<<
>>

§ 1. Средства правовой политики в сфере инноваций

Инструментальный подход является одним из наиболее распространен­ных методов, применяемых для исследования общетеоретических проблем пра­воведения. Не являются исключением и проблемы правовой политики, облада­ющей целым арсеналом, присущих ей инструментов, а если более привычно - средств, позволяющих формализовать ее результаты в конкретных норматив­ных положениях и направлениях правового развития. Правовая политика в сфе­ре инноваций заимствует средства общей правовой политики, но привносит и свои специфические средства, что обусловливается характером регулируемых отношений.

Средства правовой политики в сфере инноваций образуют систему, т.е. нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей[109].

«Средства правовой политики - это инструментальный ресурс право­вой политики, который позволяет ее идеи, принципы, направления правового развития, тактику и стратегию формализовать и закрепить в конкретных пра­вовых положениях»[110].

В системе средств правовой политики необходимо различать такие ее виды, выделенные по различным основаниям:

1. В зависимости от стадии осуществления правовой политики: средства формирования и реализации.

Средствами формирования правовой политики выступает правотворче­ская деятельность во всех ее возможных проявлениях.

Средства реализации правовой политики находят свое воплощение в правоприменительных актах, носят персонифицированный характер.

2. В зависимости от присущего правового статуса: правовые (юрис­дикционные) средства и средства, действующие в правовой сфере (неюрис­дикционные).

Правовые (юрисдикционные) средства правовой политики воплощены в полномочиях компетентных государственных органов по защите оспарива­емых или нарушенных законных прав и интересов

Средства, действующие в правовой сфере (неюрисдикционные) пред­ставляют собой правомерные действия субъектов по защите своих прав, ко­торые они совершают самостоятельно (самозащита) не прибегая к помощи компетентных государственных органов.

3. В зависимости от вида деятельности, в которых средства приме­няются: средства правотворчества, правореализации, правоинтерпретации и систематизации.

Средства правотворчества представляют собой систему нормативных пра­вовых актов федерального, регионального и муниципального уровней власти.

Средства правореализации находят свое воплощение в средствах- документах и средствах-деяниях. Средства-документы представлены реше­ниями суда, заявлениями, договорами и т.д. Средства-деяния по своей сути есть правомерные поступки в форме соблюдения, исполнения, использования и применения.

Средства правоинтерпретации следует рассматривать как вспомога­тельные, производные средства по отношению к нормативным правовым ак­там, которые, в свою очередь, позволяют обеспечивать проведение каче­ственной правовой политики. К ним следует отнести акты толкования, пре­цеденты, правовые позиции и иные.

Средства систематизациии унификации законодательства представле­ны мониторингом, планированием, кодификацией, обобщениями юридиче­ской практики.

4. В зависимости от компетенции субъекта, осуществляющего тот или иной вид юридической деятельности: средства общие и специальные.

5. В зависимости от целей правового регулирования: средства уни­версальные и узкоспециализированные.

Таким образом, средства правовой политики в сфере инновационной дея­тельности во многом определяются «целевой направленностью общественных отношений в данной сфере, а именно совершенствованием правовой регуляции, обеспечивающей инновационную активность и целенаправленность воздей­ствия на определенные секторы науки, экономики и коммерции»[111].

По мнению М.А. Костенко, с которым мы полностью согласны, харак­тер средств правовой политики в сфере инновационной деятельности должен отвечать следующим качественным характеристикам:

1. Сочетаемость разных уровней и отраслей правового регулирующе­го воздействия, а также нормотворчества: международный, наднациональный и национальный; федеральный, региональный и муниципальный; отраслевой.

2. Гибкость и индивидуальность механизма правового регулирова­ния.

3. Прогностический характер и перспективность инновационной составляющей.

4. Комплексность воздействия на соответствующую сферу обще­ственных отношений.

5. Снижение коррупционного фактора и административных барьеров.

6. Целенаправленность правового воздействия.

В отдельных современных трудах праву приписывается наличие инно­вационной функции, под которой понимается: «правовые предписания, спо­собствующие созданию и внедрению инноваций в стране, стимулирующие физических и юридических лиц осуществлять инновационную деятельность, всесторонне защищать интересы инноваторов»[112]. Инструментами реализа­ции правовой политики в инновационной сфере являются, в первую очередь, соответствующие государственные программы Российской Федерации.

Интеллектуальная деятельность характеризует человечество на всех эта­пах его развития. Однако, несмотря на то, что результаты умственного труда окружают человека с древнейших времен, положения, регулирующие их созда­ние, использование и оборот нашли свое отражение в праве не так давно. Право интеллектуальной собственности находится на ранних этапах своего развития. Вместе с тем, на сегодняшний день происходит активизация процессов, связан­ных с оборотом исключительных прав на объекты интеллектуальной собствен­ности. Это обусловлено, в первую очередь, все возрастающей ролью иннова­ций. Процесс перехода от индустриальной экономической модели к инноваци­онной экономике, как уже подчеркивалось, в числе приоритетных проектов це­лого ряда государств, в том числе и России, что свидетельствует об осознании истинной ценности интеллекта как неиссякаемого ресурса.

Институт интеллектуальной собственности является одним из важней­ших инструментов в области разработки и внедрения конкурентоспособной инновационной продукции. Институт интеллектуальной собственности ока­зывает решающее влияние на инновационное развитие и процессы модерни­зации экономики, показывает эффективность использования интеллектуаль­ного, научного и научно-технического ресурса, а также достижение страте­гических национальных приоритетов в инновационной сфере.

Термин «интеллектуальная собственность» прочно вошел в теорию гражданского права, юридическую практику; получил признание со стороны мирового сообщества, что отражено в конвенционном законодательстве. Предпринимательские аспекты интеллектуальной собственности также не остаются без внимания со стороны юридической науки. Тем не менее, при всем многообразии подходов к изучению интеллектуальной собственности, расширении круга общественных отношений по поводу интеллектуальной собственности вопрос о содержании данного понятия остается открытым.

На сегодняшний день термин «право интеллектуальной собственности» употребляется в различных значениях: как подотрасль гражданского права, совокупность правовых норм и институтов права; как наука и учебная дис­

циплина. Отличительной особенностью интеллектуальной собственности яв­ляется творчество, как один из критериев охраноспособности результата ин­теллектуальной деятельности и авторства его создателя[113].

Однако не ко всем объектам интеллектуальной собственности можно напрямую отнести указан­ный критерий в его обыденном понимании: например, секрет производства (ноу-хау) - это сведения любого характера, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их треть­им лицам; то есть в данном случае основным критерием правоспособности является конфиденциальность информации. Следовательно, необходимо уточнить содержание понятия «творчество». Анри Лефевр удачно проводит параллель между творчеством и производством: «творение содержит в себе нечто уникальное и незаменимое, тогда как продукт можно воспроизводить, и он появляется в результате повторяющихся актов и поступков».[114]В.И. Еременко отмечает, что «творческий труд, или - в более широком по­нимании - творчество, следует рассматривать как сложный многоаспектный процесс взаимоотношений между авторами - творцами и объектами творче­ства как единство познания и преобразования»[115].

Творческий характер интеллектуальной собственности проявляется в ее уникальности, оригинальности. Однако, на практике, творческий характер интеллектуальной собственности связывается с фактом самостоятельного со­здания результата интеллектуальной собственности. В литературе такая трактовка творчества по отношению к интеллектуальной собственности име­нуется «презумпцией творческого характера, как самой умственной деятель­ности, так и любого из ее результатов»[116]. Подобная позиция находит свое подтверждение в Пленумах Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 26 марта 2009года N 5/29: само по себе отсут­

ствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллекту­альной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом. Следовательно, трактовка творчества в совре­менном законодательстве о праве интеллектуальной собственности носит специфический характер, отличный от обыденного понимания творчества как итога создания объективно нового, обладающего общественно­исторической уникальностью.

Проблема определения интеллектуальной собственности как правового явления связана, в первую очередь, с характером ее объекта - результаты ин­теллектуальной деятельности имеют двойственную природу, сочетая в себе личностно-духовные и стоимостно-имущественные черты. С другой сторо­ны, объекты интеллектуальной собственности неоднородны между собой, поэтому и существующие дефиниции термина «интеллектуальная собствен­ность» неоднородны. Так, Г.В Бромберг отмечает, что «интеллектуальная собственность - не только результат интеллектуального творческого труда, но и совокупность исключительных прав гражданина или юридического лица на использование результатов творческой, и, прежде всего, интеллектуальной деятельности, а также приравненных к ним по правовому режиму средств индивидуализации юридических лиц, продукции, работ и услуг»[117]. С.А. Су­дариков определяет интеллектуальную собственность как «установленное юридическими законами право некоторых лиц на результаты интеллектуаль­ной деятельности этих же или иных лиц»[118]. Т.И. Фомина предлагает пони­мать термин «интеллектуальная собственность» как «результат интеллекту­альной деятельности, заслуживающий правовую охрану и получивший ее»[119].

С технико-юридической точки зрения термин «интеллектуальная соб­ственность» представляет собой юридическую фикцию, целью которой явля­ется предоставление правовой защиты субъектам правоотношений по поводу

интеллектуальной собственности. Указанный прием - попытка использовать правовую конструкцию «собственность» на объекты интеллектуальной дея­тельности. Такая трактовка прав на результаты интеллектуальной деятельно­сти представляет собой проприетарную («собственническую») концепцию - важный этап в формировании современного права интеллектуальной соб­ственности. Однако на сегодняшний день названный подход юридически не­компетентен, поскольку регулировать правоотношения по поводу интеллекту­альной деятельности с позиций собственности не представляется возможным. С одной стороны, собственность - это совокупность имущественных отноше­ний, не зависящих от воли и сознания людей. Как субъективное право, соб­ственность представляет собой вещное правопритязание лица, направленное на присвоение материальных благ. Подобный подход нельзя полноценно при­менить к понятию «интеллектуальная собственность», поскольку в основе ее лежит интеллектуальная деятельность как нематериальное (идеальное) благо.

Действующим законодательством интеллектуальная собственность определяется как результаты интеллектуальной деятельности и приравнен­ные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана. Статья 1225 ГК РФ также содержит исчерпывающий список результатов интеллектуаль­ной деятельности, которым предоставляется правовая охрана. Их классифи­кация по ряду признаков лежит в основе деления права интеллектуальной собственности (как совокупности гражданско-правовых норм) на соответ­ствующие правовые институты (виды интеллектуальной собственности): ин­ститут авторского права и смежных прав, институт права промышленной собственности, институт правовой охраны средств индивидуализации участ­ников гражданского оборота и производимой ими продукции, институт спе­циальной правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности.

Важной особенностью интеллектуальной собственности, общей для всех ее видов, является высокая степень политизированности[120]. В данном контек­сте определение интеллектуальной собственности приобретает несколько иное значение: интеллектуальная собственность выступает «мощным инструмен­том экономического роста и создания материальных ценностей»[121]. Политизи­рованностью объясняется и соотношение терминов «интеллектуальная соб­ственность» и «исключительное право» - оба термина характеризуют одну и ту же категорию с разных сторон. В первом случае с точки зрения политиче­ской и экономической функций, во втором - с точки зрения юридического со- держания[122]. И, несмотря на сложную структуру интеллектуальной собствен­ности, ряд исследователей рассматривают термины «интеллектуальная соб­ственность» и «исключительное право» как синонимичные[123], Объясняя такой подход особой природой исключительных прав, их специфическими особен­ностями и местом в структуре интеллектуальной собственности. Однако такая позиция является, скорее, отголоском проприетарной концепции и не отража­ет современную концепцию исключительных прав. При этом Пленумы Вер­ховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 26 марта 2009г. N 5/29 дают следующее разъяснение: термином «интеллектуаль­ная собственность» охватываются только сами результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, но не права на них.

Очевидно - действующее законодательство идет вразрез с юридиче­ской наукой, что свидетельствует о том, что право интеллектуальной соб­ственности как область юриспруденции находится на ранних этапах своего развития. И, несмотря на то, что первые законы, регулирующие права на иде­альные результаты умственного труда, относятся к пятнадцатому веку, за

шесть столетий человечество не совершило прорыв в указанной области. Упорядочение норм, а также теоретических взглядов в сфере права интеллек­туальной собственности находится в прямой зависимости от уровня развития науки и технологий.

Содержание интеллектуальной собственности раскрывается в статье 1226 ГК РФ. Деление интеллектуальных прав основано на принципе дихото­мии - наличии только двух категорий интеллектуальных прав, имуществен­ных и личных неимущественных. Так, интеллектуальная собственность включает в себя имущественные интеллектуальные права (исключительные права), личные неимущественные интеллектуальные права, а также иные права (право следования, право доступа и другие). Объем предоставляемых прав в каждом конкретном случае различен и зависит от объекта интеллекту­альной собственности.

В.И. Еременко заостряет внимание на категории «иные права», по­скольку, с одной стороны, введение категории иных прав противоречит ставшему традиционным для российского законодательства принципу дихо­томии, а с другой стороны, вносит терминологическую неясность. Ни часть 4 ГК РФ, ни Постановление Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбит­ражного Суда РФ от 26 марта 2009года № 5/29 не содержат толкование кате­гории «иные права» применимо к праву интеллектуальной собственности. В данном случае рациональна позиция В.И.Еременко[124] - использовать норму ст. 18 ГК РФ о правоспособности гражданина, в которой под иными правами понимаются имущественные и личные неимущественные права.

Однако вышеописанные трудности - всего лишь одна из проблем, свя­занных с терминологией в части 4 ГК РФ. Второй, не менее важной проблемой с точки зрения, как теории, так и практики, является определение соотноше­ния категорий «имущественные интеллектуальные права», «исключительные интеллектуальные права», а также «личные неимущественные интеллектуаль­

ные права». Использование термина «имущественные интеллектуальные пра­ва» не совсем корректно, поскольку интеллектуальная собственность не явля­ется имуществом и отлична от категории «собственность» в вещном праве. Категория «исключительное право» наиболее уместна при определении пра­вомочий правообладателя, направленных на защиту своего результата интел­лектуальной деятельности, поскольку задача исключительного права - исклю­чить доступ третьих лиц к объекту интеллектуальной собственности, обеспе­чить легальную монополию правообладателя. В исключительных правах про­являются и стоимостно-имущественные аспекты интеллектуальной собствен­ности, поскольку данная категория прав подлежит оценке - установлению стоимости в денежном эквиваленте. Однако одновременное использование ка­тегорий «исключительные интеллектуальные права» и «неимущественные ин­теллектуальные права» в рамках принципа дихотомического деления делает связь между этими категориями не вполне понятной. С.А. Судариков усматри­вает причину подобных трудностей в имплементации норм Бернской конвен­ции без учета системного деления в частности, и специфики действовавшего законодательства в целом[125]. В законодательстве ряда стран-участниц Берн­ской конвенции отсутствует дихотомия, о которой говорилось выше (деление интеллектуальных прав на имущественные и личные неимущественные), а концепция moral rights в Бернской конвенции не совпадает с концепцией лич­ных неимущественных интеллектуальных прав в части 4 ГК РФ.

В объективном смысле личное неимущественное интеллектуальное право - это право авторства и право на защиту репутации автора - лица, творческим трудом которого создан объект интеллектуальной собственности. Основанием возникновения личных неимущественных интеллектуальных прав выступает юридический факт создания объекта интеллектуальной собственности. При этом их содержание может варьироваться в зависимости от конкретного объек­та интеллектуальной собственности. Такие права тесно связаны с личностью создателя результата интеллектуальной деятельности, неотчуждаемы, лишены

экономического содержания, охраняются бессрочно. Целью личных неимуще­ственных интеллектуальных прав является обеспечение индивидуализации личности управомоченного лица (однако, права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, а также право на секрет производства носят имущественный характер, что меняет традиционное пред­ставление о личных неимущественных правах). Личные неимущественные ин­теллектуальные права и имущественные интеллектуальные права (исключи­тельные права) взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Исключительное право представляет собой юридическую возможность осуществления правомочий, составляющих содержание интеллектуальной собственности, в порядке и пределах, установленных законом. Исключитель­ные права возникают и действуют в отношении объектов интеллектуальной собственности, перечисленных в п.1 ст. 1225 ГК РФ. При этом основания возникновения исключительных прав различны и зависят от конкретного объекта интеллектуальной собственности. Так, согласно п.4 ст. 1259 ГК РФ для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей. Таким образом, исключительное авторское право возникает с момента выра­жения произведения в объективной форме - «когда произведение может быть воспринято другими лицами (либо непосредственно, с помощью орга­нов чувств человека, либо с помощью технических устройств) без дальней­ших усилий (действий) со стороны автора произведения»[126]. Момент возник­новения исключительных прав на объекты смежных прав, топологии инте­гральных микросхем, а также исключительного права на коммерческое обо­значение определяется аналогичным образом.

В соответствии с п. 1 ст. 1232 ГК РФ в ряде случаев исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индиви­дуализации признается и охраняется при условии государственной регистра­ции. Так, исключительные права на объекты патентного права, селекционное

достижение, товарный знак и знак обслуживания, наименование мест проис­хождения товара возникает с момента государственной регистрации указан­ных объектов. Исключительное право на фирменное наименование возникает с момента государственной регистрации юридического лица.

Исключительное право на секрет производства в виду специфики объ­екта возникает с момента установления режима коммерческой тайны. Режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в п. 1 ст. 10 ФЗ от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

Стоит особо отметить абсолютный характер исключительного права: правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать дру­гим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или сред­ства индивидуализации, при этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). В данном случае правообладатель обладает легальной монопо­лией на объекты интеллектуальной собственности, ограниченной сроком дей­ствия исключительных прав, которой соответствует обязанность всех третьих лиц воздержаться от совершения действий, способных нанести ущерб правооб­ладателю. Существует также мнение, согласно которому исключительные пра­ва не всегда носят абсолютный характер ввиду неоднородности объектов ин­теллектуальной собственности. Так, В.А. Дозорцев отмечает «квазиабсолют- ный» характер исключительных прав на такие объекты как коллективный то­варный знак, наименование места происхождения товара, секрет производства (ноу-хау), мотивируя это тем, что исключительное право может параллельно (одновременно и в равной степени) принадлежать нескольким лицам[127].

Термин «исключительное право» используется при обозначении содер­жания правомочий правообладателя. Интеллектуальная собственность высту­пает как общая понятийная категория для обозначения всех результатов творче­ской деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Кроме

того, в объективном смысле право интеллектуальной собственности представ­ляет собой подотрасль гражданского права, регулирующую общественные от­ношения по поводу нематериальных благ. При этом исключительное право на идеальные результаты интеллектуальной деятельности не отождествляется с вещным правом - право собственности, в данном случае, служит отправной точкой в построении современной концепции исключительных прав. Таким об­разом, формируется вещно-правовой режим охраны нематериальных благ.

Исключительное право составляет ядро интеллектуальной собственности; существующая правовая модель тяготеет к отождествлению указанных катего­рий. Современная концепция исключительных прав представляет собой ту пра­вовую оболочку идеальных результатов умственного труда, которая адекватна складывающимся правоотношениям. Если проприетарная концепция исключи­тельного права акцентирует внимание на стоимостно-имущественной стороне описываемого явления, не учитывая дуализм интеллектуальной собственности, современная концепция исключительных прав преодолевает этот недостаток. Согласно статье 1227 ГК РФ исключительными могут являться только имуще­ственные права, ведь «в силу своей нематериальности результаты интеллекту­альной деятельности не способны к участию в обороте, поэтому в обороте участвуют лишь права на данные объекты, поскольку их можно пере- дать»[128].Основоположником современной концепции исключительных прав считается авторитетный специалист в области права интеллектуальной соб­ственности РФ В.А. Дозорцев. Ряд его идей нашел свое отражение в современ­ном законодательстве о праве интеллектуальной собственности.

Понятие и признаки исключительных прав не раскрываются действу­ющим законодательством. Отсутствие легальной дефиниции компенсируется определением их содержания. Так, в отличие от классической триады право­мочий права собственности, как субъективного вещного права, - владения, пользования, распоряжения - правообладателю исключительного права на

результат интеллектуальной деятельности доступны только два правомочия - использования и распоряжения (статья 1229 ГК РФ). Право использования представляет собой неотъемлемый элемент исключительного права, незави­симо от объекта интеллектуальной собственности. Указанное правомочие относится к объекту интеллектуальной собственности и означает возмож­ность его использования любым не запрещенным законом способом. Право распоряжения означает возможность передачи либо отчуждения исключи­тельного права. Однако право распоряжения не входит в состав исключи­тельного права на фирменное наименование и наименование места проис­хождения товара. Таким образом, в силу имущественного характера исклю­чительное право передаваемо, отчуждаемо, легко обособляется от личности автора или иного правообладателя.

Исключительное право имеет ряд особенностей, характерных черт, обусловленных спецификой объекта - результата интеллектуальной деятель­ности, - в частности, территориальный (национальный) характер(принцип территориальности или национально-территориальный принцип), ограни­ченный срок действия, оборотоспособность. Национально-территориальный принцип - одна из важнейших особенностей права интеллектуальной соб­ственности, поскольку позволяет говорить о собственности особого рода, от­личной от вещных прав. Указанный принцип означает ограничение распро­странения и защиты исключительных прав государственной территорией, национальным законодательством. В данном случае речь идет о территори­альном обособлении исключительного права; субъективные права на одни и те же нематериальные блага, возникшие в разных государствах, считаются нетождественными. Значение национально-территориального принципа очень велико в правоприменительной практике. Швейцарский юрист А. Троллер объясняет значение принципа территориальности возможностью «применить в соответствии с его содержанием право страны, где испрашива­

ется охрана»[129]. Однако территориальный характер исключительных прав имеет и обратную сторону: применение норм национального законодатель­ства различных государств в области интеллектуальной собственности может привести к «необоснованному ущемлению прав и интересов других лиц или скрытому ограничению товарооборота»[130]. Подобные негативные послед­ствия сглаживаются многочисленными международными соглашениями.

Срочность исключительных прав означает период их действия - отре­зок времени, в течение которого государство признает за правообладателем монополию на созданный объект. Если продолжительность действия вещных прав зависит от существования материального объекта (ввиду его амортиза­ции) и не требует дополнительной оговорки в законе, срок действия имуще­ственного права на нематериальный объект требует законодательного урегу­лирования (ввиду отсутствия амортизации) и зависит от природы результата интеллектуальной деятельности.

Возможность передачи исключительных прав, а также обособления от личности автора или иного правообладателя определяют отчуждаемость ис­ключительных прав. В.А. Дозорцев писал об исключительных правах: «ис­ключительное право обеспечивает обособление объекта как условие товарно­го оборота и создает правовой механизм для самого товарного оборота, соот­ветствующий специфике объекта и потому отличающийся от права соб- ственности»[131]. Концепция исключительных прав обусловлена существую­щей необходимостью экономического оборота и представляет собой по­движную правовую материю, поскольку находится в зависимости от харак­тера объекта - идеального результата умственного труда.

Различают два способа распоряжения интеллектуальной собственно­стью (осуществления исключительных прав): переход исключительных прав

по закону (универсальное правопреемство), а также передача исключитель­ных прав на договорной основе (сингулярное правопреемство). В основе данной классификации лежит принцип согласования воли правообладателя с иными участниками правоотношения по поводу интеллектуальной собствен­ности. В случае обращения взыскания на имущество правообладателя, а так­же при переходе прав в порядке универсального правопреемства (наследова­ние, реорганизация юридического лица) воля правообладателя не принимает­ся во внимание, а переход исключительных прав определяется законом. До­говорной способ распоряжения интеллектуальной собственностью представ­ляет собой переход исключительных прав по соглашению между участвую­щими сторонами. При этом учитывается объем передаваемых прав, форма оплаты и срок договора.

В рамках договорного способа различают две формы осуществления исключительных прав: отчуждение и предоставление.

Отчуждение представляет собой передачу исключительных прав в пол­ном объеме (уступка исключительных прав). Такая форма осуществления ис­ключительных прав реализуется путем заключения договора об отчуждении исключительного права. Согласно статье 1234 ГК РФ, по договору об отчуж­дении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю). Стоит также отметить, что отчуж­дение исключительного права может также осуществляться путем заключе­ния договоров мены, дарения, залога исключительных прав, внесения исклю­чительных прав в уставный (складочный) капитал юридического лица; от­чуждение исключительных прав может также рассматриваться как элемент договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности, договора продажи предприятия. В данном случае передаются оба правомочия, состав­ляющие содержание исключительного права - правомочие использования и правомочие распоряжения. Однако правомочие распоряжения не входит в

состав исключительного права на фирменное наименование и наименование места происхождения товара, что, тем самым, препятствует отчуждению ука­занных средств индивидуализации.

Предоставление означает передачу исключительного права в части ис­пользования объекта интеллектуальной собственности и реализуется, преиму­щественно, путем заключения лицензионного договора. Согласно п.1 ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуа­лизации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. Лицензионным договором могут быть предусмотрены простая (неисключительная) лицензия и исключительная ли­цензия. В первом случае за лицензиаром сохраняется право выдачи лицензий другим лицам. В случае исключительной лицензии лицензиату предоставляется право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий дру­гим лицам. Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуаль­ной деятельности или на средство индивидуализации.

Таким образом, распоряжение исключительными правами происходит в рамках различных договоров (мена, дарение, залог, коммерческая концес­сия и др.). Однако договор об отчуждении исключительного права и лицен­зионный договор занимают особое место в системе договорных способов распоряжения исключительным правом. В основе указанных выше отноше­ний лежит волеизъявление правообладателя. Исключение составляет прину­дительная лицензия как особый способ распоряжения исключительным пра­вом. При этом прямое волеизъявление правообладателя как юридически зна­чимое действие отсутствует: «действует презумпция воли правообладате­

ля»[132], а основанием возникновения правоотношения является исковое заяв­ление, содержащее условия лицензионного договора.

Как правило, сделки, связанные с распоряжением исключительными правами носят коммерческий характер, поэтому предпринимательские аспек­ты интеллектуальной собственности имеют важное значение как для право­вой теории, так и для юридической практики. Предпринимательские аспекты интеллектуальной собственности охватываются понятием «коммерциализа­ция интеллектуальной собственности». Указанная категория сочетает в себе юридический и экономический подходы к изучению интеллектуальной соб­ственности. С точки зрения экономической науки, понятия вещной и интел­лектуальной собственности близки по своему содержанию, поскольку отра­жают отношение общества к совокупности благ определенного рода (матери­альных либо идеальных), принадлежащих собственнику и составляющих объект собственности - вещного права, либо исключительных прав[133].

В широком смысле коммерциализация интеллектуальной собственно­сти представляет собой «процесс вовлечения объектов интеллектуальной собственности в экономический оборот, использование интеллектуальной собственности в хозяйственной деятельности предприятий»[134]. Подобное определение отражает экономическую составляющую интеллектуальной собственности и охватывает ряд действий хозяйствующих субъектов по рас­поряжению исключительными правами на объекты интеллектуальной соб­ственности. Рассматриваемый термин может рассматриваться и в более уз­ком смысле - как «продажа исключительного права интеллектуальной соб­ственности на договорной основе»[135], а также «получение владельцами объ­ектов интеллектуальной собственности и ее авторами материальных поступ­

лений от реализации исключительных прав на ее владение»[136]. В данном слу­чае акцентируется внимание на юридическом содержании процесса коммер­циализации интеллектуальной собственности, центральным элементом кото­рого является исключительное право.

Процесс формирования интеллектуальной собственности («жизненный цикл интеллектуальной собственности» или «технологический процесс») со­стоит из следующих этапов.

Этап I - Разработка и внедрение объектов интеллектуальной собствен­ности.

Этап II - Выведение объектов интеллектуальной собственности.

Этап III - Рост продаж и лицензионных поступлений.

Этап IV - Насыщение рынка.

Этап V - Спад.

Названный цикл характеризует интеллектуальную собственность как экономическую категорию и охватывает два процесса - инновационный про­цесс (этап I), процесс коммерциализации интеллектуальной собственности (этапы II-V). При этом, говоря об экономике интеллектуальной собственно­сти необходимо четко определять соотношение терминов «интеллектуальная собственность» и «инновация». Оба термина характеризуют одно и то же по­нятие - результат интеллектуальной деятельности человека - и являются смежными, но не тождественны между собой. Широкую популярность при­обрела дефиниция, данная Питером Друкером: «инновация - это не всякое новшество или нововведение, а только такое, которое серьёзно повышает эффективность действующей системы». Тем не менее, в отечественной лите­ратуре не сложилось единого мнения насчет определения термина «иннова­ция» и его соотношения с термином «интеллектуальная собственность». Г.В. Бромберг справедливо отмечает, что «под технической (технологической) инновацией одни авторы понимают этап научно-технического развития, за­

вершающий создание и использование технических новшеств: изобретений и других объектов интеллектуальной деятельности, другие авторы - также и результат создания и использования технических новшеств: изобретений и других объектов интеллектуальной собственности»[137].

Таким образом, говоря о терминологическом соотношении, термин «инновация» применим лишь к тем объектам интеллектуальной собственно­сти, которые существенно повышают существующий ранее уровень развития науки и техники (чаще всего, объекты патентного права). При этом иннова­ционная деятельность предполагает последующую реализацию указанных объектов интеллектуальной собственности.

Инновационный процесс - совокупность действий (работ), связанных с организацией и осуществлением инновационной деятельности, направлен­ных на разработку новшеств и осуществление нововведений[138]. На этом этапе интеллектуальная собственность не приносит доход, а сам процесс характе­ризуется затратностью, которая компенсируется в процессе коммерциализа­ции интеллектуальной собственности.

Способность приносить доход характеризует исключительное право, как нематериальный актив - созданный хозяйствующим субъектом объект интеллектуальной собственности либо приобретенные исключительные пра­ва на него, используемые в коммерческой деятельности. Действующее зако­нодательство не содержит общего для всех отраслей права определения ис­ключительного права как нематериального актива; существующие легальные дефиниции отражают специфику нематериальных активов в соответствую­щей сфере. Так, согласно пункту 3 статьи 257 НК РФ нематериальными акти­вами признаются приобретенные и (или)созданные налогоплательщиком ре­зультаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности (исключительные права на них), используемые в производстве продукции (выполнении работ, оказании услуг) или для управленческих

нужд организации в течение длительного времени (продолжительностью свыше 12 месяцев). К нематериальным активам относятся[139]:

1) исключительное право патентообладателя на изобретение, про­мышленный образец, полезную модель;

2) исключительное право автора и иного правообладателя на ис­пользование программы для ЭВМ, базы данных;

3) исключительное право автора или иного правообладателя на ис­пользование топологии интегральных микросхем;

4) исключительное право на товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товаров и фирменное наименование;

5) исключительное право патентообладателя на селекционные до­стижения;

6) владение "ноу-хау", секретной формулой или процессом, инфор­мацией в отношении промышленного, коммерческого или научного опыта.

При этом для признания нематериальных активов существует ряд усло­вий, таких как способность приносить экономические выгоды (доход); обяза­тельное наличие документации, подтверждающей права правообладателя и стоимость нематериальных активов; срок использования нематериальных акти­вов в коммерческой деятельности должен составлять не менее 12 месяцев. От­сутствие хотя бы одного из этих условий приводит к непризнанию произведен­ных затрат нематериальными активами - такие затраты являются расходами хо­зяйствующего субъекта. К нематериальным активам не относятся не давшие положительного результата научно-исследовательские, опытно­конструкторские и технологические работы, а также интеллектуальные и дело­вые качества работников организации, их квалификация и способность к труду.

Исключительное право как нематериальный актив - центральный эле­мент процесса коммерциализации интеллектуальной собственности. В условиях инновационной экономики, информатизации общества данный процесс приоб­

ретает первостепенное значение: коммерциализация интеллектуальной соб­ственности создает возможность извлечения дополнительной прибыли за счет использования объектов интеллектуальной собственности, обеспечивает защи­ту от недобросовестной конкуренции, а также позволяет в определенных случа­ях снизить налог на прибыль, а также налог на добавленную стоимость.

Выделяют два принципа коммерциализации интеллектуальной соб­ственности - принцип неделимости исключительного права и объекта интел­лектуальной собственности и принцип договорной передачи права. В первом случае речь идет о связи исключительного права с материальным носителем, в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятель­ности или средство индивидуализации. То есть «продажа исключительного права влечет передачу объекта, выраженного в материальной форме»[140], а также необходимой документации. Принцип договорной передачи права означает «обязательность передачи исключительного права интеллектуаль­ной собственности по письменному договору в интересах продавца и покупа­теля на установленных ими условиях»[141]. В данной связи, обеспечение про­цесса коммерциализации интеллектуальной собственности сочетает в себе не только нормы права интеллектуальной собственности, но и нормы налогово­го права, а также правила бухгалтерского учета; категория «исключительное право» приобретает компонент междисциплинарности.

Таким образом, коммерциализация, как способ договорного распоряже­ния исключительным правом, отличается способностью приносить экономиче­ские выгоды хозяйствующим субъектам в течение длительного времени (более 12 месяцев). При этом, помимо коммерциализации исключительных прав в хо­зяйственной деятельности предприятия (в качестве нематериальных активов), интеллектуальная собственность в практике предприятия может также реализо­вываться в качестве вклада в уставной капитал и в залоговых операциях.

Важным элементом в распоряжении интеллектуальной собственностью является ее оценка. Ввиду информационной направленности интеллектуаль­ной собственности, нематериального характера, уникальности объектов ин­теллектуальной собственности достаточно трудно установить стоимость ис­ключительных прав на них. В то же время цена является существенным условием договоров по распоряжению интеллектуальной собственностью, при этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК РФ, не применяются. В данном случае, следует учитывать ряд факторов, в частно­сти: стадии разработки и промышленного освоения объекта интеллектуаль­ной собственности; риски освоения и использования объекта интеллектуаль­ной собственности в различных отраслях, в том числе риски недостижения технических, экономических, эксплуатационных и экологических характери­стик, риски недобросовестной конкуренции и иные риски; возможность и степень правовой защиты и иные факторы[142]. Также стоит учитывать степень морального устаревания объекта интеллектуальной собственности - то есть его актуальность и новизну.

Интеллектуальная собственность представляет собой сложную много­гранную категорию, отличную от категории собственности - вещного права; исследование различных аспектов интеллектуальной собственности сочетает в себе различные подходы к ее изучению. Информационная направленность, творческий характер, а также стоимостно-имущественные аспекты характе­ризуют интеллектуальную собственность как уникальное явление современ­ной правовой действительности. Интеллектуальные права на результаты творческой деятельности - не что иное, как правовой инструментарий право­обладателя, который выводит творческий потенциал человека на качественно новый уровень. Таким образом, все возрастающее значение права интеллек­туальной собственности требует унификации подходов различных областей знания к его изучению, совершенствования существующего законодатель­

ства, что в свою очередь послужит толчком к развитию договорной практики и совершенствованию механизмов договорного регулирования распоряжения исключительными правами.

Интеллектуальная собственность указана в качестве одного из целевых индикаторов инновационного развития в Стратегии инновационного разви­тия Российской Федерации на период до 2020 года.

Стратегия в области интеллектуальной собственности в интересах тех­нологического рынка России предусматривает разработку довольно обшир­ного комплекса правовых, организационных, экономических и институцио­нальных механизмов в области интеллектуальной собственности, которые должны способствовать:

1. Развитию отечественного промышленного наукоемкого произ­водства.

2. Совершенствованию научного и научно-технического потенциала.

3. Созданию и коммерциализации отечественной конкурентоспо­собной инновационной продукции, основой которой выступают объекты ин­теллектуальной собственности.

4. Развитию инновационных подходов в области творческих индустрий.

5. Стимулированию роста творческой активности.

6. Обеспечение надежной правовой охраны объектов интеллекту­альной собственности.

Стратегия в области интеллектуальной собственности в интересах тех­нологического рынка России предусматривает комплексную систему мер по обеспечению эффективной правовой охраны объектов интеллектуальной собственности, в частности:

1. Формирование компетенций в сфере интеллектуальной собствен­ности.

2. Совершенствование гражданского законодательства в сфере ин­теллектуальной собственности.

3. Совершенствование системы государственных услуг в сфере ин­теллектуальной собственности.

4. Создание и выявление охраноспособных объектов интеллектуаль­ной собственности, а также обеспечение их эффективной правовой охраны.

5. Усиление роли государства в организационно-правовом, финан­совом и информационном обеспечении процессов создания и использования объектов интеллектуальной собственности.

Также в Стратегии в области интеллектуальной собственности в инте­ресах технологического рынка России указаны основные направления со­вершенствования национальной системы интеллектуальной собственности, а именно следующие:

1. Разработка внутренней и внешней политики Российской Федера­ции в сфере правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и защиты прав на эти результаты.

2. Развитие инфраструктуры национальной системы интеллекту­альной собственности.

3. Совершенствование законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

4. Развитие информационных технологий в сфере интеллектуальной собственности.

5. Совершенствования экономики и управления интеллектуальной собственностью на макроэкономическом и микроэкономическом уровнях.

Интеллектуальная собственность важна для любого бизнеса, при этом наиболее велика ее роль в инновационной деятельности. Данное утверждение можно подтвердить словами С.В. Валдайцева, которые отмечал, что:

1. Большинство объектов и прав интеллектуальной собственности со­здается именно в связи с планируемыми или осуществляемыми инновациями.

2. Успех инновационного бизнеса во многом обеспечивается ценно­стью интеллектуальной собственности, которая заложена в основу такого бизнеса.

3. Стоимость инновационного бизнеса увеличивается в том случае, если в нем получили свое закрепление и используются объекты интеллекту­альной собственности[143].

Важное значение имеет наличие эффективной правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности, поскольку только в случае надеж­ной правовой защиты снижаются риски и повышается инвестиционная привле­кательность инновационной деятельности. Чем выше уровень защиты результа­тов интеллектуальной деятельности, тем более высока вероятность у инноваци­онных предприятий на привлечение инвесторов, в том числе и иностранных.

Инструментом стимулирования создания и использования инноваци­онного продукта могут стать государственные закупки, причем следует отме­тить, что в мировой практике закупки для государственных нужд выступают в качестве действенного ресурса для создания и повышения спроса на инно­вационной продукт.

Важным фактором повышения востребованности объектов инноваци­онной деятельности может стать внедрение государственной автоматизиро­ванной информационной системы, содержащей полную базу данных иннова­ционных проектов, научных и научно-технических разработок, соответству­ющих стандартов и технических регламентов, объектов интеллектуальной собственности, соответствующих нормативных правовых актов.

Следует совершенствовать административные и судебные процедуры по защите прав в сфере инновационной деятельности. В то же время могут получить свое развитие и альтернативные механизмы разрешения споров, включающие в себя внесудебные и квазисудебные процедуры.

В современных условиях осуществлять эффективную предпринима­тельскую деятельность означает, в том числе, и умение договариваться при возникновении споров. Медиация представляет собой возрожденное новше­ство, поскольку имеет долгую историю во многих странах и культурах, в том

числе и в России[144]. В целом ряде стран медиация применяется довольно давно и считается очень эффективным способом разрешения споров. Напри­мер, в практике Японии решение спора до суда всячески поощряется. В Рос­сийской Федерации медиация как новый негосударственный институт только начинает формироваться и базируется на недавно принятом Федеральном за­коне «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием по­средника (процедуре медиации)»[145]. Задачей медиации является помощь сто­ронам в нахождении взаимоприемлемых решений, а не в установлении кто прав, кто виноват.

К средствам правовой политики в инновационной сфере следует отне­сти государственно-частное партнёрство в проведении взаимосогласованной политики в инновационной деятельности. Не разработаны должным образом формы и механизмы государственно-частного партнерства, что не позволяет реализовывать его на практике в полном объеме. Государство организует правовое регулирование указанных отношений в следующих основных направлениях:

1. Разработка стратегический планов и базовых принципов взаимо­действия представителей бизнес сообщества и власти.

2. Формирование привлекательной институциональной среды в це­лях создания, развития и реализации партнёрских проектов.

3. Непосредственная организация и управление государственно­частным партнёрством, создание его форм и методов, а равно и конкретных механизмов их реализации[146].

Внедрение государственно-частного партнёрства востребовано в раз­личных сферах государственной политики, особенно, в тех, которые затраги­

вают интересы всех и каждого. Например, борьба с экологическими правона­рушениями и преступлениями, экологическая безопасность в целом. Данная сфера представляет собой сосредоточение взаимных интересов государства и общества, всего мирового сообщества.

Наиболее перспективным направлением государственно-частного партнёрства представляется сотрудничество в сфере науки и образования. В данной области инновационной деятельности принимаются государственные программы, указывающие необходимость формирования инновационной среды в учреждениях образования, создания инновационных структур, соот­ветствующих программ и проведение конкурсов среди образовательных учреждений. Определяются условия проведения конкурсов, показатели оцен­ки инновационной деятельности, объем государственного финансирования и контроль за целевым использованием бюджетных средств[147].

Выделяют следующие группы форм государственно-частного партнёр- ства[148]:

1. Императивные формы.

2. Смешанные формы.

3. Диспозитивные формы.

Императивные формы исходят непосредственно от государства путём принятия соответствующего нормативного правового акта.

Смешанные формы могут исходить как от государства непосредствен­но, так и от иного субъекта инновационной деятельности. Названные формы требуют принятия соответствующего распорядительного акта государства.

Диспозитивные формы находят своё выражение во взаимовыгодном сотрудничестве государства и прочих субъектов инновационной деятельно­сти. Регулируется указанное сотрудничество нормами гражданского законо­

дательства. Государство участвует в данных правоотношениях в качестве равноправного партнёра.

В качестве действенных побудительных методов инновационной дея­тельности может выступить система непротиворечивых финансово-правовых стимулов, а в какой-то степени даже гарантий, нашедших свое выражение в неизменности установленных государством правил ведения бизнеса на опре­деленный срок.

Такими стимулами могут выступить:

1. Фискальные льготы, связанные с налоговым стимулированием.

2. Специальный льготный субсидиарный режим.

3. Гарантии от неблагоприятного изменения законодательства о нало­гах и сборах.

4. Бюджетные ассигнования.

5. Эффективный доступ к финансовым ресурсам.

6. Инвестиционный налоговый кредит[149].

В 2010 году принято Соглашение между Государственным антинарко- тическим комитетом и Русской Православной Церковью в сфере профилак­тики наркозависимости и реабилитации больных наркоманией[150]. Данное со­глашение выступает одной из новых форм инновационной деятельности в виде сотрудничества государства с религиозными организациями в решении отдельно взятой социальной проблемы.

Еще одной формой инновационной деятельности является создание инновационных предприятий бюджетными учреждениями науки и образова- ния[151]. Например, в Самарской области к 2012 году было создано около 57 малых инновационных предприятий при вузах. Сфера их деятельности: ме­дицинское приборостроение, разработка элементов двигателей внутреннего

сгорания, энергосберегающих и экологически чистых технологий и других. Предполагалось, что благодаря связке малых вузовских и крупных промыш­ленных предприятий российская экономика встанет на инновационный путь. Однако на практике такого взаимодействия нет. Уже можно реализовывать инновационную продукцию, а некому[152]. В основном малые предприятия при вузах отрабатывают собственные проекты, а должны быть заказы на иннова­ции из промышленности. Но она не заинтересована в привлечении малого инновационного бизнеса для развития производства.

Механизмы реализации инновационной политики должны включать в себя:

1. Разработку и принятие соответствующих нормативных правовых ак­тов, направленных на развитие инновационной деятельности, стимулирование заинтересованности и защита прав субъектов инновационной деятельности.

2. Государственную поддержку субъектов инновационной деятельно­сти, осуществляемую на конкурсной основе.

3. Содействие развитию регионального, межрегионального, междуна­родного сотрудничества и внешнеэкономической деятельности субъектов инновационной деятельности.

4. Субъектам Российской Федерации следует осуществлять поддержку в разработке и реализации муниципальных программ, направленных на развитие инновационной деятельности на территориях муниципальных образований.

5. Содействие субъектам инновационной деятельности в получении тех­нической и методической помощи российских и международных организаций.

6. Содействие продвижению инновационной продукции.

В качестве инструмента правовой политики можно выделить деятель­ность средств массовой информации, которые за последние годы, в следствие бурного развития информационно-телекоммуникативных технологий, пре­терпели качественно новые изменения. «Феномен новых электронных масс- медиа стремительно врывается в нашу жизнь и завоевывает всеобщую попу­лярность. Ключевыми инновационными характеристиками СМИ являются

доступность для потребителей, высокая скорость обработки и передачи ин­формации о событии и нарастающая интерактивность взаимодействия»[153].

Электронное правительство - инновационная форма в системе государ­ственно-административного управления.

М. Шаймиев в своем выступлении подчеркнул, что: «Нельзя воспитать в гражданах чувство ответственности, не давая им возможности быть непосред­ственно сопричастными к процессу принятия решений. ... Любое государство прямо заинтересовано в расширении участия все более широких слоев и групп населения в экономической жизни страны. Главный ресурс любого государ­ства и во время кризиса, и в период нормального функционирования экономи­ки - это социальный потенциал страны, активность, предприимчивость и ини­циатива населения. . нельзя строить инновационную экономику там, где от­сутствует среда для проявления гражданской инициативы .»[154].

При помощи правовых механизмов государство, не вторгаясь в инно­вационную деятельность субъектов, может способствовать развитию всех элементов и форм их взаимодействия в рамках национальной инновационной системы[155].

Бесспорно, принципиальное значение при осуществлении государ­ственной поддержки инновационной деятельности имеет наличие однознач­ных критериев, путем применения которых возможно установить, какая про­дукция и какая деятельность является инновационной.

В Постановлении Росстата указано, что к инновационным не относятся следующие усовершенствования:

1. Эстетические изменения в продуктах (в цвете, декоре).

2. Незначительные технические или внешние изменения в продукте, оставляющие неизменным его конструктивное исполнение, не оказывающие достаточно заметного влияния на параметры, свойства, стоимость того или иного изделия, а также входящих в него материалов и компонентов.

3. Расширение номенклатуры продукции за счет ввода в производство продукции, не выпускавшейся ранее в данной организации, но уже достаточ­но известной на рынке сбыта видов продукции (возможно непрофильной), в целях обеспечения сиюминутного спроса и доходов организации.

Правовыми инструментами инновационной деятельности выступают также стандартизация и иные механизмы технического регулирования, т.е. установление обязательных требований к продукции на основании обяза­тельных технических регламентов и добровольных стандартов. Государству следует создавать условия для инновационной деятельности, в том числе ис­пользуя указанные административные инструменты.

Своеобразным средством правовой политики в сфере инновационной де­ятельности выступает конкуренция. Конкуренция и инновационное предпри­нимательство все больше рассматриваются как важнейший инструмент даль­нейшего поступательного инновационного развития российского общества.

Далее представляется необходимым отметить, что институт интеллек­туальной собственности является одним из важнейших инструментов в обла­сти инновационной деятельности и оказывает решающее влияние на иннова­ционное развитие и процессы модернизации экономики, показывает эффек­тивность использования интеллектуального, научного и научно-технического ресурса, а также достижение стратегических национальных приоритетов в инновационной сфере.

При этом именно договорное регулирование инновационной деятельно­сти выступает в качестве механизма, позволяющего соблюсти баланс обще­ственных и частноправовых интересов. В рамках договорного регулирования инновационной деятельности особое внимание следует уделять договорам по распоряжению исключительными правами, как особому классу договоров о

приобретении и распоряжении исключительными правами, опосредующими передачу исключительных прав от правообладателя к правополучателю. Объек­ты интеллектуальной деятельности по праву считаются неотъемлемой частью жизни современного человека, в то же время, правоотношениям в области регу­лирования интеллектуальных прав уделяется все еще недостаточно внимания. Договорной режим передачи исключительных прав на объекты интеллектуаль­ной собственности представляет собой юридическую возможность правообла­дателя распоряжаться принадлежащим ему исключительным правом.

<< | >>
Источник: БУШНЕВ Вадим Владиславович. ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ В СФЕРЕ ИННОВАЦИЙ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ставрополь - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Средства правовой политики в сфере инноваций:

  1. Библиографический список
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Параграф 2.1. Понятие и проблемы рецепции римского права.
  4. §3. Принципы правового регулирования электронного взаимодействия субъектов трудовых и непосредственно связанных с ними отношений
  5. § 1.1. Понятие северных территорий и их значение для социально - экономического развития Российской Федерации
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. § 1. Правовая политика: понятие, принципы, виды
  9. § 2. Правовая политика в сфере инноваций как важнейшее направление современной государственной политики
  10. § 1. Субъекты правовой политики в сфере инноваций
  11. § 2. Цели и приоритеты правовой политики в сфере инноваций
  12. § 1. Средства правовой политики в сфере инноваций