<<
>>

Плюралистические теории государства

Тенденция к использованию различных методологий, ко­торая проявилась в последней трети ХІХ-начале XX ст. в западноевропейской политико-правовой мысли, прежде все­го в дуалистической теории Г.Еллинека (на что обращалось внимание выше), нашла своё продолжение в теоретических конструкциях учёных Украины и России. Дифференциация научного знания в его позитивистском варианте, по сути, не имеет пределов, а потому каждая научная отрасль пыталась противопоставить этой тенденции своё стремление к объеди­нению, синтезированию и новому упорядочению разрознен­ных фрагментов знаний.

Этот процесс нашёл своё отраже­ние как в юридическом, так и социологическом позитивизме.

334 Раздел 3. Социологические теории государства

Некоторые взаимные уступки, а часто и попытки в той или иной форме сблизить разные методологические позиции и установки различных школ и направлений, можно наблюдать в рамках синтетического (интегративного) правоведения, синтетических теорий государства.

В конце ХІХ-начале XX ст. в позитивной социологии про­явилась ограниченность методологии, которая использова­лась сторонниками биологической и психологической школ. Стало ясно, что при решении сложных политико-правовых проблем необходимо учитывать не какой-то один момент, а всю совокупность социальных факторов и элементов. С при­зывами не ограничиваться единой методологией выступил украинский и российский юрист, философ и культуролог, доктор государственного права Евгений Васильевич Спек­торский (1875-1951). По его мнению, позитивизм невоз­можно представить без применения математических мето­дов исследования явлений общественной жизни1. Находясь под влиянием неокантианства, Е.В.Спекторский признавал преимущества социологического подхода, однако указывал, что юридическая наука, в отличие от обычной социологии, которая рассматривает общество как эмпирически данное и возникшее более или менее стихийно, должна рассматривать это же общество с особой точки зрения - морально-социоло­гической[CCCLXXXIV] [CCCLXXXV]. Его учение является примером этико-социологи­ческого (или нормативно-социологического) подхода[CCCLXXXVI].

Е.В.Спекгорский позитивно оценивал теорию солидарнос­ти, прежде всего за сближение юриспруденции с социоло-

_ 335

гией. Эта теория, по его словам, закладывает основы новой социальной теории государства, которая переносит центр тя­жести с публичной власти, управляющей обществом, на само общество, в котором господствует самоуправление. Система правительственной централизации заменяется системой ши­рокой общественной децентрализации. Приветствуя такое нововведение, Е.В.Спекторский был обеспокоен тем, что го­сударство почти целиком растворяется в потоке обществен­ных течений.

Критика одностороннего подхода к исследуемому явле­нию, характерного для юридического позитивизма, прозву­чала в трудах известного представителя социолого-позити­вистского направления В.В.Ивановского. Он считал необхо­димым при исследовании тех или иных явлений не ограни­чиваться изучением какой-то одной стороны этих явлений. Говорить о юридической природе государства, моральной, религиозной, экономической и т.п. можно только условно. Государство как явление имеет свою единую природу, но следствия этой природы многообразны. Так, явления юри­дической, экономической, моральной и религиозной жизни могут быть обусловлены природой государства, при этом сами в эту природу не входят.

В.В.Ивановский был убеждён: юридическая школа ошибается, когда утверждает, что юри­спруденция должна изучать юридическую природу государ­ства; такая природа, по его мнению, не существует. Суще­ствует право, как государственная функция, но изучать его, - не значит изучать природу государства[CCCLXXXVII]. Такое наблюдение и изучение должно происходить согласно определённому пла­ну: во-первых, констатировать признаки и элементы, которые познают и которые характерны для всех конкретных явлений

Раздел 3. Социологические теории государства 336 _____

исследуемой категории, благодаря которым можно отличить данные явления от подобных явлений других категорий; во- вторых, выяснить и определить постоянное соотношение данных элементов, несмотря на отличие внешних конкрет­ных форм явлений, которые ими создаются. Эти два способа исследования, по мнению В.В.Ивановского, дают возмож­ность установить природу государства.

Наблюдая в реальной жизни явление, называемое госу­дарством, В.В.Ивановский замечал, что это общественный союз. «Даже те, кто называет государство фактом или отно­шениями, не могут отрицать, что государство есть всё же и общественным союзом... совокупностью людей, связанных между собой определённой связью»[CCCLXXXVIII]. Но что представляет собой этот союз и какие его общественные связи? По мнению В.В.Ивановского, ни величина или объём общественных со­единений, ни их этнографический состав, ни цель, которую преследует союз, не может считаться критерием для выде­ления государства из числа других общественных союзов. В противовес позиции сторонников юридического позитивиз­ма, В.В.Ивановский утверждал, что учение о цели государ­ства утратило своё былое значение; задачи, которые выпол­няет государство, зависят от степени политической культуры народа. Такая точка зрения В.В.Ивановского не была одно­значно поддержана его современниками.

Территориальный элемент, согласно В.В.Ивановскому, также не даёт возможности отличить государство от не­государственных союзов. Он исходил из того, что террито­риальная самостоятельность - это только результат самостоя­тельности власти, которая функционирует в каждом госу­дарственном союзе. Но организация власти существует не

_ 337

только в союзе государственном, но и в любом другом обще­ственном союзе. В.В.Ивановский пришёл к выводу, что только верховенство или суверенитет государственной власти явля­ется той отличительной чертой, благодаря которой можно разграничить организацию власти в государственном союзе и организацию власти в других союзах.

В.В.Ивановский рассматривал суверенитет как свойство власти, благодаря которому она стоит выше всех других влас­тей данного государства. Государством можно назвать тот общественный союз, который имеет суверенную власть. Та­кой, по его мнению, есть природа каждого государства, неза­висимо от времени его существования и степени культурного развития.

Под народом В.В.Ивановский понимал «совокупность лиц и общественных групп, объединённых верховной властью»1. Общественные группы формируются под влиянием госу­дарства. Такое суждение свидетельствует, что он испытывал определённое влияние исторической и юридической школ.

Таким образом, В.В.Ивановский пришёл к выводу, что общество и верховная власть - это основные элементы любого государства; отношения между этими элементами такое, что один без другого существовать не может, и что именно это соединение определяет природу государства. Из этого следу­ет, что государство - это общественный союз особого рода, союз, который имеет кое-что общее и с организмом, и с лич­ностью, но не является, ни первым, ни вторым[CCCLXXXIX] [CCCXC].

Анализируя историческое развитие России, В.В.Иванов­ский отметил, что именно государство подчиняло своему влиянию развитие социальных сил общества. Многие эта-

Раздел 3. Социологические теории государства 338 —

пы становления государственной власти были «невыгодны для населения, но они объясняются целями административ­ного строения государства, стремлением установить в госу­дарственной администрации единство»1. Действительно, на протяжении всего рассматриваемого периода развития по­литико-правовой мысли приоритет во внутренней и внешней политике российского государства отдавался защите безопас­ности государства, интересы которого ставились выше обще­ства и личности. Государство периодически или ослабевало, или натягивало бразды правления, но никогда не позволяло занять интересам общественной безопасности равное с со­бой место[CCCXCI] [CCCXCII].

Плюралистический подход к обществу и государству ярко проявился в творчестве выдающегося российского и украинского правоведа, социолога, историка и этнографа М.М.Ковалевского, который видел в нём средство для синте­зирования на позитивистской основе позитивных моментов всех существующих научных направлений.

Мировоззрение М.М.Ковалевского сложилось под вли­янием идей профессоров Харьковского университета Д.И.Каченовского, П.П.Цитовича, К.К.Гаттемберга, лекции которых он слушал. Поэтому свои исследования социально- экономических процессов и их роли в формировании права и государства М.М.Ковалевский проводил, руководствуясь историческим и сравнительным методами. Государство он предлагал рассматривать как политическую организацию на­рода-племени, форму общественного союза, при котором на­род-племя находит возможность политического самоуправ­ления под властью правительства, которое он признаёт. Вме-

_ 339

сте с тем взгляды М.М.Ковалевского существенно отличают­ся от соответствующих взглядов сторонников исторической школы права. Если М.М.Ковалевский находил схожие черты в политическом развитии разных народов, то историческая школа усматривала основу права и государства в мистичес­ком «народном духе»1.

Научная методология М.М.Ковалевского базировалась именно на объединении исторического и социологического методов, он акцентировал внимание на сравнительном изу­чении истории развития политических отношений и юри­дических норм России и государств Западной Европы. Со­циальная философия М.М.Ковалевского является примером синтеза плюрализма и монизма, при котором целостное раз­вивающееся общество и его элементы ставятся во взаимную зависимость: каждый элемент взаимно отрицается и взаимно утверждается другим. Каждое социальное явление характе­ризуется в связи с тем местом, которое оно занимает в со­циальном целом. Факторы, которые создают социальное целое, у М.М.Ковалевского размещены в определённом порядке. На первом месте стоит демографический фактор, который играет огромную роль в социальной динамике и статике, дальше идёт экономика, а завершают эту иерархию общественные отно­шения и идеи. Каждый фактор в исторической эволюции общества выполняет свою функцию и определяет конкретный характер эволюции. Такая методология даёт возможность вы­яснить сущность тех или иных факторов реального жизненно­го опыта и тем самым она выходит за пределы методов клас­сической позитивистской социологии О.Конта, Г.Спенсера, Д.С.Милля[CCCXCIII] [CCCXCIV]. На основе этой методологии М.М.Ковалевский развивал свой политический и правовой идеал.

34^ Раздел 3. Социологические теории государства

М.М.Ковалевский решительно отбрасывал юридическое понятие государства, подчёркивал, что государство является не сферой нормативной повинности, а фактом, реальным явле­нием и любое объяснение его природы должно исходить из этого признака. По его мнению, дискуссия о том, является ли государство объектом права, субъектом или правоотношения­ми, мало объясняет природу государства. Субъектом права могут быть как коллективные единицы, так и индивиды, нет ничего странного в том, что государство вместе с частным ли­цом и корпорацией выступает в правоотношениях как субъ­ект права. В результате этого государство не перестаёт быть реальным фактом, организованным общественным союзом с общей для всех его членов властью, которая признаётся на всей, занимаемой им территории, властью, которая стоит над всем населением, проживающим на этой территории. Сле­довательно, «территория необходима для государственного общения»1. Но определить государство невозможно ещё без двух элементов - населения и власти. Именно эти элемен­ты являются основными. Здесь М.М.Ковалевский называет существенные и обязательные признаки государства, по его мнению, это необходимо и этого достаточно для определе­ния природы того или иного явления. М.М.Ковалевский отказывается от намерений познать сущность государства и его конечную цель. Он убеждён, что наука имеет дело только с явлениями[CCCXCV] [CCCXCVI].

Существенными признаками государственной власти М.М.Ковалевский называл её непроизводный характер, са­модостаточность, самоопределённость и бесконтрольность. Только в том случае, если государственная власть соответ-

-______________________________________________ 341

ствует всем этим признакам, можно говорить, что она суве­ренна, то есть самодержавна. Он писал: «Где нет самодержав­ной власти государства, где нет возможности самоопределе­ния для государства, там нет, обычно, и самого государства»[CCCXCVII].

Население, согласно М.М.Ковалевскому, состоит из лиц и семейств, которые связаны в своей деятельности волей го­сударства, то есть чужой для них волей. Население также может делиться на несколько общественных групп, а имен­но: касты, сословия, классы. Экономический фактор играет решающую роль в процессе трансформации сословной организации в классовую. По его мнению, только с преобра­зованием натурального хозяйства в денежное и постепенным развитием этого последнего, возникают условия, благоприят­ные для дальнейшего процесса замены сословной органи­зации классовой. В соответствии с принципом плюрализма М.М.Ковалевский не отрицал роли экономического фактора в создании государства. Однако экономический фактор он на­зывал среди других, его значение в создании государства не считал решающим. Для М.М.Ковалевского генезис государ­ства и генезис классов - разные понятия. Социальная диффе­ренциация зависит от разделения труда, которое в свою оче­редь обусловлено ростом плотности населения. Причина воз­никновения сословий и классов связана с экономическим и биологическим факторами. Но и с другими факторами тоже. Критикуя органическую теорию, М.М.Ковалевский писал, что одного естественного роста недостаточно для развития государства, нужны ещё люди, нужна человеческая воля. Го­сударства развиваются и усовершенствуются не естествен­ным путём, а при самом деятельном участии людей, которые их составляют. Ничто в государственной жизни само собой

не делается, для любого изменения нужен волевой акт1. Ана­лизируя исторический опыт продвижения России по пути других европейских государств, М.М.Ковалевский замечал, что перестройка русского политического строя по иностран­ным образцам не помешала сохранению самобытных рус­ских обычаев и институтов: «Россия создавала одну лишь форму, а не дух тех учреждений, которые она копировала... Власть в России изменила лишь свою внешность. К единой голове монарха прибавилось сто рук бюрократии.. .»[CCCXCVIII] [CCCXCIX].

Будучи сторонником теории факторов, М.М.Ковалевский настаивал на признании роли различных факторов в воз­никновении государства[CD]. В начале XX ст. он пришёл к вы­воду, что в истории действуют различные факторы - со­циальные, экономические, психологические, биологические. Отдельно взятый исторический подход, ориентированный на исследование социально-экономических процессов, не даёт возможности понять и объяснить процессы, происхо­дящие в обществе, в том числе и политико-правовые про-

_ 343

цессы. Поиски истины требуют учитывать также психо­логические и биологические факторы общественного раз­вития. По мнению М.М.Ковалевского, основой любого со­общества, в том числе и государства, есть психологический мотив - готовность подчиняться. Поэтому главную роль в возникновении государства он отводил психологическому фактору. Государство возникает под воздействием психоло­гической склонности людей признавать над собой власть тех, кто как будто наделён магической силой. Инициатором госу­дарства становится активная, сильная, творческая личность. Ссылаясь на социологическую теорию «добровольного раб­ства», М.М.Ковалевский доказывал, что основная масса лю­дей неспособна к творчеству или проявлению личной ини­циативы и стремится к подчинению и зависимости. По его словам, выдающаяся личность является творцом государства не исходя из выбора, не на основе договора с подвластными, а благодаря своему воздействию на толпу, которая ищет чу­жое руководство[CDI]. Эта личность принимает на себя обязан­ности по управлению с целью сохранить независимость тер­ритории, прекратить кровную месть и междоусобицы. Так возникает «замиренная среда», пределы которой совпадают с пределами вновь возникающих государств[CDII].

В процессе исторического развития изменяется лишь ха­рактер мотива, вынудившего людей подчиняться. Здесь ска­зывается влияние культурного и экономического прогресса, то есть нагромождения знаний и уменьшения значения пред­рассудков, рост количества населения и изменение экономи­

ческих порядков. Природа государства изменялась в разные времена, но государство всегда оставалось «замиренной сре­дой», союзом множества людей, занимающих определённую территорию и подчинённых общей политической власти. В своём развитии государство проходит несколько стадий: го­сударство - народ, государство - земля, государство - поли­тическое образование, всемирная федерация государств. При такой переменчивости своей природы государство всё же остаётся определённой формой человеческого сообщества, коллективным или организованным единством большего или меньшего множества людей, признающих руководство опре­делённой политической власти.

Используя свою оригинальную методологию, М.М.Кова­левский предложил вариант решения одной из проблем клас­сического либерализма - преодоления противоречия между равенством и свободой. Понятие равенства он заменил по­нятием справедливости и солидарности. Под общественной солидарностью понимал, прежде всего, факт социальной жизни, который утвердился в борьбе с внутренней опасно­стью и внешними врагами. Усилия всех органов социаль­ного целого, направленные на своё сохранение, порож­дают общественную солидарность. Учение о солидарности М.М.Ковалевский не сводил к чувству или идее солидарнос­ти. Под солидарностью понимал социальные порядки, инсти­туты, социальные сдвиги, связанные с теми или иными идейными проявлениями. Классовую же борьбу рассматри­вал как признак незрелости, или вырождения того или иного общественного строя. Основным социологическим законом считал закон прогресса. Сущность прогресса, по его мнению, в возрастании солидарности[CDIII].

Концепция солидарности соответствовала основным принципам социального либерализма, поскольку она со-

_ 345

единяла в себе требование защиты личности и её прав с утверждением коллективистских основ бытия человечества. М.М.Ковалевский писал, что вековая эволюция принципа со­лидарности показывает это расширение замирения в среде, в которой основы состязательности сменяются правлением со­лидарности1. Учение о солидарности М.М.Ковалевского даёт возможность осмыслить сущность гражданского общества, сторонником которого мыслитель являлся.

Отношения между государством и личностью учёный рас­сматривал в контексте эволюции объективной индустриаль­ной культуры, основанной на разделении труда. Ссылаясь на работы Л.Дюги, М.М.Ковалевский доказывал, что обществен­ная солидарность не согласуется с понятием формальной сво­боды и системой государственного невмешательства. Госу­дарство должно обеспечить физическое и умственное разви­тие граждан, предоставить им возможность «интегрального» пользования продуктами собственного труда[CDIV] [CDV]. Вместе с тем М.М.Ковалевский подчёркивал, что не следует смешивать во­прос об отношении государства к личности, индивиду, с во­просом о государственном вмешательстве. Понятно, что госу­дарство не вмешивается в те сферы, в которых оно не имеет никаких целей, поскольку государство принадлежит к «таким общественным союзам, которые являются целью сами для себя». Поэтому, по его мнению, говорить о цели государства нет необходимости, но есть потребность говорить о пределах государственного вмешательства[CDVI]. Учёный пришёл к выводу, что с успехами гражданственности возрастает и вмешатель­

ство государства, и что причиной его расширения есть, с одной стороны, усложнение общественных отношений, а с другой, - постепенное принятие на себя государством тех за­дач, которые раньше выполняли такие общественные союзы, как семья, род, община, церковь и т.п. Из этого следует, что расширение пределов государственного вмешательства не всегда равнозначно ограничению свободы индивида.

М.М.Ковалевский признавал зависимость политических идей от социально-экономических и политических отноше­ний. Он подчёркивал, что история делается меньшинством, а мысль (идея, теория) направляет развитие общества1.

Другой сторонник теории факторов Н.И.Кареев разраба­тывал свою теорию на основе позитивизма, преимуществен­но контизма. Наиболее значимыми факторами возникновения государства он называл принуждение и политическую инте­грацию. Под государством понимал такую форму совместной жизни, которая самостоятельно осуществляет принудитель­ное властвование над свободными людьми, причём такими, которые это властвование признают[CDVII] [CDVIII]. Власть предусматрива­ет признание лицом своей зависимости от другого лица, на­делённого властью. Государство, согласно Н.И.Карееву, отли­чается от других форм совместной жизни тем, что власть принадлежит только ему и только государство вправе решать вопрос как распорядиться властью. Государство может усту­пить это право другим общественным союзам или поддержи­вать их, исходя из этого права[CDIX].

_ 347

Н.И.Кареев создавал свою социологическую теорию на основе коллективной психологии. Он исследовал наиболее рас­пространённые в истории типы государств, эволюцию форм государственного устройства, проблемы взаимоотношений государства и общества, власти и индивидуума, реформацион- ные и революционные преобразования общества. Изучал историю возникновения и трансформации представительных институтов и их роль в политическом процессе. Критикуя по­зицию сторонников органической теории, Н.И.Кареев писал, что внутренние формы и внешние пределы общества зависят не от физиологических особенностей элементов, его состав­ляющих, а от их психического развития: чем выше развитие, тем ближе человеческое общество подходит к идеалу обще­ственного договора, к произведению искусства, к форме общей кооперации для общих целей. Истинная природа обще­ства, по его мнению, не в механической игре сил, не в органи­ческом соединении частей. Общество не является естествен­ным механизмом или организмом. Оно представляет собой нечто особенное, которое не соответствует полностью ни одной из этих категорий. Возможно, это высший синтез низших форм коллективного бытия. Несомненным для Н.И.Кареева есть только одно: идеальное общество является произведе­нием искусства в широком смысле этого слова. Идеальный способ его существования можно себе представить не иначе, как в форме общественного договора, который сознательно и свободно приобретает наилучшие формы коллективного су­ществования личностей[CDX].

Классифицируя науки, Н.И.Кареев отводил психологии место между биологией и социологией. Между наукой о жиз­ни и наукой об обществе он помещал «науку о духе»: если

«дух» невозможно представить вне жизни, то общество не­возможно представить без «духа», то есть без психической связи, без психического взаимодействия своих членов. И организм, и общество развиваются изнутри, но в последнем случае дело усложняется тем, что лица, которые входят в его состав, выступают в качестве реформаторов в широком по­нимании этого слова, они влияют на общество как бы извне. Поэтому общество как целое не имеет, подобно организму, физических пределов, а объединяющим его элементом есть дух (конечно, не в метафизическом смысле, а в качестве пси­хического процесса). Человек сознательно желает для обще­ства тех или иных перемен и в соответствии с этой целью планирует свою деятельность. Такая деятельность становит­ся одним из факторов перемен, происходящих в обществе.

Методология познания государства, ориентированная на раскрытие связи государства и общества, на определение относительной самостоятельности этих явлений была харак­терна и для известного представителя философско-правовой мысли в Украине и России Памфила Даниловича Юркевича (1827-1874). Родился он в Полтавской губернии, образова­ние получил в Киевской духовной семинарии, работал про­фессором Московского университета.

П.Д.Юркевич рассматривал государство как лицо, отстра­нённое от частных интересов, тем самим подчёркивал, что и общество является относительно самостоятельным. Поли­тическая жизнь, по его мнению, не должна поглощать жизнь социальную, а контроль со стороны государства за всячески­ми проявлениями индивидуальности не должен быть пол­ным и безусловным. Государство является творением обще­ства, поэтому оно должно оправдывать его надежды, быть моральной опорой общества, защищать от зла[CDXI]. Вместе с тем

_ 349

подчёркивал, что государство не призвано охранять всех от любого зла. Оно хотя и имеет право определять права всех, но не все права. Тем самым мыслитель наметил пределы вме­шательства государства в личную жизнь человека, в сферу морали и общественных отношений1.

П.Д.Юркевич видел основное предназначение государ­ства в том, чтобы выступать арбитром в решении различных общественных разногласий (социально-экономических, по­литических, национальных, религиозных и др.), создавать для общества такие условия развития, при которых были бы учтены интересы каждой личности (по его словам, «частные интересы»). Такой подход свидетельствует о либерально-де­мократической политической ориентации мыслителя[CDXII] [CDXIII].

П.Д.Юркевич не только разграничивал государство и общество. Признавая огромное значение частной собствен­ности для развития общественных отношений, он считал не­обходимым уменьшить запрещающий (принуждающий) по­тенциал влияния государства на общество в экономической сфере. По его мнению, государство должно не создавать пре­пятствия обществу (народу), а стимулировать своей заботой реализацию всех его возможностей, а также интересов лиц, которые в него входят[CDXIV].

Взаимоотношения государства и человека П.Д.Юркевич анализировал исходя из процесса человеческой деятель­ности в государстве, которая осуществляется в двух на­правлениях: 1) индивидуальном, или частном; 2) общем для всех лиц в государстве. Человек, по его мнению, мо­

жет существовать только как моральная личность. Это та­кая личность, которая уважает человеческое достоинство другого человека, уважает чужие права и выполняет свои обязанности, вносит мир и согласие в отношения людей, имеет другие позитивные качества. Именно моральные личности составляют общество. Моральная личность - это не единичное существо, а целостное творение, которое во взаимодействии с государством представляет общество. С одной стороны, личность подчинена обществу, а с другой - создаются условия для проявления её индивидуальности. П.Д.Юркевич убеждён, что не только общество и личность, но и государство и личность могут пребывать в состоянии гармонического взаимодействия, когда каждый из них выпол­няет свои обязанности. Личность как морально организован­ный индивид выполняет законы государства, а государство в лице государственной власти издаёт законы в расчёте на соб­ственное их исполнение и с учётом интересов личности. В другом случае между государством и личностью возникают конфликты, которые пагубно сказываются на развитии всего общества1.

Стремление к правовому оформлению общества просле­живается в трудах профессора Казанского и Московского университетов Габриеля (Гавриила, Иосифа-Губерта) Фелик­совича Шершеневича (1863-1912). Родился Г.Ф.Шершеневич в Украине (в селе Антоновка Чигринского уезда Киевской губернии в польской дворянской семье), в дальнейшем его жизнь была тесно связана с Казанью и Москвой[CDXV] [CDXVI].

_ 351

Представления Г.Ф.Шершеневича о государстве не всегда неизменны и последовательны. Так, в работе «Общее учение о праве и государстве» (1908), он писал: «Под именем госу­дарства понимается союз людей, осевших в известных гра­ницах и подчинённых одной власти»1. Констатируя популяр­ность в своё время такого определения государства, в другом труде «Общая теория права» (1910) утверждал следующее: «Мы имеем перед собой личное соединение, как некоторую совокупность людей, находящихся во взаимном отношении властвования и подчинения. Что представляет собой эта со­вокупность людей? Некоторые признают её союзом. Но союз вызывает мысль о сознательном, намеренном соединении, что отбрасывает нас к договорному представлению. Со­единение это есть не что иное, как общество. Начало, объ­единяющее этих людей в общество, состоит в подчинении одной и той же власти»[CDXVII] [CDXVIII]. Г.Ф.Шершеневич не желал «вызы­вать мысль о сознательном, намеренном соединении» людей в государство. Применительно к государству он допускал лишь мысль о наличии факта принудительного властного со­единения людей. Под это он подводил свои собственные тео­ретические основания, называл методологической ошибкой попытки сформировать понятие о государстве не в его «исто­рической действительности, а в его идеальном представле­нии». Исходя из своего видения исторической действитель­ности, он рассматривал совокупность людей, образующих население страны, в качестве «личного субстрата государ­ства». Эти же методологические соображения, как было вер­но замечено С.И.Архиповым, не позволили ему рассматри­вать государство как юридическое лицо, так как, по мнению

352 Раз^ел 3- Социологические теории государства

Г.Ф.Шершеневича, недопустимо двойственное определение одного и того же понятия, - социологическое и юридическое. Г.Ф.Шершеневич, как известно, допускал только одно опре­деление государства - социологическое. Поэтому, государ­ство хотя и выступает источником права, но субъектом права не является и даже не может быть определено юридически1.

Оценивая роль государства в обществе, Г.Ф.Шершеневич писал, что оно только тогда выполняет своё предназначение, когда при его содействии люди, входящие в состав государ­ства, достигают такой степени благополучия, какая была бы недостижима вне его[CDXIX] [CDXX]. Важнейшими конкретными задачами государства учёный считал следующие: 1) обеспечение лич­ной безопасности; 2) обеспечение благосостояния каждого гражданина; 3) обеспечение права (только государство в со­стоянии установить те правила, которые называются пра­вом). Г.Ф.Шершеневич наметил два пути решения последней задачи: 1) государство устанавливает нормы права; 2) госу­дарство охраняет нормы права от нарушений[CDXXI].

Г.Ф.Шершеневич связывал понятия «государство» и «общество», но не противопоставлял их. Тем самым признавал взаимное влияние государственной власти на общество и общественного мнения на государство. Государство занимает в обществе особое место. Более того, истинная опора государ­ственной власти в самом обществе, следовательно, чем проч­нее сложен юридический порядок, определяющий взаимные отношения граждан, тем твёрже основа, на которой держится государственная власть. Таким образом, общество и государ­ство взаимообусловлены[CDXXII]. Следовательно, государство мо-

_ 353

жет достичь желательных результатов не столько усилением правовой репрессии, сколько изменением социальных усло­вий, определяющих поведение граждан1.

Государство может оказывать на общество не только поло­жительное, но и негативное влияние. «Обособление государ­ственной силы, - писал по этому поводу Г.Ф.Шершеневич, - даёт возможность государственной власти оказывать дур­ное влияние на общество... Органы власти могут сознатель­но усиливать классовую, национальную и вероисповедную вражду, чтобы в борьбе одной части общества против дру­гой истощались те силы, которые иначе могли бы в полном единстве направиться против них... Органы государствен­ной власти в состоянии ставить препятствия народному обра­зованию, развитию общественности, подавлять личную инициативу, отбрасывать мужественные, стойкие единицы и вызывать самых злых духов на служение себе против обще­ственных сил»[CDXXIII] [CDXXIV]. Такое государство не выполняет своё пред­назначение в обществе и нуждается в реформировании.

Сторонником плюралистического (синтетического) под­хода к государству и праву был известный украинский и рос­сийский правовед, философ, историк, доктор права, профес­сор, академик Украинской академии наук с 1919 года Богдан Александрович Кистяковский (1868-1920).

Мировоззрение Б.А.Кистяковского базировалось на син­тетической установке, стремлении органически соединить различные политические, ценностные ориентиры - коллек­тивизм и индивидуализм, демократию и социализм, свободу и необходимость служения. Б.А.Кистяковский пытался сфор­мулировать политико-правовую программу, в основе которой

лежит ненасильственный эволюционный путь преобразова­ния общества, путь общественной солидарности и поиска компромисса между различными социальными, корпоратив­ными, религиозными группами1.

Свою методологическую задачу Б.А.Кистяковский видел в том, чтобы подготовить основу для заключительного син­теза, который должен привести к целостному и полному зна­нию. Центральной категорией такого синтеза есть категория долженствования. Именно эта категория определяет крити­ческую позицию исследователя относительно позитивизма и натурализма, с одной стороны, и метафизики - с другой[CDXXV] [CDXXVI].

Как сторонник фрейбургской, или баденской школы нео­кантианства, Б.А.Кистяковский считал, что результат, достиг­нутый при помощи методов, перенесенных из естественной среды в социологию, является ограниченным. В историче­ских процессах рядом с необходимостью значительное ме­сто занимают стихийные и сознательные действия человека, обусловленные уровнем общественной культуры. Право есть наиболее весомый выразитель культуры общества. Опираясь на «философию культуры» Г.Зиммеля и идеи Г.Риккерта о связи права и культуры, учёный пришёл к выводу, что именно право, благодаря действиям людей, которые осознают свои обязанности, превращает социально необходимое в должное. Категория долженствования лежит в основе разработанной Б.А.Кистяковским этико-нормативной концепции права.

-______________________________________________ 355

Мыслитель связывал право и мораль, рассматривал мо­раль как критическую инстанцию над правом позитивным. Б.А.Кистяковский выделял эмпирические и трансцендент­ные цели права. Среди трансцендентных целей наибольшее значение для права, по его мнению, имеют именно этические цели, которые обусловливают природу права. Это свобода и справедливость. Нормативное понятие права является у него не нормативно-логическим (как, например, у Г.Кельзена), а нормативно-этическим, ценностным. Б.А.Кистяковский стремился создать теорию, которая станет основой для ре­шения проблемы соотношения права и морали. По замыслу Б.А.Кистяковского, эта теория должна соединять идеи мо­рального поиска духовного абсолюта с вполне реалистиче­ской теорией права, которая могла бы стать методологиче­ской основой как этики, так и общей теории права1. Он считал невозможным формировать идеалы только на эмпирической основе. Этическая сфера должна быть связана со сферой эмпирической, при этом она должна оставаться независимой от сферы эмпирической[CDXXVII] [CDXXVIII].

Критически осмысливая взгляды и подходы как своих предшественников, так и современников, Б.А.Кистяковский развивал идею дополнительности, то есть множественности, плюрализма методов социальных исследований. Он пытался обосновать синтетический подход к пониманию права, кото­рый соединял бы в себе методы догматической юриспруден­ции с методами социологической и психологической школ права. С одной стороны, право есть причинно обусловлен-

356 ________________________________________________

нис явление и потому исследуется методами социологии, которые подобны методам точных наук. С другой стороны, право является сферой духовной культуры, творчества лич­ности. Поэтому оно нуждается в телеологическом обоснова­нии (обосновании целесообразности). Множество причин, которые обусловливают право, а также множество его целей - основание того, что различные аспекты права требуют раз­личных методов научного исследования. Поэтому, считал Б.А.Кистяковский, невозможно дать единое определение сущности права. Поскольку существуют четыре подхода в определении права, постольку возможны и четыре определе­ния права: социологическое, психологическое, государствен­но-организационное и нормативное. Глубина теоретико­методологических позиций учёного дала ему возможность осознать, что именно дополнительность позволяет сохранять теоретическую ценность (истинность) любой альтернатив­ной точки зрения в системе и целостности этих точек[CDXXIX].

Логически правильное определение, согласно Б.А.Кис- тяковскому, должно не только соединять в себе все составные элементы предмета, но и давать их синтез, то есть представ­лять их в необходимом единстве. Придерживаясь основных правил логики, следует признать, что государство является правовой организацией оседлого на определённой террито­рии народа. Эта правовая организация находит своё завер­шение в органах государственной власти. Но юридическое определение не учитывает общественные явления в прямом

-______________________________________________ 357

смысле слова. Эти явления выделяются в особенную группу, исходя из того, что общество, или народ, как экономически и социально организованное целое, составляет только субстрат или материальную основу государства в правовом смысле. Государство же является социальным феноменом, который содержит позитивные и нормативные элементы. Предметом социального учения о государстве Б.А.Кистяковский считал те вопросы, которые возникают из соотношения между обще­ством и государством или между двумя рядами разнородных явлений, которые происходят в одном социальном целом1.

Б.А.Кистяковский сформулировал понятие государства, которое учитывает и социальную организацию народа: го­сударство есть оседлый на определённой территории народ, объединённый определённой степенью социальной солидар­ности и наделённый организованной властью. Второе опре­деление не противоречит первому. Государство является все­охватывающей социальной организацией, представляющей собой значительно больше, чем систематизированные нор­мативные акты. По мнению Б.А.Кистяковского, общая тео­рия государства, которая стремится объединить социальное и правовое учение о государстве, должна пользоваться по­следним определением[CDXXX] [CDXXXI].

Б.А.Кистяковский не абсолютизировал роль государства, но утверждал, что именно при помощи государства осущест­вляется то, что нужно, важно и является ценным для всех. По его словам, государство само по себе является всеохватыва­ющей формой солидарности, и, кроме того, оно ведёт к соз-

Раздел 3. Социологические теории государства 358 —

данию и выработке наиболее полных и всесторонних форм человеческой солидарности. Общее благо - вот формула, в которой выражаются идеальные цели и задачи государства как такового1. Содействуя росту солидарности между людь­ми, государство делает человека благородным и возносит его; оно даёт человеку возможность лучше развивать все стороны человеческой природы и осуществлять идеальные цели. Именно в этом, согласно Б.А.Кистяковскому, состоит истинная, идеальная сущность каждого государства.

В данном случае Б.А.Кистяковский рассматривает соли­дарность не как причину возникновения государства, а как её следствие, как результат деятельности государства (в отли­чие, например, от Л.Дюги, позицию которого мы анализиро­вали выше).

Основным признаком государства Б.А.Кистяковский на­зывал власть[CDXXXII] [CDXXXIII]. Последнюю рассматривал как идеальный фак­тор, который создаётся правовыми нормами. Чтобы опреде­лить причину существования власти, он предлагал разложить на составные части все явления, в неё входящие. «Для этого мы должны строго отличать социально-психические элемен­ты в том процессе, который приводит к подчинению одного человека другим и к признанию одного властвующим, а дру­гого подчинённым, от того, что сложилось благодаря истори­ко-политическим условиям, т. е. благодаря долгому процессу исторического развития, приведшего к созданию современ­ного государства, и, наконец, от того, что составляет фор-

_ 359

мально-юридическую сторону власти и что гарантируется современным государственно-правовым порядком»[CDXXXIV], - писал Б.А.Кистяковский.

Причина властвования, по мнению Б.А.Кистяковского, со­стоит не столько в воле, которая повелевает, сколько в воле, которая подчиняется, то есть в том, что Н.М.Коркунов, избе­гая употребления термина «воля», называл сознанием или чувством зависимости. Используя синтетическую методоло­гию, Б.А.Кистяковский пришёл к выводу, что в тех явлениях, которые называют властью, переплетаются как постоянные, стихийные элементы человеческой психики, так и те наслое­ния, которые создаются социальным или историко-политичес­ким развитием, а также то, что выражается в деятельности конкретного государства.

В социально-психологическом смысле власть зарождается там, где в отношениях двух или нескольких лиц одно лицо, благодаря своим духовным, а иногда даже физическим пре­имуществам, благодаря качествам своего характера и своей энергии занимает руководящее и господствующее положе­ние, а другое лицо попадает в зависимое положение. Всегда и везде, где есть люди и отношения между ними, возникают социально-психологические явления. Естественные обсто­ятельства, от которых они зависят, это количество людей и естественные отличия между ними. Когда собирается боль­шая масса людей, происходит как бы сгущение и накопление социально-психологической энергии. При скоплении людей возникают новые социально-психологические явления руко­водства и подчинения. С одной стороны, силы отдельно взя­того человека - руководителя, вождя - приобретают особую интенсивность и напряжение, с другой - склонность к под-

36^ Раздел 3. Социологические теории государства

чиненню ещё больше возрастает у людей, которые однаж­ды уже подчинились. Массы следуют за своими вождями. Здесь суждения Б.А.Кистяковского совпадают с суждениями Н.К.Михайловского о «героях и толпе», Г.Тарда о законах подражания, Г.Зиммеля о господстве и подчинении.

По мнению Б.А.Кистяковского, там, где между людьми возникают продолжительные отношения господства и влия­ния, с одной стороны, и подвластности и зависимости, с другой, личные отношения влияния и зависимости превра­щаются в нечто, существующее независимо от этих людей. Эти отношения как бы объективируются. Возникают отно­шения господства и подчинённости во имя каких-то высших начал. В отношениях господства и подчинённости, как в со­циально-психологическом явлении, есть какая-то загадка, нечто таинственное и мистическое. Каким образом воля одно­го человека подчиняет другую человеческую волю - это сложно объяснить. Эти явления скрыты в самых глубоких и непознанных местах человеческой психики[CDXXXV]. Отношения, которые в данном случае возникают, являются наиболее общи­ми и постоянными для всего человеческого сообщества, а не только для государства и для сущности государственной власти. Как элемент, характерный не только для государства, а вообще для всей социальной среды, эти отношения состав­ляют предмет изучения социологии. Исследователи же госу­дарственной власти должны иметь в виду не вообще господ­ство и зависимость, а отдельный его случай - государствен­ное господство.

С формально-юридической точки зрения власть - это спо­собность распоряжаться и принуждать выполнять свои ве­ления. Властвовать в государственном смысле означает рас-

_ 361

поряжаться и быть в состоянии заставить выполнять. Власть состоит в отношениях между волей, которая выражается в ве­лениях государственной власти, и волями исполнителей этой власти, то есть подданных и государственных чиновников. При этом Б.А.Кистяковский подчёркивал, что нет оснований приписывать государству личную волю. Государство, по его словам, имеет безличную волю, поскольку его деятельность выражается в установлении общих безличных правовых норм и в применении этих норм к конкретным случаям в пра­вительственных распоряжениях, административных актах и судебных решениях. Безличность воли государства приводит к тому, что власть государственная безлична, а именно это есть «характерный признак власти в правовом или конститу­ционном государстве»[CDXXXVI].

Государственное господство существует только в кон­кретных государствах, а все конкретные государства прошли определённое историческое развитие и для них характерна определённая социальная структура. Целесообразно было бы искать именно в этом развитии и в созданной им социаль­ной организации объяснение сущности государственной власти. Если же делать выводы о государственной власти исходя из того, как она проявляется в историческом разви­тии государств, придётся отождествлять государство с тем признаком, который наиболее заметен, а именно с силой и страхом. Но отождествлять власть с материальной силой неправильно. Материальная сила побеждала и становилась властью, как правило только тогда, когда её поддерживала сила идейная. К традиционным признакам власти - прести­жу, авторитету, традиции, привычке, силе, вселяющей страх

Раздел 3. Социологические теории государства 362 _____

и покорность, Б.А.Кистяковский предлагает присоединить ещё один признак - любая власть должна иметь моральное оправдание[CDXXXVII]. Как только власть теряет идею, которая её вдох­новляла, такая власть неминуемо гибнет.

Как считал Б.А.Кистяковский, вдохновляющая идея, или моральное оправдание власти есть, несомненно, основным и самым важным её признаком. Но этим сущность власти не исчерпывается. Власть развивается в логической последова­тельности: во-первых, под воздействием социально-психоло­гических причин, которые ведут к престижу и авторитету, с одной стороны, и чувству зависимости и подчинённости - с другой. Во-вторых, власть обязана своим существованием целому ряду исторических и политических условий, начиная от борьбы рас и подчинения одной расы или нации другой и заканчивая социальной борьбой, борьбой классов, которая обусловлена экономическими отношениями, ведущими к по­беде более прогрессивных общественных сил над силами отста­лыми и отжившими. В-третьих, определённые отношения верховенства и подчинённости утверждаются и закрепляют­ся благодаря идейному их оправданию. В правовом государ­стве эти отношения закрепляются в правовых нормах. Снача­ла существующие отношения становятся отношениями, за­креплёнными нормами права. Появляется убеждение, что то, что есть, должно быть. Но постепенно правовая идея, идея должного, получает преимущество над тем, что существует только фактически. Поэтому фактические отношения приво­дятся в соответствие с должным в правовом смысле. Всё, что не находит себе оправдания, изменяется и согласуется с тем, что должно быть. Таким образом, над властью всё больше господствует правовая идея, идея должного. Чтобы суще-

_ 363

ствовать и быть признанной, власть должна себя оправдать. Для культурного человека недостаточно того, что власть су­ществует; мало и того, что она необходима, полезна и целе­сообразна. Б.А.Кистяковский сделал вывод в духе неоканти­анства: лишь в том случае, когда власть содействует тому, что должно быть, если она ведёт к господству идеи права, лишь тогда мы можем оправдать её существование, лишь тогда мы можем её признать1.

Б.А.Кистяковский является одним из наиболее ярких оте­чественных представителей доктрины правового государ­ства. По его мнению, государство, как единый творец пра­вовых норм, само должно эти нормы выполнять, государ­ственная власть в правовом государстве ограничена, - она действует в определённых пределах. Ограниченность власти создаётся в результате признания неотъемлемых прав челове­ка. Б.А.Кистяковский подчёркивал, что в правовом или кон­ституционном государстве впервые создаётся определённая сфера «самоопределения и самовыражения» личности, в ко­торую государство не имеет права вмешиваться. По сути, он разграничивал сферу государства и гражданского общества, которая создаётся вне государственной регламентации, по усмотрению личности, исходя из её неотъемлемых прав. Эти права не созданы государством. Среди них - свобода совести, свобода слова, союзов, собраний. Учёный подчёркивал, что все эти права и многие другие были бы иллюзией, если бы не было установлено неприкосновенность личности[CDXXXVIII] [CDXXXIX].

Рассматривая проблему прав человека и гражданина, Б.А.Кистяковский обосновывал мысль, что именно отдель-

Раздел 3. Социологические теории государства

но взятый человек является наиболее сильным противове­сом государству. Это объяснял тем, что отдельный человек является в определённом смысле единственным реальным основанием всякой общественной и государственной жизни. Вместе с тем не каждый человек способен противопоставить себя государству, а только тот, в котором пробудилось осоз­нание своего «я», своей личности. Такое пробуждение осоз­нания своей личности у членов общества есть необходимое условие для перехода от абсолютно-монархического к кон­ституционному государству. В результате личность начинает противопоставлять себя государству, а вместе с тем и отстаи­вать перед ним свои интересы и права.

Б.А.Кистяковский пришёл к выводу, что органы государ­ственной власти будут действительно связаны законом толь­ко тогда, когда им противостоят граждане, наделённые субъ­ективными публичными правами. Лишь имея дело с упол­номоченными лицами, которые могут предъявить правовые претензии самому государству, государственная власть вы­нуждена соблюдать законы. Только при таких условиях идея гражданского общества может стать реальностью.

Своего полного развития правовое государство достигает, по мнению Б.А.Кистяковского, только при достижении вы­сокого уровня правосознания народа и развития у него чув­ства ответственности. В правовом государстве ответствен­ность за нормальное функционирование правового порядка и государственных учреждений лежит на самом народе. Но именно потому, что забота о государственной и правовой орга­низации возлагается на сам народ, такое государство явля­ется действительно организованным, то есть упорядоченным государством[CDXL].

_ 365

Б.А.Кистяковский не был единственным, кто связывал правовые нормы с нормами морали, рассматривал юриди­ческие императивы и государственные институты в нераз­рывной связи с культурно-исторической традицией народа, доминирующими в ней мировоззренческими ценностями. Сторонниками этического нормативизма можно назвать М.М.Ковалевского, Е.В.де-Роберти, М.П.Драгоманова, П.И.Новгородцева, П.Д.Юркевича. Политико-правовые тео­рии анализировались этими мыслителями в контексте их моральной ценности, способности организовать обществен­ную жизнь не при помощи внешнего государственного при­нуждения, а на основе её самоорганизации на неформальных моральных основах[CDXLI].

М.М.Ковалевский и Е.В.де-Роберти стали творческими наставниками выдающегося российского (по происхожде­нию коми) юриста и социолога, одного из основателей со­циологии права, неопозитивиста Питирима Александровича Сорокина (1889-1968) во время его учёбы в Петербургском психоневрологическом институте. Потом П.А.Сорокин слу­шал лекции Л.И.Петражицкого на юридическом факультете Петербургского университета. Под влиянием последнего он строил свою концепцию общественного поведения.

П.А.Сорокин рассматривал социальное явление как пси­хическое взаимодействие. Любое социальное явление со­стоит из двух элементов, которые следует разграничивать: 1) определённые психические переживания или чистая пси­хика; 2) непсихические знаки, при помощи которых эта пси­хика объективируется или символизируется. То есть любое социальное явление следует рассматривать с двух позиций:

Раздел 3. Социологические теории государства

366 ________________________________________________

чисіп психологической, или внутренней и символической, или внешней. Согласно П.А.Сорокину, бытие социального явления двойственно: чисто субъективное самобытие Духа и объективированное бытие того же Духа, но уже не «бестелес­ного», а воплощённого в ту или иную «материальную» фор­му В первом случае он может жить по своим собственным законам, во втором - он уже перестаёт быть «свободным» и становится связанным «сложными» и «негибкими» законами материального мира, которые часто радикально изменяют его собственные законы. Во втором случае психика, воплощён­ная в материальных предметах, вещах, должна подчиняться тем законам, которыми руководствуются последние. Такими законами есть законы биологические и физико-химические[CDXLII]. Исследователь, который анализирует социальную жизнь и её законы, не может игнорировать эти законы. Попытка объ­яснить социальную жизнь исключительно психической зако­номерностью без учёта биологических и физико-химических законов, по мнению П.А.Сорокина, не может быть успешной. Такая попытка могла бы иметь успех лишь в том случае, если бы психическое в социальном процессе было абсолютно отде­лено от непсихических видов бытия, если бы оно имело абсолютно автономное самобытие. Но это невозможно.

П.А.Сорокин объясняет процесс психического взаимодей­ствия людей. С психологической точки зрения («внутрен­ней») это взаимодействие сводится к обмену разными пред­ставлениями, восприятиями, чувствами, желаниями и во­обще всем, что называют психическими переживаниями. Но индивид с индивидом не могут обмениваться психическими переживаниями непосредственно и прямо. Каждое психиче-

_ 367

ское переживание, прежде чем передаться другому, согласно ПА.Сорокину, должно пройти три стадии: сначала оно являет­ся чистой психикой; потом приобретает непсихическую форму - символ, раздражитель и, наконец, снова приобретает психическое бытие благодаря субъекту, который его прини­мает.

Таким образом, делает вывод П.А.Сорокин, одним из необ­ходимых условий правильного психического взаимодействия социальной группы есть одинаковые проявления одинаковых психических переживаний у различных членов этой группы. Процесс психического взаимодействия в социальной группе предусматривает наличие ряда индивидов, находящихся друг с другом в психическом общении. Между этими индивидами непрерывно возникают и исчезают различные психические течения. Каждое из этих течений за время своего перехода от одного индивида к другим успевает символизироваться, по­том как символ, или раздражитель, влияет на аппараты вос­приятия других, доходит до их психики и в ней снова перехо­дит из символического бытия в бытие психическое, которое, в свою очередь, проявляется вовне в тех или иных символах. Эти символы снова влияют на других, снова принимают пси­хическую форму и т.д. Психическое взаимодействие проявля­ется как бесконечное количество связей, которые каждую ми­нуту возникают и исчезают между членами сообщества[CDXLIII]. По мнению П.А.Сорокина, вне организации нет и не может быть социальной группы, поскольку именно одинаковое понима­ние символов и есть одним из элементов этой организации - организации психической.

Концепция П.А.Сорокина представляет собой попытку соединить институционалистский подход с психологическим

учением Л.И.Петражицкого, распространить его теорию на социальные нормы всех институций или организованных групп.

Институционализм возник на основе признания того фак­та, что общественные коллективы (семья, представители одной профессии, добровольные ассоциации и т.п.) являются учреждениями интегративными, то есть такими, которые обеспечивают объединение общества в нацию-государство[CDXLIV]. Для институционализма было характерно провозглашение государства лишь одним, причём не обязательно основным, институтом политической власти среди ряда других. Ориен­тируясь на эту концепцию и защищая идею плюрализма, П.А.Сорокин ставил вопрос о взаимной связи институции - организованной группы, с одной стороны, и права - с другой. Для П.А.Сорокина право данной институции - это не след­ствие её существования, как для большинства других пред­ставителей институционализма, а предпосылка существова­ния группы. Конститутивным элементом институции, как орга­низованной группы, П.А.Сорокин называет правовые нор­мы. Исходя из того, что «большинство наших действий есть не что иное, как проявление правовых норм», П.А.Сорокин подчёркивает, что именно нормы являются внутренним ядром, скелетом, сердцем и душой любой организованной группы или института. Семья, государство, церковь, партия, пред­приятие, профсоюзы, школа, университет, научные, культур­ные, филантропические и другие организации, армия, флот, даже организованная группа преступников - всё это лишь объективация и персонификация правовых норм и право­вых убеждений всех или подавляющего большинства членов

_ 369

группы1. П.А.Сорокин не только признаёт институциона­листскую формулу «где общество, там и право», но как будто переворачивает её и заявляет - «где право, там и общество».

Понятие государства у П.А.Сорокина складывается из понятий власти, народа и территории. Государство - это орга­низованный народ, проживающий на определённой терри­тории и объединённый верховной независимой властью. Отличительными признаками государственной власти есть: верховенство, самостоятельность (суверенность) и принуди­тельность[CDXLV] [CDXLVI]. Государство является организованной системой взаимодействия индивидов, которая складывается из сово­купности отношений. Эти отношения определяются и регу­лируются «основными законами» и «сводом законов», кото­рые являются «законами государства»[CDXLVII]. Благодаря указанным отношениям индивиды, которые принадлежат к одному госу­дарству, оказываются взаимно связанными и выступают как абоненты одной системы взаимодействия, центром которой есть государственная власть, регулирующая данные отноше­ния. Следовательно, государство П.А.Сорокин рассматривал не как материальный объект, а как систему взаимодействия, обслуживающую многих индивидов, которые вместе с тем являются абонентами ряда других систем взаимодействия, отличающихся от государства[CDXLVIII]. При этом государство является системой действенной, такой, которая существен­но влияет на поведение индивида, коллектива и населения в

целом. Во-первых, государство значительно обусловливает поведение своих граждан. Выйти из-под власти государства, согласно П.А.Сорокину, гражданин не может. Во-вторых, государственные коллективы, как правило, многочисленны. В-третьих, государства организованы и имеют специальный механизм для влияния на другие группы населения. Наконец, принадлежность к одному и тому же государству вызывает особый вид солидарности его граждан, который называется патриотизмом[CDXLIX].

Плюралистическую теорию государства развивал также Павел Гаврилович Виноградов (1854-1925) - российский и английский историк, правовед, член Российской академии наук с 1914 года и ряда иностранных академий, почётный доктор многих зарубежных университетов. Научное призна­ние П.Г.Виноградову принёс так называемый юридический метод, на основе которого он рассматривал общественные и экономические процессы на фоне истории права и отноше­ний между обществом и государством.

Свой подход к изучению государства и права П.Г.Виноградов называл синтетическим, противопостав­ляя его подходу, основанному на аналитическом методе. По мнению П.Г.Виноградова, при исследовании исторических явлений следует ориентироваться не на механическую тео­рию, а на эволюционную. Развитие общества в своей основе органическое, или же оно подобно органическому. Семью, род, племя, государство, церковь можно рассматривать как самостоятельные организмы, которые преследуют свои цели и поддерживают своё существование во взаимодействии с окружающей средой. Существенное различие между есте­ственными и общественными явлениями состоит в том, что составными частями, входящими в состав всех обществен-

_ 371

ных построений, есть отдельные живые индивиды, каждый из которых имеет различные потребности и способности, как физические, так и духовные. Поэтому составные части соединяются не в одно высшее органическое образование, а каждая из них входит в ряд различных комбинаций. Один и тот же человек принимает участие и в жизни государства, и в жизни церкви и, возможно, в жизни промышленных, лите­ратурных, научных, художественных и других объединений. В каждом человеке пересекаются и так или иначе комбини­руются многие эволюции. Жизнь общества - это синтез всех эволюций с преобладающим влиянием той или другой, но с определённым влиянием каждой1.

П.Г.Виноградов не ограничивался исследованиями толь­ко органической природы государства. В работе «Обычай и право» (Осло, 1925) он писал, что наше поведение и харак­тер поддаются иррациональным импульсам, нашим пристра­стиям и убеждениям, нашим привычкам и подсознательным элементам нашей природы. Человек склонен обращаться за объяснениями по этому поводу к биологам и психологам. По­литика и синтетическая юриспруденция противоположны в изучении социальной жизни[CDL] [CDLI]. Правила поведения в обществе есть результат поведения самого общества, поэтому нет не­обходимости чрезмерно переоценивать социальное влияние понятийных и логических конструкций. Ни жизнь семьи, ни жизнь профессиональной гильдии, как и жизнь церкви, на­ции, государства не зависит целиком или главным образом от совершенства их логико-понятийных отражений[CDLII].

372 Раз^ел 3- Социологические теории государства

Высказываясь о формах организации общества, П.Г.Вино- градов имел в виду общественные союзы, которые сознатель­но преследуют свои цели и наделены определённой властью, в которой выражается как бы коллективная воля союза. Эта воля господствует над волей отдельных лиц, входящих в со­став союза, и при необходимости может осуществляться как принуждение. Такие признаки характерны для государства, которое имеет определённую принудительную власть и опре­делённую организацию для осуществления общественно-по­лезных целей.

П.Г.Виноградов рассматривал государство как суподряд- ность различных общественных классов, борьба которых примиряется государством1. Важно то, что люди действуют не только благодаря осознанию нравственных идеалов. Под­талкивают людей к усовершенствованию, к применению и развитию способностей не только позитивные, но и негатив­ные стороны человеческой природы. П.Г.Виноградов, как и Л.Гумплович, мощной движущей силой исторического раз­вития называл борьбу между людьми. Такой натурализм в форме социального дарвинизма был распространён в поли­тико-правовой мысли Украины и России конца ХІХ-начала XX вв.

Выходом из состояния борьбы всех против всех есть пра­во как совокупность разумных ограничений воли и эгоизма отдельных людей. Государство у П.Г.Виноградова - это союз, заключённый для определения и осуществления права, имен­но поэтому с развитием государства связано поступательное движение истории[CDLIII] [CDLIV].

Роль насилия и борьбы в становлении и функционировании государства подчёркивал представитель коллективистского

_ 373

анархизма Михаил Александрович Бакунин (1814-1876). В работе «Государственность и анархия» (1867) он писал, что общество не может быть и оставаться государством, если не станет завоевателем. Именно та конкуренция, которая на экономическом поле уничтожает и поглощает небольшие и даже средние капиталы, фабричные заведения, земельные владения и торговые дома, уничтожает и поглощает малые и средние государства в пользу империй1. Он отождествлял государство с насилием. Писал, что государство и есть на­силие, господство через насилие, замаскированное, если это возможно, в крайнем случае - бесцеремонное и открытое[CDLV] [CDLVI].

Возникновение государства М.А.Бакунин связывал с есте­ственными стремлениями человека, основным из которых называл инстинкт властолюбия. Человеческие инстинк­ты разделял на два вида: инстинкт приказывать слабым и инстинкт подчинения сильным. Возникновение тех или иных общественных учреждений рассматривал как следствие определённых общественных идей. Так, в ранний период че­ловеческой истории возникла вера в Бога как следствие не­вежества людей и неспособности объяснить силы природы. Это привело к господству церкви. Другой ошибкой челове­ка, связанной с первой, была вера в государство, в результате чего инстинкт властолюбия полностью развился и воплотил­ся в созданных государственных учреждениях[CDLVII].

Другой характерной чертой человеческой природы, её другим главным инстинктом, М.А.Бакунин считал стремле­ние к свободе. Этот инстинкт он иногда называл «эгоизмом»,

Раздел 3. Социологические теории государства

под которым понимал отказ от какого-либо подчинения, стремление к свободе. Это стремление реализуется в резуль­тате интеллектуального прогресса. В обществе же тупых и несознательных людей проявляется инстинкт властолюбия и существует государство1.

М.А.Бакунин одним из первых в политико-правовой мыс­ли России стал рассматривать проблемы солидарности и взаимопомощи, в частности их роль в процессе становления общества. Главным принципом солидарности он называл не­прерывную зависимость индивидов в массе. На пути челове­ческой солидарности, по его мнению, стоит религия и власть государства. Благосостояние же людей, их разум и достоин­ство могут развиваться только при наличии свободы. Реаль­ная свобода возможна при условии солидарного равенства людей, такая свобода противостоит свободе формальной, то есть дарованной и отмерянной государством. М.А.Бакунин указывал на взаимосвязь свободы индивидуальной и коллек­тивной. Он считал, что коллективная свобода и благососто­яние реальны только тогда, когда они представляют собой сумму индивидуальных свобод и процветаний[CDLVIII] [CDLIX].

Следует сказать, что М.А.Бакунин, соединяя материализм с идеалистическими идеями и интуитивизмом, выдвигал до­вольно противоречивую систему аргументов.

М.А.Бакунин не отождествлял государство и общество, он рассматривал государство как исторически преходящий институт, временную форму общества. Этот институт всегда остаётся легальным насильником воли людей, он постоянно отрицает их свободу[CDLX]. Любые политико-правовые институты

-______________________________________________ 375

мыслитель считал средством угнетения пролетариата при­вилегированными классами. Основной инструмент угнете­ния народа усматривал в государстве, квалифицировал его как абсолютное зло, независимо от конкретно-исторической роли и форм организации1. По словам М.А.Бакунина, «народ наш глубоко и страстно ненавидит государство, ненавидит всех представителей его, в каком бы виде они перед ним ни появлялись»[CDLXI] [CDLXII].

Антиэтатизм М.А.Бакунина объясняется его верой во все­могущество объективных законов природы, которые, по его мнению, исключают законодательство, обусловленное не внутренней необходимостью, а внешней силой. Антиэтатизм объясняется также пониманием социальной естественной сущности человека, его инстинктами солидарности и свобо­ды, которые заключаются в разумной и свободной организа­ции общества, во взаимозависимости и взаимопомощи инди­видов и масс. Проблема роли взаимопомощи в процессе раз­вития человечества М.А.Бакуниным только поднимается, но детально эта проблема была разработана российскими учё­ными К.Ф.Кеслером и, главным образом, П.А.Кропоткиным.

Согласно М.А.Бакунину, власть как абсолютное зло дей­ствует губительно на тех, кто её имеет, а также и на тех, кто вынужден ей подчиняться. Любое государство порождает с одной стороны - деспотизм, а с другой - рабство. Средство уничтожения любого принципа власти М.А.Бакунин видел в социальной революции. С уничтожением политической цен­трализации и ликвидацией политического государства, по его

Раздел 3. Социологические теории государства 376 _____

мнению, будет осуществлён принцип добровольной органи­зации снизу вверх, появится свободный братский союз сво­бодных производственных ассоциаций, общин и областных федераций1. Свобода, или анархия, то есть свободная органи­зация рабочих масс снизу вверх, является конечной целью общественного развития. Он отрицает саму идею государства, то есть управления обществом сверху вниз. М.А.Бакунин призывал к «анархии», - самостоятельной, свободной орга­низации всех единиц или частей, которые составляют общи­ны, и их свободной федерации между собой, снизу вверх, не по приказу какого-либо начальства, даже избранного, и не по указанию какой-либо учёной теории, а вследствие естествен­ного развития различных потребностей, которые выявляются самой жизнью[CDLXIII] [CDLXIV].

Если в 40-е годы XIX в. М.А.Бакунин проповедовал фе­дерализм, не отрицая при этом принцип государственной власти, то со средины 60-х годов федералистические идеи вошли в состав его антиэтатизма. Он взял эту формулу как единую, отвечающую потребностям человечества в «свобод­ной и разумной» организации. Отрицая власть и авторитет правительства, М.А.Бакунин писал: «единый и всемогущий, естественный и одновременно рациональный авторитет, ко­торый мы можем уважать, это - авторитет коллективного духа общества, основанного на равенстве и солидарности, точно так же, как и на свободе и взаимном человеческом ува­жении всех его членов»[CDLXV].

Существенной характерной чертой государства М.А.Бакунин считал волю к могуществу. Но с этой волей он связывал и злую природу государства. Именно из-за этой

-______________________________________________ 377

черты М.А.Бакунин выступал против государства как тако­вого, в отличие от К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, кото­рые наоборот, пытались защищать и на практике реализовать его природу.

Следует согласиться с современным учёным А.А.Козлов- ским, что именно воля к могуществу является фундамен­тальной чертой государства[CDLXVI]. Государство возникло как средство самоорганизации общества, как реакция на услож­нение социальных отношений, которые нуждаются в спе­циальном механизме для их регуляции, как форма само­управления определённого социума. Поэтому управленчес­кая составная государственной жизни является основной и пронизывает все сферы социальных взаимодействий - экономические, социальные, политические. Но управленчес­кие отношения - это те же самые властные отношения, их специфическая форма. Воля государства к могуществу сле­дует из самой природы политической деятельности, которая также значительно обусловлена природой самого человека. Воля к власти на индивидуальном уровне, поднимаясь на го­сударственный уровень, становится волей к могуществу.

Идею многофакторности общественного развития поддер­жал один из выдающихся идеологов российского утопическо­го социализма, теоретик коммунистического анархизма Пётр Алексеевич Кропоткин (1842-1921). Он сформулировал «био- социологический закон взаимной помощи», который опреде­ляет естественное стремление людей к сотрудничеству, а не к борьбе друг с другом. П.А.Кропоткин взял за основу суждения Ч.Дарвина, что борьба может вестись не обязательно между всеми индивидами отдельно, то есть может не быть борьбой всех против всех, она может идти между группами индивидов.

Раздел 3. Социологические теории государства 378 —

В этом случае внутри таких групп нет борьбы, или она суще­ствует только в ослабленной форме. Члены таких групп не враги, а союзники, в процессе борьбы против враждебных групп они не противодействуют друг другу, а оказывают взаим­ную помощь. Это обстоятельство оставили без внимания Л.Гумплович и К.Каутский, которые перенести дарвинизм в одностороннем виде в социологию и политико-правовую науку.

Теория взаимопомощи выполняет в учении П.А.Кропоткина функцию связующего звена между философией природы и общества. Сущность этой теории состоит в следующем. Обстоятельства жизни и борьбы за существование вынуждают все виды живых существ объединиться для коллективной борьбы с неблагоприятными условиями существования, по­скольку такое объединение сил и специализация в выполне­нии определённых функций позволяют наилучшим образом избегать негативных последствий. То есть вид, способный организовать свою жизнь на максимально солидарных осно­вах, имеет больше шансов для выживания и умственного развития. Прогрессивная эволюция прямо пропорциональна уровню организованности данного вида на основе взаимной помощи. Этот закон действует, согласно П.А.Кропоткину, на всех стадиях эволюции всех живых существ. «Взаимную по­мощь» он считает таким же «биологическим фактором», ка­ким является и борьба за существование. Под влиянием этой «взаимной помощи» процесс «выживания наиболее приспо­собленных» внутри групп приобретает другой характер: «вы­живают» не те группы, в которые входят наиболее злобные, жестокие и хитрые индивиды, а те, которые состоят из инди­видов, наиболее симпатизирующих друг другу и наиболее склонных к взаимной помощи. Благодаря этому весь процесс эволюции приобретает другую направленность. Это другое

_ 379

направление эволюции, по словам П.А.Кропоткина, не было надлежащим образом разработано ни самим Ч.Дарвином, ни его последователями1.

Сформулировав свой закон эволюции, П.А.Кропоткин в одной общей концепции дал объяснение различных прояв­лений взаимной помощи в природе и обществе, что было новым положением в трактовании солидарности. Если тео­ретики солидаризма (Л.Дюги, М.М.Ковалевский и др.) счи­тали солидарность, взаимопомощь существенным фактором исторического развития, рассматривали факт возникновения государства как переход к новой форме солидарности и, без­условно как факт положительный, то П.А.Кропоткин расце­нивает возникновение государства как отрицание взаимной помощи и разрушение человеческой солидарности.

П.А.Кропоткин критиковал идеалистические теории, ко­торые преувеличивали роль отдельных факторов историчес­кого развития. Он отказывался признать научной любую теорию, которая придавала решающее значение в развитии общества какому-то одному фактору, одному влиянию. По мнению П.А.Кропоткина, многие факторы способствовали появлению государства: желание меньшинства воинов, за­коноведов, учёных и священников, которые хотели господ­ствовать над массами; необходимость защитить себя от на­шествия чужестранцев; церковь требовала повиновения вла­сти; римское право, т.е. византийское право, которое, в свою очередь, происходит от восточных деспотий. «Всё прошлое человечества соединилось против его будущего»[CDLXVII] [CDLXVIII]. При этом П.А.Кропоткин признавал равноценность различных факто­ров общественного развития.

Раздел 3. Социологические теории государства

Эволюционная теория П.А.Кропоткина опиралась на со­временные ему политические теории, а также достижения биологии, физики, географии. Его философские взгляды являются отражением стихийного материализма, механициз­ма, в них прослеживается незначительное влияние позити­визма. В представлениях об обществе П.А.Кропоткин был, по сути, эклектиком и охотно высказывался в духе социологи­ческого идеализма1. В его учении смешиваются различные, часто противоположные точки зрения, философские взгляды, политические оценки и теоретические конструкции.

В работе «Современная наука и анархия» (1913) П.А.Кропоткин рассматривал общество как организм (в смысле - организация), в котором отношения между члена­ми определяются не законами, а взаимными соглашениями, обычаями и традициями. Эти соглашения, обычаи и тради­ции свободно заключаются и свободно признаются. По его мнению, в обществе не должно быть никаких властей, кото­рые навязывают другим свою волю, никакой власти человека над человеком, никакого застоя в жизни, - только постоян­ное движение вперёд. Никто не может вынуждать индивида совершать какие-то действия, угрожать при этом ему обще­ственным наказанием или мистической карой. Общество не требует от отдельного индивида ничего такого, что этот индивид не согласен добровольно выполнить. Общество рав­ных не допускает в своей среде никакого принуждения, при этом обеспечивает всем полное равенство в правах. Принуж­дение в обществе имеет минимальное значение по сравне­нию с добровольным согласием[CDLXIX] [CDLXX].

Общество свободных и равных людей, по мнению П.А.Кропоткина, больше способно защитить себя от вред­ных поступков, чем современные ему государства. Средства­ми поддержания в человеческом сообществе надлежащего морального уровня он называл: 1) преследование и наказа­ние антиобщественных поступков; 2) моральное воспитание; 3) широкое применение в жизни взаимной поддержки[CDLXXI]. Сво­бодное общество не знает разделения на правителей и под­чинённых, оно стремится установить в своей среде опреде­лённое гармоническое соответствие - не путём подчинения своих членов какой-то власти, которая считалась бы предста­вителем всего общества, а путём призыва людей к свободно­му развитию, к свободной деятельности, к свободному объ­единению. Но П.А.Кропоткин понимал, что такое общество нигде и никогда ещё не существовало. Анархия - это всего лишь общественный идеал.

П.А.Кропоткин представлял себе историю как цепь ци­вилизаций, каждая из которых проходит чётко определён­ный круг развития: от первичного племени - через сельскую общину и свободный город - к государству. Государство у П.А.Кропоткина предстаёт как циклично повторяющаяся форма организации финального периода развития любой цивилизации перед её гибелью. Под возникновением госу­дарства он понимал два пути его появления - первичный и возрождение. У одного и того же народа государство после возникновения могло исчезнуть, а потом через несколько столетий снова возродиться, если этот народ включался в историческое развитие различных цивилизаций. Пробле­му происхождения государства П.А.Кропоткин связывал с проблемой формирования централизованного государства, то есть отсчёт существования государства в прямом смысле

Раздел 3. Социологические теории государства 382 —

слова начинал только с момента появления централизованно­го государства1.

Структуру государства, согласно П.А.Кропоткину, состав­ляет пирамидальная организация чиновников, избранных или назначенных для управления разными отраслями обществен­ной жизни. Но государство - это нечто большее, чем организа­ция администрации с целью «внедрения» её в общество. Это организация, выработанная и усовершенствованная медленно на протяжении столетий, с целью поддержания прав, приоб­ретённых определёнными классами, и пользования трудом рабочих масс. Государство стремится расширить эти права и создать новые, которые ведут к новому закрепощению обез­доленных законодательством граждан по отношению к груп­пе лиц, наделённых милостями правительственной иерархии. В этом, согласно П.А.Кропоткину, истинная сущность госу­дарства[CDLXXII] [CDLXXIII]. Он делал вывод о вредности самой идеи государства.

В теории П.А.Кропоткина названы следующие признаки государства: 1) классовые (непосредственно эксплуататорская ориентация деятельности государства); 2) организационно­функциональные (системность, централизация, иерархич­ность и т.п.); 3) этические (аморальность и т.п.)[CDLXXIV]. Следовательно, государство является «воплощением несправедливости, угнете­ния и монополии»[CDLXXV]. Как и М.А.Бакунин, П.А.Кропоткин отождествлял государство с отрицанием свободы, называл его «бесконечным рядом преступлений»[CDLXXVI].

П.А.Кропоткин различал государство и орган государства - правительство. По его словам, понятие «правительство» всего лишь свидетельствует о наличии власти в обществе. Понятие же «государство» - более широкое. Оно выражает особую форму связи территории с властью, а также своеоб­разную форму подключения к власти определённых социаль­ных слоёв. Наличие государства свидетельствует о сосредото­чении управления местной жизнью в одном центре, то есть территориальную концентрацию, а также сосредоточение многих проявлений общественной жизни в руках немногих лиц.

Анархистский антицентрализм, как известно, отрицает факт существования центров систем как в природе, так и в обществе. Государство же предусматривает именно центра­лизацию, оно является сложной системой, это «совокупность учреждений, форм общественной жизни, взаимоотношений между людьми»1. Это также определённая социально-психо- логическая атмосфера, которая соответствует этим учрежде­ниям и отношениям.

Согласно концепции П.А.Кропоткина, есть два пути общественного развития: естественный и искусственный. Естественный путь означает самоорганизацию обществен­ных отношений благодаря взаимопомощи, солидарности и добровольному подчинению собственного интереса общест­венному. Искусственный же путь предусматривает существо­вание государства, а значит права, законодательства, бюрокра­тии, налогов, армии и т.п. Этот путь означает прерывание есте­ственного развития общества и направление его к гибели[CDLXXVII] [CDLXXVIII]. Акцентируя внимание на негативной роли государства в

обществе, П.А.Кропоткин обосновывал необходимость отка­за от него. Но существование анархического общества среди государственного окружения требовало объяснения, - ка­ким образом это общество (которое не имеет государства) будет защищаться от нападения соседей-государств. Спасе­ние от завоевателей П.А.Кропоткин видел в раздроблении больших государств и в «федеративном союзе громад и ра­бочих производственных округов для самообороны»[CDLXXIX]. После Октябрьской революции 1917 года П.А.Кропоткин писал о необходимости существования «малых государств» как об обязательном этапе общественного развития на пути к без- государственному строю. Эти «малые государства», по его мнению, должны объединиться в грандиозную государствен­ную федерацию. Таким образом, достижение анархистского идеала переносится на следующий этап исторического раз­вития. При этом выделяется дополнительная доанархистская фаза - эпоха государственного федерализма.

Примечательно то, что обосновывая ненужность государ­ства, П.А.Кропоткин всячески умалял его историческую и социальную роль. Отстаивая потребность ликвидации госу­дарства, он акцентирует внимание на грандиозных масшта­бах его негативной, с точки зрения анархизма, деятельности.

Методологический плюрализм, который был популярен в государствоведении конца XIX в., в начале XX в. распро­странился и на отраслевые юридические науки. Интересным примером синтетического подхода к объекту исследования стала работа учёного-криминалиста Х.М.Чарыхова «Учение о факторах преступности. Социологическая школа в науке уголовного права» (1910).

Х.М.Чарыхов признавал целесообразным в научных иссле­дованиях использовать как дедуктивный, так и позитивный

методы, но считал необходимым применять также метод ди­алектический, то есть рассматривать явления в развитии, в движении, прослеживая их возникновение и прекращение, тем самым выявлять противоречивую, диалектическую при­роду явлений. При этом он исходил из того, что позитивный метод лишь констатирует связь между социальной средой и преступностью, диалектический же метод даёт возможность объяснить, почему данная среда порождает преступность.

По словам Х.М.Чарыхова, преступность следует рассмат­ривать как явление не только юридическое, но также био­логическое и социальное. Тем самым расширяется содер­жание науки, вводится биологическое и социологическое изучение преступности. Исходя из догматического пони­мания преступления, исследователь приходит к осознанию необходимости изучения личности преступника. Понятно, что изучение психофизиологической организации субъекта может быть предметом антропологического и социологиче­ского исследований, но не юридического. Поэтому необхо­димо ставить вопрос не только о юридическом (догматичес­ком), но также антропологическом и социологическом изу­чении преступления[CDLXXX]. По мнению Х.М.Чарыхова, догмати­ческое, антропологическое и социологическое изучение явле­ния свидетельствует о том, что природа явления соединяет в себе совокупность особенностей, а потому понятие явления не может конструироваться без учёта этого фактора.

При таком плюрализме подходов, единственно правиль­ным и научным методом Х.М.Чарыхов признаёт тот метод, который по своей природе соответствует природе тех явле­ний, которые исследуются. Этот метод он называет методом

Как видим, элементы многофакторного анализа полити­ко-правовых явлений встречаются у многих юристов, фило­софов, социологов, историков. Плюрализм факторов, идей и подходов проявлялся преимущественно относительно психо­логической и социальной сфер деятельности. Политические и правовые ценности связывали с такими переменными, как психика, экономика и политика. Многочисленные открытия в сфере истории и географии позволили применить к этому множеству явлений историко-эволюционный метод.

Таким образом, теоретическое государствоведение конца ХІХ-начала XX вв. было тесно связано с социологией. На отечественную общественную мысль существенно повлияли идеи позитивизма, при этом именно социология оказалась той сферой, в которой позитивизм достиг наибольших успе­хов.

Представители нормативно-социологического направле­ния преимущественно пребывали под влиянием неокантиан­ства. Одни из них пытались создать социологическую гносео­логию (например Б.А.Кистяковский), другие приближались к философскому иррационализму (В.М.Хвостов), некоторые разрабатывали варианты индивидуального психологизма (Л.И.Петражицкий). Но всех их объединяло принципиальное отрицание механистической теории общества, что соединя­лось с противопоставлением «наук о природе наукам о духе», с положениями этики о двойственности «бытия» и пробле­мой «долженствования» (ценностей).

Органические теории государства ориентировались на одну из форм натурализма - социал-биологизм. В соответ­ствии с традициями социал-биологизма, государство рас­

сматривалось как живой организм, подобный биологическо­му организму. Иногда эти понятия даже отождествлялись. Наиболее чётко такой подход к государству проявился в тех биоорганических теориях, которые ориентировались на по­нимание общества как сверхорганизма, на эволюционную биологию.

Государство рассматривалось не как простая сумма отдельных индивидов (клеток), а как сверхиндивидуальная ценность. Как целое, государство приобретает новые черты и в этом смысле оно больше, чем сумма его членов. Функции частей можно понять, только осознавая функции целого. За замыслом теоретиков органической школы, сравнение госу­дарства с биологическим организмом должно было помочь постичь строение (анатомию) и функции (физиологию) госу­дарства, его органов (институтов) и элементов (индивидов) как относительно целого, так и относительно друг друга. В основе такой методологии было представление о единстве законов эволюционного процесса, который на определённом этапе переходит от индивидуальных организмов к созданию сверхорганизмов, то есть сообществ.

В органических теориях государства конца ХІХ-начала XX вв. философский органицизм Г.В.Ф.Гегеля, Ф.В.И.Шел­линга и романтиков, который противостоял номинализму и механицизму просветителей XVIII в. и создавал метафизичес­кую форму концепции «социального организма», сменялся позитивистской концепцией организма. Место провидения и объективного духа заняли законы биологии. При этом полно­стью игнорировалось значение личности и индивидуальной воли.

Органицистские теории государства, которые иногда ото­ждествляют с органическими, аналогий между государством и живым организмом не проводили. Монистические пред-

Раздел 3. Социологические теории государства 388 —

ставлення относительно общества и государства дополня­лись положениями о том, что государство является организу­ющим звеном общества. Органицистские теории выводили свойства государства из общего принципа организованности. Принцип же организованности только в некоторых теориях сводится к фактическому подобию проявлений государства и организмов. Большинство же органицистских теорий исхо­дили из того, что именно государство организует экономи­ческий и социальный строй, обеспечивает решение общих дел. Социальная, экономическая и политическая функции государства являются в этих теориях основными элементами структуры государства, от них зависит состояние общества в целом.

Психологическая школа в государствоведении представ­лена тремя течениями. Представители индивидуального пси­хологизма исходили из того, что политико-правовые явления и процессы обусловлены действием индивидуальных психичес­ких факторов, а потому объяснять их следует параллельно с анализом психики индивида, прежде всего через анализ эмо­ций, которые в своих естественных проявлениях имеют се­паратистскую направленность, поскольку в человеке преоб­ладают эгоистические стремления. По мнению сторонников группового течения, объяснять политико-правовые явления возможно только с позиций психологии группы (коллектива). Это направление использовало как объективный метод, так и субъективный, который предусматривает, что совокупные интересы человечества являются исходной точкой и оправ­данием любого познания. Решающая гносеологическая роль отводится коллективу. Представители же согшеталъного те­чения рассматривали психику индивида как продукт обще­ства и стремились объяснить политико-правовые явления с позиций общественной психологии и социологии. При этом

преодоление человеческих аффектов, их сепаратистской на­правленности, объявлялось обязательным условием совер­шенного общества и государства. Социально-психологичес­кие теории утверждали, что целостность государства сос­тоит в коллективном разуме, сознании, волеизъявлении как самостоятельной реальности, которая не сводится к сознанию индивидов, входящих в данное государство.

Попытки сторонников психологической школы объяснить все общественные явления, в том числе и политико-право­вые, одними лишь законами психологии, не являются доста­точно обоснованными. Если общество представляет собой всего лишь психические переживания индивидов, которые его составляют, в таком случае следует указать, какие же фак­торы привели к внешним проявлениям этих переживаний. Не раскрывая сущности этих факторов, теоретики психологиче­ской школы рассматривали самостоятельное действие при­чин, оторванных от своего первичного обоснования.

Психологическая теория не смогла до конца объяснить роль психики в возникновении государства и права. Эта тео­рия не определила, как именно на возникновении государ­ства и права отразился процесс психического отражения (психического воссоздания объекта в мозге человека в виде ощущений, восприятий, чувств, эмоций, представлений, образов, а также слов, понятий, суждений и умозаключений), благодаря которому осуществляется ориентирование чело­века в социальной среде, что необходимо для направления его практических действий. Между «импульсами», «эмоци­ями», «переживаниями» эта школа не видела разницы. Как известно, психика человека разделяется на различные сферы - эмоциональную, волевую, мыслительную. Во взаимоотно­шениях между людьми наиболее важны волевые качества. На их основе устанавливается психологическая подчинённость

39^ Раздел 3. Социологические теории государства

между людьми, а также социальные образования, одним из которых есть государство.

В психологических теориях государства, как и в органиче­ских, в определённой мере проявился сциентизм позитивиз­ма. Научный, а точнее естественнонаучный стиль мышления объявлялся единственно приемлемой формой умственной деятельности. Наука признавалась единственной силой со­циальных преобразований. Предмет исследования ограничи­вался эмпирично данным. Феноменализм и агностицизм исключают сущностный и аксиологический подходы.

На рубеже XIX-XX ст. социологическая философско-мо­ральная критика позитивистского догматического правоведе­ния и государствоведения нашла своё решение на абстракт­ном, чисто теоретическом уровне в стремлении выработать синтетическую теорию государства и права.

Социологическое и юридическое мышление, несмотря на все исторически сложившиеся связи, часто существуют в общественном сознании как два различных типа мышле­ния. Причина этого исторически обусловлена. Дело в том, что юриспруденция не только в своей нынешней форме, но и на ранних этапах развития характеризовалась нормативным мышлением. Вместе с тем социология возникла на основе идей познания социальной действительности, которые отли­чались стремлением найти структурную связь политико-пра­вовых институтов с некоторым набором фактов, влияющих на функционирование государственного механизма.

Плюралистический подход к пониманию государства представлен различными направлениями. Тенденции со­циального универсализма были популярны среди исследо­вателей от анархистов до иституционалистов. Их учения представляют собой всеохватывающий синтез явлений, они обобщают выводы различных научных школ для того, что-

_ 391

бы понять и объяснить процесс социальной жизни целиком, в его непрерывности, в том числе процесс возникновения и функционирования государства.

В плюралистических теориях наиболее распространён­ным является трактование государства на основе соединения юридических, экономических, политических и психологи­ческих признаков. При формализованном изучении государ­ства применяется преимущественно классический подход, при котором государство рассматривается как политическое объединение людей с целью упорядочения их отношений на определённой территории.

Плюралистические теории разрабатывались преимуще­ственно представителями либерального течения в полити­ческой теории, которые чаще всего опирались на положения институционалистской школы (Л.Дюги, М.Ориу и др.). Эти теории игнорировали действительную роль государства, пра­вительство рассматривалось как арбитр, который поддержи­вает равновесие. Поэтому насилие обычно исключалось из плюралистической системы, которая отождествлялась с де­мократией.

Проблема соотношения государства и гражданского обще­ства была популярной темой исследования сторонников со­циологических теорий государства. Как правило, они сходи­лись на той мысли, что гражданское общество и государство, - это явления взаимосвязанные и необходимые друг другу. Гражданское общество, по словам О.В.Орловой, нельзя трак­товать как антитезу государства. Это взаимосвязанные по­литико-правовые явления, своего рода тандем, где ведущая роль принадлежит гражданскому обществу, ибо оно высту­пает источником государства. Можно сказать, что граждан­ское общество - это особый характер экономических, духов­ных, моральных условий жизни, способствующий свобод-

392 Раз^ел 3- Социологические теории государства

ной реализации частных интересов индивидов. Государство оказывает достаточно активное воздействие на гражданское общество, но оно должно соизмеряться с особенностями отно­шений в этом обществе, с уровнем их зрелости и характером социокультуры1. Понятия «гражданское общество» и «госу­дарство» теоретически расчленяют общественную жизнь на две взаимосвязанные и относительно самостоятельные сто­роны - гражданскую и государственную сферы. Вместе с тем следует помнить, что линия разделения гражданской и государственной жизни общества имеет во многом условный характер. В действительности эти стороны находятся в диа­лектическом взаимодействии и могут в известных пределах переходить друг в друга[CDLXXXI] [CDLXXXII].

Особо ценный вклад в разработку концепции гражданско­го общества принадлежит сторонникам доктрины правового государства, которые доказали социальную обусловленность прав человека, существование непосредственной связи пра­вового государства и гражданского общества, акцентировали внимание на необходимости связанности государства правом и определили средства связывания органов государства, как носителей централизованной социальной власти, обосновали действенные способы обеспечения свободы, необходимость достижения солидарности между людьми, равновесия чело­века, общества и государства как условия их бесконфликтно­го развития.

Идея гражданского общества, несомненно, важна и актуальна. Однако нельзя не согласиться со словами современ­ного исследователя А.Д.Керимова, что «гражданское обще­

ство представляет собой скорее теоретический идеал, чем практическую реальность, больше движение к нему, чем уже достигнутое определённое состояние. Ведь сущностные характеристики, основные черты гражданского общества в действительности не нашли своего полного, исчерпывающе­го воплощения ни в одной стране мира»1. Поэтому «инсти­туты гражданского общества должны сотрудничать с госу­дарственными структурами, брать не себя долю его (государ­ства - авт.) обязанностей и забот... Развитие гражданского общества ни в коем случае не должно осуществляться за счёт ослабления государства или отстранения его от выполнения вверенных ему функций»[CDLXXXIII] [CDLXXXIV].

394

<< | >>
Источник: Тимошенко В.И.. Теория государства в политико-правовой мысли Украины и России (конец XIX-начало XX вв.); под. ред. В.И. Тимошенко: моно­графия. - [2-е изд., перераб. и доп.]. –Чернигов,2014.-624 с.. 2014

Еще по теме Плюралистические теории государства:

  1. § 3. Россия и теократия
  2. § 1. Методология исследования правовой системы
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. Теоретические исследования цели государства
  6. Государство как субъект права
  7. Психологические теории государства
  8. Плюралистические теории государства
  9. 1.3.3. Общая теория права
  10. 2.4. Государственное право
  11. §4. Право, государство, классы
  12. ЛИТЕРАТУРА
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. § 2. Вклад А.С. Ященко в развитие теории государства и права
  15. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  16. § 3. Основные направления актуализации идей теории нормативизма в современной правовой науке
  17. §1. Соотношение элитарных групп (групп интересов) и государства в механизме представительной демократии