<<
>>

§2. Понятие свободы

Несомненно, что понятие свободы является универсальным по своему со­держанию и значению. Но в нашем исследовании необходимо акцентировать внимание не на свободе вообще, как на свойстве человека, не на ее универсаль­ных характеристиках, являющихся предметом философского познания, а на свободе как моменте права и как форме выражения социальной реальности средствами и логикой правосознания.

Правовое существо связывает с понятием свободы целый комплекс суще­ственных моментов правовой реальности. В предельном выражении свобода является универсальной характеристикой любой социальной системы с точки зрения ее открытости. Открытость системы связана с реальной возможностью ее существования, а также воспроизводства и изменения в условиях неопреде­ленности и многозначности связей. Свобода, с одной стороны, предстает как выход за пределы заданных правил, сообразуясь с которыми, обычно решаются проблемы в каждой отдельной ситуации и на основе которых осуществляется выбор между несколькими возможностями. C другой стороны, свобода означа­ет способность превозмогать давление иррациональных побуждений. Свобода связана с возможностью действовать на основе разумных начал и с преодоле­нием узости рационального взгляда на мир, на участие в мире носителя свобо­ды - человека1.

Конечно, любая социальная система объективно носит принципиально открытый характер[84][85]. Но нас интересует не фактическое положение вещей, не

326 іраво в эмпирическом аспекте, а то, как эта эмпирия воспринимается правосоз- іанием. И тогда становится ясным, что в данном контексте понятие свободы не выражает сути права, потому что право самоидентифицируется именно как внутренне согласованная система закрытого типа, и правосознание идейно вы­ражает такой способ бытия права. Существующая и не разрешаемая проблема ’пробелов" в праве является подтверждением приведенного соображения.

При гаком условии свобода неизбежно оказывается способностью преодолевать право соображениями пользы, общественной целесообразности, усилиями во­пи, с помощью силы, произвола, идейного давления и т.п. Иными словами, сво­бода обретает пограничный характер, поскольку связана с выбором позитивной или негативной позиции по отношению к праву в целом. В первом случае она предполагает действование в каркасе правового порядка, но тогда и снимает саму себя, обращается в видимость. Во втором случае она предполагает пре­одоление права или в деструктивном (как нарушение, попрание, отрицание и т.п.), или в конструктивном (как изменение, совершенствование, творчество) смысле.

Каким же образом выходить из этой ситуации? Становится ясным, что решить проблему правовой свободы, исходя только из универсальных характе­ристик свободе вообще, невозможно. Что в действительности означает свобода для правового существа, можно понять, только проявив себя самого как право­вое существо. Следовательно, необходимо переходить в другую плоскость ана­лиза феномена правовой свободы. Что мы и делаем теперь.

Человеческая деятельность, будучи целенаправленной и производитель­ной, всегда одновременно связана с преодолением сопротивления вещества природы, привычной связности процессов и явлений, чужой воли и чужих же­ланий. Словом, ее характеристикой является напряженность^. Напряженность

1См. по данному вопросу: Арендт X.Vita Activa или о деятельности жизни. СПб,, 2000, Да­выдов Ю.Н. Этика любви и метафизика своеволия. M., 1982, Ойгензихт В.А. Воля и волеизъ­явление. Очерки теории, философии и психологии права. Душанбе, 1983; Проблема свободы и прав человека в современной идеологической борьбе. M., 1986; Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия Самара, 2000.

327 {ОНКретНОГО действия имеет свою меру. Эта мера и является, видимо, одним из показателей свободы действующего правового существа. C правовой точки (рения, смысл имеет не отсутствие какого бы то ни было сопротивления или юзможность самостоятельного, ничем не ограниченного выбора.

Как мы уже отмечали, то, что достигается без должных усилий (связанных, например, с юзнанием собственного достоинства и чести), а тем более - без всякого труда, іаще всего, не обладает тем социальным значением, которое кристаллизуется в имели о конкретном праве. Но то, что достигается с чрезмерным усилием (за­нижающим общественную значимость личности), также не может восприни­маться как обретение права. Только напряженность социального действия, шеющая конкретную, выработанную в массовидной деятельности людей и принятую в обществе меру, может быть связана, как мы объясняли, с реализа­цией права. Действительная правовая свобода должна быть понята как возмож- юсть реализовать право (или конкретные права) с признанной обществом ме- юй напряженности сил и воли.

Далее. Свобода должна быть понята не как исток и не как основа права, а сак одно из условий его развертывания. Сущность права состоит, конечно, не в :амом факте свободы, а в том, ради чего эта свобода реализуется. Она стано- іится действительной, когда цели оказываются достижимыми. Для правового :ущества такими целями являются само право, социальная мера и обществен­ной порядок. Конечно, в силу предельной общности данных целей невозможно :вязать понятия о них со сколько-нибудь отчетливыми границами социальной пеятельности людей. Тем не менее, для правового существа это не является ;ерьезной проблемой: в каждом отдельном случае правосознание безошибочно /лавливает действительность и права в целом, и правовой меры, и правопоряд- са, уверенно судит об их качестве. Свобода, таким образом, есть область дей- язвительного права1. Однако мы должны учитывать, что действительное право

См,; Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999; Алексеев С.С. Философия права. И., 1997, Венгеров А.Б. Теория государства и права. Часть 2. Теория права. Т.1-2. M., 1996, Керимов Д.А. Методология права. M , 2000, Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и про­блемы. М , 1999; Маркс К. Дебаты шестого рейнского ландтага (статья первая). Дебаты о

328 — лишь одна из его форм, поэтому свобода и не может быть характеристикой права в целокупности, в сущности.

Далее. Непременным условием правовой свободы является признание са­моценности каждой личности, взятой в ее отдельности. Требование свободы оказывается ничем иным, как стремлением повысить веру в самого себя, в свою значимость и ценность, хотя бы и в малой степени присущую реальному право­вому существу. Как известно, признание ценности личности (как ее права и свободы) связано с вполне конкретными эпохами развития обществ и сменяет (или дополняет) в общественном сознании идею подчиненности личности ин­тересам целого, преодолевает мысль о готовности растворяться в общем деле. Но если право в состоянии функционировать как в условиях свободы личности, так при ее отсутствии - а история является свидетельством такой возможности - то, значит, и в этом смысле свобода не может считаться исходной и имманент­ной характеристикой права и не позволяет высветить глубинную сущность пра­ва.

Г.В.Ф. Гегель утверждал - и это утверждение стало аксиомой западное в- ропейской философско-правовой и юридической мысли, - что право является действительностью свободы, точнее - оно есть реализованная свобода воли1. Однако, если мы подходим к выражению сущности права как к задаче решение которой обусловлено возможностями самого правового существа, тогда, скорее всего, не право должно пониматься как свобода, а свобода должна стать пра­вом. Как это понимать?

Свобода лишь с одной стороны является внешним условием реализации права. C другой стороны, она представляет собой внутреннее состояние согла­сованности человека с действительностью, как наличествующее "согласие на нее . Человек внешне свободен, когда его действия оказываются непринужден­ными. Однако в правовом смысле человек свободен только тогда, когда обрета- свободе печати и об опубликовании протоколов сословного собрания // Маркс К., Энгельс Ф Соч., т.1, Нерсесяну В.С. Философия права. M., 1997; Право. Свобода. Демократия // Вопро­сы философии 1990. №6.

1См.: Гегель Г.В.Ф. Философия права M., 1990.

329 гг место в определенной социальной структуре1. Его внутренней правовой сво­бодой, свободой правового существа, является устремленность на определен- чые социально-духовные ценности, а также настоятельность и неустраним ость трилагаемых к их реализации усилий. Но ведь в этом и заключается всякое конкретное право человека. Стало быть, факт свободы должен пониматься не ия либерализма в России. M., 1995, Нерсесяну В.С. Право - математика свободы. Опыт ірошлого и перспективы. М.„ 1996, Проблемы буржуазной государственности и политико- іравовая идеология. M., 1990, флямерМ.Г. Понятие права в либеральной мысли. // Вопросы летодологии. 1996. №1,2.

См.: Антология мировой правовой мысли. В 5-ти томах. M., 1999; История русской право- юй мысли. M., 1998; История политических и правовых учений. XVΠ-XVIΠ вв. M., 1989; История философии права. СПб , 1998; Русская философия права: философия веры и нравст­венности. Антология. СПб., 1997; Синха Сурия Прахаш. Юриспруденция. Философия права. И., 1996.

339 іюдей1; в политическом отношении свобода проявляется как независимость и зыделенность социального субъекта2. C нравственной точки зрения, человек жободен настолько, насколько свободны все вокруг него. C политической точ­ен зрения, человек свободен настолько, насколько он освобожден, не связан свободой других, насколько, по сути, другие несвободны.

Следует признать, что свобода, поскольку это свобода реальная и соци- ільная, является категорией политического сознания. Стало быть, право, кото­рое разворачивается в контексте идеи свободы, становится формой и средством политической жизни, элементом политической организации общества. Оно раз- юрачивается по логике политического сознания. Или, иначе, понятие свободы существует как смысловой канал связи правового и политического сознания.

В своей идеальности социальная свобода предстает как свобода нравст­венная или духовная.

Таким образом, собственно правовыми есть все основания полагать по­нятия несвободы и .меры свободы. Они отражают наиболее существенные мо- ленты содержания понятия правовой свободы. В контексте этих понятий мож- іо выработать имманентное правосознанию понимание права и развернуть его по логике самого правосознания.

<< | >>
Источник: Малахов Валерий Петрович. ПРИРОДА, СОДЕРЖАНИЕ И ЛОГИКА ПРАВОСОЗНАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2001. 2001

Еще по теме §2. Понятие свободы:

  1. Понятие и правовая природа договора о суррогатном материнстве
  2. Проблемы познания содержания оценочных понятии в интерпретационной деятельности
  3. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  4. Понятие Понятие, значение и общая характеристика догово­ров. заключаемых сельскохозяйственными коммерческими организациями (предприятиями).
  5. § 1. Понятие, правовая природа и сущность ограничений прав собственников
  6. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  7. Понятие и признаки системы наказаний
  8. Понятие и сущность института правовых ограничений
  9. Глава 1. Единство права и свободы на основе их общей обусловленности.
  10. § 2, Система законодательного регулирования как нормативный способ воплощения свободы в общественные отношения. Правовая свобода как фрагмент социальной свободы.
  11. § 3. Два пути правового воздействия на личность как дне формы достижения свободы посредством права
  12. § 2, Два аспекта правовой ответственности как необходимое условие достижения свободы.
  13. § 3* Внедрение обоих аспектов свободы в общественные отношения с помощью юридической ответственности. Особенности этого процесса.
  14. §2. Понятие свободы
  15. §5. Понятие закона
  16. Понятие правовой культуры в рамках многообразия теоретико­методологических подходов
  17. § 1. Переосмысление Г. Кельзеном гносеологических основ нормативизма и понятия правовой нормы в рамках концепции «пра­вового реализма»
  18. Глава I. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: ПОНЯТИЕ, ПРИНЦИПЫ, ИНСТИТУТЫ
  19. І.І. Историко-правовой аспект понятия юридической справедливости.