<<
>>

§2. Уровни и типы правовой культуры личности в информационном обществе

В определении правовой культуры личности как степени и характера правового развития индивида, обеспечивающих гражданскую активность, по существу содержатся различные ее характеристики.

Правовая культура личности, на наш взгляд, зависит от многих обстоятельств, в том числе от типологии деятельности и сферы правового регулирования, различного правового опыта, уровня подготовки и характера профессиональной деятельности, общественной работы, интересов, запросов и т.д. Различие в характеристиках позволяет выделить уровни и типы правовой культуры личности.

Существуют различные подходы к пониманию и, соответственно, измерению уровня правовой культуры личности. Так, Р.В. Енгибарян, Ю.К. Краснов считают, что уровень правовой культуры индивида определяется правовой активностью последнего, то есть готовностью личности к активным сознательным действиям на основе права; и, ссылаясь на концепцию Д.Б. Богоявленской, выделяют три уровня правовой активности: пассивный (если субъект права остается в рамках первоначально найденного способа действия и его деятельность каждый раз определяется влиянием какого-то внешнего стимула); эвристический (если субъект права, имея достаточно надежный способ решения своей задачи, ищет и находит новые решения); творческий (самый высокий уровень интеллектуальной активности, при котором обнаруженное явление становится самостоятельной исследовательской проблемой, решение которой приводит к открытию новых закономерностей)[LVI].

Представляется необходимым дополнить изложенное выше понимание

уровня правовой культуры личности интеллектуальным элементом, то есть наличием у индивида определенного уровня правовой информированности. Несмотря на то, что связь между уровнем правовой информированности и правовой активностью очевидна, последняя в большей степени относится к волевому элементу правовой культуры личности, так как наличие правовых знаний не всегда означает их активное использование.

В связи с этим особый интерес представляют выделенные В.М. Боером[LVII] на основе социологического исследования следующие уровни информированности.

Первый уровень связан с восприятием правовой информации и свидетельствует о факте ее приема, первичной осведомленности личности о тех или иных событиях, имеющих правовое значение.

Второй уровень характеризуется достаточно свободным ориентированием личности в изменяющихся правовых ситуациях, возможностью относительно самостоятельно разрешать возникающие правовые обстоятельства, основываясь на твердом знании правовых норм.

Третий уровень характеризуется активностью личности в правовой информационно познавательной сфере. Показателями этого уровня являются постоянный интерес к праву, наличие сформировавшейся потребности в получении и расширении правовой информации, установка как на активное восприятие, так и на использование публикуемой и передаваемой правовой информации. Таким образом, необходимым условием является наличие навыков, а Интернет - это, прежде всего, технология. Следовательно, пользователи Интернета, соответствующие данному уровню правовой культуры, испытывают воздействие международной информационной сети в большей степени.

Четвертый уровень характеризует профессионально-юридическую информированность. Юрист — эксперт в конкретных жизненных ситуациях.

Более четко уровни правовой культуры личности выделил В.В. Бородин[LVIII], однако его точка зрения требует некоторых дополнений.

Первый уровень - это уровень правовой индифферентности, свидетельствующий о полной неподготовленности лица к активному участию в правовой жизни, о его неосведомленности относительно правовых явлений, составляющих одно из слагаемых повседневной окружающей среды. Во-вторых, это уровень правовых чувств, для которого свойственно в большей степени интуитивное, чем осознанное восприятие права, в частности, своего долга, прав и обязанностей, когда лицом окончательно еще не выработана система правовых понятий, ориентиров и ценностей.

В-третьих, это уровень начального правового воздействия, когда право в основном чисто механически воспринимается и реализуется, но вместе с тем начинают уже сформироваться и устойчивые навыки правового поведения в различных регулируемых правом жизненных ситуациях. В данном случае уже можно говорить о первичной осведомленности личности о тех или иных событиях, имеющих правовое значение. В-четвертых, уровень самостоятельного развитого правового мышления, вырабатываемый в ходе упорной и систематической теоретической и практической работы в сфере правового регулирования. Данный уровень характеризуется наличием потребности в получении и расширении правовой информации, активным поиском последней. В-пятых, уровень, соответствующий правовой культуре юристов, характеризующийся наличием полных правовых знаний, способов их практической реализации.

Довольно распространена позиция, в соответствии с которой правовую культуру в зависимости от ее уровня подразделяют на обыденную, профессиональную и теоретическую. При этом уровень правовой культуры выражается в качественной характеристике ее структурных компонентов.

Обыденный уровень правовой культуры личности обычно характеризуется отсутствием глубоких обобщений, ограничен повседневными рамками

35 жизнедеятельности личности. Как правило, эта культура останавливается н поверхности правовых явлений. Однако, как отмечает И.Л. Иванников, данному уровню правовой культуры личности более чем какому-либо другому присущ здравый смысл, так как народ всегда прав, будучи непосредственно связанным с практикой бытия, более скептичен, консервативен, чем люди идеи[LIX].

Большинство граждан обладают именно такой правовой культурой. Данный уровень ограничивается преимущественно осознанием социально­правовой реальности, свойственной для данного индивида или группы лиц, он внутренне противоречив, так как в нем могут переплетаться передовые, прогрессивные, цивилизованные взгляды и настроения с устаревшими, отсталыми. Поэтому в нем надо различать консервативные стороны (обывательские взгляды и настроения) и творческие, позитивные элементы.

В условиях становления правового государства и гражданского общества обыденная правовая культура формируется под возрастающим воздействием профессионального и теоретического ее уровня.

Профессиональный уровень правовой культуры обычно приписывают юристам, а также тем лицам, которые связаны с правовой деятельностью. При непосредственном и частом выполнении юридически значимых действий они совершенствуют свои знания, степень понимания государственно-правовых явлений и свою профессиональную деятельность. Очень часто эту деятельность осуществляют должностные лица. Высокая правовая культура должностных лиц является условием обеспечения реализации субъективных прав и юридических обязанностей в обществе, гарантией соблюдения законности и правопорядка.

Правовая культура юристов имеет свои особенности и отличается от правовой культуры других граждан и должностных лиц не столько элементами структуры, сколько содержанием. Для нее характерны более полные правовые знания, умение применить их на практике, наличие точных форм выражения

результатов правовой деятельности (строгая система научных понятий, суждений, принципов и теоретических доказательств).

Профессиональный уровень правовой культуры выступает ведущим по отношению к обыденному так же, как теоретический уровень по отношению к профессиональному. Профессиональная правовая культура тесно связана. с теоретической (научной), являясь для последней источником формирования и своеобразным звеном между осознанием повседневных правовых условий жизни личности и теоретическим научным осознанием правовых реалий. Таким образом, теоретическая научная правовая культура, являясь самым высоким уровнем правового осознания действительности, представляет собой четкую систему правовых ценностей, выраженных в юридических принципах, понятиях и категориях, направленных на раскрытие сущности права, правовых реалий и достижения практических целей цивилизации. Она вырабатывается усилиями людей, имеющими научные знания о природе, сущности, взаимодействии государственно-правовых явлений. Это, как правило, — ученые-юристы, работники научно-исследовательских и учебных центров правового профиля.

Теоретический уровень правовой культуры должен служить правовому государству и гражданскому обществу, как идейный источник права. Значение его проявляется не только в стадии правотворчества, но и при реализации права, в правовых актах государства, его органов и должностных лиц, поступках личности, что предполагает высокий уровень их цивилизованности. Следовательно, можно вести речь о том, что элементы теоретического уровня правовой культуры должны быть свойственны не только государственным деятелям, но и простым гражданам в процессе освоения ими права и юридической практики.

Многообразие подходов к понятию и содержанию правовой культуры порождает различные типологии1 культур.

Первым, кто заявил и обосновал многообразие и известную

обособленность культур в истории и мире, был Н.Я. Данилевский1. В дальнейшем данная концепция нашла развитие в трудах О. Шпенглера, А. Тойнби, С. Хантингтона[60][61].

В основе данного (культурно-исторического) подхода к мировой правовой культуре лежит идея культурно-исторических типов, позволяющая выделить столько типов правовых культур, сколько существовало в прошлом и существует в настоящее время соответствующих материнских культурно­исторических типов, материнских цивилизаций. Причем качественно новым, перспективным с точки зрения истории, типом Н.Я. Данилевский считает славянский культурно-исторический тип, наиболее сильно выраженный в русском народе, в котором воплощена мессианская идей возрождения культуры.

В рамках указанного подхода необходимо отметить исследование взаимодействия правовых культур, главным образом западной и российской, проведенное А.М. Величко[62]. В данном случае содержание того или иного типа обусловливается характером религиозных воззрений, коренящихся в истоках народного сознания. В свою очередь А.В. Поляков считает целесообразным выделение западной и восточной правовых культур, в рамках которых выделяются англосаксонская, романо-германская, исламская правовые культуры и т.д[63].

Семитко А.П.[64] выделил два исторических типа правовой культуры: социоцентристский и персоноценстристский. Основанием такого выделения является правовое положение личности, уровень обеспечиваемой правом свободы человека. Правовое развитие в целом идет от социоцентристского к персоноценстристскому типу правовой культуры, т.е. к такому, в центре

которого стоит личность, ее права, свободы и законные интересы, и все правовые средства, механизмы и институты направлены на поддержание центрального, ведущего положения личности как высшей ценности в культуре.

П. Сорокин, понимая под культурой «единство или индивидуальность, все составные части которого пронизаны одним основополагающим принципом и выражают одну и главную ценность...»1, делит культуру на три типа: идеациональную, идеалистическую и чувственную.

Идеациональная культура основана на принципе сверхчувственности и сверхразумности Бога как единственной реальности и ценности. Идеалистическая культура — промежуточная между идеациональной и чувственной, так как ценности ее принадлежат как Небу, так и Земле. Мир этой культуры как сверхчувственный так и чувственный, но чувственность самых возвышенных и благородных проявлений. В настоящее же время имеет место чувственная культура, ценности которой в повседневном, земном мире. Эта культура стремиться освободиться от религии, морали и других ценностей.

Невважай И.Д.[65][66] опирается на понимание правовой культуры как семиотической структуры, которая была предложена представителями тартуской школы семиотики Ю.В. Лотманом и Б.А. Успенским. Рассматривая правовую культуру как знаковую систему, он выделил в зависимости от отношения к знаку два типа культур: культура выражения и культура правил.

В первом типе культуры сознание направлено на поиск выражения уже данного содержания, а задача заключается в том, чтобы найти «правильное» выражение или репрезентативную форму, соответствующую данному содержанию. Культура правил определяется отношением к знаку как к чему-то условному и произвольному по отношению к референту, существующему в действительности. Она нацелена на определение еще не данного содержания.

Автор предлагает иную типологию правовой культуры, включающую в себя гражданский, подданический и переходный типы[67].

Данная модель, по нашему мнению, является наиболее универсальной, потому что основана на представлении о правовой культуре как совокупности взаимосвязанных элементов: информационного, отражающего степень выражения знания граждан о своих правах и свобода; деятельностного, выражающегося через степень активности и реактивности личности (степень прочности правопорядка), направленность личности на субъект, осуществляющий защиту их прав и свобод, а также ресурсы деятельности по защите прав и свобод.

Следует отметить, что вышеперечисленные элементы так или иначе выражаются посредством субъективных оценок личности. Однако целесообразно выделить оценочный элемент, отражающий состояние практической работы правоохранительных органов и суда, их реальную роль в правовой системе.

Указанные элементы правовой культуры имеют количественные характеристики, анализ которых позволяет выделить три типа правовой культуры личности: гражданский, подданический и переходный.

Гражданский тип характеризуется высокой степенью правовой просвещенности, использованием специальных источников информации о своих правах и свободах, активными действиями и значительной активностью и реактивностью в правовом поведении. Под реактивностью понимаются ответные реакции на нарушение прав и свобод человека и гражданина. В оценочном аспекте гражданскому типу присуще отношение к правозащитным и судебным системам как значимым инструментам, несмотря на имеющиеся недостатки.

Подданический тип является противоположностью гражданского. Он характеризуется низкой правовой просвещенностью, нежеланием пополнять свои знания о правах и свободах. Представители данного типа склонны полагать, что

защита прав и свобод граждан - дело государственных органов. Вместе с тем, для данного типа характерно принципиально негативное отношение к правоохранительным и судебным органам. В случае нарушения прав и свобод субъекты данной ориентации прибегают к самым примитивным, чаще всего аффективным или силовым средствам. В вопросах реформирования правозащитной сферы делают акцент на административных, карательных мерах.

Переходный тип характеризуется сочетанием черт, принадлежащих как гражданскому, так и подданическому типам. Преобладание тех или иных черт свидетельствует о существующей тенденции развития правовой культуры личности.

C учетом изложенной типологии правовой культуры личности автором было проведено социологическое исследование в г. Муроме, объектом которого стала правовая культура граждан, а целью - выявление характера воздействия указанных объективных и субъективных факторов, а также преобладающего типа правовой культуры.

В соответствии с поставленными задачами был составлен опросный лист, на основании которого мы смогли ознакомиться с ответами 567 человек (180 пенсионеров, 150 служащих, 140 рабочих, 40 предпринимателей, 40 студентов и 17 безработных). Пропорциональная выборка приблизительно отражает структуру взрослого населения г. Мурома.

Результаты исследования выглядят следующим образом.

Информационный элемент правовой культуры личности. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о достаточно высокой активности населения в стремлении самостоятельно получать юридическую информацию. Наибольшую активность проявляют предприниматели (90%), затем приблизительно одинаковые позиции занимают служащие, рабочие, пенсионеры и безработные (58-62%). Студенты менее всех остальных групп населения стремятся к получению информации о своих правах.

На основании субъективных оценок граждан о знании ими своих прав, как лиц, играющих различные социальные роли в обществе, сложилась следующая

РОССИЙСКАЯ

41 ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА картина. Значительная часть населения знает свои права частично, что по этому показателю свидетельствует о большей распространенности переходного типа правовой культуры, в меньшей степени - подданического и еще меньшей — гражданского типа.

Таким образом, молодое поколение в лице студентов, на которое делается ставка в построении правового государства, гражданского общества, характеризуется подданической ориентацией в отличие от других групп населения, что, по-видимому, объясняется недостаточной степенью социализации этой группы. Вместе с тем, наблюдается несколько завышенная оценка своих знаний о праве среди граждан (особенно среди рабочих), что проявляется в пониженной чувствительности к нарушениям соответствующих прав, в частности, прав избирателей, налогоплательщиков и собственников имущества.

Деятельностный элемент правовой культуры личности. Анализ степени активности граждан и ориентациии на объект, осуществляющий защиту прав, свидетельствует о значительном преобладании подданического типа правовой культуры, затем переходного и гражданского соответственно. Большинство граждан никак не реагируют на нарушения своих прав, как незначительные (16,4%), так и серьезные (4,7%), либо выражают возмущение в адрес нарушителя (в случае незначительного нарушения — 64,9%, в случае серьезного нарушения — 36,7%), однако в последнем случае несколько увеличивется доля обращающихся к начальству нарушителя (с 11% до 23%) и в правозащитные органы (с 4% до 22%).

По степени реагирования граждан на факт нарушения прав и фиксации нарушителя доминирует переходный тип правовой культуры. Меньшая распространенность гражданского и подданического соответственно.

Анализ ресурсов деятельности показывает, что основная часть населения не получают даже минимальных правовых знаний. При этом большинство из тех, до кого правовая информация все же доходит, получают ее из случайных и не всегда достоверных источников. Высокая доля периодических каналов в информационном поле позволяет говорить о том, что знания о праве, получаемые гражданами, «мозаичны» и во многом зависят от степени квалифицированности и

точности освещения правовых вопросов журналистами, их тематических и содержательных предпочтений. Потребность в правовой информации в большей степени мотивирует обращение к непериодическим каналам. Доля популярной правовой информации, распространяемой СМИ, чрезвычайна низка, а уровень внимания СМИ, в том числе Интернета, к правовым вопросам в целом ниже, чем уровень интереса населения к данной тематике. Значительная часть населения не обладает достаточной осведомленностью, чтобы соотнести абстрактные правовые знания с конкретной жизненной ситуацией.

Респонденты с начальным, средним или неполным средним образованием обычно используют телевидение, значительно реже Интернет в качестве источника правовой* информации, а с высшим или неполным высшим образованием - печатные издания и Интернет. Мужчины предпочитают телевидение, Интернет, юридическую литературу и советы друзей, в то время как женщины - печатные издания и адвокатов. Уменьшение материальной обеспеченности и увеличение возраста определяет ограниченное обращение граждан к адвокатам, юридическим службам, Интернету. Старшее поколение (от 60 лет) получает необходимую информацию в основном по радио.

Среди трудностей, вызванных необходимостью ознакомиться со своими правами, чаще других граждане называют недоступность юридических консультаций, затрудненный доступ к Интернету, юридической литературе, сложность юридических текстов для понимания. Основная сложность (максимальная доля пенсионеров и рабочих) - отсутствие знаний о том, где можно ознакомиться с правами. Большая часть служащих и предпринимателей не испытывает в этом трудностей.

Анализ способов, с помощью которых граждане защищают свои права, свидетельствует хотя и о незначительном, но все же превосходстве переходного типа правовой культуры над подданическим.

Оценочный элемент правовой культуры личности. Результаты исследования отношения граждан к состоянию практической работы правоохранительных органов и суда подтверждают доминирующее положение

переходного типа. Далее следуют подданический и гражданский типы правовой культуры.

На вопрос, «чтобы Вы сделали, если должностное лицо государственного органа, соответствующего учреждения или организации откажет Вам в том, что несомненно положено по закону», ответы распределились следующим образом: 44,3% обратились бы с жалобой в вышестоящий орган, 22,2% нашли бы человека со связями, который смог бы помочь, либо попытались бы сделать подарок чиновнику, от которого зависит решение вопроса, 19,8% обратились бы в суд и 7,4% обратились бы в газету или иные СМИ.

Таким образом, в целом по совокупности показателей преобладающим в большинстве случаев является переходный тип правовой культуры, затем подданический и гражданский. Однако по активности граждан и ориентации на объект, осуществляющий защиту прав, большинство опрошенных проявили свойства подданического типа.

Возвращаясь к теоретической части данной работы, следует отметить, что указанные классификации уровней, типов правовой культуры нельзя абсолютизировать. В реальной жизни, практической деятельности грани между перечисленными уровнями, типами правовой культуры личности довольно подвижны, и относительны. Они могут сочетаться, взаимообусловливать друг друга и в то же время существовать самостоятельно.

Переход от одного уровня или типа к другу во многом зависит от качества и количества имеющихся ресурсов правовой культуры.

В юридической литературе термин «ресурсы правовой культуры» не Az-

используется, несмотря H^ то, что он несет значительную смысловую нагрузку и способен решить некоторые теоретические и практические проблемы государства и права. Исторический опыт позволяет верить, что ресурсы самоорганизации остаются значительными и что осознанная деятельность способна их увеличить.

Автор предлагает определить ресурсы правовой культуры как запасы и источники, необходимые для формирования и функционирования гражданского общества и правового государства.

Ресурсы правовой культуры могут быть классифицированы по типам и видам. В зависимости от типа представляется целесообразным выделить субъективные (материально-имущественное положение личности, уровень правовой грамотности, характер российской ментальности и т.д.) и объективные ресурсы (эффективность неюрисдикционных способов защиты гражданских прав, совершенство нормативно-правовой базы, эффективность правоприменительной деятельности и др.). Эта классификация отражает их принадлежность конкрет­ному носителю: человеку, гражданину или окружающей действительности.

Видовая классификация может быть представлена следующим образом: 1) утилитарные (экономические, социальные); 2) информационно-ценностные; 3) нормативные.

Теоретическое осмысление указанных ресурсов правовой культуры, факторов, влияющих на процесс ее формирования, представляет значительный интерес, прежде всего, потому, что правовая культура имеет огромное значение в развитии и функционировании российской государственности.

По наиболее распространенному в теории права мнению правовая культура оказывает организационно-регулирующее воздействие на общественные отношения в плане обеспечения социально-позитивного поведения, предупреждения негативных проявлений и устранения способствующих им факторов при решении социальных задач любой сферы и любого уровня жизни общества1. Она выступает необходимым условием демократического развития общества, а демократия, в конечном счете, нужна для того, чтобы в обществе реализовывалась справедливость и обеспечивалась законность как основополагающие принципы современного государства.

Крыгина И.А. выделяет следующие аспекты функциональной роли правовой культуры: социализирующий, стабилизирующий, интегративный и детерминирующий[68][69].

Социализирующий аспект функциональной роли правовой культуры

45 проявляется в следующем. Правовая культура, являясь основной частью общей культуры, одновременно с этим выступает в качестве несущей основы, объединяющей в себе и правовую культуру личности, и правовую культуру определенных социальных групп, а также профессиональную правовую культуру. Являясь качественным состоянием правовой жизни общества, правовая культура прямо связана с таким понятием как социализация личности.

Следовательно, функциональная роль правовой культуры в данном направлении будет заключаться в том, что она влияет на социализацию общества, стимулирует ее и на совершенно новом уровне направляет данный процесс в сторону совершенствования государственности и становлению наивысшего типа общества гражданского общества.

Функциональная роль правовой культуры в развитии государственно­правовых процессов выражается и в так называемом стабилизирующем аспекте. Вопрос, по нашему мнению, заключается в том, насколько возможно, создав новую модель государственного развития, не просто обеспечить ее надлежащее функционирование, но и придать данной модели элемент устойчивости. Само по себе является весьма сложной задачей в наши дни, так как устойчивое социальное, а значит и правовое развитие общества, как известно, предполагает определенно высокий уровень жизни, материальное благополучие, духовное и культурное развитие, социальную защищенность, высокую степень общественного сознания и самосознания и т.д.

В современном значении социальная технология должна охватывать не просто совокупность операционных процедур, но и представлять собой систему деятельности, детерминированную инструментальной системой и влияющую на нее, структуру управления соответствующей деятельностью, совокупность социальных и экономических последствий, социоэкологическое окружение, информационную среду, в которой эта деятельность осуществляется.

Поэтому важнейшим составным компонентом социальной технологии являются и соответствующий менталитет, социально-экономические и информационные ресурсы, разумность и целесообразность человеческой

деятельности, ориентированность ее, прежде всего, на достижения культуры и цивилизации, формирующие определенные ценностные ориентиры. Особое значение во всех этих процессах приобретает правовая культура. Практика свидетельствует о том, что существует глубокая внутренняя взаимосвязь между характером и интенсивностью государственных преобразований и уровнем правовой культуры общества. Как справедливо отмечает И.А. Крыгина, чем выше уровень правовой культуры, тем эффективнее деятельность законодателя, целенаправленнее управленческая деятельность, более результативен процесс реализации правовых предписаний, соблюдения и исполнения законов1.

Вместе с тем в стадии становления правовой культуры личности, основное содержание и значение которой определяется постепенным созданием, накоплением объективных и субъективных предпосылок процесса формирования правовой культуры, решающими могут быть как новые условия информационного общества, основанного на технологиях массовой коммуникации, так и материально-имущественная обеспеченность граждан, характер российской ментальности, качество состояния законодательства, проблема гарантированности прав и свобод человека и гражданина в государстве и другие факторы.

Так, проблема поиска места в жизни существенным образом влияет на характер социального и правового оптимизма. Если большинство богатых смотрят в будущее с надеждой или, по крайней мере, спокойно, то представители бедных не ждут от жизни ничего хорошего; для их мироощущения характерен пессимизм и отчаяние, чувство тревоги. В таком состоянии люди становятся невосприимчивыми к правовой информации, пассивны и часто даже не замечают нарушения своих прав[70][71].

Тихоновой Н.Е. в результате сопоставления комплекса критериев были выделены следующие слои современного российского общества: нищие (9%), бедные (10%), малообеспеченные (25%), среднеобеспеченные (34%), обеспеченные (12%), состоятельные (10%). Если среди внешних факторов важнейшим водоразделом, отделяющим относительно благополучную и неблагополучную части населения, стали работа в государственном секторе экономики, а также занятие разными формами индивидуальной трудовой деятельности, то среди личностных характеристик на одном из первых мест оказался возраст. Старшее поколение в массе своей скатилось по статусной лестнице вниз, а поколение сорокалетних с трудом удержалось на завоеванных позициях. В более выгодном положении оказалась молодежь, которая в силу вступления в трудовую жизнь уже в ходе реформ, «использовала представившийся ей шанс на восходящую мобильность».1

Негативные социальные последствия реформ нашли отражение в диспропорциональной социальной структуре российского общества, которая, «в корне отличается от типа социальной структуры, характерной для современных и стабильных обществ западноевропейских и североамериканских стран».[72][73]

Социальная структура России летом 1999 года в 1992 году

Типичная социальная структура 17 стран Европы и Северной Америки

Материальное неблагополучие большей части российского общества создает неблагоприятную основу для формирования правовой культуры личности, ее развития. Подобная ситуация не позволяет также активно использовать технологические средства формирующегося информационного общества, в том числе Интернет, в качестве одного из инструментов развития правовой культуры личности. Это объясняется тем, что доступ к технологии,

навыки ее использования требуют наличия определенных материальных ресурсов и личностной активности.

Что касается традиционной российской ментальности, то она отражает глубокий пласт общественного сознания и выражает морфологию на генетическом, архитипическом уровне, прежде всего внепозитивные, образные, символические образы правовой культуры1. Как отмечает В.Н. Синюков, ментальность - это «своего рода умственный и духовный строй народа, его духовная инварианта. Ментальность отражает фундаментальные устойчивые структуры сознания, которые как бы образуют костяк, остов правовой культуры, неизменный во времени, выступающий глубинным регулятором поведения и даже - бытия человека в мире»[74][75].

Одной из черт российской ментальность является неуважение к закону, что нередко объясняется характером власти в России: и в прошлом, и особенно в настоящем она руководствуется не законом, но собственным произволом. Объяснение верное, но недостаточное. Если власть беззаконна, для так называемых «обычных» людей естественно объединяться в противостоянии этому беззаконию, пытаться заставить власть соблюдать закон.

Правовой нигилизм представляет собой составную часть нигилистической ментальности, основанием которой выступает отчуждение к праву, свойственное как государственной власти, так и народным массам. Как справедливо отмечает Д.Н. Вороненков, «правовой нигилизм вошел в кровь и плоть народа, проявляясь не столько в нарушении народными массами права, сколько в незнании его и пренебрежении им»[76]. Кроме того, указанный автор выделяет наиболее

характерные особенности современного правового нигилизма: 1) его подчеркнуто демонстративный, волевой, агрессивный и неконтролируемый характер; 2) глобальность, массовость, широкое распространение не только среди граждан, социальных групп, но и в официальных государственных структурах, законодательных, исполнительных и правоохранительных органах власти; 3) многообразие форм проявления — от криминальных до легальных; 4) особая степень разрушительности; 5) слияние с политическим, нравственным, духовным, экономическим нигилизмом, образующими вместе единый деструктивный процесс.

«Важнейший вывод, который необходимо сделать, как справедливо отмечает В.Н. Синюков, право сейчас не есть форма общественного сознания в «применяют» законы, в худшем - прикрывают ими властно-политическую деятельность»1.

Суровая жизнь русских людей воспитала в них глубокое уважение к сильной воле, упорству в достижении цели и бурным эмоциональным переживаниям. Желая быть свободными людьми, они в то же время хотели бы возложить на государство заботу о наиболее насущных проблемах своей материальной жизни. В связи с этим В. Чиркин предлагает новое истолкование концепции «социального государства», связанное с отказом от иждивенчества, и предполагающее, «что государство берет на себя заботу о фундаментальных нуждах человека (инфраструктура, медицина и др.), но он сам должен повседневно заботиться о себе и своей семье».[77][78]

Атомизация общества питает индивидуализм, не ограничивает и не уравновешивает (как в развитых демократических обществах) культурой ассоциативного, группового действия, она усиливает традиционный для российского социума комплекс социальной слабости личности. Человек ощущает свою беспомощность перед лицом власти «сильных мира сего», процессов, происходящих в обществе, у него отсутствует способность, умение,

внутренняя установка к объединению с другими людьми, к активному социальному действию, которое помогло бы ему преодолеть свою слабость и одиночество. Как свидетельствует исторический опыт, в критические моменты социального и общественного развития возрастает интерес к историческому прошлому, заметно обостряется самосознание. Основой его формирования и развития служит социальная память, под которой понимают «память о прошлом опыте и сам опыт».[79]

Традиционная российская ментальность является одним из факторов, сдерживающих развитие социально-правовой активности личности, приводит к правовому бессилию, неэффективности правовой системы.

Основные пути преодоления правового нигилизма видятся в первую очередь в повышении общей правовой культуры граждан, совершенствовании законодательства, укреплении законности и правопорядка.

Правовая культура является естественным проявлением творческого начала индивида в правовой сфере и раскрывает возможности в этой области. Правовая культура предполагает наличие глубоких и качественных изменений в мировоззрении личности, суть которого не только в том, чтобы быть достаточно информированным и знать, как предписывает правовой закон вести себя в обществе, но и еще глубоко убежденным в разумности и целесообразности право­мерного поведения, всегда сознательно следовать правовым велениям и активно бороться за соблюдение правовых предписании всеми .

Необходимо учитывать, что, не зная стремлений индивида, наблюдая только его внешние поступки, невозможно вывести суждение об уровне или типе его правовой культуры. Так, индивид с ограниченным кругом желаний может ощущать себя комфортно, свободно в узких пределах тех возможностей, в частности, при наличии определенной совокупности правовых знаний, какие имеются у него для удовлетворения его потребностей. И, наоборот, человек C широкими возможностями для удовлетворения своих желаний может чувствовать себя некомфортно, быть совершенно несвободным, если многообразие,

интенсивность и характер его стремлений превышает возможности их реализации.

Таким образом, представляется возможным вывести следующую формулу правовой культуры личности:

Информационно-ценностные ориентации личности

ПК (правовая культура личности) = -----------------------------------------------------

деятельность по их реализации и ее результаты

Для оценки правовой культуры личности как структуирующего элемента общей правовой культуры, необходимо анализировать не только ее поведенческий аспект, но и социально-психологический аспект — потребность, интерес, установку, цель и т.д., лежащие в основе реализации прав и обязанностей личности. В данном случае представляется необходимым обратить внимание на анализ такой правовой категории как, «правовая установка». Именно она выступает как ключевой элемент, определяющий сущность отношения к праву, и является связующим звеном между правосознанием человека и его социально­правовой активностью, напрямую зависящей от уровня развития его правовой культуры.

Правовая установка — это особое состояние психологического склада личности, предрасполагающее к определенной активности исходя из позиций потребности и личного интереса[80]. Она возникает на основе социальной потребности и ситуации для удовлетворения предрасположенности субъекта каким-либо образом реагировать на различные явления правовой действительности, а также склонность или готовность его к совершению конкретных, юридически значимых действий.

Природа правовой установки, уровень ее вероятности находится в зависимости от соотношения составляющих ее элементов. Сущность установки в правовой сфере определяется в наиболее общем виде как предрасположенность личности к восприятию определенной нормы права, его оценке, готовность к совершению действия, имеющего юридическое значение, или как возможность,

вероятность того или иного варианта поведения в сфере правового регулирования.

В механизме формирования правовых установок под воздействием социальных факторов большая роль отводится процессу объективации.

Объективация понимается в психологии как процесс, который возникает у субъекта, встретившего «препятствие» при деятельном удовлетворении потребности и вынужденного поэтому превратить свою деятельность в предмет сознательного рассмотрения в целях ее совершенствования. Объективация и «включает» механизм сознательного регулирования поведения человека. В том случае, когда «препятствий» нет, поведенческий акт может совершаться и без существенного влияния сознания. В условиях правовой жизни индивида таким препятствием может служить правовая норма. В случае принятия индивидом норм происходит смена фиксированной установки, обеспечивающая общественно одобряемое поведение.

Описанная схема позволяет увидеть два способа регуляции поведения индивида. Во-первых, возможно воздействие на поведение посредством изменения среды, которое влечет за собой смену индивидуальных потребностей и установок; во-вторых, возможно формирование установки путем воздействия на мышление. Второй способ во многом адекватен первому, с той лишь разницей, что он осуществляет первый в идеальном виде.

Тот след, который оставляет правовая норма в психической структуре индивида, выступает, прежде всего, как установка. Этим отнюдь не умаляется значимость сознательных процессов (в частности, использования знаний о требованиях общества) при принятии решения[81].

Таким образом, процесс формирования правовых установок реализуется в познавательной активности личности. В дальнейшем этот процесс неразрывно связан с проблемами анализа правосознания, правомерного поведения и социально-правовой активности. Следствием этой взаимосвязи является

вероятность правомерного поведения. Таким образом, правовая установка личности - это не только регулятор поведения, но и важный элемент, включаемый в социально-психологический аспект правовой культуры личности.

И.А. Крыгина[82] выделяет следующие элементы структуры правовой установки личности:

1. Когнитивный элемент (представляющий собой не просто определенный уровень, сумму знаний и представлений о правовых явлениях, а определенную степень осознания полученных знаний, преломление их через психику человека, через его сознание, в силу чего и будет формироваться его жизненная позиция, основанная на твердом убеждении в необходимости правового регулирования общественных отношений, справедливости и целесообразности правовых предписаний, содержащихся в нормах права ).

2. Оценочный элемент (представляющий собой особый механизм формирования ценностных ориентации человека, посредством которого развивается или устанавливается степень одобрения требований, содержащихся в нормах права, в соответствии с которыми и будет строиться поведение человека).

3. Коммуникативный элемент (представляющий собой совокупность взаимосвязей, объединяющих в себе такие системы взаимоотношений как личность - государство, личность - социальная общность, личность - личность и т.д., и здесь коммуникативный элемент является связующим звеном, в котором правовая установка определяет и направляет поведение человека, соотнося его опять же с требованиями правовой нормы).

4. Интегративный элемент, являющийся по своей сути несущим в структуре правовой установки личности (представляет собой объединение в единый конгломерат как самой правовой установки, так и правовой активности личности, органически связывая их с правомерным поведением, т.е. объединение всех звеньев одной цепи в рамках поведенческого аспекта правовой культуры личности).

Функции правовой установки личности обуславливаются ее сущностью и структурой и включают регуляцию поведения в процессе познания норм права, в определении своего личностного отношения к правовой норме, в отношении к правотворчеству и т.д.

Таким образом, установка субъекта — это механизм активного, деятельностного отражения окружающей действительности; установка - как вероятность определенного поведения в соответствующей ситуации. Вероятность перехода от состояния готовности к непосредственному действию правового значения зависит, в конечном счете, от совокупности объективных и субъективных факторов.

В этой связи, как уже отмечалось, представляет значительный теоретичес­кий и практический интерес вопрос о влиянии социально-правовой среды на правовую активность личности, а значит и на состояние ее правовой культуры.

Социально-правовая среда стремится путем передачи направленных инфоблоков воспитать человека нужным ей образом. Этим целям служит система постоянно действующих каналов передачи информации, среди которых особое место занимает Интернет. Как справедливо отмечает И.Л. Бачило «информационные ресурсы, информационные и коммуникационные технологии становятся рычагом, позволяющим воздействовать на механизмы социального управления во всех его видах и сферах[83].

Следовательно, являясь в определенном смысле детерминантой не только правовой культуры, но и правового состояния всего общества, Интернет приобретает особенное значение (а в будущем, возможно, основное) для проявления установки субъекта и его правовой активности, т.е. тех условий, которые прямо определяют процесс, формирующий правовую культуру.

Некоторая сложность заключается в том, что правовая информация направляется через Интернет анонимной рассредоточенной аудитории ретиально,

потребляется же персонифицированно, аксиально. Идеи, взгляды, мнения, фактологические сообщения передаются множеству индивидов, и в целом трудно определить конкретных адресатов, которые, в конечном счете, используют данный блок информации.

При обмене информацией через Интернет происходит не просто движение информации, но как минимум активный обмен ею. Поэтому в данном коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание. В данном случае правовое информирование включает в себя как распространение правовых знаний и как получение и накопление их гражданами. Между этими элементами нет четкой грани, так как распространение и накопление правовой информации - это единый непрерывный процесс. Ведь от полноты и качества информации зависит уровень знаний, перевод их в реальное поведение и общественное мнение.

Безусловно, воздействие правовой информации на сознание человека составляет одну из важнейших сторон формирования правовой культуры личности. Знание и учет особенностей восприятия права имеет существенное значение в деле организации воспитательной работы. Однако нельзя рассматривать формирование правовой культуры исключительно как процесс наращивания информации, смешивать познание и знание, информацию и формирование правовой культуры. Интерес представляет изучение того, как происходит интериоризация знаний, полученных с помощью Интернета, те есть их включенность в совокупность всей информации, приобретенной ранее, и их оценка в соответствии с социальным и культурным статусом и ролью личности в обществе.

Кроме того, человек далеко не всегда потребляет предлагаемую ему или уже находящуюся в его распоряжении информацию.

Фаза потребления представляет собой сложный процесс, который характеризуется активным влиянием психологических факторов, персонифицированностью информации (особенно через имя), неформальными каналами передачи информации. Степень и характер потребления правовой

информации можно оценить, анализируя эффективность и интенсивность использования информации, склонность к длительному использованию инфор­мации, активность использования информации, корректировку процесса использования на групповом уровне, наивысшую активность (самостоятельность) использования информации.

Доступность больших массивов правовой информации требует времени и усилий для их осмысления. Обилие информации не приводит автоматически к лучшим решениям. Новые масштабы работы с информацией требуют дальнейшей автоматизации интеллектуальных функций.

Подводя итоги данного параграфа, необходимо отметить, что правовая культура личности отражает в первую очередь степень и характер правового развития индивида, обеспечивающих гражданскую активность последнего. В ней замыкается как субъективный мир творческой личности, так и объективный мир культурных ценностей.

Изучение указанных характеристик позволяет классифицировать правовую культуру личности по типам и уровням. Однако подобные классификации нельзя абсолютизировать, так как в реальной жизни грани между рассмотренными выше уровнями и типами правовой культуры личности не всегда очевидны.

Кроме того, анализ закономерностей формирования правовой культуры личности, ее типа или уровня, позволяет выделить категории информации, ценности и деятельности в качестве детерминирующих факторов этого процесса.

Осуществление рассмотренных в диссертационной работе форм освоения элементов правовой культуры происходит под влиянием различных источников информации. Данное обстоятельство предопределяет особую актуальность теоретического осмысления взаимодействия современных источников информации и правовой культуры личности в условиях становления информационного общества, характеризующегося развитием индустрии создания, обработки и передачи информации, производства интеллектуальных инноваций культурных стандартов.

<< | >>
Источник: ЛЕБЕДЕВА НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА. Правовая культура личности и Интернет (теоретический аспект). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2004. 2004

Еще по теме §2. Уровни и типы правовой культуры личности в информационном обществе:

  1. §3 Особый порядок производства по уголовным делам в системе правовых преимуществ
  2. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к про­гнозированию тенденций преступности
  3. Роль и место в механизме правового регулирования общественных отношений социального и психологического аспектов
  4. 2.1. Содержание и свойства информационной формы осуществления функций права
  5. §1. Понятие и содержание правовой культуры в теории права
  6. §2. Уровни и типы правовой культуры личности в информационном обществе
  7. § 3. Интернет как коммуникационная основа информационного общества
  8. §1. Роль Интернета в формировании правовой культуры личности
  9. § 2. Проблемы повышения эффективности влияния Интернета на правовую культуру личности
  10. § 1. Основные научные подходы к определению гражданского общества и его взаимодействие с государственным аппаратом
  11. § 1. Виды, формы и стадии контроля гражданского общества за государственным аппаратом
  12. Понятие правовой культуры в рамках многообразия теоретико­методологических подходов
  13. Функции правовой культуры