<<
>>

3.1 Правовое состояние и правовой статус

Одной из основных задач исследования, обосновывающего существова­ние нового, с точки зрения категориального аппарата государственно­правового явления, является определение его места в системе существующих юридических категорий.

Поэтому весьма важным становится разграничение правового состояния со смежными правовыми категориями, и в первую оче­редь, — с правовым статусом и правовым режимом.

Основным отличием правового состояния от правового статуса является то, что носителями первого могут выступать не только субъекты права (что ха­рактерно для правового статуса), но и объекты права, а также общественные отношения и процессы. Следовательно, понятие «правовое состояние» следует признать более широким по объему, чем правовой статус, поскольку оно свой­ственно различным категориям носителей.

Необходимо отметить также отличия правового статуса и правового со­стояния субъектов права. Здесь весьма важно заметить, что в разграничении указанных категорий может возникнуть ряд трудностей, обусловленных нали­чием одного общего, но существенного признака: обе эти категории характери­зуют правовое положение личности (или организации) в обществе, отражают комплекс ее правовых возможностей, правовых связей.

Несмотря на общие черты (помимо указанного можно назвать еще такие общие признаки, как нормативный и формально-определенный характер), ко­

торые позволяют некоторым ученым говорить о тождестве правового статуса и правового состояния [216], необходимо отметить различие.

Положение субъекта в обществе складывается из множества связей и от­ношений, которые существуют между людьми, их организациями, государст­вом, обществом в целом. Наиболее общим понятием, отражающим положение субъекта, является социальный статус. Выражением такого положения служит совокупность действующих в обществе социальных норм, в том числе норм права, которые этот статус закрепляют.

Следуя логике данной мысли, стано­вится очевидным, что правовой статус субъекта является частицей его социаль­ного статуса. Это та часть положения субъекта в обществе, которая закреплена в праве и отражает связи данного субъекта, имеющие юридическое значение.

Вопросам правового статуса личности в юридической литературе тради­ционно уделяется достаточно много внимания. Под правовым статусом лично­сти понимают:

- юридически закрепленное положение личности в обществе [217];

- совокупность прав и обязанностей личности [218][219];

- систему прав и обязанностей, законодательно закрепляемую государст-

4 вом в конституциях и иных нормативных правовых актах ;

- правовое положение человека, отражающее его фактическое состояние во взаимоотношениях с обществом или государством [220], и др.

Несмотря на некоторое единство в определении понятия правового стату­са, среди ученых не сложилось единого мнения относительно его структуры, видов и стадиям осуществления.

В свете тематики настоящего исследования важное значение имеют идеи о разграничении категорий правового статуса и правового положения [221], право­вого статуса в широком и в узком смысле [222], праводинамического и правостати­ческого состояния личности [223]. Нужно заметить, что указанные концепции объе­диняет одна общая черта— признание того факта, что категория «правовой статус» не может вобрать в себя всю полноту и разнообразие положения субъ­ектов в правовой среде, отразить все его возможные формы и проявления. Не­редко понятие «правовой статус» становится недостаточным для того, чтобы наиболее четко отразить все конкретные связи лица с другими субъектами.

Н.В. Витрук, показывая все социально-юридические качества личности в их единстве, говорит о необходимости учитывать правовое положение лично­сти в широком плане, комплексно, не сводить его к системе юридических прав и обязанностей личности как субъекта права.

Именно здесь, по мнению учено­го, оказывается неизбежность введения и разработки такой категории, содер­жание которой охватывало бы все социально-юридические качества, характери­зующие правовое положение личности в широком плане[224]. C этой целью Н.В. Витрук разграничивает понятия «правовой статус» и «правовое положение личности». Первое представляет собой совокупность юридических прав, обя­занностей и законных интересов личности, а второе — широкую обобщающую категорию, «которая раскрывает все стороны закрепленного в праве состояния личности, охватывает все социально-юридические признаки, качества. Содер­жание правового положения личности в конечном счете определяется ... тем местом, которое личность занимает в системе общественных отношений» [225]. В состав правового положения личности, по мнению Н.В. Витрука, входит право-

145 вой статус, который выступает его ядром, правосубъектность и гражданство как необходимые предпосылки правового статуса личности, а также юридиче­ские гарантии прав, обязанностей и законных интересов [226].

Вместе с тем, данный подход к характеристике правового положения субъекта в обществе все же не является достаточно широким. Дело в том, что, расширяя понятие правового положения (статуса) личности, Н.В. Витрук не включает в его состав элементы, которые отражают реальное, фактическое по­ложение (состояние) личности в системе общественных отношений. Правовое положение личности, по Н.В. Витруку, — это правовой статус в комплексе внешних факторов, оказывающих влияние на его осуществление: предпосылок обладания правовым статусом (правосубъектность и гражданство) и условий его реализации (юридические гарантии). Следовательно, понятие «правовое по­ложение личности» не отражает всего многообразия фактического проявления правового статуса в реальности.

Категорией, выполняющей указанную функцию, выступает «правовое со­стояние».

Правовой статус является равным для всех субъектов.

Правовое состоя­ние субъектов отражает комплекс реальных связей, реальные права и обязанно­сти, и поэтому является неравным по своему содержанию для конкретных лиц и более того, постоянно изменяющимся, динамическим даже для одного субъ­екта в разных условиях. Так,правовой статус гражданина является равным для всех лиц, признанных государством в качестве таковых. Правовое состояние гражданства данных лиц будет различным, если, например, один из них нахо­дится на территории Российской Федерации, другой пребывает за рубежом, третий не достиг совершеннолетия и т.д.

Правовой статус, таким образом, очерчивает границы возможного и необ­ходимого поведения личности, определяет меру пользования конкретными ма­териальными или духовными благами через указание прав, обязанностей или

законных интересов во всех областях общественных отношений. Правовое со­стояние субъекта — это их конкретное проявление.

Представляется, что характеристики положения личности как абстрактно­го носителя прав и обязанностей, предусмотренных законодательством, и как реального участника правовых связей должны существенно отличаться. На по­мощь при обозначении указанных явлений и приходит категория «правовое со­стояние».

Толковый словарь содержит следующие определения понятий состояние, положение и статус:

- состояние— это положение, внутренние и внешние обстоятельства, в которых находится кто (что)-нибудь [227];

- положение— состояние кого (чего)-нибудь, сложившиеся обстоятельст­ва; совокупность общественно-политических отношений, обстановка общест­венной жизни; место, роль кого-нибудь в общественной жизни, в коллективе, в семье [228];

- статус — это сложившееся состояние, положение (книжн.); правовое по­ложение (спец.)[229].

Как видим, указанные понятия тесно связаны друг с другом и, видимо, могут быть признаны тождественными. Вместе с тем, применение данных по­нятий к характеристике положения субъектов в сфере права должно вносить в них определенные различия.

Содержание правового положения субъекта в обществе составляют не только правовые институты, его закрепляющие, но и те реальные связи, в кото­рые субъект вступает. Отсюда становится возможным определение реального содержания правового положения субъекта и границы этого положения. Как

147 указывает Л.Д. Воеводин, при таком подходе нельзя правовое положение лич­ности сводить лишь к правоспособности или правам и обязанностям [230].

Можно констатировать, что правовой статус— это юридически закреп­ленное правовое положение субъекта, то есть его права и юридические обязан­ности, отраженные в нормах права. Правовое состояние в этом смысле — это фактическое правовое положение субъекта, то есть те права и обязанности, которыми субъект обладает в реальности. Данная категория отражает степень реализации, «работы» комплекса внешних факторов и условий, в которых реа­лизуется правовой статус, а также направленность и степень удовлетворения интересов и потребностей носителя этого статуса.

Поскольку правовое состояние мы понимаем как правовой статус в дина­мике, то есть как те права и обязанности, входящие в структуру правового ста­туса личности, которые реализуются, то не совсем точными следует признать утверждение, что правовой статус — это юридически закрепленное состояние личности в обществе. Термин «состояние», на наш взгляд, отражает реальные связи, в которые вступает субъект и которые характеризуют его конкретные субъективные права и юридические обязанности. Правовой же статус, думает­ся, более приемлемо понимать как совокупность прав и обязанностей субъекта, которые закреплены в законодательстве государства и которые находятся в ста­тическом состоянии, то есть в данный момент не реализуются.

В этом смысле не совсем верным следует признать утверждения В.Ф. Хвостовцева, что правосубъектность предприятия составляют имущест­венные права и обязанности, регулируемые нормами гражданского, админист­ративного и трудового права[231], а также М.А.

Жильцова, что структуру работо- дательской правосубъектности составляют правоспособность, конкретные пра­ва и обязанности, дееспособность и деликтоспособность, что правосубъект­ность организации как работодателя может изменяться под влиянием различ-

них юридических фактов, что правосубъектность, правовой статус и правовое положение — тождественные категории [232].

C такой точкой зрения согласиться сложно. Дело в том, что правосубъ­ектность организации, на наш взгляд, изменяться не может, так как не предпо­лагает в своей структуре конкретных прав и обязанностей. Она является спо­собностью организации быть участником правоотношений и в силу этого неиз­менна. Основаниями изменения правосубъектности (и то только в части дее­способности) являются лишь такие факты, как возраст лица, состояние его пси­хического здоровья, которые характеризуют физических лиц. К категории субъектов-организаций такие критерии изменения не применимы, поэтому пра­воспособность и дееспособность организаций сливаются воедино (правосубъ­ектность), возникают одновременно и не изменяются. Даже применимо к госу­дарству о правоспособности речь идет как об особом юридическом свойстве, которое проявляется в его способности приобретать международные права и обязанности и самостоятельного осуществлять их [233].

Неточности в теории правосубъектности организации, разрабатываемой М.А. Жильцовым, могут быть устранены путем приложения к анализируемой ситуации конструкции правового состояния, поскольку конкретные права и обязанности, которые характеризуют правовое положение организации, на наш взгляд, входят в структуру именно правового состояния.

Указывая, что права и обязанности организации-работодателя могут раз­личаться в зависимости от таких фактов, как организационно-правовая форма, форма собственности, территориальная расположенность работодателя, а также цели и задачи, для достижения которых организация создается [234], М.А. Жильцов характеризует правовой статус организации, а значит, не конкретные, а абст­рактные права и обязанности этого субъекта. Конкретные же субъективные

права и юридические обязанности организация приобретает, вступая в реаль­ные правовые отношения с другими субъектами, то есть становясь субъектом правового состояния.

Таким образом, ядро (структуру) правового статуса составляют права, за­конные интересы и юридические обязанности субъекта, принадлежащие ему в соответствии с действующим законодательством. При этом, как верно было за­мечено некоторыми учеными, рассмотрение субъективного права только как элемента содержания правоотношения является односторонним [235], поскольку необходимо выделять стадии осуществления субъективного права. Известно как минимум две стадии осуществления субъективного права:

- субъективное право как элемент правового статуса личности, то есть как определенная возможность поведения, не предполагающая данное, конкретное лицо своим субъектом, поскольку адресовано абстрактному носителю;

- субъективное право как элемент содержания конкретного правоотноше­ния, участником которого является его носитель, то есть как персонифициро­ванная, индивидуализированная возможность поведения, которая уже реализо­вана или реализуется.

Как верно отметил Г.В. Мальцев, общий, единый и равный правовой ста­тус следует отличать от положения личности как участника конкретных право­вых отношений. Последнее возникает в результате осуществления прав и обя­занностей, составляющих содержание правового статуса[236]. На основе данного положения ученые разграничивают понятия субъектов права и субъектов пра­воотношений. Так, А.А. Новицкий, анализируя вопросы субъектов государст­венного (конституционного) права, писал, что «субъекты права — это возмож­ные участники правоотношений, носители прав и обязанностей, предусмотрен­ных нормами государственного права», «субъекты правоотношения — это ре­

альные носители прав и обязанностей, реализующие их в конкретном государ­ственно-правовом отношении» [237].

Перенеся данные положения в плоскость сравнительного анализа катего­рий «правовое состояние субъектов права» и «правовой статус», можно сделать несколько выводов.

Носитель правового статуса в принципе может выступать в качестве уча­стника многих правовых отношений, в том числе правовых состояний, однако не одновременно. Права и обязанности как элементы правового статуса субъек­та «развертываются» постепенно, по мере появления в общественной жизни юридических фактов, с которыми нормы права связывают возникновение субъ­ективных прав и юридических обязанностей. Как указал В.Я. Бойцов, «стано­вясь субъектом государственно-правовых отношений, определенный субъект государственного права реализует в данном правоотношении не все права и обязанности, составляющие содержание его правового статуса, а некоторую часть их» [238]. В правовом состоянии реализуется только часть правового статуса субъекта права, то есть вряд ли возможна такая ситуация, когда правовое со­стояние отражает все права и обязанности, которые существуют у субъекта в соответствии с действующим законодательством. Таким образом, правомерен вывод о том, что понятие «правовой статус» является более емким, чем понятие «правовое состояние субъекта».

При этом оба понятия очень тесно связаны между собой. Однако если субъект правового статуса — это потенциальный носитель субъективных прав и юридических обязанностей, предусмотренных нормами права, то субъект правового состояния — это реальный участник правоотношений, конкретно существующее лицо (индивид или организация). Поэтому когда говорят о пра­вовом статусе, то имеют в виду, что его носитель обладает закрепленным в за­

конодательстве общественно-юридическим свойством правосубъектности, то есть способности быть носителем прав и обязанностей и осуществлять их. Ес­тественно, что для того, чтобы стать участником (носителем) правового состоя­ния, необходимо этими качествами обладать. Следовательно, правовой статус становится предпосылкой, основой правового состояния. Субъекты же право­вого состояния — это индивиды и организации, которые рассматриваются в динамике, то есть как участники определенных правоотношений, пребывающих в стадии осуществления, реализации субъективных прав и юридических обя­занностей.

В этом смысле весьма плодотворным следует признать утверждение А.А. Гатиняна о том, что необходимо различать правовой статус в статическом и динамическом состоянии, где последнее представляет собой субъективные права и юридические обязанности, приобретенные субъектами права при нали­чии предусмотренных нормами права юридических фактов. По мнению автора, правовой статус в динамике — это наиболее подвижная и изменяющаяся часть правового статуса. В нем находит свое выражение индивидуальная характери­стика правового положения субъекта права [239].

Общим признаком правового статуса и правового состояния является также и то, что обе эти категории направлены на осуществление регулятивной функции права. Однако необходимо отметить, что правовой статус призван во­площать в жизнь регулятивную статическую функцию права, а правовое со­стояние — регулятивную динамическую.

Как указывает Т.Н. Радько, существует несколько форм осуществления регулятивной функции права:

а) определение посредством норм права правосубъектности граждан;

б) закрепление и изменение правового статуса граждан;

в) определение компетенции государственных органов и должностных лиц;

г) установление и изменение правового статуса общественных организа­ций;

д) установление статуса юридических лиц;

е) определение юридических фактов, направленных на возникновение и изменение правовых отношений;

ж) установление конкретных правовых связей между субъектами права (регулятивных правоотношений),.

При этом автор поясняет, что «процесс правовой регламентации участни­ков общественных отношений (установление правового статуса, определение праводееспособности, компетенции), благодаря трансплантационной роли юридической фактов, претерпевает весьма существенные изменения. Правовая регламентация, преломляясь через юридические факты, продолжается и в сле­дующей стадии — в правоотношениях. Однако здесь она характеризуется кон­кретностью содержания прав и обязанностей субъектов права, большей степе­нью урегулированности их взаимоотношений» [240][241]. Если попытаться сгруппиро­вать указанные формы осуществления функций права, можно говорить о двух направлениях:

- закрепление общественных отношений, куда входит определение право­субъектности и правового статуса субъектов права (регулятивная статическая функция);

- установление конкретных правовых отношений между субъектами права (регулятивная динамическая функция права).

Отсюда становится очевидным, что, являясь в целом элементами единого процесса правового регулирования, правовой статус и правовое состояние со­ответствуют различным направлениям такого воздействия. Правовой статус от­ражает статические характеристики общественных отношений, нечто общее и раз и навсегда заданное, неизменяющееся или изменяющееся весьма редко и

затрудненно. Правовое состояние субъекта— категория динамическая. Она вбирает в себя конкретные индивидуализированные связи ее носителя и поэто­му в большей степени подвержена изменению и влиянию извне.

Поэтому весьма плодотворным, на наш взгляд, является утверждение В.В. Ровного о том, что юридические факты, служащие основанием правового модуса, выполняют формально-констатирующую роль, закрепляя статику явле­ний. Индивидуальный статус, реализуемый в конкретных правоотношениях, также основывается на юридических фактах. Последние опосредуют здесь ди­намику и конкретику явлений l. C данной мыслью следует согласиться, но с одним уточнением: индивидуальный правовой статус необходимо понимать как совокупность индивидуальных характеристик лица, то есть тех прав, свобод и обязанностей, которые обусловлены и принадлежат субъекту в силу его инди­видуальности. Если же речь идет об индивидуальном статусе, реализуемом в конкретном правоотношении, то это иная стадия осуществления прав и свобод субъекта — стадия правового состояния.

Правовой статус субъектов отличается стабильностью (статичностью), поскольку меняется только по воле законодателя, а не отдельных субъектов, на которых он распространяется. Правовое состояние такой характеристикой не обладает. В противоположность правовому статусу состояние представляет со­бой явление динамическое. Динамика правового состояния в первую очередь зависит от воли его носителя — конкретного субъекта права.

Составными частями правового статуса являются статутные права и обя­занности субъектов, которые формируются и функционируют в виде правовых предписаний, то есть относятся к категории объективного права. Структурные части правового состояния, наоборот, — это реализующиеся и реализованные права и обязанности и поэтому они больше тяготеют к категории субъектив­ных.

Элементы правового статуса обладают признаками всеобщности, мас­штабности. В силу этого ими могут определяться границы возможного и долж­ного поведения, в пределах которых складывается правовое положение кон­кретных лиц (правовое состояние) и формируются субъективные права и обя­занности отдельных граждан. В.А. Кучинский по этому поводу заметил, что «если представить себе правовой статус в качестве меры в ее философском по­нимании, то он представляет собой границы, в которых могут происходить ко­личественные изменения правового состояния конкретных субъектов права» 1.

Важно отметить, что в структуру правового статуса входят права и обя­занности, которые можно именовать статутными, а структуру же правового состояния составляют права и обязанности, являющиеся субъективными. От­личие здесь состоит в следующем. Если правовой статус и его элементы — ста­тутные права и обязанности, то они уравнивают субъектов в их возможностях, устанавливают общие для всех и каждого пределы возможного и должного по­ведения. Правовое состояние и его элементы — субъективные права и обязан­ности, которые создают совершенно неповторимое, индивидуально­определенное правовое положение отдельных конкретных субъектов права. Та­кие права и обязанности выражают собой не единый для всех масштаб, не воз­можность выбора определенного варианта поведения в установленных нормами права пределах, а точную меру возможного или должного поведения, то есть совершенно определенный его вариант. Они относятся не к объективному пра­ву, а служат формой его реализации.

Таким образом, субъективные права и обязанности представляют собой индивидуализацию составляющих правовой статус статутных прав и обязанно­стей, превращение предусмотренных объективным правом социальных воз­можностей в конкретную реальность в результате наступления определенных условий, имеющих юридическое значение (юридических фактов). Стремление наделять элементы правового статуса субъективным характером приводит к ис­

толкованию его одновременно и как правового закрепления, оформления места человека в обществе, и как фактического правового состояния, положения субъекта. Отождествление же правового статуса и правового состояния (поло­жения) личности также неоправданно, как включение субъективных прав и обя­занностей в правовой статус ’.

Соотношение понятий «правовой статус» и «правовое состояние субъекта» можно определить следующим образом: правовой статус— это юридически закрепленное правовое положение субъекта, а правовое состоя­ние — это фактическое правовое положение субъекта. Из данного соотноше­ния вытекают несколько выводов:

1. Правовой статус и правовое состояние субъекта соотносятся как общее и часть. При этом важно отметить, что правовое состояние субъекта яв­ляется именно частью его правового статуса, а не разновидностью, поскольку в правовом состоянии реализуются не все права и обязанности субъекта, которые составляют содержание его правового статуса;

2. Правовой статус субъекта является эталоном, которому должно соответствовать его правовое состояние. Правовой статус отражает общие черты (модель), закрепленные нормами права и характерные субъектам вообще. Этим параметрам должны соответствовать участники правовых состояний;

3. Не каждый субъект правового статуса является субъектом право­вого состояния. Субъект правового статуса, вступая в правоотношения и ста­новясь носителем правового состояния, не реализует в нем всех своих прав и обязанностей, а осуществляет только часть из них. Следовательно, другая часть может так и остаться нереализованной. Именно в этой нереализованной части отсутствует субъект правового состояния;

4. Субъектом правового состояния может быть только субъект пра­вового статуса. Субъект правового статуса реализует свои права и обязанно­сти лишь при наступлении соответствующих юридических фактов. Если право­

вое состояние прекратилось, то субъект из своего динамического состояния возвращается в статическое, становясь вновь субъектом правового статуса;

5. Правовое состояние субъекта является стадией реализации, осуще­ствления его правового статуса. Субъективные права и юридические обязан­ности субъекта получают свою непосредственную реализацию в его правовом состоянии. При отсутствии последнего субъективные юридические права и обязанности будут находиться как бы в застывшем состоянии, то есть в состоя­нии статики;

6. Имея направленность на выполнение регулятивной функции права, правовой статус и правовое состояние чаще всего соответствуют различным направлениям такого воздействия: правовой статус отражает регулятивную статическую, а правовое состояние субъекта — регулятивную динамическую функцию права;

7. Правовое состояние субъекта индивидуализирует его правовой статус. Субъективные права и обязанности представляют собой конкретиза­цию составляющих правовой статус статутных прав и обязанностей, превраще­ние предусмотренных объективным правом социальных возможностей в кон­кретную реальность в результате наступления юридических фактов.

3.2

<< | >>
Источник: Новикова Юлия Сергеевна. Правовое состояние как категория права. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2005. 2005

Еще по теме 3.1 Правовое состояние и правовой статус:

  1. Председатель Правительства Российской Федерации: самостоятельность конституционно-правового статуса
  2. § 1. Равенство как философско-правовая категория
  3. §3 Особый порядок производства по уголовным делам в системе правовых преимуществ
  4. § 3. Институционально-правовой статус носителей собственнических интересов.
  5. § 1. Особенности правового статуса осужденных к лишению свободы
  6. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  7. § 5. Административно-правовой статус субъектов экономических отношений
  8. Правовой режим информационных систем: понятие, структура
  9. 2.1 Особенности правового статуса субъектов-участников правоотношений в информационных системах
  10. Глава муниципального образования как высшее должностное лицо местного самоуправления и политико-правовая сущность института досрочного прекращения его полномочий
  11. § 1. Статус личности в брегонском праве и его трансформация в независимой Шотландии.
  12. § 1.1. Правовой статус медицинского работника и медицинской организации
  13. § 4. Охрана земель поселений с особым эколого-правовым статусом