<<
>>

§ 2, Система законодательного регулирования как нормативный способ воплощения свободы в общественные отношения. Правовая свобода как фрагмент социальной свободы.

В отечественно науке так же распространено мнение, что право является своего рода мерой свободы[106], ее официальным мерилом, способом легализации и выделения социально значимой части, указателем границ должного и возможного.

При этом основной упор делается на защитной функции права по отношению к свободе абстрактной личности выражающейся в законодательном закрепления прав и свобод личности. Такой подход к проблеме сочетания права и свободы мне кажется неверным, сужающим тему. Во — первых, социальная свобода личности как субъекта правоотношений при таком подходе сводится к системе ее правомочий, закрепленных в законе. А это далеко не так. Свобода представляет из себя диалектическое единство объективного и субъективного состояний личности, юридические Права и свободы представляют собой только незначительную по своему объему характеристику такого состояния. Во - вторых, такая позиция предполагает только узконормативное правопонимание, право сводится к системе законодательства. Все это не позволяет полноценно исследовать проблему сочетания права н свободы, исследования заходят в тупик при попытке более широкого,

философского исследования их взаимоотношений с этих позиций.w7 Н.А, Бердяев писал, что право (имея ввиду законодательство) «..,это лишь минимум человеческой свободы»10*. Полноценная же социальная свобода индивида проявляется во всех сферах его жизнедеятельности: экономической, политической, духовной и т. д., и правовой статус личности характеризует лишь малую часть этого комплекса. «Не следует отождествлять свободу ЛИЧНОСТИ C юридическими правами. Свобода личности неизмеримо шире и богаче содержания последних, так - как оно выражается не только в праве, но и в других формах общественного сознания.»109 Связывание свободы человека исключительно с нормативно - законодательным регулированием было бы слишком примитивным решением философской проблемы свободы человека в обществе, ибо это означало бы игнорирование остальных, неправовых форм достижения социальной свободы.

Ибо не существуют отдельно правовая свобода, моральная свобода, этическая свобода и т. д., существует единая свобода как характеристика активного состояния личности, «Одна форма свободы обуславливает другую, как один член тела обуславливает другой. Всякий раз, когда под вопрос ставится та или другая свобода, тем самым ставится под вопрос и [107][108][109]

свобода вообще - она обрекается на призрачное существование, и от чистой случайности будет зависеть, в какой именно области несвобода будет безраздельно господствовать*»[110]

В качестве мерила, официально признанных рамок свободы могут рассматриваться только непосредственно нормативно - законодательные акты. По своей сути они, как социальные нормы, есть правила поведения, в которых отражаются интересы общества и выражаются требования общества к своим членам о возможном и должном поведении. Социальные формально выраженные нормы, такие как нормы законодательства, в этом смысле могут быть охарактеризованы как нормативно - формальный механизм закрепления свободы субъектов общественных отношений и определения рамок, в пределах которых доведение остается свободным, «... Мера свободы определенных общностей, а значит и нх отдельных представителей всегда фиксировалась, «отмерялась» в соответствующих правовых институтах нормах права»14. То есть нормы законодательства фиксируют определенные модели поведения как общеобязательные, исходя из их необходимости, соответствия интересам общественной жизни и развития. Поэтому для определенного момента в общественной жизни человека, для строго определенного фрагмента правоотношений каждая конкретная норма закона есть мерило свободы участников этого правоотношения. Законодательное отражение нормы права в данном случае выступает как эквивалент, идеальная модель свободного поведения, отвечающая праву как отражению основополагающих

интересов личности и общества. В этом смысле, законодательная система может предоставлять людям, их коллективам, обществу в целом в виде субъективных прав и обязанностей простор для свободы, для активности поведения.

Законы противостоят произволу и самоволию, упорядочивают общественные отношения путем нахождения справедливого консенсуса, базирующегося на интересах общества?13 «Право по своим свойствам - такой социальный феномен, который вызван потребностью внести в социальную жизнь нормативное начало, организованность и порядок, основанные на началах социальной свободы, активности, ответственности»[111][112]

Но для свободы личности и общества в целом никакое формально - нормативное образование мерилом выступать не может. Система законодательства не может охватить весь сложный и динамично развивающийся комплекс общественных отношений, законодательное его регулирование неизменно оставляет пробелы (являющиеся результатом отставания развития системы законодательства от развития человеческого общества и общественных отношений). Право же в целом как социо - культурное явление, наделенное регулятивными функциями, использует целый комплекс методов для воздействия на общественные отношения и не может рассматриваться только как некое мерило, формально выраженное и закрепленное» Определение границ поведения возможного и должного, а, следовательно, необходимого, исходя из интересов жизнедеятельности и развития общества - только одна из форм воплощения правом свободы в общественные отношения в качестве основного принципа» И речь в данном случае идет не об ограничении личной свободы, а о

направлении деятельности субъектов общественных отношений в определенное русло, предоставлении им готового варианта поведения, в какой-то мере - об обязывании жить свободно, в соответствий: с познанной общественной и личной необходимостью. Закон - нс препятствие, не ограничение личной свободы. Это препятствие и ограничение для эгоистических личностных установок и принципов, исходя из которых личность с глубоко индивидуалистическими взглядами и настроениями может противопоставлять личностные и общественные интересы, устраняя тем самым для себя возможность достижения подлинной свободы члена общества. Применительно к этой функции законодательства, К. Маркс в одной из своих ранних работ ярко и образно писал: «,.,юридически признанная свобода существует в государстве в форме закона. Законы не являются репрессивными мерами против свободы, подобно тому, как сила тяжести не есть репрессивная мера против движения: если в качестве закона тяготения он управляет вечными движениями мировых тел, то в качестве закона он убивает меня, когда я нарушаю его и пытаюсь плясать в воздухе. Напротив, законы - это положительные, ясные всеобщие нормы, в которых свобода приобретает безличное, теоретическое, независимое от произвола отдельного индивида существование. Свод законов есть библия свободы народа,»[113] Закон представляет собой не меру или границу свободы человека как объективного его состояния, а ту меру свободы выбора, при которой и достигается полная свобода. В этом плане действительно, правовой статус личности представляет собой формально определенное нормативно - юридическое выражение его свободы.

Деятельность граждан, ограниченная в своих проявлениях требованиями закона, можно определить как правовую свободу личности. В процессе правотворческой деятельности государство отражает и закрепляет в нормах закона познанные закономерности общественного развития, устанавливает пределы активного воздействия личности на социальный мир. Именно об этой функции правотворчества К. Маркс писал: «Юридически признанная свобода существует в государстве в форме закона.»t15

Однако, правовая свобода - только один из аспектов, небольшой фрагмент такого сложного и многоіранного явления как социальная свобода. Установление правового статуса личности, наделение личности юридическими правами и обязанностями - явление чисто внешнее, объективное, оно еще не влечет полноценной социальной свободы личности. Нельзя полагать свободой лишь наложение ограничений на поведение и ликвидацию своеволия в общественных отношениях. Ведь правовой аспект свободы реализуется в законотворческой деятельности государства, эта деятельность воздействует только на объективное поведение личности. Таким образом, даже если нормы закона будут точным отражением права, социальной необходимости (что далеко не всегда так), их действие повлечет за собой в лучшем случае достижение личностью объективного начала свободы — да и то, только в том случае, если человек не просто подчинил свое поведение Требованиям закона, а осознал их обусловленность. Субъективное же начало свободы остается в стороне, субъективный мир лежит вне сферы законодательного регулирования. Закон закрепляет безличную форму свободы, но истинная свобода каждого человека

l,iМарке К.. Энгельс Ф. Сочинения Т. 1, С. 389.

индивидуальна по своим характеристикам, как индивидуален его внутренний мир, как индивидуален и неповторим каждый человек со своими потребностями, побуждениями, интересами, принципами, чаяниями. Поэтому со всей определенностью можно сказать, что правовая (а точнее, законодательная) свобода - только один из аспектов социальной свободы вообще, его характеристикой далеко не ограничивается описание процесса внедрения всем правовым регулятивным комплексом свободы в общественные отношения в качестве основного принципа. Это только небольшая часть проблемы сочетания свободы и права.

Система законодательства как формальная мера свободы и нормативный способ ее воплощения в общественные отношения, может рассматриваться и как мера несвобода, несвободы выбора, если рассматривать ее отдельно от права в целом. «Право как мера свободы очерчивает тем самым и границы несвободы (с правовой точки зрения), то есть пределы той сферы, которая выходит за рамки правовой свободы, подлежащей официальному признанию и защите»[114]. Это естественно, ибо свобода одного члена общества ограничена свободой других членов. Выход за официально закрепленные рамки правовой свободы есть ни что иное, как правонарушение. Наложение правовых запретов, регламентация ответственности за их нарушение есть необходимое условие не только для бесперебойной работы нормативно - правового механизма государства, но и для нормального функционирования социального института права именно как меры и инструмента воплощения свободы в общественной жизни.

Нередко именно по этой причине право имеет тенденцию восприниматься наоборот, как ограничитель свободы личности. Придавая общеобязательный характер тому или иному варианту поведения в конкретной ситуации, этот социальный регулятор, казалось бы, является не орудием материализации свободы, а наоборот, инструментом ограничения свобода, принуждения личности. Тем более что в нормативно - законодательном выражении правовых требований обычно не содержится указания на объективно - материальную необходимость именно такого варианта регулирования. Субъекты правоотношений не всегда имеют возможность познать объективную необходимость предписываемого правовой нормой варианта поведения. Свобода не совместима со строгими предписаниями, обеспеченными возможностью применения принуждения в случае их неисполнения, необходимость которых не познана, а тем более, объективной необходимости которых яе существует вовсе, которые не соответствуют основным объективным закономерностям общественного развития. Не воспринимая право как объективную необходимость, не осознавая объективной обусловленности правовых требований, человек воспринимает право как насилие, как ущемление собственной свободы. C таких позиций право может рассматриваться только как ограничитель свободы личности или социума.

Однако, такое восприятие права как ограничителя свободы личности опять - таки связано с отождествлением права и закона. Заблуждение, связанное с противопоставлением понятий права и свободы основано в первую очередь на неправильном понимании сущности права. В обыденном сознании любое государственно­властное явление (как правовое, так и антиправовое), любой нормативный акт, любое властное веление государства

яо

отождествляется с правом. Право, понимаемое как результат сознательной волевой деятельности одних людей, неизменно вступит в противоречие с интересами других, следовательно, - так или иначе ограничивает их свободу.

Законодательство является отражением права, нормативно - формальным выражением этого социального института. «Законодатель должен смотреть на себя как на естествоиспытателя. Он не делает законов, он не изобретает их, а только формирует, он выражает в сознательных положительных законах внутренние законы духовных отношений. Мы должны были бы бросить упрек законодателю в безразличном произволе, если бы он подменил сущность дела своими выдумками» u7, - писал К. Маркс. «Законодательная власть не создает закона - она лишь открывает и формулирует его.»*[LXIV][LXV]* Нормативно - правовой акт как жесткое предписание есть только верхушка айсберга, его природы, его обусловленности субъект правоотношений может и не воспринимать. Неспособность (или нежелание) понять корни, истоки правовых явлений, до конца уяснить необходимость и социальную значимость дейстанй, предписываемых правовой нормой, особенно характерные для бытового сознания, и есть причина противопоставления права и свободы.

Впрочем, у этого негативного для правосознания и вообще губительного для правового регулирования явления может быть и другая причина. Закон, нормативно - правовой акт как результат волевой деятельности конкретных законодателей в определенных случаях может и противоречить системе норм права и вообще праву в целом как основанию этой системы. Примеров тому немало.

Анти правовой характер нормативно - правового акта может стать результатом политической борьбы, непрофессионализма законодателей, воздействия на законодательный процесс каких - либо субъективных факторов и т, д- В любом случае, антаправовой закон противоречит и объективной социальной необходимости, противоречит интересам существования и развития общества, в конце концов, противоречит интересам и потребностям людей - исполнителей правовых предписаний, интересам субъектов правоотношений. В этом случае антиправовое предписание, содержащееся в противоречащем праву законе, может рассматриваться как ограничение свободы того, кому оно адресовано. Присутствие же в системе норм права значительного числа антиправовых актов создает у субъектов правоотношений впечатление, что вся система носит такой характер, что все законодательство (а стало быть и его основа - социо - культурный феномен права) только ограничивает его свободу.

Из этого следует, что подлинно научное законотворчество, не противоречащее свободе личности, но защищающее ее, возможно лишь на основе познания объективной необходимости и основных закономерностей социального характера. Нормативно - правовые установления окажутся средством достижения свободы только в том случае, если они являются действительным отражением права, если при их принятии законодатель основывается на объективных закономерностях действительности, на них опирается, их использует. Реализация правовых предписаний в этом случае будет отвечать назревшим и назревающим потребностям общественного развития,

Можно сделать вывод, что если законодатель в ходе законотворческого процесса свободен в принятии решения по

вопросу о регулировании тех или иных общественных отношений, то его действия и решения будут определяться исходя из необходимости такого регулирования. Чем глубже и полнее законодателем будет познана такая необходимость, тем большей степени свободы он сам достигнет в правотворчестве, тем с большей обоснованностью будет осуществляться регулирование общественных отношений. Свобода законодателя при осуществлении законодательного процесса представляет собой осознание основных законов социального развития, существующей объективной необходимости законодательного регулирования тех или иных общественных отношений и действия в соответствии C познанной необходимостью. Право же как социальный институт и является концентрированным выражением такой необходимости, действиями законодателя в соответствии с объективно - материальной необходимостью будет принятие правовых законов, соответствующих духу и требованиям этого социо " культурного феномена, а, следовательно, и интересам жизни и развития общества. То есть истинно свободная законотворческая деятельность может быть основана только на истинном праве, на социальном институте, требования которого являются отражением объективной социальной необходимости и основных законов общественного развития1 r9.

Аналогичная ситуация и со вторым проявлением социо — культурного института права — с правореализуюшей практикой, являющейся логическим продолжением нормативно - законодательного регулирования общественных отношений. Чем глубже, правильнее и полнее субъектами правоотношений познаны объективные условия правореализующего процесса, тем большей

Подеобнее см. Керимов ДА Основы философии права М, 1992, C 185-Ї87-

степени свободы они достигают в ходе такого процесса (а, следовательно* эффективнее будет сам процесс). Схема аналогичная: свобода субъекта правоотношений представляет собой* во-первых познание объективных корней права в целом и его конкретных норм, понимание смысла и целей правового регулирования тех или иных общественных отношений и необходимости именно такого варианта регулирования (познание необходимости), а во-вторых - реализацию норм права, воплощение правовых предписаний в жизнь путем правомерного поведения (действие в соответствии с познанной необходимостью). В этом случае особое место в характеристике свободы как состояния личности - субъекта правоотношений играют такие правовые институты как правосознание и правовое воспитание. Правосознание образует необходимый психологический и идеологический контекст для добровольной и, самое главное, сознательной реализации субъектами правоотношений юридических норм. Уровень правосознания определяет степень понимания личностью смысла и истоков правовой нормы* ее обусловленности, причин именно такого варианта социального регулирования, а* следовательно* и осознанности личностью объективной необходимости, выраженной в праве. Правосознание, таким образом, является одним из показателей степени свободы личности как субъекта правоотношений. Ибо человек, реализующий юридические нормы не понимая их сути* их смысла, объективной необходимости воздействия права на общественные отношения не осознает объективной необходимости своих действий, для такого человека право есть фактор, ограничивающий его свободу.

Правовое воспитание и правовое убеждение являются не только формами государственного обеспечения реализации норм права, но и важнейшими методами обеспечения сознательной, а, м

стало быть, свободной реализации. Все наиболее эффективные методы правового убеждения можно в той или иной форме свести к убеждению в целесообразности соблюдения тех ИЛЕ иных юридических велений и всего их комплекса в целом. Целесообразность такого соблюдения так или иначе основывается на объективной необходимости, на соответствии целей правового регулирования и интересов тех, кому они адресованы, что в процессе правового убеждения так же в той или иной форме доводится до сведения субъектов правоотношений. Сама объективная необходимость так же может (и должна) быть донесена до сознания личности. Таким образом, целью правового убеждения является облегчение процесса, познания объективной необходимости правового регулирования как проявления основных закономерностей общественного развития.

Правовое убеждение и правовое воспитание являются неотъемлемым звеном в процессе достижения свободы субъектом правоотношений, необходимой составной частью социального института права как инструмента достижения свободы в общественных отношениях субъектами таких отношений. Без них трудно себе представить достижение внутреннего субъективного согласия человека с правильностью и необходимостью реализации правовых велений, то есть невозможно достижение ЛИЧНОСТЬЮ субъективного начала свободы.

<< | >>
Источник: Чухвичев Даниил Викторович. Свобода и право. ДИССЕРТАЦИЯ ня соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, 2001г.. 2001

Еще по теме § 2, Система законодательного регулирования как нормативный способ воплощения свободы в общественные отношения. Правовая свобода как фрагмент социальной свободы.:

  1. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  2. § 2. Пути оптимизации правовой политики в сфере инноваций: отечественный и зарубежный опыт
  3. § 2, Система законодательного регулирования как нормативный способ воплощения свободы в общественные отношения. Правовая свобода как фрагмент социальной свободы.
  4. § 1. Виды, формы и стадии контроля гражданского общества за государственным аппаратом
  5. І.І. Историко-правовой аспект понятия юридической справедливости.
  6. § 2. Судебный прецедент как историческая форма права. Юридическая и судебная практика
  7. § 3. Юридические факты: понятие, признаки и значение для правового регулирования
  8. 2,2, Деконструкция оснований правовой реальности и юриспруденции эпохи модерна.