<<
>>

§ 2. Традиции как средство регулирования общественных отношений в англосаксонском праве

Традиция (от лат. traditio - передача) - стихийно сложившееся и коллективно санкционированное установление, некритически воспринимаемое и воспроизводимое в связи поколений; противоположность новаторству. Традиция предстает как нечто естественное и должное, как норма жизни, і относительно которой недопустимы сомнение и «неудобные» вопросы. В ней

находит наиболее яркое выражение бытие социального как интерсубъективной реальности. Это - «ничейная» земля, по которой приходится ходить каждому

лично, но не в качестве самостоятельного субъекта, а как члену определенной общности - этническом, профессиональной, религиозной и т.п.

Прочность и живучесть традиций в том, что они освящены авторитетом времени и имеют массовый характер, представляя собой своего рода √ коллективно-кристаллизованные привычки. Традиция обеспечивает единство

культуры отдельных человеческих сообществ, связь личности и социума, одного поколения с другим.

Вместе с изменением социальных условий жизни и культуры одни традиции отмирают, другие зарождаются; новаторство и динамизм особенно характерны для переломных эпох - становление нового общественного строя, революции и т.п. В целом для человечества вступление в эру индустриализма означало закат традиционного общества, хотя на Востоке в значительной части традиционные устои остаются всё ещё достаточно прочными.169

Сильный традиционализм английской правовой жизни имеет глубокие корни в позднесредневековом политическом и правовом развитии. Типичным примером этого традиционализма (одним из многих) является тот факт, что и сегодня английский король (или королева) утверждают парламентские акты формулой королевского волеизъявления.170

Наличие традиций в праве служит проявлением его непрерывности и преемственности, обусловленных непрерывностью и преемственностью принципов и правил социального управления. Традиции в праве закрепляют связь между разными этапами его развития и сохраняют определённые моменты или стороны права (касающиеся сущности, содержания, формы, структуры, функции и др.).

Проблема традиций как специальный предмет исследования і заинтересовала отечественных исследователей в 60-е годы XX века, несколько

\ ______________________________________________________

168 Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление / Под ред. В.С. Нерсесянца. - M., 1996. - С.81.

169 Евсюков В.Г. Философия, культура, жизнь. Интерпретация ценностей и смыслов. - Новосибирск, 1999. - С. 17.

170 Аннерс Э. История европейского права. - M.: Наука, 1994. - С.203.

позже, чем это произошло в европейской и американской науке. Исследование проблем традиций прошло несколько этапов, и не смотря на различие методологических подходов, тенденции в развитии представлений о традициях , остаются общими для отечественной и западной науки. К таким тенденциям

Д можно отнести: отход от сугубо статического рассмотрения традиции,

обращение, помимо статического анализа, к динамическому рассмотрению традиции, особенно в вопросе о соотношении традиции и инновации, расширение объема понятия "традиция", утверждение взгляда на традицию как универсальное образование, бытующее во всех сферах общественной жизнедеятельности; преодоление жесткого противопоставления традиционного и рационального способов регуляции, что позволяет по-новому взглянуть на вопрос о месте традиции в современной общественной жизни; более четкое разграничение понятий «культура» - «традиция» - «обычай».

Категория "культура" дает качественную характеристику развития общества по пути прогресса с точки зрения активного, творческого участия в этом процессе общественного индивида. Соотношение категорий "культура" и "традиция" упрощенно можно представить следующим образом. Если культура - характеристика развития общества, то традиция характеризует развитие культуры, то есть выступает, выражаясь математическим языком, в роли второй производной.

Конечно, в связи с известным разнообразием точек зрения на содержание понятий "культура" и "традиция", их соотношение разными авторами понимается по-разному. Многие исследователи эти понятия отождествляют (ряд подобных мнений проанализирован еще в известной книге А. Кребера и К. Клу кхона).[165]

> Более предпочтительным представляется разграничение понятий

К

"традиция" и "культура". Распространен подход к традиции как определенному

механизму развития культуры: ее формирования, передачи (транслирования) и функционирования. Важнейшим аспектом является передача объектов культурной преемственности, что зафиксировано уже этимологически (лат. traditio - передача). Сам факт передачи в традициях определенной общественно важной информации не отрицает никто из исследователей, однако акцент в понимании этой передачи ставится по-разному: на процесс передачи и на передаваемое содержание.

В изучении традиций в настоящее время выделяется содержательный, структурный и функциональный аспекты.

В содержательном аспекте традиции в современной литературе рассматриваются как реально существующий атрибут общества, одновременно выраженный во времени, продукт совместной деятельности людей, форму коллективной адаптации человеческого сообщества к окружающей среде. Традиция является продуктом истории, имеет процессуальный, непрерывный, относительно устойчивый, инерционный характер. В то же время она потенциально динамична, обнаруживает способность к существенной трансформации. Традиция имеет избирательный характер. Она основана на силе общественного мнения, на авторитете древности, а не на юридических установлениях.

Структурный аспект изучения традиций описывает их организацию и компоненты, а также определяемые ими варианты классификации традиций, C этой точки зрения традиция имеет целостный характер, представляет собой сложную систему, включающую различные компоненты и имеющую определенную структуру. Основанием классификации может быть любой варьирующийся параметр традиции.

і В функциональном аспекте традиции характеризуются как выполняющие

ряд функций, таких как аккумуляция и передача социального опыта новым поколениям, регулятивно-нормативная, социализация индивидов и др. Для более глубокого проникновения в природу традиций они исследуются в

соответствии с рядом общественных явлений, таких как духовное производство, идеал, политическая культура и некоторыми иными.

Сохранение традиций в зависимости от их конкретного содержания может по-разному влиять на скорость и плодотворность развития духовного ,А производства. В целях активизации духовного производства и в связи с

социально-экономической ситуацией, происходит критический отбор традиций, а, также их существенное изменение и зарождение новых традиций.[166]

Традициям и обычаям как социальным явлениям уделяется пристальное внимание представителей различных гуманитарных научных дисциплин - философов и социологов, психологов и историков, этнографов и этиков, юристов и педагогов и т.д.

Научное исследование механизма преемственности поколений, его элементов есть важная предпосылка успешного управления социальным прогрессом в целях его ускорения. Важнейшими элементами механизма преемственности, обеспечивающими в основном его ' функционирование являются именно традиции и обычаи.

Традиция в переводе с латинского (traditio) означает "передача". Изучая термины "традиция" и "обычай", приведённые в нормативно - справочной литературе, нельзя не обратить внимание на имеющееся в энциклопедиях и словарях отождествление традиций с обычаями. Так, в Толковом словаре русского языка (под редакцией Д.Н. Ушакова) об обычае говорится, что это "традиционный порядок".[167] Аналогичное определение находим в Словаре русского языка 1958 г.[168][169]

Большая Советская энциклопедия определяет традицию как элемент социального и культурного наследия, передающийся от поколения к поколению и сохраняющийся в определённых обществах, классах и социальных группах в 175

1 течение длительного времени.

X

Обычай трактуется как унаследованный стереотипный способ поведения, который воспроизводится в определённом обществе или социальной группе и является привычным для их членов.176 Обычай, указывается в Большой Советской энциклопедии, в отличие от традиции, ограничивается 1 определёнными обществами или областями общественной жизни. Подобные

определения традиции и обычая находим и в Философском энциклопедическом 177

словаре.

К выводу о тождественности названных явлений приходят многие исследователи, затрагивающие в своих работах, в основном пропагандистского, научно-популярного характера, традиционные формы общественной деятельности. Традиции и обычаи в целом определяются как "не регламентированные юридическими установлениями формы передачи новыми поколениями способов реализации сложившихся в данном обществе идеологических отношений (политических, нравственных эстетических, , 2религиозных)".178 Они выполняют общие социальные функции — быть "средством стабилизации утвердившихся в данном обществе отношений и осуществлять воспроизводство этих отношений в жизни новых поколений".179

Совершенно очевидно, что в определении традиции весь набор присущих ей признаков охвачен быть не может. В нем находят отражение лишь некоторые свойства явления. В каждом из определений фиксируются необходимые и важные признаки традиции, поэтому трудно назвать какое-либо из них в качестве наиболее приемлемого. В целом все определения можно рассматривать как дополнительные по отношению друг к другу.[170]

В науке со всей определенностью прослеживается тенденция к расширению объема понятия «традиция»: утверждаются взгляды на традицию »

176Большая Советская энциклопедия.-T.18. - M., 1974.-С.266.

177 Философский энциклопедический словарь. - M., 1983. - С.454, 692.

178 Суханов И.В. Обычаи, традиции, обряды как социальные явления. - Горький: Волго-Вятское кн. изд., 1973. - С.З.

179 Суханов И.В. Обычаи, традиции, и преемственность поколений. - M.: Политиздат, 1976. - С. 10.

как универсальное образование, бытующее во всех сферах общественной жизнедеятельности. Другим сходным моментом в развитии научных представлений стало преодоление жесткого противопоставления традиционного и рационального способов социальной регуляции, что 1 позволило по-новому взглянуть на вопрос о месте традиции в современную

эпоху. И, наконец, общей можно считать тенденцию к более четкому разграничению понятий «культура» - «традиция» - «обычай».

Таковы некоторые сходные тенденции в развитии взглядов советских и американских ученых по вопросу об общенаучном понятии «традиция» за последние десятилетия. Это, разумеется, не исключает определенных расхождений во мнениях между советскими и американскими исследователями по всем перечисленным выше аспектам; в отношении ряда других вопросов, связанных с традициями, в частности в оценке места и роли традиций в обществе, разногласия носят принципиальный характер.[171]

В США изучением конкретных (в форме обычаев, обрядов, ритуалов и т. А

д.) проявлений традиционности у тех или иных этнических общностей специально занимается культурная антропология. Особое место исследованию традиций отводится в социологии развития.

На уровне эмпирическом, с применением конкретно-социологических методов исследования, проблема традиций обстоятельно изучена в обществоведении США. Весомый вклад в ее разработку на эмпирическом уровне внесли специалисты в области социологии развития. При этом основным вопросом, занимавшим исследователей, был вопрос о значении традиций, их месте и роли в жизни развивающегося общества.

Общетеоретическое осмысление вопросов о месте и роли традиций в ’ социальном развитии вообще и в развивающихся странах, в частности, осуществляется в рамках теоретической социологии. В числе ученых, в значительной мере способствовавших разработке этого направления изысканий

по проблеме традиций, следует назвать имена Дж. Гасфилда, Л. и С. Рудольфов. Э. Шилза, Б. Хозелитца, Ш. Эйзенштадта. Особо нужно сказать о заслуге Э. Шилза и Б. Хозелитца, в конце 1950 - х годов в четкой форме , поставивших вопрос о необходимости разграничения традиции и

* традиционализма: правильная оценка этих двух разноречивых социальных

явлений имела важное практическое значение, позволила вырабатывать надлежащее к ним отношение. В целом, как признают и сами западные ученые, теоретическая разработка вопросов о месте и роли традиций в обществе чрезмерно оторвана в западном обществознании от конкретно­социологических, конкретно-страноведческих исследований, что в итоге отрицательно сказывается на развитии обоих направлений в научных изысканиях.

Исследуя проблему традиций, делается общий теоретический вывод о том, что популяции, живущие в рамках того, что обычно называется „обществом" макросоциетального порядка, как правило, не организованы в У

одну систему, а обладают скорее несколькими различными видами и уровнями организации, благодаря своей относительной автономности различные аспекты социальной организации могут изменяться в разной степени и разным образом. Как отмечают западные ученые, подобный взгляд на важнейшие принципы социальной организации, в соответствии с которым допускалась возможность частичной модернизации в каком-либо одном секторе общества, обеспечить которую мог широкий набор различных структурных форм, - этот взгляд завоевывал все более широкое признание в научных кругах.[172]

Одной из важнейших черт жизни и развития американского общества является то, что традиция поиска сбалансированности требует верного расчёта времени, терпимости и компромисса. Борьба с отрицательными явлениями при X

этом ведётся созданием позитивных по своей сути и формам структур. Всё это

предполагает систему плюрализмов и требует таланта лидеров, их просвещённости.

От правовой культуры общества зависит умение управляться с резкими, негативного характера контрастами, происходящими в стране, умение создать і единство разного. США - страна резких контрастов всяческого рода. Проблема

постоянно заключается в том, как, при неизбежности конфликтных ситуаций в обществе, создавать связи и механизмы действия и контрдействия, выдерживающие большие напряжения и нелёгкие удары. В конечном итоге это решает вопрос о том, удаётся ли избегать стагнаций и разрушений, удаётся ли постоянно существенно смягчать их. Это есть стремление к сбалансированности, умения достичь её в значительной степени, причём не раз и навсегда, но постоянно поправляя положение. О.Э. Туганова считает, что традиция поиска сбалансированности есть одна из важнейших черт жизни и развития американского общества.183 Традиция сбалансированности включает уважение к наиболее позитивным традициям, накопленных обществом, пример умеренный характер Американской революции. Американские колонии строили фундамент своей жизни на Западно-Европейских традициях, вплоть до античных.

Традиция сбалансированности - верный путь улаживания этнических противоречий и конфликтов в США на протяжении 227 лет. Перемешивание этносов стало ещё одной американской традицией. Америка не стала на путь этнически - административного территориального деления - это исторический факт. Американское общество живёт крупными идеями и эффективными действиями, в нём сильны идеалистические склонности и склонность к независимому поступку. Это одна из основополагающих американских ' традиций.

Д

Обвинения в прагматизме, недостаточности духовности и даже в конформизме, предъявляемые к американскому обществу отвергают труды

183 Туганова О.Э. Поиск сбалансированности / Американский характер. Очерки культуры США. Традиция в культуре.- M.: Наука, 1998. - С. 19.

американских историков, философов, социологов, культурологов и т. д. Известно, как они сами страстно и беспощадно бичуют себя (Кр. Лэш, А.М. Шлезингер). Самобичевание один из толчков к реформированию. Но при l оценке американского общества со стороны нельзя забывать о корректности:

i сравнивать подобное с подобным; этико-интеллектуальные вершины и

культуру непросвещённых обывателей отдельно.

Другой традицией американского общества является традиция неразрывности слова и действия. Американский идеал - их слитность, в чём также проявляется некое стремление к равновесию, сбалансированности. Способность действовать плодотворно высоко ценилась протестантами ещё со времён Лютера. Они учили, что Бог посылает испытания, на которые надо ответить упорством, настойчивостью, неутомимым усилием.

Прагматизм и духовность англичан прослеживается на протяжении всей историко-культурной вертикали. Даже первые поселенцы, читая Ветхий и ' Новый Заветы, через мифы узнавали достаточно большую долю исторической √r

информации. Обвинения XX века в бездуховности неправомерны, так как три президента (В. Вильсон, Ф. Рузвельт, Дж. Кеннеди) обладали ярко выраженными идеями и идеалами, вызревшими в обществе. Взлёты духовности в XX веке были сильны и продуктивны: социалисты и марксисты отнюдь не игнорировали историю и значение опыта развития человечества, "Новая левая оппозиция" 1960-х годов и конрткультура призывали учиться понимать и принимать разнообразные культуры мира.

В соответствии с американским миропониманием духовность сливается с продуктивностью. Поиск такой слитности - важнейшая социально­психологическая традиция. Как уже говорилось, эта традиция имеет глубокие ’ исторические корни. Хотя, конечно, в американском обществе бывают

U

прорывы бездуховности, мусорность некоторой части культуры, как антитеза, но в этом и состоит закон движения всех человеческих обществ.[173]

Непрерывность исторической традиции в Америке - одно из самых больших её преимуществ. В то время как в России идея национального самосознания прерывалась неоднократно: после падения Киевской Руси, в петровскую эпоху, в начале XX столетия и в его конце. Формально < провозгласив выборный характер высших государственных органов, англо-

американская буржуазия всегда отличалась стремлением сделать демократический институт голосования фактически бессильным, превратить выборы в своеобразный инструмент для упрочения своего классового господства. Для Великобритании и США характерна общность основных принципов избирательной системы, они имеют также и многие общие черты в порядке подготовки, организации и проведения выборов.

В США и Великобритании действует мажоритарная система относительного большинства, при которой победителем на выборах признаётся кандидат, набравший большинство голосов по сравнению со своими соперниками, хотя бы это большинство и было меньше половины всех поданных голосов. Такая практика обеспечивает безраздельное господство крупных буржуазных партий в проводимых ими избирательных кампаниях, открывая широкий простор для всякого рода злоупотреблений. Так, существующая в Англии избирательная система значительно сокращает представительство мелких политических партий, искусственно увеличивая количество депутатских мест для крупных партий, в особенности для консервативной, которая обычно выставляет своих кандидатов во всех избирательных округах.

В США при выборах президента республики отсутствует принцип непосредственности, т. е. прямых выборов. Обоснованием системы косвенных ' выборов в американской юридической литературе является надуманное

соображение, согласно которому избиратели будто бы неспособны самостоятельно, непосредственно избрать столь ответственное должностное лицо, а посему его избрание надо поручать наиболее опытным местным

политическим деятелям. Рассмотрение итогов президентских выборов за последние двадцать лет показывает, что существующая в США избирательная система, вопреки всем вышеприведенным домыслам, имеет определенную цель: обеспечить «избрание» намеченной кандидатуры вне зависимости от настроения масс избирателей.

Две крупные политические партии безраздельно хозяйничают в парламенте Великобритании и в конгрессе Соединенных Штатов. Наличие в этих органах оппозиционного меньшинства буржуазные ученые используют как один из аргументов в пользу идеализируемой ими «свободной системы».

Все явственнее выступает тенденция создать потомственное сословие государственных деятелей. Эта тенденция отражает стремление финансовой олигархии превратить право господства в наследственное право. Многие члены палаты общин в Великобритании из поколения в поколение избираются в парламент бессменно, представляя (как и лорды) промышленную и земельную аристократию страны. В США учащаются случаи, когда на место умершего конгрессмена избирается его наследник.

Видное место в государственно-правовой системе Великобритании занимает палата лордов. Ведя свое происхождение от древнего совета вельмож королевства, палата лордов в течение своего существования неоднократно видоизменялась, причем каждый этап её развития налагал свой отпечаток на организацию и функции палаты, а также на права ее членов. Фиктивной является буржуазная юридическая концепция о том, что современная палата лордов представляет собой совершенно бессмысленное учреждение. Правящая буржуазия не стала бы расходовать ни одного пенса на такую палату. В её существовании и её нынешних полномочиях имеется для власть имущих определенный смысл, который не следовало бы недооценивать, но опасным было бы и переоценить, сделав недостаточно обоснованные выводы из анализа практической деятельности лордов. Ведь не случайно же английские

буржуазные юристы выдвигают тезис о том, что палата лордов это «вполне современное учреждение»[174]

Консерваторы всегда энергично защищают палату лордов от критики и реформ. Будучи органом невыборным, палата лордов в любую минуту готова принять на себя самые непопулярные государственные акции, снимая, тем самым, бремя ответственности с правительства или палаты общин. Именно и этом и состоит, с точки зрения правящих классов, положительный смысл существования палаты лордов. Проведенная же консерваторами в 1958 году реформа палаты лордов (Life Peerage Act, 1958) лишний раз продемонстрировала заинтересованность английской буржуазии в сохранении и усилении своей второй палаты парламента.

Что же касается текущей законодательной деятельности высших представительных учреждений Великобритании и США, то она по своему

содержанию целиком и полностью выражает и закрепляет узкокорыстные интересы имущих классов.[175]

Наличие надёжных источников истории права зависит от существования в соответствующий период организованного правительственного механизма (элемент законности) и группы образованных людей, например, священников, учёных или официальных лиц, которые располагают возможностью с определённой степенью точности регистрировать состояние права (элемент аутентичности).[176]

Традиция описаний судебных решений - наиболее характерная черта средневекой британской юриспруденции. Большое число описаний, охватывающих период с 1292 г. по 1535 г. было опубликовано в Ежегодниках; позднее описания начали выходить под именами их авторов или составителей (действительными или вымышленными). Основные официальные документы

английских судов — свитки прошений Суда Королевской скамьи, Суда прошений и Суда Казначейства. Постепенно эти материалы публикуются, однако на настоящий момент издание доведено только до 1242 г. Кроме того, сохранилось большое количество судебных досье; происходит их постепенная сортировка, и исследователь может их использовать. Все эти документы хранятся в Государственном архиве в Лондоне.

В настоящее время насчитывается около двух тысяч сборников судебных решений. Общее число, действующих в Англии законов, исчисляется семью столетиями парламентской деятельности.[177] Ещё меньше информации содержат документы Суда Лорда Канцлера до XVI в. и также хранящиеся в Государственном архиве в Лондоне. Большей частью в них содержатся прошения о возмещении, но без указания, что было предпринято по этим прошениям.

Более интересными, чем документы центральных, могут оказаться документы местных судов, но эти материалы ещё мало использовались. В центральных и местных архивах в Англии хранится огромное количество свитков маноральных судов. Большинство из записей таких свитков касались актов регулирующего или административного характера: однако(особенно в XIV и XV в.в.) в записях достаточно часто попадаются материалы частных споров.

Среди наиболее полезных и в значительной степени ещё не исследованных рукописных источников средневекового английского права книги, которые, как представляется, были орудием повседневной работы адвоката того времени. Наиболее известны так называемые Регистры судебных распоряжений - собрание образцов форм судебных распоряжений, которые использовались для возбуждения тяжбы в королевских судах.

Несмотря на то, что эти материалы и представляют основные рукописные источники для исследования истории английского права, имеется,

конечно, и множество других, которые могут оказаться полезными в конкретных вопросах. История земельных законов может быть освещена более полно при рассмотрении изменений формы передачи права собственности на землю или решения имущественных споров; история торгового права может быть проиллюстрирована сохранившимися договорными документами. Иногда вопросы правового характера рассматриваются в дневниках юристов. Даже средневековые сельскохозяйственные руководства содержат на удивление большой объём информации правового характера.188 [178]

Хотя так называемые законы Эдуарда Исповедника, Вильгельма, Генриха I, изданы не этими королями и вообще не королями, тем не менее, положение этих источников достаточно ясно. Это компиляции частного происхождения, которые должны были служить для обозрения саксонского обычного права в первые десятилетия норманнской эпохи. В них нет ничего выдуманного, искусственного, произвольного. Они сводят хорошо известный материал или определившиеся обычаем отношения. Поэтому хотя нельзя ими пользоваться для целей, так сказать, биографических, - правовое их значение не подлежит никакому сомнению.[179]

Так как религиозные отношения по своей природе статичны, малоподвижны, традиции в религии занимают особое место, отличаются силой и устойчивостью. В религиозных отношениях обычно выделяют религиозное сознание и религиозные действия. В религиозном сознании традиции проявляются как миф, догма, вера и т.д.; в религиозных действиях - как религиозный культовый обряд, ритуал, церемония и т.д. Понимая традиции предельно широко, можно относить к ним все длительно сохраняемые особенности соответствующих явлений общественной жизни, относящихся, в частности, к религии.

За основу дифференциации традиций и обычаев можно применить оценочно-содержательный аспект, по которому всю их шкалу в обществе можно разделить на традиции и обычаи, способствующие социальному прогрессу (позитивные), сдерживающие, тормозящие социальный прогресс (негативные, консервативные) и активно ему противоборствующие (антиобщественные).

В большинстве литературных источников традиции и обычаи, способствующие социальному прогрессу, называют прогрессивными. Такое определение представляется несколько неточным Прогресс означает движение вперёд, направление развития, характеризующееся переходом от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному. [180]

Этот процесс распространяется не только в целом на социальную систему, но и на отдельные её элементы. В том числе и негативные. Негативным явлением, разумеется, также свойствен переход от низшего качества к высшему, что тоже представляет собой определённый прогресс. Отсюда традиции и обычаи, способствующие прогрессу негативных явлений, также можно назвать в известной мере прогрессивными. Поэтому с точки зрения оценочно-содержательного признака традиции и обычаи, способствующие социальному прогрессу, правильнее было бы назвать положительными или позитивными.

Благодаря позитивным традициям в обществе стабилизируется всё самое новое, положительное, передовое. Они - "необходимое условие превращения достигнутого во всеобщую форму деятельности, главная предпосылка преемственности поколений". [181]

На успешном развитии позитивных традиций и обычаев, в конечном счёте, зиждется весь процесс воспитания человека, формирование позитивного, законопослушного образа жизни. Огромный идейный нравственный заряд,

которым обладают позитивные традиции и обычаи, необходимо максимально использовать в воспитательной работе и предупреждении преступности.

Интенсивность позитивного и негативного влияния различных традиций и обычаев, существующих в обществе (этических, национальных, религиозных, lu семейно-бытовых, политических и др.) на формирование личности и её

поведение (в том числе личности преступника и криминального поведения) предопределяет построение криминологической иерархии традиций и обычаев в обществе. Криминальные традиции и обычаи занимают в этой иерархии самостоятельное место. Степень их распространённости довольно узка по сравнению с другими традициями и обычаями. Однако по интенсивности собственно криминогенного влияния их следовало бы поставить на первое место в иерархии[182].

Традиции и обычаи являются формализованными каналами передачи социального опыта, тем самым обеспечивают преемственность поколений. В у этом заключена их сущность. Поскольку опыт этот может быть как социально

полезным, так и социально вредным, отвечающим принципам господствующей в обществе морали и аморальным, законопослушным и противоправным, традиции и обычаи, обеспечивающие его преемственность, закономерно становятся объектом внимания криминологии.

К преступлениям и обычаям нужно подходить с позиций культуры. На Западе культурой называют культурные убеждения и практику, каждая устанавливает нормы поведения, определяет границы терпимого девиантного поведения и решает как обходиться с теми, кто не вписывается в эти нормы. Не нужен закон, чтобы осуществить казённую форму, известную на Западе совершенно не нужно никакое казённое наказание

Работу закона можно выполнить удивительным разнообразием других способов, часто посредством применения источников из таких неожиданных сфер как религия, экономика и даже родство. Чтобы регулировать

корпоративное поведение, нужно регулировать поведение людей, входящих в эту корпорацию.

При этом они должны осознавать себя культурными существами и поступать культурно. Те, кто стремятся сформировать корпоративное поведение, должны сначала понять это, их исследование должно включать культурную перспективу. Антропологи могли отчасти предложить ответы. Но в каждом случае нужно учитывать коварство и сложность человеческого поведения и опасность усилий по видоизменению его.

Изменения в социальной системе и в технологии с необходимостью толкают правовую систему к новым рубежам и новым традициям. Правовые системы никогда не бывают статичными, они постоянно изменяются, а следовательно и правовая культура.194

Истоки основных институтов, понятий и ценностей западных правовых систем лежат в религиозных обрядах, литургических нормах и доктринах XI- XII в.в., которые отражали новые воззрения на смерть, грех, наказание, прощение, спасение, а также, и новые представления об отношении божественного к человеческому и веры к разуму. За прошедшие века эти религиозные воззрения и представления коренным образом изменились, и сегодня их теологические источники, по-видимому, иссякают. Однако сформировавшиеся на их основе правовые институты, понятия и ценности живы.195

Социальные нормы и их нарушения являются неотъемлемой чертой жизнедеятельности и организации человеческого общества. Какие бы теории не применялись для объяснения человеческого поведения - мифология, космология, теология, метафизика или обыденный здравый смысл - они неизменно включали представления, объясняющие поведение, отклоняющееся от общепринятых норм и правил. Идеи, объясняющие такое поведение, содержатся в сочинениях древних и средневековых философов, теологов

194 Law and Contemporary Problems. - Durham: North Carolina, - 243. - Vol.60. - 1997. - №3,4.

195 Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. - 2^eH3a. ИНФРО. - M.: Норма, 1998. - С. 165.

католической и протестантской реформа-торской церкви, зародившейся в Великобритании в XVI в.

Различие между традиционными представлениями и современными взглядами на отклоняющееся от нормального поведение состоит, по мнению К британских учёных, в следующем: с точки зрения христианской религии (всех

её направлений), правонарушение является не следствием индивидуальной патологии, но проявлением всеобщей, человеческой порочности и греховности.

Религия является древнейшей формой мировоззрения, определяющей на протяжении веков общественное сознание, влиявшей на формирование и деятельность большинства социальных институтов. Известно, что каноническое право, основанное на решениях церковных соборов и постулатов римской католической церкви, являлось на протяжении веков одним из источников и составных частей английского права.[183]

Церковные преобразования, известные под названием Реформация, V происходившие в XVI-XVII в.в., явились одним из крупнейших событий во

всемирной истории, в первую очередь, в истории западной христианской церкви. В Англии Реформация завершилась образованием новой Англиканской церкви (Anglican church), представляющей собой компромисс между католицизмом и протестантизмом. Особенностью англиканства является полный разрыв отношений с римской католической церковью и придание национальной церкви государственного статуса.

Наиболее значимым следствием Реформации явилось новое направление теологического мышления, выразившегося в формулировании новых религиозных принципов, в том числе религиозно-нравственных, что оказало огромное влияние на духовную атмосферу и социальную практику. C ' наступлением Реформации в Британии получили распространение идей

кальвинизма - одного из ведущих протестантских учений. Последователей данного учения в Британии называли пуританами, более строго направления в

их среде придерживались пресвитериане (в Англии и Шотландии). Главными принципами пуританства являются строгая нравственная дисциплина, воздержание, терпимость, самоотречение, трудолюбие, бережливость и рачительность, презрение к наслаждениям и расточительству.

В соответствии с учением идеолога протестантизма Ж. Кальвина, успех в профессиональной деятельности, набожность и добродетельность являются следствием божественного предопределения. Соответственно, чем успешнее идут дела у того или иного человека на земле, тем более данный человек угоден богу.

Идея о божественном предопределении судьбы человека и невозможности исправить волю божью привела к тому, что в Британии очень долго господствовали идеи о бесперспективности исправления преступников и необходимости, в связи с этим, применение мер, направленных на их изоляцию (длительные сроки тюремного заключения) либо физического устранения (смертная казнь). Кроме того, государственный статус Английской церкви породил особый вид преступлений против религии - кощунство, которое заключалось в произнесении или опубликовании слов, задевающих основы Христианского вероучения с расчётом на оскорбление чувств верующих.

C другой стороны, политика государственного протекционизма по отношению к представителям Английской Государственной Церкви, католиков, проявлявшуюся, в частности, в том, что вплоть до конца XIX в., лица, принадлежавшие к католической церкви и другим не английским религиозным течениям, не имели права учиться в английских университетах, включая Оксфорд или Кембридж. При поступлении в университет будущие студенты должны были дать подписку о принадлежности к господствующей Англиканской церкви и соблюдении всех её правил.

Несмотря на провозглашение религиозной терпимости, в современной Британии сохраняются острые противоречия между католиками-ирландцами и протестантами-англичанами, которые носят не только религиозный, но также

национальный и политический характер, что связано с борьбой ирландцев за независимость и стремлением к объединению с Ирландской Республикой. "Ирландский фактор" является не только серьёзным дестабилизирующим фактором, но и явлением, обусловливающим особенности состояния К преступности в Британии (акты терроризма со стороны ирландских

экстремистов), что определяет специфику современной британской карательной политики.’97

Большой интерес в Великобритании вызвала теория конфликта культур американского социолога Т. Селлина, который пытался связать преступность с конфликтом социальных ценностей, интересов, норм, возникающим у

представителей различных культур, в том числе национальных, расовых, политических и религиозных меньшинств. Интерес к этой проблеме возник в Британии в первые годы XX в. в связи с массовой иммиграцией ирландцев, а в 50-60-х г.г. вновь обострился в связи с возросшим уровнем иммиграции из стран Британского содружества, особенно Индии и Пакистана.

Вместе с тем, известно, что проблема преступлений на почве конфликта культур является более широкой социальной проблемой и может не иметь прямой связи с проблемой миграции населения, что подтверждает ситуация в

современной Британии, где на протяжении нескольких десятков лет продолжается политический, национальный и религиозный конфликт в Северной Ирландии. C 1969 г., когда в Северную Ирландию были введены английские войска, в той части страны наблюдается противостояние между представителями различных национальностей (ирландцами и англичанами) принадлежащими, как правило, к различным религиозным общинам (католической и протестантской), преследующим, к тому же, различные политические цели: республиканцы стремятся к отделению от Великобритании и объединению Северной Ирландии с Ирландской Республикой, юнионисты - к

Ведерникова О.Н. Теория и практика борьбы с преступностью в Великобритании. - M.: Российская криминологическая ассоциация, 2001. - С.13-17.

сохранению Северной Ирландии в составе Соединённого королевства.

Экстремистски настроенная часть ирландцев-республиканцев, входящая в так называемую Ирландскую Республиканскую армию, нередко прибегает к совершению актов терроризма против "английских оккупантов". Таким образом, в современной Великобритании проблема преступлений на почве конфликта культур приобрела более сложный национально-политико- религиозный характер. Она вызывала большой интерес британских социологов и криминологов, особенно с точки зрения виктимологии, т.к. британские учёные установили, что "цветные" чаще становятся жертвами преступлений со стороны расистски настроенных "белых" британцев, что также является проявлением "конфликта культур".

Думается, что прав Г. Маннгейм, объяснявший более высокий уровень преступности среди иммигрантов высоким уровнем безработицы, которая сильнее всего ударяет по бедным иммигрантам, чем по местным жителям.[184]

В то же время, следует иметь в виду, что специфически британское проявление конфликта культур как ценностно-нормативного противоречия между представителями "коренного" населения и иммигрантами, объясняется не только высоким уровнем иммиграции в страну в 50-60-х г.г., но и существующим предубеждением "истинных британцев" по отношению к выходцам из других стран, которых в Британии традиционно называют не "иностранцами"("foreigners"), а "заморскими гостями"("overseas"), что объясняется, в первую очередь, островным географическим положением "Туманного Альбиона", куда иностранцы могут прибыть только "из-за моря".

Долгие годы формировавшаяся экономическая и культурная обособленность страны и национально-культурные особенности в сочетании с отголосками "имперского" сознания британцев, которые на протяжении веков "правили морями" и странами, не могли не сказаться на отношении британцев к иммигрантам, хлынувшим в страну после Второй мировой войны из бывших

колоний. Не принимаемые официальным британским обществом, иммигранты начали создавать собственные "субкультурные" группы по религиозному, национальному и расовому признакам, которые нередко вступали в конфликт как между собой, так и с коренным населением.

На наш взгляд особую значимость проблеме "конфликта культур" в условиях Британии придают особенности социальной стратификации британского общества, где существует разветвлённая система дифференциации социальных групп в зависимости от уровня образования, культуры, доходов и происхождения. Последнее особенно актуально для Британии, где до сих пор существует система сложнейшей социальной иерархии, особенно среди представителей высших слоев общества, включающих лиц, обладающих наследственными титулами графов, герцогов, баронов, принцев от королей. Кроме того, даже внутри слоя аристократов существует особая группа пэров, которые имеют право занять место в Палате лордов - высшем органе государственной власти, подчиняющемся только королю. Несмотря на то, что с течением времени реальное значение этих титулов уменьшилось (многие из них могут быть пожалованы Королём за особые заслуги выходцам из иных слоев общества), нетрудно представить, что в таком чрезвычайно стратифицированном обществе "чужаку", выходцу из другой социальной среды и более того, из другой страны, трудно найти свою социальную нишу.

Как считал Маннгейм, для англичан в социально-культурном разграни­чении имеет значение даже такой фактор, как речь, и, следовательно, любой ~ 199

иностранец с его акцентом оказывается внизу социальной градации.

Англия является одной из очень немногих стран мира, где нет уголовного кодекса. Что касается английского уголовного права, то оно основывается на множестве источников: статуты, делегированное законодательство, решённые дела, мнения юристов, труды крупных правоведов.

Ведерникова O.H. Теория и практика борьбы с преступностью в Великобритании. - M., 2001. - С.83.

Даже если бы этот процесс был завершён, то полученный в результате сборник законодательных положений нельзя было бы признать равноценным уголовному кодексу. Кодекс предполагает, среди прочего, единый стиль κ изложения, стандартную терминологию и внутреннюю согласованность,

V основанную на единых принципах ответственности. Эти свойства отсутствуют

и в таких сводах действующего уголовного законодательства, как Закон о преступлениях против личности 1861 г., и Закон о возмещении за ущерб, причинённый преступлениями, 1971 года.

История английского законодательства знает попытка кодифицировать уголовное право. Две значительные попытки были предприняты в XIX веке. Работа комиссии по уголовному праву с 1833 по 1849 г.г. закончилась представлением двух законопроектов о кодификации в Палату лордов в 1853 г. Эти законопроекты были переданы судьям общего права для рассмотрения. Однако в результате их неблагоприятной реакции законопроекты не получили \ поддержки в парламенте. Через 25 лет Дж. Ф. Стифен составил свой проект

>r--

' уголовного кодекса, который после изменений, внесённых специально

назначенной комиссией по уголовному праву, был представлен парламент в 1879 г. Когда в 1880 г. состоялась смена правительства, то проект уголовного кодекса был снят с обсуждения.

После 1880 г. интерес к кодификации уголовного права в Англии упал и возродился только с образованием Правовой комиссии в 1965 г. Тем не менее, многие юристы в Великобритании считают, что, несмотря на проделанную работу, Правовая комиссия всё ещё далека от того, чтобы предложить систематизированный проект уголовного кодекса. Такая оценка была высказана в докладе, который был представлен в комиссию в 1980 г.

I Группа по кодификации полагает, что уголовный кодекс должен быть

Л разделён на четыре части. Первая часть должна касаться общих принципов

уголовной ответственности, часть вторая (Особенная часть кодекса) будет посвящена отдельным видам преступлений, часть третья - уголовному

процессу и вопросам доказывания, часть четвёртая - проблемам обращения с правонарушителями.

Первый вопрос, который комиссия должна была решить, - какого рода кодекс Англия хотела бы иметь? Существовало, по крайней мере, два подхода. Один состоял в том, чтобы составить модельный уголовный кодекс, подобный созданному Американским Институтом права, который мог бы послужить радикальным средством изменения английского уголовного права.200

Поэтому группа решила, что лучший путь к кодификации — составление проекта, отвечающего по своей сути действующему законодательству в области уголовного права, но который ликвидировал бы его непоследовательность, неопределённость и противоположность, т.е. было решено взять за основу второй подход.[185]

Кодекс не может быть "единственным" источником уголовного права в том смысле, что он не может перекрыть всё законодательство, относящееся к определению оснований ответственности, уже потому, что многие противоправные действия так или иначе связаны с концепциями гражданско- правовой ответственности. Кодекс и общее право. Кодекс стал бы бесконечным, если бы включал из области гражданского права все концепции об ответственности

Английские судьи больше не настаивают на своей прерогативе формулировать составы новых преступлений. Таким образом, палата лордов лишила судебный корпус этой прерогативы и указала, что только парламент имеет право квалифицировать деяния как преступные или как правомерные. Кодекс подтверждает это положение, провозглашая, что ни одно деяние не может быть признано преступлением без соответствующего акта парламента.

В заключение следует отметить, что принятие уголовного кодекса имело бы своим результатом некоторое сокращение традиционной роли судей в уголовных делах. Судьи утратили бы своё право определять новые виды

200 Model Penal Code, Proposed Official Draft. - Philadelphia, 1962.

преступлений, равно как и право вносить коррективы в общие принципы уголовной ответственности, твёрдо установленные в первой части кодекса.201 [186]

.k

Деятельность судей по уголовным делам в целом никогда не отличалась ни ясностью, ни логической стройностью, ни, тем более, строгостью. При некоторой потере гибкости применения репрессий кодекс выигрывает в большей степени ясности, определённости, последовательности и доступности.203

В систему гражданской юстиции Англии включаются и суды Уэльса. Не входят в эту систему суды Шотландии, Северной Ирландии, острова Мэн и Нормандских островов. В Англии нет министерства юстиции. Руководство гражданскими судами осуществляется ведомством лорда-канцлера, а уголовными судами руководит Министерство внутренних дел.

Страна разделена на шесть судебных округов, во главе которых стоят окружные администраторы. Им помогают судебные администраторы, подчиняющиеся указаниям двух судей Верховного Суда, которые назначаются на срок от двух до трёх лет и выполняют функции председательствующих судей в каждом из округов.

Организация гражданских судов в Англии имеет две важные отличи­тельные черты: 1) деление судов на высшие и низшие; 2) децентрализация как высших, так и низших судов. Низшие суды состоят из судов магистратов и судов графств. Высшим судебным органом является Верховный Суд, который осуществляет общую неограниченную юрисдикцию в отношении всей страны. Верховный суд располагается в Королевских судах справедливости в Лондоне, но имеет около 130 районных регистратур, являющихся его отделениями на местах. Каждая из регистратур обслуживает несколько судов графств (за исключением Лондона). Имеются также около 26 судебных центров для рассмотрения гражданских исков, расположенных в провинциальных городах.

В дополнение к обычным судам в Англии создана относительно новая система специализированных трибуналов, являющихся статутными органами, созданными в 1958 г. Существует около 40 разновидностей этих судебных органов. Некоторые из них очень важны, т.к. рассматривают дела о трудовых < конфликтах, производственных увечьях, налогах, землепользовании, об охране

окружающей среды и т.д. Каждый трибунал имеет свои правила процедуры, свою организационную структуру и персонал. Все они функционируют под наблюдением Совета трибуналов. Трибуналы — судебные, а не административные органы. Они действуют на основе принципов гласности, справедливости и беспристрастности.

Существенная особенность английского гражданского процесса - отсутствие кодекса. Англия - практически единственная страна в мире, которая не имеет гражданского процессуального кодекса. Следовательно, необходимо отыскивать нормы гражданского процессуального права в различных, нередко v- несоизмеримых по своему авторитету источниках. Сюда входят: 1) статутное

право 2) правила суда; 3)судебные прецеденты; 4) практические указания; 5) предписанные и выработанные практикой формы; 6) неотъемлемая юрисдикция суда; 7) практика суда; 8) монографии о практике и процедуре.

Наиболее важной чертой отправления гражданского правосудия в Англии является состязательность, т. е. разделение функций между судом, с одной стороны, и сторонами с их адвокатами - с другой. Эта система - традиционный фундамент отправления гражданского правосудия в соответствии с общим правом. Она ведёт своё начало приблизительно с середины тринадцатого века, достаточно устоялась и имеет глубокие корни.

Согласно английской состязательной системе роль суда в гражданском судопроизводстве пассивна, нейтральна и независима. Суд действует как А

"посредник" (третейский судья) в целях обеспечения надлежащего соблюдения "правил игры" и решения вопроса, какой из двух тяжущихся "гладиаторов"

203 Деннис Я. Кодификация английского уголовного права. - СССР-Англия: Юстиция и

выиграл состязание. Пассивная роль английского суда проходит через всё гражданское судопроизводство. Если учесть ограниченные исключения, которые к тому же редко используются, то можно сказать, что суд не проявляет никакой инициативы ни на одной из стадий разбирательства.

Вместе с тем английский судья не остаётся полностью безучастным к судебному разбирательству. На всех стадиях он играет позитивную роль, задавая во время судебного разбирательства зондирующие вопросы сторонам и их адвокатам по любому возникшему поводу. Такое открытое вмешательство помогает уточнить любые вопросы, поднятые сторонами.

Пассивная роль английского судьи значительно усиливает его положение, влияние и авторитет в отправлении правосудия и объясняет высокое уважение и почтение к суду в Англии. Пассивность судьи обуславливает активную роль сторон и их адвокатов в гражданском процессе. Ответственность за подготовку и представление дела в ходе гражданского судопроизводства ложится на практикующих юристов. Такая практика значительно увеличивает обязанности адвокатов в гражданском процессе и их обязательства перед сторонами, повышает зависимость спорящих сторон и суда от их мастерства, компетентности и честности.

В соответствии с так называемым принципом "контроля сторон" или "автономии сторон", стороны сохраняют инициативу на всех стадиях гражданского судопроизводства. Они могут договориться продлить сроки, которых они обязаны придерживаться в соответствии с правилами и постановлениями суда. Они могут по своему усмотрению путём подачи соответствующих заявлений изменить предмет спора, а также ссылки на фактические обстоятельства дела. Это они вправе сделать на всех стадиях суда, и суд должен ограничиться рассмотрением только указанных сторонами предмета и фактических обстоятельств. Сторона допрашивает другую сторону

сравнительное правоведение. - M., 1986. — С.6.

и её свидетелей, которых считают необходимым допросить. Стороны же обязаны обеспечить явку свидетелей в суд.

Согласно принципу диспозитивности стороны могут ускорять или замедлять слушание дела. Однако если возникнет длительная и неоправданная задержка в рассмотрении дела, наносящая ущерб ответчику, то иск может быть отклонён. Каждая из сторон должна сама обращаться к суду, если захочет принудить другую сторону соблюдать правила судопроизводства или же покарать виновного за их нарушение. На сторонах лежит основная обязанность по допросу свидетелей во время судебного разбирательства дела, включая и перекрёстный допрос. На всех стадиях разбирательства дела (за исключением дел поискам несовершеннолетних и умственно неполноценных лиц или по искам, предъявленным от их имени) стороны правомочны решать спорные вопросы на любых условиях, без вмешательства суда. Его одобрения или указаний не требуется.

Делать всё это — обязанность и долг адвокатов: солиситора (нанимаемого стороной), и барристера (приглашаемого солиситором). Адвокаты должны также (в рамках профессиональной этики) воспользоваться любыми слабостями или ошибками противоположной стороны. Таким образом, состязательная система даёт возможность использовать в своих интересах ошибки другой стороны и различные формальности как орудия в ведении дела.

Выдающейся чертой судебного процесса в Англии является принцип устности, который доминирует в проведении судебного разбирательства на всех стадиях и в первой инстанции и при апелляции. Он применяется параллельно с принципом гласности. Даже в случаях предъявления суду письменных материалов (документы, переписка сторон, аффидевиты) они оглашаются в судебном заседании. Недостаток устности - неизбежная тенденция к затягиванию отдельных слушаний и всего процесса в целом, а следовательно, и увеличению судебных издержек.

Гласность, публичное отправление правосудия — одна из наиболее важных и характерных черт английского гражданского судопроизводства. Императивная необходимость гласного правосудия была убедительно доказана Дж. Бентамом в прекрасном афоризме: "Не какое-то, а решающее значение имеет то, чтобы правосудие не просто совершалось, а совершалось на виду, явно, без всяких сомнений".

Английская система гражданской юстиции ориентирована на судебный процесс рассмотрения иска одной стороны к другой, на "день в суде", который представляет собой длящуюся, непрерывную сессию, в ходе которой стороны должны исчерпывающим образом представить свои дела, предъявить доказательства и выдвинуть юридические аргументы. Для такого судебного процесса сторонам, очевидно, необходимо всесторонне подготовить свои дела. Сделать это позволяет досудебная стадия. Поэтому досудебные процедуры и средства защиты приобретают огромное значение и имеют существенное влияние на исход дела.

Основной целью досудебных процедур является, конечно, подготовка дела к предстоящему процессу. И хотя точно неизвестно, состоится ли процесс в действительности, подготовка должна быть тщательной и эффективной. Повестка о вызове в суд может быть направлена самим истцом или по его инициативе. Если же он подтверждает получение повестки, то должен выразить своё намерение участвовать в слушаниях (защищать свои интересы). В противном случае также может быть принято заочное решение в пользу истцы.

Следующая стадия - представление состязательных бумаг по делу, в которых стороны излагают факты, обосновывающие их требования или возражения. Вопросы о доказательствах и вопросы права в них затрагиваться не должны. Эти заявления стороны представляют друг другу, а не суду. Стороны связаны своими состязательными документами, исправить их или дополнить без специального на то разрешения суда можно только один раз, пока не закончен обмен заявлениями. Затем они могут изменить их только с

разрешения суда, которое, кстати сказать, при условии уплат судебных издержек, предоставляет довольно либерально, если этим не наносится вред противоположной стороне.

Важная стадия - предъявление документов. От сторон требуется, в

< соответствии с правилами или по указанию суда, предъявить друг другу все

документы, относящиеся к вопросам, затронутым в иске, которые были или находятся в их владении или у них на хранении. Должен быть предъявлен любой документ, имеющий отношение к обстоятельствам дела, независимо от того, на пользу или во вред он стороне, у которой находится.

В досудебной стадии иски могут быть разрешены без суда. В английском гражданском процессе есть различные способы разрешения конфликтов без судебного разбирательства дела. Этим ускоряется процесс, и сокращаются расходы. Ввиду ограниченности объёма статьи кратко охарактеризуем только

некоторые из этих процедур. Так, по денежным искам они могут сделать это простым подтверждением своего соглашения на чеке, оформленном без участия судебного чиновника. Дело может быть разрешено без судебного разбирательства, если нет извещения (меморандума) ответчика, подтверждающего его намерения защищаться. Значительная часть исков разрешается по суммарной (упрощенной) процедуре.

Существенную роль в досудебных процедурах, в том числе и в решении дел в порядке суммарного производства, играет судебный магистр (судебный распорядитель). Он является младшим судебным чиновником, который занимается всеми досудебными процедурами и средствами (за исключением

вынесения постановления суда о запрете и ещё одним или двумя исключениями).

Нужно сказать, что в Коммерческом суде, патентных судах и при рассмотрении дел с участием официального третейского судьи досудебные ходатайства рассматриваются самими судьями.

Доминирующим в настоящее время является единоличное рассмотрение судьями гражданских дел. Суд присяжных фактически ликвидирован. В Англии существует право на суд присяжных по пяти категориям дел: иски о клевете, оскорблении, ошибочном заключении под стражу, злонамеренном обвинении и в случаях, когда против ответчика выдвинуто обвинение в мошенничестве (см.: Закон о Верховном Суде 1981 г., ч. 69). Однако и в указанных случаях стороны отказываются от этого права. Коллегиального судебного органа для рассмотрения гражданских дел по первой инстанции в Англии не существует.

Гражданско-правовое отделение апелляционного суда заседает обычно как коллегиальный орган, состоящий из трёх членов, но может действовать и в составе двух членов (по предварительным апелляциям и апелляциям в отношении решений судов графств). Апелляции поступают из всех отделений Верховного Суда, судов графств и некоторых других судов, а также из наиболее важных трибуналов.

Характерная отличительная черта английской апелляционной системы основана на "принципе окончательности": обжалуемое решение считается правильным, и бремя доказывания его ошибочности лежит на подавшем апелляцию. Подача апелляции сама по себе не приостанавливает исполнения решения. О приостановлении исполнения решения может быть получено предписание судьи апелляционного суда. Рассмотрение апелляции проводится устно, хотя существует заметная тенденция в пользу введения письменной процедуры. Апелляционный суд управомочен вынести любое решение, которым, по его мнению, правильно будет разрешено дело. Оплата судебных издержек в английском гражданском процессе подчиняется правилу - "издержки следуют за результатом", т.е. сторона, проигравшая дело, должна оплатить гонорар не только своим юристам, но и судебные издержки, в том числе и гонорар адвокатам стороны, выигравшей дело.

Помочь преодолеть высокий уровень расходов, связанных с судебными издержками в значительной степени может организация "Правовая помощь".

Получить государственную финансовую помощь для уплаты судебных издержек может сторона, которая без такой помощи не сможет воспользоваться судебной защитой. Однако получить такую помощь гражданин может только при условии, если он докажет, что имеются разумные шансы выиграть дело и z4 что он имеет доход или капитал ниже установленного уровня.204

Анализ современного состояния правовой культуры молодежной среды

России'показывает, что для значительной части молодежи характерна низкая правовая кулыура, проявляющаяся не только в незнании законов, но и в

неприятии и нарушении правовых основ и норм, установленных государством для всех граждан России. Освоение правовой культуры требует длительного времени и специального социального опыта, который также приходит с возрастом. Отсюда такая устрашающая картина преступности среди молодежи. В системе мер, направленных на повышение правовой культуры, укрепления законности и правопорядка интересен опыт некоторых стран англосаксонской правовой семьи.

Современная практика борьбы с преступностью характеризуется наличием множества разнообразных программ, направленных на предупреждение преступности. Среди данных программ важное место отводится мерам профилактики преступлений несовершеннолетних и молодёжи, в том числе мерам ранней профилактики отклоняющегося поведения.

Многочисленные программы предупреждения преступности несовершеннолетних и молодёжи, проводимые в Великобритании, базируются на многофакторном подходе к пониманию причин преступного поведения и преследуют цель устранения или ослабления действия криминогенных факторов, воздействующих на личность несовершеннолетнего.

В то же время, граждане Британии, объединившиеся в национальную благотворительную организацию "Обеспокоенные преступностью" считают,

204Джекоб Д. Основные черты английской гражданской юстиции. - СССР-Англия: Юстиция и сравнительное правоведение. - M., 1986.-С. 141.

что профилактике преступлений уделяется относительно мало внимания по сравнению с "ситуационными" мерами, направленными на то, чтобы максимально затруднить их совершение. При этом имеются в виду меры так называемой "социальной профилактики преступлений".

Для того, чтобы убедить британскую общественность в том, что социальная профилактика преступлений в стране проводится, в 1996 г. МВД Великобритании подготовило специальный сборник с указанием конкретных программ профилактики преступлений среди молодёжи, осуществляемых в Соединённом Королевстве.205

В зависимости от объекта воздействия, данные программы можно подразделить на три группы: программы, направленные на укрепление семьи; программы по устранению школьных факторов "риска"; программы специальной профилактики правонарушений и преступлений несовершеннолетних.

Одной из общепрофилактических программ является, например, национальная программа "Дом — это начало", рассчитанная на оказание помощи и поддержки семьям с детьми-дошкольниками. В программе участвуют обученные добровольцы из числа опытных родителей.

Программа была организована в 1980-е годы в г. Лестере, однако, с тех пор она приобрела национальный характер и ныне представляет собой сеть из более 180 автономных филиалов по всей стране. Кроме того, идея такой программы была экспортирована и с успехом применяется в Австралии, Канаде, Венгрии, Ирландской Республике, Израиле, Нидерландах и Норвегии. Основной формой осуществления программы являются посещения семей по месту жительства и решение проблем на месте их возникновения.

Практическая помощь "проблемной" семье может быть самой разнообразной, начиная от наведения порядка в квартире, игр с детьми, совместных прогулок и заканчивая обращением в соответствующие

государственные органы. В целом данная программа считается хорошим примером общественной организации, которая дополняет и усиливает деятельность государственных органов.

К числу быстроразвивающихся программ относится "Сеть детских клубов", рассчитанная на детей в возрасте от 5 до 12 лет. Цель программы - организовать досуг детей младшего школьного возраста под контролем общественников-добровольцев и местных органов власти. Кроме того, программа ставит задачей оказание помощи работающим родителям, не имеющим возможности постоянно опекать своих детей. Вклад её в профилактику состоит в том, что она предоставляет детям возможность безопасного и организованного досуга, что снижает вероятность совершения ими мелких правонарушений и актов вандализма.

Поддержка со стороны государства осуществляется в рамках программы "Внешкольная детская инициатива" в размере 45 млн. фт. стерлингов за три года. Департамент здравоохранения в течение 3-х лет (1992-1995 г.г.) перечислил около 5 млн. фт. стерлингов на создание подобных клубов в рамках своей программы "Проект внешкольной заботы о детях". Финансовая поддержка развитию таких клубов оказывается также в рамках программы "Более безопасные города", а также за счёт средств Социального фонда Европейского Союза.

Ещё одна национальная организация - "Родительская сеть" реализует образовательную программу для родителей, с целью улучшить "качество семейной жизни и снизить вероятность распада семьи" В рамках данной организации родители посещают 13-недельный курс обучения по специально разработанной программе "Родительская связь", изучают литературу, обучающую психологическим приёмам установления контактов с детьми, способам разрешения внутрисемейных проблем и конфликтов без применения насилия.

205 Reducing Criminality Among Young People: a Sample of Relevant Programmes in the United

При организации профилактических программ широко используется опыт США. Так, например, в Великобритании используются такие американские программы как "Сеть семейного воспитания", рассчитанная как на детей, так и на их родителей, в рамках которой используются американские √ видеопрограммы, учебные пособия, ролевые игры, дискуссии, которые

проводятся раздельно с детьми и их родителями.

Ещё одна американская программа используется в детской и подростковой психиатрии, применяется в клинических условиях и рассчитана на детей с резко выраженным агрессивным, деструктивным поведением, а также их родителей. Проходит в форме игры в "родителей и детей", представляющей собой разновидность групповой психотерапии. Цель программы смоделировать не насильственный, не агрессивный вариант поведения и дисциплины в семье, привести отклоняющееся антисоциальное поведение детей в норму. Отличительный признак - использование обучающих \ видеоматериалов, дублированных с помощью английских актёров.

' Используется в психиатрических клиниках Лондона с целью воздействия на

детей, имеющих психические отклонения.

Таким образом, в Великобритании применяется широкий комплекс мер

- от социальных до психотерапевтических - с целью укрепления внутрисемейных отношений, защиты несовершеннолетних от домашнего насилия, а также профилактики отклоняющегося поведения детей и подростков.

В результате проведённых за последние 20 лет исследований, по определению эффективности профилактической деятельности, направленной на сокращение уровня преступности, британские учёные пришли к убеждению t в том, что система школьного образования играет важную роль в профилактике

А

преступлений несовершеннолетних. Общепризнанным является и тот факт, что семья и школа являются важнейшими социальными институтами, которые

Kingdom ИHome Office Research Study, 161. - London, 1996.

оказывают решающее влияние на развитие личности подростка и способны как создать, так и разрушить его преступную "карьеру".

Практические программы профилактики преступлений несовершеннолетних, реализуемые через систему школьного образования, ,-*■ связаны с воздействием на так называемые "школьные факторы риска", к

которым относятся: низкая успеваемость; плохое поведение в школе; постоянные прогулы; исключение из школы. Школьные профилактические программы можно разбить на четыре группы: программы, нацеленные на улучшение школьной посещаемости; программы по предотвращению прогулов и исключений из школы; программы профилактики школьного хулиганства; программы профилактики преступного и антисоциального поведения.

К числу программ, нацеленных на улучшение школьной посещаемости, относится, в частности, экспериментальная программа, название которой можно перевести как "Широкие возможности" или "Высокая цель". Данная \ программа представляет собой систему дошкольного обучения, преследующую

к

' цель подготовки будущих учеников к школе. Данная программа заимствована

из опыта США, где она впервые была опробована более 30 лет назад в штате Мичиган.

Суть программы состоит в организации специальных детских садов, детских групп и других дошкольных образовательных учреждений, где применяются специальные развивающие программы для детей, где детей приучают учиться, принимать самостоятельные решения, прививают тягу к знаниям, формируют стремление учиться, развивают необходимые навыки.

Американский вариант программы предусматривает также визиты на дом, однако в Великобритании от этого отказались. По мнению американцев, ' дошкольное обучение настолько эффективно, что каждый вложенный в него

доллар, приносит 7 долларов реальной экономии (за счёт снижения уровня преступности, сокращения расходов на социальное обеспечение и принятие специальных мер профилактики).

Национальная программа, направленная на сокращение числа прогулов и снижение числа учеников, настроенных негативно по отношению к школе, осуществляется и финансируется Департаментом образования и занятости населения за счёт Программы грантов на поддержку образования и обучения. В 1994-95 г.г. в рамках данной программы в стране осуществлялось 85 различных проектов.

К числу программ профилактики школьного хулиганства принадлежит, в частности, так называемая "Шеффилдская анти-буллинговая инициатива". Английские специалисты определяют буллинг как "повторяющееся притеснение менее слабых лиц более сильными". Оно включает широкий круг действий, начиная с постоянного выкрикивания имени и непристойных рассказов за спиной жертвы, и заканчивается кражами, вымогательством и нанесением побоев, т.е. совершением действий, которые с точки зрения уголовного закона рассматриваются как преступления.206

В основе данной программы лежит опыт Норвегии, отличительной чертой которого является применение анти-буллинговых мер в рамках всей школы, а не только в отношении конкретных виновников и их жертв, что требует поддержки со стороны широкого круга лиц, включая учеников, родителей, учителей, а также представителей местных органов власти. В начальных школах её внедрение привело к заметному сокращению количества случаев издевательства, а в средних школах - к значительному увеличению количества учеников, заявивших, что они никогда не будут принимать участие в совершении подобных действий.

Необходимо отметить, что подобные антибуллинговые программы применяются и в других городах страны, в том числе в Лондоне, а также в Вулвергемптоне, где антибуллинговые меры являются частью более широкой программы "Более безопасные города". В целом, данные программы рассматриваются как образец "хорошей практики", которая позволяет поднять

уровень образования в школе и воздействует на факторы риска, связанные с деликвентностью подростков.

Наряду с данными программами существуют и программы социальной профилактики правонарушений и преступлений несовершеннолетних.

C начала 1990-х годов в Великобритании проводятся активные эксперименты по разработке и внедрению превентивных программ для детей и подростков. Данные программы включают в себя как меры ранней профилактики, так и мероприятия, непосредственно направленные на предотвращение преступлений, а также меры предупреждения рецидива.

К числу специализированных программ профилактики преступлений несовершеннолетних британские криминологи относят программы, направленные на расширение правовых знаний, выработку уважения к закону и навыков законопослушного поведения.

Из сказанного следует, что традиции как элемент правовой культуры обеспечивают единство культуры отдельных человеческих сообществ, связь личности и социума, одного поколения с другим. Сильный английский традиционализм имеет глубокие корни в правовом развитии. Некоторые американские и российские исследователи отмечают тождественность таких явлений как традиции и обычаи, выполняющих общие социальные функции, но имеют принципиальные разногласия в оценке места и роли традиции. Традиция сбалансированности, одна из важнейших черт развития американского общества, верный путь улаживания многих противоречий и конфликтов. Америке также характерна традиция неразрывности слова и дела, непрерывность исторической традиции и т.д.

I

∙-X

Великобритания имеет свои государственно-правовые традиции, например, две крупные политические партии, палату Лордов, стремление создать потомственное сословие государственных деятелей посредством палаты общин; традицию описания судебных решений; религиозные традиции.

206 Farrington D.P. Understanding and Preventing Bulling H Tonry. M (ed) Crime and Justice. -

Позитивные традиции и обычаи общества используются в воспитательной работе и работе по предупреждению преступности вообще и конфликта культур в частности, например, в Северной Ирландии. Внедрение новых современных методов превентивной деятельности, применяемых в других странах мира, в том числе в Великобритании[187][188] может оказаться весьма полезным для решения данных проблем.

<< | >>
Источник: БЫЧКОВА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В АНГЛОСАКСОНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬЕ (теоретико-правовое исследование). Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. КОЛОМНА - 2003. 2003

Еще по теме § 2. Традиции как средство регулирования общественных отношений в англосаксонском праве:

  1. Судебный нормоконтроль за состоянием законности
  2. §2. Элементы предприятия как имущественного комплекса.
  3. § 2. Нормативная модель публично-правовой ответственности
  4. §1. Цель, понятие и значимость сравнительного административного права»
  5. §7. Административное право Японии
  6. II. 2. Унификация и гармонизация правовой охраны изобретений, полезных моделей и промышленных образцов в рамках региональных организаций
  7. Параграф 2.1. Понятие и проблемы рецепции римского права.
  8. 2.1 Особенности семейного права как правового образования и проблема определения его места в гражданском праве
  9. § 3.1. Совершенствование нормативного регулирования организации судебной власти
  10. Введение
  11. § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.
  12. § 1. Обычай как форма проявления правовой культуры
  13. § 2. Традиции как средство регулирования общественных отношений в англосаксонском праве
  14. Заключение