. Кожевникова, В.Н. Кудрявцева, О.Э. Лейста, Д.А. Липинского, Г.В. Мальцева, А.В. Малько, В.С. Маркова, Л.С. Мамута, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, А.С. Мордовца, П.Е. Недбайло, Б.Л. Назаро­ва, Н.И. Полищука, А.В. Поповой, Г.А. Прокопович, Т.Н. Радько, Ф.М. Py- динского, Б.В. Российского, И.С. Самощенко, М.С. Строговича, В.В. Сергее­ва, Я.В. Соколова, В.Г. Смирнова, Ю.А. Тихомирова, В.А. Тархова, М.Х. Фа- рукшина, И.Е. Фарбера, А.Г. Хабибулина, P.O. Халфиной, Р.Л. Хачатурова,

B. А. Хохлова, Е.В. Черных, А.Ф. Черданцева, М.Д. Шаргородского, Л.С. Явича, О.М. Якуба и др.

Анализ юридической природы конституционно-правовой ответствен­ности ее сущности и отдельных сторон закрепления в правовых актах, а так­же соотношения с другими видами юридической ответственности, основы­ваются на изучении трудов С.А. Авакьяна, М.М. Агаркова, Б.С. Антимонова, Л.Д. Воеводина, И.Н. Барцица, А.А. Бельского, Н.А. Бобровой, Н.А. Богдановой, Д.Н. Бахраха, В.Г. Беляева, Н.С. Бондаря, М.В. Баглая, А.С. Бурмистрова, Н.В. Витрука, В.А. Виноградова, Б.Н. Габричидзе, Г.А. Гаджиева, И.А. Галагана, Ю.А. Дмитриева, В.Д. Зорькина, Т.Д. Зражевской, В.Н. Ивакина, А.Д. Керимова,

A. А. Кондрашева, В.Т. Кабышева, ЕН. Козловой, Н.М. Колосовой, О.Е. Кута­фина, М.А. Краснова, И.А. Кравца, А.А. Ливеровского, Б.М. Лазарева, Д.А. Липинского, В.О. Лучина, Н.В. Мамитовой, Н.А. Михалевой, В.В. Мечникова,

C. И. Носова, А.Ф. Ноздрачева, ЖИ. Овсепян, Л.А. Окунькова, А.Е. Постникова, С.А. Солдатова, Ф.С. Скифского, В.Н. Савина, А.С. Сергеева, Б.А. Страшуна,

B. М. Сырых, Б.Н. Топорнина, И.А. Умновой, Т.Я. Хабриевой, В.Е. Чиркина, Т.Д. Шона, Т.М. Шамбы, Б.С. Эбзеева, Л.М. Энтина и др.

Большое внимание было уделено работам зарубежных авторов, таких как: Ф. Ардан, Д.Д. Басу, Ф. Бредли, Р. Бергер, Е.Д. Виатр, М. Гунель, М. Дюверже, К. Жоффре-Спинози, И. Итон, Дж. Милль, Д. Moc, Ж. Марку, Ф.

Люшер, С. Нахмод, Дж. Стори, М. Уэллс, Л. Фридман, М. Шлик, А. Шало и др.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, отражающие закономерности возникновения и развития доктри­ны юридической ответственности вообще, позитивной юридической ответ­ственности органов исполнительной власти - в частности.

Предметом диссертационного исследования являются правовые нормы, закрепляющие идею позитивной юридической ответственности орга­нов исполнительной власти как комплексное явление российской правовой жизни в ее теоретико-правовом содержании и практическом воплощении, как в России, так и в зарубежных странах.

Цель диссертационного исследования заключается в разработке концеп­ции позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти в России, исследовании ее системообразующих элементов, анализе зарубежной практики правового регулирования данного института, а также теоретико­правовой анализ правового регулирования института парламентской ответствен­ности в современном российском законодательстве.

Поставленные цели в работе достигаются посредством решения ряда конкретных теоретических и практических задач:

- провести теоретико-правовой анализ религиозно-нравственных осно­ваний содержания юридической ответственности в истории правовой мысли Древнего Мира;

- обобщить теории позитивной и ретроспективной юридической ответ­ственности в изложении представителей политико-правовой мысли Средних веков и эпохи Возрождения;

- выявить особенности позитивной ответственности как составляющей части естественно-правовой доктрины;

- проанализировать статутную юридическую ответственность как ос­нову взаимоотношений личности, общества и государства в либеральной и позитивистских доктринах второй половины XVIII - XIX вв.;

- уточнить понятие «позитивная юридическая ответственность» и по­казать ее соотношение с ретроспективной ответственностью в теории юри­дической науки;

- обосновать методологию научных теорий и концепций понятия пози­тивной юридической ответственности;

- провести классификацию позитивной юридической ответственности и ее функциональной составляющей;

- раскрыть структуру позитивной юридической ответственности в си­стеме деятельности органов исполнительной власти Российской Федерации;

- исследовать парламентскую ответственность правительства как осо­бую форму конституционно-правовой ответственности, выявить ее основные структурные элементы;

- определить структуру, принципы и характерные черты юридической ответственности органов исполнительной власти в России с позиции теории по­зитивной юридической ответственности;

- провести анализ современного состояния российского законодатель­ства в контексте позитивной юридической ответственности органов исполни­тельной власти;

- раскрыть особенности ответственности органов исполнительной вла­сти на региональном уровне и выявить региональные проблемы парламент­ской ответственности в субъектах Российской Федерации;

- определить современные тенденции и перспективы развития парла­ментской ответственности Правительства Российской Федерации;

- исследовать механизм конституционно-правовой ответственности исполнительной власти в России, странах Западной Европы, США и странах Содружества Независимых Государств (СНГ) и определить общее и особен­ное в механизме парламентской ответственности.

Методология и методы исследования. Методологическая основа ис­следования представлена системой общефилософских и частнонаучных ме­тодов исследования, которые позволили рассмотреть предмет диссертацион-

ного исследования с точки зрения его внутренней логики. Диалектический, исторический, социологический, системно-структурный методы позволили не только проанализировать и обобщить основные теории юридической от­ветственности, но и на их основе выстроить авторскую концепцию парла­ментской ответственности правительства, которая учитывала бы как истори­ческие, так и теоретико-юридические реалии и перспективы.

Принимая во внимание тот факт, что конституционно-правовая ответ­ственность правительства является комплексной, но еще не вполне устояв­шейся категорией в юридической науке, автор при ее исследовании исполь­зовал системный метод, который способствовал выявлению взаимосвязей между различными правовыми элементами, входящими в структуру данной ответственности. Особое внимание уделялось автором анализу действующе­го российского законодательства.

В исследовании темы диссертации также применялся историко­правовой метод, в соответствии с которым исследовалась юридическая от­ветственность в целом, и позитивная ответственность органов исполнитель­ной власти, в частности, а изучение правовых актов в историческом процессе государственно-правового развития стран позволили сделать вывод о сфор­мировавшихся традициях становления этих правовых категорий. Также исто­рический подход был использован автором при сравнительном исследовании динамики формирования, становления и эволюции содержания и понимания парламентской ответственности правительства, как в России, так и в зару­бежных странах.

Достаточно широко в диссертации применялся сравнительно-правовой метод, с помощью которого происходило сопоставление норм законодатель­ства различных государств и международного законодательства в области позитивной ответственности исполнительных органов власти иностранных государств.

Применение социологического метода исследования позволило автору рассмотреть позитивную ответственность органов исполнительной власти

как явление, обладающее социальными и политическими признаками. Кроме того, данный метод обеспечил сравнение политико-правовых и социальных институтов и их критическую оценку в системе российского конституциона­лизма.

В ходе исследования различных аспектов позитивной юридической от­ветственности органов исполнительной власти, автором использовался фор­мально-юридический метод при разрешении противоречий, возникающих между Конституцией РФ и законодательными актами субъектов Российской Федерации, а также теоретико-прогностический, используемый при подго­товке предложений и рекомендаций по конкретным вопросам правовой прак­тики и законопроектной работы.

В качестве частноправовых методов использовались методы правового моделирования, теоретико-прогностический, герменевтический, толкования, что позволило автору комплексно провести анализ законодательства зару­бежных стран, а так же отразить авторское видение содержания нормативно­правовых актов Российской Федерации.

В диссертационном исследовании использовались общелогические способы познания как дедукция и индукция, которые способствовали созда­нию оптимальной концепции регулирования позитивной ответственности ор­ганов исполнительной власти; восхождения от абстрактного к конкретному, позволившее автору диссертации сделать и обосновать концептуальное по­ложение о том, что парламентская ответственность правительства является разновидностью конституционно-правовой ответственности; применение анализа и синтеза позволили всесторонне и комплексно исследовать сущ­ность и структуру позитивной юридической ответственности органов испол­нительной власти. При этом диссертант руководствовался требованиями ос­новополагающих гносеологических принципов: единства исторического и логического в познании сущности государственно-правовых явлений, систе­мы государственной власти. Ориентируясь на принципы историзма, объек­тивности, всесторонности, системности, автор диссертации разработал теоре­

тическую концепцию позитивной юридической ответственности органов ис­полнительной власти, позволяющую достичь наряду с требуемой глубиной научной разработки также и необходимых практических результатов.

В диссертации также широко использован междисциплинарный под­ход, позволяющий выявить теоретические, историко-правовые и отраслевые аспекты разработанной концепции позитивной юридической ответственно­сти.

Нормативную базу диссертационного исследования составляют международно-правовые документы, Конституция Российской Федерации 1993 г., конституции и уставы субъектов Российской Федерации; федераль­ные конституционные законы; федеральные законы; указы Президента Рос­сийской Федерации; постановления Правительства Российской Федерации; правовые акты палат Федерального Собрания Российской Федерации, норма­тивно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти; акты за­конодательных (представительных) органов субъектов Российской Федера­ции, акты органов местного самоуправления, а также акты зарубежного зако­нодательства.

Источниковедческая база исследования опирается на государственно­правовые акты России и Российской Империи, конституционные проекты различных государственных деятелей России; Полное Собрание Законов и Свод Законов Российской Империи различных годов издания; стенографиче­ские отчеты Государственной Думы и Государственного Совета Российской Империи; конституционные акты РСФСР, СССР, а также статистические данные, проекты федеральных законов, конституционные акты переходного периода России начала XX в. и нормативные правовые акты зарубежных стран, обширная мемуарная и научная литература как российских, так и за­рубежных авторов. Особую группу источников представляет собой труды дореволюционных правоведов и реформаторов начала XX в.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили по­становления и определения Конституционного Суда Российской Федерации,

Верховного Суда Российской Федерации, иные материалы судебной практи­ки, относящиеся к юридической ответственности, акты органов конституци­онного правосудия зарубежных государств, а так же статистические данные, относящиеся к правоприменительной практике различных субъектов права.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в ней впервые представлена концепция позитивной юридической ответ­ственности органов исполнительной власти, объяснена ее правовая природа, выявлены ее особенности на основе отечественного и зарубежного опыта. Учитывая тот факт, что данная концепция сформулирована на основе си­стемного анализа российского и зарубежного законодательства, она носит универсальный характер и может послужить теоретической базой не только для федерального, но и регионального законодательства Российской Федера­ции.

В диссертационном исследовании выявлена природа и особенности по­зитивной юридической ответственности исполнительных органов государ­ственной власти в России. Автором сформулирован понятийно- категориальный аппарат, необходимый для теоретического применения и практической реализации данного вида ответственности; обосновано и дока­зано необходимость выделения парламентской ответственности Правитель­ства Российской Федерации как разновидности конституционно-правовой отв етств енно сти.

Проведенный сравнительно-правовой анализ российского федерально­го и регионального законодательства позволил выявить противоречия и про­белы в правовом регулировании позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти, что явилось основанием для выработки кон­кретных авторских предложений по изменению российского законодатель­ства, позволяющих повысить эффективность правоприменительной практики в данной области.

Научная новизна отражается в основных положениях и выводах выносимых на защиту.

1. Автор диссертации доказывает, что сущностные начала понятия от­ветственности в эпоху Древнего мира позволяют сделать акцент на безуслов­ной, нравственной, индивидуальной ответственности человека. Именно эти признаки юридической ответственность, по мнению диссертанта, являлись характерными чертами, свойствами зарождающейся правовой регламентации института ответственности, оказавшие влияние на дальнейшее развитие пра­ва.

В целом вся история ответственности в эпоху Древнего мира прошла четыре этапа: первый связан с отсутствием права, а регламентировался обы­чаями, основным из которых выступала кровная месть. Вторым этапом, за­менивший кровную месть стал талион - «око за око, зуб за зуб». Третьим этапом можно назвать представление в космическом равновесии через еди­ные законы, где ответственность закреплялась в виде кары бужей и кары су­дебной. Четвертый этап связан с именами знаменитых древнегреческих и древнеримских философов и государственных деятелей, которые сформиро­вали понятие «законно», в котором закреплялась юридическая ответствен­ность в нынешнем ее проявлении.

2. Рассмотрев политико-правовые воззрения мыслителей эпохи Воз­рождения, автор диссертации приходит к выводу, что в этот период теория ответственности получила новую трактовку с позиции позитивной ответ­ственности, заключающуюся в требовании не только для граждан, но и для правителей следовать божественным и естественным законам. Суверенная власть должна носить коллегиальный характер в силу того, что ее основной задачей становится создание законов, основанных на едином праве, под дей­ствие которого должны подпадать все граждане и должностные лица госу­дарства. Позитивная ответственность правителя состоит в достижении обще­го блага, а ретроспективная ответственность наступает в случае определен­ных обстоятельств, при наступлении которых народ получает право на со­противление и право «отнять» власть у государя. Особое внимание, в работе уделено санкции позитивной ответственности в эпоху Возрождения, осу­

ществляемой верховной властью в виде осуществления справедливости: награждения граждан, гарантированности их естественных прав, в первую очередь, частной собственности. Ретроспективная ответственность для под­данных заключается в наказании за нарушения законных установлений, со­зданных суверенной властью.

3. Проанализировав труды большинства мыслителей разрабатывающих теорию юридической ответственности, в либеральной и позитивистских док­тринах второй половины XVIII - XIX вв., автор делает вывод, что они исхо­дили именно от проблемы взаимозависимости личности, общества и государ­ства, имеющей, прежде всего, морально-правовой характер. В зависимости от оценки этого взаимоотношения менялась и трактовка социальной и юридиче­ской ответственности, в целом, и позитивной ответственности - в частности.

Изначально понятия «государство» и «общество» не разделялись меж­ду собой, вследствие чего неправомерное поведение определялось как вред, наносимый не только общественным, но и государственным началам. Поня­тие «state» - государство было введено только в XVI в. Н. Макиавелли, в XVII - XIX вв. оно стало определяться как субъект права - «единое лицо», частью которого становилось общество. В трудах представителей естествен­но-договорной теории Дж. Локка, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Л. Де Мон­тескье, Дж. Гамильтона, Т. Джефферсона и др. государство предстает равно­правным с гражданином субъектом правоотношений, обладающим по отно­шению к нему и обществу не только правами, но и обязанностями. В трудах представителей естественно-правового направления политико-правовой мысли позитивная ответственность выступала как ответственность государ­ственной власти и, прежде всего, органов исполнительной власти, перед об­ществом.

В соответствии с постулатами теории естественного договора, люди, объединившись в общество, избирают для себя форму правления и исполни­тельную власть, и имеют право на сопротивление правительству в случае, ес­ли правительство нарушает естественные права граждан. Государство в есте­

ственно-правовой доктрине отождествлялось с природой человека, свойства которой были главенствующими для формирования личности: стремление к общежитию, присущий каждому индивиду инстинкт самосохранения и стремление к благополучию. Таким образом, с конца XVIII века в политико­правовой мысли возобладало определение государства как субъекта права, не только имеющего права и обязанности, но и несущего перед личностью и обществом социальную ответственность в виде позитивной ответственности.

4. Автор приходит к выводу, что в истории политико-правовой мысли проблема соотношения личностной свободы и государственной власти зани­мает одно из центральных мест, что позволило выделить несколько основных подходов к решению данной проблемы.

Сторонники первого подхода (представители естественно-правовой и либеральной политико-правовых доктрин, либертарно-юридической теории, теории правового государства) полагали, что личность, как олицетворение природы или Божественной сущности, обладает абсолютной свободой, кото­рая не может быть ограничена никакими условиями, определяемыми обще­ством или даже государством. Государственная власть не имеет право вме­шиваться в жизнь индивида, а уже тем более ограничивать его свободу.

Другая научная позиция определяет первоосновой общественной жиз­ни государство, за которым признается абсолютное право не только на вме­шательство в социальную и личную жизнь, но и на ограничение и даже лик­видацию свободы в интересах государственной власти (представители ле- гизма, юридического позитивизма, марксизма, исторической школы права, насильственной теории, теории полицейского государства и др.).

Третий подход заключается в осознание взаимоотношений государства и личности как особого вида правоотношения, где стороны обладают взаим­ными правами и обязанностями по отношению друг к другу (даосизм, брах­манизм и буддизм, теория естественного договора, социологический ПОЗИТИ­ВИЗМ, школа возрожденного естественного права, неолиберализм).

Автор приходит к выводу о том, что именно третий подход является

наиболее приемлемым. Государство, создавая систему законодательства, определяет меру личностной свободы, фиксируя желаемое правовое поведе­ние в нормах права. Так наряду с личной свободой появляется свобода поли­тическая, которая, по мнению Ш. де Монтескье и Ж.-Ж. Руссо, выражалась в тезисе «возможно делать то, что разрешено законом», и создающая уверен­ность в защищенности со стороны государства каждого индивида, гарантом которой должны стать установленные законность и правопорядок. В целях обеспечения законности нельзя допустить узурпацию власти одним лицом в ущерб свободе остальных, поэтому основополагающим признаком правиль­ной взаимосвязи личности и государства должно стать распределение власти, основанном на системе сдержек и противовесов, на законодательную, испол­нительную и судебную власти. Только в таком случае возможно обеспечение законности в стране.

5. Анализ работ мыслителей XVIII - XIX вв., дал автору основания го­ворить о формировании, по крайней мере, двух вариантов определения ста­тутной юридической ответственности государства. Первый вариант полно­стью исключал какую-либо ответственность государства в силу его боже­ственного происхождения перед народом, не допуская при исполнении властных полномочий отступлений от его божественного предназначения. Такое видение получило широкое распространение в эпоху Средних веков, когда правопорядок в обществе и государстве определялся каноническим правом. Второй вариант трактовки статутной юридической ответственности государственной власти предполагает ответственность государства за невы­полнение надлежащим образом своего долга перед подданными (позитивная ответственность) и как следствие этого, возможность установления в виде мер ретроспективной ответственности юридических ограничений государ­ственного вмешательства в сферы жизни не только личности, но и общества.

6. Автор диссертации дополнительно аргументирует положение о том, что понятие позитивной юридической ответственности не может быть ото­рвано от понятия социальной ответственности, и должно рассматриваться в

тесной взаимосвязи, как применение общего понятия юридической ответ­ственности к специфическим условиям и свойствам права, правовой деятель­ности, к регулированию правом поведения людей. Ретроспективная сторона юридической ответственности состоит в ответственности за прошлое уже со­вершенное действие и несет обычно негативное содержание, а именно нака­зание за действие, имеющее социально вредные последствия. Перспективная же ответственность, исходит из продуманности действия, имеет позитивный характер и является наиболее желательной формой ответственности в обще­стве. В позитивной ответственности выражается ее социально­демократический характер, творческая созидательная роль, она сопровожда­ется предоставлением лицу или органу соразмерных ей правомочий, требует активной деятельности субъекта права, направленной на достижение опреде­ленного результата. В связи с этим субъект осознанно может выбирать вари­анты поведения в соответствии с требованиями правовых норм.

На основании изученных концепций юридической ответственности в це­лом и позитивной ответственности, в частности, автор диссертации сформулиро­вал новое определение понятия «позитивная юридическая ответственность». По­зитивная юридическая ответственность - это разновидность социальной ответ­ственности, представляющая собой форму реализации юридической ответствен­ности посредством правомерного поведения субъектов права, реализуемая в виде обязанности по соблюдению требований общества, имеющая отражение в нор­мах права, одобряемая и поддерживаемая государством.

Автор утверждает, что юридическую ответственность невозможно представить и реализовать, не рассматривая ее в двух аспектах - позитивном и ретроспективном, как невозможно понять сущность права без субъектив­ной и объективной его стороны.

7. В диссертации разработана концепция позитивной юридической от­ветственности органов исполнительной власти, как единства конституцион­но-правовой, функциональной и персональной ответственности, состоящей из множества элементов, отношений, актов, содержащих различные формы и

выбор поведения, разделенной во времени и пространстве на самостоятель­ные фазы или стадии, последовательно сменяющие друг друга.

Автором представлена система позитивной юридической ответственно­сти органов исполнительной власти в рамках теории конституционно­правовой ответственности, элементами которой являются субъекты, отношения между которыми и представляют само содержание ответственности, определяется мера ответственности, обусловленная обстоятельствами совершения действий, за которые отвечают субъекты. По мнению, диссертанта, мера ответственности реа­лизуется через санкцию правовой нормы, которая в большей степени, носит политико-правовой характер, определяемый особенностями конституционно­правовой ответственности в целом.

Особым связующим элементом такой структуры выступают правовые основания применения позитивной ответственности. Автором убедительно доказывается непосредственная взаимосвязь между различными правовыми элементами, входящими в структуру позитивной юридической ответственно­сти органов исполнительной власти и механизма ее реализации.

Сам процесс реализации позитивной юридической ответственности ор­ганов исполнительной власти включает такие элементы, как: правовые усло­вия, акты и процедуры, анализ мотивов, целей, задач, планируемых результа­тов и объективные последствия принятых и реализованных решений, кото­рые закрепляются нормативно. Авторская трактовка концепции позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти строится на аргументации выделения парламентской ответственности Правительства России как особой разновидности конституционно-правовой ответственности.

8. Автор диссертации дополнительно обосновал методологическую роль и значение концепции позитивной юридической ответственности, ее признаки. Ин­ститут позитивной юридической ответственности характеризуется следую­щими признаками: системностью и относительной обособленностью; ис­пользованием не только императивного метода в качестве основного, но и диспозитивного в совокупности с поощрительным как дополнительных; об­

ладает сложной внутренней структурой и включает в себя различные субин­ституты юридической ответственности; характеризуется системными меж­предметными связями, сложными взаимосвязями координации и субордина­ции.

Автор диссертации в своем исследовании доказывает, что содержание ка­тегории «позитивная юридическая ответственность» представляется необхо­димым элементом для любого исследования, посвященного видам юридиче­ской ответственности, поскольку она обладает основными признаками юридиче­ской ответственности как родового по отношению к ним понятия. Однако ав­томатическое распространение общетеоретических знаний о юридической от­ветственности на ее отраслевые виды без учета их специфики повлечет множество логических ошибок и неверных умозаключений. Это обусловливает исполь­зование особой методологии в изучении позитивной ответственности, в частно­сти, метода герменевтического круга, который в рамках данного исследования предполагает постоянное возвращение от общей категории «юридическая ответ­ственность» к понятию «позитивная ответственность», стимулируя общую тео­рию юридической ответственности к постоянному развитию.

Позитивная юридическая ответственность тесно связана с юридической от­ветственности также через систему принципов, имеющих соприкосновение и ло­гическую взаимосвязь, как между собой, так и с принципами права в целом. Таким образом, принципы юридической ответственности - это основопола­гающие положения, выражающие ее сущность и социальное назначение, опре­деляющие законодательную и правоприменительную практику, стимулиру­ющие правомерное поведение граждан и воспитывающие уважение к закону. По убеждению автора, позитивная юридическая ответственность, как и право в целом, не имеет и не может иметь единственно верного подхода к ее понима­нию. В этой связи, ее необходимо рассматривать как многоаспектное явление, не абсолютизируя какую-либо из ее сторон.

9. Автор выделяет следующие принципы позитивной юридической от­ветственности органов исполнительной власти: справедливости, гуманизма,

законности, неотвратимости и виновности деяния, при этом принципы спра­ведливости, гуманизма и законности являются и общеправовыми принципа­ми, нашедшими нормативное закрепление в ст.ст. 2 и 54 Конституции Рос­сийской Федерации.

Обращаясь к принципу ответственности при взаимодействии законодатель­ной и исполнительной властей, автор подчеркивает, что деятельность Правитель­ства Российской Федерации строится на принципе двойной ответственности, как перед главой государства, так и перед парламентом. При этом существующие в действующем законодательстве принципы деятельности Правительства Рос­сийской Федерации: законность, подконтрольность, подотчетность, неотвра­тимость, а также ответственность за неисполнение или ненадлежащее испол­нение возложенных обязанностей являются основополагающей базой орга­низации государственной власти.

К особым принципам позитивной юридической ответственности орга­нов исполнительной власти автор относит следующие:

- принцип рациональности, основанный на компетентности органов государственной власти;

- принцип легальности, основан на открытости и поддержки власти населением;

- принцип легитимности, т.е. законного основания деятельности орга­нов исполнительной власти;

- принцип моноцентричности, характеризующийся наличием единого центра принятия решений (в частности Правительства Российской Федера­ции или Парламента Российской Федерации.).

10. Основываясь на общетеоретических концепциях и точках зрения, высказанных в юридической литературе по поводу классификацию позитив­ной юридической ответственности, автор диссертационной работы считает необходимым развить данную классификацию применительно к органам ис­полнительной власти в Российской Федерации, раскрывая ее функциональ­ную составляющую. Классификация позитивной юридической ответственно­

сти на конститутивную, функциональную и персональную наиболее четко прослеживается в деятельности исполнительных органов государственной власти Российской Федерации, отражая сущность позитивной стороны кон­ституционно-правовой ответственности в целом.

11. Автор приходит к выводу о том, что выступая разновидностью кон­ституционной ответственности, позитивная юридическая ответственность орга­нов исполнительной власти в России имеет свою структуру, под которой пони­мается - законодательно закрепленные и юридически связанные компоненты, реа­лизация которых направлена на обеспечения конституционной законности и вос­становление политического правопорядка в целях предупреждения правонаруше­ний или применения наказания в отношении субъектов органов исполнительной власти. В диссертации доказывается, что данное понятие является универсальным и может быть применено не только к Правительству Российской Федерации, но и к органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, которые, как известно совместно с Правительством Российской Федерации составляют в совокупности единую исполнительную ветвь власти.

12. Автор предлагает ввести в российское законодательство термин «парламентская ответственность правительства», под которой понимается разно­видность конституционно-правовой ответственности, определяемой нормами кон­ституционного права, реализация которых направлена на обеспечение конституци­онной законности, включающих совокупность мер конституционно-правового характера применяемых к должностным лицам (Правительству Российской Федерации, членам Правительства Российской Федерации). К совершившим правонарушение применяются санкции (неблагоприятные последствия) со стороны Главы государства как по собственной инициативе, так и по иници­ативе Парламента Российской Федерации. Позитивная юридическая ответ­ственность состоит в том, что при вступлении в должность Президента Россий­ской Федерации Правительство Российской Федерации может быть назначено в том же составе или могут пролонгироваться полномочия отдельного члена Прави­тельства Российской Федерации.

Диссертант приходит к выводу, что для современной России парла­ментская ответственность правительства, в большей степени, является функ­циональной конституционно-правовой ответственностью, что во многом обусловливается ее сущностными чертами, целями реализации, субъектами воздействия и применения такого воздействия, а так же процедурами и меха­низмом ее реализации. В связи с этим автором разработана концепция, вклю­чающая в себя предложения по обнаружению обстоятельств совершения дей­ствий, за которые Правительство Российской Федерации потенциально несет от­ветственность, а так же пределы такой ответственности. По мнению диссертанта, правительство ответственно настолько, насколько распространяется его реальная компетенция и сфера ведения, а так же полномочия должностных лиц своими дей­ствиями направлять и изменять те или иные события, принимать те или иные ре­шения. Таким образом, то, что лежит вне сферы реальных возможностей (полно­мочий), не может и не должно быть вменено как предмет ответственности Прави­тельства Российской Федерации.

13. По результатам сравнительно-правового анализа зарубежного зако­нодательства, автором диссертации систематизируется положительная пра­воприменительная практика и предлагается установление для лиц, замещаю­щих должности в органах исполнительной власти путем внесения изменений в действующее законодательство двух категорий должностей: государствен­но-правовые должности, смена назначаемых на которые происходит вместе с вступлением на пост главы государства (руководители тех органов, которые в совокупности определяют направления государственно-правовой политики: Председатель Правительства Российской Федерации, его заместители и фе­деральные министры) и административные должности, назначение на кото­рые не зависит от смены главы государства (руководители иных федераль­ных органов исполнительной власти (служб, агентств) должны составить стабильный управленческий уровень, облеченные персональной (личной) от­ветственностью за порученную сферу деятельности в процессе реализации управленческой политики).

14. В диссертационном исследовании автором доказывается, что в пра­воприменительной практике, основными негативными факторами, препят­ствующими полноценному использованию института конституционно­правовой ответственности Правительства Российской Федерации, является следующее: не прописаны основные процедуры парламентской ответствен­ности Правительства России, а так же подробная регламентация механизма его отставки; процедура выдвижения вотума недоверия, сроки и основания наступления парламентской ответственности Правительства Российской Фе­дерации. Все это позволяет сделать вывод о том, что механизм осуществле­ния парламентской ответственности правительства только обозначен в рос­сийском законодательстве, но подробно не регламентирован.

По мнению диссертанта, для реализации парламентской ответственно­сти правительства необходимо учитывать конституционные прецеденты, конституционную практику, при дальнейшем развитии консультационных процедур. По твердому убеждению диссертанта, все эти меры должны будут способствовать созданию механизмов действенного контроля в области юри­дической ответственности правительства.

15. Автор диссертации выносит на защиту тезис о том, что важнейшей чертой юридической ответственности и ее реализации по отношению к рос­сийским органам исполнительной власти, является особое место и существен­ная специфика функционирования данной власти, роль которой в течение мно­гих веков была значительно бдльшей, чем это принято считать во многих тру­дах историков и правоведов. Совершенствование юридической ответственности через призму органов исполнительной власти, по мнению диссертанта, должно идти в следующих направлениях:

• развитие теории позитивной юридической ответственности;

• усиление функции парламента в отношении контрольных (властных) полномочий за деятельностью, как всей системы органов исполнительной вла­сти, так и Правительства Российской Федерации;

• усиление взаимодействия Федерального Собрания Российской Фе­

дерации с представительными органами власти субъектов Российской Феде­рации и органами местного самоуправления;

• создание механизмов более тесного участия всех ветвей власти в за­конодательной деятельности.

В рамках этих направлений автор настоящего исследования полагает не­обходимым внесения «точечных» изменений в действующую Конституцию Российской Федерации, что повлечет за собой изменение российского зако­нодательства в данной области. На наш взгляд, в контексте развития юридиче­ской практики, ответственности Правительства Российской Федерации перед Федеральным Собранием Российской Федерации, целесообразно законода­тельно закрепить правовые нормы, регламентирующие участие в данном процессе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Необхо­димость совершенствования института парламентских расследований, за­крепленного в Федеральном законе от 27.12.2005 № 196-ФЗ «О парламент­ском расследовании Федерального Собрания Российской Федерации», пред­полагает следующее: 1) функции высшего законодательного органа власти в этом вопросе необходимо расширить, придав каждой из палат Федерального Собрания Российской Федерации больше самостоятельности; 2) прописать правила проведения правовых экспертиз, а также механизм обеспечения про­зрачности и гласности в проводимых расследований. Все эти меры помогут, создать действенный институт парламентской ответственности Правитель­ства Российской Федерации.

16. По мнению автора диссертационного исследования, сложившаяся в России модель юридической ответственности органов исполнительной вла­сти представляет собой синтез европейской и американской моделей ответ­ственности исполнительной власти. Особенность российской специфики за­ключается в усилении ответственности Правительства Российской Федера­ции перед Президентом Российской Федерации, выражаемой в функциони­ровании исполнительной власти, через главу государства, в то время как функции Федерального Собрания Российской Федерации сведены к кон­

трольным полномочиям, не обеспеченным реальной возможностью осу­ществления ответственности. На современном этапе государственно­правового развития страны началось совершенствование нормативного за­крепления института парламентской ответственности Правительства Россий­ской Федерации путем внесения изменений в ст.ст. 103 и 114 Конституции Российской Федерации о необходимости представления Правительством Российской Федерации Государственной Думе Федерального Собрания Рос­сийской Федерации ежегодных отчетов о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленных ею перед Правительством России. Принятие Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 77-ФЗ «О парламентском контроле», устанавливающего различные формы парламентского контроля в отношении правительства, существенного изменения порядка прекращения полномочий высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) и его взаимодействия с законодательным органом в субъекте Российской Федерации - свидетельствуют об изменении вектора модельной ориентации и растущих тенденциях принятия за основу моделей европейских стран, однако, по мнению диссертанта, данный процесс должен происходить с учетом российской самобытности и ее исторических традиций.

Теоретическая значимость диссертационного исследования опреде­ляется его новизной и содержащимися в нем обобщениями, выводами и предложениями, которые могут быть применены для развития и совершен­ствования теории юридической ответственности, в целом, и парламентской ответственности правительства Российской Федерации, в частности. Сфор­мулированные положения представляют собой конкретный вклад в научную разработку проблем теории государства и права, конституционного права, отраслевых юридических наук и могут быть использованы для дальнейших научных разработок в области юридической ответственности. Концепция и результаты проведенного исследования могут служить основой для дальней-

ших научных разработок, способствовать углубленному изучению парламент­ской ответственности правительства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его ре­зультаты могут быть использованы правотворческими органами государ­ственной власти при совершенствовании российского законодательства, за­трагивающего парламентскую ответственность Правительства Российской Федерации, могут быть использованы в учебном процессе при разработке спецкурсов «Позитивная юридическая ответственность», «Парламентская от­ветственность Правительства Российской Федерации», при преподавании курсов «Теория государства и права», «Конституционное право Российской Федерации», «Актуальные проблемы теории государства и права», «Парла­ментаризм», «Законодательный процесс», а так же в практической деятель­ности работников органов государственной власти и местного самоуправле­нии.

Предложения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут быть применены в работе органов государственной власти, а также для под­готовки модельных законопроектов, их экспертизы и иной законопроектной деятельности.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обу­словлены изучением трудов многих ученых, в том числе и дореволюцион­ных, разрабатывающих теоретические основы юридической ответственности в России и за рубежом; российского и зарубежного законодательства, регла­ментирующего вопросы ответственности органов исполнительной власти; использование научной методологии; изучением монографических и иных научных трудов, диссертационных исследований, предметом которых явля­ются различные аспекты, направления и концепции, существовавших и су­ществующих в дореволюционной, советской и современной России; научной аргументированностью основных положений и выводов диссертации.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выво­ды диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедр тео­

рии государства и права имени Г.В. Мальцева и конституционного права Юридического факультета имени М.М. Сперанского Института права и национальной безопасности Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», а также нашли отражение более чем в 70 научных публикациях и монографиях диссертанта, общим объемом более 55 п.л.

Результаты исследования были использованы при осуществлении практической деятельности во взаимодействии с палатами Федерального Со­брания Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, рядом органов государственной власти в субъектах Российской Фе­дерации (например, Ростовской области) в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение экспертизы проектов нормативных право­вых актов и иных документов на коррупциогенность, аккредитованного при Министерстве Юстиции Российской Федерации.

Положения и некоторые выводы автор диссертации использовал при разработке специального учебного курса «Конституционная ответственность органов государственной власти и должностных лиц в Российской Федера­ции» и преподавании таких учебных дисциплин как «Конституционное право России и зарубежных стран», «Законодательный процесс в РФ», «Судебный конституционный контроль в РФ» в Федеральном государственном бюджет­ном образовательном учреждении высшего образования «Российская акаде­мия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Россий­ской Федерации».

Большинство положений диссертационного исследования было апробирова­но в выступлениях на международных и общероссийских научно-практических конференциях, научно-практических семинарах, «круглых столах», среди кото­рых: «Проблемы реализации и тенденции развития современного законода­тельства и права» (Москва, 2007); «Законодательное закрепление проведения парламентских расследований как условие становления правового порядка в

современном российском обществе» (Ростов-на-Дону, 2010); «Взаимодей­ствие государства и общества в доктрине правового государства» (Ростов-на- Дону, 2011); Современный Российский конституционализм: теория и практи­ка» (Москва, 2013); «20-летию Конституции РФ: практика реализации прин­ципов конституционализма в условиях развития российской правовой тради­ции» (Небуг, 2013); «Проблемы и перспективы развития современной юрис­пруденции» (Воронеж, 2014); «Международном научно-практическом круг­лом столе «Правовая политика и стратегическое развитие правовой системы современной России» (Рязань, 2015).

Результаты диссертационного исследования были апробированы также в ходе конференций проходивших в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на- Дону, Краснодаре, Волгограде, Воронеже, Саратове, Орле, Брянске, Влади­мире, Иванове, Рязани, Уфе, Пензе, Екатеринбурге, Иркутске, а так же Мин­ске (Беларусь), Одессе (Украина), Астане (Казахстан) и др.

Структура работы определяется целями, задачами и логикой исследо­вания. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих сем­надцать параграфов, заключения, списка использованных источников и лите­ратуры.

<< | >>
Источник: ЧЕПУС АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ. ТЕОРИЯ ПОЗИТИВНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва-2016. 2016

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. Введение
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение