<<
>>

Основные теории возникновения государства

Закономерности возникновения государства, которые еди­ны для всех времён и народов, следует отличать от причин возникновения государства, которые в различных теориях существенно отличаются. Разнообразие теорий обусловлено множеством факторов.

Мыслители, которые предлагали собственное объяснение причин возникновения государства, во-первых, жили в раз­личные исторические эпохи, следовательно, могли опираться на имеющийся на тот момент объём накопленных человече­ством знаний.

Во-вторых, объясняя причины возникновения государ­ства, исследователи чаще всего использовали для иллюстра­ции своих идей ту страну, в которой жили, при этом игнори­руя другие регионы.

В-третьих, часто увлекаясь достижениями других наук, мыслители пытались применить их результаты к обществен-

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки 1 основных теорий государства

ным наукам, руководствуясь этими результатами оценивали процесс возникновения государства. Таким образом, остав­ляли без внимания воздействие на развитие общественных институтов других факторов, то есть мыслили односторонне.

Наконец, сторонники той или иной теории пребывали под влиянием своих философских и идеологических симпатий1. Влияние политической философии в данном случае оказа­лось решающим.

Одной из наиболее древних есть теория божественного происхождения государственной власти, или теологиче­ская, которая сформировалась в VI-VII вв. Сакральные идеи относительно природы государства возникли еще в Древнем Египте, Вавилоне, Китае, Индии. Так, в «Законах Ману» (сборнике древнеиндийских моральных и правовых предпи­саний, составленном в I в. до н.э.) было сказано: «Даже если царь - ребёнок, он не должен быть презираем думающими, что он только человек, так как он - великое божество с телом человека»[VIII] [IX].

Фундамент политической культуры Древнего Китая опи­рается на формулу «управление Поднебесной осуществляет­ся по мандату Неба»[X]. Император - сын Неба.

В Древнем Египте культ императора стал культом героя, основателя общины, властелина Вселенной. Яркое выраже­ние идеала теократии можно найти в установлениях Древней Иудеи и в учениях пророков. Главой государства здесь есть не царь, а сам Бог, который защищает свой народ и борется

_ 17

с враждебными соседями. Теократия фактически означает иерократию: власть божества означает власть священников.

На страницах гомеровского эпоса перед нами возникают древнегреческие герои, басилевсы, которые претендуют на связь с небесными силами. Такая связь является результатом двух исторических наслоений, имеет двойное значение. Пре­жде всего, божественность крови оправдывает исключитель­ную силу, могущество, которое в древние времена делает правителя вождем. Поскольку у Гомера не все вожди проис­ходят от богов, из этого следует, что ценится не только сила. Связь с Богом подчеркивает особенность функций басилевса: он - исполнитель Божиих заповедей, Божией правды на зем­ле. Именно потому Бог даёт правителю «скипетр и законы».

Философы античной Греции считали законы открове­нием и даром богов. Согласно кодексу Юстиниана, государь является посланником Бога на Земле. Основополагающим принципом учения стоиков было религиозное убеждение в единстве и совершенстве природы и в истинности моральной обязанности. Жизнь в согласии с природой означала для них подчинённость воле Бога, поддержку всех сил добра, осозна­ние своей зависимости от высших сил, которые направляют человека к справедливости, а также - холодный разум, как результат веры в благодать и мудрость мироздания.

Существует принципиальное различие между человече­ской природой и природой вообще. Стоики этот факт аргу­ментировали тем, что человек и Бог наделены разумом, искра божественного огня, которая оживляет космос, находится в душах людей. Именно это и отличает человека от других тво­рений мировой души. Люди - сыновья Божии, а значит, бра­тья. Вера в Провидение для стоиков является верой в обще­ственные цели, а также в обязанность людей принимать уча­стие в их достижении. Это является основанием возникнове-

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки 1 основных теорий государства

ния всемирного государства. Гражданами этого государства есть боги и люди, которые руководствуются соображениями здравого смысла. Здравый же смысл представляет собой за­кон природы, универсальное мерило добра и справедливос­ти, неизменное в своей основе, обязательное для каждого властелина и его подчинённых - закон Бога[XI].

Зенон и Хрисипп в своих учениях о государстве, а вслед за ними их греческие и римские последователи, обосновывали космополитические представления о том, что все люди явля­ются гражданами единого мирового государства.

Теологическое представление о природе государства, как определённое направление, которое по-разному толкова­ло священные тексты, сложилось в иудаизме, христиан­стве и исламе. Исходным пунктом здесь служили две идеи:

1) разумность всего, что существует, в том числе государства;

2) первопричиной государства есть Бог.

Христианство на первых этапах своего развития не уде­ляло серьёзного внимания вопросам государства. Однако не­обходимость урегулирования своих отношений с римским государством обусловила обязательное признание государ­ственного авторитета и подчинение ему. Богом определяется деятельность государства, оказывать сопротивление Божией воле невозможно. Заповеди о том, как построить государство, изложены в священных текстах. Каждое государство должно стремиться к идеальной организации. Государство вечно, как и сам Бог. Правитель получает от церкви право управлять людьми, он призван реализовать волю Бога на земле; люди должны полностью подчиняться воле правителя. Правитель рассматривается как «наместник Бога на Земле» потому, что он вершит суд милостивый и справедливый. «Всякая душа

_ 19

да будет покорна высшим властям, - говорится в послании апостола Павла римлянам, - поскольку нет власти не от Бога, власти, которые существуют, Богом установлены»[XII]. Прави­теля, который нарушает заповеди справедливости, признают орудием Божией кары за грехи рода человеческого. Именно так выглядит эта идея в учениях различных религиозных де­ятелей: католических, православных, мусульманских и др.

Расцвет теологической теории приходится на средневе­ковье, когда, по сути, эта идея была не просто господству­ющей, а единственной. Выдающиеся христианские мысли­тели обосновывали необходимость власти в обществе. Так, православный богослов Иоанн Златоуст (IV в.) отстаивал не­обходимость подчинения любой власти, считал это обязан­ностью перед Богом. По его мнению, с уничтожением власти исчезнет порядок в обществе, люди станут хуже зверей. По­скольку царская власть подобна власти Бога, постольку сама личность монарха, как человека, приобретает особый вес: настоящий царь всё подчиняет законам Божиим. Он ответ­ственен перед Богом за царство, которое опекает. Он имеет три обязанности: карать тех врагов Бога, которые творят зло; распространять учение Бога о своём царстве; создавать усло­вия для благочестивой жизни людей.

С утверждением христианства взгляды идеологов церкви на государство несколько изменились. Так, известный пред­ставитель западной патристики Аврелий Августин (Блажен­ный Августин, 354-430) в своем труде «О граде Божьем» (413-426) противопоставляет град Божий граду земному. Земное государство является результатом грехопадения, по­этому оно - порождение зла, дьявольское установление. Отно­сительное оправдание возможно только для государства,

которое служит царству Божиему. Но и такое государство принадлежит к земному и преходящему

На теорию Блаженного Августина опирался Папа Григо­рий VII в борьбе с императором. Он писал: «Кому неведомо, что короли и герцоги восприняли власть от тех, кто в забве­нии Бога, дьявольским наущением, толкаемые слепой нена­сытностью и невыносимой дерзостью, с помощью гордыни, грабежа, вероломства, с помощью каких ни есть преступле­ний, захватили власть над равными людьми»[XIII]. Здесь учение о божественном происхождении государства превращается в свою противоположность, а именно в учение, согласно кото­рому государство является установлением не божественным, а дьявольским. Земное царство, как результат грехопадения, заслуживает на относительное оправдание только потому, что оно служит царству Божиему.

Возрождение теологической теории связано с именем выдающегося средневекового католического богослова и схоласта Фомы Аквинского (1226-1274). В своих трудах «Сумма теологии» и «О правлении государей» Фома Аквин­ский высказывает мысль, что общество, как и вся природа, - это система целей и намерений, из которых низшее служит высшему, а высшее управляет низшим и ведёт его. Следуя Аристотелю, Фома характеризует общество как взаимный обмен услугами ради благой жизни, достижению которой содействуют многие профессии, связанные между собой в систему. Общее благо требует, чтобы такая система имела руководящее звено. Фома связывает основание и правление государства с провидением, при помощи которого Бог творит мир и управляет им.

Государство, согласно учению Фомы, представляет собой определённую частицу универсального порядка, творцом и правителем которой есть Бог. Законами государства являются

-______________________________________________ 21

специфические установления, которые соответствуют требо­ваниям божественного порядка. Властью, которая приводит в действие эти законы, есть сила, источник которой также пре­бывает в божестве. Цель и оправдание государства состоит в том, чтобы предоставить человеку необходимые средства существования, предоставить основу для нравственного и умственного развития, которое, в свою очередь, должно пре­доставлять государству помощь в духовном воспитании хри­стианина1 .

Божественную волю считали источником государствен­ной власти также мыслители Киевской Руси (Илларион, Владимир Мономах и другие), один из ведущих идеологов эпохи позднего средневековья Иосиф Волоцкий (Иван Са­нин) (1439-1515), Иван Семёнович Пересветов (XVI в.) и Максим Грек (Михаил Триволис), который жил в России с 1518 по 1556 год[XIV] [XV]. Последний разработал учение о гармонии духовной и светской власти. Максим Грек исходил из законо­дательства Юстиниана (предисловие к 6-й новелле), соглас­но которому во главе управления должны стоять две власти, гармонически связанные между собой - священство и цар­ство. Первое служит устройству дел божественных, другое - дел человеческих. Мыслитель считал, что не должно быть преимущества одной власти, должно существовать равен­ство между ними.

В эпоху Реформации теологическая теория приобрела особую популярность. Выдающийся деятель Реформации Жан Кальвин (1509-1564) в своем труде «Наставление в христианской вере» (1536) обосновывал всевластие Божьего промысла над людьми, идеи безусловного господства воли Всевышнего. Согласно Ж.Кальвину, Бог наперёд назначил одних людей к спасению и блаженству, других - к гибели. Государство - естественное установление, которое возникает из социального побуждения, заложенного в человеке Богом. Кальвин предупреждал об опасности отождествления госу­дарства с Царством Божиим, а также об ошибочности мысли, будто они не имеют ничего общего между собой[XVI].

В эпоху Реформации божественность власти рассматри­вается как синоним права на существование светского госу­дарства, даже если последнее решится на отделение от ка­толической церкви. Государство, которое «реформировало» церковь, всё же сохраняет связь с небом в лице своих прави­телей, тем самым государство было защищено от того, чтобы его считали «шайкой разбойников», уничтожение которых есть богоугодное дело. Отсюда проповедь пассивного подчи­нения властям, как Божьему установлению. В конце XVI в. теологическая теория противодействует демократическим тенденциям, которые были заложены в реформационных движениях. Вознося короля на пьедестал «святости», эта тео­рия возносила его высоко над простыми смертными. Грань между правителем, «лицом публичным», и подданным, «ли­цом частным», чётко обозначалась.

Свой вклад в разработку теологической теории внесли и монархомахи, - противники неограниченной монархии, которые выступали против последней от имени «народа» и

_ 23

оправдывали даже «тираноборство». Религиозный принцип монархомахов заключался в том, что Царь небесный выше царя земного и что Богу следует подчиняться больше, чем че­ловеку. В связи с этим, они признавали двойное подданство - небесное и земное. Монархомахи отрицали автократичес­кую власть, но не столько в пользу демократической власти, сколько во имя теократической1.

В украинской общественно-политической мысли борьба между идеологами «царства» и «священства» продолжалась на протяжении многих столетий. Среди известных полемис­тов XVI в., выдающихся деятелей украинской культуры, особенно выделяется основатель Киево-Могилянской акаде­мии Пётр Могила (1596-1647). В условиях, когда украинцы не имели собственной государственности, когда власть на их землях принадлежала польскому королю, он не мог обосно­вывать верховенство «царства». Отстаивать необходимость укрепления власти польского короля в то время означало выступить против целей народно-освободительной борьбы украинского народа. Поэтому Пётр Могила развивал идею верховенства власти православной церкви. Так, в предисло­вии к «Учительскому евангелию» (1637) он писал, что власть цесаря и власть короля очень важна, но выше этих властей есть власть Бога[XVII] [XVIII].

Вместе с тем в произведениях Петра Могилы можно най­ти и мысли относительно светской власти, которые не всегда созвучны идее верховенства священства. Идеальным власте­лином он считал могущественного православного царя, кото­рый получает власть непосредственно от Бога и отчитывает­ся только перед ним.

Взгляды Петра Могилы о соотношении церкви и госу­дарства по-разному воспринимались и развивались деяте­лями Киево-Могилянской академии, в частности Стефаном Яворским и Феофаном Прокоповичем. Митрополит Стефан (в миру Симеон Иванович Яворский) (1658-1722) в своём труде «Камень веры» не отрицал, что всякая власть от Бога и все должны выполнять волю той власти, которая руково­дит обществом. Однако С.Яворский выступал против вмеша­тельства светской власти в церковные дела и каноны право­славной церкви. Ссылаясь на библейские примеры, на про­изведения отцов церкви, он доказывал, что церкви должна принадлежать не только церковная власть. «Церковь святая, - писал С.Яворский, - яко же имать начальников духовных и мирских, аби бы две руце, тако имеет два меча: духовный и вещественный друг другу пособственный. Тем убо егда меч духовный мало успевает, меч вещественный пособствует»1.

Таким образом, можно сказать, что влияние Святого Пи­сания прослеживается у всех мыслителей, которые жили до середины XVII в.: религиозный элемент является для них прио­ритетным, если не единственным. До конца XV в. мы не нахо­дим в европейской литературе целостных, логично завершён­ных исследований государства, таких, которые встречаются, например в Древней Греции и Риме. Однако из этого не следует, что данный период не имел никакого смысла в истории теории государства. По словам английского политического мыслителя XIX в. Д.С.Блеки, «в Средние века было немного писано, но много сделано для науки о государстве: она не только была со­хранена отцами церкви и схоластиками, но передана европей­ским обществам в обновлённом виде; в основание её легли чи­стые и возвышенные истины христианства»[XIX] [XX]. К таким привле-

_ 25

кательным аспектам теологического подхода следует отнести призыв к правителям государства следовать общечеловеческим ценностям (справедливости, взаимопомощи и др.). Именно в христианстве эти идеи были основательно разработаны.

Начиная с XV в. науки о государстве всё более отделяются от богословских наук, а к середине XVII в. они становятся независимы. К этому времени потеряла свое былое значение и теологическая теория. И всё же к этой теории возвраща­лись некоторые мыслители даже в XIX в. Так, французский философ-идеалист и политический деятель Луи Габриэль Амбруаз Бональд (1754-1840), будучи сторонником тради­ционалистской политико-правовой теории, поддерживал тео­рию божественного происхождения власти. Вместе с тем в труде «Первичное законодательство, которое рассматривает­ся в последнее время исключительно в свете разума» (1802), государство он определял как общность законов1.

В Германии идеи теологической теории развивали Ф.Ю.Шталь (1802-1861) и Ф.А.Транделенбург (1802-1872). По мнению Ф.Ю.Шталя, государство основано на Божьей воле и порядке. На божественное право опирается не толь­ко государство вообще, но и конкретное государственное устройство, и конкретные правящие лица. Однако божествен­ную основу имеют лишь те государства, которые историчес­ки основаны, а не возникли в результате революционного переворота. Государства, возникшие благодаря революции, противны воле Божьей[XXI] [XXII].

Оценивая теологическую теорию в целом, при этом воз­вращаясь к её двум исходным идеям, мы должны признать,

26 _________________________________________________

ч і и. во-первых, разумность всего существующего, в том чис­ле и государства, только допускается, но не доказывается и, во-вторых, всё разнообразие государств довольно сложно вы­вести из единственной первопричины, которую невозможно ни доказать, ни опровергнуть, оставаясь на основах как мате­риализма, так и идеализма. Еще Ж.Ж.Руссо заметил: «Всякая власть от Бога, я это признаю: но и всякая болезнь от Него же: значит ли это, что запрещено звать врача?.. Согласимся же, что сила не творит право и что люди обязаны повиноваться только властям законным»[XXIII]. Наверное, научное значение этой мысли не менее важно, чем её критическая сущность.

Как правило, защитники теологической теории придер­живались той мысли, что Бог разделяет точку зрения при­вилегированных слоёв населения. Это утверждение нельзя опровергнуть никакими историческими фактами. Вместе с тем существовала и другая точка зрения. Например, поли­тическая литература периода английской революции (1640- 1660), будучи целиком проникнута религиозными мотивами, свидетельствует о том, что Богу легко можно приписать и де­мократические идеи.

Определённое позитивное значение теологическая теория всё же имела. Её идеологи отстаивали необходимость обес­печения надлежащего правопорядка. Придавая государству и государственной власти божественный ореол, эта теория вместе с тем поднимала их престиж, сурово осуждала пре­ступность, содействовала утверждению в обществе общече­ловеческих ценностей. В конце ХІХ-начале XX ст. теологи­ческая теория в её традиционном варианте считалась сино­нимом консерватизма.

_ 27

Оправданием аристократического абсолютизма стала патриархальная теория возникновения государства - учение, которое рассматривает государство как продукт развития се­мьи. Основателями этой теории считаются древнегреческие мыслители Платон (427 или 428-347 или 348 гг. до н.э.) и Аристотель (384-322 гг. до н.э.), которые находили источник государственной власти в тех формах человеческих отноше­ний, которые существовали до возникновения государства, - в родовых союзах. Согласно Платону, «каждый человек при­влекает то одного, то другого для удовлетворения той или иной потребности. Испытывая нужду во многом, многие люди собираются воедино, чтобы обитать сообща и оказы­вать друг другу помощь: такое совместное поселение и полу­чает у нас название государства...»[XXIV]. Семья, как первичная форма организованного сообщества, со временем расширя­лась и разделялась. Но благодаря природной потребности в общении, а также под влиянием экономических условий, семьи объединялись в племена, союзы племён, народности, связанные общим историческим прошлым. Таким образом, государственная власть возникла как результат постепенного превращения власти отца во власть монарха.

Сначала, согласно Платону, совместное бытие людей име­ло вид «династии» идеального строя, оно регулировалось исключительно идеальным природным правом без каких- либо писаных законов. Не было ни богатых, ни бедных. Везде господствовала добрая мораль, а правление людьми осущест­вляли добрые демоны. Государство и писаные (полисные) законы появились позже вместе с земледелием и большими поселениями, то есть «когда каждый из нас сам для себя стал

28 —

недостаточным и почувствовал потребность во многих»[XXV]. Тогда и был осуществлён переход от династии к аристокра­тии. Главная причина появления государства - человеческие потребности, необходимость взаимопомощи, а его первич­ной ячейкой стала семья.

Как видим, государство у Платона является общей не­обходимостью, это результат исторического прогресса. Основным звеном человеческого прогресса, его ядром стали экономические преобразования. Именно изменения в сфере экономики, связанные с разделением труда, приводят к созданию государства. Эти идеи Платона использовали и А. де Сен-Симон, и К.Маркс, и Ф.Энгельс.

Другой представитель патриархальной теории Аристотель обращается к истории греческого города и показывает, что семья - это простая форма социальной общности, которая возникла из таких основных потребностей, как потребность в приюте, пище и продолжении рода. Поскольку люди не прогрессировали в своём развитии дальше удовлетворения этих потребностей, они жили отдельно, семьями с патриар­хальным управлениям. Высшей формой развития стало посе­ление, которое представляло собой объединение нескольких семей, а ещё высшей - государство, которое является объ­единением поселений. Следовательно, государство возникло в результате расширения родового союза: государственная власть есть не что иное, как развитие и природное продолже­ние власти родоначальника, главы семейства, которая транс­формируется сначала во власть родового старейшины, а по­том - в государственную власть.

Эта теория имела успех в государствах монархических, где и сегодня сохраняются остатки родового или патриар-

_ 29

хального быта. Монарх - это отец своего народа. Подобная мысль была распространена в период Средневековья и в бо­лее поздние времена. При этом внимание акцентировалось не столько на праве монарха, сколько на его обязанности обе­регать своих подданных.

В XVII в. английский мыслитель Р.Филмер в книге «Па­триархия, или защита природного права королей» (1642) обо­сновывает эту же идею, но его цель уже другая: здесь речь идёт не об обязанностях, а о правах монарха, который в на­следство от самого Адама получает всю полноту власти не­ограниченного домовладельца. Р.Филмер делает вывод, что Бог подарил королевскую власть Адаму, поэтому он является не только отцом человеческого рода, но и его владыкой.

В Российской империи в конце ХІХ-начале XX вв. па­триархальную теорию развивали теоретик народничества Н.К.Михайловский и историк М.Н.Покровский. Наверное не без влияния этой теории сформировалась в России вековая традиция веры в «отца народа», доброго царя, вождя, кото­рый заботится обо всех.

Вместе с тем в Российской империи было немало и крити­ков указанной теории. В частности, известный государство- вед Фёдор Фёдорович Кокошкин (1871-1918) акцентировал внимание на том, что патриархальная теория не может объ­яснить причины возникновения государственной власти или вообще любой власти, которая выходит за пределы семьи. Даже если представить изолированную семью на необитае­мом острове, семью, которая постепенно расширяясь, пре­вращается в территориальный союз, и здесь в истории раз­вития власти мы наблюдаем такой факт, который невозможно объяснить с точки зрения патриархальной теории, а именно - превращение власти главы семейства во власть родового старейшины. Такая власть распространяется не только на

детей главы семейства, и вообще наследников, но также на братьев, сестёр и дальних родственников. Эта власть уже не является естественной отеческой властью, которая основа­на на семейных связях между родителями и детьми. Власть старшего формируется искусственно, по примеру отеческой власти, но не является её непосредственным продолжением. Ф.Ф.Кокошкин пришёл к выводу, что патриархальная теория указывает нам только один факт, который во многих случаях имел значение в истории возникновения государства, но она не раскрывает той общей причины, которая повлекла за со­бой появление государства и которая объясняет подчинение государственной власти[XXVI].

Можем сделать вывод, что патриархальная теория стано­вится более правдоподобной в том случае, если, оставляя в стороне право первородства, утверждают, что государство исторически возникает из родового или племенного союза. Можно допустить, что первичная власть отца семейства со временем распространяется не только на его детей, но и на других нисходящих родственников, что эта власть переда­ётся старшему сыну и постепенно превращается во власть старшего в роде - вождя патриархального государства. Допу­стим, патриархальная власть, распространяясь на всё боль­ший круг лиц, может привести к созданию союза, который похож на государство. Но действительно ли создавались известные нам государства таким путем? Исторические све­дения не дают возможности сделать однозначный вывод. К тому же семья не трансформируется в государство: она су­ществует рядом с государством. От первичной единой фор­мы общения - семьи, со временем отделяется другая форма общения - государство. Но в таком случае решается вопрос

_ 31

не о возникновении государства, а всего лишь о последова­тельности создания рассматриваемых институтов: сначала семья, потом государство. Вопрос о том, по какой причине рядом с семьёй создаётся государство и что предопределяет подчинение государственной власти, остаётся открытым.

Патриархальная теория возникновения государства со­действовала становлению в обществе порядка, который до­стигался в результате подчинения «воле отца». Объяснить же процесс формирования всех без исключения государств эта теория не могла, поскольку она не была в состоянии охватить всё разнообразие вариантов эволюции человечес­кого общества.

Патримониальная теория возникновения государства (от лат. patrimonialis - наследственный) представляет собой попытку вывести государство из догосударственных эконо­мических отношений, связать возникновение государства с появлением земельной собственности. Право собственности предшествует государственному порядку. Ещё древнерим­ский мыслитель М.Т.Цицерон (103-43 гг. до н. э.) причиной создания государства считал необходимость защиты права собственности. Само же государство он рассматривал как моральную общность, как множество лиц, которым принад­лежит государство и его законы.

Согласно древнегерманским представлениям, которые нашли своё подтверждение в феодальных государствах, король является верховным собственником всей земли. В Средние века патримониальная теория казалась вполне обо­снованной, ведь владение землёй связывалось в то время с владением и осуществлением государственных верховных прав. Сама государственная власть рассматривалась как до­полнение земельной собственности.

Наиболее завершённое своё выражение патримониаль­ная теория нашла в учении швейцарского мыслителя

К.Л.фон Галлера (1786-1854). В своей книге «Реставрация политической науки» К.Л.Галлер утверждал, что европейс­кие государства создавались благодаря фактической силе соб­ственности. Издавна люди были разделены на властелинов и рабов, могущественных собственников и слабых бедняков. Князья были богатыми и сильными собственниками земли. В первобытном обществе земля принадлежала общине, племени в целом, она находилась в коллективной собственности. Со временем происходит концентрация власти (и, соответствен­но, распоряжение землёй) в руках вождей, она постепенно превращается в государственную власть. Властелином зем­ли провозглашается монарх (король, царь, князь и т.п.). За­владение землёй, право собственности на неё автоматически порождает власть над людьми, которые живут на этой земле. Именно право собственности на землю становится перво­основой господства над территорией. Государство возникло как результат владения землёй, поскольку любая территория была когда-то собственностью князей или церкви. Правите­ли господствуют над подвластной им территорией благодаря своему вековому праву собственности на неё, а государство - это их личная вотчина (Patrimonium).

К. Л .Г аллер, акцентируя внимание на одном из элементов го­сударства, игнорирует все другие элементы. Народ, по мнению К.Л. Галлера, - это просто собрание арендаторов на земле собственника-князя. Княжеские чиновники, то есть лица, ко­торые ведут частное хозяйство князя, которое получает назва­ние государства, - вступают в такие же отношения с населе­нием, как управляющий помещика с арендаторами его земель. Точно так же и армия - она всего лишь охраняет монарха и приближённых к нему лиц. Из этого следует, что историче­ским и логическим началом государства есть монарх. Твор­цами государства следует считать обеспеченных, сильных и поэтому независимых людей (князей и их корпорации).

_ 33

К.Л.Галлер высказал мысль, что государственное властво­вание опирается на неравенство людей, а неравенство опре­деляется бесконечным естественным законом. Он не объяс­няет, каким образом один человек или меньшинство может подчинить себе остальное население. Основой государствен­ной власти К.Л.Галлер считает силу не только как реально существующий факт, но и как факт необходимый и правомер­ный. Сущностью государственной власти есть право сильно­го: оно естественно и необходимо.

Таким образом, естественное общение создаёт в отно­шениях людей преимущества одних и ничтожность других. А потому следует считать естественным правило, согласно которому сильные господствуют, а слабые подчиняются. Осно­ванием власти в государстве есть возможность проявить силу, а необходимость иметь защиту есть основание под­данства. Слабые подчиняются тому, кто сильнее их физичес­ки или морально. Государство создаётся сверху вниз, а не снизу вверх. Считать источником власти слабых, по мнению К.Л.Галлера, безумно.

К.Л.Галлер убежден, что «собственность существовала до всех человеческих законов и ещё в определённой мере продолжает существовать без них. Ни один кодекс не ввёл и не установил собственность. Итак, не собственность про­исходит из государства, а наоборот, государство и власть из собственности»[XXVII]. Сила, которая служит основанием государ­ства, проявляется как сила собственности. Существование государства объясняется тем, что оно базируется на право­вом порядке, который охраняет собственность и является продуктом права.

В своём частноправовом обосновании государственных отношений К.Л.Галлер не указал, как возникает тот правопо­рядок, который обеспечивает существование собственности и гарантирует право собственника. Если его основанием не является правопорядок, созданный в государстве, то такое основание может базироваться только на естественном праве. Но К.Л.Галлер противник естественного права. В этом состоит самая слабая сторона патримониальной теории. Она демон­стрирует, к каким произвольным выводам можно прийти, если брать за основу территориальный элемент государства, а не людей. К тому же, по мнению В.Ф.Сиренко, не терри­тория является признаком государства, а территориальное деление населения, подвластного государству. Под террито­риальным делением населения понимается пространство, на котором действует и реализуется государственная власть[XXVIII].

Конечно же эта теория служила феодальной аристокра­тии. Её идеологическая направленность очевидна. Патримо­ниальная теория, как и патриархальная, получила признание и поддержку в конце ХІХ-начале XX вв. среди сторонников монархической идеократии.

Патримониальная теория игнорирует такой исторический факт, как множественные случаи приобретения земель в ре­зультате их завоевания. К тому же, во многих случаях не та незначительная частная собственность на землю, субъектом которой являлся король, стала историческим основанием его верховных прав на власть. Этим основанием было право рас­поряжения общинной землёй, не переданной ещё в частную собственность. Следует согласиться с Я.М.Магазинером, что невозможно объяснить происхождение государства, учреж­дения публично-правового, исходя из учреждения част-

_ 35

ноправового, каким является частная земельная собствен­ность[XXIX]. Сама земельная собственность является продуктом длительного социального процесса. Если частная собствен­ность на движимые вещи (одежду, орудия труда и др.) воз­никла сравнительно рано, то совместная собственность на недвижимые вещи, как правило, формировалась длительное время, особенно на землю, что можно было наблюдать в не­далёком прошлом в государствах социалистического лагеря (государственная (общенародная) собственность).

Особую популярность приобрела договорная теория возникновения государства. Это система взглядов, согласно которой государство возникает в результате договора меж­ду людьми, как следствие осознания ими своих насущных потребностей и интересов. Согласно взглядам греческого философа Эпикура (341-270 гг. до н.э.), государство и право появляются тогда, когда люди заключили между собой согла­шение с целью обеспечить общую пользу - взаимную без­опасность.

В XVII-XVIII ст. сторонниками теории естественного права разрабатывались различные варианты общественного договора. Их авторы Г.Гроций (1583-1645), Т.Гоббс (1588— 1679), Д.Мильтон (1608-1674), Д.Лилберн (1614-1657), Д.Локк (1632-1704), Б.Спиноза (1632-1677), С.Пуффендорф (1632-1694), Х.Томазий (1655-1728), Х.Вольф (1674-1754), Ж.Ж.Руссо (1712-1778), Я.П.Козельский (1726-после 1795), С.Е.Десницкий (ок. 1740-1789), И.А.Третьяков (1735-1776), А.Н.Радищев (1749-1802), А.П.Куницын (1783-1840), П.Д.Лодий (1764-1829) и др. рассматривали государство как форму общественной жизни, которая основывается людьми

36 _______________________________________________

добровольно, на основе взаимного согласия, путём заключе­ния договора. Вопрос о том, считали теоретики школы есте­ственного права общественный договор историческим фак­том или просто использовали его как рационалистическую схему, метод обоснования определённой политической плат­формы, остаётся открытым.

Причины заключения договора объясняли по-разному. Английский философ Т.Гоббс такой причиной считал осоз­нание людьми необходимости обеспечить мир в обществе, гарантировать человеку жизнь, безопасность, направить его действия на достижение общего блага. По мнению Т.Гоббса, человек есть существо разумное, но очень эгоистичное, им руководят властолюбие, жадность и стремление вредить друг другу. В естественном состоянии это влечёт за собой нена­висть, вражду, месть и, как следствие, «войну всех против всех». Это ненормальное состояние преодолевается с помо­щью совместной власти, которая заботится об общественном порядке. Индивиды добровольно передают все свои права и обязанности государству, власть которого «настолько велика, насколько это можно себе представить». Так заключается об­щественный договор, люди признают политическую власть и подчиняются ей, возникают особенные узы единства людей, отношения господства и подчинения, то есть политическое состояние как таковое[XXX].

Таким образом, у Т.Гоббса договор является не просто исторической предпосылкой государства как особенного политического состояния общества, а его необходимой и постоянной логической составной частью. Понятие договора имеет концептуальное значение в объяснении природы госу­дарства и политической жизни в целом.

_ 37

Другой английский философ Д.Локк считал естественное состояние довольно упорядоченным. Жизнь в нём регули­руется законами природы, которые продиктованы разумом. Но механизма, способного обеспечить надлежащее исполь­зование своих естественных прав, люди не имеют. Причина, которая вынуждает их перейти к гражданскому состоянию, состоит в ненадёжности прав в естественном состоянии, где каждый вынужден самостоятельно отстаивать своё право и наказывать его нарушителей. Гарантировать свободу и обес­печить надёжное использование естественных прав помо­гает заключение общественного договора. Это больше акт осознания, чем проявление крайней необходимости1.

Известный французский философ и писатель ЖЖ.Руссо причиной заключения общественного договора считал стрем­ление людей защитить себя от внешних обстоятельств, таких как стихийные бедствия, а также наличие частной собствен­ности, которая порождает неравенство и разъединяет людей. В результате заключения договора коллективным сувереном становится народ. Каждый, объединившись со всеми, пре­вращается в нераздельную часть целого. При этом каждый, подчиняя себя всем, не подчиняет себя никому лично, то есть остаётся таким же свободным, как и раньше[XXXI] [XXXII].

У А.Н.Радищева народ не заключает с правителем дого­вор как с равноправной стороной, а поручает ему выполне­ние определённых функций. Права государя ограничены пра­вами граждан. Закон позитивный не может нарушать закон естественный. Предписание закона положительного есть не что иное, «как безбедное употребление прав естественных»[XXXIII], - писал А.Н.Радищев.

38 —

В конце ХІХ-начале XX вв. эта теория потеряла былую популярность, но её сторонники всё ещё оставались. Отдель­ные положения договорной теории развивали представители социологической теории государства. Особенно популярной и привлекательной оказалась идея естественного состояния человека. Разные толкования этой идеи и спекуляции вокруг неё можно найти на рубеже веков, прежде всего у анархистов.

Договорная теория происхождения государства уже ис­следовалась современными учёными[XXXIV]. Следует согласиться с мнением Т.В.Кашаниной относительно недостатков этой теории, вместе с тем нельзя не заметить её историческую роль. Теоретики общественного договора стремились ото­брать у государственной власти её божественный характер. Государство рассматривалось как произведение воли челове­ка, который по своей инициативе создал форму существова­ния человеческой общности. Если же государство является творением человеческой воли, значит от этой воли зависит его преобразование и исправление всех ошибок, допущен­ных теми, кто осуществляет государственную власть. Теория общественного договора служила идейным фундаментом многих общественных преобразований.

В конце XVIII ст. в Германии возникла историческая шко­ла права, получившая своё развитие в XIX в. Её наиболее известные представители - Г.Гуго, Ф.К.Савиньи, Г.Ф.Пухта, О.Тьери, Ф.Гизо, Р.Иеринг - считали своей задачей изучить историческую жизнь отдельных государств с целью установ­ления основных начал народной жизни, которые господствуют в каждом государстве, найти их в народной психологии. В отличие от школы естественного права, которая доказывала, что формы общественной и государственной жизни могут

_ 39

устанавливаться произвольно, историческая школа закрепи­ла реалистические основы науки о государстве. Государство рассматривалось как непосредственный результат истории и народного характера, то есть особенных, неизменных, ду­ховных качеств народа, как организм, который возник из со­вместной жизни и конкретных отношений определённого племени. Согласно учению исторической школы, произволь­ный разум не влияет на создание этого организма. Лишь тог­да, когда целиком развивается народное сознание, могут по­явиться реформаторы, которые специально призваны улуч­шить общественную жизнь.

Таким образом, юридическая наука, отказавшись от ра­ционализма, от объяснения государства на основе вечных начал, заложенных в человеческом разуме, обращается к другим началам, которые находятся вне человеческой лич­ности, к законам природы и в них ищет основы государства. Результатом этого стала органическая теория, которая объ­ясняет возникновение государства действием тех же сил, которые вызывают природные явления, и рассматривает его как организм. Выдающимися теоретиками органической школы, которая сформировалась в XIX в., стали К.Краузе, Г.Аренс, А.Шеффле (Германия), И.К.Блюнчли (Швейцария), Г.Спенсер (Англия), Р.Вормс, А.Эспинас (Франция).

Попытки сравнения общества с животным организмом встречались и в глубокой древности, о чём свидетельствует тотемизм. Позднее в виде параллелей не раз повторялись в той или иной отрасли знаний. Но даже учение о естествен­ном состоянии Т.Гоббса с его государством-Левиафаном нельзя считать теорией в том смысле, в каком это слово использовала наука конца XIX в. Лишь открытия в биологии в конце XVIII в. дали возможность изменить понятие об орга­низме, который, к тому же, рассматривался как механизм.

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки 4^ основных теорий государства

С опубликованием в 1801 г. «Общей анатомии» М.Ф.К.Биша (1771-1802), которая заложила основы витализма1, происхо­дит методологическая переориентация концепций общества на понятие организма как неразрывного целого, в отличие от механицистских моделей общества как совокупности эле­ментов, которые существуют и исследуются независимо друг от друга.

История общественной мысли знает философский органи- цизм (Ф.В.И. фон Шеллинга, Г.В.Ф.Гегеля, А.Н.Уайтхеда и др.), производный от древней идеи одухотворённого макроско­пического порядка, всеединства и противостоящий номина­лизму и механицизму французских просветителей, социаль­ных физиков, английских экономистов, утилитаристов и т.п. Известен также социально-психологический органицизм, в основе которого лежал тезис, что целостность общества со­стоит в коллективном разуме, сознании, волеизъявлении как самостоятельной реальности, которая не отождествляется с сознанием индивидов, создающих социум. Популярны были также биоорганические теории общества как сверхорганиз­ма, ориентированные на эволюционную биологию и анало­гии со строением и функциями живого организма[XXXV] [XXXVI].

Первые попытки обоснования органической теории госу­дарства связаны с именем немецкого ученого К.Краузе (1781— 1832). Отбросив механистические взгляды на общественную жизнь, он отстаивал положение, что в общественной жизни все части социального организма взаимно себя обусловливают, точно так же и всё целое обусловливает свои части. Это

-______________________________________________ 41

напоминает организм, в котором отдельные органы и функ­ции неразрывно связаны между собой так, что благосостоя­ние или повреждение одного органа, одной функции, сказы­вается на всех других. Нормальным состоянием организма считается такое, когда весь организм функционирует так, что обеспечивает свободное развитие каждого отдельного органа, и все отдельные органы, в свою очередь, обеспечи­вают свободное развитие всего целого. Точно так же и обще­ственный союз должен быть устроен таким образом, чтобы деятельность каждого отдельного члена не только не мешала деятельности других, но и была позитивным условием раз­вития для всех остальных. Этот организм не выдерживает никаких явных изменений или нарушений, - если же в нём и происходят какие-либо изменения, то они незаметны, по­скольку не нарушают целостность и предыдущее состояние организма. А главное - в таком организме каждая часть знает своё постоянное место. Каждый член организма навсегда предназначен лишь для одного рода деятельности и не может перейти к другому. Идеи К.Краузе нашли своё продолжение в творчестве его последователей.

В пределах исторической школы обозначилось натурали­стическое или натурфилософское направление, основанное на философии Ф.В.И. фон Шеллинга (1775-1854), который отождествлял дух и физическую природу. Теоретики этого направления рассматривали государство как органическое образование в физическом смысле, которое имеет своё само­достаточное, независимое от индивидов бытие и управляется естественными законами. Сюда относятся также учения, ко­торые хотя и признают духовно-моральную сторону государ­ства, но придают ей внешний вид по аналогии с природным организмом. Это, например, антропоморфические теории, которые рассматривают государство по примеру Платона и

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки основных теорий государства

английского мыслителя XV в. Д.Фортескью как человека, в увеличенном размере. Вариант такой теории развивал швей­царский правовед, историк и политический деятель, про­фессор государственных наук И.К.Блюнчли (1808-1881), который считал государство естественным, аналогичным человеку организмом. В своих книгах «Общее государствен­ное право» (Мюнхен, 1868) и «Общее учение о государстве» (Штутгарт, 1875) И.К.Блюнчли обосновал разные формы го­сударства, которые соответствуют разным ступеням обще­ственного выбора и пытался показать, что государство имеет антропологические основания.

Трудами представителей реалистического направления было подготовлено социологическое направление как часть социологии. Для социологии ХІХ-начала XX вв. харак­терна теоретико-методологическая ориентация на методы естественных наук, то есть натурализм. Натурализм - на­правление в социологии, связывающее историю и функцио­нирование общества с различными природными факторами (климатическими, географическими, биологическими и т.д.) и теоретико-методологическая ориентация на методы есте­ственных наук в объяснении социальных явлений и процес­сов. В социологии середины ХІХ-начала XX вв. натурализм существовал в двух своих главных разновидностях - социал- биологизма и социального механицизма. Большинство натуралистических концепций игнорировали сложную диа­лектику общественного развития, ориентировались преиму­щественно на вульгарно-материалистические толкования его закономерностей, отрицали сознательный и целенаправлен­ный характер человеческой деятельности.

Социал-биологизм, господствующий в рассматриваемый период, был представлен концепциями социального органи- цизма (Г.Спенсер, А.Е.Шеффле, Р.Вормс и др.) и социального

дарвинизма (У.Беджгот, Л.Гумплович, У.Самнер и др.). Пред­ставители этого направления стремились объяснить законы функционирования и развития общества путём нахождения аналогий с биологическим организмом или биологической эволюцией в целом. Так, французский социолог Рене Вормс (1869-1926) аналогию находил в том, что как организм состоит из клеток, объединённых в определённом порядке, так и общество состоит из единиц, объединённых определёнными законами. Общество не просто организм, его можно назвать сверхорганизмом. Государство и общество состоят из одних и тех же элементов, в их состав входит одно и то же население. Но взаимные отношения этих частей разные. Термин «обще­ство» означает, согласно Р.Вормсу, совместную жизнь людей. Термин «государство» указывает на то, что они сознательно относятся к этой совместной жизни, установили правитель­ство и законы, в которых воплотили свои представления об этом союзе. Вот почему общество есть лишь организм (в лучшем случае - сверхорганизм), а государство имеет чер­ты лица. Государство добавляет к общественному организму союз юридический и вместе с тем политический. Р.Вормс сделал вывод: «государство есть высшая форма общества: это - общество, которое осознаёт и чувствует своё единство»[XXXVII].

Почти одновременно с РВормсом и А.Эспинасом и не­зависимо от них основную идею органической школы в со­циологии обосновал А.Е. Шеффле (1831-1903) - немецкий социолог и экономист. В своей книге «Строение и жизнь со­циальных тел» (Тюбинген, 1875-1878. В 4-х т.) он сравнивал общество с организмом, видел в обществе «социальное тело».

Основателем и наиболее авторитетным представителем социального органицизма считается английский мыслитель

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки основных теорий государства

Герберт Спенсер (1820-1903). Г.Спенсер рассматривал обще­ство как своеобразный организм, который развивается соглас­но общему закону эволюции. В развитии общества он заметил некоторые закономерности, характерные для организмов - например, переход от простого к сложному (интеграция), от однородного к разнородному (дифференциация). Простые человеческие сообщества объединяются в более объёмные и сложные, то есть в «агрегаты». Под последними Г.Спенсер понимал племена, союзы племён, города-государства, импе­рии. Такие «агрегаты» подвержены влиянию факторов пере­мен, они поддаются социально-классовой дифференциации, разделению труда (то есть специализации).

В государстве - «живом теле» все части специализиру­ются на выполнении определённых функций: правитель­ство выполняет функции мозга, используя при этом право на импульсы, которые передаются мозгом. Низшие классы, которые занимаются земледелием и ремеслом, выполняют внутренние функции организма, то есть обеспечивают его жизнедеятельность. Есть в общественном организме и свое­образная кровеносная система - торговля, транспорт и другие средства связи - это «распределительная система». Господ­ствующие классы обеспечивают оборону, выполняют внеш­ние функции.

В отличие от основателя социологии О.Конта, который рассматривал человеческий разум как фактор, определяющий природу общественных явлений, Г.Спенсер считал, что люди действуют не столько под воздействием интеллектуального фактора, сколько под воздействием своих чувств и страстей; поэтому для понимания природы общества и общественных отношений необходимо изучать свойства организма; каждый организм есть не что иное, как общество, то есть совокуп­ность взаимосвязанных наименьших организмов или клеток,

и каждая человеческая общность есть, в свою очередь, орга­низм, поскольку состоит также из клеток высшего порядка - индивидуумов. Находя аналогии между обществом и орга­низмом, он также указывал на существенные отличия между ними и утверждал, что все его аналогии представляют собой только вспомогательное средство, но не саму суть построе­ния[XXXVIII]. Опираясь на идею «организации», Г.Спенсер конструи­ровал «эволюцию» общественных учреждений, что является главным и наиболее ценным в его учении.

Следует сказать, что у Г.Спенсера и его последователей само понятие организма отличается от одноимённого по­нятия в физиологии; организм рассматривается лишь как результат организации, то есть взаимного влияния, приспо­собления и солидарности элементов. Физический организм не потому является организмом, что состоит из живых ана­томических элементов, а потому, что между этими элемен­тами существует связь, взаимодействие и солидарность, то есть именно то, что называется организацией; по этой при­чине организмом становится и государство. Жизнеспособное целое всегда появляется благодаря определённой связи эле­ментов, которые его составляют; в неорганическом мире это химическая связь, в живом существе - органическая связь, в социальном целом - органическая солидарность.

Большинство авторов, которые рассматривали общество и государство как организм, далеки от биологических анало­гий: они имели в виду только то, что в обществе, точно так же как и в организме, мы имеем дело с взаимодействием частей, что поддерживает и сохраняет целое, с закономерной связью между предыдущим и последующим состоянием общества. Общим для всех теоретиков органической школы есть кон-

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки основных теорий государства

струкция человеческой общности как первичного единства, к которому отдельные индивиды относятся как члены, их можно объяснить лишь исходя из сущности целого. Этим органическая теория государства существенно отличается от индивидуалистических учений об обществе.

Позитивные и негативные моменты органической теории уже анализировали современные исследователи, при этом внимание акцентировалось именно на негативных момен­тах[XXXIX]. По моему мнению, одной из основных заслуг органичес­кой школы есть отрицание методов рационализма как един­ственно возможных при исследовании политико-правовых явлений. В государстве рядом с сознательной и планомерной деятельностью людей большое значение имеют психиче­ские явления, которые не всегда направлены на достижение какой-то цели. В связи с этим, а также благодаря столкнове­нию различных индивидуальных и общественных стремле­ний, сознательные и планомерные действия могут приводить к незапланированным и непредвиденным ранее результатам.

Заслуживает внимания и подход органической теории к обществу. Если естественно-правовая школа рассматривала последнее просто как совокупность индивидов, отношениям между людьми придавала чисто механический характер, то теоретиков органической школы не оставлял равнодушными тот факт, что каждый человек обусловливает возможность развития другого человека. Этот факт рассматривали как предопределённый самой природой общества. Обществен­ный союз должен быть организован таким образом, чтобы деятельность каждого его отдельного члена не только не ме­шала деятельности других, но чтобы она имела позитивное значение для развития всех остальных. Исходя из того, что

_ 47

все люди зависят друг от друга, они не только должны не на­рушать спокойствие других, а даже обязаны содействовать им в меру своих сил.

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что выводы органической школы противоречат началам, выведенным в теориях, объясняющих сущность государства исходя из объ­яснения самостоятельной государственной цели, а именно тому положению, что для определения понятия государства необходимо исследовать общество и понять его соотношение с государством.

Так, известный французский философ и социолог Альфред Фулье (1838-1912) главной задачей своего времени считал изучение общества и законов его развития, построение нау­ки об обществе. Проанализировав учение идеалистической школы, базировавшееся на теории общественного договора, и противоположное ему учение натуралистической школы, основанное на теории общественного организма, А.Фулье пришёл к выводу, что идеализм и натурализм неразделимы. «Далеко не представляясь нам противоположными, теории добровольного договора и органического развития кажутся нам неразделимыми: истинное человеческое развитие долж­но представить их объединение»[XL], - писал А.Фулье.

Возможность объединения идей договора и организма А.Фулье нашёл в идее так называемого договорного организ­ма. Он считал необходимым развитие социологической нау­ки в направлении синтеза различных идей: причинности и целесообразности, индивидуального и общественного созна­ния, справедливости и братства и т.п. Он писал: «Мы нашли, что у общества, действительно, есть свои жизненные органы и свои жизненные функции, свои законы соотношения (кор-

Раздел 1. Исторические и теоретические истоки 4^ основных теорий государства

реляции) между органами и функциями, своё рождение, своя жизнь, даже своя смерть, следовательно - своё органическое развитие (своя эволюция) и свой распад... С другой стороны, тот же анализ, приложенный к понятию общественного до­говора, заставил нас также признать истину и этого понятия. Теоретически совершенно верно, что человеческое общество должно быть договорным, ибо в нём всё должно делаться, насколько возможно, путём свободного соглашения»1. «По нашему мнению, - делал вывод А.Фулье, - общество и го сударство, общественный элемент и политический сливаются вместе; всякое истинное человеческое общество есть уже более или менее рудиментарное государство: всякий обще­ственный организм, имея членами существа сознательные и обладающие волей, есть уже политический организм»[XLI] [XLII].

Модификацией органической теории стала теория насилия, которая, исходя из её существенных отличий от теорий, созданных представителями социального дарвиниз­ма, заслуживает отдельного рассмотрения. Создателями и наиболее видными представителями этой теории, воз­никшей в конце XIX в., были польско-австрийский социо­лог и юрист Л.Гумплович, немецкие ученые К.Каутский и Л.Вольтман, австрийский юрист А.Менгер, итальянский со­циолог М.А.Ваккаро, английский ученый Э.Дженкс. Теория насилия обосновывала тезис, что именно физическая сила была первопричиной создания государства, но со временем господство физической силы сменила сила экономического преимущества.

Людвиг Гумплович (1838-1909) не выводил свои концеп­ции непосредственно из эволюционной теории. Он отрицал

_ 49

возможность общественного прогресса, рассматривал обще­ственное развитие как круговорот, в котором каждая общность проходит этапы становления, развития и гибели. Л.Гумплович был противником биологических аналогий и подвергал кри­тике тех учёных, которые использовали такие аналогии. «Био­логические аналогии никакого значения для социологии не имеют; они дают нам только сравнения и образы, но ни в коем случае и никогда не дадут знаний»1, - писал он.

Концепцию Л.Гумпловича часто рассматривают как про­явление социального дарвинизма, что объясняется, прежде всего, характерным для Л.Гумпловича подходом к обществу как к совокупности групп, которые борются между собой за господство. Согласно Л.Гумпловичу, непрерывная и беспо­щадная борьба между разными социальными группами яв­ляется важнейшим фактором социальной жизни. Отношения между социальными группами, утверждал он, строятся на основе следующего социального закона: «Каждая общность, каждая социальная группа стремится содержать себя за счёт всех других»[XLIII] [XLIV]. Каждая социальная группа пытается обеспе­чить самосохранение и собственное благосостояние.

Почему же отношения между группами обязательно име­ют характер антагонистического конфликта? Конечной при­чиной всех социальных процессов, в том числе конфликтов, которые составляют сущность указанных процессов, он объ­явил стремление человека к удовлетворению материальных потребностей. В связи с этим Л.Гумплович утверждал: «Если мы хотим проверить истинность того положения, что всегда и всюду экономические мотивы являются причиной всякого социального движения, обусловливают всё государственное

и социальное развитие, то нам нужно только рассмотреть любое историческое событие, любой государственный пере­ворот, нужно только исследовать их причины: в основе этих событий мы всегда и всюду найдем экономические побужде­ния и мотивы. Да иначе и быть не может, так как причиной человеческих поступков являются, прежде всего, материаль­ные потребности»[XLV].

Обращаясь в своей социологической теории к проблеме возникновения государства, Л.Гумплович заявляет, что исто­рия не знает ни одного примера, чтобы государство возникло не в результате насилия, а каким-нибудь иным путем. Госу­дарства, как он считает, возникли в результате завоевания. Результатом завоевания, как правило, есть рабство: одно пле­мя превращает в рабов другое. Вместе с рабством появляется и частная собственность, а потом оседлость, связанная с пе­реходом от кочевого быта к земледелию. Господство одного племени над другим, которое устанавливается и держится си­лой, связано с рабством и частной собственностью на землю и её продукты и есть, по мнению Л. Гумпловича, первобытное государство. Частная собственность как результат первично­го физического насилия в свою очередь влечёт за собой иму­щественное неравенство и разделение общества на классы. Победители образуют класс имущих, побеждённые - класс неимущих. Возникает экономическая зависимость одних людей от других и, таким образом, господство племени, сначала основанное лишь на физических преимуществах, со временем постепенно превращается в господство обществен­ного класса, который опирается на экономическое могуще­ство. По словам Л.Гумпловича, властвующие (их меньшин­ство) - с одной стороны, и подвластные (их большинство) -

_ 51

с другой, - это неизменные признаки государства. Поскольку вся деятельность любого государства обусловливает, в пер­вую очередь, потребность охранять и укреплять отношения господства-подчинения, которые пронизывают обществен­ное целое сверху донизу, постольку будет правильным рас­сматривать государство как «естественно возникшую орга­низацию властвования, предназначенную для охраны опре­делённого правопорядка»1.

Активность государства, согласно Л.Гумпловичу, не огра­ничивается одной лишь гарантией правопорядка. Он слиш­ком преувеличивает роль государства, когда заявляет: «Ка­кими высшими благами, кроме голой жизни, ни пользуется человек, - свободой и собственностью, семьёй и личными правами, - всем этим он обязан государству»[XLVI] [XLVII]. Но не толь­ко один отдельно взятый индивид получает высшие ценнос­ти из рук государства. Как настоящий апогей государства, Л.Гумплович убеждён, что вся совокупность людей, которые образуют государство, именно благодаря последнему имеет возможность достойно существовать.

Для концепции Л.Гумпловича характерна фаталис­тическая трактовка социальных законов и фетишиза­ция исторической необходимости. Здесь индивид с его свободой выступает как псевдореальность, или реаль­ность второго порядка. Общество, социальная группа, на­оборот, представляют собой настоящую и высшую ре­альность, которая предопределяет поведение индивида. В данном случае мы сталкиваемся с одним из наиболее экс­тремистских вариантов «социального реализма», то есть взглядом на общество как на реальность, которая не только

сводится к индивидам, которые её составляют, но существует отдельно от них и над ними.

Отрицая исторический прогресс в развитии человеческо­го интеллекта и моральности, источник которого он видел в отношениях «примитивной группы», Л.Гумплович опреде­лённым образом содействовал «социологическому обоснова­нию» агрессии и тирании. Это стало одним из естественных следствий биопсихического редукционизма Л.Гумпловича, который считал, что все общественные явления обусловле­ны ничтожной человеческой природой со свойственными ей наклонностями к господству и эксплуатации, конфликтам и войнам1.

Нельзя оставлять без внимания тот факт, что рассматри­вая конфликты и насилие как основные факторы социальной жизни, Л.Гумплович совсем не замечает проявления солидар­ности и сотрудничества, которые присутствуют в обществе.

С теорией Л.Гумпловича тесно связано учение немецкого историка и экономиста Карла Каутского (1854-1938). По утвер­ждению самого К.Каутского, он пришел к той самой точке зрения относительно происхождения классов и государства, что и Л.Гумплович, на семь лет раньше появления его «Борь­бы рас» (1883), но не опубликовал свои взгляды[XLVIII] [XLIX].

Пытаясь связать концепцию насилия с пониманием роли экономической необходимости в истории, К.Каутский, одна­ко, рассматривает завоевание как исходный пункт в объясне­нии генезиса государства. Государство он понимает как силу, навязанную обществу извне. По его мнению, каждый раз при завоевании происходит деление на классы, но не вследствие разделения общины на разные подразделения, а вследствие

_ 53

объединения в одну двух общин, из которых одна становится господствующим, а другая - угнетённым и эксплуатируемым классом. Аппарат же угнетения, который создают победители для управления побеждёнными, превращается в государство. Чтобы удержать в подчинении угнетённый народ, создаются государственные органы, принимаются законы.

К.Каутский признаёт, что эксплуатация появляется не только благодаря государству, еще до появления государства существовал труд рабов и грабёж чужих племён. Однако, по его мнению, в самой общине, к которой рабы не принадлежа­ли, появление эксплуатируемых и эксплуатирующих классов произошло лишь в результате насильственного объединения побеждённых племён в одну большую общину под господ­ством победителей. С этого момента существуют эксплуата­торы и эксплуатируемые внутри одной и той же общины. Го­сударственная власть и поныне носит на себе печать своего происхождения и, исходя из последнего, является основа­нием всех отношений эксплуатации внутри общества. С поня­тием класса тесно связано понятие государства. Если можно сказать, что вся писаная история является историей классовой борьбы, вместе с тем она является также и историей государства[L].

Подтверждение своих взглядов относительно возник­новения государства К.Каутский пытался найти в истории государств Древнего Востока, в которых, по его мнению, отсутствует внутреннее имущественное неравенство общин, а государство не связано с классами, с экономической жизнью, оно играет самостоятельную роль, то есть господствует на основе внеэкономических отношений при помощи чистого насилия.

Взгляды других теоретиков насилия мало отличались от взглядов Л.Гумпловича и К.Каутского. Так, Э.Дженкс писал,

что причины возникновения государства или политического общества следует искать в развитии военного искусства. «Нет ни малейшего затруднения исторически доказать, что каждое государство обязано своим происхождением успешным вой­нам, и, совершенно естественно, каждое из них стремилось придать своей организации военный характер, несколько смягчённый остатками патриархального строя. К счастью, в военной организации не одни только дурные стороны, но есть и свои хорошие»1. По мнению Э.Дженкса, государство было основано, когда одному из военных вождей удалось за­хватить ту или иную обширную местность и надёжно закре­пить на ней свою власть.

Поиски начал государственной жизни в орде связаны с именем немецкого философа, социолога и публициста Люд­вига Вольтмана (1871-1907). Именно в орде, которая пред­ставляет собой соединение многих семей одинакового про­исхождения, появляются начала господства и подчинения, но настоящая власть и подчинение здесь ещё отсутствует. Внешние отношения орды влияют на возникновение более прочного или более слабого внутреннего строя. Война при­даёт обществу политический характер. Когда орда ведёт вой­ны, общее наступление и необходимость совместной защиты становится причиной возникновения господствующего цен­трального руководства[LI] [LII].

Теорию насилия поддерживал украинский писатель, поэт, публицист, общественный и политический деятель Иван Яков­левич Франко (1856 - 1916), который жил в Галиции, входив­шей в состав Австро-Венгрии с 1867 по 1918 гг. Вместе с тем

-______________________________________________ 55

И.Я.Франко разделял также взгляды К.Маркса и Ф.Энгельса относительно возникновения государства. Так, движущей си­лой общественного развития он называл коллективную борь­бу за существование, за отделение, за внутреннее устройство. Причиной же возникновения государства считал появление частной собственности. Среди признаков государства выде­лял наличие отделённого от общества управленческого аппа­рата, который рассматривал не иначе, как аппарат насилия. В эксплуататорских государствах, по его мнению, этот аппарат, наделённый политической властью, угнетает не только дей­ствия, но даже мысли и стремления каждого человека.

Теория насилия, конечно же, имеет серьёзные историчес­кие основы. История даёт нам немало примеров изменений всех сторон жизни народа после его завоевания другим на­родом. Победители почти всегда играют решающую роль в обществе, они также занимают господствующее положение в государстве, которое создаётся после завоевания. Однако теория насилия не универсальна, поскольку она не может объяснить процесс возникновения всех без исключения госу­дарств. Не всегда возникновению государства предшествует война. Остаётся открытым вопрос и о причинах воєн. Ведь не может социум, в котором ещё не произошли изменения, свидетельствующие о переходе от догосударственного состоя­ния к государственному, начать такую войну, которая повле­чёт за собой фундаментальные изменения в жизни другого социума. Насилие, связанное с завоеванием одного народа другим, существовало в обществе, начиная со времён появ­ления человека. Но почему-то возникновение государства от­носится к более позднему историческому периоду.

Роль экономической силы в процессе возникновения госу­дарства оказалась в центре внимания в XVII-XIX вв. Стало ясно, что экономические преобразования могут быть ускоре-

56 _______________________________________________

ны благодаря разделению труда1. От разделения труда зави­сит его производительность. По мнению английского эконо­миста Адама Смита (1723-1790), разделение труда является важным основанием экономического прогресса. А.Смит пи­сал: «Величайший прогресс в развитии производительной силы труда и значительная доля искусства, умения и сооб­разительности, с каким он направляется и прилагается, яви­лись, по-видимому, следствием разделения труда»[LIII] [LIV].

А.Смит исходил из того, что, предоставляя друг другу взаимные услуги, люди руководствуются не принципами гу­манности, а эгоизмом, выгодой, то есть главным мотивом хо­зяйственной деятельности человека является своекорыстный интерес. Стремление к личной выгоде и склонность к обме­ну есть, с точки зрения А.Смита, причина возникновения и развития разделения труда. Он считал, что благодаря разде­лению труда все члены общества значительную часть своих потребностей удовлетворяют взаимным обменом лишних продуктов труда, которые остаются после удовлетворения потребностей. «Каждый человек живёт обменом или стано­вится в известной мере торговцем, а само общество превра­щается. .. в торговый союз»[LV], - писал А.Смит. Как сторонник индивидуализма, он видел движущую силу общественного прогресса в деятельности отдельных личностей в сфере тор­говли и промышленности.

Исходя из своих взглядов относительно экономических явлений как результата объективных законов, А.Смит свя-

-______________________________________________ 57

зывал возникновение государства с возникновением част­ной собственности. Такая позиция определённым образом напоминает патримониальную теорию. Однако в отличие от К.Л.Галлера, который не анализировал понятие силы, А.Смит учёл и этот фактор. В отличие от договорной тео­рии, государство у А.Смита возникает спонтанно из обще­ства, а не появляется в результате договора, соглашения лю­дей. А.Смит считал, что государство возникло независимо от осознания необходимости в государстве, лишь позднее это осознание стало содействовать и поддерживать укрепление власти и подчинение ей.

Следует сказать, что признание экономики основной ка­тегорией, определяющей политику, имело место не впервые. Ещё у древнегреческих философов, особенно у Аристотеля, у итальянских политико-правовых мыслителей эпохи Воз­рождения, прежде всего у Н.Макиавелли и Г.Гвинчардини, в английской политико-правовой мысли середины XVIII ст. в центре внимания именно экономика. Французский социа­лист-утопист А.де Сен-Симон и его последователи, гегелья­нец Л.Штейн и неокантианец Р.Штамлер все изменения в со­циальной жизни связывали с экономическими причинами.

Таким образом, экономические отношения - это отноше­ния базовые. Именно с ними связано возникновение госу­дарства. Так считали основатели теории экономического материализма (классовой теории), выдающиеся немец­кие мыслители Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895). За основу своей теории они взяли экономиче­скую теорию Анри де Сен-Симона (1760-1825), который рас­сматривал государство как результат исторического прогрес­са. Ведущим звеном прогресса есть экономические преобра­зования. В первобытном обществе человек присваивает (то есть собирает) продукты природы, а потом, используя самые

примитивные орудия труда, переходит к производству про­дуктов питания. Собственно общественный прогресс - это прогресс в орудиях труда и средствах производства. Следо­вательно, поступательное движение истории обеспечивает­ся благодаря экономическим преобразованиям. Переворот в экономических условиях, в свою очередь, является результа­том действия многих причин. Среди них ведущее место зани­мает общественное неравенство. Основной движущей силой человеческой деятельности есть стремление к социальному неравенству. Именно неравенство в вознаграждении ста­новится побудительной причиной качественного и количе­ственного совершенствования труда1. Разработку этой идеи в начале XX в. продолжил российский ученый П.А.Сорокин.

Теорию прогресса К.Маркса обеспечивала диалектика, ко­торая была для него (как и для Г.В.Ф.Гегеля) законом логики. Основной тезис марксизма следующий: эволюция хозяйствен­ного производства в обществе определяет его институцион­ную и идеологическую надстройку. Государство и право - это надстройка над базовыми (экономическими) отношениями, следовательно - государство и право зависят от экономи­ческой структуры общества, целиком ею определяются и ей соответствуют, несмотря на свою определённую самостоя­тельность. «Под экономическими отношениями, которые мы считаем определяющим базисом истории общества, - писал Ф.Энгельс, - мы понимаем тот способ, каким люди опреде­лённого общества производят средства к жизни и обменивают между собой продукты (поскольку существует разделение труда)»[LVI] [LVII]. По словам К.Маркса, «в общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от

_ 59

их воли не зависящие отношения - производственные отноше­ния, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, над которым возвыша­ется юридическая и политическая надстройка и которому со­ответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни во­обще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»1.

В экономическом развитии общества марксизм находит конечную причину и решающую движущую силу всех обще­ственных изменений. По словам Ф.Энгельса, «конечных при­чин всех общественных изменений и политических перево­ротов следует искать... в изменениях способа производства и обмена, их надо искать не в философии, а в экономике со­ответствующей эпохи»[LVIII] [LIX]. Именно «экономическая структура общества каждой данной эпохи образует ту реальную основу, которой и объясняется, в конечном счёте, вся надстройка, со­стоящая из правовых и политических учреждений, равно как и из религиозных, философских и иных воззрений каждого данного исторического периода»[LX]. Это и есть марксистская теория экономического детерминизма с его конкретным со­циальным и политическим значением, которое следует из диалектического материализма.

От экономической структуры к государству и праву идёт линия причинно-следственной зависимости. Согласно уче­нию марксизма, вопрос о причинах возникновения госу­дарства - это вопрос об условиях, в силу которых органы родового строя потеряли своё социальное значение и были заменены государственными учреждениями. Причины этого процесса следует искать в главной предпосылке возникнове­ния государства - в развитии земледелия. Основной движу­щей силой, которая создала новый государственный порядок в обществе, были резкие и глубокие изменения в характере родового коллективного производства, которое, благодаря росту производительности труда и его социальному разделе­нию, стало заменяться индивидуальным. Экономические от­ношения повлекли за собой расслоение общества.

В новом обществе благодаря усложнению жизни и рас­слоению общества на группы с различными интересами по­явилась необходимость в принципиально новых учреждениях, которые заменили бы собой органы родового строя. На определённой ступени экономического развития, ступени, которая была связана с разделением общества на классы, по­явилось государство, которое стало вследствие этого разде­ления необходимостью. По мнению Ф.Энгельса, государство является признанием того факта, что общество запуталось в неразрешимом противоречии с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно не может. Чтобы эти противоположности, классы с про­тивоположными экономическими интересами не уничтожали друг друга в борьбе между собой, необходима сила, которая не допустит столкновение, удержит его в пределах порядка. Эта сила, порожденная самим обществом, но такая, которая ставит себя над обществом и при этом всё более от него отда­ляется, и есть государство. «Так как государство возникло из

_ 61

потребности держать в узде противоположность классов; так как оно в то же время возникло в самих столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуатации угнетённого класса»[LXI]. Исчезнет государство так же, как и возникло - вместе с исчезновением классов.

Таким образом, согласно марксистской теории, государ­ство возникло в силу экономических причин, а именно: общественного разделения труда, появления дополнитель­ного продукта и частной собственности; а потом - раскола общества на классы с противоположными экономическими интересами. Именно эти экономические условия уничтожили родовой строй и заменили его государством.

Примечательно то, что Ф.Энгельс в своих исследованиях не останавливался только на характеристике публичной влас­ти, одном из основных признаков государства. Он изложил и другие важные его признаки, учитывая, что от родового общества государство отличается не только наличием осо­бенной группы людей, которые занимаются управлением в обществе, но и наличием территории, права, возможностью взыскания налогов.

Экономической (классовой) теории возникновения государства придерживался выдающийся российский писа­тель Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826-1889). Он видел основную причину возникновения государствен­ной власти и государства в необходимости решения внутрен-

62 _________________________________________________

них социально-экономических и политических противоре­чий общества, обусловленных имущественным и политичес­ким неравенством различных социальных слоёв и классов, что является следствием частной собственности[LXII].

В Российской империи в конце ХІХ-начале XX вв. клас­совая теория приобрела особую популярность благодаря уче­нию В.И.Ленина, его многочисленных единомышленников, последователей и оппонентов.

К проблеме исследования сущности государства в классо­вой теории, посредством определения его цели, мы ещё вер­нёмся.

В конце 90-х годов XIX в. сформировалась психологи­ческая теория возникновения государства и права. Эта си­стема взглядов, которые объясняют процесс возникновения государства и права как результат развития человеческой психики, возникла лишь тогда, когда начала формироваться психология, как самостоятельная отрасль знаний, приобре­ли популярность экспериментальные методы исследования и появились различные школы, которые по-разному тракто­вали психику. Воспринятые социологами и юристами идеи этих школ стали основой создания новых направлений в юридической науке. Сторонники психологической теории пытались найти универсальную причину, которая объясняет процесс возникновения государства и права. В Западной Европе этим занимались Г.Тард, Э.Дюркгейм (Франция), 3.Фрейд, Г.Ратценхофер (Австрия), О.Гирке, В.Дильтей, Г.Зиммель, В.Зомбарт, М.Вебер, А.Вебер, Л.Визе, Ф.Штир- Зомло, В.Вундт (Германия) и др. Все они обосновывали психологическую потребность человека жить в рамках орга-

_ 63

низовинного сообщества. Общество и государство при этом рассматривали как сумму психических взаимодействий лю­дей, следствие психологических закономерностей развития человека.

Задачей психологической школы стало изучение процес­сов психического взаимодействия людей, которые живут со­вместно. Внедрение в социологию комплекса психологичес­ких идей дало возможность увидеть социальные процессы в других измерениях и описать их как процессы социопсихи- ческого группового взаимодействия.

Известный немецкий социолог, философ, социальный психолог и теоретик искусства, профессор Страсбургского университета Георг Зиммель (1858-1919), исследуя причины и механизмы социального развития, пришел к выводу о ре­шающей роли психических факторов в ходе истории. Он пи­сал: «И качество почвы, и климата были бы для хода истории столь же безразличны, как почва и климат Сириуса, если бы они прямо или косвенно не влияли на психическое состояние народов»[LXIII].

Г.Зиммель сформулировал основные принципы проведе­ния исследований общественных явлений. Применяя обще­научные и специально-научные методы социальных наук, следует анализировать связь исследуемого явления с самим исследователем и его интересами, или интересами той груп­пы, которую он представляет. Познавательные возможно­сти, согласно Г.Зиммелю, в значительной степени обеспечи­ваются самой природой психического явления, которое он по­нимал как единство двух сторон - психического акта (жела­ния, припоминания, утверждения) и содержания сознания (то есть того, что желается, припоминается и утверждается).

Основным методом познания индивидуума он провозглашал интеллектуальную интуицию.

Г.Зиммель придавал особое значение проблеме исследова­ния социального взаимодействия. Он предлагал рассматри­вать социальную действительность как такой мир или род представлений, который должен лежать в основе сущности человека, чтобы он, в соответствии с особенностями, свой­ственными человеческому роду, действовал успешно ради со­хранения человеческой жизни. Г.Зиммель писал: «Итак, дей­ствительностью мы называем тот мир или тот род представ­лений, который должен лежать в основе нашего существа, чтобы мы, сообразуясь с особенностями свойственной на­шему человеческому роду психобиологической организации, действовали успешно в целях сохранения нашей жизни»[LXIV].

Сущность социальных явлений, согласно Г.Зиммелю, со­стоит в социации (социальной ассоциации и диссоциации) и взаимодействии людей. Поскольку социальное взаимо­действие первично относительно общества, постольку со­циология, по его мнению, должна, прежде всего, заняться исследованием форм взаимодействия, а уже потом присту­пить к анализу общества как такового. Общество является совокупностью этих форм взаимодействия, они должны иссле­доваться сами собой, а не как функциональные элементы какого-то всеохватывающего целого. Такого целого, которое существовало бы вне и независимо от форм социации, про­сто не существует.

На формирование и развитие социологического психо­логизма существенное влияние оказал один из основателей этого направления, французский криминалист и социолог, профессор новой философии в Коллеж де Франс Габриэль

_ 65

Тард (1843-1904). Г.Тард был убеждён, что прогрессивное развитие социологии будет обусловлено и предопределено её возрастающей психологизацией1.

Вместе с Георгом Зиммелем он выдвинул в центр науч­ного исследования проблему межличностного взаимодей­ствия и социально-психологических механизмов. По мне­нию Г.Тарда, общество является продуктом взаимодействия индивидов, поэтому основу общественного развития и всех социальных процессов составляют межиндивидуальные или «интериндивидуальные» отношения людей. Общество он сравнивал с мозгом, клеткой которого есть мозг индиви­да. Коллективное сознание считал функцией, а не фактором индивидуальных сознаний. Г.Тард пытался заложить фунда­мент социальной или коллективной психологии (интерпси­хологии), которая «занимается исключительно отношениями нашего «Я» к другим «Я», их взаимным влиянием»[LXV] [LXVI]. Эти отно­шения он понимал как передачу и усвоение индивидами верований, убеждений, желаний, намерений и т и.

Особое значение Г.Тард придавал изучению различных социальных процессов, которые определяют становление, развитие и функционирование общества. Согласно его тео­рии, тремя основными социальными процессами следу­ет считать повторение (подражание), противопоставление (оппозицию) и приспособление (адаптацию). Важнейшим процессом есть повторение (подражание). Первичный со­циальный факт состоит в повторении (подражании), что предшествует всем другим социальным проявлениям. По­вторение выражается в переходе стремлений, чувств и идей

66 _________________________________________________

и индивида к индивиду, от группы к группе, от поколения к поколению. Общество - это собрание существ, которые ими­тируют друг друга. Элементарным же общественным фактом Г.Тард называл психическое состояние индивида, вызванное влиянием другого индивида.

Согласно теории Г.Тарда, первичным условием обще­ственных фактов являются изобретения - акты творчества. Они создают речь, хозяйство, религию, общественные учреждения, власть и т.п. Следующей тенденцией есть тенденция к повторению (подражанию) новшеств. Послед­нее, как круги на воде, - новые открытия - новые волны повторений и т.д. Именно благодаря законам повторения (подражания) общество и его политическая жизнь, с одной стороны, поддерживает своё существование как целостная структура, а с другой - развивается по мере того, как в раз­личных сферах социальной действительности происходят и распространяются изобретения.

Механизм действия «законов подражания», согласно Г.Тарду, определяется преимущественно верованиями и же­ланиями, которые представляют собой определённую суб­станцию социального взаимодействия людей. Именно бла­годаря совпадению и расхождению верований и желаний, которые друг друга объединяют или разъединяют, организу­ется человеческая общность. При этом Г.Тард утверждал, что общество имеет юридические, а не экономические основа­ния, поскольку оно базируется на взаимном распределении запретов или разрешений, прав и обязанностей[LXVII].

Формированию и развитию социологического психоло­гизма способствовала деятельность выдающегося философа и социолога, одного из основателей и классиков французской социологии, первого профессора социологии Эмиля Дюрк- гейма (1858-1917).

Э. Дюркгейм не разделял представления своих современ­ников относительно исключительных возможностей психо­логизма в создании исчерпывающих интерпретаций социаль­ной реальности. Именно его социология стала одним из глав­ных факторов формирования и развития социологического психологизма.

По мнению Э.Дюркгейма, социальные явления создают­ся людьми, они являются продуктами человеческой деятель­ности. Следовательно, они не что иное, как осуществление присущих нам идей, врождённых или нет, не что иное, как применение их к различным обстоятельствам, отношения людей между собой. Организация семьи, договорных отно­шений, репрессивных мер, государства, общества - это прос­то развитие идей, имеющихся у нас относительно общества, государства, справедливости и т.д. Следовательно, эти и ана­логичные им факты, по-видимому, существуют лишь в идеях и благодаря идеям, которые являются их источником, а по­этому и истинным предметом социологии[LXVIII].

Принципиально важным моментом социологии Э. Дюрк- гейма была его интерпретация социальных фактов как осо­бенного класса неиндивидуальных явлений и процессов социальной реальности. Акцентируя внимание на том, что социальные факты как модели мыслей, действий и чувств, существуют вне индивидуального сознания, Э.Дюркгейм отстаивал необходимость рассматривать такие факты как вещи и объективно трактовать их причины и функции. Рас­пространяются социальные факты при помощи принуждения. Каждый социальный факт распространяется в результате на­следования, он становится достоянием всех именно потому, что является социальным, то есть обязательным. Принуди­

тельное влияние социальных фактов на индивида восприни­малось Э.Дюркгеймом как одно из решающих доказательств неправомерности сведения социального к индивидуальному и ошибочного трактования общества как простой суммы индивидов. Общество он рассматривал как сложную, динами­ческую систему социальных и психологических связей.

Разрабатывая психосоциологическую концепцию общественной обусловленности человеческого сознания, Э.Дюркгейм выступил в качестве оппонента атомистичес­кой психологии Г.Тарда. Утверждая, что индивид является продуктом общества, Э.Дюркгейм последовательно боролся с концепцией Г.Тарда, который рассматривал общество как продукт взаимодействия людей.

Основным содержанием исторического процесса Э.Дюркгейм объявлял развитие коллективности (коллектив­ных представлений и коллективного сознания), а критерием исторического процесса - степень общественной солидарнос­ти (сплочённости) людей. По его мнению, в общественной жизни реализуются два основных типа социальной солидар­ности: механическая (низший тип) и органическая (высший тип солидарности). Механическая социальная солидарность доминирует в архаических обществах, где люди относитель­но социально равны, их свобода ограничена и у них почти полностью отсутствуют возможности для развития индиви­дуальных способностей. Переход от механической солидар­ности к органической социальной солидарности происходит вследствие борьбы за существование. Эта борьба, согласно Э.Дюркгейму, содействовала возникновению разделения тру­да, социальной дифференциации и индивидуализации людей, что в свою очередь, смягчило борьбу за существование[LXIX].

Не все люди равны по своим психологическим качествам. Одни склонны подчинять свои поступки авторитету. Для них характерно наследование. Другие отличаются стремлением руководить и подчинять своей воле других людей. Такие люди становятся лидерами, а потом - носителями публичной власти. Общественные процессы оказываются связанными со свойствами психики человека, его биопсихическими инстинктами.

Именно с действием психических сил связывал возникно­вение классов, политических партий и государства выдаю­щийся философ, психолог и социолог, профессор нескольких немецких университетов, один из основателей идеалистиче­ской антропологии и «философии жизни» Вильгельм Диль- тей (1833-1911). По его мнению, психические силы, прежде всего воля, определяются самой природой человека и поэто­му являются постоянными детерминантами исторического процесса. В.Дильтей писал: «Стремление к властвованию и развивающееся из него в истории культуры стремление к приобретению собственности основаны на природе самой воли. Ибо воля свободно развёртывается лишь в сфере своей власти. Поэтому-то эти побуждения и все вытекающие из них отношения исчезнут, вопреки всяким мечтаниям, лишь вместе с самим человечеством»[LXX].

С психикой человека связывал возникновение государства также австрийский врач-психиатр, психолог, основатель пси­хоаналитического направления в социологии Зигмунд Фрейд (1956-1939). Первой попыткой 3. Фрейд а применить психо­логические знания к антропологическим проблемам была его книга «Тотем и табу», опубликованная в 1913 г. Позднее вышли другие книги: «Психология масс и анализ человече­ского «Я» (1922); «Будущее одной иллюзии» (1930); «Не­удовлетворённость культурой» (1930) и др.

На основе исследования психических патологий, а также гипнотических состояний, сна, сновидений и других явлений психики, 3.Фрейд пришёл к выводу, что подсознательное, ко­торое направляется преодолёнными желаниями, играет доми­нирующую роль в мотивации человеческого поведения. При помощи метода «свободных ассоциаций», который даёт воз­можность выявить неосознанные средства психологической защиты («вытеснения», «сублимации» и др.), он сделал ряд попыток структурно представить психику человека. В резуль­тате человек рассматривается как биосоциальное существо, личность которого («Я») - поле воздействия со стороны тём­ного инстинктивного начала («Оно») и со стороны социаль­ных, прежде всего этических установок («Сверх-Я»), Перено­ся принципы действия психических механизмов на общество в целом, 3.Фрейд довольно своеобразно толковал генезис и сущность всех основных явлений культуры - искусства, рели­гии, морали, мифологии, массовой психологии и т.п.

Государство, согласно 3.Фрейду, возникает из первобыт­ной патриархальной орды, главу которой убили и съели его взбунтовавшиеся сыновья, которые руководствовались при этом особыми сексуальными и биопсихологическими инстинктами («Комплекс Эдипа»), Возникновение государ­ства, таким образом, обусловлено необходимостью укротить непокорные агрессивные стремления человека. Отсюда ос­новная функция государства, - это подавление, угнетение, то есть насилие. Такую же функцию выполняет и право.

3.Фрейд разделял с К.Г.Юнгом веру в коллективное подсо­знательное, архаическое наследие, которое возникает без ка­кого-либо обучения у каждого индивида и которое содержит в себе не только предрасположенности, но также и вообра­жаемое содержание, находящиеся в памяти следы опыта пре­

дыдущих поколений1. 3.Фрейд предполагал, что существует своеобразная массовая душа или групповое сознание, кото­рое является источником этих следов, а потому чувство вины за события, произошедшие много тысячелетий назад, может жить и влиять на индивидов, живущих сейчас.

С идеалистических позиций исследовал процесс возник­новения государства также немецкий философ, физиолог и психолог, один из основателей экспериментальной психоло­гии Вильгельм Вундт (1832-1920). В своих трудах «Очерки психологии» (М.,1912), «Система философии» (СПб.,1902), «Введение в психологию» (М.,1912), «Природоведение и пси­хология» (СПб., 1914) исходным пунктом он рассматривал не материальный мир, который отражается сознанием человека, а психическое - опыт, который понимал как совокупность субъективных состояний (процессов), сменяющих друг друга и изучаемых главным образом путем самонаблюдения. Экспе­римент, согласно В.Вундту, содействует раскрытию текуче­сти элементарных психических процессов, но он не может быть применён к сложным проявлениям психической жиз­ни, таким, например, как язык, мышление. Эти проявле­ния должны быть объектом «психологии народов», которая изучает психологические аспекты культуры. Их исследованиям В.Вундт посвятил последние 20 лет своей жизни; результаты этой работы изложил в десяти томах «Психологии народов».

Движущей силой истории, по мнению В.Вундта, есть стремление индивида к личным целям, которые у разных лю­дей разные и всегда противоречивы. В сфере сознания дей­ствует особенная «психическая причинность». Остаточным детерминирующим поведение фактором объявил внутрен­нюю психическую силу - апперцепцию[LXXI] [LXXII].

В.Вундт рассматривал государство как особенный психи­ческий организм. Считал его «результатом творчества», то есть продуктом, который возник из ряда элементов и пред­ставляет собой больше, чем сумма этих элементов, является новым образованием: части его так влияют друг на друга, что это влияние предстаёт как творческий результат, как един­ство в многообразии. Психосоциальные взаимоотношения органических частей, согласно В.Вундту, следует считать жизненным принципом психосоциальных организмов.

Ф.Штир-Зомло рассматривал психологическую теорию, как единственно верную. Возникновение государства, по его мнению, есть исторический факт и историческая необходи­мость, в силу этой причины государство не может быть ре­зультатом произвольного волевого акта. Вся государственная жизнь выражается в человеческих действиях, которые, вслед­ствие стремления человека к совместной жизни, нуждаются в определённой организации. Человеческий союз, независи­мо от цели его заключения, всегда нуждается в организации. Эта организация не может иметь чисто фактический харак­тер. Этические особенности людей, их эгоистические инте­ресы, их разум, не могут установить равновесие всех сил, которые действуют друг против друга. Поэтому необходима правовая защита каждого человека. Там, где в основу социаль­ных установлений заложено индивидуальную разумную волю без какого-либо участия правового принуждения, там можно говорить о господстве силы. Лишь правовой порядок может гарантировать каждому его свободу.

Основой государства, согласно Ф. Штир-Зомло, есть се­мья, потом оно становится родовым государством. Государ­ство базируется на семейной общности и на племенных сою­зах. Но эта фактическая совместная жизнь и совместная деятельность должна ещё дополняться чувством законности и

_ 73

правовой нормой. Таким образом, возникновение государства связано с возникновением права, а значит право и государство с самого начала находятся в тесной связи друг с другом[LXXIII].

Заслугой психологической теории есть обоснование того факта, что в процессе возникновения государства значи­тельную роль играют психологические факторы. Эта школа обратила внимание и на то обстоятельство, что различные интересы людей реализуются лишь через их психику. Всё, что делает человек, проходит через его психику на уровне условных и безусловных рефлексов. Если создание государ­ства есть дело рук человеческих, то этот процесс не мог со­стояться без участия психики человека.

Как известно, есть два наиболее сильных стремления человека - стремление к созиданию и стремление к разру­шению. Напряжение, которое даёт силу этим стремлениям, наиболее сильно проявляется в борьбе за существование: при надлежащем применении оно помогает индивиду избежать опасности. Естественно, эти два стремления часто вступают в конфликт друг с другом, подталкивая человека к противо­положным поступкам относительно людей и окружающей среды. Стремления, которые люди не всегда замечают и осоз­нают, влияют на их поступки, поэтому в поведении большин­ства людей ни стремление к созиданию, ни стремление к раз­рушению не проявляются в чистом виде. Эти два стремления есть тот первичный материал, с которым имеет дело человек и цивилизация. Чтобы сохранить свою жизнь, общество и род человеческий, люди вынуждены применять деструктивно на­правленную энергию, необходимую для достижения некото­рых целей, например, для искоренения жестокости, убийств и болезней. Конструктивно направленная энергия имеет целью

духовный и материальный прогресс. Одно и другое реализу­ется в государстве лучше, чем в каком-либо другом сообще­стве. Способность направлять эти внутренние силы к наибо­лее продуктивным целям связана с психическим развитием человека. Не все осознают, насколько сильны эти стремления и как они влияют на мотивы и поступки человека. Вместе с тем можно утверждать, что человеческое поведение значи­тельно определяется напряжением, которое лежит в основе стремлений к созиданию и разрушению. Такое напряжение нарушает психическое равновесие и подталкивает человека к действиям, которые дают возможность это равновесие возоб­новить[LXXIV]. Изыскивая возможности удовлетворить свои твор­ческие и разрушительные стремления, человек уменьшает чувство тревоги и приближается к ощущению безопасности, которую может гарантировать только государство. Поэтому, если в психологической теории речь идёт не о том, что исто­рически имело место, а о том, что логически лежит в основе государственного общения, эта теория оказывается достаточ­но обоснованной.

В конце ХІХ-начале XX вв. психологическая теория была популярна среди российских и украинских политико-право­вых мыслителей, взгляды которых мы ещё будем рассматри­вать.

Существовали и другие теории возникновения государ­ства, а также другие варианты рассмотренных здесь теорий. Их многообразие зависит от методологических подходов авто­ров к проблемам государства, от целей, которые они пре­следовали, от условий, в которых создавалась та или иная теория, то есть разных объективных и субъективных факто­ров. Проблема возникновения государства остаётся такой же

-______________________________________________ 75

актуальной, как и тысячи лет назад. Следует согласиться с Э.С.Годинером, что «происхождение и природа государства - проблема из категории «вечных», и как таковая она одно­временно неисчерпаема и тривиальна»[LXXV].

Итак, наиболее распространённые теории возникновения государства можно условно объединить в три группы: 1) тео­рии, которые рассматривают возникновение государства, как результат действия силы (теологическая, патримониальная, экономического материализма (классовая), насилия); 2) до­говорная теория, которая находит основу возникновения го­сударства в совместном соглашении (договоре); 3) теории, которые считают возникновение государства результатом действия исторических условий (патриархальная, органичес­кая, психологическая).

Примечателен тот факт, что принуждение, насилие, харак­терное для теорий, объединённых в первую группу, в той или иной мере проявляется в теориях всех групп, если при этом учитывать то обстоятельство, что насилие может быть как внешним, так и внутренним, как физическим, так и психи­ческим.

Представители каждой теории возникновения государства пытались сформулировать понятие государства. Объектив­ные обстоятельства и особенности, которые наблюдались в конкретных государствах того или иного времени, нашли своё отражение в этих понятиях. В.Ф.Сиренко подчёркивал, что «несмотря на существенное различие в определениях государства в различные эпохи... и мудрецы древности, и средневековые учёные, и исследователи новейшего време­ни в своём понимании государства подмечали такие черты и признаки, которые пережили их время и являются «живы­

ми», действующими, значимыми и доныне. Даже если ску­по, схематично взглянуть в историческое прошлое, то можно констатировать, что понимание государства древними фило­софами, учёными средневековья и новейшего времени есть процесс интеллектуального углубления в такое сложное явле­ние, как государство. И отдельные идеи и знания о госу­дарстве оказались настолько верными, что используются и в наше, новейшее время»[LXXVI].

1.2.

<< | >>
Источник: Тимошенко В.И.. Теория государства в политико-правовой мысли Украины и России (конец XIX-начало XX вв.); под. ред. В.И. Тимошенко: моно­графия. - [2-е изд., перераб. и доп.]. –Чернигов,2014.-624 с.. 2014

Еще по теме Основные теории возникновения государства:

  1. § 1 Понятие теократического государства
  2. Раздел 1 ИСТОРИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ОСНОВНЫХ ТЕОРИЙ ГОСУДАРСТВА
  3. Основные теории возникновения государства
  4. Теоретические исследования цели государства
  5. Государство как субъект права
  6. Государство как юридические отношения
  7. Органические и органицистские теории государства
  8. Психологические теории государства
  9. Плюралистические теории государства
  10. Монархическо-идеократические теории государства
  11. Религиозно-философские теории государства
  12. Евразийская теория государства