<<
>>

§ 2. Основания возникновения юридической ответственности в объективном и субъективном смысле

После рассмотрения вопроса о понятии и сущности юридической ответственности в объективном и субъективном смысле дальнейшее рассмотрение заявленной темы исследования обязывает нас установить «начала» динамики юридической ответственности.

Это создаст обязательные предпосылки для непосредственного обращения к проблематике реализации ответственности в ее поступательном развитии. Таким образом, непосредственным предметом изучения в настоящем параграфе станет категория «основания возникновения юридической ответственности».

Обращение к толковым словарям Д.Н. Ушакова и С.И. Ожегова позволяет определить примерное содержание слова «основание». Это: причина, достаточной повод, оправдывающие что-нибудь; начало существования, момент возникновения чего-нибудь; существенная часть, отношение или условие, порождающее какое-нибудь явление[198]. Следовательно, основания возникновения правовой ответственности, по сути, определяют «отправные точки» воплощения в жизнь данного явления, как обязательное условие его реализации.

Постараемся разобраться в том, какие основания возникновения присущи юридической ответственности в объективном и субъективном смысле.

Так как юридическая ответственность в объективном смысле выступает в качестве закрепленных в праве мер государственного принуждения, то основаниями возникновения последней, как представляется, будут являться предпосылки установления в законодательстве института правовой ответственности как таковой. Данные предпосылки также называют социальными (общими) основаниями ответственности. По нашему

убеждению, социальное основание ответственности имеет прямую причинно-следственную связь с целями юридической ответственности, так как, по сути, детерминирует их содержание.

В соответствии с философским учением о цели (телеологией) последняя как идеальный образ будущего явления (представление о

состоянии к которому стремится данная система и ради чего она

199

существует[199]) непосредственно отражает предназначение конкретного явления, в нашем случае - юридической ответственности в ее объективном воплощении.

По мнению Д.А. Керимова, цель в праве, будучи идеальным выражением объективной закономерности, вместе с тем представляет собой те материальные и духовные результаты, которые достигаются путем правотворчества, а затем - реализации норм права[200].

Р.Л. Хачатуров подчеркивает, что нарушение общественного порядка вызывает применение ответственности, следовательно, социальное основание ответственности состоит в необходимости охраны общественных отношений, нормальных условий жизни общества. Юридическая ответственность служит целям защиты от противоправного поведения и воспитания ответственного отношения к предписаниям права[201].

В социальных основаниях ответственности И.С. Самощенко видит потребность в охране существующего строя (правопорядка), воспитание ответственного отношения к праву и закону и, как следствие, - предупреждение правонарушений[202].

А.А. Иванов полагает, что институт юридической ответственности направлен на восстановление гармонии общественных отношений, социальной справедливости[203].

М.А. Краснов отмечает, что все виды юридической ответственности, как традиционно выделяемые, так и новые, служат одной великой цели (она же предпосылка) - обеспечению нормальной жизнедеятельности общества[204].

В качестве собственно правовых целей юридической ответственности Т.Ю. Фалькина называет обеспечение нормального функционирования механизма правового регулирования путем обеспечения реализации субъектами правоотношений субъективных прав и юридических обязанностей[205].

«Социальное основание ответственности,- по мнению О.М. Ивановой,- заключается в осознанной необходимости поощрения правомерного, ответственного поведения и охраны установленного порядка общественных отношений как нормальных условий жизни общества. вытеснения негативных отношений и снижения правонарушаемости»[206].

Помимо охраны правопорядка М.Д. Шиндяпина называет такую, важную по ее мнению, цель юридической ответственности как нравственно­психологическое преобразование правонарушителей[207].

Действующее законодательство закрепляет цели наказания (взыскания), которые отражают часть целей всего института юридической ответственности в отраслевом аспекте. Так, ч. 2 ст. 34 Уголовного кодекса РФ[208] (УК РФ) устанавливает правило, в соответствии с которым уголовное наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. Согласно ч. 1 ст. 3.1. Кодекса об административных

правонарушениях РФ[209] [210] (КоАП РФ) административное наказание применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. Нормы ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса России (ТК РФ) в качестве основания применения дисциплинарного взыскания называют неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, то есть обеспечивают правомерное поведение работников. Следовательно, законодательные положения об уголовной, административной и дисциплинарной ответственности закрепляют за указанными институтами цели обеспечения правопорядка, недопущения правонарушений со стороны субъектов права (общая и частная превенция).

Полностью соглашаясь с основанием возникновения ответственности в объективном смысле в виде необходимости обеспечения фактического правопорядка (действия норм права), мы считаем уместным выделить в качестве дополнительного основания социальную вредность поступков субъектов права.

Н.С. Малеин пишет: «Представляя собой антиобщественное, вредное явление, правонарушения вызывают соответствующее отрицательное отношение. Общество в лице государства имеет право и обязано вести борьбу за искоренение правонарушений, причин и условий, порождающих их. Одним из методов такой борьбы является юридическая ответственность за совершение правонарушений - необходимый элемент, характеризующий

их»

210

«Предмет правового регулирования - конфликтные (деликтные) отношения, относятся к различным отраслям права,- пишет А.П. Чирков,- и, кроме того, они различаются по степени общественной вредности. различие конфликтных общественных отношений на уровне вида предполагает и различные методы воздействия на правонарушителей. Причем общество не

заинтересовано в нивелировке различий в методах наказания, так как то или иное правонарушение объективно требует адекватной реакции на него»[211].

Отсюда следует, что общественная вредность отдельных поступков, выступая причиной (основанием) установления государством юридической ответственности, также влияет и на характер наказания за их совершение. При этом мы обращаем внимание на тот факт, что общую теорию права правонарушение интересует «как элементарное проявление массового социального явления, определенного множества правонарушений, в котором отражаются закономерности, приведшие к становлению политической организации общества, государства и права»[212]. То есть общественная вредность деяния как основание возникновения юридической ответственности в объективном смысле оценивается нами с точки зрения правонарушения (противоправного деяния) как социально-массового явления.

Раскрывая проблему оснований юридической ответственности, Н.А. Пьянов, опираясь на причины установления государством ответственности за те или иные деяния, говорит, что. «в этом случае основанием ответственности можно, по всей видимости, считать социальную вредность того или иного деяния Под основаниями юридической ответственности в объективном смысле следует понимать то, что обусловливает установление государством мер юридической ответственности. Это социальная вредность тех или иных деяний, а также необходимость защиты общественного порядка правовыми средствами»[213].

Проанализировав вышеизложенное, мы в целом соглашаемся с точкой зрения Н.А. Пьянова, и под общими (социальными) основаниями возникновения юридической ответственности в объективном смысле предлагаем понимать необходимость обеспечения действия норм права

(защиты правопорядка) и социальную вредность отдельных деяний (правонарушений) для государства, общества и личности.

Проблема категорий социальной (общественной) вредности и социальной (общественной) опасности - материальном критерии правонарушения и их соотношении является весьма дискуссионной и приближенной к предмету нашего исследования, в связи с чем нуждается в дополнительном освещении.

К примеру, М.Д. Шиндяпина делает акцент на том, что понятия «общественная опасность» и «общественная вредность» (как материальный признак правонарушения) тождественны по смысловому значению, а, значит, все правонарушения являются общественно-опасными деяниями[214]. Схожей точки зрения придерживаются В.И. Гойман и А.В. Малько[215]. При этом одним из первых, кто признал общественную опасность признаком любого правонарушения, а не только преступления был М.Д. Шаргородский[216].

Вопрос о целесообразности разграничения общественной вредности и общественной опасности правонарушений находил свое отражение и в советской литературе. Так, Н.С. Малеиным отмечалось, что всякое правонарушение общественно опасно[217]. Достаточно часто встречались и упоминания о том, что общественно опасными являются любые правонарушения, а не одни лишь уголовно наказуемые деяния и различия в этом ключе могут состоять лишь в степени общественной опасности тех или иных видов правонарушений[218]. Но встречались и иные мнения[219].

С отождествлением общественной опасности и общественной вредности[220] сложно согласиться, поскольку первая, как феномен,

олицетворяет собой высшую степень порочности (вредности), и, следовательно, имеет отношение лишь к наиболее серьезным из видов правонарушений - преступлениям. Наивно полагать, что неуплата проезда в общественном транспорте в размере двенадцати рублей или мелкое хищение из офиса коммерческого банка могут создать какую-либо серьезную опасность для общества. Ведь иные (помимо преступлений) виды правонарушений «качеством общественной опасности не обладают, и, таким

образом, наличие или отсутствие этого качества может выступать критерием

221

для разграничения преступлений и прочих правонарушений»[221].

В этой связи под общественной опасностью преступлений, в отличие от общественной вредности административного либо иного правового проступка понимают то, что они вредны для условий существования всего общества[222].

Будучи сторонником разграничения свойств опасности и вредности правонарушений С.А. Комаров также считает точку зрения, согласно которой всякое правонарушение должно быть опасным, необоснованной, так как общественная опасность - качественная характеристика общественной вредности. Все правонарушения общественно вредны, но только часть из них общественно опасна[223].

К основным проявлениям антиобщественной сущности правонарушений И.С. Самощенко относит общественно вредные последствия действия (бездействия) нарушителя[224].

Фактически подтверждая «вредность» как общее по отношению к частному (опасности) понятие, еще Ч. Беккария говорил: «Предшествующие

размышления дают мне право утверждать, что единственным и истинным

225

мерилом преступлений является вред, который они приносят нации»[225].

«Неуважение к социальному порядку,- писал Ф. Энгельс,- всего резче выражается в своем крайнем проявлении - в преступлении»[226].

Очевидно, что без уяснения этимологии категорий опасности и вреда (вредности) однозначно говорить о тождестве/различии этих явлений не представляется возможным. Так, в толковом словаре В.И. Даля под вредностью понимается сила, свойство, возможность вредного, сила делать, чинить вред[227]. Согласно словарю под редакцией С.А. Кузнецова понятие «вред» соотносится с терминами «порча», «ущерб», а вредность выступает как причинение, либо способность причинения вреда. В названном словаре «ущерб» определяется как материальные или моральные потери, урон[228]. В

то же самое время угроза бедствия, несчастья, катастрофы характеризует

229

содержание термина «опасность»[229].

Создатели Большого юридического словаря истолковывают общественную опасность, прежде всего, с позиции уголовного права - как нанесение существенного ущерба общественным отношениям[230].

Показательно, что законодатель также придерживается точки зрения, согласно которой общественная опасность и вредность разграничиваются. Определяя преступление как общественно-опасное деяние (ч. 1 ст. 14 УК РФ), административные проступки и налоговые правонарушения понимаются законодателем в контексте вредных последствий последних (ст. ст. 2.2, 4.2 КоАП РФ; ст. 110 НК РФ).

Поэтому, с учетом сказанного, считаем необходимым сохранение классификации правонарушений по степени общественной вредности на преступления и проступки (деликты)[231].

Что же касается проблемы оснований субъективной юридической ответственности, то картина научных взглядов здесь гораздо обширнее, чем в случае с правовой ответственностью в объективном смысле.

Наиболее распространенной является позиция, согласно которой юридическая ответственность имеет только одно основание - правонарушение (состав правонарушения)231 [232]. Другие авторы наравне с правонарушением называют и объективно-противоправное деяние[233]. Третьи говорят о правонарушении и норме права как основаниях ответственности[234]. Четвертые под основаниями ответственности подразумевают правонарушение и акт применения права[235]. Пятые в качестве оснований ответственности выделяют норму права, правонарушение и акт применения права[236].

Нормы позитивного права как одно из оснований ответственности традиционно называют «материальным» (нормативным) основанием, правонарушение (противоправное деяние) - фактическим основанием, акт применения права возлагающий ответственность - процессуальным (процедурным) основанием. Но встречаются и иные позиции.

Так, достаточно обтекаемо выражает свои мысли А.Г. Новиков. Воздерживаясь от употребления термина «основание», исследователь говорит о «традиционном составе предпосылок юридической ответственности»: правовые нормы, правосубъектность и правонарушение, а

в отдельных случаях подразумевает необходимость наличия акта возложения ответственности[237].

Показательно и диссертационное исследование М.Ю. Горлач, где соискатель предпосылками возникновения юридической ответственности называет деятельность по поиску правонарушения и лица, его совершившего. Правонарушение и субъект, способный нести ответственность - это причинно-субъективное основание юридической ответственности, отмечает диссертант[238].

Назовем основные подходы к решению обозначенного вопроса:

1. Широкий подход подразумевает множественность оснований возникновения юридической ответственности (фактического и материального, фактического и процессуального, либо всех вместе);

2. Узкий подход состоит в выделении единственного основания возникновения юридической ответственности - фактического (правонарушение или объективно-противоправное деяние);

3. Нетипичный подход заключается в обособлении иных (помимо материальных, фактических и процессуальных) оснований юридической ответственности.

Обозначим собственное видение ситуации.

Поскольку субъективная ответственность не возникает на пустом месте, а базируется на нормативно установленных мерах ответственности (на юридической ответственности в объективном смысле), то первичным основанием возникновения субъективной ответственности следует признать нормы материального права, а также основанные на них индивидуальные правовые договоры (широко распространенные в частном праве). Без этого, материально-правового основания феномен юридической ответственности элементарно не может существовать.

Как неоднократно отмечалось в научной литературе, нормативные основания предполагают лишь саму возможность ответственности[239]. Юридическая ответственность социально детерминируется неправомерными актами субъектов права, из чего следует, что специальный юридический факт (правонарушение или объективно-противоправное деяние) устанавливает фактическое основание возникновения ответственности, при котором ответственность может стать действительностью.

И, наконец, возложение ответственности в форме наказания (его реализации) требует вынесения специального акта применения права, конкретизирующего вид и меру ответственности для определенного лица в конкретной ситуации. Изданный специально уполномоченным органом в установленной процессуальной (процедурной) форме итоговый документ по делу о привлечении к юридической ответственности характеризует процессуальное основание ответственности.

Исходя из аналогичной позиции, И.М. Погребной видит основание юридической ответственности в субъективном смысле как единство материальных, фактических и процессуальных оснований ее возникновения[240].

«Основанием для наступления юридической ответственности признаются: факт совершения противоправного деяния; нормативный акт, положения которого устанавливают возможность возложения юридической ответственности; акт правоприменения, которым решается конкретное дело, связанное с правонарушением»[241],- пишет В.В. Оксамытный.

По обоснованному мнению В.В. Глущенко, «основаниями для юридической ответственности одновременно выступают: 1) норма права; 2)

юридический факт правонарушения; 3) правоприменительный акт, который

242

конкретизирует меру ответственности.»[242].

В.А. Виноградов, в своей докторской диссертации, посвященной системному исследованию конституционно-правовой ответственности, в основании последней выделил три аспекта: нормативный (нормы права), процедурный (решение властного органа о возложении ответственности) и фактический (деликт)[243].

Поэтому, в отношении субъективной юридической ответственности выглядит уместным разделять материальные (нормативные), фактические (казусные) и процессуальные (процедурные) основания ее возникновения.

Последовательность «задействования» оснований возникновения ответственности установлена императивно согласно общей схеме механизма реализации права:

1. Материальное основание юридической ответственности - нормы права, закрепляющие меры государственного принуждения в виде лишений личного, имущественного или организационного характера (наказания), которые составляют главное содержание юридической ответственности;

2. Фактическое основание юридической ответственности - конкретное противоправное деяние физического или юридического лица (юридический факт), порождающее обязанность конкретного лица претерпеть закрепленные в нормах права лишения;

3. Процессуальное основание юридической ответственности - акт применения права (юридический факт), который индивидуализирует обязанность претерпеть меры принуждения в виде определенных лишений для конкретного лица за совершенное противоправное деяние.

Не следует полагать, что во всех случаях для возложения юридической ответственности необходим полный состав оснований ее возникновения. В

ситуациях, когда юридическая ответственность может быть реализована без участия правоприменительных органов самостоятельными действиями правонарушителя (в добровольной форме) наличие процессуального основания ответственности (акта применения права) не подразумевается. Вопросы добровольной реализации ответственности будут рассмотрены подробнее в §2 гл. 3 настоящей работы.

Подведем итоги по вопросу об основаниях возникновения юридической ответственности:

1. Основаниями возникновения юридической ответственности в объективном смысле (общими, социальными основаниями) являются необходимость обеспечения фактического правопорядка и социальная вредность отдельных видов деяний для социального организма;

2. Социальную опасность правонарушений (противоправных деяний) следует отличать от их социальной вредности в том плане, что первая характерна лишь для преступлений и имеет высшую степень социальной порочности (вредности);

3. Субъективная юридическая ответственность имеет следующие основания своего возникновения: материальное (нормы права, закрепляющие меры юридической ответственности), фактическое (противоправное деяние, за совершение которого предусмотрена ответственность); процессуальное (акт применения права, возлагающий ответственность);

4. В случае добровольной реализации юридической ответственности процессуальное основание возникновения последней отсутствует.

<< | >>
Источник: Кузьмин Игорь Александрович. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПОНИМАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2012. 2012

Еще по теме § 2. Основания возникновения юридической ответственности в объективном и субъективном смысле:

  1. § I. Юридическая ответственность как система
  2. § I. Связь и взаимодействие законности и юридической ответственности в социалистическом обществе
  3. § 3. Реализация требований социалистической законности в практике органов внутренних дел по осуществлению юридической ответственности правонарушителей
  4. § 1. Место и роль норм юридической ответственности в системе права
  5. § 1. Функциональная природа юридической ответственности в системе правового регулирования
  6. § 2. Реализация юридической ответственности в динамике правового регулирования
  7. § 3. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования
  8. § 1. Проблема позитивной юридической ответственности
  9. § 2. Основные подходы к пониманию негативной (ретроспективной) юридической ответственности
  10. Глава 2. Юридическая ответственность в объективном и субъективном смысле
  11. § 1. Понятие юридической ответственности в объективном и субъективном смысле
  12. § 2. Основания возникновения юридической ответственности в объективном и субъективном смысле
  13. § 3. Обоснование безвиновной юридической ответственности