<<
>>

§2. Отличительные черты англосаксонской правовой культуры в США и Англии

Англо-саксонская правовая семья, часто называется семьёй общего права. Хотя в переводе с английского на русский термин "Anglo-Saxen"обычно применяется к тому периоду английской истории, языка и литературы, который предшествовал норманскому завоеванию.23 Она является одной из наиболее распространённых в мире, почти третья часть населения в настоящее время живёт по принципам, изначально заложенным в данную правовую семью и, в особенности, в её ядро - английское право.

В настоящее время национальные системы права, в которых действует английское право с теми или иными изменениями и особенностями, охватывает большое число стран, в которых проживает свыше миллиарда человек.

Например, наряду с такими странами, как Канада, Австралия, Новая Зеландия,

23 Encyclopaedia Britannica a new Survey of Universal Knowledge Volume 1. - Chicago; Lnd.; Toronto, 1996. - P.949.

входящими в Содружество наций, а также США, которые считались как бы продолжением самой Англии, существует множество стран, где это право было навязано: в Азии, в Африке, в Америке, в Австралии и Океании и некоторые другие территории.24 Англосаксонская правовая семья — это семья типичного судейского, а точнее прецедентного права, в котором исторически главенствующая роль принадлежала такому источнику права, как судейская практика, или прецедент. Разумеется, речь идёт лишь о судебном, а не об административном или каком-либо ином прецеденте.25

Признание прецедента источником права даёт возможность суду фактически творить право, признание прецедента в качестве источника права имеет место и за пределами стран англосаксонского права. Однако нельзя назвать его основным источником права. Прецедент в таком качестве свойственен лишь общему праву, которое создаётся судьями, при рассмотрении конкретных дел и разрешении различных споров между людьми. В силу этого общее право нередко именуется, что уже отмечалось, судейским правом и тем самым выделяется как по названию, так и по содержанию среди других правовых систем. Данная особенность общего права, свойственная ему со времени возникновения, сохраняется и по сей день.

Наряду с прецедентом в качестве одного из основных источников права в системе англосаксонского права выступает закон. По традиции английского

права ему изначально отводилась второстепенная роль: с помощью законов (статутов) периодически вносились изменения или дополнения в действующее

право, созданное судом.

В сегодняшней Англии ситуация в значительной мере изменилась. Закон и подзаконные акты не могут считаться второстепенными, они фактически играют такую же роль, как аналогичные источники на Европейском континенте. В США и других странах общего права, в силу того, что

24Денисов В.Н. Системы права развивающихся стран. - Киев, 1978. - С. 95.

25Марченко М.Н. Проблема сравнительного правоведения // Вест. Моск, ун-та. - Сер. 11, Право. - M., 1999. - №4.- С.28.

прецеденту изначально не придавалось того значения, какое он имел в Англии, закон всегда играл весьма заметную роль. В XX в. среди источников английского права резко возрастает роль делегированного законодательства, особенно в сфере образования, медицинского обслуживания, социального г страхования. Высшей формой делегированного законодательства считается і

"приказ в Совете" - правительственный акт, издаваемый от имени короны и Тайного совета.

Многие акты делегированного законодательства издаются

министерствами и другими органами управления по уполномочию парламента. Их развитие, подобно развитию статутного права, обусловлено, помимо внутренних потребностей страны внешними причинами, касающимися международного экономического и иного сотрудничества. Большое значение в этом отношении имеют развитие Англии со странами Британского содружества и её положение в Европейском экономическом сообществе (ЕЭС). Важную роль делегированное законодательство играет в настоящее время не только в правовой системе Англии, но всех других стран общего права.

Помимо перечисленных источников англосаксонского права немаловажны для развития данной правовой семьи и такие, как обычаи, правовые доктрины, правовые традиции, "разум" - "разумное решение спора", когда по какому-либо вопросу "нет ни прецедента, ни законодательной нормы, ни обязательного обычая". Кроме того, в некоторых национальных правовых системах в качестве особого источника права выделяются "интегрированные" в них принципы и нормы международного и зарубежного (национального) права.

Принцип обязательности ("принудительности") прецедента является традиционным для системы общего права. В Англии он окончательно установился лишь в конце XX века, когда была создана более чёткая судебная система, были подготовлены более полные и более качественные сборники прецедентов, наконец, когда наиболее сильно сказалось влияние на общее право легалистской тенденции, выраженной во Франции школой экзегезов.

В США, Канаде, Австралии и других странах общего права данный принцип закрепился значительно позднее. К тому же требования, предъявляемые к нему в этих странах, являются менее жёсткими. Однако даже при всей жёсткости правил применения прецедента в англосаксонской правовой семье за последние десятилетия в отношении некоторых судебных органов начали вводиться исключения. Принцип обязательности соблюдения прецедентов претерпел кое-какие изменения.

Случаи отступления судебных учреждений Англии от ранее установленного принципа обязательного следования прецеденту свидетельствуют помимо всего прочего о наметившейся в стране тенденции к постепенному ослаблению роли прецедентного права, к вытеснению его статутным правом и, таким образом, о всё более заметном стирании граней между английским и неанглийским (зарубежным) общим правом, в особенности правом США, Австралии, Канады. Сказанное касается общего права не только Англии, но всех других широко использующих его стран, разумеется, с поправкой на особенности развития общего права в этих странах, на степень важности и обязательности в них прецедента как источника права. Причина подобного сходства кроется как в том, что все они происходят из английского права, так и в том, все современные прецедентные системы развиваются под сильным взаимным влиянием при доминирующем воздействии английского и американского права.[16]

Как уже отмечалось, среди источников англосаксонского права важное место занимают законы. В Англии и Канаде их называют статутами, а в большинстве других стран общего права - просто законами. Иногда в понятие закона (в широком смысле) наряду со статутами включают и все другие законодательные акты.

В строго юридическом смысле закон (статут) понимается современными исследователями англосаксонского права не иначе как формальный, в

письменном виде оформленный акт, исходящий от высшего законодательного органа страны (в Англии, Канаде, Австралии — парламент; в США на федеральном уровне - конгресс, а на уровне отдельных штатов - легислатуры).

Вопреки широко распространённым в английской литературе утверждениям говорят не о равнозначности юридической силы закона и прецедента, а о подчинённости прецедента закону. Однако это теория. Практическая же сторона вопроса гораздо сложнее. Наличие суверенитета или даже абсолютного суверенитета у английского парламента, одним из воплощений которого является обладание им полномочиями на отмену судебных решений, вовсе не доказывает справедливость тезиса о доминирующей роли статута в английском праве. Вопрос о характере соотношения закона и прецедента в английском праве является сложным, противоречивым и совсем не всегда легко и однозначно решаемым.

Соотношение закона и прецедента в США обусловлено их взаимосвязью и взаимодействием. Потребность в этом обуславливается особым местом, которая занимает правовая система США в англосаксонской правовой семье. Столкновение различных правовых традиций, обычаев и культур в период становления и развития американского права, длящийся в течение длительного времени конфликт между романо-германской правовой семьёй и общим правом в значительной мере способствовало тому, по убеждению исследователей, что общее право США приобрело специфический характер, отличный от общего права как Англии, так и других стран.[17]

Итак, английская правовая система отличается, прежде всего, своеобразием своих источников, что связано с ранней централизацией Англии, значительными полномочиями королей в законодательной и судебной сферах. Генрих II заложил основы тех традиционных правовых институтов, которые определили развитие английского общего права и сделали централизацию

государственной власти необратимой.[18] Характерными чертами английского права являются удивительная жизнеспособность и непререкаемый авторитет его в контексте исторического развития и современного мира. "Сегодня английское право продолжает оставаться для многих стран той моделью права, которой, может быть, по разным соображениям не требуется следовать во всём, но которая всё ещё пользуется всеобщим уважением и принимается во внимание"[19]

Особенности права Англии - это непрерывность и преемственность его развития. Уникальность английской правовой системы как единого и во многом

неповторимого культурно - правового явления, видимо, сохранится и в третьем тысячелетии, несмотря на столь стремительные и глобальные перемены и многочисленные реформы и нововведения. Английское право было и во многом остается результатом опыта судей и процессуальных баталий участников состязательного правосудия. Этим, видимо, объясняется и тот интерес, который проявляется сегодня к феномену английского права практически во всех странах мира, причем не только в теоретическом, но и практическом отношении.[20]

Английское право является дуалистичным, оно не придаёт большого значения конституции и ратифицированным договорам и соглашениям, в отличие, например, от французского права. В английском праве судебный прецедент - традиционный, твёрдо устоявшийся источник права. В англосаксонском праве, в отличие от французского права, правовая доктрина нередко полностью теряет юридическую значимость.[21] Английское право отличается от континентального и романо-германского права. Известный специалист в области сравнительного правоведения Рауль Ван Консим считает: "Общее право - другое".[22]

О его масштабах влияния и глубине говорит хотя бы тот факт, что английское право составило отправную базу для ведущей правовой системы современного мира - права США и Британского Содружества. Иначе и быть не могло. Как справедливо отмечается в литературе, английское право было формально принято первыми поселенцами американских колоний за основу при формировании собственного права. Сегодня общее право получило распространение по всему миру, оно составляет основу, на которой выстроены правовые системы многих других стран, в том числе некоторых стран континентальной Европы. Тем не менее в своей основе и в своём отношении к праву, позиции романо-германской правовой семьи и семьи общего права совпадают.[23]

Признавая особую роль и значение английского права в современном правовом обществе, необходимо отметить так же некоторые признаки сближения правовой системы Англии с правовыми системами, основывающимися на рецепции принципов римского права. Так, в последние десятилетия процессы глобализации, идущие во всех сферах жизни современного общества, привели к значительному сближению правовых систем Англии и стран романо-германской правовой семьи. Это находит выражение, в частности, в том, что судебный прецедент начинает играть определенную роль в Германии, во Франции, да и в других странах. На практике кодексы оказались не такими всеохватывающими и исчерпывающими, какими они выглядят в теории, а идея создания полностью кодифицированного законодательства и единого свода законов всё больше напоминает утопическое начинание, не имеющее большого практического значения.

Следует заметить, что в связи с этим в литературе основной акцент делается на заимствованиях из английского права и на том, что было воспринято из английской правовой системы другими странами. Взять хотя бы такие идеи, как презумпция невиновности, принцип верховенства права,

состязательное правосудие или суд присяжных. Всё это, как, впрочем, и многое другое, составляет неотъемлемые элементы английской правовой культуры. Сегодня эти элементы находят благодатную почву и внедряются как демократические новеллы, призванные обогатить опыт иных правовых традиций и культур.

При изучении правовой системы Англии можно убедиться, что в плане сближения с системой континентального, романо-германского права английскими юристами, судьями и политиками в последнее столетие также было сделано немало. Целая серия таких "шагов" предпринята в последнее время в рамках так называемой реформы английского права.

Так, сегодня в Англии функционирует законодательная ветвь власти. Статутное право уже давно считается ведущим источником правовых норм, а закону придается сила верховенства над прецедентом. Теоретически Парламент, своим решением может отменить норму прецедентного права. Продолжается работа над проектами кодификации английского законодательства, хотя подчас это больше похоже на хождение по замкнутому кругу. Кодификация права в Англии всё же больше похожа на горизонт, к которому стремятся сторонники реформ. А горизонт, как известно, имеет свойство удаляться от наблюдателя по мере того, как он к нему приближается.

По гражданским делам разбирательство в английских судах уже мало чем отличается от того, что происходит в судах континентальной системы. Во всяком случае для рассмотрения гражданских дел присяжных заседателей привлекают всё реже (в основном это дела о клевете и некоторые другие немногочисленные категории гражданско-правовых споров). Здесь, как практически во всех остальных странах Западной Европы, гражданские дела уже давно предпочитают рассматривать профессиональной коллегией судей, т.е. без присяжных заседателей.

Как отмечают английские исследователи, использование присяжных заседателей при рассмотрении гражданских дел обнаруживает тенденцию к

сокращению на протяжении последних 135 лет. Замечание относительно суда присяжных можно отнести и к области разбирательства по уголовным делам, где положение всё больше сближается с существующим на континенте. Например, о большом жюри присяжных уже давно забыли, так как его функции . переданы специальной службе, аналогичной прокуратуре. В довершение ко всему система английских судов не так давно была дополнена новыми звеньями - судами Европейского Союза. По нашему мнению система английского права всё больше освобождается от архаических положений прошлого, приобретает современные черты. В силу своеобразия английской правовой системы отличие её правовой теории от истории почти не просматривается. Так что анализ права у англичан всё больше напоминает исследование её истории.

Итак, правовая культура стран англосаксонского права - это результат юридического опыта, приобретающего черты современного континентального права, где наряду прецедентом в качестве одного из источников права \ выступает закон. И если по традиции закону изначально отводилась второстепенная роль по сравнению с прецедентом в качестве источника права, то в сегодняшней Англии ситуация в значительной мере изменилась. Закон и подзаконные акты не могут считаться второстепенными, они фактически играют такую же роль, как аналогичные источники на европейском континенте. В США и других странах общего права, в силу того, что прецеденту изначально не предавалось такого значения, какую он имел в Англии, закон всегда играл весьма заметную роль.

Многие считают, что политические свободы имеют хороший фундамент и в Великобритании, и в США. Граждане пользуются широкими правами и свободами, включая свободу слова, печати, религии, собрания, имеют доступ к различным источникам информации, право организовывать и вступать в политические организации, право баллотироваться на политические должности, право воздействовать на изменения в правительстве посредством выборов. По

ЮССРї’СКАЯ

ГОСУДАРЬ l∕-SilB4i

“ библиотека

каждому их этих показателей Великобританию и США обычно считают одними из самых свободных обществ в мире.[24]

Однако это не значит, что всё безупречно, нет места совершенству. В обеих странах имели место бесчисленные отсрочки в признании прав голосования и других политических свобод некоторых слоёв населения.[25] Более того, нетрудно привести исторические примеры, когда политическая свобода была на грани риска в обеих странах.[26] И, наконец, в обеих странах существует изобилие критики современного состояния политической свободы.[27]

Ясно, тем не менее, что традиция политической свободы здесь по современным стандартам исключительно крепка, хотя и с недостатками демократии и морализма. Политическая свобода в этих странах является удовлетворительной.

В Великобритании и США, как и в любой стране, нечестные политические взаимодействия среди обычных граждан и политических лидеров часто неуправляемы для сохранения, не говоря уже о расширении политической свободы. Многие из большинства решений в сфере политической свободы появляются не из политического процесса как такового, а из процесса конституционной политики, т.е. от взаимодействий между массами и элитой под давлением, оказываемым конституционным порядком.

Конституционные соглашения в обеих странах гарантируют, что политическая элита (избранная или нет) будет обладать мерой изоляции от общественного давления. Англо-американские конституционные соглашения также гарантируют, что никакая категория политической элиты не может односторонне диктовать содержание общественной политики, и в частности, что юридические заведения не могут быть исключены из процесса, образующего политику.

В лучшем случае процесс конституционной политики представляет собой существенное отступление от характерной демократии, не говоря уже о власти толпы Процесс является громоздким, в большинстве случаев противоречивым, элитарным и иногда манипулирующим и обманчивым. Однако, он имеет и четкое преимущество, имея возможность преобразовывать болевые политические противопоставления фундаментальных прав непопулярных групп в конструктивные эпизоды конституционного переосвидетельствования и реформ.

Особый интерес представляет взаимодействие пожизненных судей, избранных официальных лиц, и общественности. В США судьи несколько десятилетий играют заметную роль в определении статуса политической свободы. В Британии, увеличивающееся соотношение политических решений, основывающихся на статусе политической свободы, вероятно, будет подвергнуто критическому рассмотрению. Избирательная юридическая активность от имени непопулярных меньшинств может изменить конституционные правила, по которым решаются частные разногласия. Более того, она может предложить политическим деятелям возможность маневрировать в их продолжающемся менуэте с общественностью. Есть основания верить, что конечным результатом не всегда, но часто, будет расширение и усовершенствование фундаментальных политических свобод.[28]

В последние десятилетия в результате воздействия научно-технической революции на современную правовую культуру и политико-правовые знания в США возникло междисциплинарное направление, именуемое в современных академических кругах США "политической наукой публичного права", "политической юриспруденцией", "человеческой юриспруденцией" и т. п.[29]

Находясь на стыке политической и правовой наук и делая упор на изучение политической функции права, это направление возникло как реакция на формализм и догматизм традиционной юридической науки конституционного права. Оно стремится подчеркнуть роль права (и особенно конституционного права) и судов как политических институтов, а судей как политических деятелей, принимающих решения под влиянием своих идеологических взглядов и столь же вовлечённых в борьбу конфликтующих

заинтересованных групп, как законодатели, президенты и др.

"Политическая юриспруденция" - относительно условное наименование междисциплинарного направления в современной политологии и науке публичного права США, представители которого главное внимание обращают

на изучение политической роли и политического влияния судов в политико­правовой системе США и особенно так называемых конституционных судов.

Согласно правовой доктрине, все федеральные суды США подразделяются на "конституционные" и "законодательные". К первым относятся те, которые были созданы на основании раздела 1 ст. III Конституции США: Верховный суд, апелляционные и районные федеральные суды. "Законодательные" федеральные суды создаются на основании актов конгресса в соответствии с полномочиями, предоставленными ему разд. 8 ст. 1 Конституции. Подобное деление весьма условно и представляет скорее теоретический интерес. В то же время все американские суды осуществляют функцию конституционного надзора.[30]

В частности, посылка некоторых представителей "политической юриспруденции" о том, что, обладая широкой возможностью судейского

усмотрения, американские судьи основывают свои решения на внеправовых

политических и иных мотивах, почти полностью отвлекла их от строго юридических, традиционно правовых аспектов анализа политической роли

права.

і

На протяжении XX века в США развивается отчётливая тенденция к междисциплинарному взаимодействию политической и правовой наук, главным образом между политической наукой и наукой конституционного права.[31] Современное американское право — один из важнейших инструментов, форм и символов власти и государственного управления в США. Не будучи идентичным государству и политике, тем не менее оно имеет с ними общую историческую и политическую природу, некоторые общие тенденции развития. Наряду с другими средствами реализации политики, право, и прежде всего публичное (конституционное, административное и др.) право, оказывает огромное воздействие на государственно-политическую жизнь. Оно юридически оформляет и закрепляет политический строй, структуру, порядок образования и компетенцию органов государственной власти, права и свободы, упорядочивает и регулирует процесс государственного управления. Но особенно серьёзное по своим политическим последствиям влияние права на политику в процессе их взаимодействия в механизме государственной власти происходит в ходе осуществления американскими судами, и, прежде всего Верховным судом США, надзора за конституционностью законодательных актов. Именно поэтому Верховный суд, его состав, деятельность и политика находятся в центре пристального внимания правящих кругов США, опытных политических экспертов и видных учёных — государствоведов.[32] Но в судебной системе США политическое влияние оказывает не только Верховный суд. "...Практически любой американский суд в процессе выполнения своих функций оказывает существенное влияние на политический климат ⅛> *>** 11 43

территории, находящийся под его юрисдикцией .

Таким образом, осуществляя в конкретных правовых формах надзор за деятельностью законодательных и административных органов, судебная ветвь

власти не только воздействует на политический климат в США, но становится эффективным орудием текущей политики. Поэтому так высока должна быть роль правовой культуры участников всех этих политико-правовых процессов.

Говоря о влиянии права на политику, нельзя не учитывать и то обстоятельство, что для успешной политической карьеры в США предпочтительно иметь юридическое образование, полученное в престижных американских университетах, а сама юридическая профессия традиционно занимает доминирующее положение на "шкале престижа" и в политической элите США, которая имеет различные источники формирования, включая и правовые. Для удачливых юристов в США политика нередко становилась естественным продолжением их карьеры, хотя и следует признать, что в настоящее время обе профессии, как политика, так и юриста, в США становятся всё более специализированными. Всё чаще происходит обмен персоналом между правом и политикой — профессиональные юристы принимают участие в работе конгресса, различных административных комиссиях и ведомствах. Наличие юристов в комитетах конгресса уменьшает тенденцию к ослаблению связи между законодателями и судами, способствует облегчению потока информации между различными частями управленческой машины.

Но, пожалуй, одной из самых влиятельных конституционных форм такого воздействия является право президента назначать кандидатов на федеральные судебные должности (прежде всего в Верховный суд) и право сената утверждать эти назначения. Из-за отсутствия в Конституции США четких правовых критериев отбора кандидатов на должности судей Верховного суда процесс назначения судей основан на политических предпочтениях главы исполнительной власти и имеет отчётливо выраженный политический характер.

Немало имеется и западных политологов правоведов, которые сомневаются в "нейтральности" судей, особенно при принятии решений по делам, имеющим отношение к партийно-политическим проблемам. В связи с

этим в академических кругах США, Англии и ряда других западных стран ведутся дискуссии о том, как полностью избавиться от политического фактора при назначении судей и делать основной упор при таком назначении на более традиционный тип судей — профессионалов.

Важной формой взаимосвязи между политикой и правом в США служит влияние на правовую культуру американских судей и государственных деятелей конкретной политико-правовой идеологии, философии государства и права, а также влияние на судебную практику и политику США не только правовой, но и политической, социологической, исторической и других наук.

Несомненно, политизирующее воздействие на американскую юриспруденцию XX в., на позиции судей в процессе принятия судебных решений оказала философия юридического прагматизма — социологическая юриспруденция и правовой реализм. Её сторонники в американской юриспруденции стали анализировать право, и особенно, конституционное право, в социально - политическом контексте, считая его эффективным орудием социального контроля и изменения. А правовое -мышление представителей юридического прагматизма имеет отчётливо выраженный политико-социологический уклон.

Существенное влияние на конституционно-правовое мышление судейского корпуса в США оказывают теории и концепции буржуазного эгалитаризма и романтизма, выступающие в сочетании друг с другом основными компонентами современной американской теории конституционного права. Это направление отличается широким диапазоном школ и направлений.

I.

Всё более последовательное влияние на американскую юриспруденцию, на позиции американских судей оказывают консервативные теории и концепции права, особое значение придающие традиционным и в первую очередь религиозным элементам в политико-правовой мысли США. Говоря о взаимодействии политики и правовой культуры, нельзя не упомянуть и всё

более частое использование юристами результатов анализа и данных социологии, политологии, социальной психологии, с одной стороны, а политологами — судебных решений, комментариев конституции и судебного законодательства, эмпирических данных, которыми оперируют юристы, - с другой. Юридическая и политическая науки в США заинтересованы в предсказании будущего правового и политического развития и в оценке качества существующих правовых норм с точки зрения интересов буржуазного общества, государства и правовой культуры. [33]

Плодотворная работа проводится исследователями правовой культуры в России, как самостоятельного раздела общей культуры. Прежде чем рассматривать явление правовой культуры в англосаксонской правовой семье, рассмотрим само понятие "культура". Культура - одно из двух-трех самых сложных слов, используемых в практическом и научном обиходе. Возникшее в период античности слово "культура" претерпело множество понятийных переосмыслений. Культуру принято делить на материальную и духовную. К первому виду относят вещественные продукты культуры, ко второму — искусство, науку, нравственность, религию, философию и право.[34]

Многообразие трактовок культуры, прежде всего, объясняется тем, что культура выражает глубину и неизмеримость человеческого бытия. В той мере, в какой неисчерпаем и разновелик человек, многогранна, многоаспектна и культура. Смысл научного понятия культуры состоит в фиксации различных сторон своеобразия человеческой деятельности различными общественными науками различных стран. В исследовании культуры рассматриваются несколько подходов, которые рождают множество несовпадающих определений последних: философско-антропологический, философско- исторический, социологический. В современных европейских языках можно выделить четыре основных смысла слова "культура": абстрактное обозначение

У

<< | >>
Источник: БЫЧКОВА ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В АНГЛОСАКСОНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬЕ (теоретико-правовое исследование). Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. КОЛОМНА - 2003. 2003

Еще по теме §2. Отличительные черты англосаксонской правовой культуры в США и Англии:

  1. §1. Цель, понятие и значимость сравнительного административного права»
  2. Параграф 2.1. Понятие и проблемы рецепции римского права.
  3. §2. Отличительные черты англосаксонской правовой культуры в США и Англии
  4. § 3. Реализация правовой культуры в англоамериканском обществе.
  5. § 2. Традиции как средство регулирования общественных отношений в англосаксонском праве
  6. Заключение