<<
>>

§ 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.

Реализация правовой культуры начинается в повседневной жизни: семьях, школах, обществе, офисах и в бесконечных повседневных сделках, в следующих формах: развод и раздельное жительство супругов, аборт, изнасилование, сексуальные домогательства, специальное образование, международные права человека, гражданские правонарушения.[66]

В повседневной жизни присутствие закона ощущается и в жизни мужчины и женщины, белых и чёрных, богатых и бедных. Причем закон в конце 20-х годов отличается от законов конца XVII и начала XIX столетия.

Закон присутствует в жизни граждан и тех, кто рядом с выполнением закона, и кто иллюстрирует возможности и проблемы закона в повседневной жизни.

Идея "повседневности закона" только эпизодически стала появляться в научных исследованиях и теории. Пока это не обычное незнакомое понятие в

социологии и юриспруденции.89 Его определяют по-разному, например, это сфера расположенного, ограниченного места и времени, сфера гуманного против технологической сверхгуманности современности, и она напоминает нам об отчуждённостях и опасностях нашей эры.90
Другие считают повседневность закона политическим жестом, который начинается критикой и заканчивается общественным преобразованием.91 Повседневность это происхождение и дом, точка отправления и место возвращения. Есть также мнение, что этот жизненный мир является предтеоретическим и преднаучным.92 И, наконец, это фон для проектов разума и науки, это мир не требующий доказательств и реальности, которая очевидна для людей.93

Есть множество вопросов, требующих ответа в связи с этой проблемой, например, не напрасно ли вмешательство в повседневную жизнь? Выживает ли она от так называемого времени — космической компрессии, которая

характеризует последние годы современной эры? Учёные считают, что т. к.
повседневность закона является самоочевидной и не требующей доказательств, она всегда будет оставаться вне понятия тех, кто живет в ней и с ней. Она всегда будет оставаться туманным восприятием горизонта, к которому нельзя приблизиться. Значит, она сама по себе содержит компрессию времени и места, являясь и уверенностью и предположением, настоящим и неизвестным будущим.

Таким образом, повседневность это то, что само собой разумеется, что нельзя выразить словами. Закон стремиться колонизировать повседневную жизнь и дать ей сущность, захватить её и держать её крепкой хваткой, присоединиться к твёрдости её и таким образом утвердиться дальше. Но так как

89 Understanding Everyday Life ∕ Ed. by J. Douglas. - Chicago: Aldine, 1970.

90 Habermas J. Legitimation Crisis. Trans. T. McCarthy. - Boston: Beacon Press, 1975.

Gabel Peter, "Reification in Legal Reasoning", Research in Law and Sociology 3. - 1980. - P.28-29.

91 HellerA. Everyday Life. Trans. G. L. Campbell - London: Routledge, Charman and Hall, 1984.

92 Schutz A., Luckmann T. The Structures of the Life World. Trans. R. Zaner, T.E. Evanston. - Northwestern: UniversityPress, 1973.

93 Slavoj Z. The Sublime Object of Ideology. - Oxford: Verso, 1989.

повседневная жизнь это сила в движении, столкновение сил, которые полностью не обнаруживаются, закон никогда не захватит и не организует её.94 Закон не просто случается в повседневности, он производится и
воспроизводится в повседневных столкновениях.

Таким образом, существует два различных понимания отношений закона и повседневной жизни. Во-первых, так называемое "инструменталистское", которое трактует повседневность, как место интересов, предпочтений, образцов поведения, которые идут в юридических процессах. Закон, соотносительно, рассматривают вне и отдельно от общественных отношений. Закон случайно вторгается, чтобы привести в порядок или изменить порядок этих отношений. Однако, непрерывность повседневной практики редко разрушается и редко реорганизуется теми, кто делает закон.

Вторая точка зрения и "составная" видит повседневность как обеспечение обоснования для подразумевающихся предположений в

юридической жизни. Например, повседневное предположение, что люди часто забывают, о чем они договаривались или лгут, чтобы сохранить преимущественное положение, дает нормативную основу для устного доказательственного постановления в контрактах. Но эта точка зрения также предполагает, что эти соглашения, договоры и предположения производят и нормируют юридические правила и практика. Говоря о соотношении закона и повседневности, другие считают, что закон — символическое место для утверждений повседневности, поэтому закон во всей власти и значении утверждается в повседневности.95 Не всегда возможно прямо или косвенно привлечь весь народ к созданию закона. Но нельзя отрицать, что в тех случаях, когда это удаётся, авторитет закона значительно повышается. Народное
происхождение законов, которое часто вредит их доброкачественности и мудрости, удивительным образом способствует росту их могущества. В воле,

94 Greenhouse С. Courting Difference Issues of Interpretation and Comparison in the Study of Legal Ideologies ∕∕ Law and Society Review. - №22. - 1988. - P.687.

выраженной целым народом, заключена колоссальная сила. Когда она проявляется во всей своей мощи, она подавляет воображение тех, кто хотел бы противостоять ей. Это хорошо известно всем партиям. Поэтому-то они и і оспаривают наличие большинства, где только могут. Когда, по их мнению, его

х. не составляют те, кто голосовал, они утверждают, что его составляют не

принимавшие участие в голосовании; если и там его нет, они находят его среди тех, кто лишён права голоса.

В Соединённых Штатах все граждане, кроме рабов, слуг и бедняков, живущих за счёт общины, имеют право голоса, и, следовательно, все косвенно принимают участие в законодательной деятельности. Тот, кто выступает против закона, вынужден открыто делать одно из двух: либо стремиться изменить убеждения народа, либо пренебречь его волей.

К этому надо добавить ещё один довод, более конкретный и веский: в Соединённых Штатах каждый в каком-то смысле лично заинтересован в том, / чтобы все исполняли законы. Ведь тот, кто сегодня не входит в большинство,

может присоединиться к нему завтра. И тогда он будет требовать к своей воле такого же уважения, какое сегодня он проявляет к воле законодателей.

Как бы неудачен ни был закон, граждане Соединённых Штатов исполняют его без принуждения и относятся к нему не только как к результату трудов большинства, но и как к собственному делу. Они смотрят на него как на сделку, в которой они участвуют.

В Америке нет многочисленного и беспокойного слоя людей, которые смотрели бы на закон со страхом и подозрением, как на своего естественного врага. Напротив, нельзя не заметить, что все классы полностью доверяют законам, по которым живёт страна, и питают к ним нечто вроде отцовской любви. Сказать "все классы" неточно. Поскольку пирамида европейских политических сил существует в Америке в перевёрнутом виде, богатые занимают там такое же положение, какое в Европе занимают бедные. Именно

95 Law in Everyday Life ∕ Ed. by A. Sarat, T.R. Keams. - Michigan: University of Michigan Press,

богатые нередко с недоверием относятся к закону. Реальное преимущество демократического правления состоит не в том, как это иногда утверждают, чтобы обеспечить всеобщие интересы, а только в том, чтобы оберегать интересы большинства. В Соединённых Штатах, где правят бедные, богатым
приходится постоянно опасаться, как бы те не использовали против них свою власть.

Такое настроение богатых может превратиться в глухое недовольство, но оно не может породить крупных потрясений в обществе. Та же причина, по которой богатые не доверяют законам, мешает им пренебречь их исполнением. Богатые отстранены от законотворческой деятельности именно потому, что они богаты, по той же причине они не смеют нарушать закон. В цивилизованных странах обычно восстают лишь те, кому нечего терять. Таким образом, хотя законы демократического общества не всегда достойны уважения, их всегда соблюдают. Ведь те, кто чаще всего нарушает закон, не могут не подчиняться

законам, созданным ими самими и приносящим им пользу, а те, кто мог бы быть заинтересован в их нарушении, по своему характеру и положению в обществе расположены выполнять любую волю законодателя. Кроме того, американцы уважают законы не только потому, что они их сами создают, но ещё и потому, что они могут их изменять в случае, если законы наносят им вред. Они подчиняются законам как осознанно необходимому злу, но также и как временному злу.96

Продолжая тему правовой культуры в разных социальных группах, остановимся на пенитенциарных учреждениях. Анализируя правосознание работника пенитенциарных учреждений США, отметим, что его базисными основаниями являются жестокость и насилие, которые имеют свои глубокие

исторические корни. "Тюремщики и в белых кителях, и с дипломами о высшем

1993.-Р.9.

96Де Токвиль А. Демократия в Америке. Пер. с французского. - M.: Прогресс, 1992. - С.554.

образовании остаются тюремщиками, располагающими властью над заключёнными", - констатирует профессор Н. Моррис.97

В США издавна существует особая доктрина о правах заключённых. Так,

13я поправка к Конституции США гласит: "Ни рабство, не подневольная

работа, если только они не являются наказанием за преступление, за которое

лицо надлежащим образом было осуждено, не должны существовать в Соединённых Штатах или в каком-либо ином месте, подчиненном их юрисдикции".98 Это положение интерпретируется с такой позиции, в соответствии с которой человек, удовлетворяя свои преступные прихоти, тем самым отказывается от всех личных прав и свобод, обрекая себя на гражданскую смерть. Согласно одному из судебных решений, в результате совершения преступления "он не только лишается свободы, и теряет свои права, за исключением тех из них, которые закон в силу своей гуманности дарует ему. На это время он превращается в государственного раба".99

Не случайно, что для охранников и надзирателей заключённые представляют собой неполноценный подвид человеческой расы. Точку зрения многих охранников старой закалки хорошо выразил бывший исправительный чиновник Рэйфордской тюрьмы штата Флорида Эдвард Э. Робертс в своих показаниях перед специальной комиссией конгресса по проблемам преступности. Он заявил, что "от служащего в Рэйфорде заранее ожидают, что он будет видеть в заключенном ничтожнейшее существо на земле .

Среди литературы, посвящённой анализу американской пенитенциарной системы, выделяется книга американской журналистки Джессики Митфорд "Тюремный бизнес", который она подробно даёт характеристики работников тюрем, ярко очерчивая наиболее существенные стороны их личностей. Из ξ содержания этой, на наш взгляд, информативной книги видно, что система

Г __________________

97 Шупилов В.А. О кризисе пенитенциарной науки США И Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 14. - M., 1971. - С.163,164.

98 Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты: Пер. с англ. / Сост. В.И. Лафитский; Под ред. и со вступ, ст. О.А. Жидкова. - M.: Прогресс, Универе, 1993. - С.43.

99 Мазняк К.В. Вне закона И Методические основы ПВР в органах внутренних дел. - Л.: ВПУ, 1990. - С. 138.

исправительных учреждений США не выполняет и не способна выполнить задачу по формированию правовой культуры у своих работников. Мы предполагаем, что реформы американской тюрьмы не способны изменить её ∣ антигуманный характер и ликвидировать правовой беспредел, царящий за её

а стенами.[67][68]

За семьдесят пять лет существования милиции в России в ней более двадцати раз проводилась реорганизация структурных подразделений. Сейчас надо решать, какой опыт брать на вооружение: французский, американский или японский. Цель одна: создать современную российскую милицию.

Правовая культура современной Европы преимущественно носит стабильный характер или средний уровень развития. Такой уровень правовой культуры является результатом достаточно эффективной концепции и профессиональной компетенции службы полиции. В зарубежной юридической литературе она определяется как совокупность исключительных правовых знаний и умений, позволяющих выполнять присущие им правоохранные функции, в том числе, связанные с применением непосредственного правомерного физического принуждения.

Однако успехи в выполнении служебных обязанностей порой зависят и от служебной дисциплины. Дисциплинарные взыскания в полиции относительно редки из-за высокого уровня профессионализма. Профессионализм - основной критерий правовой культуры полицейского. Существенное значение в теории и практике полицейской службы имеют стандартные критерии (признаки) профессионализма сотрудника: соответствующий объём знаний и интеллектуальный уровень; длительность и непрерывность обучения и подготовки; соответствие выполняемых функций у основным социальным ценностям общества; самостоятельность в принятии

Л решений; приверженность работе, основанной на стремлении удовлетворить

интересы населения; чувство общности с коллегами; уважение к "кодексу этики" и готовность им руководствоваться.

Перечень профессиональных знаний и умений, которыми должен обладать современный полицейский в странах дальнего зарубежья, довольно обширен. Так, сотрудник полиции должен хорошо разбираться в вопросах национальной политики, знать языки населения на обслуживаемой территории, законы, общенациональные акты, инструкции и приказы, регулирующие деятельность полицейского. Он обязан отлично управлять автомобилем, мотоциклом, иметь навыки пользования всеми применяемыми в полиции видами связи и ЭВМ (компьютерами) и т.д.

Для того, чтобы качественно выполнять возложенные на полицейского служебные обязанности, государство гарантирует социальную, правовую защищённость и реальную выплату различных компенсаций. Если говорить о средствах индивидуальной защиты (обеспечение табельным оружием по выбору, специальными средствами и бронежилетами различной классификации и т.д.), то нашим сотрудникам милиции об этом приходится просто мечтать.[69]

Помимо органов внутренних дел, в частности, полиции и судов юридическое посредничество является одной из форм решения разногласий. Оно представляет собой и новую альтернативу в традиционных юридических системах различных видов, новый метод решения споров (тяжб).

C точки зрения большинства современных правовых культур нет единого

определения для этого явления, т.к. полагают, что судьи должны судить, а не посредничать и т.д., и что функции судейства и посредничества взаимно исключающиеся. Поэтому некоторые вопросы требуют внимательного рассмотрения. Например, вопрос ограниченной возможности национальных

судов. В последнем десятилетии в мире заметно возросло количество преступлений против демократии и свободных рынков, следовательно,

возросло количество и сложность частных и общественных споров как внутри стран, так и вне. В то же время реформы судебных систем не успевают за этими преступлениями, они страдают от недостаточной учредительных ресурсов и устаревших процедур.

.4

Традиционные национальные суды не могут решить большое количество юридических споров, демократических и рыночных направлений. Многие правовые системы не могут представить значимых альтернатив официальным методам суда. Арбитраж применяется, но конфликтующие стороны часто требуют судебного действия, чтобы заставить подчинить стороны обратиться в арбитраж или выполнить решения суда, которое (оспаривается) отстаивается.

Что касается общих и отличительных черт юридического посредничества, то оно и является одним из нескольких средств защиты права в этом положении. Оно может быть в различных формах, но его можно определить несколькими в большой степени наблюдаемыми чертами.

Говоря в общем, юридическое посредничество - это конфиденциальное (доверительная) согласительная форма решения разногласия (спора), осуществляемая действующим или вышедшим на пенсию судьёй, имеющим специальную подготовку в области конфликтного решения. Символично, что на заседаниях присутствуют обе стороны или их юридические представители. Часто заседания начинаются с изложения сторон доказываемых претензий и возражения по нему и встреч с посредником и каждой партией. Юридический посредник или нейтральное лицо (neutral) старается сузить несогласия, чтобы содействовать окончательному согласию. Этот посредник также изучает спор с юридических позиций или допустимую сферу средств юридической защиты. Посредничество позволяет нейтральному лицу изучить стороны с тех аспектов спора, которые игнорирует большинство судей по гражданским судебным спорам, а именно: сильные и слабые стороны, относящиеся к каждой претензии и возражению по нему; влияние этих вопросов на настоящую стоимость претензии; предложения по разрешению, которые наиболее точно отражают

возможности успеха по конкретным обстоятельствам дела; творческие решения, включающие новые деловые и договорные соглашения сторон, которые увеличивают до предела их жизненные интересы.

Растущий интерес всего мира к юридическому посредничеству объясняется его многими преимуществами: он менее враждебный, требует больше времени, менее дорогой, и в случае успеха, окончательный, т. к. стороны принимают участие непосредственно в процессе, он имеет примирительный тон, беспристрастный в обсуждении, творческий в принятии решений. Во всей Европе юридическое посредничество рассматривает как потенциально многообещающий механизм разрешения простых и сложных споров, включая споры по охране окружающей среды и интеллектуальной собственности.

Однако существует и много препятствий для принятия юридического посредничества в национальные юридические культуры; т.к. оно может представляться угрозой для множества юридических культур, судей, юристов, учёных с различных сторон зрения. Для принятия юридического посредничества нужно разработать стратегию, тщательно рассмотреть пилотный образец и все за и против механизма действия и ожидаемые последствия. Юридическое посредничество это не панацея XXI века для решения всех конфликтов в мире. Но без дополнительных альтернатив суду, официальными системами едва ли можно осуществить главную цель правосудия, т.е. решения гражданских споров.

Изучение подобных реформ дают знания о возможных инструментах решения современных проблем. Вдумчивое принятие реальных моделей будет гарантировать сохранение важных ценностей и ограничит препятствия к выполнению.103

На Западе, как и в России, правовая культура изучается специалистами различных областей. Профессор Бернард Хиббиц исследовал действия чувств в

103 EPF3 12 12 ∕ Ol /99 Judicial Mediation and Legal Culture(Electronic Journal article. (2520) By Hiram E Chodosh. Case Western Reserve University.

праве и правовой культуре. Он показал, как культуры, не имеющие или имеющие мало опыта в описании действия, соотносятся и выражают юридическое значение посредством оркестрового (объединённого) применения физических чувств, как именно каждое чувство - слух, зрение, обоняние, осязание рождаются в культуре и правовом опыте действующих обществ.

Он также показал, как и почему действуют члены действующих культур, т.е. применяются и сочетаются сенсорные средства в простых сообщениях и описывает как и почему они используют ту же стратегию в юридическом выражении, как информация распределяется среди различных сенсорных компонентов и оценивает, что такое распределение означает для интерпретации действующей культуры и права.104

Вполне оправданным представляется то, что молодые ученые различных специальностей: социологи, юристы, психологи, политологи, - сосредоточили внимание на осознании детьми и молодёжью правовой направленности общественной жизни и их роли в ней, т.е. на проблеме отношения молодёжи к праву на Востоке и на Западе. Исследователи темы, а в основном это молодые учёные США, Франции, Нидерландов, Болгарии, Венгрии и Польши, остановились на анализе теоретических и эмпирических вопросов правовой социализации молодёжи.

Следует отметить, что исследования в сфере правовой социализации давно проводятся социологами Запада. Им придается большое значение. Вывод учёных: основы отношения к праву и закону складываются в детском и подростковом возрасте, и одновременно вырабатывается отношение к долгу и свободе, сопутствующим понятиям добра и зла.

Большое внимание уделено рассмотрению различных концепций воздействия права на правовую социализацию детей и молодёжи. По самой своей природе право является основным фактором в контексте феномена социализации. Но при этом следует иметь в виду, что воздействие правовых

норм проявляется не только в их содержании, но и в правовых институтах, а также в поведении всех участников правовых отношений, их взаимодействии и, конечно, в их личном восприятии правовых норм. Тем не менее, исследователи сошлись в том, что правовые нормы имеют ключевое значение в процессе правовой социализации.

По мнению, авторов, именно в этом вопросе наиболее заметны различия в подходе к правовой социализации американских и европейских учёных. Американцы в течение долгого времени полагали, что на процесс правовой социализации наибольшее влияние оказывают императивные правовые нормы, которые рассматривались ими как наиболее существенная часть правовых норм, вырабатывающих подчинение нормам права и обеспечивающих пределы допустимых отклонений в поведении человека. Таким образом, правовые нормы рассматривались как средство воспитания уважения к авторитету, основанному на силе, на неизбежности санкций в случае отклонения от допустимого поведения.

' Учёные подчеркивают важность воздействия на правовую социализацию

молодёжи системы механизмов управления в социальной, культурной, политической сферах. В процессе социальных изменений происходит переоценка концепции законности, особенно относящейся к частной сфере, что объясняется притягательностью для многих граждан, особенно молодых, частной собственности.

Среди последних при исследовании, помимо дифференциации каждой группы по возрастному признаку, учитывались также социальное происхождение, пол, культурная среда, вовлечённость или не вовлечённость в правонарушения. При этом подчеркивалось значение различий в культуре и \

/

104 Hibbits B.J. Coming to Our Senses: Communication and Legal Expression in Performance Cultures ∕∕ Emory Law Journal. -№ 41. - 1992. - 873 p.

системе определения ценностей. Как оказалось плюрализм культурный обычно, 105 хотя и не всегда, сочетается с плюрализмом правовым.

В целях повышения социально-правовой активности личности, способствующей выработке активной жизненной позиции, т.е. для проявления себя, необходимо иметь юридическую базу в виде гарантий. Как подчеркивается во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.,

Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., уважение и защита прав и свобод человека — одна из главных обязанностей и задач всех государств и народов.[70][71]

Права человека, введённые в сферу внешнеполитических интересов Соединенных Штатов Америки в первой половине 1970-х годов, стали к началу 1990-х годов неотъемлемым компонентом внешней политики американского государства. Интегрирование прав человека в систему внешнеполитических приоритетов США объясняется тем, что это содействует обеспечению интересов США в области безопасности; помогает созданию системы мирового порядка, основывающегося на господстве права и устремлениях народов; является благоприятным с геополитической точки зрения, так как содействует мирной эволюционной демократизации государств; обеспечивает массовую поддержку со стороны общественности, так как отражает фундаментальные ценности американкой нации.

В условиях стремительно возрастающей взаимосвязи и взаимозависимости современного мира, когда "экономическое и политическое пространство земного шара резко сжалось", значительно возрастает то воздействие, которое оказывает на развитие общемирового политического процесса внешнеполитическая деятельность отдельных государств. Когда же речь идёт о внешней политике такого государства, как Соединённые Штаты Америки, то не будет преувеличением сказать, что во многих случаях, в том

числе и в области прав человека, воздействие может явиться предопределяющим. Равнодействующая этих воздействий получила на исходе XX в. своё выражение в понятии нового мирового политического порядка.

Всеобщая декларация прав человека в ст.28 провозглашает право

1 человека, наиболее полным образом воплощающее гуманистический идеал

человечества: "Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены".107

Совокупность действий государств, предпринимаемых на одностороннем, двустороннем и многостороннем (региональном и универсальном) уровнях в целях содействия всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод, является тем фундаментом, на котором должен создаваться новый мировой политический порядок

Особый интерес в данном контексте представляет политика США, которые впервые в современной мировой практике не только ввели права человека в систему приоритетов, определяющих внешнюю деятельность государства (70-е годы), но и осуществили, как утверждает Р. Щифтер - помощник Государственного секретаря США по правам человека и гуманитарным вопросам, "институционализацию политики США в области прав человека" (вторая половина 80-х годов), расширив, таким образом, рамки традиционных представлений о внешнеполитической деятельности государства, с одной стороны, и в значительной степени предопределив

повышение роли прав человека в системе современных международных отношений - с другой.

В развитии процесса институционализации политики прав человека в США можно выделить три основных этапа. На первом из них (1973-1976) права человека были введены в сферу внешнеполитических интересов США. На втором этапе (1977-1980) права человека были провозглашены в качестве

107 Всеобщая декларация прав человека от 10 дек. 1948 г. HСборник важнейших документов по международному праву/Сост. М.В. Филимонова. - 4.1. - M., 1996. - С. 16.

одной из важнейших внешнеполитических целей США. В ходе третьего этапа, отмеченного в его начале пересмотром предшествующей политики прав человека (1981-1984), процесс институционализации этой политики был завершён (1985-1988).108

Говоря об иностранном опыте, полезно остановиться на правовой регламентации статуса военнослужащих в зарубежных странах и их гарантиях. Основными нормативными актами в этой отрасли являются конституции, законы о статусе военнослужащих, наставления и др.

Учитывая специфическое место и предназначение армии в обществе, законодательство большинства стран мира либо полностью запрещает членство в партиях для военнослужащих (Великобритания, Канада), либо накладывает

к

существенные ограничения на участие военнослужащих в политических партиях и политической деятельности. Эти ограничения сводятся к запрету партийных структур в армии, разрешению участия в партийной и политической деятельности только за пределами части и за рамками служебного времени.

В соответствии со Сводом законов США, например, военнослужащим запрещено участие в деятельности политических партий, а в постановлении AP 350-30 подчёркивается, что военнослужащие не имеют права участия в любой политической кампании. В соответствии с Законом "О статусе военнослужащих" в РФ действует положение о том, что военнослужащие РФ не

могут состоять в политических партиях.

В средствах массовой информации сегодня оживлённо дискутируется вопрос о профсоюзах для военнослужащих в рамках вооружённых сил. Какова на это счёт международная практика?

Прежде всего, необходимо отметить, что в странах с профсоюзной армией (США, Великобритания, Канада, Япония и др.) военных профсоюзов нет. Это естественно, ибо все вопросы решаются органами военной юстиции. Более того, в 1979 г. Конгресс США принял закон, запрещающий

108 Тихонов А.А. Права человека во внешней политике США: 1970-1990 г.г. - M.: АН СССР, Институт государства и права, 1991.- С.24.

военнослужащим объединяться в союзы, ставящие своей целью выдвижение и удовлетворение требований военнослужащих путём переговоров с командованием.

Что касается вопроса о правах военнослужащих в законодательстве других стран, то в большинстве стран мира военнослужащие пользуются избирательными правами, однако законодательством закрепляется принцип "несовместимости должностей". Это означает, что в случае избрания на выборную должность военнослужащий должен уйти из армии в отставку или в отпуск на весь срок полномочий. Так, конституция США гласит: "Ни сенатор, ни представитель в течение срока, на которое они избраны, не могут быть назначены на какую-либо гражданскую должность учрежденную Соединёнными Штатами ... и ни одно лицо, состоящее в должности, учрежденной Соединёнными Штатами, не может быть членом любой из палат пока пребывает в этой должности".109 В связи с этим, например, генерал Эйзенхауэр, став президентом США, временно сложил свои полномочия как военнослужащего на данный период.

Законодательство западных стран, закрепляющее такие демократические права, как свобода слова, печати, митингов и демонстраций, довольно существенно ограничивает их для военнослужащих. В армии США, например, действуют "кодекс офицера" или "кодекс этики поведения". Суть требований в том, чтобы не допустить не санкционированных командованием выступлений в печати, по радио и телевидению, предотвратить утечку информации, способной нанести военный или моральный ущерб вооружённым силам США.

Исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы: законодательство о правах военнослужащих США основано на глубоких исторических традициях. Англосаксонская система права в области закрепления прав военнослужащих, присущая США, исходит из особенностей национального законодательства в этой области и связана с провозглашением

109 Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты: Пер. с англ. / Сост. В.И. Лафитский; Под ред. и со вступ, ст. О.А. Жидкова. - M.: Прогресс, Универе, 1993. - С.32.

принципа "ограничения прав военнослужащих", компенсируемого соответствующими льготами.

Решение вопросов социально-правовой защиты военнослужащих и членов их семей в США базируется на детально проработанной юридической основе, где имеется развитая система социального и правового обеспечения военнослужащих и членов их семей 11°.

В США на рубеже XIX-XX в.в. большинство законодательных предложений, предусматривающих позитивную реализацию социально- экономических прав, было отвергнуто (как несоответствующих конституции). В стране господствовало представление о том, что реализация социально- экономических прав зависит не от принятия новых законов, а от степени развития экономики. Следовательно, гарантии не имеют юридического характера и не могут обеспечиваться средствами судебной защиты.

Американская концепция прав человека отрицала социальные права, поскольку невозможно их точно определить и создать механизмы защиты. Права и свободы в американской традиции — это сферы деятельности индивида, свободные от вмешательства государства. В большей степени права человека рассматриваются как естественное и субъективное право. Это относится и к праву частной собственности между экономикой и правом, как выражением справедливости. Существуют различия между предметом социального законодательства в США и Европе. В англосаксонском праве приоритетное значение имеют личные и политические права. В европейском континентальном праве традиционно большее внимание уделяется социально- экономическим правам. В юридической литературе обоснованно констатируется факт неприсоединения США к ряду важнейших международных пактов по правам человека 11, [72][73]

Однако не следует считать, что концепция прав человека в этой стране ущербна или неправильна. Мы полагаем, что эволюция социального законодательства и интерпретации социальных законов Верховным Судом США привели к превращению социальных прав в "фундаментальное право" страны. Под фундаментальным правом обычно имеют в виду положения Декларации независимости, Конституции США, поправок к ней, конституций штатов, решений Верховного Суда.

Исторически легитимация социальных прав в США прошла несколько этапов. В ходе первого, на рубеже XIX-XX в.в. шла борьба по вопросу о возможностях законодательного закрепления социальной ответственности на федеральном и штатном уровне. Второй этап в развитии конституционной концепции прав человека и гражданина в США включает действия Верховного Суда и федеральной власти в период "нового курса" Франклина Рузвельта.

Развитие концепции правового статуса личности (50-60-е годы XX в.) характеризуется "судебным активизмом" (созданием новых концептуальных решений Верховного Суда США), появлением так называемых "компенсирующих программ" (предполагающих частичный отказ от формально-юридического равенства и предоставление социальных льгот) и созданием механизма гарантии для всех социальных групп.

В 1960-х годах взаимодействие всех трёх ветвей власти привело к феномену, названному "революцией гражданских прав"("Revolution of civil rights"). Этот термин, как и термин "гражданские права", в современной американской традиции содержит два смысловых оттенка. Во-первых, это преимущественно личные права, во-вторых, имеется в виду и более конкретные социально-экономические права, подкреплённые судебными гарантиями. В американской литературе считается, что огромный вклад внесла именно судебная власть, прежде всего Верховный Суд, руководствуясь доктриной "судебного активизма". В соответствии с этой доктриной судьи не должны

ограничиваться применением тех правил, которые определённо предполагаются Конституцией, а могут развивать конституционные принципы, создавая новаторские решения.

Важно отметить, что процесс реализации прав предполагал и объединение законодательных норм различных отраслей, и действий различных ветвей власти, и координацию решений судов всех уровней.

Следующий этап в развитии концепции прав человека (последняя треть XX в.) примечателен попытками вернуться к ограниченному толкованию положений Конституции о правах и свободах. Многие в США считали активность федерального правительства 1930-60 годов опасной угрозой основам конституционализма. Знаменем борцов за "возвращение свободы" и "ослабление гнёта федерального правительства" стала проблема федерализма.

Данная проблема имеет множество аспектов, важнейший из которых - соотношение властных полномочий. Однако тезис о необходимости ограничения юрисдикции федерального правительства очень противоречив. В период консервативного наступления 1980-х годов явственными стали предпосылки возвращения к толкованию полномочий федерального правительства как ограниченных. Американские суды, опираясь на свой богатый опыт, проявляли крайнюю осторожность в вопросах разделения полномочий в социальной сфере.

Таким образом, концепция прав человека в США проистекает из содержания Конституции и основополагающих документов, утверждающих очевидный приоритет личных прав, прав индивида. Гарантиями этих прав выступают государственная политика, судебная власть, права собственника и равенство всех перед законом (рассматриваемое как "равенство возможностей", т.е. только формально - юридическое равенство). Однако для оценки реальных прав человека конституционная практика не менее важна, чем теория.

Новая правовая концепция соответствовала процессу реализации провозглашённых прав в этой стране для большинства граждан. Механизм реализации прав граждан в этой стране сложился как межотраслевой правовой институт и функционирует с участием всех ветвей власти и уровней правления.

Разумеется, взаимодействия государственных институтов, штатов, органов самоуправления, общественных организаций и коллективов недостаточно для решения проблемы. Огромную роль сыграли суды всех уровней и прежде всего Верховный Суд США с его полномочиями по толкованию Конституции. Этот орган оказался достаточно гибким для понимания необходимости для личности добиваться осуществления своих интересов и прав не только через институт собственности, но и через государство. Реальная правотворческая роль судов, вытекающая из прецедентного права, способствовала преодолению весьма сложного и взрывоопасного периода несоответствия конституционных норм реальному положению с правами человека в законодательной, правоприменительной и социальной сфере.[74]

В первой трети XX века Американское юридическое сообщество подверглось тому, что называется "профессионализацией", т. е. адвокаты, судьи, юристы-профессора искали смысл порядка в профессии. Образованная в начале века Американская Ассоциация Адвокатов (AAA) и Ассоциация американских юридических школ (ААЮШ) активно включились в разработку стандартов для приёма в эти школы, стандартизацию программы юридических школ, установление более высоких препятствий для преодоления перед поступлением в государственные адвокаты (обнародование) разработку правил этического поведения для адвокатов.[75]

Совершенно ясно, что некоторые из мотиваций для профессионализации не были самого высокого порядка.114 Их главное следствие — создать юридическую школу как центральную, административную дорогу в юридическую профессию.115 Эта школа вела к высшим постам американской адвокатуры. На постоянной основе этой школой был открыт факультет по обучению права в Гарварде.

К мировой войне, ведущие американские юридические школы имели постоянный штат преподавателей права, Многие из них были молодыми. Почти всё молодое поколение приняло метод обучения внедрённый Langdell, т. е. метод прецедента.116 Эти преподаватели-профессионалы имели задачу вести абстрактные судебные процессы, они имели и время, и финансовую поддержку, демонстрируя письменно свои действия. Из под пера этих людей вышли многотомные труды о ранних годах XX века и самая большая часть свода законов.

Согласованные усилия AAA и ААЮШ по контролю, структуре, этике \ юридической профессии обеспечили смысл для понимания большого

разнообразия новых источников информации в начале 20-го века. И профессионально и интеллигентно юридическое сообщество занялось поиском 117

порядка.

Этому способствовал и метод прецедента. По мере усложнения права и увеличения в геометрической прогрессии апелляций к отчётам по прецедентам новый метод служил рационализирующим и классифицирующим инструментом и всё больше процветал.

Правовая культура является одним из элементов правового воздействия для совершенствования правовой надстройки общества с учетом основных тенденций развития государства. Одним из видов воздействия права на

У --------------------

114 Auerbach J. Unequal Justice: Lawyers and Social Change in Modem America. - N.Y., 1976. - PP.93-129.

115 Johnson W.R. Schooled Lawyers: A Study in the Clash OfProfessional Cultures. - N.Y., 1978. - PP.148-153.

116 Stevens R. Two Cheers for 1870: The American Law School. - N.Y., 1971. - PP.430-453.

сознание и поведение людей является воспитание. Огромную роль в воспитании правовой культуры играет гражданское образование: вопросы взаимоотношений общественного и личного, государственного и общественного, прав и обязанностей, закона и морали, свободы и норм. При этом поведение и деятельность человека (гражданина) управляется разными регуляторами. Актуальность проблем гражданского образования в России побудила нас обратиться к изучению состояния аналогичных проблем в школах США.[76][77]

Знакомство с опытом американских коллег показало, что цели обществознания, например, рассматриваются как передача, прежде всего, политических ценностей. Соответственно ведущую предметную область гражданского образования в США составляет политология. Учащимся предлагается усвоить такие понятия, как демократия", демократическое общество", "демократическое государство, "демократические принципы" (участие в управлении страной как основная функция гражданина в демократическом обществе; равенство; политическая терпимость; ответственность перед народом; гласность, открытость власти; регулярные свободные, справедливые выборы; контроль за злоупотреблением власти; права человека; многопартийная система; власть закона; экономическая свобода, предполагающая существование частной собственности; гражданское общество, которое означает участие граждан в негосударственных организациях, существование профсоюзов, правозащитных организаций, независимость издательств, частных школ).

Американские педагоги ясно осознают, что образование можно использовать как инструмент в воспитании личности, отождествляющей себя с определённым режимом, идеологией, территорией или национальной идеей. Специально организованное образование может способствовать усилению

чувства принадлежности к определённой нации, формированию общих ценностей. Они также согласны с тем, что понятие патриотизм зачастую приравнивается к национализму и шовинизму, готовности следовать
I . г национальным интересам вне зависимости от того, являются ли они морально оправданными или нет. Патриотизм рассматривается как средство, используемое обществом для создания механизма защиты от внешнего агрессора. Здесь на первый план на уроках выступает воспитание лояльности и сплочённости. В этом случае показательно американское учебное пособие для старших классов "Мы, народ. Гражданин и Конституция", которое содержит такие разделы, как "Философские и исторические основания американской политической системы"; "Как была создана Конституция"; "Как реализуются принципы, заложенные в американской Конституции, в жизни"; "Развитие и расширение конституционных оснований защиты прав человека". Особое внимание уделяется таким вопросам, как роль гражданина в американском
√. обществе; о чём должен помнить школьник, чтобы стать настоящим гражданином страны с конституционно-демократической формой правления. При этом авторы пособия сообщают школьникам вполне определённые идеологически выверенные убеждения, знания и навыки. Юным американцам внушается, что для того, чтобы действительно быть гражданином своей страны, надо знать историю своего государства; понимать, как работают государственные институты; соблюдать нормы поведения, действующие в свободном обществе, построенном на терпимости, справедливости, правдивости его членов. Гражданин должен развивать свои интеллектуальные способности и, прежде всего, умения анализировать, принимать решения на основе анализа проблемы, умение донести до окружающих своё мнение.

r√ ■

выслушать и понять других. Таким образом, американский гражданин должен быть одновременно и патриотом и критиком, способным на протест, т.е. на организованные усилия по противостоянию политическим решениям своего правительства. Американские педагоги признают, что в настоящее время

национальной системе образования приходится балансировать между теми учителями, которые выступают за воспитание патриотизма, и теми, кто пропагандирует критическое мышление и протест. В результате перед системой образования США стоит сложная задача создать такое содержание образования, которое одновременно прививало бы гордость за страну и стимулировало бы критическое участие в политической жизни. Таким образом, американские педагоги исходят из того, что гражданское образование, готовит человека к тому, чтобы он стал ответственным гражданином и активно участвовал в политической жизни государства.[78]

В соответствии с поставленными целями гражданского образования американские педагоги заняты решением следующих методических проблем, в значительной степени совпадающих с проблемами, решаемыми российскими коллегами: развитие навыков социального общения; развитие гражданской ответственности; развитие гражданской грамотности; развитие критического мышления и навыков дискуссии; проблема оценивания учащихся в общественных дисциплинах.[79]

Подавляющее, большинство юридических школ в стране используют так называемую "систему прецедента" или "метод прецедента", как метод обучения многих курсов (особенно на первом году обучения), таких как парламентская процедура, контракты, собственность, правонарушение, уголовное право. Эта практика базируется на теории, что лучшим методом изучения закона является изучение действительных решений апелляционного суда и от них к пониманию мыслительных процессов судей, а также общих принципов применяемого закона к частным областям.

Важным аспектом понимания мыслительных процессов является выяснение фактов, которые суд счёл решающими для вынесения решения, и

применение общих принципов к тем фактам. Студенты читают и анализируют, заучивают дело прецедента, пишут подробные конспекты на лекциях в специальную тетрадь, и посещают занятия и семинары. Читая, анализируя дела, прорабатывая материал на семинаре, полагают, что студенты научатся с помощью индуктивного мышления от утверждений, сделанных различными судами по различным судебным делам, от правил и принципов, наиболее часто применяемым сейчас и вероятно в подобных будущих судебных делах.

Профессура следит за их индуктивным мышлением, не подчёркивая важности принципов. Студенты должны определить сами на занятиях их ценность и соотношение их друг с другом посредством критического анализа дел и сравнения. При этом от студентов требуют анализа всех судебных решений, которые они читают. Эти анализы полезны в двух отношениях: это удобно для восстановления памяти, особенно для семинаров; полезно для экзамена. Анализ даёт лучшее понимание решений суда и принципов, содержащихся в них.

Для практикующего адвоката это обычная практика и для определения положения клиента, и как составляющая часть для подготовки другого вида анализа, который нужно представлять в апелляционный суд. В таком анализе- брифинге должно быть три раздела: факты, вопросы (задаваемые апелляционному суду для решения), и решения.[80]

Типичный экзаменационный вопрос при обучении в юридических школах США - это проблемный, который содержит фактическую ситуацию и требование к студенту дать анализ и формулировку разногласия, относительно правильности применения закона и применения юридических принципов к данным фактам. Студента просят разрешить эти разногласия или в качестве судьи или адвоката одной их сторон. Т.е. первое требование - это осознать и сформулировать разногласия приведённых фактов, второе требование — это сформулировать юридические принципы, которые возможно применить к

разногласиям, включая политические соображения, подчёркивая их, если они относятся к приведённым фактам.

Профессор предполагает, что студент подтвердит вывод аргументами, основанными на судебных решениях, правилах и принципах, изученных на предыдущих курсах. Если факт, исследуемой проблемы поднимает юридический вопрос, но прецедента не существует, профессор ждёт от студента аргументации по аналогии решений, которые тесно связаны с таким вопросом. Наилучшая подготовка к юридическому экзамену - это написание письменных ответов к вопросам предыдущих лет.[81]

На юридических факультетах университетов Великобритании преподавание основ юридической системы другой страны ведётся, студентам и аспирантам соответственно англо-американской юридической традиции. Оно тесно связано с научными исследованиями и юридической практикой. Не в меньшей мере это справедливо и для преподавания сравнительного права, в том числе и советского. Несомненно, что и далее будет расти престиж юридических профессий. Общая и специальная юридическая подготовка граждан, студентов, аспирантов и т.д. в лоне сравнительного правоведения обогатит их культуру и профессионализм.

В течение почти семидесяти лет в Англии была создана обширная литература по уголовной политике Советского Союза. Эти труды основываются в большинстве своём на изучении печатных источников (учебников, монографий, судебных отчётов и т. п.).

Преподавание советского права началось в Великобритании в послевоенный период. В 1968 г. советское право стало обязательным предметом при сдаче экзаменов на получение степени магистра права. Впервые, таким образом, курс по этому предмету стал обязательным в программе подготовки юристов аспирантов в Соединённом Королевстве. Под руководством У. Батлера курс был расширен и теперь называется "Советское,

восточно-европейское и монгольское право". Оно является обязательным для получения степени магистра права. При этом соискателям степени магистра права предоставляется выбор спецкурсов: по уголовному праву и процессу, по криминологии или по исправительно-трудовому праву.

Советское уголовное право и процесс изучались как часть общего курса советской правовой системы. Единственное исключение - курс для соискателей степени магистра права "Советское, восточно-европейское и монгольское право". Причём аспиранты, специализирующиеся по уголовному праву и процессу, должны овладеть содержанием указанных отраслей права с должной глубиной.

Курс имеет педагогическую ценность совершенно иного порядка, чем другие юридические дисциплины, предлагаемые аспирантам в Великобритании. Аспирант не может усвоить с помощью одного предмета всю совокупность правовой системы другой страны. Поэтому упор делается на изучение собственно судебной системы, в данном случае системы, основанной на принципах права.

Знание русского языка не является обязательным при изучении этих дисциплин, как во время обучения студентов, так и в ходе аспирантской подготовки. А это значит, что учебные материалы должны быть написаны на английском языке.

В Англии, как ни в одной другой стране континентальной Европы, имеется много учебного материала по праву. Некоторые из них были изданы в СССР, но авторами большинства таких материалов являются западные специалисты.

В отличие от этого в странах англо-американской юридической системы основная ставка при подготовке правоведов делается на изучение первоисточников. Разумеется, большую роль играет и квалифицированный комментарий к ним. Но уже с первых шагов своей специальной подготовки студент, изучающий право Англии, должен знакомиться с судебными

прецедентами, научиться ориентироваться в сводах законов, различать "holding"(судебное решение) от "dicta"(высказывание судьи, не имеющее нормоустановительного характера), развивать в себе юридическое мышление, погружаясь в "строительный материал" права, в его первооснову, и P ’ подтверждать своё знание предмета участием в сократовских диалогах с преподавателями. Последняя форма проверки его подготовки — написанная под девизом выпускная экзаменационная работа по каждому из изученных им предметов, которая обычно содержит вопросы, требующие для ответа на них способности мыслить аналитически.

Таков общий подход к преподаванию права в традиции англо- американской школы правоведения. Некоторые элементы этой традиции выражены в Северной Америке более ярко, чем в Великобритании. Это, конечно, не могло не повлиять на формы преподавания как российского права, так и сравнительного права вообще, а также на учебные материалы, используемые по этому предмету. При изучении уголовного права и процесса фигурируют три основных вида таких материалов: 1) кодексы и другие законодательные акты; 2) судебная практика; 3) монографическая литература и комментарии.

Может возникнуть вопрос: почему для рассмотрения общетеоретических положений права был выбран именно Уголовный, а не Гражданский кодекс? Ответ на этот вопрос надо искать в особенностях системы англо-американского юридического образования, в котором нет единого курса гражданского права и соответствующих кафедр или секторов гражданского права.

Некоторые институты гражданского права — контракты, деликты, владение, наследование и др. преподаются как особые самостоятельные предметы, в то время как другие (корпорационное, хозяйственное право, ' авторское право, изобретательское право) преподаются либо факультативно,

либо вообще не включаются в учебные планы. Поэтому в учебных целях было

целесообразно избрать отрасль права, обязательную для изучения всеми студентами-юристами

В интересах преподавания и стимулирования студентов к познанию основополагающих принципов англо-американской системы путём изучения других правовых систем используются следующие особенности уголовного процесса: 1) Концепция уголовного процесса как единого целого, т. е. взаимосвязанный характер предварительного следствия, стадии предания суду, судебного разбирательства, обжалования, а также наличие прокурорского и судебного надзора с привлечением к рассмотрению материалов дела всех участников процесса на всех этапах исследования с целью установления объективной истины. Для более углублённого изучения выделяется один важный аспект уголовной процедуры - роль и место презумпции невиновности в обеих системах.

Следующий компонент уголовного процесса, изучаемый английскими студентами, - правила доказывания в свете практики суда присяжных в Великобритании и суда с участием народных заседателей. Такое сопоставление тем более актуально, что многие высокопоставленные судьи считают, что в Англии настало время отказаться от суда присяжных по большинству, если не по всем, гражданским делам и при слушании дел о незначительных уголовных преступлениях.

Итак, существуют тесные связи в британских университетах между исследованием и преподаванием права, а также уделяется особое внимание использованию сравнительного правоведения для углубления и расширения знаний студентов о правовой системе Великобритании и её основных принципах.[82]

В воспитании уважения к закону, правовым требованиям за рубежом широко используются правовые традиции, опыт развития правовых институтов

и закрепления в них прав и свобод граждан, исторические особенности нравственно-этического воспитания и культуры различных народов.

В странах традиционной западной демократии для поддержания "духа законности" среди граждан, привития им чувства солидарности с правовыми требованиями всё чаще обращаются к традициям правовой культуры общества в целом, к тем документам, которые формально закрепляют права и свободы личности, выделяя их особое значение, историческую судьбу и незыблемость положений, внесённых в них. В этих целях используются даже споры историков права по поводу летоисчисления "западной правовой традиции" — с какого времени вести его: с середины XI века, когда началось изучение римского права, либо ещё ранее. Всё это также оставляет след в правосознании гражданина, призванного осознать свою причастность к освещённым столетиями правовым ценностям и институтам.

Например, 200-летие Конституции США было воспринято как знаменательный повод, чтобы ещё раз превознести основной закон, американский правопорядок и образ жизни американцев. Особый акцент делается на действительности и действенности исторических документов: не

просто старые листки с текстом, но документы, продолжающие защищать права и свободы граждан, ориентирующие их на активное правомерное поведение в обществе. Уважение к традициям законопослушания и правовой культуры, институтам буржуазной демократии в целом воспитывается на протяжении всей жизни человека. В американских школах, например, есть такое понятие - "правительственный класс", т.е. специальная программа, по которой старшеклассники знакомятся с Конституцией страны и государственным устройством США. Несмотря на многие социальные противоречия и несовпадения официальных теорий с повседневностью, в сознание гражданина глубоко внедряются чувства правопочитания и необходимости неуклонного исполнения требований закона. В правовом просвещении упор делается не на знание отдельных правовых положений, но

на обучение правомерным действиям в типичных и нетипичных правовых ситуациях: как и куда обратиться, если твои права нарушены, как защитить их законными средствами. Существенную роль в этом играют национальные и региональные юридические общества, различные правовые ассоциации и фонды правовой помощи, создаваемые юристами профессионалами на основе добровольности. Как правило, эти организации выпускают журналы и газеты, оказывают правовую помощь нуждающимся, а также распространяют специальные брошюры, содержащие доходчивые рекомендации и советы по поводу различных жизненных ситуаций, требующих правового разрешения. Среди правовых традиций, поощряющих граждан активно пользоваться своими правами, отстаивать их законными средствами, выделяется институт специальной защиты прав личности, который ведёт свою историю от института омбудсмана в буржуазном праве. Омбудесман имеет, в свою очередь, более чем 200-летню историю и в настоящее время существует в той или иной форме более чем в 40 странах.

Заслуживает изучения деятельность многочисленных добровольных формирований, опыт гражданских инициатив, общественной активности граждан, накопленный в зарубежных странах.

В частности, в США существует до 8 тысяч общественных объединений типа "гражданские действия", "коммуны служения обществу" и т.д. Они стремятся к восстановлению нормальных и этических ценностей в обществе, противодействию преступности и нарушениям гражданских прав и свобод и т.п.

Актом 1999 г. о доступности правосудия в Великобритании была введена новая структура по оказанию бесплатной юридической помощи малоимущим людям, которые не могут позволить себе нанять адвокатов. Эта помощь осуществляется Комиссией юридических услуг (Legal Services Commission) и Сообществом по юридическим услугам (Community Legal Service). Данный акт также предусматривает Службу по защите по уголовным делам (Criminal

Defence Service), которые предоставляют адвокатов людям без достаточных средств для одноимённых услуг. Эта служба может помочь или советом и помощью, или составлением заявления. Оплата занятых в этой системе юристов обеспечивается государством.

В стране создана и альтернативная структура юридических услуг. Она представлена "Центрами юридических советов" и "Бюро советов гражданам". Такие центры функционируют при вышеназванных Бюро, а также в университетах. Сотрудников Бюро обычно готовят к работе с проблемами клиентов, большее количество которых является юридическими.

Существовавшие с 1968 г. юридические центры были созданы с целью обучения общественности своим правам и обязанностям согласно закона, а также специализации в особых областях закона, таких как недвижимость и владение, законы занятости и общественной безопасности, для более бедных слоёв населения.[83]

Конкретные превентивные программы борьбы с преступностью, координируемые полицией в расчете на активность населения, существуют во многих странах. Так в Великобритании высоко оценивается "соседское наблюдение", предполагающее активное взаимодействие населения, наблюдающих за безопасностью жилищ в своём районе вместе с полицией, которую граждане информируют обо всём подозрительном. В США с этой же целью создана "Национальная ассоциация городских дозоров". C 1981 года в этой стране действует "Программа президентских наград за добровольное служение обществу", ставящая целью оценивать и награждать добровольцев- общественников за услуги, прежде всего в деле охраны общественной безопасности, борьбы с преступностью. Такая программа привлекает к себе многих американцев, служит стимулом их добровольной деятельности при соответствующем моральном воспитании.

Инициатором морального воспитания в США является президент Национальной лаборатории характера Алекс Стюарт. В США провалилась государственная программа борьбы с преступностью, основанная на предпосылке что преступность — порождение бедности. За период действия этой программы при снижении численности бедных до 6%, преступность возросла втрое.

Программа А. Стюарта основана на предпосылке, что преступный характер наследуется и воспитывается, а преступником в моральном смысле является тот, кто преступно мыслит. Так как преступный характер распознается уже с 3 лет, очевидно, что воспитание надо начинать с семьи, затем в школе с помощью преподавания характерологии с упором на моральные стороны характера. Программа Стюарта называемая «Shrink» («предупреждение» - перевод автора) охватывает значительную часть учителей и школ, где участились случаи мелкого воровства, списывания, ношения неприличной одежды.

В 1992 г. В Висконсине 9 основных образовательных ассоциаций собрались на неформальную встречу, которая закончилась созданием партнёрства в области воспитания характера. Методическую помощь оказывает Джефферсоновский центр обучения характерологии. Его программа — путь к успеху — представляет собой последовательное изучение основополагающих моральных понятий и поиски примеров их практического значения. Дискуссия в масштабах всей страны вокруг этого вопроса показала, что нужны примеры из классической литературы. Необходимо систематически обучать, что такое характер, из чего он складывается, какие способности являются моральными, в чём их смысл, как коллективное поведение вырабатывает этические нормы и как они становятся моральными.

В США есть первые обнадёживающие результаты для школ Лос- Анжелеса: с 20 до 10% снизилось число опасающихся пользоваться комнатами

отдыха, на 25% уменьшилось число драк, на 40% - количество учеников, по дисциплинарным соображениям направляемых к директору.125

В настоящее время накопленный человечеством опыт правопользования находит своё отражение в международном сотрудничестве.126

И так, очевидно, что наряду со множеством других объективных и субъективных причин противоправного поведения отдельных граждан, к ним относится и недостаточно высокая правовая культура. Поэтому разрабатываемые системы мер борьбы с ними, в том числе с помощью правового воспитания и образования, направлены на повышение правовой культуры и сознательности граждан в странах англосаксонской правовой семьи.

г _______________

125 Туганова О.Э. Духовно-интеллектуальные искания в американском обществе // Американский характер.- M.: Наука, 1995.-С.305.

125Гринюк Р.Ф. Опыт формирования законопослушания и активного правопользования за рубежом // Совершенствование правового регулирования управления экономикой. - Донецк: Донец, гос. ун-т, 1991. - С. 102.

<< | >>
Источник: БЫЧКОВА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В АНГЛОСАКСОНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬЕ (теоретико-правовое исследование). Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. КОЛОМНА - 2003. 2003

Еще по теме § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.:

  1. § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.