<<
>>

§ 3. Системная модель юридической ответственности в категориальном аппарате общей теории права

Понятийно-категориальный аппарат общей теории права, иначе именуемый «Энциклопедией права», представляет собой упорядоченную и структурированную совокупность базовых правовых категорий, изучение которых (в рамках тех или иных частных теорий) и составляет основной объем общетеоретических научных исследований.

Как верно замечает Н. А. Пьянов, категории «это основные научные понятия, отражающие наиболее общие и существенные свойства, стороны, отношения явлений действительности. В теории государства и права они аккумулируют в себе

полученные о государственно-правовых явлениях знания и выступают как

72

отправные, исходные положения данной науки»[72].

В случаях, когда в доктринальную коммуникацию вводятся новые категории, требуется развернутая и комплексная аргументация природы, содержания и объема каждой отдельно взятой категории. Отсутствие само­стоятельного содержания у категории науки дает полное право считать ее «химерой»[73] и отвергать в дальнейшем как бесполезное словообразование, не имеющее собственной ценности и реальных перспектив для практиче­

ского применения. Названные обстоятельства требуют повышенной этиче­ской ответственности от авторов правовых категорий, которые должны быть движимы идеей развития и совершенствования науки, а не стремить­ся «заболотить» последнюю и завуалировать свою псевдонаучную актив­ность различными бессодержательными символами-терминами, претендуя при этом на научную новизну.

А. М. Васильев замечает, что правовые категории и выражающие их понятия, которые характеризуют внутреннюю организацию правовой ма­терии, являются разноплановыми и разнообразными по логическому уров­ню и степени обобщения. В это связи появляется потребность в специаль­ной логической группировке и координации правовых категорий таким образом, чтобы можно было адекватно выразить внутреннюю организацию правовой формы[74].

А. С. Безруков в процессе поиска места для правовой модели в поня­тийном ряду правовых категорий пришел к выводу, что здесь наблюдается феномен «логического круга». Отсюда правовой модели приписывается относительная природа, поскольку одно и то же правовое явление может рассматриваться как модель по отношению к другой модели, которая, в свою очередь, является моделью для предыдущей модели, но уже на дру­гом иерархическом уровне[75]. Такие понятийные ряды могут быть проде­монстрированы на примере следующей схемы: реализация юридической ответственности применение права реализация права. В предложен­ном примере категория «применение права» является моделью для катего­рии «реализация юридической ответственности», но, в то же самое время, реализация юридической ответственности может выступить в качестве мо­дели для реализации права (когда юридическая ответственность реализует­ся без участия правоприменительных органов, о чем будет особо сказано во втором параграфе последней главы).

Системная модель юридической ответственности не является исклю­чением из общего правила и нуждается в должном обосновании своей он­тологии и места среди устоявшихся научных категорий юриспруденции. Д. Е. Петров уместно заметил, что «когда объектом познания становится изучение системных юридических объектов, то их строение, динамику развития и функционирования оказывается возможным отразить в теории только совокупностью адекватных научных средств»[76].

Критерий «системности» подразумевает обязательный учет раз­личного рода связей и отношений между явлениями правовой действи­тельности, к числу которых могут быть отнесены разного рода организа-

77

ции, управления, системы, структуры, механизмы, отношения, связи[77] и многое другое. А. В. Борцов и А. Ю. Кандаков также признают необходи­мость определения «коррелятивных связей «новых» понятий и категорий с уже существующими в правовой теории. Последние . являются "сервис­ными категориями" .

позволяющими, с одной стороны, определить со­держание "нового" понятия, а с другой - отграничить его от других смеж­ных понятий и категорий, отражающих сходные по своим признакам явле­ния правовой действительности»[78].

Д. А. Ковалюнас, основываясь на модели публичного права, прово­дит параллели между юридической ответственностью и юридической обя­занностью, государственным осуждением, санкцией нормы права, право- нарушением[79]. Схожую позицию обнаруживает и М. В. Соболев[80].

Системные связи юридической ответственности фиксируются как по отношению к охранительным правовым явлениям (наказание, санкция, го­сударственное принуждение и др.), так и по отношению к явлениям, не об­ладающим такими свойствами (правовая политика, правовой нигилизм, правоотношение и др.).

Системную модель юридической ответственности можно рассмот­реть в самых различных понятийных рядах, в которых она выступает в ка­честве результата обобщения (абстрагирования, родового понятия, причи­ны) или результата конкретизации (уточнения, видового понятия, следст­вия). Доподлинно и в полном объеме отразить все восходящие и нисходя­щие взаимодействия системной модели юридической ответственности с иными правовыми категориями невозможно. В этой связи, имеет смысл определить ее ближайшие и наиболее тесные логико-функциональные взаимодействия с важнейшими категориями, задействованными в изу­чаемой области правовой действительности.

Системная модель юридической ответственности является резуль­татом обобщения следующих логически и функционально взаимоувя­занных правовых категорий:

- системная модель механизма юридической ответственности - 1

уровень обобщения;

- системная модель юридической ответственности в объективном и субъективном смысле - 2 уровень обобщения;

- системная модель реализации юридической ответственности - 3

уровень обобщения.

Непосредственная теоретическая динамика и практическая ценность юридической ответственности опираются на изучение категории «реализа­ция юридической ответственности».

Реализация юридической ответствен­ности основывается на общем процессе реализации права и охватывает со­бой совместное функционирование объективного права (как основы), так и субъективного права (как следствия) в вопросах воплощения в жизнь норм (мер) юридической ответственности. Под реализацией юридической ответ­ственности мы понимаем воплощение в жизнь санкций правовых норм, за­ключающихся в негативных лишениях личного, имущественного или ор­ганизационного характера в правомерном поведении субъектов возлагаю- щих/претерпевающих ответственности, в котором материализуется субъ­ективная юридическая обязанность правонарушителя претерпеть опреде­ленные негативные меры принуждения за совершенное противоправное деяние[81]. Переход на второй уровень обобщения подразумевает необходи­мость изучения системной модели юридической ответственности в объек­тивном и субъективном смысле[82]. В объективном праве ответственность представляет собой потенциальный механизм (нормативную модель) в ви­де закрепленных в нормах права негативных санкций. Субъективная юри­дическая ответственность возникает на основе ответственности в объек­тивном смысле и представляет собой обязанность конкретного лица за со­вершенное им правонарушение (юридический факт) подвергнуться нака­занию. Модель юридической ответственности в объективном смысле и мо­дель субъективной юридической ответственности «соединяются» на ито­говом (третьем) уровне обобщения - системной модели юридической от­ветственности.

Системная модель юридической ответственности является резуль­татом конкретизации следующих логически и функционально взаимо­увязанных правовых категорий:

- конструкция системы государственного принуждения - 1 уровень конкретизации;

- конструкция системы юридической ответственности - 2 уровень конкретизации;

- конструкция юридической ответственности - 3 уровень конкре­тизации.

Базовой (родовой) категорией по отношению к юридической ответ­ственности признается государственное принуждение. Конструкция госу­дарственного принуждения подразумевает системное описание и схема­тичное закрепление различного рода мер государственного принуждения (включая и юридическую ответственность). Для большинства исследова­ний ответственности - это отправная точка. Второй уровень конкретиза-

ции предполагает детальное описание конструкции юридической ответст- венности[83] во взаимосвязи с иными мерами государственного принужде­ния и своими внутренними элементами. На завершающем уровне конкре­тизации непосредственным объектом внимания/изучения является харак­теристика юридической ответственности как системного образования.

Отвечая на вопрос о критериях выбора объектов и методов для со­поставления с системной моделью юридической ответственности, заметим, что любые объекты и методы, пригодные для соотнесения с юридической ответственностью вполне применимы и здесь. При этом необходимо ого­вориться, что системная модель ответственности в праве представляет со­бой самый высокий уровень обобщения и требует, чтобы сопоставляемые категории также рассматривались в своем абстрактно-отвлеченном, конст­руктивном виде и в единстве всех своих основных элементов. А. М. Васильев по этому поводу обоснованно заметил, что система катего­рий «теории права будет достоверной, когда в связях ее элементов найдет отражение объективная диалектика взаимодействия правовых явлений и процессов. Значит, задача состоит в том, чтобы установить такую систему связей правовых категорий, которая с научной точностью воспроизводила бы реальные связи и существо правовой материи»[84]. А. Ю. Акашкин необ­ходимым условием формирования способности теоретического мышления считает освоение его категориальной формы, которая имеет свои конст­руктивные особенности. В структуре категориального мышления он выде­ляет четыре базовых направления: объектное, рационально-рассудочное, «сопоставительное» и инструментальное. В основу аксиологической ха­рактеристики правового мышления правовед помещает принцип эквива­лентности воздаяния (вменения), согласно которому любое нарушение правовых норм сопровождается возникновением в сознании образа насту­пающей ответственности, которая может быть правовой лишь при условии соразмерности возмещения (воздаяния) ущербу (вреду)[85].

Следует помнить, что любая попытка выявить связи, в которых со­стоит системная модель юридической ответственности, нуждается в уточ­нении используемого подхода к пониманию ответственности и объема ее понятия. Мы называем три базовых подхода, раскрывающих содержание категории «юридическая ответственность», исходя из ее места в правовой действительности.

Первый подход характеризует юридическую ответственность как межотраслевой институт права, элемент системы права (совокупность норм права, содержащих наказания). С данного ракурса системная модель юридической ответственности будет отражать особенности строения, внутреннего взаимодействия и функционирования норм права, содержа­

щих в себе негативные юридические санкции (наказания) применительно ко всем или отдельным видам юридической ответственности. Соответст­венно, основой для построения такой модели будет система права с ее внутренними подразделениями (отраслями, правовыми общностями и др.). В свою очередь это обосновывает потребность в исследовании структуры и содержания норм юридической ответственности, их сопоставления меж­ду собой, соотношения норм юридической ответственности с иными нор­мами, институтами (субинститутами), отраслями (подотраслями) права и правовыми общностями. Подход также признает возможность перенесения отдельных свойств системы права на институт юридической ответственно­сти, в числе которых компонентность, многоуровневность, интегратив- ность и т. д.

Второй подход рассматривает юридическую ответственность в каче­стве правового средства, элемента механизма правового регулирования - инструмента обеспечения законности и охраны правопорядка. В обозна­ченном отношении системная модель должна учитывать проявления юри­дической ответственности на каждой отдельно-взятой стадии механизма правового регулирования во взаимодействии с основными и неосновными правовыми средствами, ее регулятивный потенциал и проблемы собствен­ной эффективности. Подход требует комплексного исследования соотно­шения юридической ответственности с нормами права, правоотношения­ми, актами реализации субъективных прав и обязанностей, актами приме­нения права. Помимо этого, необходимо выявить место юридической от­ветственности в структуре механизма правового регулирования и меха­низма правового воздействия.

Третий, наиболее широкий, подход позволяет комплексно оценить юридическую ответственность как правовое явление, элемент правовой системы - правовой феномен, функционирующий на разных уровнях пра­вовой системы: нормативном, организационном и идеологическом. Отме­тим, что юридическая ответственность может одновременно рассматри­ваться как институт права, как правовое средство, как иного рода гибрид­ное образование, например, средство идеологической пропаганды или борьбы[86]. Подход открывает самые широкие горизонты для исследования юридической ответственности в структуре любых правовых явлений и ви­дов правовой деятельности в национальном и международном праве.

Н. М. Кожуханов, описывая особенности инноваций в праве, пришел к выводу, что нововведения раскрывают сущность инновационного право­вого процесса (механизма) и сопровождают положительные изменения со­стояния правового регулирования и повышение качества системы права. Нововведения включают в себя разработку, дальнейшую апробацию и ис­пользование правовых новшеств, каждое из которых должно быть ориен­тировано на удовлетворение потребностей (интересов) общества новыми

правовыми средствами, повышающими эффективность и жизнеспособ­ность правового регулирования[87]. Предметное осмысление сказанного на­талкивает на мысль о том, что результаты изучения юридической ответст­венности в контексте отдельно взятой системы или подхода, одновременно с этим становятся применимыми и в других системах. Здесь уместно гово­рить о всеобщей взаимообусловленности одних явлений другими, обще­правовых причинно-следственных правовых связях и единых принципах динамики и статики правовой действительности. Так, совершенствуя нор­мы юридической ответственности и процессуальные формы ее применения мы, тем самым, повышаем эффективность правового регулирования и ка­чественно улучшаем правовую систему, в рамках которой позитивный эф­фект распространяется на все ее составляющие: правовую культуру, юри­дическую практику, правовую науку и т. д.

Условность обозначения связующих начал, в которых участвует сис­темная модель юридической ответственности, также проявляется в много­гранности самих категорий, используемых для сопоставления. Так, госу­дарственно-правовое принуждение, по обоснованному замечанию М. Н. Петренко, может рассматриваться с позиции правоотношения, ком­плекса правовых норм, формы государственной власти, формы рационали­зации государственного управления и некоторых иных аспектах[88]. Ж. И. Овсепян подчеркивает несовершенство частной теории и считает изучение государственного принуждения лишь в связи с отраслевыми ви­дами юридической ответственности без учета его многогранности спор-

89

ным методологическим решением[89].

С учетом вышеизложенного мы должны констатировать, что в кате­гориальном аппарате общей теории права юридическая ответственность в любом из своих воплощений занимает особое место и находится с другими правовыми категориями в многочисленных взаимосвязях, системная ха­рактеристика и моделирование которых представляет самостоятельную научную проблему первостепенной теоретической и практической важно­сти. Потребность в решении поставленной проблемы, мы видим в ком­плексном изучении основных интегративных связей, в которых пребывает юридическая ответственность в различных своих проявлениях на уровне правовой системы, системы права и системы правового регулирования. Таким образом, системная модель юридической ответственности, являясь условной категорией, способна теоретически адаптировать юридическую ответственность и ее систему к любым предметным исследованиям, обес­печивая условия для получения достоверных результатов.

<< | >>
Источник: Кузьмин, И.А.. Системная модель юридической ответственности : монография / И. А. Кузьмин. - Иркутск : Иркутский юридический институт (филиал) Университета прокуратуры Российской Федера­ции ; Тип. «Иркут»,2018. - 186 с.. 2018

Еще по теме § 3. Системная модель юридической ответственности в категориальном аппарате общей теории права:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. § I. Юридическая ответственность как система
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 2. Понятие и особенности системной модели юридической ответственности
  6. § 3. Системная модель юридической ответственности в категориальном аппарате общей теории права
  7. § 3. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования
  8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Проблемы совершенствования института правовых ограничений
  11. § 2. Правовая политика в сфере инноваций как важнейшее направление современной государственной политики