<<
>>

Постановка вопроса

Видимо, не треоует каких-либо дополнительных обоснований представ­ление о гюаве как сложной (многосоставной, многоуровневой и много­аспектной) категории — явлении, процессе и институте. Очевидно также и желание обнаружить, описать и объяснить как общие или универсальные основания воспроизводства юридических форм социального общения, так и особенные или конкретно-исторические модусы их восприятия, пони­мания, существования и развития.

Историческая традиция здесь представлена широким спектром науч­ных позиций[80]. Монографическое исследование Г. А. Гаджиева в известном

смысле не только удовлетворяет эту органі їм і io потребит ' понимания логики структурной эволюции права, по самой ши іаповкоіі вопроса оп­тологических оснований права выявляет необходимость определения нор­мативных и концептуальных сдвигов в системе собі гвеппого я ч.іка теоре­тической юриспруденции.

Ключевые положения исследования сформулированы в двух разделах монографии, а именно ее введении и заключительной главе, которая, по существу, резюмирует исходные рабочие определения базовой категории работы — юриоииеский концепт действительности. Интерес представляют как первоначальная авторская логика рассуждений о данном предмете, так и система переопределений отдельных составных частей, образующих его текстуальное содержание.

Реконструкция хода авторской мысли не входит в задачу статьи. Интерес представляет прежде всего собственно концептуальное ядро работы, отно­сительно которого и выстраивается предложенная версия определения он­тологических оснований права. Базовое положение — система «онтологии права начинается с выявления основных ее категорий, к числу которых не­обходимо от нести категории правовой действительности, онтологической структуры права, а также юридического концепта действительности»1, — требует необходимых пояснений. 11о существу, с самого начала построения теории онтологических оснований права имеет место определение одного неизвестного через другие неизвестные.

На наш взгляд, под онтологическими основаниями права могут и долж­ны пониматься такие структурные элементы социальной действительности, наличие которых определяет и сущность, и существование права как тако­
вого. Это то, без чего ЯргизЭ нет, и э гоТО, что конетвтуцруеД Л правовую ре- альностьи определяет реалыюстьпрана. Таких безусловных оснований, или первоначал, два — это социальная свобода и социальное принуждение. І Іраво, в этом смысле, есть не что иное, как юридически организованная свобода или свобода в рамках формальных гарантий и ограничений, основанных на совмещении внешних (имплицитных) и внутренних (эксплицитных) практик, заложенных в онтологии и аксиологии социального порядка как правопорядка.

Право или правовая реальность это не незначительная часть бытия. Это само социальное бытие, но только в одной из онтологически заданных форм существования социального бытия. Право имманентно сущему. Оно пребывает не над и не вне социальной реальност и. Оно пребывает внутри социальной реальности. Оно и есть сама эта реальность, поскольку соци­альное как таковое уже фактом своего существования предполагает опре­деленный порядок отношений или свое собственное имплицитное право, внутреннее право социального порядка до его превращения в формальный порядок.

Правовое или юридическое, или нормативно-должное ■ - это такое фундаментальное качество социальной реальности, которое обеспечивает существование социального порядка в форме правопорядка как наиболее адекватной и нормативно обеспеченной форме порядка perse. Историче­ские формы нормативно-должного есть одновременно и исторические формы существования права. Абсолютно прав профессор Л.С. Мамут. «Онтическое. не опосредствуемое деонтическим, исключено»[81].

Исторические формы существования права или правового общения связаны и определяются историческими формами социального и по­литического общения, поскольку юридический порядок, отображая со­циальный порядок, одновременно его формирует в логике требований, вытекающих и связанных логикой политического общения или логикой предпочтения интересов одних социальных групп интересам других со­циальных групп.

Онтологические основания права сосуществуют и воспроизводят себя в системе онтологических оснований социального и политического об­щения, т. е. на их пересечении. Друг относительно друга они выступают одновременно как внутренние и внешние, эндогенные и экзогенные, по­стоянные и переменные, взаимозависимые факторы и условия обществен­ного развития в целом. Онтологические основания социального общения связаны и определяются в системе социальных категорий идентичность и стратификация, поскольку любая форма социального общения и в своей возможности, и в своей действительности имеет место только в границах их совместного существования и самоопределения. В свою очередь, онто­логические основания политического общения, связанные с организацией и осуществлением функций публичного политического властвования, вы­страиваются в логике различных иерархий или зависимостей и легитимности,

2. Юридический концепт действительности: поііяіио ини iipobiioMa I 67

поскольку существование политических иерархий имеет МІСТО и определя­ется рамочными условиями признания их права на сущест вование.

Таким образом, если онтология права обнаруживает себя в системе со­циальных и политических онтологий, то в логике бинарных оппозиций и взаимосвязей она себя и определяет, и воспроизводи т.

Отсюда, собственно, и вытекает первая методом ч/ческая проблема ис­следования данного феномена — проблема онтологической структуры пра­ва, состава его элементов, возможных и действительных аспектов его суще­ствования и проявления. Среда обитания права включает в себя множество измерений. Это своего рода пространственно-временной континуум, систе­ма социально-экономических, социально-политических и социокультур­ных координат, определяющих структуру, динамику и траектории движения правовой реальности, ее онтологии, феноменологии и аксиологии.

Отсюда вторая методологическая проблема исследования права — вы ■ явление и определение основных его категорий и их концептуализация. Концептуальная разработка права предполагает, в свою очередь, одновре­менно и разработку адекватного природе исследуемого явления научного языка, его описания и объяснения.

И наконец, третья методологическая проблема в исследовании права. Это проблема юридического дискурса. То есть проблема практического языка, на котором говорит право (язык юридических конструкций), и про­блема теоретического языка, на котором рассуждают о праве (язык юриди­ческих понятий). Знание права и знание о праве взаимозависимые, но не тождественные (предметные и эпистемологические) аспекты существова­ния и выражения права.

Проблема состоит в том, что понятие права является такой же органи­ческой частью правовой реальности, как и само право. Социальные отно­шения в своих юридических определениях и конструкциях опосредованы как конкурирующими материальными интересами, так и конкурирующими дискурсивными практиками. И вопрос первичности или вторичности ма­териальных или идеальных оснований права сегодня также далек от своего окончательного разрешения, как и вчера. Это не только основной вопрос философии, но также и основной вопрос права. По существу, вокруг него и вращается вся действительная проблематика и теоретической, и прак тической юриспруденции, ее культурно-исторические и концептуальные основания, ее язык, предмет и структура.

2.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018

Еще по теме Постановка вопроса:

  1. $ 2. Избирательное законодательство субъектов Российской Федерации: понятие, основные этапы становления, вопросы теории и содержание.
  2. Проблемы ответственности Председателя Правительства Российской Федерации
  3. §2. Вопросы непосредственного применения государствами международных норм о правах человека.
  4. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  5. Понятие обоснованности приговора суда
  6. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании
  7. Постановка вопроса
  8. Постановка вопроса
  9. Постановка вопроса
  10. Постановка вопроса
  11. Постановка вопроса
  12. § 2. Организационные проблемы обеспечения деятельности адвоката (защитника) на стадии исполнения наказания