<<
>>

Органические и органицистские теории государства

Органическая теория государства сформировалась в оте­чественной политико-правовой науке в конце 60-х-начале 70-х годов XIX в. Её наиболее известными представителя­ми были А.И.Стронин и П.Ф.Лилиенфельд-Тоаль, которые, во многом повторяя западноевропейских теоретиков органи­ческой школы, рассматривали общество и государство как сверхорганизмы, ориентировались на эволюционную биоло­гию и аналогии со строением и функциями живого организ­ма.

Органическая теория имела некоторую поддержку у юрис­та и историка П.Г.Виноградова, историка А.С.Трачевского, социолога Я.А.Новикова. В частности Я.А.Новиков (1850- 1912), который с начала XX ст. перешёл на позиции социаль­ного психологизма, в начале своей научной деятельности писал: «Сообщества - есть организмы особенной природы -
_ 265

вот и всё... Надо только шаг за шагом идти за биологией... Основные законы биологии и социологии - одни и те же, по­тому что вторая наука есть лишь продолжение первой»1.

Центром, объединяющим сторонников органической шко­лы, в 70-е годы XIX в. стал журнал «Свет», преобразованный позднее в «Мысль». Издавался он Л.Е.Оболенским, журна­листом и социологом, который также присоединился к этой школе[CCLXXIX] [CCLXXX].

Вульгарно-натуралистических взглядов придерживался философ и социолог Александр Иванович Стронин (1826— 1889). Выпускник историко-филологического факультета университета Св. Владимира А.И.Стронин в 1848-1862 гг. преподавал в Каменец-Подольской, Новгород-Северской и Полтавской гимназиях. За призывы отделить Малороссию от России отбывал ссылку в Архангельской губернии. Одним из первых содействовал становлению в России «политики как науки» в её философском, социологическом и методологичес­ком обосновании.

В своих трудах «История и метод» (1869), «Политика как наука» (1872) и «История общественности» (1885) пытался доказать тождество государства с любым другим сообще­ством и тождество сообщества с организмом, при этом срав­нивал их свойства, закономерности и порядок функциониро­вания. Общество называл организмом более сложным, чем любой биологический организм, рассматривал его как новую форму природы. Социальные институты - это отдельные части организма. Подобие функционирования человека и

266 _______________________________________________

или ice і и>а находил во всём. По его мнению, социальные нау­ки неминуемо должны быть аналогичны физиологии1.

Строение общества А.И.Стронин представлял в виде пи­рамиды. На вершине этой пирамиды - законодатели, судьи и администрация, то есть аристократия. Ниже - класс капи­талистов. В основе пирамиды - большинство общества, а именно земледельцы и ремесленники. Заниматься политикой могут только те слои населения, которые находятся на вер­шине пирамиды. Это высшая бюрократия. Остальные - «по­литически непродуктивны»[CCLXXXI] [CCLXXXII]. Такая конструкция отражала социальную иерархию российской действительности того времени.

Доказательства правильности своей конструкции А.И.Стронин искал в аналогиях с природой. По его словам, подобно тому, как любая стая птиц летит, построившись в треугольник, вершина которого направлена в сторону движе­ния, так и обществу для того, чтобы рассечь историческую среду и среду времени, необходимо приобрести форму пи­рамиды.

Такое строение общества необходимо не только для движения, прогресса, но и для равновесия, порядка.

Строение пирамиды А.И.Стронин связывал с воздейст­вием физических причин, поскольку по законам физики пира­мида имеет наименьшее сопротивление во время движения и вместе с тем есть наиболее стойкая фигура. Без широкой и неподвижной основы внизу, согласно законам физики, нет стойкости предмета. А потому при пирамидальном строе­нии общества, где большинство размещено внизу, а соот­ветственно там находится и центр тяжести, никакие коле­бания меньшинства, происходящие вверху, не в состоянии вывести общество из равновесия настолько, чтобы угрожать

_ 267

ему падением, хотя меньшинство способно расшатывать его настолько, чтобы не допустить застоя. Если же рассматри­вать общество с точки зрения территории, то аристократия пребывает в столице, а общество в целом приобретает фор­му круга. При наложении пирамидального строения на круг общество уподобляется конусу1. Объяснение общественной жизни при помощи закономерностей, установленных в физи­ке и геометрии, сближает позицию А.И.Стронина с позицией сторонников механицизма (А.Кетле, Г.Кери, Л.Винярского, В.Парето и др.).

Пирамидальное строение общества вполне обоснованно критиковали уже современники А.И.Стронина. Известный российский историк и социолог Николай Иванович Кареев (1850-1931) писал, что коническая форма общества есть лишь аллегория, автор которой забывает, что эти конусы въезжают друг в друга, например, конус национальный мо­жет входить в состав трёх различных политических конусов, которые состоят целиком или частично из других националь­ных конусов[CCLXXXIII] [CCLXXXIV].

Процесс формирования государств, как и любых других сообществ, А.И.Стронин объяснял при помощи закона объ­единения и разделения труда, который сформулировал следу­ющим образом: непосредственное объединение невозможно там, где нет ещё отдельных средств; и наоборот, как только эти средства появляются - раздел произойдёт. Тремя принци­пами данного закона А.И.Стронин называл иерархичность, старшинство и парность. Объединение по принципу иерар­хичности ведёт от двух-трёх объединённых семей к объеди­
нённому человечеству. Разделение по тому же принципу ве­дёт от человечества к системам государств, к национально­стям, к состояниям, корпорациям и, наконец, снова к семьям. В зависимости от цели все объединения ведут к общечело­веческому, в зависимости от средств все разделения ведут к индивидуальному1.

А.И.Стронин пытался объяснить законы общества исходя из принципа возрастающей сложности наук и снижающейся общности законов. Он выделял три общих закона функцио­нирования «социального тела»: 1) общий биологический за­кон; 2) общий социологический закон; 3) общий политичес­кий закон.

Каждое общество, как и любой другой организм, имеет своё начало и свой конец. Движение общества, его прогресс и регресс происходят на основе биологических законов. Так, моральный упадок, потеря идеалов происходит в результа­те биологического вырождения человечества. А.И.Стронин ищет первопричину гибели сообществ в законах механики: поскольку никакое движение не может быть вечным, по­стольку тот запас сил, который есть в обществе, рано или поздно закончится, а это неминуемо повлечёт за собой ги­бель сообщества[CCLXXXV] [CCLXXXVI].

Для А.И.Стронина общество было высшей и наиболее со­вершенной ступенью развития природы, которая характеризу­ется разнообразной политической и духовной деятельно­стью. Политическую деятельность А.И.Стронин разделял в соответствии с различными сторонами выражения психики человека: разум проявляется в деятельности интеллигенции; чувства - в «гражданственности» масс, а воля - в актах пра-
_ 269

вительства. На основании этого можно сделать вывод, что теория А.И.Стронина представляет собой соединение био- органической теории с психологической с перевесом первой.

Почти одновременно с основными трудами Г.Спенсера и независимо от них написал свою известную работу россий­ский сановник немецкого происхождения, социолог Павел (Пауль) Фёдорович Лилиенфельд-Тоаль (1829-1903). Это «Мысли о социальной науке будущего» (опубликовано в 1872 г. под инициалами П.Л.). Указанный труд в пяти томах вышел на немецком языке («Gedanken uber die Sozialwissenschaft der Zukunft» (1873-1881)). Признание общества организмом не в переносном смысле, а в значении естественного реального явления - вот идея, положенная в основу этой книги.

П.Ф.Лилиенфельд-Тоаль не был академическим учёным. После окончания Александровского лицея занимал долж­ность мирового посредника в Санкт-Петербургской губер­нии, был председателем земской управы и мирового съезда, губернатором Санкт-Петербурга, курляндским губернатором, сенатором. В отличие от А.И.Стронина, П.Ф.Лилиенфельд- Тоаль единственным методом изучения общества считал ме­тод индуктивный или органический. Этот метод он понимал в узком смысле: как метод поисков подобия и различия при­роды и общества, как сравнительную аналогию между со­циальными силами и силами природы.

П.Ф.Лилиенфельд-Тоаль видел в обществе только два составных элемента: нервную систему и межклеточное ве­щество; он признавал только три вида явлений - экономи­ческие, юридические и политические. Будучи одним из наиболее убеждённых сторонников органической школы, П.Ф.Лилиенфельд-Тоаль последовательно отстаивал свою позицию о тождестве законов, структуры и жизни организма и общества, усматривал отличие последнего от первого толь-

270 Раздел 3. Социологические теории государства

ко в степени сложности конструкции, но не в сущности, по­скольку, по его мнению, общество представляет собой только нервную систему, соединённую с межклеточной субстанцией, а животный организм является системой более грубой благо­даря наличию в нём органов мышечных, вазомоторных и т.п.

Человеческое сообщество, согласно П.Ф.Лилиенфельд- Тоалю, как и другие природные организмы, является реаль­ным единством1. Кроме единства он приписывал обществу и другие черты организма - целесообразность, специализацию органов (роль кровообращения, например, выполняет тор­говля, функции головного мозга - правительство). Общество отличается от организма только меньшей интеграцией. Но большая подвижность элементов (индивидов) в социальном организме означает только то, что он принадлежит к высше­му классу организмов. Общество живёт той самой жизнью, что и все другие организмы природы, оно только более со­вершенно[CCLXXXVII] [CCLXXXVIII]. Представляя собой систему взаимодействия лю­дей, общество выполняет одинаковые с организмами функ­ции размножения, роста, дифференциации, болезни, смерти, регенерации, интеграции частей и т.п.

Социальные законы, по мнению П.Ф.Лилиенфельд-Тоаля, могут быть выведены только путём нахождения аналогии между действиями социальных сил и органических сил при­роды. В основе всех действий, движений или событий орга­нической и социальной жизни он находил простейшие законы механики. Связывая жизненные процессы с механическим движением, П.Ф.Лилиенфельд-Тоаль, как и А.И.Стронин, определённым образом поддерживал механицизм.

-______________________________________________ 271

Любой организм представляет собой соединение клеток, потому и общество тоже состоит из клеток - человеческих индивидов. Всё остальное, что окружает человека (грунт, климат) и всё, что им создано, является межклеточным ве­ществом, подобно тому, которое существует в животном или растительном организме. На основе этого П.Ф.Лилиенфельд- Тоаль делал вывод, что объединение людей в сообщество про­исходит по законам объединения клеток в каждом отдельном организме. Экономическая, политическая, юридическая дея­тельность равнозначна физиологическим, морфологическим и целостным аспектам организма. Вместе с тем он допускал, что на формирование общества влияют духовные начала, во­площённые в человеческих мыслях и воле. Но наличие идей для П.Ф.Лилиенфельд-Тоаля есть только показатель высоко­го совершенства общества как природного организма. Таким образом, мыслитель остался в пределах биологизма.

П.Ф.Лилиенфельд-Тоалю не удалось избежать ошибок А.И.Стронина, его конструкция общества мало отличалась от конструкции последнего, за исключением того, что в своём докладе «О графическом методе в социологии» (1897) он заменил конусы кругами. Но такое решение не нашло ни под­держки, ни отзывов в науке[CCLXXXIX] [CCXC].

Противники органической теории акцентировали внима­ние на том обстоятельстве, что живые организмы рождаются и умирают, тогда как общество в принципе не умирает. На эти замечания П.Ф.Лилиенфельд-Тоаль отвечал, что социальные группы, даже целые государства, в той же мере поддаются смерти, что и единичные организмы. Уничтожение вслед­ствие войны, исчезновение целых народностей как результат теллурических катаклизмов, представляет собой явления со-

272 Раз^ел 3- Социологические теории государства

циальной смерти. Таким же образом может постепенно вы­мирать какое-то сообщество через болезни, дезорганизацию, расслабление и т.п. Но это происходит не в сжатое время и не с такими симптомами, которые бросаются в глаза, как это случается при таком заболевании индивидуального организ­ма, которое влечёт за собой его смерть. Население, которое полностью потеряло ощущение своего единства, не создаёт больше органический союз, а является только примером со­седского существования, как село в лесу. Подобное «сообще­ство» перестаёт существовать как конкретный организм, оно распадается на свои составные части, представляет собой только дискретное коллективное явление1.

За пределами внимания П.Ф.Лилиенфельд-Тоаля остался тот факт, что смерть организма неминуема, а исчезновение сообщества - это явление случайное, которое ни обязатель­но, ни неминуемо.

Убеждённым сторонником органической теории выступил Григорий Фёдорович Симоненко (1838-после 1900) - эконо­мист, выпускник Московского университета, с 1870 г. - про­фессор политической экономии и статистики Варшавского университета. В изданной в 1870 г. книге «Государство, общество и право с точки зрения законов народного хозяйства. Опыт политико-экономического анализа государственной и общественной деятельности» он исходил из того, что народ является живым организмом, в котором живёт один и тот же дух, одна и та же творческая сила пронизывает все проявле­ния народной жизни и управляет их развитием[CCXCI] [CCXCII].

_ 273

Г.Ф.Симоненко негативно оценивал тот факт, что полити­ческая и юридическая наука рассматривали государственную жизнь независимо от её органических связей со всей обще­ственной жизнью. Государство, по его мнению, является одним из органов общественного тела. Предназначение какой-то одной части всего организма можно понять только с учётом исследования всего организма, всех его проявлений.

Природа и цель государства, согласно Г.Ф.Симоненко, не может быть понята, если оставить без внимания общество. По его словам, учёные, которые не смогли освободиться от преобладания идеи государства над идеей общества, не в со­стоянии были подняться до признания органического харак­тера общественной жизни, ставили её развитие в непосред­ственную и исключительную зависимость от организующего значения государственной сферы. Это направление в науке Г.Ф.Симоненко называл организаторским, потому что в нём государственной сфере приписывается организующая сила относительно всех других сфер: она их создаёт, руководит ими и направляет к одной общей цели.

Организаторскому направлению Г.Ф.Симоненко противо­поставлял органическое учение о государстве, которое исхо­дит из того, что общество - это организм, живое целое, кото­рое развивается само по себе и которым управляют законы, свойственные его природе. По словам Г.Ф.Симоненко, твор­ческая, организующая сила не может принадлежать только какой-то одной составной части организма, она развита рав­номерно во всех частях. Каждая из этих составных частей поддерживает жизнь целого особенным образом. Взаимное соединение составных частей и гармония между ними уста­навливается не какой-то одной из них, а состоит в самой при­роде всего организма, в его природной организации. Органичес­кое направление не преувеличивает значение духовных сфер

Раздел 3. Социологические теории государства

народного организма по сравнению со сферами материаль­ными (подобно индивидуалистическому направлению), а видит в их равновесии основное условие народного расцве­та. Здесь Г.Ф.Симоненко делает предположение, с которым сложно согласиться. По его словам, хотя в жизни отдельных лиц духовные силы и стремления должны играть более важ­ную роль, чем материальные, но в жизни целых народов эта точка зрения неприемлема1. Из этого следует, что составные части организма и сам организм руководствуются различны­ми идеалами. Причину такой метаморфозы Г.Ф.Симоненко не объяснял.

Органическое учение Г.Ф.Симоненко предлагал назвать политико-экономическим, поскольку, по его словам, оно пря­мо включает государственные услуги в сферу народного хо­зяйства, признаёт их хозяйственное значение, или же вклю­чает в объяснение всего общественно-государственного быта законы, выработанные политической экономией, характери­зует сущность государственной сферы исходя из законов, общих для всех остальных сфер[CCXCIII] [CCXCIV].

По мнению Г.Ф.Симоненко, органическое учение наибо­лее отвечает христианскому представлению о государстве, организаторская же теория воссоздаёт идею языческого госу­дарства, поскольку возносит одни классы общества над дру­гими, опираясь при этом на идею естественного неравенства людей. Органическая теория не расширяет ни одной сферы государственной деятельности с целью поглощения всех дру­гих, но признаёт определённую ступень самостоятельно с -

-______________________________________________ 275

ти за каждой сферой, она не возносит одни классы общества над другими. Органическое учение является вместе с тем и экономическим учением, поскольку идея народного организ­ма у Г.Ф.Симоненко следует из экономического принципа разделения труда.

Одной из главных продуктивных сил общества Г.Ф.Симоненко называл безопасность. Безопасность жизнен­но важна для всех. Все другие земные блага могут быть нуж­ны для одного человека и не нужны для другого, но люди не могут нормально существовать, если чувствуют себя в опас­ности. Именно государство обеспечивает безопасность каж­дого индивида и общества в целом.

Г.Ф.Симоненко пришёл к выводу, что государственная деятельность, и вообще все сферы нематериальной деятель­ности, которые создают продуктивные силы, а не продукты для удовлетворения физических нужд, играют более важную роль в народном организме по сравнению с материальными. Государственная деятельность, согласно Г.Ф.Симоненко, как высшая творческая сила, не может стоять на одном уровне с промышленностью, земледелием и торговлей, которые удов­летворяют материальные потребности населения. Государ­ство служит удовлетворению более высоких потребностей[CCXCV]. Эта точка зрения Г.Ф.Симоненко противоречит позиции А.Смита относительно обслуживающей роли государства.

На некоторое сходство государства с организмом и лично­стью указывал украинский правовед, доктор государственно­го права, профессор университета Св. Владимира Николай Карлович Ренненкампф (1832-1899). Подобно организмам

Раздел 3. Социологические теории государства 276 ____

рас і и і с. і ьн ым и животным, государство возникает, развивает­ся, приходит в упадок и погибает. Оно представляет собой та­кое прочное соединение сил и установлений, что разрушение одного из них может причинить вред жизни целого. Подобно личности, государство соединяет в себе живую целостность, имеет характер, волю, то есть возможность действовать со­гласно сделанному выбору. Но есть и различия между госу­дарством, организмом и личностью. В государствах жизнь основывается на бытии отдельных лиц, которые сами в себе соединяют принцип движения, сами для себя являются глав­ной целью, а иногда пребывают в противоречии с целым. В физических же организмах жизнь объединяется в централь­ных органах, их части являются только орудиями целого. С другой стороны, личность действует самостоятельно, госу­дарство же является объединением сил и стремлений народа, его основа и цель - в народе, в индивидах. Поэтому полное отождествление государства с организмом всегда будет не­правильным[CCXCVI] .

Соединяя историко-догматический метод исследования политико-правовых явлений с социологическим методом, Н.К.Ренненкампф рассматривал государство как высшую сту­пень человеческого общежития. Выделял следующие основ­ные элементы государства: территория, то есть земля; на­род, то есть население и государственная власть. Основания государственной власти не в воле монарха, не в той или иной силе, и не в конституциях, а в безусловной потребности в ней. Государство является средством для достижения людь­ми своих целей. Его задачи заключаются в установлении пра­ва, в управлении государственным союзом и в содействии в меру необходимости и возможностей общеполезным делам отдельных лиц и общественных союзов. Государство пред-

-______________________________________________ 277

ставляет собой народное единство. Н.К.Ренненкампф рас­сматривал государство как сообщество людей, объединён­ных политической жизнью, которое занимает определённую территорию, пребывает под верховенством (суверенитетом) высшей государственной власти, выполняет все высшие за­дачи управления, законодательства и суда1.

Учение, которое рассматривает государство только как юридическую форму общественной жизни, Н.К.Ренненкампф считал безосновательным. Государство (в смысле юриди­ческой организации) лишено собственных задач, самосто­ятельности, оно является простым охранником интересов отдельных лиц и сообществ. Общественные сферы всегда стремятся к большей независимости, вследствие чего грани­цы между государством и обществом будут рушиться, а го­сударственная организация - ослабевать. Н.К.Ренненкампф высказал интересную мысль, что общественные сферы не объединяют в себе никакие новые элементы, а представля­ют собой объединения сил личных и сил государственного порядка. Вне государственного союза общественные сферы неспособны к развитию и неминуемо разрушаются в связи с недостаточностью не только прав, но и надлежащих условий жизни, которые они находят в системе государственных от­ношений.

Таким образом, Н.К.Ренненкампф пришёл к выводу, что государство является не только организованной юридической жизнью, но и самим обществом во всех своих проявлениях. Поэтому, по его мнению, государство должно учитывать при­роду людей и свойства общественных союзов, не ослаблять их энергию лишними притеснениями и вмешательством, а также не уменьшать возможности для развития их сил, на­сколько это соответствует общему благу и порядку.

Раздел 3. Социологические теории государства 278 —

Противниками и критиками органической школы высту­пили Н.А.Гредескул, Б.А.Кистяковский, М.М.Ковалевский, Н.М.Коркунов, Н.К.Михайловский, П.А.Сорокин, Е.Н.Тру­бецкой и др. Все противники натурализма в своей борьбе опирались сначала на послекантианский метафизический идеализм, потом на трансцендентальный идеализм.

На односторонность органической теории, подобную одно­сторонности теории механической, указывал выдающийся философ и юрист Е.Н.Трубецкой. Он акцентировал внимание на том, что в развитии общества имеет значение не только стихийная сила истории, но и сознательные усилия человечес­кой воли. Чтобы иметь правильное представление о развитии общества, Е.Н.Трубецкой предложил стать выше противопо­ложных односторонностей органической и механической тео­рий и объединить в одном учении истинные стороны первой и второй теорий. Следует признать, что с одной стороны обще­ство является организмом и в его развитии роль играют сти­хийные, бессознательные силы; но с другой стороны, одними лишь органическими факторами жизнь человеческого сооб­щества не исчерпывается. Теоретики естественно-правовой школы были правы в том, что в развитии общества принимают участие лица, воля и сознание которых являются важным фактором общественного развития. В этом участии челове­ческой воли и сознания в развитии общества и состоит отли­чие общественного организма от организма биологического[CCXCVII]. В данном случае использование натуралистической термино­логии не свидетельствует о поддержке Е.Н.Трубецким орга­нической школы.

Полное отождествление общества с организмом отрицал украинский и российский учёный-юрист, историк, профес-

_ 279

сор Харьковского университета, Петербургского политех­нического института, Высших коммерческих курсов и Ле­нинградского университета Николай Андреевич Гредескул (1865-1941). По его словам, нет никаких оснований ставить общество в ряд организмов и считать его равноправным или даже высшим членом этого ряда. Сказать, что общество есть то же самое, что и животный организм, и начать переносить на общество законы жизни организмов - это абсолютно не­правильно. «Общество не организм. Правильным есть про­тивоположное: организм есть общество, да и то лишь тогда, когда этот организм многоклеточный»1.

Вместе с тем Н.А.Гредескул не отрицал, что в обществе, как и в животном мире, идёт борьба за существование, при­способление к окружающим условиям, выживание наиболее приспособленных и на этой основе совершенствование ви­дов. Общество должно считаться с законами жизни и её раз­вития, но эти законы прямолинейно переносить в общество нельзя. Применение каких-либо общих законов к отдельному случаю требует большой осторожности.

«Биологические основы» общества Н.А.Гредескул пред­ложил искать в явлениях животной общественности. Надо брать не единичный организм сам собой (как это делали дар­винисты), а явление общественности в его широком, биоло­гическом проявлении. Прежде чем перейти к человеческой общественности, нужно понять животную общественность[CCXCVIII] [CCXCIX].

Противником перенесения биологических понятий и зако­нов на общество был выдающийся социолог, литературный критик и публицист Николай Константинович Михайлов­ский (1842-1904). Он доказывал безосновательность анало-

Раздел 3. Социологические теории государства

гий и параллелей между обществом и организмом. В статье «Что такое прогресс?» (1869) выступил с критикой теории Г.Спенсера. По мнению Н.К.Михайловского, общество есть не организм, а совокупность нераздельных организмов. Ссы­лаясь на закон дифференциации и интеграции К.Э.Бэра (от не­определённой несвязной гомогенности к определённой связ­ной гетерогенности) Н.К.Михайловский отстаивал мысль, что «превращение организма (нераздельного) в орган, что сопровождается нарушением его целостности и независимос­ти, является развитием разнородного в однородное, общего в специальное, многостороннего в одностороннее, а значит, такое превращение ни в коем случае не может быть подве­дено под закон К.Э.Бэра. Это развитие патологическое, а не физиологическое... Ясно, что защитники идеи социального организма, желая сделать общество логическим выводом из природы, делают его антитезой ей»1. «В организме всё-таки страдает и наслаждается целое, а не части; в обществе всё- таки страдают и наслаждаются части, а не целое»[CCC] [CCCI], - писал Н.К.Михайловский.

Отрицая исходное положение органической теории, сфор­мулированное ещё Г.Спенсером и поддержанное его последо­вателями, согласно которому главным критерием обществен­ного прогресса есть движение от общественной однород­ности к общественной разнородности, Н.К.Михайловский обосновал противоположный критерий, сущность которого в гармонизации общественного целого, в объединении его составных элементов, в формировании целостного индиви-

-______________________________________________ 281

да, достижении общественного блага и справедливости1. Он противопоставлял натуралистическим идеям теорию обще­ственной солидарности и идеи «борьбы за индивидуаль­ность».

Таким образом, в политико-правовой мысли начала XX ст. органическая теория была подвергнута жёсткой критике. Пос­ле революции 1917 года эта критика продолжалась в эмигра­ции.

Примером органицистской (то есть организаторской) тео­рии государства есть теория учёного-социолога и юриста Евгения Александровича Энгеля (1887-1942), который исходил из общих черт государства и других организаций. Государ­ство является одним из видов социальной организации. От всех других видов государство отличается тем, что выполняя те же задачи, что и другие социальные организации, государ­ство рассматривает эти задачи как общие, а не специальные. Е.А.Энгель определял государство как «социальную органи­зацию, которая решает наиболее общие социальные задачи»[CCCII] [CCCIII].

Согласно Е.А.Энгелю, государство как особая форма со­циальной организации имеет такие отличительные признаки: независимость; численность его личного состава по сравне­нию с численностью личного состава организаций, которые находятся на его территории; материальное могущество; авторитет права, созданного государством; авторитет госу­дарственной власти. Исходя из этих признаков, Е.А.Энгель формулирует понятие государства: «государство есть орга­низация, которая решает наиболее общие социальные задачи и благодаря этому подчиняет своему праву и своей власти

Раздел 3. Социологические теории государства 282 ____

пртви и власть любой другой, функционально с ней связан­ной организации»1.

Е.А.Энгель выделяет три основные задачи государства: обеспечение внешней безопасности; обеспечение внутрен­ней безопасности и содействие росту национальной куль­туры. Эти задачи охватывают все разнообразные сферы дея­тельности государства. Каждая из этих трёх задач в конеч­ном итоге ориентирована на обеспечение блага гражданина. Первая заключается в охране жизни, свободы и достоинства каждого гражданина, поскольку этим благам может грозить опасность, связанная с нападением врага. Вторая заключа­ется в охране тех самых благ, если им грозит опасность со стороны нарушителей правопорядка. Наконец, третья состоит в содействии гражданину в его культурной деятельности. Следовательно, делал вывод Е.А.Энгель, все три задачи ориен­тированы на служение интересам гражданина. Поэтому единую и основную задачу государства он видел в создании таких политических, экономических, правовых и общекуль­турных условий, при которых свободная человеческая лич­ность получает возможность полного и всестороннего раз­вития своих индивидуальных качеств[CCCIV] [CCCV].

Анализ государственных задач привёл Е.А.Энгеля к вы­воду, что деятельность государства не представляет собой деятельности самодостаточной, такой, которая в самой себе находит цель и средства деятельности. Этим органицистская (организаторская) теория государства отличается от органи­ческой.

Исходя из того, что государственная деятельность являет­ся деятельностью обслуживающей по отношению к интере­сам лица, Е.А.Энгель определяет взаимоотношения человека

и государства. Не человек существует для государства, а го­сударство для человека. Развитие человеческой личности - это цель, государственная деятельность - средство достиже­ния указанной цели. Существование государства оправдано только потому, что оно в своей деятельности ориентируется на служение этой цели.

Оригинальный вариант органицистской теории предложил российский учёный Андрей Митрофанович Паршин в своих трудах «Научный фундамент социологии» (1906) и «Что такое государство? (Научное исследование природы государства)» (1907). А.М.Паршин исследует «основные законы эволюции и соотношения органического мира с неорганическим»[CCCVI]. Тем самым он пытается сопоставить юридические и естественные науки и надеется, что такая работа положит начало социо­логической школе, которую, по его словам, можно назвать эволюционной. Эта школа, как считал А.М. Паршин, ближе всех подходит к органической школе. Но, если органическая школа выводит свои положения о государстве по аналогии с организмом, указывает на сходство и отличия между ними, то эволюционная школа выводит свойства государства из обще­го принципа организованности. Принцип организованнос­ти в чистом виде сводится к фактическому сходству проявле­ний государства и организмов. Констатация этого сходства в эволюционной школе является подтверждением выводов, а не условием для получения основных законов государства. Таким образом, для органической школы подобие государ­ства и организмов есть средство изучения, для эволюцион­ной школы это сходство должно быть следствием изучения, оно должно служить подтверждением выводов.

По словам А.М.Паршина, государство, как объективный факт, является «социальным явлением кооперативного вы­

полнения,... непременным условием проявления и развития индивидуальной жизни, когда эти условия недостижимы и не могут быть выполнены надлежащим образом... усилия­ми населения»[CCCVII]. Он делал вывод, что государство является одним из средств распространения человеческого рода на земной поверхности, поскольку оно гарантирует проявления индивидуальной жизни. Обязательные условия проявления и развития индивидуальной жизни, согласно А.М.Паршину, должны быть такими, без которых действительно не может развиваться индивидуальная человеческая жизнь во времени и пространстве. Первое условие состоит в том, чтобы каж­дая индивидуальная организация с её культурой была неру­шима. Второе состоит в том, чтобы каждой индивидуальной жизни было гарантировано реализацию её функций. Любая индивидуальная жизнь является, по сути, суммой определён­ных проявлений или функций. Третья состоит в обеспечении видоизменения форм построения индивидуальной органи­зации. Выполнение этого последнего обязательного условия существования и развития индивидуальной жизни гаранти­рует видоизменение проявлений функций жизни, потому что ни одна человеческая жизненная функция не может воспро­изводиться без соответствующего физического или интел­лектуального построения.

Выполнение обязательных условий, по славам А.М.Паршина, состоит из ряда одновременных и последова­тельных личных активных действий разных категорий инди­видуального и кооперативного типа. Для выполнения обя­зательных условий все эти проявления должны комбиниро­ваться в той или иной последовательности. Приобретая раз­личные формы, выполнение должно делиться на три группы в соответствии с тремя, здесь наведенными, обязательными

условиями, а именно: 1) сохранение целостности индивидуаль­ной организации и её культуры; 2) обеспечение непрерыв­ности индивидуальной функциональности; 3) обеспечение и выполнение изменения строения организации, следователь­но, и её функций1.

Разновидностью органицистской теории можно назвать и марксистско-ленинскую теорию государства, поскольку одной из функций государства, которое возникает после победы пролетарской революции, марксизм провозглашает организа­цию нового экономического и общественного строя.

Под флагом насилия и силы выступает государство в тео­рии российского политического и государственного деятеля, теоретика марксизма Владимира Ильича Ленина (Ульянова) (1870-1924). Вопросам политики, власти и государства он посвятил огромное количество трудов, основные среди них следующие: «Что делать?» (1902), «Империализм, как выс­шая стадия капитализма» (1916), «Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в ре­волюции» (1917), «Пролетарская революция и ренегат Каут­ский» (1918), «Очередные задачи Советской власти» (1918), «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920).

Политико-правовая теория В.И.Ленина стала продолже­нием и развитием идей К.Маркса и Ф.Энгельса. Классовую сущность государства В.И.Ленин рассматривал как обязатель­ную, едино возможную и неминуемую его черту: «Государ­ство - продукт непримиримости классовых противоречий»[CCCVIII] [CCCIX]. Это положение является важнейшим, основополагающим в марксистско-ленинском учении о роли и значении государ­ства в досоциалистическом обществе.

В.И.Ленин подчёркивал диалектику двух сторон проблемы возникновения и предназначения государства. По его словам, государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и по­скольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. И наоборот: существование государства дока­зывает, что классовые противоположности непримиримы[CCCX]. Следовательно, именно в государстве воплощается тот анта­гонизм классов, который расколол общество с утверждением в нём частной собственности и общественных групп, имею­щих противоположные экономические интересы. Классовые противоречия, согласно В.И.Ленину, могут быть воплощены в другой институциональной форме - в форме государства, которое является инобытием классового общества.

Рассматривая вопросы отделения государства и его аппа­рата от разделённого на антагонистические классы общества, В.И.Ленин, как и К.Маркс, и Ф.Энгельс, указывал на посте­пенное превращение этого аппарата из «слуг общества» в его повелителей. Он акцентировал внимание на том, что испол­нительные органы публичной власти (чиновничество, поли­ция, армия) возносятся над массами и угнетают их.

О классовой природе буржуазного государства свиде­тельствует тот факт, что государственная машина осущест­вляет политику, выгодную преимущественно для господ­ствующего класса. Вместе с тем В.И.Ленин указывал, что хотя государство и не примиряет классы, но оно сглаживает классовые столкновения. Однако это был отдельный момент в объяснении сущности государства. С точки зрения марк­сизма-ленинизма, государство является органом диктатуры определённого класса (рабовладельцев, феодалов, буржуа­зии). В результате социалистической революции государство буржуазное уничтожается, но возникает другое государство -

пролетарское. Из орудия в руках эксплуататоров государство превращается в орудие в руках трудящихся и проводит в их интересах социально-экономические преобразования. Это государство В.И.Ленин называет диктатурой пролетариата, политическим господством рабочего класса, уточняя при этом, что сама такая замена одной силы классового угнете­ния другой никак не может произойти в виде спокойного «отмирания».

Пролетарская революция, как и другие революции, при­звана передать власть одного общественного класса другому, и государство, которое она создаёт, так же как и государство, которое она ликвидирует, будет орудием угнетения. Теперь уже пролетариат, организованный как господствующий класс, создаёт свой собственный аппарат насилия для про­ведения в жизнь своих целей вопреки воле непролетарских и полупролетарских элементов, которые ещё остаются в обще­стве.

Диктатура пролетариата должна иметь перед собой две цели: во-первых, она должна подавить эксплуататорский класс, сопротивление которого возрастёт после его устране­ния от власти и, таким образом, предотвратить контрреволю­цию; во-вторых, она должна организовать новый экономичес­кий и общественный строй.

Таким образом, В.И.Ленин непосредственно связывает проблему государства с революцией рабочего класса и всех трудящихся. Он показывает, что эта революция кардинально изменяет классовое содержание, классовую направленность государства. Но при этом государство как было, так и остаётся учреждением классовым. После революции государство пред­ставляет собой «организованный в господствующий класс пролетариат»[CCCXI]. Пролетариат создаёт собственное государство

Раздел 3. Социологические теории государства 288 —

не для обеспечения свободы в обществе. Оно ему необходимо

для насильственного подавления своих противников.

Как истинный марксист В.И.Ленин поддержал идею отми­рания пролетарского государства. Сразу же после своей победы пролетарское государство начнёт отмирать, поскольку в обще­стве без классовых противоречий государство не нужно и не­возможно. Окончательное отмирание государства В.И.Ленин связывает с выполнением ряда важных социально-экономичес­ких и культурных задач. Но сама идея отмирания государства в марксизме-ленинизме остаётся непоколебимой.

Мы не будем детально рассматривать ленинское учение о государстве, укажем лишь, что В.И.Ленин, акцентируя вни­мание на роли классов и межклассовых отношений в обще­стве, не замечает другие факторы, которые определяют сущ­ность государства. Марксистско-ленинская теория в целом приводит к выводам, что государство одновременно явля­ется самостоятельным и несамостоятельным, зависимым от экономики и таким, которое само обеспечивает средства и способы производства. Вместе с тем государство разрушает хозяйственный процесс своим вмешательством при помощи чисто политических сил. Государство то предопределяется экономической необходимостью, то опирается на силу ору­жия, когда само становится властелином, монополизирует армию и бюрократию, отказывается от всякого служения общественной солидарности. К тому же государство являет­ся то посредником между классами в их взаимной борьбе, то защитником общества от тирании класса, то вдруг пре­вращается во врага общества, в слепое орудие классового хищничества, общественного разграбления[CCCXII]. Только в одном В.И.Ленин оставался последовательным. Для него, как и для

_ 289

Г.В.Ф.Гегеля, К.Маркса и Ф.Энгельса, движущей силой со­циальных изменений есть борьба, а определяющим факто­ром, в конечном итоге, власть.

Марксистская теория имела многочисленных сторонни­ков. Вообще появление марксизма в России связано с именем Георгия Валентиновича Плеханова (1856-1918). В марксист­ский период своего творчества (до 1903 года) Г.В.Плеханов считал экономику движущей силой прогресса. По его сло­вам, экономическая эволюция влечёт за собой правовые пе­ревороты. Количественные изменения, постепенно накапли­ваясь, приводят, наконец, к изменениям качества. Изменения качества представляют собой момент скачков, перерывов по­степенности1. Представления Г.В.Плеханова о возникнове­нии государства полностью соответствовали марксистскому учению.

После 1903 г. взгляды Г.В.Плеханова изменились. Решаю­щим фактором общественной жизни он уже провозглашает географическую среду. Тем самым Г.В.Плеханов фактически отходит от коренного марксистского положения об определя­ющей роли способа производства[CCCXIII] [CCCXIV].

Классовую сущность государства отстаивал выдающийся теоретик большевистской партии Николай Иванович Буха­рин (1888-1938). По его словам, «государство есть продукт классового расчленения общества. Будучи продуктом разви­тия общества в целом, оно в то же время есть насквозь клас­совая организация»[CCCXV].

29^ Раздел 3. Социологические теории государства

Взгляды Н.И.Бухарина относительно сущности государ­ства, его формы и функций целиком совпадают с соответству­ющими взглядами К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина. Все другие теории государства, кроме марксистско-ленинской, он рассматривал как такие, которые пытаются скрыть истин­ную сущность государства, которое, по его убеждению, мо­жет быть только классовой организацией. Для Н.И.Бухарина характерно преувеличение роли насилия в истории, пони­мание государства как феномена насилия. По его мнению, государство может существовать только в форме диктатуры господствующего класса. Режим пролетарской диктатуры должен не только уничтожить частную собственность, раз­рушить буржуазное государство и ликвидировать классовых врагов пролетариата. Этот террористический режим должен также принуждать трудящихся строить коммунистическое общество.

В Украине идеи марксизма популяризировали С.А.По- долинский, И.Фесенко, П.Тучапский, Леся Украинка (Л.П.Косач), Б.А.Кистяковский, Е.Заславский. М.И.Туган- Барановский, П.Д.Юркевич, О.С.Терлецкий, И.Я.Франко, Ю.А.Бачинский и др.

Особый интерес представляют взгляды Юлиана Алексан­дровича Бачинского (1870-1940) - украинского обществен­ного и политического деятеля, публициста и дипломата, который внёс существенный вклад в распространение идей марксизма в Украине[CCCXVI]. Родился он в Восточной Галиции, ко­торая в то время входила в состав Австро-Венгерской импе­рии. Считается одним из идеологов австромарксизма и осно­вателем украиномарксизма.

В 1895 г. Ю.А.Бачинский написал книгу «Ukraina irredenta» («Украина в неволе»), в которой с марксистских позиций осу-

-______________________________________________ 291

ществил анализ социально-экономической ситуации в Украи­не, сделал прогноз относительно её политического и эконо­мического развития, наметил перспективы борьбы за поли­тическую независимость. Ю.А.Бачинский одним из первых в Украине ставил вопрос о политической независимости украинского народа в едином соборном украинском государ­стве. При этом само государство рассматривал не как само­цель, а как важнейшее средство обеспечения возможности свободного развития народа1.

Историю развития общества Ю.А.Бачинский делил на три периода: догосударственный, государственный и после- государственный (постгосударственный). На первом этапе - этапе первичного коммунизма - возникают предпосылки организации общества в государство. Это разделение труда, борьба с природой и борьба оседлых (недавно ещё кочевых) племён между собой. В результате общество разделяется на антагонистические классы и возникает государство. В своём развитии, согласно Ю.А.Бачинскому, общество прошло три главные общественно-экономические фазы, которым соответствуют три основные формы политического строя: древнее государство, которое опирается на рабство; средне­вековое (феодальное) государство, которое опирается на под­данство; новожитное (буржуазное) государство, которое опи­рается на наёмный труд [CCCXVII] [CCCXVIII].

Исходя из марксистского экономического детерминизма, Ю.А.Бачинский рассматривал государство как продукт со­циально-экономического развития общества, считал его пред­ставителем интересов господствующих классов. Он выделял

292 Раз^ел 3- Социологические теории государства

две основные задачи государства. Первая - «усанкціонувати визиск непосідаючого класу класом посідаючим». Вторая - «вдержувати працюючі, визискувані класи у формі визис­ку, відповідаючій вимогам витворення даним способом продукції»1.

В отличие от теоретиков традиционного марксизма, ко­торые рассматривали государство как аппарат насилия, Ю.А.Бачинский утверждал, что государство должно поднять­ся над противоположными интересами общественных клас­сов и заботиться обо всех[CCCXIX] [CCCXX]. Здесь, как считает современный исследователь И.И.Бегей, с одной стороны, речь идёт о граж­данском государстве, а с другой - о государстве, которое явля­ется результатом общественного договора и призвано урегу­лировать и сбалансировать основные сферы жизни человека и общества, права и обязанности государства и гражданина[CCCXXI].

Ю.А.Бачинский, в отличие от К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, считал, что переход от капитализма к социализ­му должен произойти не революционным, а эволюционным путём. Перспективу государства Ю.А.Бачинский представ­лял себе подобную той, которая присутствовала в марксист­ско-ленинской теории: государство не является высшим, вечным и неизменным абсолютом, конечной целью каждого народа есть не государство, а свободное и культурное раз­витие народа. Государство является лишь средством дости­жения этого. Переход общества к постгосударственному со­стоянию Ю.А.Бачинский связывал с исчезновением классов, поскольку государство в таком случае, по его мнению, станет анахронизмом[CCCXXII].

_ 293

Марксистско-ленинское понимание государства как над­стройки над экономическим базисом разделял украинский публицист, историк, общественный деятель и основатель по­литической науки в Украине Михаил Петрович Драгоманов (1841-1895). Вместе с тем он позитивно оценивал теорию эволюции Г.Спенсера, усматривал в ней способ разносторон­ней дифференциации и развития человеческого общества. Его политические взгляды основываются на принципе эво­люции: «Будучи социалистом по своим идеалам, я убеждён, что осуществление этого идеала возможно только в опреде­лённой постепенности и при высоком развитии масс..

М.П.Драгоманов не отрицал государственность. Он счи­тал, что государство есть необходимая и универсальная фор­ма политической организации. Формулируя понятие государ­ства, он указывал, что государство вместе с его институция­ми представляет собой «формы и органы, которые выраба­тываются в народной жизни... и изменяются с ней, и что без этих форм и органов, то есть без политики, не может жить никакой народ, никакая человеческая громада. Меньше всех могут обходиться без политики те, кто обижен в нынешних государствах, кто хочет чего-то другого, нового... В XIX в. никакое общественное движение, в том числе и националь­ное, не обходится без политики, без того, чтобы принудить государственные правительства изменить или установить... государственные законы»[CCCXXIII] [CCCXXIV]. Здесь М.П.Драгоманов рассмат­ривал как аналогичные понятия «государство», «политика», «правительство», определял исторический характер возник­новения и развития государства, его роль в жизнедеятельнос­ти народов.

294 Раз^ел 3- Социологические теории государства

Обосновывая существование отдельного украинского на­рода (нации), М.П.Драгоманов в работе «Передне слово» [до «Громади» 1878 р.] писал, что своё государство является тем средством, которое способно защитить большое коллектив­ное сообщество. Своё государство является для людей сою­зом для обороны себя от чужих и упорядочения своих дел на земле согласно своей воле1. Следовательно, главная функция государства - обезопасить тех, кто его создаёт.

Во взглядах М.П.Драгоманова соединялись социалисти­ческие и либеральные идеи, которые предусматривали фор­мирование федеративной социалистической республики и конституционно-правовых преобразований, направленных на ликвидацию абсолютизма и остатков российской фео­дально-крепостнической системы, установление политичес­кой свободы. Основной целью своей социальной програм­мы М.П.Драгоманов провозглашал построение социализма с общей собственностью на землю тех людей, которые на ней работают (так называемого «громадовского социализма»)[CCCXXV] [CCCXXVI]. Достижение этой цели предусматривает прохождение трёх этапов: культурно-просветительского; политического (дости­жение политических свобод, принятие конституции) и эта­па реформирования социально-экономических отношений[CCCXXVII]. Исходными точками концепции «громадовского социализма»

_ 295

М.П.Драгоманова стали идеи гражданских свобод, а также децентрализации, поскольку именно централизм Российской империи он считал наибольшим злом на пути к справедливо­му конституционному строю.

М.П.Драгоманов обращался к анархистской терми­нологии. Вместе с тем назвать его анархистом нельзя1. М.П.Драгоманов был принципиальным противником госу­дарства как механизма ограничения свободы личности. Однако он понимал необходимость государства и его органов, которые осуществляют управление в обществе, без которого последнее существовать не может. М.П.Драгоманов критико­вал именно унитарную форму государственного устройства и склонялся к федеративной форме, но всё-таки государства, а не абстрактной федерации, которая заменяла бы любое го­сударство. Влияние анархизма у него прослеживается толь­ко тогда, когда он «пытался оценить будущую организацию общества именно как гражданского общества»[CCCXXVIII] [CCCXXIX].

М.П.Драгоманов внёс значительный вклад в разработку концептуальных принципов формирования и функциони­рования гражданского общества. Важнейшим показателем уровня общественного развития он считал благосостояние и счастье индивида, который является основной составной частью общества. Именно человек есть основа социального устройства, наивысшая ценность. Но его свободу постоян­но отрицает и ограничивает государство. В такой ситуации гарантом прав человека может быть только свободная само­управная ассоциация (громада). Гражданское общество у М.П.Драгоманова эволюционирует от первобытного рода и

племени благодаря разуму, семье, материальному производ­ству, классовой борьбе и естественным путём достигает своей политической формы - громады. Государство же навязывает­ся человеческой громаде сверху как внешнее, искусственное образование. Поэтому главной идеей конституционного про­екта, разработанного М.П.Драгомановым, есть преобразова­ние Российской империи в децентрализованную федерацию, где украинцы создают громаду - «Свободное сообщество», которое видит свою цель в политическом, экономическом и культурном освобождении не только украинского народа, но и всех других народов, проживающих вместе с ним, путём соединения интересов различных национальностей[CCCXXX].

Гражданское общество, или громада, - не просто объеди­нение людей, это объединение свободных и равных людей, взаимоотношения между которыми регулируются преиму­щественно средствами морального воздействия. В этом со­стоит одно из отличий громады от государства, которое является, по мнению М.П.Драгоманова, насильственным объединением людей. Только в громаде создаются условия для свободной самореализации личности.

М.П.Драгоманов стал создателем своеобразной конститу­ционной теории. Его конституционализм - это, прежде всего, органическое соединение политической свободы общества и личности. Составной частью конституционализма стал федерализм, основанный на принципе децентрализации, широком местном самоуправлении. В основе федерализма М.П.Драгоманова лежит индивидуализм, с которым связано признание автономной личности, права которой, как и права отдельной громады, неотъемлемы.

У М.П.Драгоманова федерализм имеет два общественно­исторических аспекта: федерация свободных громад («гро- мадовский социализм») и федерация автономных земств и краёв как средство буржуазно-демократических преобразо­ваний1. Мыслитель мало интересовался организацией цен­тральной власти, поскольку считал её делом второстепенным. Основное внимание он сосредоточил на решении проблемы предоставления широким народным массам возможности не­посредственного воздействия на законодательную и испол­нительную власть в стране. В проекте М.П.Драгоманова го­сударство строится не от центра, который должен определять права граждан и степень децентрализации самоуправных единиц, а наоборот, он хотел поставить центр в непосред­ственную зависимость от местного самоуправления[CCCXXXI] [CCCXXXII]. Все его усилия были направлены на то, чтобы достичь передачи наи­большего объёма управленческих функций государства орга­нам общественного самоуправления, институтам граждан­ского общества. Государство выступает у М.П.Драгоманова свободным союзом локальных самоуправ, каждая из которых в отдельности и все вместе составляют основу государствен­ной жизни, а центральная власть - это только дополнение к самоуправной власти[CCCXXXIII]. Самоуправление рассматривал как основу движения к полной справедливости, к социализму. Но при этом общество должно стремиться и к общегражданской цели - охране личного достоинства гражданина.

Либеральную программу последовательного реформи­рования системы местного самоуправления и решения на­ционального вопроса разработал украинский и российский правовед, общественный деятель Иван Ильич Петрункевич (1843-1928). Во взглядах на эволюцию государства он придер­живался социологической, а именно органицистской теории. Выделял четыре стадии развития государства: племенную, феодальную, военно-национальную и промышленно-право­вую. Обосновал следующие нововведения: целесообразность передачи максимального объёма полномочий органам мест­ного самоуправления; законодательное закрепление деятель­ности органов местного самоуправления, единое на террито­рии всей страны; выборность органов местного самоуправле­ния на основе всеобщего, тайного, прямого избирательного права; участие населения в местных хозяйственных делах; относительная независимость органов местного самоуправ­ления от государства, их финансовая самостоятельность; су­дебная защита; прозрачность деятельности органов местного самоуправления. Многие идеи И.И.Петрункевича актуальны и сейчас[CCCXXXIV].

Организацией обеспечения классового господства считал государство известный экономист и социолог Михаил Ива­нович Туган-Барановский (1865-1919). Содержание государ­ственности он усматривал в политической борьбе за преде­лами государства и в борьбе социальной с целью защиты господствующих классов внутри государства. Эти классы должны исчезнуть в социалистическом обществе. Характери­зуя социализм как царство социальной свободы, которое на­ступит после капитализма, М.И.Туган-Барановский замечал, что капиталистическое хозяйство не содержит в себе момен­

тов, которые могли бы сделать его дальнейшее существова­ние невозможным. Обосновывая такое серьёзное отступление от марксизма, он объяснял, что «капитализм никогда не умрёт природной смертью - ему может быть нанесен смертельный удар только мыслью и волей человека»[CCCXXXV], которую капитализм забыл, сводя её к уровню хозяйственного средства. Капита­лизм погибнет благодаря развитию идеалов свободы, посте­пенному упрочению в обществе взглядов на личность как вер­ховную ценность. Личность, для М.И.Туган-Барановского, - не средство, а верховная цель. Эта цель должна быть достиг­нута в социалистическом государстве. Современное государ­ство он считал непригодным для создания основ социалис­тической организации, поскольку оно создано в результате стихийного хода исторического процесса, а не разумного за­мысла или плана, сущность же социализма состоит в стрем­лении подчинить общественное хозяйство какому-то разум­ному плану, определённой правовой идее.

Следуя за К.Марксом, М.И.Туган-Барановский верил, что государство - историческое явление, которое исчезнет с исчез­новением классового насилия и установлением социали­стического строя. Вместе с тем он утверждал, что такой эле­мент как политическая власть останется, поскольку без неё невозможна сложная организация общественного хозяйства в широких пределах, которых требует социализм. При соци­ализме власть должна будет взять на себя выполнение функ­ций удовлетворения общественных потребностей. Для этого необходимо и народное представительство, и правительство. Элементы государственности останутся и в социалистиче­ском обществе, но социалистическая государственность бу­дет серьёзно отличаться от современной, прежде всего своей

целью1.

Таким образом, классический марксизм как система идей с самого начала соединял в себе антиавторитарные и автори­тарные черты. Сторонники марксизма-ленинизма утвержда­ли, что освободительная цель общественного самоуправле­ния достигается благодаря развитию производительных сил, завоеванию политической власти и созданию на переходный период государства диктатуры пролетариата. Согласно марк­систской теории, народ не только не должен разрушать госу­дарство, наоборот, он должен его укреплять и усиливать и в таком виде передать в полное распоряжение своих благоде­телей, опекунов и наставников - начальников коммунистичес­кой партии. Они сосредоточат правление в «сильной руке», потому что народ нуждается в достаточно сильном попече­нии[CCCXXXVI] [CCCXXXVII]. Марксизм-ленинизм характеризуют именно интегра­тивные тенденции, стремление объединить массы в единое индустриальное общество.

С успехами индустриализации авторитарные стороны марксистского социализма усилились. Сторонники марк­систско-ленинских идей всё больше откладывали на будущее цель освобождения человека, придавали ей всё меньшее зна­чение, считали основной задачей то, что раньше рассматри­валось как средство перехода. Они следовали единой схеме общественного развития, заменив при этом идею самоорга­низации человеческой практики теорией необходимого, неза­висимого от воли людей действия социальных законов («эко­номический детерминизм»)[CCCXXXVIII].

Большинство марксистов конца ХІХ-начала XX вв. рас­сматривали социалистическое общество как единую инду­стриальную фабрику, которая будет подчинена централизо­ванному механизму, выражающему интересы всего общества. Переход экономики под контроль государства, её национали­зация и этатизация должны стать составной частью этого про­цесса. Если для левого крыла социал-демократии, как и рань­ше, речь шла о новом пролетарском государстве, то её правое крыло всё более склонялось к сотрудничеству с существую­щим режимом, к уступкам национализму и милитаризму.

Организующая роль государства в обществе действительно велика. По словам академика Владимира Павловича Безобра­зова (1829-после 1891), наиболее сильной и способной влиять на человеческие дела есть та политика, которая максимально отвечает естественным законам развития человека и общества, а не ставит перед ними собственные, искусственно придуман­ные цели. Такая политика служит наибольшему обеспечению свободы отношений в государстве. Полная свобода заключа­ется в освобождении от любых искусственных привилегий, от любого насилия и обмана, от какого-либо ненужного вмеша­тельства власти в частные отношения людей. Такое обеспече­ние, можно сказать негативное, может предоставить власть и закон. Если власть и закон не могут никого сделать богатым или морально независимым, то они могут предоставить воз­можность каждому использовать все наличные в обществе моральные и материальные средства для воспитания, образо­вания, обогащения, для приобретения влияния и авторитета, а также для защиты себя от влияния других людей[CCCXXXIX] [CCCXL].

302

3.2.

<< | >>
Источник: Тимошенко В.И.. Теория государства в политико-правовой мысли Украины и России (конец XIX-начало XX вв.); под. ред. В.И. Тимошенко: моно­графия. - [2-е изд., перераб. и доп.]. –Чернигов,2014.-624 с.. 2014

Еще по теме Органические и органицистские теории государства:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Органические и органицистские теории государства
  3. Плюралистические теории государства
  4. Евразийская теория государства
  5. 4.3. Государство как объект социологического анализа