<<
>>

Культурно-историческая юриспруденция: время и структура

Возникновение новых междисциплинарных форм знания и их гибрид ных жанров на пересечении юридического, социального и культурного феноменов — характерная черта и фаза в развитии современной! науки. Здесь скрыт целый веер эпистемологических возможностей комбинирова­ния разнообразных дисциплинарных комплексов. Их появление оказывает существенное влияние на общий ландшафт и архитектуру самой науки как исторической формы существования и воспроизводства общественных си­стем в терминах определенной социокультуры, ее языка и дискурса.

Социология права[188] или юридическая социология[189] [190], антропология права"1 или юридическая антрополог ия[191] — что это? Это терминологические кон­

струкции или обозначения различных аспектов реследіувмрі культурно исторической юридической реальности, ее 0IITQJIOI НИ II ПИК И МОЛОІ INI. 'Оно вопрос формального наименования дисциплины пни попри нринадлежио- лти дисциплины к определенной области чіаіиія с точки зрения и предмета,

и методов исследования, системы и структуры ... ................ о іюіія тіпіііого

аппарата дисциплины. Ответ далеко не праздный поскольку связан н пред­полагает также научную специализацию различных категории п форм ор­ганизации научных институтов и их структурных подразделений, что со­ставляет особую дисциплинарную область - науковедение, в отличие от паукознания. Процессы институционализации юридической пауки — так же как и процессы ее концептуализации — неоп,емлемая часть историче­ского процесса определения и переопределения ее предмета и структуры. Каждой исторической эпохе существования правовой науки корреспонди­рует свой юридический язык и юридический дискурс.

Определение дисциплинарных границ имеет теоретико-методологи­ческие значение как с точки зрения содержания знания, так и с точки зрения формы его концептуализации. Где они лежат? В предмете или ме­тодах исследования, или существуют особые критерии различения и иден­тификации дисциплинарного статуса отраслевых и комплексных научных образований? Ответ на эти и другие вопросы состоит в определении фун­даментальных оснований юридической науки в целом и составляющих ее единиц, В этом смысле юридическая теория одновременно и метатеория, т. е. теория, предметом которой является сама научная дисциплина в раз личных аспектах и исторических формах ее существования и развития.

Юридическое знание — органическая часть правовой реальности как культурно-исторической формы существования различных человеческих сообществ. Юридическое знание неоднородно по своему нормативному содержанию и структуре. Оно дифференцировано по составляющим систем социального общения и коммуникаций, их статусной и ролевой структуры, В этом плане оно имеет и социологическое, и антропологическое измере­ние, Это сложный многоуровневый и поливариантный цивилизационный феномен, возникающий на пересечении социальных, культурных и мен­тальных оснований и условий собственного развития и воспроизводства[192]. Отсюда, собственно, и проистекает внутренняя потребность саморефлексии на предмет самое себя, что и составляет действительный предмет теорети­ческой юриспруденции.

Определение дисциплинарного статуса юридической науки в системе социальных и гуманитарных наук — актуальная задача новой культурно- исторической юриспруденции. Ее предмет — эволюция систем юриди­ческого знания не только и не столько со стороны их исторического со­держания, но и, прежде всего, со стороны эволюции их жанровых форм, тематической структуры, юридического словаря и метафорики в широком

контексте социальных и политический изменений.

Традиционное и со­временное юридическое знание, обладая общим и собственным смыслом и значением, вариативно с точки зрения его эпистемологии, культурных условий и практик производства и потребления. Оно имеет и политическую ценность, и формальную стоимость. Эго категория культуры, политики и экономики. Функция множества социальных переменных.

Поэтому междисциплинарность и контекстуальность юридического знания являются базовыми свойствами и формами его существования и движения. Ими определяются как внутренние характеристики права и определений права — нормативность и рациональность, так и внешние характеристики юридической среды освоения правил должного порядка и представлений о должном порядке — транспарентность и транзитивность. Поэтому действительным и общим предметом исследования юридической науки являются и право, и знание о праве[193] в их взаимных отношениях и определениях. Юридическое знание нормативно, а юридические правила концептуальны по факту присутствия в определенном культурно-истори­ческом времени и пространстве. Различие состоит лишь в уровне и формах их нормативности и рациональности[194], что определяется реальной средой обитания — ее открытой или закрытой исторической онтологией, аксио­логией и эпистемологией.

Проблема развития права и науки права — это проблема развития также сообществ, в границах социокультур которых существует и воспроизводит себя общая правовая реальность. Концептуальная история юридической науки имеет как культурологическое, так и социологическое измерение.

Изучение права с социолого-антропологической точек зрения предпо­лагает предварительную разработку вопроса теоретико-методологических оснований самого комплексного подхода и обоснование потребности сбли­жения социологии, антропологии и юриспруденции. Онтологические осно­вания связаны представлением о праве как феномене культуры и институте, обеспечивающем процессы социального общения. Эпистемологические основания вытекают из представления о производности предмета иссле­дования права от системы междисциплинарных связей в составе других социальных наук.

Междисциплинарные связи обнаруживают себя вдвух и їмсреііпях, но первых, простото информационного обмена между отдельными дисципли- намии, во-вторых, формирования новой проблема піки и копцен іуальпого языка (общего словаря, подходов и тематики). Категориальные заимство­вания включают как формальные, так и содержательные междисциплинар­ные обмены. Формальный подход ориентирован па использование языка и антропологии и социологии в узком, терминологическом значении. То есть элементарной концептуализации юридической пауки (заимствование словаря отдельных научных дисциплин). Содержа тельный подход ориен­тирован на образование в составе юридической пауки комплексной науч­ной дисциплины со своим предметом, языком и методами исследования права — культурно-исторической юриспруденции в системе определений новой социологии и антропологии права.

Становление в составе юридической науки новой дисциплины и об­ласти знаний — социологии права — протекало вдвух основных форматах и логиках их построения и сосуществования: традиционном и современ­ном, позитивистском и непозитивистском. Позитивная социология права была направлена на изучение формальных отклонений (минимальных — максимальных) установленного права в практике его реализации и приме­нения. Основная задача сводилась к выработке формальных рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства.

Появление новой версии социологии права вытекает из потребности объяснения фундаментальных трансформаций в системах нормативного регулирования социальных отношений, а именно структурных изменений и сдвигов в юридической организации власти, собственности и управления под воздействием процессов внутренних преобразований в системах соци­ального, политического и культурного общения.

Ее собственный предмет — изменения не формальных, а онтологических и культурно-исторических оснований права и определение новых дисциплинарных кластеров или группировок взаимосвязанных понятий и конструкций.

Современная социология права в своем предметном и методологическом самоопределении связана одновременно процессами интернационализации и права', и самой научной дисциплины[195] [196]. Поиск новой философии социо­логического правопонимания и повой рамочной концепции предметного и языкового развития новой социологии права в условиях глобализации и дезинтеграции национальных правовых систем — актуальная проблема и тема социологически ориент ированной юриспруденции. Проблема кон­тактов, транзитов, сближения и пересечения правовых систем — это одно­

временно проблема определи шя социокультурных и юридических, внешних и внутренних границ их раздельною и совместного существования. Это док­тринальный и эпистемологический вызов принятой традиции позитивист­ского понимания юридического и политического суверенитета. Это проблема и тема правовой географии и геополи тики, направленной на переопределение юридических границ международного и государственного правопорядков.

Новая культурно-историческая юриспруденция в ее социологической и антропологической перспективе позволяет не только обнаружить или обозначить ранее незамечаемые или невидимые аспекты реальности права, но и существенно расширить и проблематизировать предмет исследования юридической науки в целом. Демонстрация комплексной дисциплиной собственной способности и готовности теоретически осваивать, снимать и преодолевать концептуальные вызовы, конфликты и кризисы правопо- ниманий, нормативности и рациональности права есть важный индика­тор ее научной состоятельности и действительного пцисутсівия в общей системе социального и гуманитарного знания. Право на существование культурно-исторической социологии подтверждается не тем, что она дает новое определение права. Этим занимается классическая юриспруденция в различных форматах ее концептуализации.

Предмет культурно-исторической юриспруденции обнаруживает себя через отношение к тому, что есть и что не есть право в границах воспри­ятия и понимания права определенными культурными сообществами. Нормы здесь — минимальная единица того явления, которое п< мает­ся под правом. Эпистемология юридического восприятия и переживания реальности права в рамках определенной социокультуры позволяет избе­жать буквального (позитивистского) прочтения различных фактов, собы­тий и ситуаций в процессах и практиках социального общения. Базовый концепт культурно-исторической юриспруденции основан на различении внешнего и внутреннего права — права формального и права, данного в его коллективной или индивидуальной интерпретации. С точки зрения дан­ного подхода в понимании права единственной аутентичной формой су­ществования права является конфликт интерпретаций права, за которым прячется конфликт — реальных или символических интересов и ценностей, определяющих действительное содержание права.

В этом плане вполне объяснимо сосуществование в рамках общей исто­рической системы европейского права двух юридических модальностей выражения права, двух юридических техник производства и применения права — романо-германской и англосаксонской правовой систем. Обе си­стемы — право юридического текста и право юридического конфликта — включают в свою структуру собственные техники интерпретации права. Различие состоит в том, что в первом варианте своего использования кон­фликт интерпретаций сопровождает процесс реализации и применения права. Во втором варианте конфликт интерпретаций лежит в основании процесса производства и применения права.

Очевидно, что различия в онтологических, доктринальных и эпистемо­логических основаниях построения и функционирования правовых систем

находят свое концептуальное продолжение в соцнолої ип и ап помологии права, их предметах, структуре и языках описания и объяснения кулыурно- исторических процессов, обеспечивающих их поспрон іподство н развитие. Обнаружить различие в стилях правового мышления и культурно-истори ческих традициях понимания права двух типов правовых систем инс тру­ментарием позитивной юриспруденции невозможно. Отсюда, собственно, и проистекает потребность в междисциплинарной переориентации совре­менной классической юриспруденции, что позволяет существенно расши­рить и обогатить представления о многообразии культурно-исторических форм существования и выражения права.

1.

<< | >>
Источник: Грамматика правопорядка : монография / науч ред. В. В. Лазарев. — Москва,2018. — 232 с.. 2018

Еще по теме Культурно-историческая юриспруденция: время и структура:

  1. § 1 Понятие теократии
  2. Плюралистические теории государства
  3. Юридическая картина мира: категория культуры и предмет юриспруденции
  4. Глава 6 ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА В СИСТЕМЕ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ СВЯЗЕЙ
  5. Культурно-историческая юриспруденция: время и структура
  6. Дополнительная литература
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. § 3. Структура теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  9. Исторические аспекты функционирования галахи: опыт зарубежных стран
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  11. Правовая культура в общекультурном контексте
  12. § 1. Теоретические подходы к понятию и структуре правовой культуры в юридической литературе
  13. § 1.1. Проблемы соотношения права, закона и прав человека
  14. Список использованной литературы и нормативных правовых актов
  15. Понятие и структура правового поведения личности