<<
>>

Структура правовой культуры

Анализ понятия правовой культуры показал, что оно является сложным, структурированным правовым явлением. Правовая культура характеризует качественное состояние правовой жизни общества на основе её культурно­правовых достижений.

Правовая культура оценивается развитостью элементов правовой жизни общества - правосознанием, правомерным поведением, качеством закона, юридической техники и деятельности, соблюдением прав и свобод человека. Указанные элементы влияют на уровень структурирования правовой политики. Поэтому исследование правовой политики в рамках структурированного подхода имеет принципиальное значение для раскрытия её понятия.

В философии понятие «структура» (от лат. structura - строение, расположение, порядок) означает совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, т.е. сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях1. Понятие «структура» подразумевает строение изучаемого объекта, совокупность его элементов на основе их связей и отношений[150][151]. По словам Д.А. Керимова, понятие «структура» в составе предмета права характеризует внутреннюю форму целостного правового образования и

3

выражает определенную упорядоченность частей данного целого[152].

В юридической литературе нет единого мнения о структуре правовой культуры. Это объясняется тем, что правовая культура является многогранным, многоуровневым явлением. Многообразие подходов к пониманию правовой культуры обуславливает соответственно плюрализм трактовок ее внутренней структуры. Так, по мнению В.В. Смирнова, правовая культура складывается из следующих составляющих: существующего отношения к праву, к правовым учреждениям и институтам

и лицам юридических профессий; оценки их функционирования и деятельности; правовых ценностей; норм и образцов правового поведения1.

Согласно другой точке зрения, составляющими правовой культуры являются: право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов, а также юридические понятия и категории, оценки (оценочные суждения) и деонтологические модальности (логическая структура правовой культуры)[153][154].

С.В. Бочкарева считает, что при изучении «структуры правовой культуры следует ориентироваться на структуру правовой жизни общества, т.к. анализ культуры в структурном плане выступает как анализ социальной структуры общества в целом или отдельных его сфер под углом зрения качественного состояния такой структуры. Следовательно, структура правовой культуры представляет собой не что иное, как структуру правовой сферы общественной

3 жизни»[155].

Правовая культура характеризует уровень развития правовой жизни, её качественное состояние. При этом она в структурном отношении отличается от структуры правовой жизни. Не все без исключения составляющие правовой жизни можно включать в структуру правовой культуры, поскольку правовая жизнь включает в себя, наряду с позитивными достижениями и процессами, также и негативные явления. Если структура правовой культуры будет отражать аналогичную структуру правовой жизни, то трудно будет провести различие между указанными явлениями. В случае совпадения структур правовой культуры и правовой жизни стирается грань различия между этими двумя, по сути, различными объектами. Следует согласиться с А.В. Малько, который утверждает, что понятие «правовая культура» - более узкое понятие по сравнению с понятием «правовая жизнь», в связи с чем правовая культура

отражает положительное бытие, в сравнении с правовой жизнью с её положительными и отрицательными явлениями и процессами1.

Аналогичное мнение высказывает и В.П. Сальников. По его словам, правовая культура общества, отражающая «определённый уровень правосознания, законности, совершенства законодательства и юридической практики и охватывающая ценности, которые созданы людьми в области права», - это, по существу, «совокупность всех позитивных компонентов правовой деятельности в её реальном функционировании, воплотившая достижения правовой мысли, юридической техники и правовой практики»[156][157].

Соответственно, элементами правовой культуры «выступают составляющие позитивную правовую реальность обстоятельства», которые «пронизывают само право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, законотворческую и правоприменительную, а также иную правовую деятельность, всю позитивную юридическую действительность в функционировании и развитии её составных частей»[158].

Правовая культура отличается от правовой жизни по своему внутреннему структурированному содержанию. Она, в отличие от правовой жизни как целостного правового образования, со всеми без исключения явлениями позитивного и негативного характера, выступает формой организации позитивной правовой жизни со всеми её достижениями в правовой сфере. Поэтому структурирование правовой культуры необходимо осуществлять с учетом позитивных достижений (правовые ценности, позитивный опыт юридической практики и техники, высокий уровень правосознания, правомерное поведение и др.).

Такой подход широко применяется в научной литературе. Так, А.В. Мелехин утверждает, что, в отличие от правосознания и профессионального сознания, правовая культура и профессиональная юридическая культура

включает в себя только положительные, социально полезные и ценные компоненты правовой деятельности, которые накоплены человечеством в ходе его развития и которые, в конечном счете, способствуют социальному прогрессу, цивилизации1.

Иногда правовую культуру сводят к правовому сознанию. На этом основании в структуре правовой культуры преобладают духовные элементы, в частности, правосознание. Например, утверждается, что правовая культура «умирает», если в неё не привносить идею и чувство прогрессирующего правосознания[159][160].

Ряд авторов полагают, что именно духовный компонент играет роль системообразующего компонента правовой культуры. Например, О.Н. Братусева утверждает: «Духовная культура любого общества чрезвычайно богата. Иначе и не может быть, ибо юридические реалии социальной жизни сложны, многоаспектны и нередко противоречивы. Правовое сознание представляет собой определенную духовную сферу рациональных, психологических, логических, волевых, эмоциональных, иррациональных, интуитивных и др. моментов и условий. Его глубинной внутренней структурой предстает правовой менталитет»[161]. На этом основании отмечается, что «именно в духовном компоненте правовой культуры следует искать её системообразующий компонент»[162]. О правовом менталитете как базовой составляющей правовой культуры пишут многие авторы[163].

По мнению О.Н. Братусевой, хотя в структурном плане правовая культура представлена духовным и материальных компонентом, «при этом основополагающим, базовым выступает именно духовный компонент, во многом определяющий качественное состояние писаного права,

правотворческой и правореализационной деятельности, законности и правопорядка. Материальную правовую культуру следует рассматривать как материальное выражение духовной правовой культуры»1.

Сведение правовой культуры к системе духовных ценностей (правовые идеи, представления, воззрения, чувства, эмоции и др.) ведёт к сужению её содержательных компонентов. В таком случае понятие «правовая культура» отождествляется с понятием «правосознание». Причем отведение понятия правовой культуры к системе духовной культуры общества наблюдается в культурологической литературе. Так, например, А.Н. Маркова правовую культуру, наряду с художественной, нравственной и другими культурами, включает в состав духовной культуры[164][165].

По словам С.В. Бочкаревой, культура - «субъективный фактор исторического процесса, явление в целом духовное. Правовая же культура существует как в объективированных, предметных, так и в субъективированных формах. Носителем этих последних форм существования правовой культуры является действующий субъект»[166]. Подобное различение культуры общества и правовой культуры не вносит ясности в исследование данного вопроса. Как было отмечено в предыдущих разделах, культура общества, как способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представлена в продуктах материального и духовного производства. Поэтому, как культура общества в целом, так и правовая культура, как её неотъемлемая часть и разновидность, включают материальные и духовные ценности. Такое строение внутреннего содержания культуры, в том числе правовой культуры, накладывает отпечаток на структурирование содержания правовой культуры.

Согласно другой точке зрения, правовая культура представляет собой внутреннюю, ментально-духовную сторону правовой системы общества и пронизывает правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правотворческую, правоприменительную и любую иную

юридическую деятельность1. Существует аналогичная точка зрения о том, что правовая культура является элементом духовной культуры, взаимодействуя с другими её сферами: эстетической, религиозной, политической, нравственной культурой[167][168].

Следует признать обоснованной точку зрения о том, что «правовая культура как часть общей культуры включает как творческую (идеальную), так и деятельную (материальную) сторону, представляя собой диалектиче­ское единство идеального и материального. Нельзя сводить правовую куль­туру только к духовным или только к материальным ценностям - она вбирает в себя ценности и богатства как идеального (субъективного), так и материального (объективного) порядка»[169].

Духовную жизнь оценивают как отражение материальной жизни данного общества, хотя она имеет относительную самостоятельность, выражающуюся в способности опережать бытие, отставать от него, творчески влиять на бытие. По словам О.М. Петрашкевича-Тихомирова, идеальное, «как субъективно реальное, объективируясь и распредмечиваясь в форму «идеи», воплощается и выражается в языке - в письменности и устной речи, в картинках, в скульптуре, как, впрочем,

4

и в вещной культуре»[170].

Подход к правовой культуре как системе идеальных и материальных ценностей и достижений широко практикуется в литературе. Так, по словам М.И. Абдулаева, «правовая культура - это составная часть общей культуры народа и отдельной личности. При этом надо иметь в виду, что под культурой понимают не только духовные достижения, но и материальные ценности, созданные человеком в процессе своей творческой деятельности. В этом плане правовая культура включает в себя все достижения юридической

теории и практики. Всё позитивное, положительное, накопленное человечеством в области права - это и есть правовая культура»1.

Существует и такая точка зрения, что «правовая культура есть, прежде всего, способ организации правовой сферы (жизни) общества. Поэтому как содержательная категория она воспроизводит эту сферу в сознании индивида и общества, то есть на идеальном уровне, а также в материализованном виде»[171][172]. В.И. Каминская и А.Р. Ратинов под правовой культурой понимают систему овеществленных и идеальных элементов, относящихся к сфере

3

действия права, и их отражения в сознании и поведении людей[173].

Такой подход применяется также в международной практике. Так, в Декларации Всемирной конференции в области культуры, принятой в Мехико в 1982 г., культура определяется в качестве «совокупности ярко выраженных черт, духовных и материальных, интеллектуальных и эмо­циональных, характеризующих общество или социальную группу»[174].

Довольно часто дефиниции правовой культуры осуществляются на основе структурированных элементов данного явления. Во многих определениях понятия «правовая культура» легко обнаружить позицию их авторов о содержательных компонентах правовой культуры. В таких случаях правовая культура часто трактуется как система сформированных в процессе человеческой жизнедеятельности материальных и нематериальных артефактов, а именно норм прав, нормативно-правовых актов, юридической терминологии, научной доктрины, сочинений классиков, правовых идей, концепций, теорий и т.п.

А.В. Поляков раскрывает связь понятия правовой культуры с правовой средой обитания людей, которая включает «все правовые ценности

(духовные и материальные), способы и типы восприятия этих ценностей, а также деятельность по их созданию, пользованию и реализации»1.

Понимание правовой культуры как системы материальных и правовых ценностей или артефактов соответствует общим культурологическим дефинициям понятия культуры. Так, в культурологии понятие «культура» определяется как семиотически воспроизводимая система целесообразных артефактов (идеальных и вещественных), созданная людьми для преодоления конфликта с природой»[175][176].

Специфика культуры, как универсума артефактов, - «в её роли опосредования мира нечеловеческой объективности природы и мира спонтанной человеческой субъективности, в результате чего возникает третий мир объективированных, вписанных в природу человеческих

3

импульсов и очеловеченной природы»[177].

В культурологии применяется классификация ценностей культуры. Например, ценности, составляющие структуру культуры, по жизненным отраслям классифицируются следующим образом:

- витальные ценности: жизнь, здоровье, безопасность, качество жизни, уровень потребления, экологическая безопасность;

- экономические ценности: наличие равных условий для товаропроизводителей и благоприятных условий для развития производства товаров и услуг, предприимчивость;

- социальные ценности: социальное положение, трудолюбие, семья, достаток, равенство полов, личная независимость, способность к достижениям, терпимость;

- политические ценности: патриотизм, гражданская активность, легитимность, гражданская свобода, гражданский мир;

- моральные ценности: добро, благо, любовь, дружба, долг, честь, бескорыстие, честность, верность, любовь к детям, справедливость, порядочность, взаимопомощь, уважение к старшим;

- религиозные ценности: Бог, вера, спасение, благодать, Священное Писание и Предание;

- эстетические ценности: красота, гармония, стиль и т. д. 1

Классификация правовых ценностей осуществляется и в юридической литературе. Так, по словам О.В. Мартышина, «у права и государства есть и свои, особые закономерности, и свои важнейшие принципы, которые можно назвать ценностями (право и государство и сами по себе являются ценностями), такие, как законность, права человека, презумпция невиновности и многое другое. Но они вторичны, производны от основных универсальных ценностей», каковыми являются справедливость (главная ценность), а также «свобода, равенство, общее благо, классовый интерес, национальный интерес, личный интерес и т.д. - признаются лишь постольку, поскольку они справедливы»[178][179].

В другой своей работе О.В. Мартышин предлагает следующий перечень ценностей: «сохранение извечного и разумного порядка, установленного высшими силами; справедливость; добродетель; благополучие; безопасность; равенство; свобода; общее благо; благо личности; национальный интерес;

3 классовый интерес; демократия; солидарность; полезность; прогресс и др.»[180]. Наряду с указанными сменяющимися ценностями существуют вечные ценности - справедливость, добродетель, общее благо (благополучие), порядок и безопасность. Причём порядок и безопасность «очень важны как для действия, так и для понимания государства и права»[181]. Наравне с универсальными ценностями существуют дополнительные, частные ценности, в связи с чем любое отношение, учреждение, правило, принцип,

вызывающие уважение в качестве блага, представляют ценность. Государство и право относятся к числу общих правовых ценностей, поскольку являются необходимыми формами организации общественной жизни, средствами обеспечения универсальных ценностей - справедливости, равенства, свободы и др., гарантиями от произвола и беззакония. Более частные, специальные правовые ценности охватывают аспекты и стороны государства и права (нормы права, принципы права и др.)1.

Правовая культура наряду с духовными правовыми ценностями включает также материальные ценности, созданные в правовой сфере жизнедеятельности общества, в процессе юридической деятельности различных субъектов, в ходе деятельности людей в связи с правом. Правовые памятники, правовые образы (символ богини правосудия и др.), юридические документы, представляющие социально-политическое значение (Декларация независимости США, Декларация прав и свобод человека и гражданина Франции и др.), сочинения философов и мыслителей по политико-правовым вопросам, политико-правовые идеи и теории о правовом государстве, правах человека, гражданском обществе и др., иные материальные юридические артефакты определяют содержание правовой культуры. Как утверждает А.П. Семитко, «по дошедшим до нас памятникам права и иным правовым документам историки восстанавливают и атмосферу правовой жизни общества, и особенности того или иного уклада хозяйственной жизни, того или иного строя общественных отношений. В правовых актах находит официальное закрепление форма собственности на орудия и средства производства, отражается факт наличия в руках какого-либо класса, социальной группы экономической и политической власти, структура государственного аппарата, правовое положение личности в обществе, уровень защищенности прав и свобод человека»[182][183].

В литературе высказано мнение о том, что правовая культура вбирает как духовные, так и материальные ценности. Так, А.Б. Венгеров пишет по данному

поводу: «Если правосознание охватывает только духовную жизнь общества, становится только частью общественного сознания, то правовая культура включает в себя как духовные характеристики, так и «материальные» придатки права - юридические учреждения, их организацию, отношения; как роль в обществе права, судебной, нотариальной, арбитражной и иных систем, так и стиль, культуру их работы, отношений с гражданами, защиту их законных интересов, знание и соблюдение законных интересов в обществе; как соотношение правовой культуры с другими системами общей культуры - политической, научной, художественной, так и формы рассмотрения споров в суде, работу законодательных органов и т.п.»[CLXXXIV].

Это подтверждает мысль о том, что об уровне правовой культуры можно судить не только по уровню правосознания, но и по качеству материальных культурно-правовых документов, актов, памятников. Материальные объекты показывают реальный уровень правосознания общества на различных этапах исторического развития, исторический и современный опыт объективировання правовых идей, представлений, воззрений. Они показывают также уровень развития юридической техники в различных обществах.

Культура общества включает материальные и духовные достижения, которые неразделимы и взаимообусловлены. Материальные и духовные культурные достижения в совокупности определяют способ организации жизнедеятельности общества. В процессе их создания люди постепенно отделялись от природы. Поэтому культура отличается от природы тем, что культурные достижения создаются людьми с целью поиска разумной организации их жизни, удовлетворения их материальных и духовных потребностей, достижения общего блага. Именно в процессе культурной деятельности создания материальных и духовных ценностей человеческое общество отделилось от природы, приобрело черты разумной организации жизни.

Материальные и духовные достижения создавались и продолжают создаваться также и в сфере правовой жизни общества, в процессе учреждения государственных институтов, юридических учреждений, юридической (законотворческой, судебной, нотариальной и др.) деятельности. В эпоху перехода к цивилизации людьми были найдены и апробированы новые формы организации жизнедеятельности общества, которые способствовали дальнейшему общественному развитию. Такими формами разумной организации жизни людей в новых исторических условиях были государство и право. Они изначально были предназначены для обеспечения правопорядка, организованности, стабильности в жизнь общества. Первые государственные образования возникли в регионах поливного земледелия и в рамках земледельческой культуры. Первыми формами выражения права были агрокалендари. Первые зачатки права также зародились в земледельческой культурной среде. Поэтому государство и право неотделимы от культуры человечества, от той культурной среды, в рамках которой была налажена жизнь раннеземледельческих обществ, возникших в результате неолитической революции. Материальные и духовные достижения в государственно-правовой сфере неотделимы от общекультурных достижений. Как отмечает В.С. Нерсесянц, в общекультурном процессе создания людьми духовных и материальных достижений «к сфере правовой культуры относятся и достижения в развитии права и государства, в совершенствовании правовой (и государственно-правовой) организации жизни свободных людей»[CLXXXV].

Право, его формы, правовые нормы, идеи, ценности реализовываются в практической деятельности государственных органов, в процессе законотворческой, правоохранительной, правозащитной деятельности, а также в ходе правовой деятельности граждан, их правомерного поведения, правовой активности. Правовая культура проявляется как в сфере правосознания (идеи, воззрения, ценности), так и посредством организации и функционирования

институтов государства. Правовое сознание и качество юридической деятельности определяют уровень развития общества.

Право, как и государство, является неразрывной частью общечеловеческой культуры. Они формировались на протяжении тысячелетий в рамках культурно-цивилизационной среды, во взаимосвязи с иными культурными достижениями (письменность, тексты, язык, символы и др.). В ряде дефиниций культуры государство и право наравне с иными материальными и духовными достижениями рассматриваются элементами культуры общества. К примеру, в «Новом энциклопедическом словаре» подчеркивается, что «культура (в отличие от понятия природы) характеризует мир человека и включает в себя ценности и нормы, верования и обряды, знания и умения, обычаи и установления (включая такие социальные институты, как право и государство), язык и искусство, технику и технологию и т.д.»[186].

Исследование внутренней структуры правовой культуры должно опираться на предпринимаемые в рамках культурологического подхода попытки структурирования культуры в целом. Так, в культурологии различаются три сферы культуры - духовная, социальная и витуальная. Витуальная культура (первый «этаж») включает культуру труда, малых социальных групп, семьи, отдыха, общения и т.п. Её базовыми составляющими являются семья, труд, питание, общение, дружба и т.д. Социальная культура (средний «этаж») включает власть, церковь, право, мораль, собственность, политику, хозяйство. Духовная культура (верхний «этаж») включает философию, науку, религию, искусство. Социальная культура включает четыре основных типа социальных деяний: 1) создание общества; 2) создание хозяйственной системы; 3) создание государства; 4) создание культа. Причем создание государства характеризуется как самая таинственная цель культуры, а само государство и его динамика оцениваются как ключ ко всем цивилизационным процессам. В различных типах культур доминировали наука (культура Нового времени), хозяйственная деятельность (культура Новейшего

времени и первобытные культуры), церковь (средневековье), государство (XVIII, XIX, XX века). В рамках социальной культуры культурные механизмы благодаря социальной коммуникации работают эффективнее, чем дух и природа, культура «может безличное превратить в личное, а личное - в объективное и интерсубъективное»1.

Культура - «специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности»[187][188]. Государство и право также являются формами организации и развития жизнедеятельности общества. Государство осуществляет жизненно необходимую функцию управления обществом, обеспечивает стабильность, организованность, порядок в обществе. Важнейшие общественные отношения регламентируются при помощи права, его установлений и предписаний, запретов и дозволений. Поэтому государство и право входят в число культурных достижений человечества.

Учитывая неразрывную связь права и государства с общечеловеческой культурой, В.С. Нерсесянц пишет: «С культурологической точки зрения право и государство - это определенные явления культуры, культурные формы наряду со многими другими культурными формами - земледелием, градостроительством, литературой, театром, религией и т.д.»[189]. Исходя из этого автор утверждает, что правовая культура «включает в себя государственную (политическую, публично-властную) культуру, которая по своей сути есть государственно-правовая культура, поскольку само государство является правовой формой организации публично-властной власти»[190].

По мере развития государства, проявления его гуманистической миссии, приобретения им необходимых качеств правовой организации общества все больше осознается значение государства как элемента культуры. По мнению А.Н. Соколова, правовое государство, как философско-правовая теория и практика организации конструктивной политической власти, является одним из

существенных достижений общечеловеческой цивилизации, поскольку оно является эффективным институтом защиты прав человека, средством борьбы с бюрократией, местничеством, ведомственностью, формой осуществления народовластия1.

А.А. Контарев, касаясь самобытности государства, обосновывает тезис о том, что идея государства является продуктом культурно-исторического творчества народа, его самосознания и самобытности[191][192].

Об уровне правового развития общества свидетельствуют как качество правовых идей, воззрений, ценностей, теорий, так и степень их практической реализации. Уровень правосознания, степень осознания людьми значимости и ценности права и правовых ценностей в жизни общества проявляется в их правовой деятельности, в качестве юридической практики, разрешения правовых споров, удовлетворения законных интересов. Судя по качеству законотворческой, судебной, нотариальной и иной юридической деятельности, реальному состоянию в сфере реализации и защиты прав и свобод человека, удовлетворения законных интересов граждан, правовой активности можно утверждать о подготовленности граждан, их объединений, институтов государственной власти к реализации юридических достижений. Поэтому можно согласиться с В.С. Нерсесянцем, утверждающим, что основными элементами правовой культуры являются «правовые (государственно-правовые) воззрения, нормы, институты (учреждения) и поведенческие отношения»[193].

Правовая культура сопряжена также с жизненно важными для организации жизнедеятельности общества нормами, выступающими в качества образцов, эталонов поведения людей и их организаций. В культурологии неотъемлемыми компонентами культурной картины мира наряду с интуитивными представлениями, архетипами, способами мировосприятия являются также культурные нормы, представляющие собой «определенные образцы, правила

поведения, действия, познания», и выступающие в разнообразных формах на разных исторических этапах: культурные нормы, воплощение в идеологии, этических учениях, религиозных концепциях, нормы морали, семейные нормы и др.1

Нормативность правовой культуры не следует сводить исключительно к нормам права в рамках позитивистского правопонимания. Нормы права, конечно же, играют ключевую роль в формировании правовой культуры, в частности, в передаче (трансляции) заложенной в них правовой информации адресатам и участникам правоотношений. Они регламентируют деятельность политико-юридических учреждений и институтов. Предметные правовые ценности являются объектом правового регулирования. Правовая норма является своего рода ценностью, поскольку устанавливает эталоны человеческого поведения в соответствии с интересами государства, общества и людей, вносит стабильность, организованность, порядок в жизнь общества.

При этом ценностное значение имеют те нормы права, которые соответствуют таким универсальным общечеловеческим ценностям, как справедливость, свобода, равенство и др., отвечают благим намерениям субъекта нормотворчества. «Представляется более оправданным, - пишет О.В. Мартышин, - относить к разряду ценностей не каждую правовую норму, а только те из них, которые устанавливают принципы, выходящие за рамки данной нормы, институты, представляющиеся важными для более широкой сферы отношений и потому становящиеся критерием оценки других правовых явлений»[194][195].

Нормативность правовой культуры проявляется в том, что она посредством норм-правил поведения, дефинитивных, оценочных, диспозитивных и других норм, стимулов, принципов права нормирует жизнедеятельность общества, устанавливает разумные пределы деятельности субъектов правовой культуры, нормативные основы регулирования ее объектов,

вносит стабильность и порядок в жизнь людей, в их отношении к правовым артефактам.

Правовая культура помимо норм права включает более ранние социальные нормы - правовые обычаи, которые в течение столетий заменяли собой нормы правотворческих органов. «В древнем правовом обычае, как и в современном, можно сказать, неизменно пребывает юридическая норма и в то же время правосознание в его элементарном раздвоении на интеллектуальные и психологические компоненты»1, - пишет Г.В. Мальцев. Обычай в сознании народа обозначает такие понятия, как «правда», «норов», «предание», «пошлина» (то, что «пошло» - общепринятость издавна)[196][197]. Персидско- таджикские мыслители (Низам-ал-Мульк, Джами, Ахмад Дониш и др.) высоко чтили древние обычаи в сфере управления государством, особенно те, которые широко практиковались при справедливых правителях (Фаридун, Хосров Ануширван и др.), вносили стабильность в жизнь людей, отвечали благим намерениям и составляли неотъемлемый компонент древней культуры

3

таджиков[198].

Иные источники права (сочинения видных юристов, религиозные тексты, священные книги, заповеди, договоры и др.) также составляли компонент правовой культуры на различных этапах исторического развития. Они представляют ценность и в наши дни, регламентируя жизнедеятельность общества. Словом, все формы права (естественные права человека, нормативные правовые акты, юридическая доктрина, принципы права, нормативный договор, религиозные тексты, судебный прецедент и др.) входят в содержание правовой культуры. Они являются достижениями правовой культуры, представляют ценность для разумной организации и нормального функционирования общества, служат гарантией от произвола и бесправия.

Различные типы культур, включая правовую культуру, формируются и развиваются не изолированно, а в условиях культурного взаимообмена. Способность правовой культуры к культурным взаимосвязям касается также её отдельных структурных элементов - права, властных учреждений, науки, образования и т.д. Это обусловлено, главным образом, тем, что в любой культуре существуют динамичные элементы, которые в процессе взаимодействия с другими цивилизациями заимствуют полезные нормативы, не разрушая при этом цивилизационные основы социальной жизни1. К таким элементам Е.А. Лукашева относит «право (особенно в сфере регулирования межхозяйственных связей различных государств), некоторые политические институты, информатику, достижения науки, значимые литературные произведения. Эти компоненты культуры поддаются усвоению, заимствованию, не разрушая основы цивилизации, а модернизируя её»[199][200].

Элементы правовой культуры способны к взаимопроникновению в рамках межцивилизационных контактов. Такое качество как правовой культуры в целом, так и её отдельных элементов (права, правовых памятников, правовых норм, правовых образов, юридических учреждений, правовой практики и др.) стало складываться издавна и продолжает проявляться в современном нам мире. Именно в рамках культурного диалога, цивилизационных контактов формировались общечеловеческие ценности (справедливость, свобода, равенство, порядок, стабильность, благо, права человека, достоинство человека, личная безопасность и др.), которые в свою очередь проникали в различные сферы жизнедеятельности общества, в том числе в правовую сферу жизни общества, пронизывая организацию и деятельность институтов государственной власти посредством внесения благих поведенческих эталонов в жизнь государственно организованного общества.

Функция культурного взаимообмена свойственна любым типам культур. Так, культура таджиков на различных этапах исторического развития

развивалась под влиянием передовых культурных достижений других народов, в условиях проникновения в местную (арийскую) культурную среду ценностей исламской культуры после включения территории исторического Таджикистана в состав Арабского халифата, а позднее - ценностей российской правовой культуры на этапе присоединения к царской России, затем - советской правовой культуры в советский период. Вместе с российской и советской культурой в культуру таджиков проникали европейские ценности, в частности, традиции римского и романо-германского права, российский и советский опыт организации и функционирования политических институтов и учреждений.

При структурировании содержания правовой культуры необходимо учитывать уровень развития компонентов данного социально-правового феномена. Уровень развития правосознания, качество законов, правоприменительных актов, иных юридических документов, степень развитости правовой деятельности, степень соблюдения и защиты прав человека определяют в целом состояние и развитость правовой культуры. Такой подход к структурированию содержания правовой культуры применяется в литературе. Так, по словам А.П. Семитко, элементами правовой культуры являются: уровень развития правового сознания (освоенность прав и свобод человека, ценность правовой процедуры при решении споров, правовая информированность населения, эмоциональное отношение людей к закону, суду, правоохранительным органам, правовые установки граждан); уровень развития правовой деятельности (теоретическая и практическая деятельность ученых-юристов, образовательная деятельность, правотворческая и правоприменительная деятельность, правовое поведение граждан); уровень развития всей системы юридических актов (качество системы нормативно­правовых актов, состояние индивидуальных правовых актов - правоприменительных и правореализационных актов, иных текстов правового характера, научных и публицистических текстов на правовые темы)[201].

Правовая культура включает элементы, которые характеризуют её теоретический и практический уровни. Правовая культура проявляется на уровне правосознания (правовых идей, представлений, ценностей) и её материализации в практической деятельности различных субъектов (люди, юридические учреждения и институты), сопричастных к реализации компонентов правового сознания, а также в юридических актах-документах.

Анализ структуры правовой культуры служит для того, чтобы уяснить процесс перевода правовых идей и представлений от сознания к практической деятельности, показать достигнутое качественное состояние правовой жизни общества, тем самым выявить проблемы в сфере реализации правосознания и наметить пути их разрешения. Поэтому структурирование правовой культуры имеет как теоретическое, так и социально-практическое значение. В процессе исследования деятельности правотворческих и правоприменительных органов, судебной и правоохранительной практики, качества закона, эффективности правоприменительных актов, степени реализации, соблюдения и защиты прав и свобод человека выявляются меры по устранению существующих проблем с целью повышению уровня правовой культуры, в частности, культуры законотворчества, правоприменения, прав человека. Следует согласиться с А.П. Семитко, который утверждает: «Анализ правовой культуры необходим для того, чтобы сначала выделить и описать правовые ценности, идеалы и образцы, к которым следует стремиться законодателю, правоприменителю, гражданину и обществу в целом, а затем, оценив с этой точки зрения реальное состояние дел, искать пути и средства достижения намеченных идеалов, построения правового государства и общества, в котором обеспечиваются соответствующие его социально-экономическому и духовному строю права и свободы человека»[202].

Такого подхода к структурированию содержания правовой культуры придерживается также С.В. Бочкарева. По её мнению, о правовой культуре любого общества можно судить на основании уровня развития всей системы правовых текстов данного общества - юридической техники, правовых актов,

правовой деятельности, а также двух подсистем правовой культуры: уровня правового сознания и правового развития субъекта1.

Причем, как справедливо отмечает А.П. Семитко, структурные компонен­ты правовой культуры в свою очередь имеют собственный состав и структуру[203][204]. Данный подход заслуживает внимания. При структурировании правовой культуры необходимо также учитывать структуру её элементов, например, структуру права, правосознания и т. д. Структура элементов правовой культуры влияет на структурный уровень правовой культуры.

При структурировании правовой культуры необходимо учитывать также структуру уровней и видов правовой культуры - правовой культуры личности, социальных групп, в частности, профессиональной правовой культуры, а также правовой культуры общества. По мнению С.В. Бочкаревой, структура правовой культуры общества «состоит из следующих элементов: уровня правосознания и правовой активности общества; степени прогрессивности юридических норм (уровня развития права, культуры юридических текстов и т.п.); степени прогрессивности юридической деятельности (культуры правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности)»[205]. Принципиальное значение для характеристики правовой культуры имеет анализ структуры профессиональной культуры юристов, поскольку она отличается целями и особенностями юридического образования, профессиональным уровнем правосознания, способностями и навыками практических юристов применять юридические знания в реальной жизни.

1.4.

<< | >>
Источник: Насурдинов Эмом Сайфудинович. Формирование правовой культуры в Республике Таджикистан в условиях углубления культурно-цивилизационных различий: проблемы теории и практики. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2014. 2014

Еще по теме Структура правовой культуры:

  1. §1. Место и роль правовой культуры в правовой жизни общества
  2. §2. Отличительные черты англосаксонской правовой культуры в США и Англии
  3. § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.
  4. § 1. Обычай как форма проявления правовой культуры
  5. §1. Понятие и содержание правовой культуры в теории права
  6. §2. Уровни и типы правовой культуры личности в информационном обществе
  7. §1. Роль Интернета в формировании правовой культуры личности
  8. §2. Доминанты духовности и системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры
  9. Правовая культура в общекультурном контексте
  10. Структура правовой культуры
  11. Функции правовой культуры
  12. Формирование и развитие древней правовой культуры таджиков